Том 25. Глава 6

Опция "Закладки" ()

Воскресенье, 16 июня, вечер.

Когда Миюки, пришедшая навестить Минами, уже собиралась уходить, в палату Минами прибыл другой посетитель.

— Да, кто там?

Миюки ответила на стук в дверь, и, остановив рукой извиняющуюся Минами, встала со стула и направилась к двери.

— Это Кудо Минору.

— Минору-кун?

Миюки остановилась на полпути и оглянулась на Минами. Та кивнула со смущённым лицом. Губы Миюки невольно расплылись в улыбке.

— Да, сейчас открою.

Миюки открыла дверь в палату.

Миюки и Минору оказались друг от друга на расстоянии вытянутой руки, лицом друг к другу.

Интересно, к счастью это было, или к беде, что никто не увидел это зрелище?

Девушка, обладающая небесной красотой, и парень с обликом нечеловеческой красоты.

Какой-нибудь художник, возможно, подписал бы пергамент о продаже своей души, чтобы получить возможность запечатлеть этот момент на холсте.

Какой-нибудь поэт, возможно, лишил бы себя жизни от отчаяния, не найдя слов, чтобы описать это зрелище.

— Минору-кун, добро пожаловать. Ты пришёл навестить Минами-тян?

— Да. Эм, могу я войти?

Но для этих двоих это был лишь эпизод из обычной повседневной жизни.

— Прошу.

Миюки не повела Минору за собой, а отошла в сторону, уступив ему дорогу.

Минору держал в руках цветочную композицию, составленную из бледно-розовых роз и гербер, а также оранжевых гвоздик. Миюки подумала, что лучше будет, если он передаст это лично.

Как и ожидалось, когда Минору передавал цветы, у него покраснели щёки, и он слегка отвёл взгляд от Минами. Минами же, принимая, полностью покраснела и стыдливо опустила глаза.

Миюки хотела бы понаблюдать эту сцену подольше, но передумала, решив, что это было бы слишком.

— Минору-кун, спасибо. Минами-тян, где мне их положить?

Минору и Минами одновременно вздрогнули всем телом. Миюки изо всех сил старалась сдержать смех.

— А, э-э, тогда, вот здесь…

Миюки приняла композицию от Минами и положила её на тумбочку сбоку, на которую та указала.

— Эм, а Тацуя-сан здесь…?

Минору внезапно сменил тему, будто был не в силах стерпеть неловкую атмосферу.

— Ара. Минору-кун, так у тебя дело и к Тацуе-сама?

Миюки ответила немедленно. Было ли причиной то, что она пожалела Минору, или же то, что был упомянут Тацуя?

Вероятно, и то и другое.

— Недавно он отошёл к врачу, и сейчас, думаю, уже должен вернуться. У тебя что-то срочное?

— Нет, это не срочно, просто хотел кое-что обсудить.

— Обсудить со мной? — Раздался голос из коридора, с другой стороны оставленной открытой двери.

— Тацуя-сама! Ты уже закончил говорить с врачом?

— Да. Я услышал всё, что хотел.

Ответив на вопрос Миюки, Тацуя вошёл в палату и закрыл дверь. …Миюки не закрыла дверь не потому, что забыла это сделать, а намеренно, подумав, что будет нехорошо запирать комнату с парнем и двумя девушками.

— Итак, Минору.

Тацуя заговорил, но прервался и нахмурил брови, когда встретился с Минору взглядом. Похоже, это было неосознанное действие, и он быстро вернул обычное лицо, и продолжил говорить:

— О чём ты хотел со мной поговорить?

Когда Минору задали наводящий вопрос, он заговорил не сразу. Нет, он просто не смог сразу заговорить.

— …О состоянии Минами-сан. — В конце концов, с большим трудом сказал он.

— Понятно. Пойдём в другое место.

— Подождите, пожалуйста!

Тацуя счёл поведение Минору подозрительным, но именно сама Минами возразила против этого решения.

— Тацуя-сама, Минору-сама. Если речь пойдёт о моём состоянии, то дайте мне тоже послушать этот разговор.

— Но ведь…

Минору хотел возразить на просьбу Минами.

— Пожалуйста! Я действительно хочу это знать!

— …Хорошо, Минами-сан.

Но в итоге, он согласился с просьбой Минами.

— Тогда, мне лучше выйти?

— Нет.

Миюки встала и обратилась к Тацуе, но ответ ей пришёл одновременно от Минору и Минами.

Минору и Минами обменялись взглядами, призывая друг друга продолжить.

— …Я думаю, будет хорошо, если Миюки-сан тоже это услышит.

В итоге продолжил Минору, а Минами молча кивнула.

Ещё во время этого диалога Тацуя принёс из угла комнаты стулья для себя и Минору.

— Для начала давайте присядем.

С благодарным видом Минору сел на принесённый Тацуей стул.

Миюки вернулась на стул у изголовья кровати, на котором она сидела до прихода Минору. Тацуя сел рядом с ней, а Минору — на стул у другого конца кровати.

Под направленными на него взглядами Тацуи, Миюки и Минами, Минору заговорил с выражением лица, на котором ещё оставалась нерешительность.

— …Я не знаю, что говорят врачи, но «рана» Минами-сан не может быть полностью излечена.

Похоже, что Минору говорил открыто и без утайки, потому что у него не было лишнего времени.

Больше всех от его слов выглядела шокированной Миюки. Она прикрыла рот обеими руками, широко раскрыла глаза и замерла в таком состоянии.

Минами, по крайней мере, не выглядела, что шокирована, когда реагировала на слова Минору.

А Тацуя…

— …Тацуя-сан тоже это понял, не так ли?

Он просто смотрел на Минору невозмутимым взглядом.

— Нет. Я не понял, и с мнением, что полное излечение невозможно, тоже не согласен. По-видимому, то, что Минору считает «полным излечением», и то, что я считаю «полным излечением» — это разные понятия. Минору, ты, вероятно, хочешь сказать, что зона расчёта магии Минами никогда не восстановится?

— Тацуя-сан, ты имеешь в виду, что полное излечение — это когда не будет дальнейшего ухудшения симптомов?

— Это тоже не так. Но нам не поможет борьба за небольшие отличия в определениях. Какова же настоящая проблема, которую ты хочешь решить, Минору?

— …Физическому телу улучшенного человека не хватает жизненной стабильности.

— Проблема внезапной смерти?

— Да, верно. Несмотря на отсутствие аномалий с медицинской точки зрения, однажды внезапно может наступить смерть, будто внезапный ветер задует слабое пламя свечи.

Тацуя заметил, что взгляд Минору помрачнел.

— …Такова судьба, которую несёт на своих плечах Минами-сан… и я.

— Откуда…

Откуда ты знаешь, что Минами — улучшенный человек?

Такова была полная фраза, первое слово которой прошептала Миюки.

Минами же просто впилась взглядом в Минору.

— Повреждение зоны расчёта магии повысило риск внезапной смерти. Минору, это ты хочешь сказать?

— Да. Тацуя-сан, ты и это знаешь?

— Я давно веду исследования внезапной смерти улучшенных людей. С тех пор, как я позволил умереть от этого человеку, который был мне как семья.

— Ясно…

Минору не мог решить, стоит ли здесь сказать слова соболезнования, но отказался от этой идеи, потому что понял, что не зная обстоятельства, он не сможет выразить чувства от всего сердца.

— Перегрев зоны расчёта магии встряхнул и повредил информационное тело, сопутствующее физическому телу. Урон по информационному телу проявился материально. Обычно активность зоны расчёта магии происходит в пределах, в которых нельзя навредить себе, однако у улучшенных людей этот «предохранитель» функционирует неисправно. …Это моя гипотеза, но я считаю её наиболее адекватной.

— Я тоже думаю, что эта теория верна. А также я думаю, что перегрев зоны расчёта магии всегда сопровождается повреждением этого «предохранителя».

