Том 26. Глава 2

Утро воскресенья, 23 июня 2097 года.

Энджи Сириус (настоящее имя Анджелина Кудо Шилдс), главнокомандующий «Звёзд», подразделения волшебников, находящегося под прямым руководством Генерального штаба армии СШСА, находилась на борту небольшого VTOL.

Ассимилированные с Паразитами члены подразделения обвинили Анджелину (или кратко Лину) в предательстве, и совершили попытку её убийства на территории штабной базы Звёзд. Благодаря помощи полковника Бэланс из генерального штаба, имеющей тайные связи с семьёй Йоцуба, ей удалось сбежать в Японию, и до позапрошлого дня она находилась на попечении семьи Куроба, боковой ветви семьи Йоцуба. Прошлую ночь она провела в квартире Тацуи и Миюки в многоэтажном доме.

И теперь она переезжала в новое укрытие.

«Остров Миякидзима» расположен примерно в 90 километрах к югу от полуострова Босо, и примерно в 50 километрах к востоку от острова Миякедзима. Этот маленький островок также называли «Новым островом 21 века», потому что он был сформирован в первый год 21 столетия в результате активности подводного вулкана. Сначала он был совсем крохотный, но на данный момент его площадь выросла до 8 квадратных километров. По площади это примерно равно одному из районов Токио, Кунитати.

Этот остров и был новым укрытием Лины.

Весь остров Миякидзима был частной собственностью семьи Йоцуба. Если говорить точнее, это была собственность компании по продаже недвижимости, принадлежащей семье Йоцуба, но реального положения дел это не меняло.

За приобретением семьёй Йоцуба этой земли скрывалась специфическая история этого острова.

Изначально на Миякидзиме была расположена база снабжения военно-морского флота. Но после повторного извержения вулкана в 2050х годах база была заброшена. После окончания Третьей мировой войны, также известной, как «двадцать лет вспыхивания войн по всему миру», остров превратился в секретную тюрьму как для военных, так и для гражданских волшебников. А управление ей было поручено семье Йоцуба. Это было сделано потому, что кроме семьи Йоцуба больше никто не мог полностью сдерживать преступников-волшебников, обладающих могущественными силами.

Взявшись за управление этой секретной тюрьмой, семья Йоцуба приобрела Миякидзиму.

Однако в январе 2093 года на восточной стороне острова (это противоположная от тюрьмы сторона) снова произошло извержение, после чего был вынесен на рассмотрение вопрос о переносе тюрьмы в другое место. В 2095 году решение о переносе было окончательно принято. А в мае 2097 года, то есть в прошлом месяце, строительство новой секретной тюрьмы было завершено, и тогда же был осуществлён перевод туда всех заключённых.

Помещения для содержания заключённых нуждались в ремонте, но здания, в которых располагались надзиратели, были пригодны как жилые помещения уже сейчас. Также на неиспользуемой в качестве тюрьмы восточной половине острова полным ходом шли работы по возведению построек для магических экспериментов. Строительные работы начались только в апреле, и на этой земле также было запланировано строительство энергетического завода с магическим термоядерным реактором на основе «Проекта ESCAPES» Тацуи.

В этом малогабаритном VTOL также находились Тацуя и Миюки. Основная цель — это быть проводником и одновременно «надзирателем» Лины. Но у Тацуи также была другая цель — посетить участок земли, на котором планируется строительство завода.

Решение о том, что «Проект ESCAPES» будет реализовываться на Миякидзиме, было принято в конце прошлого месяца. Тацуя уже несколько раз был на Миякидзиме, и знал, какой там рельеф местности и климат, но он не смотрел на эту местность с точки зрения того, что там будет что-то строиться. Очевидно, что нужно было хотя бы раз проверить самому, нет ли там каких-либо неблагоприятных для его проекта природных условий.

— Тацуя-сама, Миюки-сама, Шилдс-сама, мы скоро приземлимся. — Обратился к Тацуе и остальным Ханабиси Хёго, пилотирующий этот небольшой VTOL. В этом VTOL было 6 пассажирских мест, и у него не было перегородки между местом пилота и пассажирскими местами. Голос Хёго достиг Тацуи и остальных напрямую, как в простом автомобиле.

— А тут довольно просторно. Похоже, и с инфраструктурой тут тоже всё в порядке. — Лина видела остров впервые, и выразила свои мысли вслух, рассматривая его.

— Верно… Тут всё сильно изменилось.

В прошлом Миюки уже однажды здесь побывала, и она не смогла скрыть своё удивление от того, насколько нынешний пейзаж отличался от унылого вида, представшего перед ней в прошлый раз.

— Миюки, ты уже бывала на этом острове?

— Да, около четырёх лет назад.

Когда она приезжала сюда четыре года назад, здесь были только тюремные постройки на западном побережье острова, а вся поверхность острова представляла собой чёрную вулканическую породу и песок.

Но на нынешней Миякидзиме, представшей перед её глазами, были: аэропорт с короткой взлётно-посадочной полосой в северной части острова, опреснительная установка рядом с ним, геотермальная электростанция у подножия горы в центре острова. А также в восточной части острова в один ряд стояло более десяти многоэтажных домов.

Тацуя тоже не ожидал такого, но он был удивлён не по той же самой причине, что и Миюки.

«…Это фабрика изготовления индукционных камней?»

