Том 26. Глава 5

На следующий день после атаки Минору, Тацуя был вызван Майей.

Часть пути он проделал на высланном ему навстречу VTOL, пилотируемом Хёго, а остаток пути преодолел по уже знакомому подземному туннелю. Время, в которое он прибыл, ещё можно было назвать утром, а не «ближе к полудню».

— Извини за срочность.

Поэтому такое приветствие Майи не было странным. Вопрос был в том, если это так срочно, то почему она вызвала на личную встречу, а не позвонила?

— Дело в том, что от нашего контактного лица в Пентагоне была получена важная информация. Я хотела поговорить напрямую именно из-за этого источника информации.

Даже после того, как США превратились в СШСА, местоположение Министерства Обороны не изменилось. Внешний вид здания тоже не изменился, поэтому его по-прежнему называли Пентагоном.

— Я не знал, что у нас есть связи в Пентагоне.

Аяко не рассказывала Тацуе о полковнике Бэланс. Аяко чётко отличала благосклонность к Тацуе от профессиональной этики в работе с информацией.

— Скоро я познакомлю Тацую-сана с ними.

Хотя Тацуя был официально признан членом главной семьи, он всё ещё не был проинформирован о полной картине семьи Йоцуба. Хотя знаний, полученных не из рассказов, а самостоятельно, у него тоже было много, но это явно было далеко не всё.

— Итак, перейдём к содержанию.

— Хорошо.

Слова Майи заставили Тацую сфокусировать внимание.

— Похоже, что Звёзды выслали команду ликвидации.

— Не захвата, а ликвидации? Довольно неожиданно.

То, что Звёзды отправят отряд выслеживания Лины, было довольно очевидно. Но со дня её побега прошла одна неделя. Реакция была довольно запоздалой.

Но было неожиданно, что целью этого отряда оказалось устранение. Лина — майор Энджи Сириус — это официально признанный государством волшебник Стратегического класса. СШСА были укомплектованы регулярной военной силой в избытке, поэтому значимость Стратегической магии была чуть ниже, чем в других странах, но даже несмотря на это, она должна была быть важной военной силой.

— Смысл в том, что это не решение Пентагона.

— Своеволие Звёзд?

— Их командование, похоже, пребывает в молчаливом согласии.

— Похоже, в СШСА тоже есть серьёзные внутренние разногласия.

— Да. Ты правильно это понял.

Тацуя не знал, какие именно у них там разногласия. Часть из них думает, что Лина — это помеха, другая часть ценит её, как волшебника Стратегического класса, но всё равно они посчитали, что раз она сбежала в другую страну, то даже такие меры, как убийство, в данном случае неизбежны. Таково было предположение Тацуи.

Майя явно знала больше деталей о внутренней обстановке в СШСА, но в данный момент она не стала больше ничего объяснять.

— Известен ли конкретный маршрут вторжения?

— Если узнаешь это, то сможешь с этим разобраться? — Майя ответила вопросом на вопрос Тацуи.

— Я сделаю это, если прикажете. — Без колебаний ответил Тацуя.

Майя ухмыльнулась в предвкушении.

В лицах обоих собеседников не читалось отвращение к убийству.

Прибывающие в Японию члены Звёзд попытаются произвести такое незаконное действие, как убийство в чужом независимом государстве. Никто ведь не будет жаловаться, если убьют, наоборот, их? Возможно, такие вот мотивы сейчас были в головах этих двоих.

— К сожалению, маршрут вторжения выяснить не удалось. Известен только график прибытия.

— Когда?

— Сегодня вечером.

— …То есть, на расследование времени нет.

— Верно.

Кислая мина на лице Тацуи выглядела забавной. После своего ответа, Майя прикрыла рот одной рукой и элегантно рассмеялась.

— …Извини. Но мы ведь не сидим сложа руки. Я отправила наблюдателей в каждый аэропорт и базу ВВС в пределах столичного региона. Проконтролировать морские пути не получится, но в данном случае, думаю, что можно их проигнорировать.

— Будет проблематично, если они воспользуются аэропортом за пределами столичного региона. — Тацуя увидел проблему и сразу же на неё указал.

— Верно.