— Ты имеешь в виду, что повреждение «предохранителя» приводит к перегреву?

— Происходит ли перегрев в результате повреждения «предохранителя», или же перегрев повреждает «предохранитель» — этого я не знаю.

На лице Минору не было беспомощного выражения, показывающего недостаток уверенности, содержащийся в его словах.

— Однако, что — причина, а что — следствие, в данный момент не имеет значения. — Заявил Минору, не отрывая глаз от Тацуи. — «Предохранитель» повреждён. Вот что сейчас важно.

Это сейчас является проблемой. Её основой.

— Разве это не так?

— Несомненно, это так. — Тацуя выразил полное согласие с утверждением Минору. — Минору, ты беспокоишься о том, что внезапно может случиться ненамеренная аномальная активация зоны расчёта магии Минами, в результате чего она может получить серьёзный урон?

— Верно. — Минору кивнул Тацуе. — Нынешнее состояние Минами-сан повышает вероятность, что беда, преследующая улучшенных людей, станет реальностью. Таково моё мнение.

— Но разве ты сам не сказал, что не существует способа восстановить зону расчёта магии? Или же есть что-то, кроме «предохранителя»?

Минору не ответил.

— …Минору. Ты ведь принёс с собой какое-то решение?

Тацуя продолжил спрашивать. Минору отвёл глаза, чтобы скрыться от взгляда Тацуи.

— …Да.

Даже такой короткий ответ он не мог сказать, глядя Тацуе в глаза.

— И? Что же это?

— ……

— Минору.

Тацуя встал со стула и сделал полшага вбок. Не от кровати, а ближе к ней.

Он встал так, чтобы закрыть Миюки и Минами собой.

— Чем же ты стал?

Минору поднял ранее опущенный взгляд. Он посмотрел на Тацую, и края его губ приподнялись.

Тацуя помнил эту улыбку. Она была очень похожа на ухмылку Чжоу Гунцзиня, которую он видел в Киото.

— …Ты смог это понять?

Миюки резко встала. Она вспомнила эту странную призрачную ауру, эти плавающие псионовые волны, исходящие из тела Минору.

— Паразит!? Не может быть…

Минами уставилась на спину Тацуи, забыв о моргании. На самом деле её взгляд был приклеен к Минору, который сейчас был закрыт телом Тацуи.

— Пожалуйста, не беспокойтесь.

Минору встал и улыбнулся Тацуе и Миюки. В этой улыбке уже не было образа Чжоу Гунцзиня.

— Я — человек из семьи Кудо, которая создала кукол-паразитов. В семье Кудо я второй волшебник после дедушки. Я владею методами управления Паразитами.

— Это не так.

Тацуя высказал отрицание на слова Минору. Не понимая смысл, Минору вопросительно посмотрел на Тацую.

— Ты не «номер два». Ты «номер один» семьи Кудо. Лучший среди волшебников с «девяткой» в фамилии.

Совершенно без улыбки, с серьёзным лицом и серьёзным голосом ответил Тацуя.

— …Я счастлив. — Минору, наоборот, искренне улыбнулся. — Быть признанным Тацуей-саном.

Эта извлекающая душу оппонента улыбка совершенно не подействовала на Тацую. Он не потерял бдительности ни на мгновение.

— Ох, пожалуйста, не нужно так осторожничать.

Кому тут не хватало напряжённости, так это Минору. У него было растерянное лицо, и его глаза бегали по сторонам.

— Став «Паразитом», я остался собой. Моё «я» не было искажено. Я не думаю, что захочу атаковать людей или что-то в этом роде. И меня также не мучают какие-либо другие желания, которых у меня не было раньше.

— Однако Кудо Минору был человеком. А нынешний ты — это «Паразит».

— Это… так, но…

Минору сделал слегка страдальческое выражение лица.

— Несмотря на это, я — это я. Даже сейчас я — Кудо Минору. Обладая правильными знаниями и силой, можно провести слияние с Паразитом и не потерять при этом себя. Я смог доказать это на самом себе.

Переполненный сильной уверенностью, с решимостью на лице, Минору обратился к Тацуе, Миюки и Минами.

— Не нужно бояться стать «Паразитом».

— Минору. Ты… — Тацуя прошептал тихим, но всё равно чётко различимым голосом. — …хочешь сделать Минами «Паразитом»?

Миюки быстро достала CAD из сумочки, которая была у неё в руках.

— …Тело «Паразита» обладает высокой устойчивостью к псионовым волнам.

В ответе Минору можно было увидеть нерешительность. Возможно, это действительно было доказательством, что Минору не изменился.

— Слившись с Паразитом, не нужно будет беспокоиться, что физическое тело пострадает, даже если зона расчёта магии выйдет из-под контроля. Нет, «Паразиту», который ближе к магии, чем волшебники-люди, возможно, вообще не нужно беспокоиться, что зона расчёта магии выйдет из-под контроля.

— В таком случае ты должен сначала спросить мнение самой Минами об этом.

Тацуя стоял неподвижно между Минору и Минами. Он перекрывал им обзор друг на друга.

— Однако этот вопрос должен пройти через меня, как её хозяина.

Если говорить точнее, то «хозяином» Минами была Миюки, но в данной ситуации не было нужды в таких подробностях. Что сейчас было нужно, так это основания для того, чтобы вставить свои слова.

— Я отказываюсь. Я не разрешаю делать Минами «Паразитом».

— Тацуя-сан!?

Минору был по-настоящему изумлён. Похоже, что он был полностью убеждён, что Тацуя не будет возражать против его идеи.

— Но если всё так оставить, то Минами-сан может в любой момент встретить внезапную смерть!

— Если дело в выходе из-под контроля зоны расчёта магии, то есть и другие способы справиться с этим, не становясь «Паразитом».

— Но ведь восстановление зоны расчёта магии невозможно! Если бы можно было восстановить работоспособность «предохранителя», то я бы с самого начала не предлагал такое!

— Когда нельзя положиться на «предохранитель», то если запечатать зону расчёта магии снаружи, то можно не беспокоиться, что она выйдет из-под контроля.

Минору широко раскрыл глаза. Пошатнувшись, и сделав 2 шага назад, он, наконец, вернул самообладание.

— Тацуя-сан, ты хочешь сказать, что… отберёшь магию у Минами-сан!?

Минору не мог поверить в это. Отобрать магию у волшебника. Это всё равно, что украсть у волшебника смысл существования.

Для Минору, жизнь которого базировалась на том, чтобы быть превосходным волшебником, даже сказать такое было непростительно.

— Потому что я хочу, чтобы Минами была жива.

— И для этого ты заставишь её перестать быть волшебником!?

— У человека может быть жизненный путь не только в роли волшебника. Минами проживёт свою жизнь более мирно, как обычная девушка.

— Это твоё, а не её желание, Тацуя-сан! У тебя нет права отбирать магию у Минами-сан!

— Понятно. Действительно, моё желание — это отобрать магию у Минами. Однако Минору, твоё желание в результате отберёт у Минами «человечность». Ты это понимаешь?

— Тогда пусть выбирает сама Минами-сан! Это её жизнь! Если Минами-сан откажется становиться «Паразитом», то я отступлю. Минами-сан!

Тацуя продолжал закрывать Минами от взгляда Минору. Но независимо от этого, Минору криком обратился к Минами.

— Я не хочу, чтобы ты умерла! Но и отбирать у тебя магию тоже не хочу! Прошу, стань такой же, как я!

На лице Минами было заметно сильное смятение. Она не собиралась становиться «Паразитом». Она не могла так быстро решиться отбросить свою человечность. Поэтому в этой ситуации она решила положиться на Тацую, независимо от того, лишится она магии или нет.

Однако эти слова Минору сильно расшатали её мысли.

— Я уже говорил, Минору.

Не успела она побороть свою нерешительность, как холодный, словно сталь, голос Тацуи ответил на слова Минору.

— Я отказываюсь.

— Тацуя-сан, пожалуйста, отойди! Дай мне поговорить с Минами-сан!

