Том 26. Глава 3

Опция "Закладки" ()

Понедельник, 24 июня.

Согласно составленному ранее расписанию, сегодня Тацуя посетил Миякидзиму.

Основной целью было тестирование аэрокара, но в самом тестировании не было ничего, на чём можно заострить внимание. Это было связано с тем, что тесты по всем пунктам показали производительность в пределах ожидаемого. …Кстати говоря, часть «аэро» у этого «аэрокара» означает не сам воздух, а полёты в небе, то есть в воздухе, так что это название нельзя считать обманом, даже если тут и не используется технология полёта за счёт выброса струй сжатого воздуха. Принцип построения слова был такой же, как у слова «аэроплан» (оригинальное значение этого устаревшего слова — это «нечто, летящее горизонтально по воздуху»).

— Не думал, что он и под воду может погружаться.

— Инженеры говорят, что герметичность находится на таком уровне, что не будет никаких проблем даже при выходе в космическое пространство. Хотя, похоже, на высоте свыше 6000 километров система полёта перестаёт нормально работать из-за того, что механизм полёта строится на вмешательстве в воздействующую на корпус автомобиля гравитацию Земли.

— Я не собираюсь летать в космос на этом аэрокаре.

Даже Тацуя не смог ответить без саркастической улыбки на эти излишние объяснения характеристик, выданные Хёго.

— Структура в виде двухдверного корпуса, видимо, тоже является задумкой, увеличивающей герметичность за счёт уменьшения открывающихся мест.

Двери аэрокара открывались не наружу, а были раздвижными, отодвигаясь назад при открытии. А окна были неоткрывающиеся, из толстого стекла. Очевидно, это тоже было частью дизайна, направленного на повышение герметичности.

— Совершенно верно. Аэрокар задумывался для использования на суше, на малой высоте в воздухе, а также на воде, поэтому мы хотели бы, чтобы вы посмотрели его на практике с этих точек зрения.

— Без особой необходимости я не собираюсь доводить аэрокар до стратосферы или погружать под воду.

— Прошу прощения. Тогда осмелюсь внести предложение. Давайте испытаем возможность путешествовать между Хонсю и этим островом в режиме езды по поверхности воды.

— Это режим автоматического удержания высоты в несколько десятков сантиметров?

— Да. Я думаю, в этом случае можно не опасаться быть наказанными полицией, потому что у Тацуи-сама есть лицензия на управление малыми судами.

При достижении восемнадцатилетнего возраста, Тацуя, вместе с лицензией на четырёхколёсный автотранспорт, получил лицензию на управление малыми судами по любой водной поверхности. Хотя лицензия управления кораблём не включает себя «аэрокары», но в режиме «езды по воде» аэрокар — это то же самое, что и судно на воздушной подушке. А с лицензией, имеющейся у Тацуи, можно утверждать, что ему можно управлять таким судном.

— Верно.

В крайнем случае, можно будет сбежать, улетев. С жизнью Тацуи, далёкой от законопослушной, он наверняка подумал именно так.

— Слушай.

Сзади раздался голос человека, видимо, ждавшего, когда разговор между Тацуей и Хёго закончится.

— Лина, что такое?

Хозяйкой этого голоса была Лина, которую они взяли с собой на тестирование аэрокара.

— Я правда смогу вернуться?

— Я не до конца тебя понимаю…

— Я имею в виду, смогу ли я вернуться в Штаты после того, как мне показали такую военную тайну?

— Лина, о чём ты говоришь?

Тацуя с вопросительным лицом обернулся к нахмурившейся Лине.

— Семья Йоцуба это частная гражданская организация, поэтому аэрокар — это не «военная тайна».

— Кто бы говорил! Хоть это и не национальная армия, это не отменяет тот факт, что это военная организация!

— Ты заблуждаешься. Мы не военная организация. Да, нам платят за применение силы, но это всего лишь «подработка». Если пытаться провести некую классификацию, то семья Йоцуба — это исследовательская организация.

— Подработка, которую боятся во всём мире. Хорошая шутка…

— Даже если кто-то где-то напуган, то трудно сказать, что это по нашей вине.

— И как тут не бояться противника, одним ударом уничтожившего военную базу и порт с целым флотом!?

— Это моя личная сила, а не сила семьи Йоцуба.

Лина невольно широко раскрыла глаза и уставилась на Тацую.

Лина не могла поверить в бесстрашие Тацуи, назвавшего «личной силой» нечто, убившее десятки тысяч людей. Это равносильно признанию того, что это он сам забрал эти десятки тысяч жизней.

Ответственность может быть разделена. «Выжженный Хэллоуин» — это инцидент, произошедший во время военного конфликта. Решение о применении магии Стратегического класса принимается через систему командования армии, и ответственность за это можно возложить на вышестоящего офицера, отдавшего приказ.

Но если нельзя изменить тот факт, что она была использована по приказу, то в случае, когда сила признана принадлежащей одному человеку, результаты её использования тоже будут приписаны этому человеку.

Но даже если не будет ответственности, результат остаётся.

Результат, заключающийся в десятках тысяч убитых.

Или же сам Тацуя этого не понимает…?

«Нет, невозможно, чтобы так было.»

Тацуя не относится к такому типу людей, которые отворачиваются от реальности. Хоть они общались совсем мало, но до такой степени Лина уже понимала, каким человеком является Тацуя. И Тацуя принимал как нечто нормальное тот факт, что является массовым убийцей…

— …Если это не военная тайна, то у меня не будет проблем с выездом из страны? Тогда всё в порядке.

Лина сама прекратила разговор на эту тему. Ведь она и сама была волшебником Стратегического класса. Если она копнёт ещё глубже, то могут начаться ещё более неудобные разговоры, и она подсознательно «нажала на тормоз».

— Кстати, Тацуя, у меня есть просьба.

— Зависит от её содержания. Для начала, я послушаю, что ты расскажешь.

Разговаривали они сейчас внутри ангара. Из-за своего строения и внешнего вида аэрокар был зарегистрирован как четырёхколёсный автомобиль (и номерные знаки уже были получены), поэтому это, наверное, стоило называть «гаражом». Но из-за большого размера и множества оборудования для обслуживания, это здание было скорее «ангаром», чем «гаражом».