Но Майя не показала своим поведением, что её это хоть как-то задело. Но и в восторге она тоже не была. Возможно, она посчитала само собой разумеющимся, что он быстро заметил это.

— Всё равно они не смогут просто так просочиться извне. В этом случае нам остаётся лишь принять в качестве плана действий реагирование при их обнаружении.

— Да.

Тацуя не возражал против такого плана.

— Значит, когда этот момент настанет, я на тебя рассчитываю.

Тацуя не запаниковал, когда разговор вернулся к его участию.

— То есть, вы не возражаете, если с этим разберусь я?

— От этого не должно быть никаких проблем в будущем… Хотя некоторые люди в правительстве будут иного мнения.

— Я понял. В пределах возможного постараюсь следовать политике поимки, а не убийства.

— Да, будь добр. — Сказала Майя, и встала с кресла. Этим она оповестила, что разговор окончен.

Тацуя тоже встал, последовав её примеру, и глубоко поклонился с наклоном в 45 градусов.

 

◊ ◊ ◊

 

Минору, сбежавший от союза семей Дзюмондзи и Саэгуса, возглавляемого Кацуто, в итоге вышел из персональной кабинки в Тояме, и зашёл в приличное кафе с приватными комнатами. Это было сделано для того, чтобы убедиться, полностью ли он ушёл от погони.

В этом полностью роботизированном кафе с приватными комнатами посетитель не сталкивался лицом к лицу с сотрудниками или другими посетителями, однако существовал риск перехвата изображения с камер андроидов (точнее, больше там было гиноидов — роботов-женщин), заменяющих людей.

Однако сейчас Минору изменил «Парадом» своё лицо на неприметное, и не должен был вызывать подозрения через изображение с камер. Да и вообще, чтобы избежать наблюдения через камеры в современной Японии, нужно полностью отказаться от посещения общественных мест.

В этом кафе, помимо предложения напитков и закусок, также предоставлялись сетевые сервисы и программное обеспечение для покупок в магазинах. Однако Минору не использовал ничего и не заказал ничего, кроме напитка.

Чтобы убить время, он попытался погадать о будущем. Согласно знаниям, полученным от Чжоу Гунцзиня, нельзя было надеяться на точное предсказание, однако могла быть получена абстрактная информация, в определённой степени указывающая на направление дальнейших действий.

Он вытащил из поясной сумки сделанную из ткани гадальную «дощечку». Это был кусок ткани чёрного цвета размером с носовой платок, с рисунками, вышитыми нитями пяти разных цветов: зелёного, красного, жёлтого, белого и синего. Это был «инструмент» для гадания, основанный на традиционном учении «Кимон Тонко»*.

[В данном случае используется другое написание этой фразы. Оказалось, что «традиционное учение Кимон Тонко» — это некий китайский метод астрологического прогнозирования. Он пишется как 奇門遁甲 и считается названием, то есть не переводится. А одноимённая техника сокрытия Кимон Тонко пишется с разницей в 1 символ: 鬼門遁甲 и тоже не переводится, но дословно оно значит «проклятие выбора направления». Видимо, её название было основано на игре слов, понятной лишь японцам/китайцам.]

И результатом предсказания «удачных» для него мест стали: «юго-запад», «остров», «небо», «порт».

«Небо и порт, как правило, ведь можно объединить в аэропорт? На юго-запад отсюда, аэропорт на острове… Или же, остров, являющийся аэропортом?»

Вариантами, пришедшими на ум Минору, были Международный аэропорт Кансай и аэропорт Кобэ. Руководствуясь больше своей интуицией, чем этим гаданием, Минору назначил своей следующей целью Кансайский Аэропорт.

Следующее гадание было на «время». Результат «сегодня» и «ночь».

У него ещё оставалось время, однако он не знал, что произойдёт в указанном месте.

Будет лучше прибыть туда как можно раньше.

Прошло достаточное количество времени, чтобы понять, преследуют его или нет. …Преследования явно не было.

Минору покинул кафе и снова отправился к станции электрокабинок.

 

◊ ◊ ◊

 

В этом сезоне в регионе Кансай время заката было позже 19 часов.

Если бы небо было ясным, то вечерняя заря всё ещё сопротивлялась бы наступающей тьме. Но покрытое густыми облаками небо оповещало о приходе ночи на эту землю.