Минору впал в ярость. Он выпустил магию в сторону Тацуи.

Это была простейшая магия движения. Её задачей было сдвинуть в сторону Тацую, мешающего его разговору с Минами. Однако в ней не было ни процесса ускорения, ни процесса замедления.

Она мгновенно разгоняла цель до максимальной скорости. Это была очевидная атакующая магия.

Реакция Тацуи была рефлекторной, но точной. Он разложил направленную на него последовательность магии «Рассеиванием заклинания».

— Минору, что ты задумал?

— Заткнись и отойди!

Минору вполне обоснованно считался выдающимся волшебником. То, что он не проиграет в магических способностях, было столпом, поддерживающим его разум.

Когда его магию нейтрализовали, Минору впал в помешательство. Он стал серьёзен.

Он никогда не проигрывал, кроме случаев его неявки на бой. Такая реакция была следствием отсутствия у него подобного опыта.

Для Минору, который отказался от всего из-за болезненного тела, мысль «пока я здоров…» была близка к глубоко укоренившемуся заблуждению.

…Пока он здоров, он не проиграет в магии.

И одним махом эта мысль перевернулась с ног на голову.

Если бы неопытный парень, которому в этом году исполняется 17 лет, растерялся в такой ситуации, ему бы можно было лишь посочувствовать. …Это если бы он был обычным парнем.

Однако Минору не был «обычным». Теперь он не был даже «человеком».

Тацую атаковала ещё более сильная и быстрая, чем раньше, магия.

На этот раз Тацуя снова нейтрализовал магию «Рассеиванием заклинания», однако, в отличие от первого раза, лишнего времени у него не было.

Сознание Тацуи переключилось на режим беспощадного боевого волшебника.

Разложив летевшую в него магию, Тацуя в одно мгновение сократил дистанцию между ним и Минору.

Правую ладонь он приложил к животу Минору.

Это был не удар. Силу этого движения можно было описать словом «мягкое».

В следующий момент из руки Тацуи была выпущена магия. Выстрел магией «скорости» с нулевой дистанции.

Эта магия оказала воздействие не только на ту область, к которой была приложена ладонь, а на всё тело Минору, оттолкнув его назад. Точнее будет сказать, что тело Минору отлетело назад. Но рука Тацуи не получила никакой отдачи.

Минору, который должен был удариться о дверь, беззвучно остановился прямо перед дверью и с глухим звуком опустился на пол.

Взяв активированную Тацуей магию скорости в качестве опоры, Минору использовал магию скорости на себя, отлетел до двери и погасил инерцию, чтобы избежать столкновения. Тем самым он набрал дистанцию от Тацуи.

— Миюки, Зону подавления магии максимальной мощности!

— Хорошо!

Тацуя выдал эту инструкцию ещё до того, как ноги Минору коснулись пола.

Зона подавления магии Миюки покрыла больничную палату одновременно с приземлением Минору.

Глядя в том направлении, где находилась Минами, Минору разблокировал замок и резко распахнул дверь.

Для своей Зоны подавления магии Миюки обозначила область действия, как «пространство внутри больничной палаты».

Быстрее, чем Тацуя успел приблизиться к Минору, тот выскочил в коридор, покинув область действия Зоны подавления магии.

Стекло одного из окон, ведущих на улицу, разбилось на мелкие осколки, которые улетели наружу, будто бы их сдуло.

Минору на мгновение встретился с Тацуей глазами и выпрыгнул из этого окна, потерявшего стекло.

Тацуя не мог понять неправильно этот взгляд Минору.

— Миюки, останься и защищай Минами.

— Онии-сама!?

— Я отвечу на вызов Минору.

Минору не сбежал с поджатым хвостом от Зоны подавления магии Миюки.

…Сражение в больничной палате вызвало бы ненужные разрушения.

…Минами могла быть ранена.

Минору не хотел этого, и пригласил Тацую наружу.

Если Тацуя останется здесь, то Минору временно отступит. Но Минору был одержим Минами. Это легко можно было понять по сегодняшнему короткому разговору.

Неизвестно, когда он снова придёт забрать Минами.

Главным приоритетом Тацуи была охрана Миюки.

К тому же, Тацуя — парень, а Минами — девушка. Он не может быть рядом с ней 24 часа в сутки.

Лучшим выбором было ослабить и поймать Минору здесь и сейчас.

Последовав за Минору, Тацуя выпрыгнул на двор больницы через разбитое окно.

 

Эта больничная палата была на четвёртом этаже.

Он не смог бы спрыгнуть, используя лишь физические возможности тела, но открываться перед Минору сразу после приземления было нежелательно. Он был непростым противником даже тогда, когда был ещё человеком.

Тацуя вызвал заклинание контроля инерции из особой «библиотеки» последовательностей магии, которая находилась в его памяти.

Другими словами, это была активация магии контроля инерции с помощью Мгновенного вызова.

Он нейтрализовал свою инерцию прямо в момент приземления.

Параллельно с использованием заклинания контроля инерции искусственной зоной расчёта магии, он активировал магию разложения информационных тел «Рассеивание заклинания» с помощью естественной зоны расчёта магии. Тем самым он нейтрализовал системную магию высвобождения «Искра», выпущенную Минору.

— Как я и думал, «Рассеивание заклинания». Когда я увидел это в первый раз, я подумал, что ошибся. Успешно применять в реальном бою магию, которая считается настолько сложной, что может использоваться только в лабораторных условиях — как и ожидалось от того, кто состоит в прямой родственной связи с Йоцубой.

Минору говорил сдержанным тоном. Похоже, его помешательство уже прошло.

— Одностороннее использование силы ради своей одержимости. Минору, это модель поведения «Паразита».

Когда Минору услышал это заявление, его выражение лица, вернувшееся к спокойному состоянию, снова напряглось.

— Когда ты был человеком, ты не вёл себя так самодовольно.

— Я не самодовольный! И я не ошибаюсь!

Минору ударил Тацую системной магией высвобождения «Поджигание тела».

Эта магия нейтрализует магическую защиту человеческого тела, принудительно извлекает электроны из молекул клеток тела, и высвобождает их из организма. Она называется «Поджигание тела», потому что электрический разряд, проходящий через кожу, выглядит как явление самовозгорания человеческого тела. Однако на самом деле это ужасная магия, разрушающая клетки на молекулярном уровне, лишая их электронов, используемых в межмолекулярных связях.

Тацуя разложил направленную на него последовательность магии «Поджигания тела» непосредственно перед её активацией.

Даже магия разложения Тацуи едва поспевала за скоростью активации этой ужасной магии.

Скорость изначального Минору уже была превосходной, а после слияния с Паразитом скорость активации стала ещё выше.

Просчёт Тацуи был в том, что его слова, которые должны были расшатать душевное состояние Минору, дали обратный эффект.

Точность магии Минору не пострадала от приведения в беспорядок его эмоций. Было такое впечатление, что взволнованное состояние, наоборот, привело к повышению активности зоны расчёта магии.

Теперь уже было невозможно разобраться с этим быстро.

Тацуе не хотелось вступать в серьёзное противостояние с Минору. Потому что у Минору не было враждебных намерений во время прихода в больничную палату.

Тацуя полностью осознавал свой недостаток в навыках общения. Однако и сожалеть об этом он не мог, пока не нейтрализует Минору. Тацуя применил «разложение» на Минору.

Он не использовал CAD. Он не смог бы угнаться за скоростью Минору, если бы использовал CAD. Если бы печать Обета не была бы полностью удалена, то ему было бы нечего противопоставить скорости Минору.

Фигура Минору, по которой попала магия разложения информационных тел, бесследно исчезла.

Настоящее тело Минору появилось немного правее.

Камуфляжная магия «Парад». То, что разложил Тацуя, было иллюзией, созданной «Парадом».

Тацуя выпустил магию.