В его углу стоял уличный столик, и вокруг него было 4 стула схожего дизайна. Тацуя пошёл к этому столу, и Лина последовала за ним.

Хёго выдвинул стул и посмотрел на Лину.

Тацуя сел с противоположной от этого стороны. Не проявляя стеснения, Лина села на выдвинутый Хёго стул.

Хёго принёс Тацуе и Лине чай со льдом.

Тацуя поблагодарил Хёго взглядом и впервые за это время повернулся к Лине.

— Итак, чего ты хочешь?

Лину слегка напугал такой прямой вопрос, но она не придала этому значения.

— Я ведь не в плену, верно?

— Разумеется.

— В таком случае, я хочу, чтобы мне вернули CAD, который у меня забрали.

— Зачем?

Лина ожидала такой вопрос, но в реальности понадобилось собрать немало силы воли, чтобы ответить на него.

— Оставаясь безоружной, я не могу быть спокойной.

Это были опасные слова, которые, в зависимости от настроения слушателя, могли быть восприняты, как объявление о своей враждебности. Это были не те слова, которые можно осмелиться сказать в текущем положении, когда она находилась под защитой всего одного человека.

Однако Лина не могла придумать разумные причины оставаться безоружной, поэтому без какого-либо чувства вины выдала свои настоящие мысли.

Где-то в глубине сознания Лина подумала, что Тацуя не обидится на такой её эгоизм. …Но если ей на это указать, то она будет это отрицать с покрасневшим лицом.

— Но ведь особых неудобств от этого быть не должно.

— Проблема в самочувствии!

Бурная реакция Лины была из-за того, что Тацуя, отвечая, улыбнулся. Проще говоря, в глазах Тацуи Лина вела себя как избалованный ребёнок, хотя сама она ничего такого не делала. Или не замечала, что делает.

— Самочувствие? Ну, это я могу понять.

— Тогда!

— Однако я не могу выполнить эту просьбу.

— Почему!?

— Я не могу позволить использовать CAD армии СШСА на территории Японии. Есть вероятность, что в него встроен какой-нибудь секретный механизм, о котором даже ты не знаешь.

— У-у…

Лина ответила комичным завыванием. Однако, она явно была настроена очень серьёзно.

— Однако если хочешь другой CAD, то он уже подготовлен.

Эта фраза Тацуи очень заинтересовала Лину.

— Э-э? Говоря «уже подготовлен», ты имеешь в виду, что приготовил его заранее?

— Для защиты этого места были предприняты все возможные меры, однако противник — это СШСА. Если они нападут, то тебе будут нужны средства для самообороны, не так ли?

— Тацуя… ты злой.

Лина посмотрела на Тацую, сузив глаза. Так называемым «взглядом с укоризной».

— Я не пытался это скрывать. Просто ты, Лина, немного нетерпелива.

Тацуя хладнокровно парировал «укоризненный взгляд» Лины.

— Это лучше, чем быть беспечной и не иметь чувства напряжённости.

Возражение Лины было вполне естественным. Хотя оно было бы более убедительным, если бы её лицо сейчас не покраснело.

— CAD находится в комнате настройки. Раз уж ты настаиваешь, пойдём и завершим его настройку.

— …Тацуя, настраивать будешь ты?

— Не волнуйся, я это умею.

— А… кстати говоря, Тацуя, ты ведь был частью «Тауруса Сильвера»?

— Было такое.

Тацуя встал. Лина залпом допила оставшуюся половину чая со льдом, и поспешила за уже отошедшим от стола Тацуей.

 

◊ ◊ ◊

 

Тацуя и Лина ушли из ангара аэрокара и отправились в исследовательское здание, расположенное по соседству с фабрикой по производству CAD, оборудованной производственной линией для изготовления индукционных камней. Их транспортным средством при этом был, к сожалению, не аэрокар, а простой внедорожник с водородным двигателем.

— Думаю, Лина, ты будешь использовать вот это.

Перед тем, как пойти в комнату настройки, Лину привели в небольшую комнату, напоминающую комнату для собраний. Там Тацуя показал Лине широкий серебристый браслет и короткое золотистое ожерелье, похожее на ошейник.

— Без кнопок… Может быть, это модель с полным мысленным управлением фирмы FLT?

— Угадала.

Голос, которым Тацуя похвалил Лину, был не очень подходящим для комплиментов.

— Потому что даже в Штатах обсуждался CAD с полным мысленным управлением производства компании FLT.

CAD, которым пользователь управляет одними лишь мыслями, не используя руки для нажатия на переключатели, первым начал продавать немецкий Rosen Magicraft, но японский FLT быстро к нему присоединился. Однако третьей компании до сих пор так и не появилось. На текущий момент CAD с полным мысленным управлением продают только Rosen и FLT, и по текущей оценке рынка, FLT превосходит конкурента, несмотря на более поздний старт продаж.

— Некоторые члены Звёзд взяли его попробовать, но я сама им никогда не пользовалась. Как вообще это работает?

Признание Лины стало неожиданным для Тацуи. Она должна была быть хоть как-то связана с учёным или инженером, разработавшим то тактическое магическое оружие «Брионак». Тацуя даже имени этого учёного (инженера?) не знал, не говоря даже о знакомстве с ним, но лишь взглянув на сам «Брионак», он мог сказать, что техническое мастерство этого человека не вызывает сомнений.

Обладая таким уровнем технического мастерства, возможно реализовать на практике CAD с полным мысленным управлением. Да и не просто «возможно». Можно с уверенностью утверждать, что в условиях, когда на рынке уже находятся готовый товар, это не должно занять много времени.

Но Тацуя не стал озвучивать это сомнение.

— В CAD с полным мысленным управлением фирмы FLT была использована доработанная технология уже имеющегося в продаже бесконтактного переключателя.

— То есть, управление выполняется псионовыми волнами?

— Верно. Поглощая псионы, этот специализированный CAD в форме ожерелья выдаёт всего одну последовательность активации. Это последовательность активации несистемной магии, которая направляет суженные до лучей псионовые волны в заданные места.