В Международный Аэропорт Кансай прибыл прямой рейс из Лос-Анджелеса, СШСА. Большинство пассажиров на борту этого самолёта были американцами, и среди них был один молодой мужчина и один юноша. Англосаксонское происхождение этих двоих также совершенно не вызывало сомнений.

Информация Майи и догадка Тацуи оказались частично правильными. Ошиблись они в том, что сегодня в Японию приехала не команда устранения, а лишь передовой отряд, авангард.

Молодым мужчиной в солнцезащитных очках (если внимательно присмотреться, то можно увидеть, что его правый глаз — искусственный) был первый лейтенант Джейкоб Регул. Из Звёзд отправлен был только он один.

А юношей, сопровождающим его, был Рэймонд Кларк. Он снова приехал в Японию не по распоряжению своего отца, Эдварда Кларка. Это было решено в ходе «обсуждения» между Паразитами.

Рэймонд стал Паразитом, испытывая искажённую одержимость желанием подчинить Тацую. С этим сильным желанием, Рэймонд смог захватить лидерство среди Паразитов в деле убийства Шибы Тацуи.

— Станция электромобилей, похоже, вон там.

Завершив процедуру въезда в страну с поддельным паспортом, и выйдя в зал прибытия, Рэймонд обратился к своему спутнику Регулу, показав направление головой.

— Мы используем общественный электротранспорт?

Регул ответил на это телепатией.

— Тсс!

Рэймонд в панике настоящим голосом предостерёг его не выдавать свой «голос».

— А, да, извини.

Регул извинился перед Рэймондом.

При разговоре телепатией о подслушивающих микрофонах можно было не беспокоиться, но взамен появлялся риск быть замеченными волшебниками и обладателями суперсил. Хотя оба способа общения несли для них трудности, но второй явно был хуже.

Расстояние эффективной работы микрофонов ограничено. Если указать цель прослушивания, то можно уловить голос даже на большом расстоянии. Можно даже выделить определённый звук в толпе с помощью фильтрации голосовых отпечатков. Но всё это невозможно, если неизвестно, кого прослушивать. Можно лишь указать ключевые слова, и искать голоса, которые их произносят.

С другой стороны, телепатия не ограничена расстоянием. Радиус действия зависит от персональных способностей каждого человека, и, как и в случае с другой магией, по сути, не связан с физическим расстоянием.

К тому же, телепатией разговаривает очень мало людей. Если их телепатический разговор будет случайно услышан, то нельзя утверждать, что не найдётся таких людей, которые не смогут раскрыть их личности.

Поэтому перед отъездом эти двое обсудили это, и решили не использовать телепатию. Просто телепатия — это естественная форма общения Паразитов. Регул просто пытался говорить обычным для него способом, поэтому и использовал телепатию так беспечно. Когда ему на это указали, его послушное извинение было связано с осознанием этого факта.

И их осторожность не была безосновательной.

 

◊ ◊ ◊

 

— Это офицер Карасава из надводного полицейского участка Кобэ. Я перехватил телепатический сигнал. Похоже, что это был пассажир недавнего рейса из Лос-Анджелеса. Просьба проверить въездные данные.

Один из волшебников-полицейских, помогающих в обеспечении безопасности аэропорта, почувствовал телепатию Регула и немедленно сообщил об этом в центр безопасности.

— Вас понял. …В списке пассажиров волшебники не зарегистрированы. Возможно, что паспорт поддельный. Офицер Карасава, вам известны детали его внешности?

— Это группа из двух человек: молодой мужчина старше 20 лет и юноша возрастом 15-19 лет. Оба европейской внешности, мужчина носит тёмные очки и у него пепельный цвет волос. Юноша — блондин. Думаю, что телепатия исходила от того, кто с пепельными волосами. Похоже, что они направились к станции персональных кабинок.

— Высылаем подкрепление. Постарайтесь следовать за ними, не упуская из виду. Также сделайте и вышлите нам фотографии этих двоих.

— Принято.

 

◊ ◊ ◊

 

— Рэймонд. У нас на хвосте полиция.

— Э-э?

Регул первым заметил преследователя в полицейской форме.

Хотя «полицейская форма» была довольно примечательной внешностью, но Рэймонд был дилетантом в этой области, и навыки полицейского оказались выше, чем у него.