«А вон там находится большой вычислительный центр…»

Среди группы зданий Тацуя обнаружил здания, обладающие отличительными чертами, напоминающими ему постройки в исследовательском центре FLT.

И внезапно он осознал.

На этом острове будет построена новая главная база семьи Йоцуба.

Не от Майи ли Тацуя услышал об этом плане?

Построить завод «Проекта ESCAPES» на Миякидзиме.

Но такой план не исключает наличие второй главной базы семьи Йоцуба.

Строя здесь «открытый» экспериментальный завод, Майя, то есть семья Йоцуба рядом с ним пытается построить «закрытый» исследовательский центр. И возможно, что она задумала изучить исследователей, которые соберутся здесь ради «Проекта ESCAPES», и привлечь самых выдающихся из них в ряды семьи Йоцуба. Чтобы достичь ещё больших высот в магических технологиях.

Небольшой VTOL приземлился на вертодроме. Здешняя взлётно-посадочная полоса не была настолько длинной, чтобы тут могли садиться или взлетать крупные самолёты, однако тут могли приземлиться не только VTOL или STOVL. Длины полосы было вполне достаточно для небольших пассажирских реактивных самолётов вместимостью до 50 пассажиров. Похоже, семья Йоцуба серьёзно относилась к развитию острова Миякидзима.

Но как и ожидалось, железной дороги или монорельса тут не было. Четыре человека отправились к западному побережью острова на автомобиле (Хёго сел на водительское место), приготовленным семьёй Машиба, одной из боковых ветвей семьи Йоцуба. Именно семья Машиба заведовала здешней тюрьмой для волшебников.

Они объехали вулкан, у которого всё ещё продолжалась слабая активность, и прибыли к жилым зданиям управляющего персонала тюрьмы. Во время поездки со всех сторон в окно можно было увидеть лишь лавовые поля и застывшую вулканическую породу. Такой пейзаж они видели здесь раньше на всём острове. Похоже, что развитию противоположной от тюрьмы, восточной части острова было уделено первостепенное внимание.

Заключённых здесь больше не осталось, и больше половины управляющего персонала тоже покинуло остров. Большая часть уехавшего персонала — это тюремные охранники, которые отправились в новую тюрьму вместе с заключёнными.

Административный персонал объекта остался здесь полностью. Жилые дома тоже были готовы к немедленному заселению.

— Хмм… Это скорее можно назвать кондоминиумом, чем отелем. — Пробормотала Лина, глядя на коридор, ведущий к отдельным комнатам. У Тацуи и Миюки были схожие впечатления.

— Продукты питания приготовлены в холодильнике и кладовке. Первоочередные потребности, кроме одежды, должны быть обеспечены.

— …Ясно.

Лина слегка изменилась в лице, видимо потому, что ей трудно было просить являющегося парнем Тацую о вещах, которые она будет носить. Возможно, она вспомнила, что перед побегом из Америки похожие слова говорил тоже являющийся мужчиной Мирфак.

— На этом объекте расположены не только жилые помещения, но также магазины потребительских товаров, тренировочные залы и комнаты отдыха. Как насчёт того, чтобы пойти посмотреть их?

Такое предложение озвучил Хёго, который внезапно перехватил роль гида у сотрудника тюрьмы.

Тацуя взглядом спросил у Лины, как она хочет поступить. Целью сегодняшнего визита было проверить лично, могут ли тюремные помещения на Миякидзиме быть использованы в качестве убежища Лины в течение длительного срока. Лина думала, что у неё нет выбора, но это было её личное заблуждение. Если бы Лина сказала «мне не нравится», семья Йоцуба позаботилась бы о подготовке другого убежища. Просто уровень безопасности был бы ниже, чем здесь.

— …Могу я попросить вас показать их мне?

Заблуждение Лины распространилось и сюда, и она считала, что не имеет права сказать здесь «нет». Считая, что эта «церемония» неизбежна, она дала Хёго такой ответ.

 

— Слушай… Мне и правда можно будет остаться здесь жить?

Такие были первые слова Лины, когда они сделали круг по комплексу и вернулись к жилым комнатам.

— Мне показалось, что здесь тебе понравилось больше всего.

Тацуе показалось странным, что на этот вопрос пришлось отвечать ему, но Лина задавала вопрос именно Тацуе. Он ответил первое, что пришло ему в голову.

— Мне просто кажется, что меня ждёт наказание, если я скажу, что мне не понравилось…

В голосе Лины была заметна усталость. Это была не физическая, а умственная усталость. Она устала от постоянных сюрпризов.

Здания, которые ей показали, совершенно не были роскошными.

Однако тут не было недостатка ни в чём.

Не было совершенно никаких факторов, которые потенциально могли бы создать неудобства для жизнедеятельности.

То же самое можно было сказать и про эту комнату. За исключением пункта, что она не может отсюда уехать, здесь, возможно, даже более комфортно, чем в общежитии Звёзд. Это сильно отличалось от картины «нелёгкой жизни беглеца», которую нарисовало воображение Лины.

— Кстати, это нормально, что вы позволили увидеть мне все эти вещи…?

В глазах Лины читалось беспокойство.

Во время организованной для неё экскурсии, её провели не только по тюремным постройкам. Маршрут также проходил через строящиеся здания исследовательской лаборатории.