— Оно срабатывает от простого вливания псионов?

— Этого достаточно, чтобы быть переключателем, потому что выводимая последовательность активации всего одна. Это устройство управления в форме ожерелья стоит называть «полуавтоматической моделью», а не «моделью с мысленным управлением».

— Такой же механизм работы, как у оружейных устройств.

Тацуя будто бы ожидал этого сравнения от Лины, потому что он ответил ей «Верно» и продолжил своё объяснение.

— Браслет устроен таким образом, что находится в постоянном режиме ожидания, который отменяется, когда устройство управления устанавливает с ним связь.

— Итак, как конкретно я должна его использовать?

— В последовательности активации, выходящей из ожерелья, в качестве цели отмечается определённый переключатель, находящийся внутри браслета. Просто вставив в качестве переменной номер желаемой магии в последовательность магии этой несистемной магии, можно получить вывод желаемой последовательности активации из браслета.

— …Другими словами, я могу вызвать последовательность активации, просто подумав «хочу использовать магию номер такой-то»?

— Если говорить грубо, то так и есть.

— Эй, разве это не здорово? Для волшебников ближнего боя, время, потраченное на манипулирование CAD руками — это как тяжёлые кандалы.

CAD — это инструмент для ускорения вызова магии. С введением использования CAD для вызова магии, волшебники получили способность выходить лицом к лицу против толп солдат, вооружённых огнестрельным оружием.

Но в нынешнее время, в битвах, которые длятся одно мгновение, действия с управлением CAD больше напоминают упущенное время, отделяющее вас от победы. Специализированные CAD покрывают этот недостаток, но с ними количество используемых в данный момент заклинаний будет ограничено.

CAD с полным мысленным управлением фирмы FLT — это инструмент, полностью решающий все эти проблемы. В отличие от продукта фирмы Rosen, в котором механизм мысленного управления встроен в специализированный CAD, у продукта фирмы FLT устройство управления отделено от устройства, выполняющего роль самого CAD. У него есть недостаток, заключающийся в необходимости ношения сразу двух устройств, но в то же время, за счёт возможности использования устройств не только специализированного типа, но и общего типа, этот продукт удовлетворяет одновременно две потребности: «не использовать руки для управления» и «не ограничивать диапазон тактик».

— Я рад, что тебе понравилось. Одно устройство управления может соединяться максимум с четырьмя разными CAD, но для начала, думаю, тебе хватит одного устройства общего типа.

— Вполне достаточно.

В голове Лины проскочила мысль о том, можно ли с одного и того же устройства управления управлять CAD сразу двух разных типов, общим и специализированным, но она не стала её озвучивать.

Было бы слишком удобно, если бы можно было одними лишь мыслями выборочно использовать общий и специализированный типы.

Лина даже и предположить не могла, какое лицо она сделает, если Тацуя скажет, что так сделать можно.

 

Тацуя взял этот разделённый на 2 части CAD и отправился в комнату настройки.

Лина зашла в комнату подготовки, расположенную по соседству с комнатой настройки. В этом здании имелось настроечное оборудование, получающее данные о пользователе с помощью очков и панели, на которую нужно положить руки. Но из-за того, что новый CAD будет использоваться с чистого листа, Тацуя считал, что следует использовать оборудование в виде кушетки, которое позволяет сделать более детальные измерения. И Лина пошла к этому готовиться, другими словами, переодеваться.

— Тацуя, эм… извини за ожидание.

Вошедшая в комнату настройки Лина была в длинной белой футболке без пуговиц, прикрывающей верхнюю половину бёдер. Длина была такая, что до колен оставалось сантиметров пятнадцать.

Она сняла все аксессуары для волос, и они свободно свисали у неё за спиной. На ногах были надеты лишь сандалии, похожие на используемые в больницах. Лина пыталась спрятать грудь, обхватив её двумя руками. По такому её поведению было понятно, что ей очень стыдно и она смущена.

— …Так сойдёт?

— Что сойдёт?

— …Сойдёт ли, что я не разделась до нижнего белья?

Лина покраснела и отвернулась. Ей стало стыдно от собственного вопроса. Разумеется, отношение Тацуи не изменилось бы, даже если бы она предстала перед ним в таком виде.

— Лина, значит, ты уже пользовалась таким типом измерительного оборудования?

— Эти «точные измерения» проводились в обязательном порядке ежемесячно.

Это означало, что на базе Звёзд установлено точно такое же оборудование. «Один раз в месяц» с точки зрения Тацуи было слишком редко. Но в отличие от Миюки, всё ещё находящейся в возрасте роста магии, среди солдат Звёзд не должно быть много несовершеннолетних. Про тех, кому за 20, ещё можно подумать, но тем, кому уже за 30 и за 40, нет необходимости обновлять результаты измерений через короткие промежутки времени. Таковы были размышления Тацуи.

— Будет лучше, если это будет купальный костюм?

— Не знаю, будет ли лучше в бикини…

— Меня устроит любой вариант.

Лина колебалась, и всё ещё была смущена. В обычном понимании, эта длинная футболка должна быть менее смущающей, чем раздельный купальник, обнажающий очень много кожи.

Она не должна колебаться… Размышляя над этим, Тацуя пришёл к одной мысли.

Может быть, у Лины под этой футболкой ничего не надето…?

Отправляя на переодевание, Тацуя не отдавал распоряжение «снять нижнее бельё». Местный персонал тоже не сказал бы ничего подобного.

Но если Лина знает, что при использовании этого измерительного оборудования в виде кушетки нормально быть только в одном нижнем белье… Учитывая то, что она пришла на обследование в этой длинной футболке, наиболее вероятным казалось то, что у неё своевольно сложилось впечатление, что «она не может ничего под неё надеть».

— …Я хотела бы продолжить так.

Но ответившей с таким смущением на лице Лине уже было поздно говорить, что «нижнее бельё можно было надеть». От таких слов возникнет взаимная неловкость. Лине станет ещё более стыдно. Возможно, до такой степени, что настройка станет невозможной.