Осознание того, что тело появилось справа от иллюзии, было переписано осознанием того, что тело существует слева от места, где стояла иллюзия.

Тацуя разложил магию «Кимон Тонко», обманывающую чувство направления.

«…Минору слился не только с Паразитом.»

Бывшая Девятая Лаборатория имела тенденцию включать в современную магию приёмы из древней магии.

Вероятность того, что в бывшей Девятой Лаборатории исследовали древнюю континентальную магию «Кимон Тонко», не была равна нулю.

Однако через исследования они не смогли бы прийти к такому же заклинанию «Кимон Тонко».

У этой магии были характерные черты. Даже используя одинаковую магию, даже получая одинаковые результаты, если пользователи разные, то в процессах и следах магии появляются едва различимые отличия. С повышением оптимальности и завершённости конкретной магии становится труднее заметить эти отличия, но это также зависит от разницы в уровне силы с наблюдателем.

«Зрение» Тацуи чётко увидело личность Чжоу Гунцзиня в использованном Минору «Кимон Тонко».

«Когда он успел захватить призрак Чжоу Гунцзиня!?»

В то время как Тацуя мысленно разговаривал сам с собой, в воздухе начали зарождаться признаки магии электрического разряда.

Системная магия высвобождения «Небесный гром*».

[Дословный перевод: раскаты грома в безоблачном синем небе.]

Это двухступенчатая атака. Сначала воздух переходит в состояние плазмы, и оттуда на цель атаки обрушивается душ из электронов. Далее на цель атаки, получившую отрицательный заряд, обрушивается поток катионов (ионов с положительным зарядом), которые остались в «облаке» после первой фазы атаки.

«Небесный гром» Минору был выпущен в то время, когда Тацуя ещё проводил разложение «Парада» и «Кимон Тонко». Сейчас был момент, когда Тацуя понял, что «Небесный гром» активируется раньше, чем он успеет разложить его последовательность магии.

Тацуя выбрал в своей «библиотеке» последовательность магии «Проводящего покрытия». Системная магия высвобождения «Проводящее покрытие» — это защитная магия, которая уменьшает электрическое сопротивление на поверхности носимой одежды и обуви практически до нуля, тем самым заземляет электрические атаки, то есть заставляет их уходить в землю.

Он установил вызов этой последовательности магии в искусственной зоне расчёта магии и попытался активировать «Проводящее покрытие» через Мгновенный вызов.

Однако одновременно с этим в Тацую полетела последовательность магии повышения электрического сопротивления. Сама по себе эта магия не так сильна, однако она вступила в конфликт с определением «Проводящего покрытия», звучащего как «снизить электрическое сопротивление практически до нуля». Тем самым обе магии завершились неудачей.

На Тацую, провалившего вызов защитной магии, налетел электрический душ «Небесного грома». Сжав зубы, чтобы не закричать от боли, Тацуя повалился на землю двора больницы.

Земля на этом дворе была покрыта травой. А под ней, соответственно, обычная почва.

Заряд, полученный Тацуей, перетёк в землю, туда же впитались и катионы.

Тацуя поднялся на одно колено.

Минору застыл с удивлённым лицом.

Хотя боль можно вытерпеть, но мышцы, поражённые дождём из электронов не должны свободно двигаться. …Такой был ход мыслей Минору.

Это не было небрежностью Минору. Но он не мог отрицать, что это идёт вразрез со здравым смыслом.

Используя этот удобный момент, Тацуя, наконец, достал тело Минору «Туманным рассеиванием».

Из сустава правой ноги хлестнула кровь. Минору, будто потеряв силы в обеих ногах, а не только в правой, рухнул, завалившись на спину.

Чтобы полностью блокировать движения Минору, Тацуя также нацелился ему в левую ногу, а также правое и левое плечи. Однако то, что упало, оказалось образом без содержимого.

Признаки магического электрического разряда начали зарождаться прямо позади Тацуи.

Не тратя время на то, чтобы обернуться, Тацуя уничтожил «Небесный гром» «Рассеиванием заклинания». При этом его «взгляд» был сосредоточен не только на последовательности магии «Небесного грома».

Тацуя искал настоящего Минору по всем направлениям на 360 градусов вокруг себя.

В результате этого Тацуя смог уничтожить «Клинки горячего ветра» (разновидность воздушных пуль, больше похожих на летающие лезвия, созданные адиабатическим сжатием воздуха), которые приближались к нему справа, летя прямо над поверхностью земли, как будто «ползли» по ней.

«Разложение» Тацуи отменило сжатие, и горячий воздух этих «клинков» быстро расширился. Земля была покрыта газоном, поэтому ветер не вызвал облако пыли, но заставил сузить глаза.

С полуприкрытыми глазами, Тацуя оттолкнулся от земли.

Но прыгнул он не направо, а налево.

С этой левой стороны, куда Тацуя был повёрнут лицом, ощущались признаки волнения.

Волнения от того, что его нашли.

Эти беспорядочные ощущения присутствия сообщили Тацуе точное местоположение Минору.

Магия молний, запущенная у него прямо под ногами, была уничтожена прямо перед тем, как материализовалась.

Замедляющая клетка, ограничивающая движения, была разложена сразу после активации.

Летящие в него воздушные пули и клинки горячего воздуха рассеялись после нейтрализации сжатия воздуха.

Магия Минору, атакующая одна за другой, теперь несла в себе силу, способную убить.

Нейтрализовав все атаки, Тацуя сблизился с Минору на дистанцию вытянутой руки.

Тацуя вытянул вперёд правую руку. Указательный палец этой руки был вытянут вперёд, а остальные пальцы сжаты в кулак.

Этот палец проник через одежду и кожу Минору, и сделал в его плечевом суставе левой руки глубокое отверстие. Так получилось не в результате того, что его палец был укреплён тренировками боевых искусств. А в результате того, что Тацуя активировал «Туманное рассеивание» на кончике пальца.

При прицеливании невооруженным глазом или магическим зрением, прицел будет перенаправлен секретной техникой семьи Кудо «Парад». Поэтому он приблизился и выпустил «Разложение» с нулевой дистанции. В этом случае можно нанести урон противнику, даже если обмануты все 5 чувств, а не только зрение и слух.

Минору вскрикнул и попытался использовать способность «Паразита» вытягивать жизненную силу, но Тацуя убрал палец ещё до этого.

Следующим движением Тацуя нацелил указательный палец левой руки в плечевой сустав правой руки Минору.

Минору не смог среагировать, и в его правом плече тоже появилось отверстие.

Тацуя отдёрнул левую руку от тела Минору.

Однако в этот момент Тацуя получил неожиданную контратаку.

Эту его левую руку Минору поймал за запястье своей левой рукой, которая сейчас не должна была быть способна двигаться.

Тацую охватило внезапное чувство слабости. Было ощущение, как что-то вытягивается из него через левое запястье.

Не псионы. А нечто, что можно называть жизненной энергией.

Это была способность «Паразита» вытягивать жизненную силу.

Вытягивание длилось одно мгновение. Сразу после того, как Тацуя был пойман за запястье, он рефлекторно вывернул руку и освободился от хватки Минору.

Одновременно с этим, рубящим движением правой ладонью вниз, он отрезал левую руку Минору в районе запястья.

Минору поймал падающую отрубленную часть левой руки своей правой рукой и отпрыгнул назад.

Он мгновенно отступил на 5 метров, хотя на вид он не приложил для этого много усилий.

Минору приложил отрубленную руку обратно к месту отреза.

На этот раз настал черёд Тацуи широко раскрыть глаза.

Левая рука Минору в мгновение ока срослась и стала такой же, как прежде.

Минору расплылся в улыбке, увидев реакцию Тацуи.

Даже если у него было такое выражение лица, даже если он стал нечеловеческим существом, лицо Минору совершенно не было искажено злом.

— Впервые видишь способность лечебной регенерации «Паразита»?

Услышав это, Тацуя вспомнил, что уже был один прецедент.