После осмотра окрестностей жилых помещений, трио: Тацуя, Миюки и Лина, используя тюремный вертолёт, отправились в восточную часть острова. Пилотировал, разумеется, Хёго. Это было не из-за недоверия Хёго к персоналу тюрьмы, а просто потому, что он не хотел отдавать должность «личного водителя» Тацуи другим людям. Прошло всего 2 месяца с тех пор, как Хёго начал служить Тацуе, но он, похоже, уже нашёл причину, по которой Тацуя заслуживает его преданности. У самого Тацуи Хёго также быстро завоевал в мыслях репутацию преданного служителя.

Последним местом, куда их привёл Хёго, была фабрика изготовления индукционных камней, которую Тацуя заметил в самом начале перед приземлением на остров.

Индукционный камень — это ключевой компонент CAD. Базовые методы его изготовления широко известны. Технология, связанная с CAD, разрабатывалась как военная технология, но хоть она и не была защищена патентом, опубликована она тоже не была. Обмен технологиями между союзными странами продолжался уже довольно долгое время, и происходили утечки технологий за счёт шпионской деятельности, поэтому на данный момент больше не было смысла скрывать это.

Но речь шла именно о базовой технологии. Хотя индукционный камень можно изготовить по фактически ставшей публичной технологии, но по ней нельзя изготовить высокоэффективные, «очищенные» индукционные камни.

Индукционный камень — это «деталь», которая преобразует псионовый сигнал в электрический сигнал и наоборот. Однако это не значит, что все индукционные камни совершенно одинаково преобразуют псионовый сигнал в электрический и генерируют псионовый сигнал при получении электрического сигнала. Производительность зависит от того, как камень спроектирован, а ещё на эффективность влияет дополнительная механическая обработка.

У одних индукционных камней может быть повышенная эффективность преобразования псионового сигнала в электрический, а индукционные камни, выпущенные с другой производственной линии могут иметь более эффективное преобразование электрического сигнала в псионовый. Также, одни камни могут быть превосходны в преобразовании слабых сигналов, а другие могут быть способны воспроизводить сигнал со строгой точностью.

Например, по объединённым свойствам индукционных камней наиболее известные производители могут быть записаны в таком порядке: немецкий Rosen Magicraft, британский McGregor Wand, американский Maximilian Devices. А если ограничить сравнение точностью воспроизведения сигнала, то на первом месте среди всех производителей будет японский FLT.

…Производительность индукционных камней, изготовленных напрямую военными или государственными исследовательскими институтами, не была известна в деталях.

Схемы изготовления индукционных камней были ценной интеллектуальной собственностью каждой страны и каждого частного производителя. С точки зрения здравого смысла магической индустрии, добровольный показ фабрики по производству индукционных камней чужаку был невозможным событием. Когда Лина говорила про «все эти вещи», она руководствовалась именно этим «здравым смыслом».

— Если ты смогла это понять, то разве не задумалась, что будет неразумно приближаться туда?

— …Я с самого начала пытаюсь не вести себя неосторожно. — Ответила Лина Тацуе с нескрываемым недовольством. Однако её голосу не хватало энергичности.

На данном этапе было непонятно, сколько времени она будет скрываться на этом острове.

Если это затянется надолго, то, очевидно, что напряжённость и скромность исчезнут. Если бы она не понимала важность того места, то в будущем могла бы по неосторожности забрести туда и имела бы лишние проблемы с охраной.

Лина не могла полностью отрицать возможность этого.

— Ясно.

Тацуя кратко ответил на заявление Лины и повернулся к Хёго.

По сигналу одним лишь взглядом, Хёго непонятно откуда достал стильный конверт и вручил его Тацуе.

— Лина, это ключ от этой комнаты.

— С-спасибо…

Лина открыла незапечатанный конверт, и посмотрела, что там. Внутри была карта золотого цвета.

— С этой картой ты сможешь свободно пользоваться всей инфраструктурой этого острова, включая еду и прочие покупки. Даже если ты её потеряешь, то её можно будет переиздать, но тогда будет немного проблем с проверкой личности.

— Я поняла. Буду осторожна.

Лина вцепилась в карту обеими руками, как в очень важный предмет.

— Если что-то случится, позвони мне со стационарного терминала в твоей комнате. И позвонить отсюда можно не только мне. Тут должна быть организована связь и с Миюки, и с Аяко, и с главным домом Йоцубы.

— Понятно.

— Есть ещё какие-нибудь вопросы?

— Пока нет. Если столкнусь с чем-то, что не понимаю, то позвоню.

— Да, так и сделай.

Тацуя обернулся к Миюки.

Миюки, стоявшая по диагонали позади Тацуи, сделала полшага вперёд.

— Тогда, Лина, отдыхай. Мы тебя ещё навестим.

— Да. Большое спасибо вам за всё.

Лина немного застенчивым движением слегка помахала рукой. Миюки невольно улыбнулась и помахала рукой в ответ.

◊ ◊ ◊

 

— Тацуя-сама, есть ещё одна вещь, которую я хотел бы вам показать. — Обратился к идущему на стоянку Тацуе идущий следом за ним Хёго.

На сегодня у них не было запланировано ничего, кроме обзорного тура по острову. Тацуя ответил «Хорошо», и взглядом предложил Хёго показывать дорогу.