— Тогда ложись вон туда.

Тацуя осознал, что говорит более официальным тоном, чем обычно.

Во время работы, его подозрения, что «на ней не надето нижнее бельё» становились всё более и более сильными. Взгляд Тацуи уловил свидетельствующие об этом некие выступы, просвечивающие через тонкую ткань. Но Тацуя не стал на них глазеть.

Поэтому Лина не заметила, что он «заметил» это. Настройка успешно завершилась без каких-либо происшествий.

Лина сразу повесила себе на шею устройство в форме ожерелья. Точнее, из-за формы этого устройства в виде круглого «кольца», образованного соединением двух полуколец, можно сказать, что она его «защёлкнула» на шее, а не «повесила». Золотой блестящий цвет совпадал с цветом волос, и хорошо подходил Лине. На первый взгляд это напоминало своеобразный роскошный «ошейник», но это не означало, что она не может по своей воле его снять. Сама Лина тоже обратила внимание, что «это похоже на ошейник», но не показала, что её это беспокоит.

— Завтра я снова приеду, скажешь мне, если возникнут какие-либо проблемы.

— Так точно. — Ответила Тацуе Лина, подняв правую руку. Серебристый браслет уже был на запястье противоположной руки.

— Тацуя-сама, просьба не выключать устройство слежения*.

[Здесь в оригинальном тексте у автора английское слово tracer. Больше оно в тексте не встречается, и непонятно, про что идёт речь. Поэтому, пока не встретятся дополнительные объяснения, оставляю такой перевод.]

— Я понимаю.

Тацуя с кривой улыбкой кивнул в ответ на предупреждение Хёго, и повёл аэрокар.

Корпус автомобиля поднялся на высоту в несколько десятков сантиметров между колёсами и землёй, и, сохраняя относительную высоту, двинулся в сторону моря.

 

◊ ◊ ◊

 

Когда Тацуя вошёл в дверь расположенного по дороге в школу кафе «Eine Brise», Миюки и все их друзья уже там собрались.

— А, Тацуя-кун, добро пожаловать.

— Тацуя-сан, мы тебя заждались!

Эрика и Хонока почти одновременно поприветствовали Тацую.

Тацуя ответил на это жестом слегка приподнятой руки, и занял место между Миюки и Хонокой.

В кафе не было других посетителей, кроме их компании. До того, как Тацуя успел об этом спросить, Миюки объяснила это:

— Я зарезервировала кафе на сегодня.

— Тацуя-кун, это за счёт заведения.

Хозяин кафе поставил на стойку небольшой стеклянный котелок. Внутри него был крепко заваренный кофе. Хонока и Шизуку быстро встали. Хонока взяла котелок, а Шизуку поставила чашки на поднос и отнесла его к столу.

Пока Тацуя их благодарил, хозяин сказал «позовите меня, когда будете уходить», и скрылся в подсобном помещении кафе.

С того момента, как Тацуя вошёл в кафе, там была развёрнута магия, препятствующая прослушиванию. Это был звуковой барьер Микихико. И никто не сказал ему, что он преувеличивает.

Все догадались, что если Тацуя специально собрал их здесь, то тема разговора будет очень важная.

— Давайте не будем особо утруждать хозяина кафе. Я сразу перейду к делу.

Тацуя заговорил, когда Хонока налила и поставила перед ним чашку кофе. Глаза и уши всех друзей уже были направлены на Тацую.

— Кудо Минору стал Паразитом.

Тацуя внезапно сказал самую суть.

— Э-э?

— Да ну?

— Серьёзно!?

Один за другим послышались голоса Микихико, Эрики и Лео, знакомых с Минору.

— …»Кудо Минору» — это представитель Второй школы на Конкурсе Диссертаций, Кудо Минору-кун?

— Да.

Тацуя без колебаний кивнул в ответ на уточняющий вопрос Мизуки.

— …И как же это могло случиться?

Эрика посмотрела на Тацую острым взглядом.

Не то, чтобы она в чём-то его подозревала. Такой взгляд у неё получился неосознанно, когда она просто пыталась подавить своё волнение.

— Как? Мне тоже неизвестны все детали. Мне точно известно, что Минору отказался от человечности по собственной воле, а также известна цель, из-за которой Минору стал Паразитом.

— Можешь ли ты рассказать нам, эти «известные тебе факты»?

Лео успокоился очень быстро. Но его глаза сияли не слабее, чем у Эрики.

Его глаза будто говорили: «никаких секретов от меня!».

Несмотря на такой взгляд Лео, в данный момент не произошло никаких изменений в теме рассказа Тацуи. Потому что он с самого начала уже собирался рассказать о том, что стояло за превращением Минору в Паразита, в пределах того, что можно рассказывать, разумеется.

— Цель Минору связана с причиной, по которой Минами попала в больницу.

— …Это была не простая травма?

— Причиной госпитализации Минами является тяжёлый урон, полученный её зоной расчёта магии. И надежды на полное восстановление нет.

Когда Тацуя раскрыл правду, все, включая спросившего Лео, но кроме Миюки, потеряли дар речи.

— Её жизни сейчас ничего не угрожает. Однако использование магии высокой мощности может стать толчком к значительному ухудшению симптомов.

— …Как, вообще, до такого дошло!?

Прокричал вернувший дар речи Лео. Минами была членом клуба альпинистов, президентом которого был Лео. Благодаря этому, она была для него «своим человеком», как и для Тацуи с Миюки.

— Я не намерен это объяснять. Сейчас есть более важные темы для разговора.

— …Хорошо. В таком случае, расскажи нам всё.

Лео совершенно не выглядел убеждённым словами Тацуи. Но даже при таких обстоятельствах он смог проявить сильное самообладание.

— Минору сам стал Паразитом для того, чтобы проверить способ лечения Минами.

— Подожди-ка, Тацуя.

Микихико перебил Тацую, не дав ему сказать следующую фразу.

— …Ты хочешь сказать, что Минору-кун дал Паразиту овладеть собой для того, чтобы вылечить Сакурай-сан? Использовал себя в качестве подопытного кролика?