Был «Паразит», который притворялся соратником Лины и под видом сотрудника Maximilian Devices проник в Первую школу. Этот «Паразит», которого Лина называла «Миа», получил от Эрики удар мечом в область груди, и эта рана моментально исцелилась.

Если посмотреть внимательно, то можно увидеть, что раны в правой ноге и в обоих плечах уже затянулись. Очевидно, что Минору обладал теми же способностями, что и «Паразит», которого звали «Миа».

— …Понятно. Похоже, что индивидуальные различия в способностях «Паразитов» тоже есть.

Между тем, из едва заметного изменения в лице Тацуи, Минору сделал вывод, что не все «Паразиты» обладают способностью быстрого излечения.

— Способности «Паразитов» отличались и по виду и по уровню. Минору, даже если ты смог побороть слабость физического тела, слившись с Паразитом, то это не значит, что Минами вылечится точно так же.

У Минору перехватило дыхание.

Тацуя не упустил этот момент и махнул вперёд сжатой в кулак правой рукой.

Несистемная магия «Бронебойный псионовый снаряд», разработанная под руководством Якумо для борьбы с Паразитами.

Эта магия была отправлена в полёт, чтобы выполнить своё изначально задуманное предназначение.

У псионового снаряда, по сути, нет ограничения на скорость полёта.

Псионовый снаряд не имеет массы и не существует физически, поэтому он не ограничен скоростью света.

Однако «Бронебойный псионовый снаряд» — это не обычный псионовый снаряд. И он не просто как уплотнённая псионовая пуля.

«Бронебойный псионовый снаряд» — это пуля, летящая по информационному измерению.

Изначально в информационном измерении не существовало понятия движения.

Хотя там существует «информация о движении», но изменение местоположения самой информации — это дискретное явление, не требующее времени. Поскольку в информации лишь перезаписывается место, «куда применяется эта информация», то на это не нужно время, всё происходит моментально.

«Бронебойный псионовый снаряд» ввёл концепцию движения в это информационное измерение. Блок псионов, являющийся, по сути, элементом информации, получил определение «перемещается в информационном измерении непрерывно и исключительно». Такова суть «Бронебойного псионового снаряда».

По этой причине его скорость передвижения была ограничена в пределах скорости, которую может осознать его оператор, то есть Тацуя. Другими словами, эти пределы ограничивали до скорости, с которой он мог «бросить» его сам. Отвлекая свои чувства от понятия «броска», он выстрелил «Бронебойным псионовым снарядом».

Хотя скорость полёта намного превысила 100 км/ч, до скорости пули ей было далеко. Это было даже меньше скорости стрелы. Конечно, это зависит от человека, но заметить и уклониться было вполне возможно.

Заметив «Бронебойный псионовый снаряд», Минору рефлекторно взлетел.

Не подпрыгнул. Он избежал «Бронебойного псионового снаряда» с помощью магии полёта. «Бронебойный псионовый снаряд» исчез, пролетев сквозь иллюзию, оставленную «Парадом» в информационном измерении в положении «на поверхности земли».

Магия полёта, которую использовал Минору, не была заклинанием современной магии, разработанным Тацуей. Это было заклинание полёта древней магии стиля «Техники Бессмертного» из даосизма. Данное заклинание заключалось в полёте «верхом на облаке».

Эта магия создаёт трансформированный объект в виде «облака», наделяет его функциями опоры для ног, зависания в воздухе и горизонтального перемещения, и тем самым позволяет летать по воздуху. Тацуя магией разложил это облако, на котором стоял Минору.

Однако Минору не упал. Он парил в воздухе, нейтрализовав гравитацию современной магией системы веса. Магия полёта называлась «Одной из трёх загадок магии системы веса» из-за сложности реализации свободного маневрирования в воздухе. Однако если нужно просто зависнуть в воздухе или «парить» в одном направлении, то это не сложно.

Минору вытянул руки ладонями вниз. Из этих ладоней, один за другим, полетели плазменные снаряды.

Воздух сжимался до размеров мяча для гольфа и ионизировался. Это была довольно простая магия, предназначенная для обстрела поверхности земли сверху.

Рассеивая плазму в воздухе, либо мешая создавать плазменные снаряды, чтобы защититься от этих атак, Тацуя нацелил «Туманное рассеивание» на Минору.

Однако до активации магии так и не дошло.

Минору не поддерживал состояние «парения», а, по сути, двигался по воздуху прыжками.

Вместо того, чтобы лететь, он прыгал, отталкиваясь от создаваемых в воздухе опор.

Оставляя при этом иллюзии «Парада» в виде послеобразов.

Но проблема была не только в том, что было трудно обнаружить настоящее тело.

Тацуя не мог решиться.

Даже если Минору ранить частичным разложением, у него есть эта способность лечебной регенерации.

Чтобы победить Минору, нужно лишить его сознания. Однако Минору не остановило даже то, что его рука была отрезана.

Выходит, что «Туманным рассеиванием» он мог нейтрализовать его только в виде убийства…

Тацуя не мог решиться убить Минору.

Атаки Минору, направленные на Тацую, даже смертельные, не были способны убить Тацую. Ни «Небесный гром», ни «Поджигание тела» не убили бы Тацую. О плазменных снарядах можно даже не упоминать — они тоже не смогли бы его остановить.

Магия, которая могла стать реальной угрозой для Тацуи — это магия, атакующая разум, до которого его «Восстановление» не может достать. Однако Минору до сих пор так и не использовал магию психического вмешательства. Или, возможно, не мог использовать. В любом случае, вся магия, которую Минору использовал сейчас, настоящей угрозы для Тацуи не представляла.

А также, прежде всего, Минору ни разу не совершал враждебных действий к Миюки, и даже не показывал враждебности к ней. А мотивом Минору было лечение Минами.

Другими словами, нынешнюю конфронтацию можно считать лишь временной.

Даже если он и превратился в «Паразита», высока вероятность, что в будущем Минору можно будет использовать.

Можно ли сейчас потерять эту ценную боевую силу по имени Кудо Минору…?

Эта нерешительность замедлила атаку Тацуи.

«Но если всё будет так продолжаться, то мы ничего не добьёмся.»

Если разложить всё тело, то даже способность лечебной регенерации не поможет.

Если не распылять всё тело, а удалить только сердце, то Паразит, возможно, отделится.

Если можно разложить сердце и сдуть Паразита «Грам-сносом» в течение времени, пока возможно оживление, то после «Восстановления» сердца Минору, он, возможно, снова станет человеком…

«…Попробовать?»

В тот момент, когда Тацуя укрепил свою решимость переломить ситуацию, атаки Минору прекратились.

— Тацуя-сан, ты не думаешь, что если всё будет так продолжаться, то мы ничего не добьёмся?

Минору повторил мысль Тацуи слово в слово.

— Похоже, что я не могу пробить защиту Тацуи-сана способами, исключающими убийство.

Так же, как и Тацуя, он не мог принять решение о нанесении смертельного ранения. Это имел в виду Минору в своём сообщении.

— Верно.

Услышав короткий ответ Тацуи, Минору кивнул с улыбкой, продолжая висеть в воздухе.

— Тацуя-сан. Я думаю, что стать «Паразитом», чтобы вернуть себе «здоровое» тело — это лучший выбор для Минами-сан.

— А я так не думаю.

— Понятно. Наши мнения — как параллельные линии.

Минору посмотрел на разбитое окно. За ним была больничная палата Минами.

— Но я смог рассказать Минами-сан о своей идее.

Минору снова посмотрел на Тацую.

— На данный момент, я пока удовлетворюсь этим.

Минору резко набрал высоту. В его ногах снова появилось трансформированное облако. И на этом облаке он полетел прочь.

— …Ушёл, значит? — Облегчённо вздохнув, пробормотал Тацуя, когда летящий на «облаке» Минору исчез из виду.

Это ещё не конец. С этим ещё ничего не закончено. Минору ещё вернётся.