Хёго привёл Тацую и Миюки в прилегающий к взлётно-посадочной полосе гараж. В нём было только один окрашенный в голубой цвет четырёхколёсный автомобиль с коротким капотом.

— Довольно необычный дизайн. И, похоже, что это не дизайн с двигателем в середине.

Как Тацуя и сказал, центральная часть корпуса выглядела как двигательный отсек, однако то, что там располагалось, было не двигателем. Если бы это был водородный или этаноловый двигатель, то расположение его в центре автомобиля было бы целесообразным, однако у электромобилей самым распространённым является дизайн, при котором отдельные двигатели встроены в передний и задний мост, или даже в каждое отдельное колесо. А у этого автомобиля были хорошо видны все отличительные черты, говорящие о том, что движущей силой здесь являются электродвигатели.

— Этот автомобиль — это «аэрокар».

— …Вы имеете в виду, что это автомобиль, использующий магию полёта?

Тацуя, хоть и слегка, но округлил глаза. Это было нескрываемое удивление.

— Совершенно верно. Его разработка началась ещё два года назад, одновременно с разработкой «Бескрылого», мотоцикла с функцией полёта, но, похоже, благодаря идее, полученной от Тацуи-сама пару месяцев назад, его, наконец, смогли завершить.

Тацуя действительно в апреле этого года спроектировал новую схему применения магии полёта к крупным массивным объектам. Однако он был сильно занят различными делами, поэтому отправил план в главный дом в виде набросков и отложил эту идею в дальний угол своего сознания.

Эта идея была реализована в совершенно неожиданной форме. Это застигло Тацую врасплох.

— Это транспортное средство уже зарегистрировано как автомобиль для обычных общественных дорог, поэтому его можно использовать на ежедневной основе.

— То есть, его можно использовать и для посещения этого острова?

— Разумеется. Только позовите, и я прибуду.

Ответил Хёго с покорным лицом. Однако Тацуя с самого начала и не думал его игнорировать.

— Онии-сама, протестируешь его? — Стоящая рядом Миюки предложила провести «тест-драйв».

— Нет, давай сегодня на этом остановимся.

Тацуя покачал головой, показав легкую нерешительность на лице. Но это не значило, что его не заинтересовал этот «аэрокар».

— Я протестирую завтра.

— Как пожелаете. Я сообщу об этом механикам.

Тацуе не нравилось, что ему придётся оставить Миюки одну на время тестового заезда.

Тест «аэрокара», автомобиля для использования как на земле, так и в воздухе, Тацуя решил провести в то время, когда Миюки будет в школе.

 

◊ ◊ ◊

 

В то же самое время, когда Тацуя и остальные посещали Миякидзиму.

Несмотря на то, что это было воскресенье, атмосфера в офисах Министерства Иностранных Дел и Министерства Обороны была далека от спокойной.

По дипломатическим каналам от СШСА к Японии пришёл секретный запрос.

Запрос о сотрудничестве в поисках майора Энджи Сириус, с которой пропала связь во время пребывания в Японии.

В запросе также была просьба взять её под свою защиту, если она будет найдена, и доставить её в посольство.

Японское правительство отправило в СШСА протест по поводу того, что не было предварительного уведомления о приезде в страну такого высокопоставленного офицера. Хоть в ответ и утверждалось, что это был не визит в военных целях, но, несмотря на то, что это была очевидная ложь, упрекнуть их больше было не в чем.

Японское правительство пообещало СШСА принять меры по поиску и защите Энджи Сириус.

 

— Требования Америки довольно дерзкие, но в то же время кажутся разумными. Но почему решать этот вопрос хотят поручить нашей бригаде 1-0-1?

— Подполковник Казама, я уже устала от всего этого. Не могли бы вы прекратить притворяться, что не понимаете?

— Прошу прощения.

После упрёка Саэки, Казама сделал смиренное лицо.

Но это было лишь движение лицевых мышц, потому что в его глазах было видно его ироничное отношение к делу.

Саэки уставилась на Казаму с лицом, которое, как она и сказала, выражало умственное утомление, или, другими словами, показывало, что ей все это надоело.

Но никаких дальнейших извинений от Казамы не последовало.

Саэки первой потеряла терпение от этого молчания.

— Я знаю, что майор Сириус находится под защитой семьи Йоцуба.

— Вы получили уведомление об этом от самой семьи Йоцуба?

— Это было предупреждение, а не уведомление.

— «Энджи Сириус находится под нашей защитой. И мы не отдадим её силам самообороны». Так говорилось в этом «предупреждении»?

— Да, именно так. — С кислой миной на лице кивнула Саэки. Казама на этот раз был с ней солидарен.

— Вы считаете, что нужно привлечь к этому делу особого офицера Оогуро?

— Верно, подполковник. Займитесь этим.

И Саэки, и Казама в общих чертах знали о том, что зимой прошлого года «особый офицер Оогуро», то есть Тацуя, и «Энджи Сириус» контактировали между собой.

«Энджи Сириус» — официально признанный волшебник Стратегического класса СШСА. Если думать о том, почему семья Йоцуба может защищать её, то только Тацуя приходит на ум. Таковы были рассуждения Казамы и Саэки. …Их выводы были ошибочны, но это было неизбежно, ведь они не знали о секретных связях семьи Йоцуба и полковника Бэланс.