— Извини. Думаю, та недавняя телепатия, всё-таки, была обнаружена.

Тем не менее, Регул был элитным военным волшебником. Более того, ему чаще всего поручали работу снайпера, при которой во время операций требовались навыки наблюдения. Для полицейского в форме, обладающего выделяющейся внешностью, было трудно следовать за ними и не быть замеченным.

— Что будем делать, Джек?

— Мы не знакомы с этой местностью. Не вижу перспектив в попытках играть в прятки.

— Тогда…

— Бросим багаж. Всё равно там ничего важного.

Звёзды не были настолько легкомысленны, чтобы думать, что смогут пронести через таможню оружие. В данный момент они были не вооружены и планировали получить специализированное оружие в посольстве в Токио.

— Паспорт у тебя на руках?

— С этим порядок.

На вопрос Регула, Рэймонд ответил голосом, едва избавившимся от волнения.

— Тогда, бежим!

Они бросили чемоданы и побежали.

 

◊ ◊ ◊

 

— Это офицер Карасава. Двое подозреваемых в нелегальном въезде волшебников в страну бросили свои чемоданы и начали убегать. Они изменили свой курс и направляются к станции пилотируемых такси.

Следящий за Рэймондом и Регулом полицейский в форме сообщил по рации об их побеге.

— Преследуйте. Отправьте фото чемоданов. Мы их подберём.

— Принято.

Полицейский, на бегу манипулируя мобильным терминалом, сфотографировал «улику» в виде чемоданов и отправил её.

— Данные получены.

— Запрашиваю разрешение использовать магию для передвижения.

— Разрешаю.

Одновременно с тем, как полицейский услышал это слово, его тело взлетело над головами прохожих.

 

◊ ◊ ◊

 

— Он догоняет!

Полицейский в форме приближался по воздуху. Рэймонд, заметивший первым, предупредил Регула.

— Он в своём уме!?

Этот японский полицейский делает такие безрассудные вещи в таком многолюдном помещении! Это было совершенно неожиданным событием для Регула.

В СШСА редко можно было увидеть сцену такой безбашенной погони. Во многих странах, чтобы не подрывать психологическое здоровье обычных людей, полиция руководствовалась принципом использования магии как можно более незаметно.

У граждан было гораздо больше шансов увидеть использование магии пожарными, чем полицией.

На самом деле, в большинстве регионов Японии положение дел было таким же, как в Америке. Но район Хансин был исключением. Тем не менее, даже обладая заранее полученными сведениями, вряд ли можно было бы избежать такой ситуации.

Рэймонд повернулся к полицейскому и взмахнул рукой своеобразным «отмахивающим» жестом.

Тело полицейского, уже почти нагнавшего их, снесло. Это был психокинез, обретённый Рэймондом после слияния с Паразитом.

— Рэймонд!

— Другого выхода не было!

Регул не стал упрекать дальше. Другого выхода действительно не было. …К тому же, что сделано — то сделано. Однако теперь было раскрыто, что они могут использовать магию и являются вторженцами под прикрытием туристов.

Возникли признаки активации магии. Похоже, что недавно отброшенный полицейский, уже пришёл в себя. Также начали появляться признаки других людей, окружающих их. Очевидно, что это было полицейское подкрепление.

Регул занервничал. Он даже подумать не мог, что вторжение в Японию закончится на первом же шаге. На основе предположения, что в любом аэропорту столичного региона наблюдение будет очень серьёзным, был выбран Международный Аэропорт Кансай. Эти рассуждения оказались бесполезными. Несмотря на то, что причиной стала небрежность самого Регула, но он не мог даже предположить, их загонят в угол из-за такой пустяковой оплошности.

Проникновение в другую страну без привлечения помощников среди местных оказалось безрассудством…

Такие сожаления проскочили сейчас в голове Регула.

Однако о том, чтобы послушно быть пойманным здесь, не могло быть и речи.

— Ничего не поделаешь. Рэймонд, прорываемся силой.

Регул активировал магию самоускорения и рывком прорвался через свободное пространство в толпе.

Рэймонд сразу же последовал за ним. При этом Рэймонду показалось, что он задел прохожего, но ему сейчас было не до забот о возможных побочных травмах.