«Но можно считать, что хотя бы на сегодня всё закончилось», — подумал Тацуя.

 

◊ ◊ ◊

 

— Минору ушёл. — Тацуя, вернувшись в палату Минами, сказал только это.

Зона подавления магии препятствует выполнению магии, но не блокирует магические волны. Даже Зона подавления магии Миюки работает именно так. И Миюки, и Минами должны были почувствовать, что сражение Тацуи с Минору было ожесточённым.

Но Минами не попросила Тацую объяснить детально, что произошло.

Тацуя прямо из больницы сообщил Майе о нападении Минору, запросил подкрепление для защиты, после чего вернулся домой.

Миюки принесла кофе Тацуе, расположившемуся на диване в гостиной.

Здесь, в этой квартире, не было Пикси. Вернувшись в Первую школу во вторник, Тацуя вернул туда и её.

Отпив кофе, Тацуя вернул чашку на стол. Это чувство усталости, которое он сейчас ощущал, похоже, было следствием вытягивания жизненной силы, длившегося всего одно мгновение.

— Онии-сама, ты в порядке…? — Обеспокоенно спросила Миюки, стоя с другой стороны низкого стола, приложив пустой поднос к груди.

— Бой был ожесточённый, но всё в порядке.

Тацуя не пытался скрыть, что бой был трудным.

— Ставший «Паразитом» Минору-кун был настолько сильным противником?

— Да. У Минору и раньше была превосходная скорость активации магии, но став «Паразитом», он стал ещё быстрее. А ещё эта способность лечебной регенерации доставила проблем.

— Способность лечебной регенерации?

— Да. Во время сражения у служебных ворот Первой школы, «Паразит», притворявшийся соратником Лины, тоже имел такую способность.

— Тот «Паразит», которого Лина называла «Миа»? Действительно, вроде у неё была мощная способность самоисцеления.

— Способность лечебной регенерации, которой обладает Минору, находится либо на уровне способности того «Паразита», либо даже превосходит её.

— Это… действительно, проблематично.

Красивое лицо Миюки помрачнело, когда она говорила это.

— Но чего действительно стоит остерегаться, так это не способностей, свойственных «Паразиту». А силы, которой Минору владел изначально. А также силы ещё одного человека.

— Изначальной силы и… силы ещё одного человека?

— Да.

Тацуя наморщил лоб. Исключая сознательные действия, для Тацуи было необычным явлением делать такое лицо.

— Минору владеет Элементальным взглядом. Причём я давно это подозревал, и сегодня я в этом убедился.

Используя магию с противоположным определением модификации явления, Минору нейтрализовал магию, которую Тацуя пытался активировать Мгновенным вызовом.

Это было не совпадение. И не сбывшееся предсказание. Тацуя понял, что это было результатом чтения последовательности магии, испускаемой противником, то есть им самим.

— Но тогда!

Миюки хоть и сказала это удивлённо, но её словами не было «не может быть». И «это правда?» она тоже не спросила. Тацуя сказал, что «убедился в этом». Ни сознательно, ни бессознательно, у Миюки не возникло мыслей сомнения.

— …Онии-сама. А ещё один человек, о котором ты говорил…?

Просто в данный момент её сознание было заполнено другим вопросом.

— Я не знаю, как именно, но Минору как-то присвоил знания и магические навыки Чжоу Гунцзиня.

Тацуя ответил, не колеблясь. Хоть это было невозможно с точки зрения здравого смысла, но он видел конкретные факты, несмотря на этот здравый смысл.

— Чжоу Гунцзиня? Того самого Чжоу Гунцзиня!?

— Да.

— Ты имеешь в виду, что Минору-кун… например, нашёл оставленную Чжоу Гунцзинем книгу по магии, и выучил её содержимое?

Миюки истолковала слова Тацуи с точки зрения здравого смысла. Если думать таким образом, то мысли не запутаются. Однако Тацуя не собирался скрывать факты.

— Нет. Если говорить, используя упрощённые выражения, то я считаю, что Минору поглотил призрак Чжоу Гунцзиня.

Миюки прикрыла рот одной рукой. Не обеими, потому что другой рукой прижимала поднос к груди.

— …У семьи Кудо есть даже такая магия?

Тацуя отрицательно покачал головой на вопрос Миюки, пристально уставившейся на него.

— У них не должно было быть магии, целью которой является объединение с призраком. Это противоречит целям современной магии. Но магия подчинения духовных тел у них вполне могла быть.

Тацуя ненадолго прервался и достал из своей памяти простой для понимания Миюки пример.

— Например, куклы-паразиты. Чтобы закончить это гуманоидное оружие, им нужна была магия, держащая под контролем истинное тело Паразита. Используя магию такого рода, Минору мог поглотить остаточные мысли Чжоу Гунцзиня. «Кимон Тонко», которое он применял в сегодняшнем бою, было точно такое же, как у Чжоу Гунцзиня.

— Понятно…

Честно говоря, для Миюки трудно было поверить, что можно поглотить призрак волшебника, умершего несколько месяцев назад.

Но раз так говорил Тацуя, то Миюки смогла поверить в это.

— …Мы должны предпринять какие-нибудь контрмеры. Магия бывшей Девятой Лаборатории, континентальная древняя магия и суперсила «Паразита». Противнику, сочетающему в себе все эти силы, будет трудно противостоять обычными методами ведения боя.

Тацуя нахмурился, сделав унылое выражение лица.

— Также, я должен рассказать о Минору старейшине Кудо. Оба-уэ, похоже, не будет об этом говорить, поэтому я должен рассказать сам. Вдобавок к этому, нам будет нужна помощь семьи Кудо.

Ему уже пришлось выделить ресурсы на противостояние «Проекту Диона», а тут возникла ещё одна проблема. Естественно, что Тацуя чувствовал уныние.

Миюки стояла и смотрела на такого Тацую обеспокоенным взглядом.

 

◊ ◊ ◊

 

Тацуя зря беспокоился, что Майя не придаст значения информации о Минору.

Понедельник, 17 июня. Следующий день после того, как произошло бессмысленное сражение между Тацуей и Минору. Тацуя был вызван в филиал Канто Магической Ассоциации.

Сегодня это было не ради убеждения принять участие в «Проекте Диона». Его попросили присутствовать на экстренно созванной Конференции Главных Кланов в качестве наблюдателя. Нет, наверное, точнее будет сказать, в качестве свидетеля.

В конференц-зал башни Bay Hills Йокогамы, в которой находится филиал Канто Магической Ассоциации, пришли только 2 человека — Тацуя и Кацуто. Кацуто отнёсся к Тацуе, как к человеку из семьи Йоцуба и обращался к нему официальным тоном.

Поведение Кацуто было таким, будто бы не было их поединка, произошедшего в последнее воскресенье прошлого месяца. Однако такое поведение могло также свидетельствовать, что Кацуто ещё не до конца переварил информацию об этом деле.

В любом случае, такое формальное отношение было взаимным и со стороны Тацуи.

Экран филиала Канто отобразил лица десяти человек. Постоянных членов Конференции Главных Кланов тоже было десять.

Один из них — Кацуто — присутствовал в этом конференц-зале и не был включен в изображение на экране. Тацуя тоже.

Кроме девяти глав семей из Десяти Главных Кланов, там был ещё 1 человек. И звали его Кудо Рэцу.

Сократив формальные приветствия до минимума, они сразу перешли к главному вопросу.

— …Я не говорю, что не верю, но хочу спросить ещё раз.

Итидзё Гоки, который только недавно покинул больничную койку, заговорил энергичным голосом, подтверждающим, что он уже выздоровел. А обращался он к Тацуе.

— Это правда, что Минору-доно из семьи Кудо стал «Паразитом»?

— Он сам так сказал. По ощущениям от сражения с ним, я также могу сказать, что он стал «Паразитом».

Реакцию десяти человек на экране можно было поделить на три категории: некоторые из них снова показали удивление, некоторые не проявили никаких эмоций, а некоторые печально опустили глаза.