— Вы хотите, чтобы я попросил особого офицера Оогуро… то есть Тацую выдать майора Сириус?

— В конечном итоге, она ведь будет передана СШСА.

Формально, ответ Саэки не ответил на вопрос Казамы. Но этих слов было достаточно, чтобы передать Казаме намерения Саэки.

«В конечном итоге». Другими словами, она не будет передана сразу же.

Похоже, Лину собирались использовать в качестве своего рода материала для обмена.

«Сириус» — официально признанный волшебник Стратегического класса. Это один из козырей СШСА.

Невозможно, чтобы Сириус был единственным козырем СШСА, но любой козырь, переданный противнику, становится угрозой.

Есть вероятность, что они пойдут на большие уступки, чтобы вернуть (или устранить) её.

— …Почему, вообще, Сириус оказалась в положении дезертира?

Волшебник Стратегического класса — это некто такой, кто в одном лице может стать угрозой целому государству. Они должны находиться под контролем хотя бы до такой степени, чтобы они не обладали бунтарскими настроениями.

Поэтому сомнение Казамы было естественным.

— К сожалению, нам не удалось получить более детальную информацию.

Силы самообороны имели своих шпионов на американской территории. Хоть это было и союзное государство, его не исключили из целей разведывательной деятельности. Людей, считающих, что союзные отношения вечны и абсолютны, можно назвать некомпетентными в военных и политических делах.

Но то же самое можно сказать и про контрразведку. Америка остерегается шпионской деятельности Японии так же сильно, как сама Япония остерегается шпионов Америки, а может даже и сильнее. Информация, связанная с дезертирством официально признанного волшебника Стратегического класса не должна добываться настолько легко.

— Не опасно ли вмешиваться, не зная обстоятельств?

— Поэтому лучше будет спросить об этом её саму.

Похоже, что Саэки думала о том, что лучше будет захватить саму Сириус и устроить прямой допрос.

Казама смутно почувствовал опасность этой идеи своего командира, однако не мог понять, на чём основаны его опасения.

— В таком случае, я попрошу у Тацуи о встрече с Сириусом.

— Разве есть необходимость просить?

На этот раз Казама не смог понять, что имеет в виду Саэки.

Не обращая внимания на растерянность Казамы, Саэки отдала приказ.

— Подполковник Казама. Прикажите особому офицеру Оогуро выдать майора Энджи Сириус.

— А что делать, если Тацуя откажется?

— Не рекомендую использование силовых методов. Просто передайте ему, что силы самообороны не могут позволить Сириусу продолжать оставаться в нашей стране. У него не должно быть недопонимания по поводу этих слов.

Другими словами, это означало, что и правительство, и иностранные силы будут пытаться заполучить Сириус, а бригада 1-0-1 не предоставит Тацуе свои силы.

— Вас понял.

Казама с самого начала и не думал, что Тацуя будет полагаться на них.

Он также понял идею о том, что иностранный офицер, бегство которого из страны официально не признано правительством, не может быть принят на содержание к ним, обычной регулярной армии.

Просто Казама не думал, что поступать так будет правильно.

 

◊ ◊ ◊

 

Ближе к вечеру, Тацуя и Миюки, вернувшись с Миякидзимы в Токио, ненадолго заглянули домой, и отправились в палату Минами.

По пути им часто встречались люди, выглядящие волшебниками (снаружи больницы — из семьи Дзюмондзи, а внутри — из семьи Йоцуба), но Тацуя сделал вид, что не заметил их. Если бы охрана Минами ставилась бы на первое место, то более эффективным для них было бы бросаться в глаза. Но, судя по их скрытности, приоритет отдавался поимке Минору. И у Тацуи не было намерений вмешиваться в этот план.

— Я хотела бы, чтобы они внимательно следили за ближайшими окрестностями больничной палаты.

Миюки, похоже, была недовольна настолько, что сказала свою жалобу вслух. Но всё это недовольство Миюки полностью исчезло, когда Тацуя постучался в дверь палаты Минами.

— Минами, можно войти?

— Да, пожалуйста.

— Входите.

— Миюки-сэмпай тоже пришла!?

Тацуя и Миюки обменялись взглядами. Они знали все три голоса, прозвучавшие из-за двери практически одновременно.

Получив согласие Минами, Тацуя открыл дверь. Сидящие сбоку от кровати два человека повернули в его сторону лица с противоположными друг другу выражениями.

Угрюмое лицо, показывающее плохое настроение, принадлежало Саэгусе Касуми.

Лицо с улыбкой до ушей, выражающее радость, принадлежало Саэгусе Изуми.

Это были их кохаи из Первой школы, сёстры-близнецы из семьи Саэгуса.

— Изуми-тян, и даже Касуми-тян, вы пришли проведать Минами-тян?

— Да. Я подумала, что это довольно бесчувственно, когда одноклассница лежит в больнице, а все думают только о её «охране».

Ролью семьи Саэгуса, решённой на конференции Главных Кланов, был перехват и поимка Кудо Минору. Ни Касуми, ни Изуми не были назначены в охранники Минами.

— Ясно, спасибо.

Однако Миюки с улыбкой ответила Изуми.

В этом месте, перед Минами, не было необходимости указывать на это. К тому же, возможно, эти двое посещали Минами как одноклассницу, независимо от назначенных ролей в семье Саэгуса. Когда Миюки подумала об этом, в ней спонтанно зародилось сильное чувство «благодарности».