Они ворвались на станцию пилотируемых такси, также выполняющих функцию туров по достопримечательностям.

— Угони машину!

— Понял! — Энергично ответил Рэймонд на распоряжение Регула.

Если говорить о готовности сражаться, то Регул имел класс Первой звёздной величины в Звёздах, сильнейшем в мире подразделении волшебников. Он не боялся противника в виде офицера полиции. Рэймонд был дилетантом, не имеющим отношения ни к военным, ни к полиции, но именно как дилетант, он «не знал страха», что в нынешней ситуации было ему на пользу.

Они искали пилотируемое такси, которое выглядело бы быстрым. И было бы лучше, если бы водитель оказался человеком, не оказывающим бессмысленное сопротивление.

Однако их взгляды остановились (точнее, были привлечены) не на такси, а на большом чёрном автомобиле представительского класса. Этот автомобиль был похож на автомобили, на которых предпочитают ездить руководители силовых ведомств.

— Садитесь.

Рэймонд и Регул переглянулись. К ним сейчас обратились телепатией. Было очевидно, что она исходила от их собрата, то есть Паразита.

Рэймонд кивнул Регулу.

Регул бросился к чёрному автомобилю и открыл заднюю дверь. Рэймонд открыл дверь к переднему пассажирскому месту.

Как только эти двое сели, большой седан сразу же стартовал. Признаки сильной магии окутали и скрыли весь автомобиль целиком.

— Это… «Парад»? — Телепатически пробормотал Регул.

— Это так, но просьба воздерживаться от использования телепатии.

Когда с ним заговорили живым голосом, Регул впервые заметил сидящего рядом с ним молодого парня.

И потерял дар речи. Он даже забыл, как дышать.

Он даже подумать не мог, что такой красивый парень вообще может существовать.

Если смотреть только на красоту, то он не уступал даже истинному облику Энджи Сириус, то есть Лины.

Но Лина всем своим прекраснейшим красивым лицом излучала дружелюбие и открытость, и о ней не складывалось впечатление, что к ней трудно подойти.

Однако красота этого парня была не просто в форме его лица, а была чем-то сверхчеловеческим.

Завораживающая, нечеловеческая красота.

Уж не падшему ангелу ли принадлежит такая красота…? Регул неосознанно задумался о чём-то таком бессвязном.

— Потому что есть вероятность, что телепатия не полностью маскируется «Парадом».

Парня, похоже, не заботило, что Регул в такой грубой манере уставился на него, и он продолжил. Можно было с уверенностью сказать, что он привык, что на него так смотрят.

— А, да, извини. Ты нас спас. Благодарю.

Он слегка поклонился.

— Я — Джейкоб Роджерс. Можешь называть меня Джек.

Осознав, что не представился, он поспешно сделал это. «Роджерс» — это была настоящая фамилия Регула.

— Рад знакомству. Моё имя — Кудо Минору.

— Я — Рэймонд Кларк.

Рэймонд оглянулся назад с переднего пассажирского места и присоединился к разговору.

— «Кудо» — это те самые «Кудо», бывшие одним из Десяти Главных Кланов? — Удивлённо спросил Рэймонд, опираясь на знания, полученные через Хлидскьяльв.

— Верно. А Кларк-сан как-то связан с «Кларком» из «Проекта Диона»?

— Да, верно. Кстати, можешь называть меня просто Рэймонд. Чтобы отличать одного от другого.

— Хорошо. Кстати, куда вы бы хотели, чтобы я вас отвёз?

От вопроса Минору лицо Регула стало угрюмым.

— …Полиция будет наблюдать за отелем, в котором мы забронировали номер.

— Несомненно. А ваши паспортные данные уже наверняка разослали в розыскных сводках.

Регул нахмурился. Он уже предположил, что они могли быть сфотографированы для сравнения с фото в поддельных паспортах. И он не мог подавить свою нервозность, когда услышал то же самое от другого человека.

— Если хотите, можете остановиться у меня, и я подготовлю вам новые паспорта. Разумеется, они будут на граждан Америки и с записью о въезде.

Вместо благодарности, Регул отнёсся с настороженностью к предложению Минору.

— Ты бы нас этим выручил, но почему ты это делаешь?