— …А то, что целью Минору-доно является волшебница, подчинённая семье Йоцуба, Сакурай Минами-дзё, это тоже правда?

Задал вопрос Мицуя Гэн, принадлежащий «группе удивившихся».

— Это я также чётко слышал лично от него.

— Между Минору-доно и Сакурай Минами-дзё были какие-то особые отношения?

На вопрос Шиппо Такуми Тацуя ответил «Не знаю». На самом деле, об этом можно было догадаться, но лично от этих двоих он ничего не слышал. Минами, скорее всего, ответила бы точно так же, как и Тацуя, если бы её прямо спросили об этом. А сейчас Минами, должно быть, совершенно запуталась, не зная, что вообще думать о Минору.

— Давайте временно отложим вопрос о мотивах Минору-доно.

Саэгуса Коити вмешался в разговор.

— То, что Минору-доно превратился в «Паразита», и то, что он нацелился на волшебника семьи Йоцуба — это важные проблемы, но меня сейчас интересует, откуда взялся Паразит, овладевший Минору-доно?

— Действительно. Неважно, проникли ли снова Паразиты извне, или же их источник где-то в стране, но если оставить без внимания эту проблему, то ущерб будет колоссальный.

Ицува Исами выразил согласие с Коити.

— …Это…

— В прошлый раз…

Кудо Рэцу неохотно начал говорить, но его перебил Тацуя.

— …Когда было вторжение «Паразитов», при поддержке своих друзей, я запечатал двух «Паразитов». Так пришлось сделать потому, что на тот момент мне не был известен способ окончательного уничтожения Паразитов. Однако эти запечатанные тела кто-то украл. Я думаю, что эти 2 тела могут быть источником нынешней проблемы.

— И неизвестно, кто их украл?

— Неизвестно.

Тацуя, не дрогнув, вызывающе кратко ответил на заданный с укоризной вопрос Коити.

— Разве вы не проводили расследование?

— Токио не является территорией семьи Йоцуба.

Коити растерялся от такого прямого ответа Тацуи.

— В то время в деле «Паразитов» я также сотрудничал с Маюми-дзё из семьи Саэгуса, семьёй Дзюмондзи, и Эрикой-дзё из семьи Тиба. Информацией об украденных запечатанных телах я тоже поделился.

— Я действительно слышал это.

Когда Кацуто, как упомянутое лицо, подтвердил эти слова, Коити перестал гнаться за ответами. Если Маюми тоже слышала это, то семья Саэгуса тоже несёт за это ответственность.

— Одно из тел получила я.

В этот момент неожиданные слова пришли от Майи.

— Пока Тацуя был занят сражением с остальными «Паразитами», я решила организовать изъятие образцов. Однако мы сумели получить только одно тело.

— …И вы не рассказали об этом Тацуе-доно? — Спросила Футацуги Маи одновременно изумлённым и упрекающим тоном.

— Так было потому, что я хотела, чтобы Тацуя сосредоточился на учёбе.

Майя выдала такое оправдание, но все, кто его услышал, поняли, что это очевидная ложь, и она просто не хочет отвечать.

— Когда я получила от Тацуи отчёт о нынешнем инциденте, я на всякий случай проверила, и не обнаружила никаких аномалий с хранящимся у нас «Паразитом».

Вместо этого она заявила о своей невиновности.

— Значит, высока вероятность, что источником заражения является другое тело?

— Спешить с выводами опасно. Слишком мало информации об источнике заражения.

Торопливость Муцудзуки Ацуко остановил Яцусиро Райдзо.

— Я считаю, что опасения Саэгусы-доно и Ицувы-доно вполне разумны. Не должны ли мы уделить первоочередное внимание решению уже известных проблем?

— Верно. Вы совершенно правы. — Согласилась Ацуко с замечанием Райдзо.

Под известной проблемой подразумевалось, что делать с Минору.

— …Извините нас, старейшина, но если он действительно «Паразит», то мы не можем оставить это без внимания.

— Понимаю.

С лицом, на котором читались попытки скрыть эмоции, Кудо Рэцу кивнул. Его сын, Кудо Макото, возможно, не смог бы показать такую решимость.

В конференции принимал участие не Макото — отец Минору и глава семьи Кудо, а Рэцу, потому что официально Макото был занят внутренними делами семьи Кудо. Но реальной причиной, по-видимому, было то, что Макото решил, что ему будет трудно об этом говорить.

— Было подтверждено, что Паразит, потерявший своего хозяина, улетает в поисках нового хозяина.

В этот момент Тацуя привлёк внимание. Об этом уже должны были знать все присутствующие, однако у большинства сейчас были такие лица, будто они это забыли, и им об этом напомнили.

— Значит, нужна мобилизация волшебников, способных атаковать духовные тела?

— Разве не надёжней будет нейтрализовать Минору-доно, не убивая его? — На вопрос Гоки вежливо высказал своё возражение Такуми.

— Я тоже согласен с этим мнением. — Гэн поддержал мнение Такуми.

— Тацуя-доно, вам известен способ запечатывания? — Спросил Исами с экрана конференц-видеофона.

— Я предоставлю вам это ноу-хау. — Заявил Рэцу до того, как Тацуя успел ответить.

— Старейшина?

— Извините, старейшина, но откуда вы взяли способ запечатывания «Паразитов»?

После рефлекторного вопроса Исами, Гоки задал Рэцу чёткий вопрос. Взгляд Гоки был наполнен подозрением. Это можно было понять даже по изображению на экране.

— Это же сэнсэй, естественно он будет это знать. Заклинание, которое используется как печать «Паразита», хранящегося у нас, кстати говоря, тоже было получено от сэнсэя.

В этот момент вмешалась Майя, остудив напряжённость своими словами. После этого можно было увидеть, как резкость во взгляде Гоки пропала.

— Значит, если старейшина предоставит нам способ как справиться с Минору-доно, то сами контрмеры мы имеем, но…

Маи в несвойственной ей многословной манере позаботилась об улучшении всеобщего настроения.

— Цель Минору-доно — это Сакурай Минами-дзё. Я ведь правильно это понимаю?

— Я считаю, что его конечной целью является заполучение Минами.

Тацуя дал положительный ответ на вопрос Маи, запрашивающий подтверждения.

— Значит, наиболее эффективно будет раскинуть сети для ловли вокруг больницы в Токио, где находится Минами-дзё?

Без стыда на лице, Коити предложил план с использованием Минами в качестве приманки.

— Да, так и поступим. А я, в свою очередь, организую защиту Минами.

Вместо возражений, Майя выдала такой ответ с равнодушной улыбкой. Эти слова содержали в себе язвительный намёк, что «нет необходимости одалживать силу семьи Саэгуса для охраны». Коити от этого сильно нахмурился.

— Йоцуба-доно. Я бы тоже хотел предложить помощь своей семьи в организации обороны.

Последовало предложение от Кацуто, прочитавшего ситуацию.

— Если только вас устроит находиться снаружи больницы…

— Вполне устраивает, спасибо.

— Тогда полагаюсь на вас.

Оставив не у дел Коити, Майя и Кацуто вели диалог между собой.

— А что делать нам?

— Хотя конечной целью Минору-доно является Сакурай Минами-дзё, но есть также вероятность, что он вернётся в дом семьи Кудо. — Высказал своё мнение Такуми, ответив на вопрос Ацуко.

Со вчерашнего дня местонахождение Минору неизвестно. Он не вернулся в дом Кудо, но нельзя определённо сказать, что он больше не вернётся.

— Разумеется, если он объявится, мы его схватим. Мы не будем его прятать.

— Мы об этом и не беспокоимся. — Ответила Маи успокаивающим тоном на слова Рэцу.

— Несмотря на то, что было беспокойство о состоянии здоровья Минору-доно, он с самого начала был выдающимся волшебником. Нельзя заранее сказать, какой силой он стал обладать, став «Паразитом». Если вы не против, я бы хотела предложить помощь своих людей. — Маи предложила отправить подкрепление в помощь Рэцу.