— Хауу! Я не заслуживаю таких слов…

Ответила Изуми эмоциональным голосом, сложив ладони у груди. Можно было сказать, что это были муки от счастья. Но несмотря на такой драматический спектакль, сама она была очень серьёзна.

Ни Тацуя, ни Миюки не посмеялись над этой преувеличенной жестикуляцией Изуми. Они лишь с улыбкой посмотрели на неё. Лежащая на кровати Минами слегка отвела взгляд. Только Касуми, сестра-близнец Изуми, посмотрела на неё холодным взглядом.

Когда Тацуя подошёл к Минами, Касуми отступила в сторону, чтобы держать дистанцию.

Миюки последовала за Тацуей, и Изуми уступила ей своё место.

В результате получилось так, что Тацуя и Миюки поменялись местами с Касуми и Изуми.

— Минами, как самочувствие? — Спросил вставший рядом с кроватью Тацуя. Рядом с кроватью был табурет, но только один, поэтому ни он, ни Миюки не сели.

— Да, я постепенно возвращаюсь к исходному состоянию.

Похоже, что она не говорила напрямую о состоянии своих чувств, потому что Касуми и Изуми не были в курсе о подробностях её «недомогания».

То, что к телу Минами вернулись силы, уже можно было увидеть по отсутствию необходимости использовать поддерживающий экзоскелет (надеваемое медицинское устройство силовой помощи). Однако нарушение работы органов чувств нельзя увидеть, просто посмотрев на человека.

— Слава богу…

Услышав об улучшении состояния из уст самой Минами, Миюки облегчённо вздохнула, приложив правую руку к груди.

— Ясно.

Выражение лица Тацуи тоже смягчилось.

— Может, мне и не стоит повторять, но не пытайся торопить своё лечение.

— Хорошо.

Настоящие мысли Минами нельзя было понять, но, по крайней мере, внешне казалось, что она не собирается торопиться.

— Что сказал врач?

— Что я смогу покинуть больницу примерно через 2 недели. — Спокойным тоном ответила Минами на вопрос Миюки.

— Этот срок включает в себя полную реабилитацию?

— Таких деталей я не слышала.

Вместе с этими двумя неделями период госпитализации составит почти 1 месяц. Услышав вопрос Миюки и ответ Минами, Тацуя задумался о том, не забрать ли домой Пикси для помощи в реабилитации Минами.

— Правда? Ах, но даже если потребуется реабилитация дома, то можешь об этом не волноваться.

Хотя не было нужды так торопиться, но Миюки внезапно начала говорить быстро.

— Потому что мы поможем тебе всем, чем сможем.

— Это слишком милостиво с вашей стороны!

Теперь Минами запаниковала.

Хотя сейчас была не та ситуация для таких мыслей, но, по крайней мере, услышав, что Минами может нормально разговаривать, Тацуя понял, что она действительно идёт на поправку.

— Я бы хотела, чтобы ты не стеснялась…

— Но ведь…

Миюки слегка погрустнела, что вызвало у Минами ещё большую растерянность.

В этот момент от Изуми поступило неожиданное предложение.

— Миюки-сэмпай. Если вы не возражаете, я бы хотела помочь с реабилитацией после выписки.

— Ты, Изуми-тян?

— Да. Если, конечно, я не создам вам затруднения этим…

Сомневаться в добрых намерениях Изуми в этой ситуации было излишне. Тацуя мысленно отругал себя за такие мысли.

Изуми рассматривала Минами как одноклассницу, и нельзя было сказать, что всё это было лишь из-за желания ступить на порог дома Миюки.

— Изуми… Неужели… Не задумала ли ты под предлогом заботы о Сакурай-сан побывать в доме президента?

Однако Касуми не постеснялась задать тот вопрос, который благоразумно пропустил Тацуя.

— Это немыслимо! Я не могла бы подумать о чём-то таком непростительном!

К сожалению, и на лице, и в голосе Изуми было заметно волнение.

Касуми сузила глаза и молча уставилась на Изуми.

Изуми не отвернулась от Касуми, но её глаза бегали, стараясь избежать зрительного контакта.

— …Президент. Когда Изуми побеспокоит ваш дом своим присутствием, я буду её сопровождать.

— Спасибо вам обеим. — Ответила Миюки, расплывчато улыбнувшись.

После чего эти двое покинули больничную палату, причём по большей части это произошло в таком виде, что Касуми пришлось силой уводить оттуда Изуми.

Трое оставшихся проводили взглядами сестёр-близнецов, после чего обменялись взглядами с улыбками на лицах.

Это были улыбки приятного удивления, а не насмешки.

Для одноклассников Изуми была опрятной, грациозной красавицей. Но Тацуя, Миюки и остальные, близко знающие Изуми, осознавали, что её «милый» характер немного не соответствует этим представлениям.

Тацуя принёс из угла палаты табурет и сел.

Миюки села на табурет, который с самого начала стоял рядом с кроватью.

— И всё же, я благодарна за то, что они вот так просто пришли навестить… — Пробормотала Миюки себе под нос.

Тацуя был полностью согласен с этими словами.

Для семьи Саэгуса, Минами была лишь приманкой для поимки Минору.