Услышав вопрос Регула, Минору показал улыбку, одновременно пьянящую и бросающую в дрожь.

— Потому что вы двое — такие же, как я.

Это Регулу было понятно. Однако он не думал, что причина лишь в этом.

— А также потому, что я хотел бы, чтобы вы мне помогли кое с чем.

— Э-э, с чем?

У Рэймонда, похоже, не было такой настороженности, как у Регула.

Как Паразит, Рэймонд вёл себя более непринуждённо. Паразит — это целое, разделённое на части. Каждый отдельный индивид имел своё независимое сознание, но вместе с этим они делили между собой одно намерение. По сути, они не могли предать своих товарищей, это было просто невозможно.

— Есть одна девочка, которую я хочу сделать нашим товарищем.

— Возлюбленная?

Глаза Рэймонда засияли.

— Нет, пока это не взаимно. Ах, я не намерен делать её нашим товарищем против её воли. Я отступлю, если она не согласится.

— Хе… Ты довольно терпеливый. И порядочный. Уважаю.

В словах Минору Регул нашёл несоответствие.

Идея отказа от создания собратьев противоречила базовым инстинктам Паразитов. Это скорее человеческий склад ума, чем их.

К тому же, Регул не мог увидеть разум Минору. Не мог получить доступ к сознанию Минору, который должен разделять с ними одно намерение.

Не было сомнений в том, что Минору — Паразит. Это было понятно инстинктивно. Однако Минору чем-то отличался от них.

Регул никак не мог избавиться от таких мыслей.

 

◊ ◊ ◊

 

О том, что нелегально въехавшие в страну люди, использующие телепатию, прорвали окружение полиции и сбежали, местная полиция сообщила семье Футацуги, которая, в свою очередь, поделилась этой информацией с Десятью Главными Кланами.

— Это был Аэропорт Кансая?

Уже была почти полночь, когда Тацуя получил уведомление об этом от Хаямы по телефону.

— Да. За поиски взялась семья Куроба. Тацуя-сама, как мы с вами и договаривались, прошу вас ожидать указаний от Госпожи о возможных действиях в Токио и на Миякидзиме.

— Если вторженцы — это Звёзды, то их целью должна быть Лина. Вас понял. Я буду наготове.

— Мы получили фото вторженцев от полиции. Оказалось, что один из них — это Рэймонд Кларк.

Тацуя слегка округлил глаза.

— Рэймонд Кларк?

— Хотя точно это ещё не подтверждено, но по данным активности псионовых волн можно предположить, что Рэймонд Кларк стал Паразитом.

— Теперь стало возможно определять Паразитов псионовыми радарами? Видимо, это результаты исследований.

— Это стало возможным благодаря Тацуе-сама, который предоставил образец Паразита для экспериментов.

На прошедшей недавно экстренной конференции Главных Кланов Майя раскрыла всем, что семья Йоцуба забрала себе Паразита, запечатанного в тренировочном лесу Первой школы в феврале прошлого года. Замечание Тацуи было лёгким сарказмом, основанным на этом, но на Хаяму он не подействовал.

У Тацуи не было намерения вызывать Хаяму на словесную дуэль. Гораздо важнее сейчас был тот факт, что Паразитов можно обнаружить аппаратным способом.

— Нельзя ли использовать эти результаты для обнаружения Минору?

— Куребаяси сейчас разрабатывает радар, настроенный на Кудо Минору. Прошу немного подождать.

Куребаяси имел 3-й ранг среди дворецких семьи Йоцуба и был ответственным за все технические вопросы семьи Йоцуба, являясь управляющим технологическими структурами бывшей Четвёртой лаборатории. Являясь превосходным магическим инженером, он был первым учителем Тацуи, познакомившим его с магической инженерией.

— Я понял. Буду ждать.

— Я передам Куребаяси слова Тацуи-сама. Кстати, как поживает майор Сириус?

— Кажется, пока не скучает.

— Похоже, так и есть. Если ей что-либо понадобится, мы подготовим это в кратчайшие сроки.

— Я передам это Лине.

— Будьте любезны.

После этого были сказаны обычные слова прощания, и экран видеофона погас.

Тацуя принял звонок не в гостиной, а в своей комнате. Рано ложащаяся спать и рано встающая Миюки уже была в постели.