— Если потребуется, то я тоже помогу. — Пользуясь случаем, подключился Гоки.

— Буду признателен. В таком случае, Футацуги-доно, могу я просить вас о помощи? Итидзё-доно, вам я тоже буду благодарен, если вы отправите подкрепления, когда они понадобятся.

— Хорошо.

— Согласен.

Маи и Гоки высказали своё согласие поклонившемуся на экране Рэцу.

— Тогда семья Йоцуба занимается непосредственно охраной Сакурай Минами-дзё. Семья Саэгуса занимается захватом Минору-доно. Моя семья Дзюмондзи охраняет подступы к больнице Сакурай Минами-дзё. Семья Футацуги организует подкрепление в доме семьи Кудо, а семья Итидзё организует им вторую волну подкрепления. Остальные семьи пусть будут наготове. Всех всё устраивает?

Один за другим послышались голоса согласия со словами Кацуто. Таким образом взятый Десятью Главными Кланами курс был определён.

 

◊ ◊ ◊

 

Наведение порядка в конференц-зале было оставлено сотрудникам Магической Ассоциации.

Тацуя и Кацуто вышли из зала вместе и направились к лифту.

Они шли не бок о бок, Тацуя шёл на  один шаг по диагонали позади Кацуто.

Он шёл не прямо позади, чтобы избегать попадания в «слепую зону». Так было в результате беспокойства Тацуи, чтобы не показывать враждебность к Кацуто.

Они не разговаривали друг с другом. Они просто молча шли.

Им действительно нечего было сказать. В сражении между ними не было бы странным, если кто-то из них погиб, если бы другой действовал иначе. С того случая ещё не прошло и месяца. Лишь по тому, что они оба не проявляли враждебность, можно было увидеть, что они уже взрослые люди. Или же это было по причине наличия у них опыта реальных сражений?

Однако молчание между ними было нарушено третьей стороной, скрывавшейся в слепой зоне коридора.

— Дзюмондзи-кун, Тацуя-кун, конференция уже закончилась?

— Саэгуса… Почему ты здесь?

Несмотря на то, что Маюми сама была участницей того конфликта, она беззаботно заговорила с ними.

— Потому что мне интересно.

Кацуто почувствовал головную боль от такого абстрактного ответа Маюми. Тацуя подумал, что прекрасно понимает его чувства.

— Конференция закончилась.

— Довольно быстро. И что же решили?

«Спроси у отца», — хотел сказать Кацуто. Но они были знакомы уже давно, поэтому он знал, что она не такая женщина, которая отступит, услышав такое.

— …Здесь лучше об этом не говорить.

— Тогда пойдём в комнату для гостей.

В филиале Канто Магической Ассоциации (как, впрочем, и в штаб-квартире в Киото) было приготовлено несколько частных комнат для переговоров с повышенным уровнем секретности. Несмотря на то, что Маюми не была тут частым гостем, но этими комнатами пользовалась уже много раз.

— Тацуя-кун тоже.

Даже без продолжения Тацуя понял, что имела в виду Маюми. Сегодня у него не было каких-то неотложных дел. Миюки ещё долго пробудет в школе, и свободного времени у него было много.

— …Хорошо.

Тацуя не был этому «рад», но всё равно принял приглашение Маюми.

 

— Тацуя-кун, надеюсь, тебя устроит чёрный чай?

— Спасибо.

Войдя в гостевую комнату, Маюми первым делом пошла заваривать чай. О предпочитаемом напитке она спросила только Тацую. Кацуто она не спросила.

Хотя Тацуя мог поддаться искушению попросить что-то другое, он проявил благоразумие, чтобы не создавать лишних хлопот.

Маюми выставила 3 чашки чёрного чая на стол и села сама. Её место было напротив Кацуто и рядом с Тацуей.

— Пейте, пока не остыл.

По совету, который звучал как принуждение, Тацуя и Кацуто взяли свои чашки и поднесли ко рту. Чёрный чай, заваренный Маюми, стал вкуснее по сравнению со школьными годами.

Для неё самой это было вроде ритуала удовлетворения. Маюми поставила чашку на стол, пребывая в хорошем настроении.

Когда все вернули чашки на блюдца, Кацуто посмотрел на Маюми.

— Итак, что ты хотела узнать?

— Всё. — Ответила Маюми на вопрос Кацуто.

— Саэгуса, ты знаешь, что было темой конференции?

— Минору-кун стал «Паразитом». — Без задержки ответила Маюми на вопрос Кацуто. — Поэтому обсуждались контрмеры против него, не так ли?

Хотя Маюми показала, что понимает ситуацию, её голос был спокойным. Тацую это насторожило.

— Ты точно понимаешь смысл? Ты ведь довольно близко знакома с Минору-доно?

Похоже, что Кацуто тоже обеспокоился этим.

— Естественно, я это понимаю.

Маюми спокойно ответила на вопрос, не сердясь и не показывая нежелание отвечать.

— Я тоже участвовала в устроенных «Паразитами» беспорядках в прошлый раз. Хотя пользы от меня особо не было.

В последней фразе её тон был немного недовольный. Но кроме этого Маюми говорила совершенно хладнокровно.

— …Зная, что Минору стал «Паразитом», ведь можно догадаться, что было решено? — Вместо пребывающего в растерянности Кацуто, заговорил Тацуя.

— Поймать Минору-куна, запечатать его, извлечь Паразита, и разобраться с ним, так? Но как конкретно вы его поймаете?

Тацуя и Кацуто обменялись взглядами. Этими взглядами они подтвердили согласие, что можно рассказать об этом Маюми, а также решили, кто будет говорить. Заговорил Кацуто.

— …Мы схватим Минору-доно, устроив засаду на него, когда он придёт похищать Сакурай Минами-дзё.

— Этим будешь заниматься ты, Дзюмондзи-кун?

— Нет. Саэгуса-доно взял на себя эту роль.

— Э-э, моя семья…?

Спокойное выражение лица Маюми улетучилось. Однако скривившиеся от недовольства губы она быстро исправила вежливой улыбкой.

— Сакурай Минами-сан — это ведь одноклассница Касуми-тян, «Сакурай-сан»?

— Да. Минами и младшая сестра-сан — одноклассницы.

В своём ответе Тацуя использовал «младшая сестра-сан» вместо обращения «Касуми» без «сан», которое обычно использовал, обращаясь к ней.

— Использовать как приманку девочку со второго года обучения старшей школы? Тацуя-кун, тебя это устраивает?

Маюми посмотрела на Тацую осуждающим взглядом.

— Минору придёт к Минами независимо от наших намерений.

— В самой больнице, где лежит Сакурай-дзё, будут расположены люди семьи Йоцуба, а снаружи будут патрулировать люди из моей семьи Дзюмондзи. За безопасность Сакурай-дзё можешь не волноваться. — Добавил Кацуто к словам Тацуи.

— Но если охрана будет такая серьёзная, то Минору-кун может вообще не прийти?

— В этом случае мы просто придумаем другой план. — Чётко ответил Кацуто на опасения Маюми.

— Ясно…

Хотя голос ответившей Маюми был холодным, она, похоже, была в какой-то мере удовлетворена.

— Значит, Дзюмондзи-кун и Тацуя-кун будут работать вместе над решением этой проблемы?

Кацуто нахмурился, не понимая намерений Маюми.

«Любит же она совать нос не в своё дело», — подумал Тацуя и мысленно расплылся в улыбке над её добродетельностью.

— Не ограничиваясь этим делом, семьи Дзюмондзи и Йоцуба имеют партнёрские отношения как члены Десяти Главных Кланов. Временные конфликты не должны перерасти в постоянные.

— Ясно…

Ответ был такой же, как и в прошлый раз. Но в отличие от прошлого раза, Маюми улыбалась.

Оставить комментарий