И их тут не в чем упрекнуть. Как один из Десяти Главных Кланов, семья Саэгуса отправила свои силы, подчиняясь решению конференции Главных Кланов. Изначально семья Саэгуса не имела никакой связи с этим делом.

У Саэгусы Коити, вероятно, был какой-то умысел, раз он задумал сунуть нос не в своё дело. Тем не менее, для семьи Саэгуса, Минами была просто приманкой. И в их положении так считать было правильно.

— Эти двое, возможно, не подходят для этого.

Тацуя не сказал прямо, для чего именно они не подходят. Но не только Миюки, но и Минами поняла, какие слова он не стал произносить вслух.

Касуми и Изуми не подходят Десяти Главным Кланам. Если задуматься, подходит ли для этого их старшая сестра Маюми, то, скорее всего, тоже не подходит. Однако она уже позиционировала себя, как уделяющая приоритетное внимание своему положению и обязанностям. Но у Касуми и Изуми всё ещё оставались такие качества, благодаря которым они отдавали приоритет человеческим чувствам вместо своих обязанностей, и правильности вместо своего положения.

Одним словом, они были «добропорядочными».

— Я не думаю, что это плохо. Я им даже немного завидую.

Слова Миюки стали доказательством, что она подумала о том же, о чём размышлял Тацуя.

— Кстати, Минами.

Тацуя внезапно решил сменить тему.

— Да, что такое?

Минами не запаниковала, даже несмотря на такое внезапное обращение к себе.

— С тех пор не было ничего необычного?

— Вы имеете в виду, не выходил ли на связь Минору-сама?

— Не обязательно сам Минору.

— Я не видела никаких подозрительных посетителей. — Сказала Минами, а потом добавила: — Хотя я могла пропустить что-то, когда спала.

— Не думаю, что Минору сдался. Может, он что-то готовит? Например, набирает себе подчинённых в команду…

С лёгкой тревогой во взгляде Миюки посмотрела на Тацую.

— Есть такая вероятность.

С предыдущего нападения прошла одна неделя. Вряд ли Минору ничем не занимался всё это время.

Хоть это и не было точно подтверждено, но, похоже, Минору унаследовал знания Чжоу Гунцзиня. И очевидно, что это были не только магические знания.

Набрать союзников ему будет трудно, потому что все семьи с «девяткой» в фамилии во главе с семьёй Кудо не должны нарушить обещание, данное на конференции Главных Кланов. Но есть вероятность, что ему удастся набрать подчинённых через агентурную сеть, построенную Чжоу Гунцзинем.

— Возможно, мне стоит попросить оба-уэ научить меня заклинанию запечатывания Паразитов.

На лицах Миюки и Минами одновременно появилось волнение.

Услышав о заклинании запечатывания Паразитов, Минами подумала об использовании её на Минору. Однако беспокойство Миюки было о другом.

— Онии-сама… ты думаешь, что Минору-кун будет увеличивать количество Паразитов? Как те «вампиры» зимой прошлого года?

— Не думаю, что Минору будет атаковать всех людей подряд. Но я думаю, что существует немало людей, желающих обрести силу, несмотря на то, что они перестанут быть людьми. Убедиться в этом будет не так сложно.

Миюки не отрицала предположение Тацуи. Не только Миюки, но и Минами не высказала сомнения по этому поводу. И не потому, что это были слова Тацуи, а потому, что они обе прекрасно знали о такой человеческой слабости.

— Онии-сама, эм, я сейчас подумала…, а не должны ли мы также предупредить об этом Эрику и других?

— …Верно. Я упустил это из внимания.

Тацуя кивнул с беспомощным лицом застигнутого врасплох человека.

Трое его друзей, Эрика, Лео и Микихико встречались с Минору осенью прошлого года. Не как враги, а как друзья. Если Минору предстанет перед ними, они не будут относиться к нему настороженно.

Минору может скрыть признаки Паразита. Микихико, возможно, сможет обнаружить истинную природу Минору, но Эрика и Лео с высокой вероятностью будут обмануты.

Не предположить, что эти трое могут быть использованы, действительно, было упущением с его стороны.

— Нет, я ведь тоже не задумывалась об этом до этого момента… Мне поговорить с Эрикой и остальными?

— Нет, это сделаю я. Завтра днём я планирую протестировать «аэрокар», поэтому после школы подождите меня в «Eine Brise».

— …Ты уверен в этом?

Миюки переспросила потому, что была обеспокоена, что хозяин заведения может услышать их разговор.

— Ничего страшного. Риск подслушивания будет ниже, чем если бы мы поговорили в школе, и, возможно, нам придётся попросить хозяина о помощи.

— Хозяина…?

Тацуя не знал чётко, что отец хозяина «Eine Brise» был опытным информатором, и что сам хозяин тоже уже одной ступил в бизнес торговли информацией.

Тацуя просто был убеждён, что хозяин занимается чем-то «тёмным». Миюки не замечала запаха преступного мира, который Тацуя уловил от хозяина.

— Нет, я поняла.

Миюки решила не спрашивать у Тацуи правду о хозяине. Тацуя сам расскажет ей всё, что она должна знать. Она решила, что Тацуя не стал объяснять это, потому что сейчас нет необходимости, чтобы она это знала.

— Буду ждать тебя в «Eine Brise» с Эрикой и ребятами. …Эм, Онии-сама. Ничего, если Хонока, Шизуку и Мизуки тоже придут?