Завершив телефонный разговор, Тацуя направил свои мысли не на Миюки, а на Аяко.

Часть группы вторгшихся Паразитов, вероятно, является волшебниками из Звёзд. За их выслеживание ответственна семья Куроба.

Это было естественно, учитывая распределение ролей в семье Йоцуба. Вероятность, что Фумия и Аяко присоединятся к этому делу, была довольно высока.

Эти двое ходят в школу. И они не были освобождены от занятий в Четвёртой школе, подобно Тацуе. Но Тацуя догадывался, что в семье Куроба ставят приоритет работы выше обучения в школе.

О Фумии он особо не беспокоился. Его «Прямая боль» — это магия психического вмешательства. Её должно быть достаточно, чтобы иметь дело с Паразитами. Можно даже сказать, у неё с ними хорошая совместимость.

А у Аяко не было эффективных средств атаки против Паразитов. Физическому телу Паразита она сможет нанести урон обычными способами. Но до его истинного тела ей достать нечем.

В принципе, если противником будут Звёзды, то она должна как-нибудь справиться. По крайней мере, она должна суметь убежать, если обстоятельства ухудшатся.

Однако если она столкнётся с Минору…

«…Не излишнее беспокойство ли это?»

Семье Куроба был поручен поиск вторгшихся в страну людей, предположительно являющихся Звёздами. О поиске Минору речи не было.

…Тацуя даже не представлял себе, что Минору и передовой отряд Звёзд уже объединились.

 

◊ ◊ ◊

 

Минору привёз Рэймонда и Регула в китайский квартал в Кобэ. Это был небольшой район, также иногда называемый «Чайнатаун». До Третьей Мировой Войны «Чайнатауны» были повсюду в Японии, однако после войны в виде полноценных кварталов они остались только в Йокогаме и Кобэ.

В китайском квартале Кобэ, как и в Йокогаме, располагалась база Чжоу Гунцзиня. Работавшие там люди без каких-либо вопросов подчинились Минору, когда он прибыл туда и объявил себя новым хозяином. Их совершенно не волновало, как выглядит их хозяин. Лишь одного обладания «ключом» от сокровищницы, которая должна открываться только хозяину, было достаточно, чтобы его признали хозяином. Минору вытащил из призрака Чжоу Гунцзиня знания о том, как работает «ключ», и без проблем смог открыть сокровищницу. Стоит упомянуть, что когда Минору решил взглянуть на содержимое сокровищницы, он впал в уныние, обнаружив за наконец открывшейся дверью лишь мусор.

На следующий день, в четверг, 27 числа Минору и Рэймонд с Регулом устроили совещание.

— …Другими словами, целью Джека является установление местоположения считающейся дезертиром майора Сириус?

Регул кивнул в ответ на вопрос Минору. Он не ответил сразу, потому что ему снова пришлось подавлять свой позыв использовать телепатию.

— Если возможно, то хотелось бы уничтожить майора Сириус моими силами. Если это окажется затруднительно, то мы дожидаемся прибытия товарищей и объединяем силы.

— Когда ваши товарищи прибудут в Японию?

— Их прибытие планируется на базу в Заме через 4 дня, в ночь на 1 июля. Однако из-за операции, проведённой в феврале этого года, ожидается, что японские власти будут вести более тщательное наблюдение. Даже если они приедут, они не смогут проявлять особую активность. Необходимо собрать нужную информацию и быстро достичь поставленной цели за один заход.

Под операцией в феврале этого года подразумевалась проведённая под командованием Канопуса миссия по устранению Гу Цзе, чтобы тот не попал в руки японских властей. После этого инцидента потерявшие своё лицо силы самообороны встали на более жёсткую позицию по отношению к СШСА. Хотя Министерство Иностранных Дел и Министерство Промышленности были обеспокоены этим, но недовольство официальных представителей сил самообороны было слишком сильным, и нестабильное состояние практической стороны военных дел продолжалось.

— Я понял. Я отправлю своих подчинённых на поиски майора Сириус.

— Подчинённых? Семьи Кудо? Я думал, что в семье Кудо наследником является старший сын Харуаки-сан. Минору, у тебя тоже есть свои люди в подчинении? — Спросил Рэймонд, вклинившись в разговор.