— Он сам так сказал.

— Глупость какая… Это был неразумный поступок…

Микихико впал в состояние рассеянности.

— Минору серьёзен. — Сообщил беспощадную истину Тацуя.

— Короче говоря, ты имеешь в виду, что Минору придёт забрать Минами?

Тем, кто озвучил то, что хотел сказать Тацуя, была Эрика.

— Минору уже приходил забрать Сакурай? И Тацуя дал ему отпор. Я ведь прав?

Лео продолжил атаковать Тацую вопросами.

— Да. Один раз я смог дать ему отпор.

— Тацуя, ты же… не проиграешь?

— Умереть я не должен. Но он тоже не простой противник.

Тацуя не ответил категорично «я не проиграю» на вопрос Микихико.

— Тацуя-кун, ты думаешь, что хоть сам и не будешь убит, но, возможно, защитить Минами тебе не удастся?

— Да.

Тацуя кивнул в ответ на вопрос Эрики, и продолжил.

— Но другое дело, если он обратит внимание на вас. Эрика, Лео, Микихико. Я считаю, что Минору может войти с вами в контакт в качестве части плана по похищению Минами.

— Он попытается сделать именно нас своими сообщниками? Почему?

— Потому что кроме сестёр Саэгуса, из местных людей с Минору знакомы только вы трое.

— …Действительно, если бы я не услышал этот рассказ, то, возможно, помог бы Минору. — Первым признался Лео.

— Потому что он сказал бы, что это ради излечения Минами… — Эрика нехотя с ним согласилась.

— Минору-кун ведь стал Паразитом? Досадно, но, похоже, что я не могу отличать людей от Паразитов. — Высказал своё недовольство Микихико. Гордость волшебника древней магии не позволяла ему даже думать о том, что он не может отличить человека от монстра.

— Я и сам не знал, что Минору стал Паразитом, пока он сам не раскрыл это.

— …Ясно.

Но Микихико не мог сказать, что в этом он лучше Тацуи.

— Возможно, Микихико лучше меня может чувствовать Паразитов. Однако у семьи Кудо есть магия, прячущая информационное тело. И Минору не потерял магию «девятки», став Паразитом.

— Нет…, глаза Шибаты-сан это другой разговор, но про своё чутьё я не могу с уверенностью сказать, что оно лучше, чем у Тацуи. Но я понимаю, что теперь нужно быть начеку относительно Минору-куна.

— Хорошо, что ты это понимаешь.

— Угу. Кстати…

На лице Микихико появилось «выражение любопытства».

— Что?

Тацуя не проигнорировал это.

— Откуда взялся Паразит, овладевший Минору-куном?

— Неужели опять произошло вторжение из Америки?

— Нет, это был запечатанный в прошлый раз Паразит. Из двух кем-то украденных тел, одно оказалось у семьи Кудо.

Ответив на вопрос Эрики, Тацуя впервые в этом месте показал нерешительность.

— …По правде говоря, Лина приехала в Японию.

Подавив сомнения, Тацуя выбрал честно рассказать правду.

— Лина!?

— Онии-сама!?

Хонока и Миюки повысили голос от удивления.

Потрясение Хоноки было связано лишь с приездом Лины в Японию.

С другой стороны, удивление Миюки было связано с тем, что Тацуя раскрыл факт, который должен был храниться в секрете даже от друзей. Её изумление было настолько велико, что она даже не обратила внимания, что сказала «Онии-сама» прямо перед всеми.

К счастью, шок, который охватил Эрику, Шизуку и остальных, тоже был довольно силён, и не было тех, кто посчитал странным, что Миюки обратилась к Тацуе как к брату, а не как к жениху.

— Визит Лины в Японию связан с тем, что в СШСА снова появились Паразиты.

Но никому не было до этого дела, потому что убийственная сила сбрасываемых одна за другой бомб* была слишком сильна.

[Не помню, есть ли у нас аналог такой фразы, поэтому написал в оригинале и дам пояснение. У японцев «сбросить бомбу» в переносном смысле значит «сказать нечто шокирующее».]

— Паразиты в Америке…

Единственным, кто хоть как-то смог среагировать, был Микихико. Остальные пятеро, Эрика, Мизуки, Лео, Хонока и Шизуку даже не знали, что и сказать.

— Паразит, завладевший Минору, не имеет к этому отношения. Но если появившиеся в СШСА новые Паразиты вторгнутся в Японию, то вполне возможен такой сценарий, что они объединятся с Минору.

— Тацуя… Есть ли способ нейтрализации Паразитов? Если тебе нужна моя помощь…

— Его превосходительство Кудо предоставил нам магию запечатывания Паразитов.

— Под «Его превосходительством Кудо» ты имеешь в виду «Старейшину»?

— Он ведь дед Минору…?

Эрика и Лео указали на связь Кудо Рэцу и Минору, и задали уточняющие вопросы для надёжности.

— Не думаю, что предоставленное им заклинание окажется нерабочим из-за того, что они родственники. Но в случае, если всё пойдёт не по плану… Микихико. Возможно, мне придётся положиться на тебя.

Хоть сам Тацуя и отрицал непотизм*, но он считал низкой вероятность того, что магия семьи Кудо не перешла к Минору.

[Википедия: непотизм — вид фаворитизма, предоставляющий привилегии родственникам.]

То, что у семьи Кудо есть магия запечатывания Паразитов — это факт. Без неё они не смогли бы сделать такое оружие, как «куклы-паразиты».

Однако Минору тоже волшебник семьи Кудо. Нет сомнений, что он знает о заклинании, которое вставлялось в кукол-паразитов при их производстве. Он определённо должен работать над способами избавления от той магии, которая связывает его в данный момент. Даже возможно, что контрмеры уже готовы. Таковы были размышления Тацуи.

— В таком случае, я хочу приложить все силы, чтобы помочь тебе.

Микихико уверенно кивнул Тацуе.

Противодействие монстрам — это предназначение волшебников древней магии. Ответ Микихико содержал в себе веру в это.