— Я не хотел бы особо увеличивать количество вовлечённых людей… Но не сообщать им тоже будет рискованно? Я понял. Тогда позови их всех.

— Как скажешь.

Тацуя и Миюки кивнули друг другу. После чего они одновременно повернулись к Минами.

— …Что такое?

Минами спросила, потому что её охватило беспокойство, а не нетерпеливость из-за того, что Тацуя и Миюки смотрели на неё, но ничего не говорили.

— Возможно, это уже поздно говорить, но…

На вопрос Минами ответила Миюки.

— Минами-тян, что ты думаешь о Минору-куне?

— Что я думаю…?

Лицо Минами выражало растерянность. От такого неожиданного вопроса её мысли временно парализовало.

— Минору-кун, похоже, влюблён в Минами-тян.

— Влюблён…

Мыслительная способность у Минами в данный момент не работала должным образом, и она была способна лишь на повторение сказанных слов.

— Интересно, а Минами-тян любит Минору-куна?

— Я, люблю!? — Необычным тоном вскрикнула Минами. Похоже, что её ступор закончился, и она снова вернулась к сознанию. — Я никогда даже не задумывалась о том, чтобы влюбиться в Минору-сама!

— То есть, ты просто об этом не задумывалась? — Тацуя указал на недопонимание Минами, используя её собственные слова. — Разве тогда это не значит, что ты просто не осознаёшь, нравится он тебе или не нравится? Тогда, может быть, он совсем тебя не интересует.

— Мы спрашиваем это не из простого любопытства.

— ……

Минами не могла понять, о чём говорят Тацуя и Миюки. Она не знала даже, можно ли ей спросить, что они имеют в виду.

— Я не думаю, что тебе не нравится Минору-кун, но если он тебе нравится…

— Минами, ты должна решить, готова ли ты.

— Готова…? Готова ли я сражаться с Минору-сама?

Сама Минами этого не осознавала, но в этот момент у неё было трагическое выражение лица.

— Сражаться с ним будем мы.

Отрицательный ответ Тацуи был сказан довольно жёстким тоном.

— Я очень хочу закончить это дело, не убив Минору. Но атаковать Минору буду не только я.

Минами молча слегка кивнула.

Минами не рассказали, что помимо семьи Йоцуба, в засаде Минору ожидают также семьи Дзюмондзи и Саэгуса. Но Минами догадалась, что к операции по захвату Минору присоединилась по крайней мере семья Саэгуса.

Она не пропустила мимо ушей, когда у Изуми случайно вырвались слова об «охране». Но даже и без этого, она выросла не в обычной обстановке, чтобы рассматривать визит Касуми и Изуми как простое посещение одноклассницы.

— Но Минору очень силён. Наивная идея, что его можно поймать, не убив, возможно, окажется невыполнимой.

— С этим ничего не поделаешь.

— Головой ты это понимаешь. В этом я не сомневаюсь. Но что насчёт твоего сердца?

— ……

Минами не смогла ответить на вопрос Тацуи.

— Вопрос о готовности был именно в этом смысле. Минами, чтобы спасти тебя, Минору отказался от своей человечности. Но это Минору сделал по собственному решению. На это не было твоей воли.

— ……

— Но его так просто не убедить. Тебе ведь уже известно о чувствах Минору.

— …Да. — Минами ответила Тацуе, опустив глаза, чтобы спрятать лицо.

— Минами, твоя растерянность вполне естественна. Не нужно чувствовать себя в чём-то виноватой.

Миюки взяла Минами за руку.

— …Хорошо.

Минами подняла голову и едва заметно улыбнулась Миюки.

— Но если Минами-тян не испытывает каких-либо особых чувств к Минору-куну, то я хочу, чтобы ты была готова.

— Готова к тому, что не вмешаешься, если дойдёт до того, что на твоих глазах Минору будут убивать.

Решающие слова сказал Тацуя.

Тацуя не позволил Миюки произнести слово «убить».

— А если я скажу… что люблю Минору-сама…?

— Тогда я буду искать способ закончить всё без убийства Минору.

Тацуя показал лёгкую нерешительность, прежде чем продолжил.

— Но в этом случае возрастает вероятность увеличения количества жертв.

Лицо Минами побледнело.

— Прошу меня простить! Я сказала такую глупость!

— Минами-тян, успокойся.

Минами попыталась привстать с кровати, но пошатнулась и была поймана Миюки, стоявшей рядом.

Возможно, она пыталась принять сидячее положение на кровати, чтобы вежливо принести извинения. Но, похоже, она ещё не восстановилась настолько, чтобы выдерживать резкие движения.

— Я не считаю твои слова глупостью. Это вполне естественно, что ты не можешь так быстро понять свои чувства, которые не осознавала до сих пор.

— Нет!

Всё ещё поддерживаемая руками Миюки, Минами вложила всю свою силу воли в свой взгляд, направленный на Тацую.

— Я не испытываю особых чувств к Минору-сама.

Было очевидно, что Минами не углублялась в размышления над этим, а сказала это в виде сиюминутного побуждения.

Но если сейчас ей на это указать, то она с этим не согласится.

— Я тебя понял.

Поэтому Тацуя решил закончить разговор согласием с ответом Минами.

Оставить комментарий