 

◊ ◊ ◊

 

Тацуя приехал в «Eine Brise» не на воздушно-сухопутном автомобиле «аэрокар». Приехав с Миякидзимы, он оставил его в гараже многоэтажного дома, в котором он жил, после чего добрался до ближайшей к Первой школе станции с помощью системы общественного транспорта. Возвращался он, разумеется, тоже на индивидуальной кабинке электропоезда.

В пути внутри кабинки ни Тацуя, ни Миюки особо не разговаривали. В нынешнем положении этих двоих, они не могли не опасаться прослушивания, однако это была не главная причина. Гораздо сильнее на них давило напряжение от серьёзного разговора, произошедшего ранее в «Eine Brise».

Для них было редкостью возвращаться домой, не разговаривая, но, вернувшись домой, они, наконец, расслабились. Миюки рассказала о событиях в школе, Тацуя поделился впечатлениями об аэрокаре, после чего Миюки донимала его просьбами покататься. И к этому моменту они уже вернулись к обычному состоянию.

Однако уютная атмосфера была нарушена телефонным звонком.

Точнее, не самим звонком, а темой разговора.

— …То есть, ваша просьба заключается в том, что если Энджи Сириус попросит взять её под защиту, то мы должны передать её силам самообороны?

— Я бы хотел, чтобы твоя реакция не была такой агрессивной. — Сказал Казама с экрана видеофона, жестом призывая Тацую успокоиться. — Я лишь говорю, что силы самообороны не признают факт сокрытия гражданской организацией майора Сириус, являющегося солдатом армии СШСА.

— Предположим, что это так. Подполковник, но почему вы рассказываете мне столь очевидные вещи?

— Тацуя, я знаю, что ты прячешь майора Сириус. Об этом было сообщение от самой семьи Йоцуба.

«Поэтому бесполезно притворяться», — взглядом сообщил Казама.

— В таком случае, отправьте запрос главе семьи.

Но Тацуя не показал волнения. Он не ответил на слова Казамы ни согласием, ни отрицанием, и не удовлетворил его просьбу.

В ответ на неподатливое отношение Тацуи, взгляд Казамы стал строгим.

— Особый офицер Оогуро.

Из голоса Казамы исчез дружеский тон.

— Даже если ты и повысил свой статус в семье Йоцуба, договор между силами самообороны и семьёй Йоцуба относительно тебя ещё действителен.

Тацуя молча смотрел на изображение Казамы на мониторе.

— За исключением охраны Шибы Миюки-дзё, ты должен отдавать приоритет приказам сил самообороны.

— Подполковник Казама. Пожалуйста, прекратите искажать суть договора между семьёй Йоцуба и силами самообороны.

— Что?

Из голоса Тацуи исчезла вежливость.

— Семья Йоцуба признаёт право сил самообороны на отдачу приоритетных приказов Шибе Тацуе, исключая охрану Миюки. Таков договор между семьёй Йоцуба и силами самообороны. Но не существует соглашения, что я должен подчиняться силам самообороны.

— Особый офицер. Это мятеж против армии?

— Тоже нет. Предоставленный мне статус особого офицера — это мера, необходимая силам самообороны, чтобы использовать меня. Присяга по случаю взятия меня под командование тогда, 5 лет назад, была именно в этих пределах.

— …Тацуя. Силы самообороны не одобрят, что гражданские лица прячут майора Энджи Сириус. Я хочу, чтобы ты понял это.

— Подполковник Казама. Лично я не прячу майора Сириус. Если вам сказали, что семья Йоцуба взяла Энджи Сириус под защиту, то отправьте запрос об этом главе семьи.

И Тацуя, и Казама, в конце концов, избежали окончательного разрыва отношений. Это было результатом взаимного признания ценности использования другой стороны.

 

◊ ◊ ◊

 

Здание, ставшее новым домом Тацуи и Миюки, было построено в качестве штаба семьи Йоцуба в Токио. Внутри него были не только жилые помещения, но также различные сооружения для использования здания в качестве штаба. Одним из таких сооружений был подземный зал для магической практики.

В тренировочном зале не было других людей. И хотя позднее ночное время тоже было этому причиной, но на самом деле Тацуя зарезервировал его для личных нужд, прикрывшись своим «титулом» «сына главы семьи» (и не важно, правда это или нет).

Тацуя сказал Миюки и Минами, что собирается научиться у Майи магии запечатывания Паразитов. Но на самом деле, он считал, что даже если ему и покажут заклинание, то сам он его использовать не сможет. Хоть его статус внутри семьи Йоцуба и повысился, но это не изменило тот факт, что он не может использовать никакую другую магию, кроме «разложения» и «восстановления».

Но Тацуя не сдавался, имея такие возможности. Это правда, что он не может использовать обычную магию, кроме «разложения» и «восстановления». Искусственная зона расчёта магии способна лишь на жалкое подобие магии низкой мощности.

Но речь идёт о «магии» в современном смысле этого слова, то есть о магии, модифицирующей явления. А в традиционном значении, «магией» считается не только магия, модифицирующая явления, но и техники, манипулирующие самими псионами. И в техниках манипуляции псионами Тацую не превзойти даже высококлассным волшебникам.

Можно сказать, что это он, наоборот, превосходит этот «высший класс».

Настоящее тело Паразита — это пушионовое информационное тело. Тацуя не способен напрямую манипулировать пушионами.

Но ему было известно, что настоящее тело Паразита обёрнуто псионовой оболочкой, и, если он потеряет эту псионовую «одежду», то его активность приостанавливается. Псионы — это частицы, формирующие намерения и мысли, и одновременно с этим, это частицы, связывающие материальное тело и нематериальный разум. Также предполагается, что эти частицы передают телу команды, выдаваемые разумом, и передают разуму информацию, собранную телом.

Другими словами, псионы обладают качествами, позволяющими им вмешиваться в разум, являющийся пушионовым информационным телом.

Внешняя системная магия вмешательства в разум тоже активируется последовательностью магии, построенной из псионов. Это также является косвенным доказательством, что псионы взаимодействуют с пушионовыми информационными телами.

Тацуя задумался, не сможет ли он с помощью несистемной магии запечатать или хотя бы сковать Паразита, являющегося пушионовым информационным телом?

Простой выстрел псионовым потоком лишь отбросит Паразита. И даже если будет нанесён какой-то урон, его это не прикончит. Это он знал по результатам применения грам-сноса к Паразиту, вылетевшему из ассимилированного тела.

Даже Бронебойный псионовый снаряд, который он разработал для нанесения урона Паразиту, находящемуся в состоянии ассимиляции с человеком, смог лишь ослабить Паразита, но не смог довести его до «спящего» состояния.

«…Никак не могу ухватиться за образ.»

Цепь, верёвка, сеть. Он уже провёл некоторое время в попытках, но у него никак не получалось нарисовать в уме хорошо подходящее видение. Ему всё время казалось, что что-то не так.

«Всё было бы немного по-другому, если бы можно было упражняться с чем-то реальным…»

Насколько было известно Тацуе, семья Йоцуба и семья Кудо имеют реальных Паразитов. У семьи Йоцуба имеется особь, запечатанная в тренировочном лесу Первой школы. А особь семьи Кудо была размножена для производства кукол-паразитов.

Вряд ли они их отдадут, но есть вероятность, что хотя бы дадут на них попрактиковаться.

Но даже если и дадут, его целью, в какой-то мере, было узнать ответ на вопрос «какие именно манипуляции производить с псионами». Если поехать туда в таком «слепом» состоянии, то поездка может оказаться напрасной. В результате он просто потратит своё и чужое время.

«…Может, спросить совета у мастера?»

Ему не нравилась идея становиться должником Якумо, но сейчас были не те обстоятельства, чтобы так говорить. Тацуя решил завтра утром посетить храм Кютёдзи.

 

◊ ◊ ◊

 

Раннее утро вторника, 25 июня.

После долгого отсутствия Тацуя посетил храм Якумо.

Он не сообщил о посещении предварительно. Поэтому он не собирался жаловаться, если бы Якумо отсутствовал.

Но даже несмотря на это, Тацую ждал «тёплый» приём.

 

Дом в Тёфу и храм Кютёдзи расположены довольно далеко друг от друга. Хотя это расстояние можно было пройти и пешком, но, учитывая нынешние обстоятельства, Тацуя поехал на летающем мотоцикле «Бескрылый». А надет на него был не обычный костюм для езды на мотоцикле, а изготовленный Йоцубой боевой летающий костюм «Freed suit»*. Приехав на место, он слез с мотоцикла и снял шлем, оставив его в левой руке. У него не было с собой своего обычного специализированного CAD, но в «освобождённый костюм» был встроен CAD с полным мысленным управлением.

[«Освобождённый костюм» — дело в том, что автор пишет это у себя в тексте именно английскими словами (японским транслитом).]

Когда он прошёл через ворота храма, обычного для этого момента тренировочного боя (или лучше сказать, потасовки) с учениками храма не произошло.

Не было совершенно никаких признаков присутствия тут людей.

Когда Тацуя уже подумал, что пора вспомнить своё обещание не жаловаться на отсутствие, его атаковали.

«Нечто» нематериальное, судя по признакам.

Оно излучало чётко различимую враждебность.

Тацуя контратаковал псионовым потоком ещё до того, как успел идентифицировать нападавшего.

«Струя» псионов, моментально сжатых до плотности как у грам-сноса, оттолкнула информационное тело, обладающее такой же структурой из псионов высокой плотности.

«Независимое информационное тело… «фамильяр»? Или это «злой дух» естественного происхождения?»

От одного практикующего древнюю магию волшебника, обучавшего Тацую в доме Йоцубы, он слышал, что естественным путём в мире редко формируются независимые информационные тела с псионовой структурой высокой плотности.

Обычные независимые информационные тела просто хранят в себе информацию и не способны вмешиваться в явления, но они начинают это делать, когда объём хранимой в них информации и псионов превышает определённый предел. Древние люди боялись их, называя богами и демонами. На основе магии духов и магии вызова, с помощью которых можно было их призывать, люди разработали магию, заставляющую независимые информационные тела изменять явления. Про это Тацуе рассказал волшебник древней магии, обучавший его.

Отброшенное информационное тело развернулось и снова ринулось к Тацуе.

К этому моменту уже было понятно две вещи.

То, что этот «дух» является независимым информационным телом «ветра».

И то, что этот «дух» контролируется человеческой волей.

«Это дело рук мастера?»

Но при этом враждебность этого информационного тела была слишком серьёзной. Сила атаки, записанная в этом информационном теле, была на таком уровне, что прямое попадание вело к смерти.

Чтобы для начала устранить угрозу прямо перед своими глазами, Тацуя собирался стереть «духа ветра» Рассеиванием заклинания.

Однако в следующий момент он отменил магию разложения информационных тел «Рассеивание заклинания», не активировав её.

Но это было не потому, что он остановил сражение, распознав во вражеском пользователе магии Якумо.

Вместо Рассеивания заклинания Тацуя использовал несистемную магию сжатия и выстреливания псионов.

Формой сжатия была сеть. Точнее, нечто похожее на сеть, потому что оно не воспроизводило сеть в точности до мелких петель.

Выглядело это как тонкая псионовая плёнка, обволакивающая цель, поэтому, возможно, ближе будет название «обёрточная ткань», а не «сеть». Разумеется, не существует такой гигантской обёрточной ткани с диаметром в 3 метра.

Остановить приближающийся «дух ветра» псионовой «сетью», обернуть, и применить к нему внешнее давление. Таков был план, однако эта «сеть» была быстро разорвана.

Избежавший захвата дух превратился в ветряной клинок и устремился к Тацуе.

Тацуя уклонился от этого, отпрыгнув в сторону.

Из левой руки вставшего после переката Тацуи потекла красная кровь. На руке в области плеча зияла рваная рана.

Противник — прозрачный воздушный клинок. Хоть он и хотел от него уклониться, но идеально сделать это не вышло. Тем не менее, было очевидно, что удар имел совсем не тренировочную силу. Если бы на нём был надет не «освобождённый костюм», обладающий функциями пуленепробиваемости, ударопрочности и защиты от режущих атак, то, возможно, вся рука от плеча была бы отрезана.

Костюм был разорван и окрашен в цвет крови примерно одну секунду.

Не только рана, но и повреждения костюма, и разбрызганная по земле кровь исчезли, словно видение. Это было результатом работы магии «Восстановление» Тацуи.

Если бы противником был живой волшебник, то его потрясение от увиденного, возможно, создало бы брешь в его обороне. Но следующая атака «духа ветра» началась без задержки. Он либо был заранее запрограммирован «продолжать атаки», либо его оператор знал о способностях Тацуи.

Ветряной клинок снова пошёл на сближение.

Тацуя вытянул в сторону независимого информационного тела правую руку с раскрытой ладонью. Прямо перед ней он сформировал псионовый щит.

Наткнувшись на щит, состоящий их высокоплотных псионов, «дух ветра» остановился. Клинок из воздуха высокой степени сжатия, поддерживаемый независимым информационным телом, высвободил это сжатие, в результате чего на Тацую пошла взрывная волна.

Но простой ветер уже не может повредить «освобождённый костюм».

Тацуя сжал свою правую ладонь, будто что-то схватил.

Псионы Тацуи собирались вокруг «духа ветра».

Сжимая собой независимое информационное тело.

Псионовое облако, бывшее сначала размером с легковой автомобиль, стало шаром, который может поместиться в ладонь.

Не обладающая реальным телом и не видимая простым глазом псионовая сфера была похожа на «хрустальный шар».

И «дух ветра» был заключён внутри неё.

Убедившись, что «дух» не может выбраться из псионовой сферы, Тацуя вздохнул с облегчением.

В поисках брошенного при уклонении в самом начале шлема, он осмотрел землю под ногами.

Это был всего один момент, на который он потерял бдительность.

Изнутри псионовой сферы, которая была у него в руке, начало исходить взрывное расширяющее давление.

Тацуя подбросил псионовую сферу прямо над собой.

Опустив правую руку, он использовал отдачу от этого движения, чтобы резко вздёрнуть вверх левую руку.

Разорвав псионовую сферу, «дух ветра» взорвался и сам.

Созданная тем самым взрывная волна столкнулась с выпущенным вверх из левой руки Тацуи грам-сносом, и разошлась в стороны по всей территории храма в виде концентрических кругов из псионов, будто рябь на воде.

— Эх, какая потеря…

На безлюдной территории храма внезапно появилась человеческая фигура. Тем, кто, аплодируя, заговорил с ним, был настоятель этого храма, и известный «пользователь ниндзюцу», Коконоэ Якумо.

— Если ещё немного поработаешь над способом применения мысленного давления, то сможешь завершить Запечатывающую сферу.

— Мастер, доброе утро.

— Ага, доброе, Тацуя-кун.

И это был тот, кого этим утром он хотел навестить, чтобы попросить совета.

— Итак, мастер, что такое Запечатывающая сфера?

Они обменялись утренними приветствиями, будто ничего не случилось, и Тацуя просто спросил, чтобы поддержать разговор.

— То, что ты сейчас пытался сделать. — Ответил Якумо с кривой ухмылкой. — Ты ведь пришёл спросить про способ запечатывания Паразитов?

— Вы уже знаете про Минору?

— А ещё я знаю про повторное происшествие в Америке. И, похоже, теперь проблем будет больше, чем в прошлый раз.

— Я потрясён. Тогда… научите ли вы меня этой технике печати?

— Разумеется, не научу.

Слова Якумо были ответом, который у некоторых людей мог бы вызвать взрыв гнева со словами «да ты издеваешься?».

— Ясно.

Но Тацуя воспринял это как нечто само собой разумеющееся.

Хотя Тацуя называл Якумо «мастером», он не был учеником «пользователя ниндзюцу» Коконоэ Якумо. С разрешения Якумо, Тацуя лишь участвовал в тренировках. У него не было права учиться магии.

— Мне ведь уже не нужно тебя этому учить? Твоя только что сделанная Запечатывающая сфера была довольно хороша. Настолько, что и не подумаешь, что это был твой первый раз.

Но вместе с этим, это не означало, что он ничему тут не научится.

— Запечатывающая сфера — это нечто такое, что заключает внутри себя независимые информационные тела, сжимая их псионами, сформированными в сферу, по сути, так же, как и в «Бронебойном псионовом снаряде»?

— Понятно, ты применил технику Бронебойного псионового снаряда?

— Но можно ли запечатать этим Паразита?

— Это изолировало гохо ветра от моей техники. Этого должно быть достаточно, чтобы это сработало и на Паразите.

Гохо — это сокращение от гохо-додзи. Изначальным значением этого слова были божественные или злые духи, служившие эзотерическим буддистским монахам и горным отшельникам. Но в более широком смысле, как заклинание эзотерической системы, это слово используется в значении «фамильяр». Перефразируя последние слова Якумо, они означали, что «он сделал всё правильно до стадии заключения служащего Якумо духа ветра».

Может быть, у Якумо такое было сейчас настроение, но его советы были близки к обучению заклинанию. Это было исключительным отношением, учитывая то, что Тацуя не выполнял обязанности ученика.

— Ранее вы говорили «поработать над способом применения мысленного давления», но что именно я делал неправильно?

— Продолжай такими же темпами, и, потратив часов эдак десять на размышления, ты поймёшь, как не страдать от этого суицидального взрыва.

— То есть, мне просто нужно время?

— Нет-нет, не в этом смысле. Я же сказал поработать над этим? На тренировку Запечатывающей сферы не требуется много времени.

Тацуя не спросил, что же именно тогда ему делать. Тацуя и Якумо были знакомы уже 5 лет. Тацуя знал характер Якумо настолько, чтобы понимать, что больше намёков можно не ждать.

— Я понял. Постараюсь что-нибудь придумать.

— Можешь попробовать тренироваться со вторым сыном семьи Йошида в качестве партнёра.

С таким дополнением, результаты сегодняшнего утра были не просто достаточными, а даже превысили все ожидания.

Оставить комментарий