— Какие детальные знания, Рэймонд. Ты выяснил это через Хлидскьяльв?

Но кто был тут шокирован, так это Рэймонд.

— Ты знаешь про Хлидскьяльв!?

Минору расплывчато улыбнулся. У обычного человека это можно было назвать «улыбкой лжеца», но у Минору это смотрелось как «таинственная улыбка».

— У меня тоже есть множество различных источников информации.

— ……

— Рассчитываю на тебя в вопросе помощи в поиске.

Вместо Рэймонда, застывшего с ошеломлённым лицом, к разговору вернулся Регул.

— Итак, а мы чем можем тебе помочь? Нужно будет забрать откуда-то твою подругу?

— Да, если можно, я бы хотел попросить об этом, но…

Минору криво улыбнулся.

В контраст ему, Регул сделал недовольное лицо. Он подумал, что в его способностях сомневаются.

Даже увидев это, Минору не занервничал.

— Эта девушка имеет отношение к семье Йоцуба.

Регул широко раскрыл глаза от того, каким невозмутимым тоном был раскрыт этот факт.

— Йоцуба — это та самая «семья Йоцуба»?

— Да. Семья Йоцуба, «Неприкасаемые». Хотя я сказал, что она с ними связана, но она просто работница, служанка наследницы поста главы семьи Йоцуба.

— Служанка Миюки…? — Пробормотал Рэймонд и снова замолчал.

— В данный момент она лежит в больнице в Токио, вокруг которой собрались Десять Главных Кланов, чтобы схватить ставшего Паразитом меня.

— Это значит, что там не только семья Йоцуба, но и другие Десять Главных Кланов?

— Да.

Минору кивнул на вопрос Регула.

— Если конкретней, то там семья Саэгуса и семья Дзюмондзи. Но с ними ещё можно как-то справиться.

Болезненное столкновение с Кацуто произошло лишь позавчера ночью. Но он уже подумал над планом, как пройти через охрану семей Саэгуса и Дзюмондзи.

— Проблема в последнем рубеже обороны, защитнике из семьи Йоцуба. Шиба Тацуя-сан… вам ведь известно это имя? Вы ведь тоже должны быть с ним как-то связаны.

— Да, известно. — Ответил Регул.

Казалось, что Рэймонд хочет что-то сказать, но он решил сначала дослушать объяснение.

— Я знаю, что по мастерству семью Йоцуба можно чётко отделить от остальных Кланов. Я не смогу достигнуть своей подруги, если к защите присоединится Тацуя-сан.

В прошлый раз у них была ничья. Но как и Минору, Тацуя был несерьёзен. Хотя они явно не щадили друг друга, но несерьёзны они были в том смысле, что «пытались избежать убийства противника».

Минору не хотел ещё раз встретиться с Тацуей как противником. В роли противника он отличался от Кацуто. С Тацуей у него был конфликт интересов, грозящий его существованию. Он был непреклонен. Если он несколько раз выйдет против Тацуи, то в итоге всё закончится лишь тем, что он признает, что ошибался.

И даже если бы они с полной серьёзностью бились до самого конца, результатом, вероятно, стало бы взаимное уничтожение.

В этом действительно не было смысла. Если он умрёт, то не сможет спасти Минами. Минору попал в ловушку такой дилеммы.

К тому же, хоть он это чётко не осознавал, но его беспокоила ещё одна проблема.

В последний раз они были равны по силе. Но за это время Тацуя наверняка разработал магию для противодействия Паразитам.

Минору тоже нашёл много магии в знаниях Чжоу Гунцзиня, но, в конце концов, Чжоу Гунцзинь был лишь призраком. Он не создаст что-то новое. А за Тацуей стояли семья Йоцуба, то есть бывшая Четвёртая лаборатория, и высококлассный волшебник древней магии, Коконоэ Якумо.

Где-то в глубинах своего разума Минору боялся больше не силы Тацуи, а мудрости людей из его окружения.

— Тогда, тебя устроит, если мы станем противниками Шибе Тацуе?

Минору в очередной раз кивнул в ответ на вопрос Регула.

— Нет необходимости его побеждать. Но если вы сможете выманить Тацую-сана в какое-нибудь отдалённое место в тот день, когда я отправлюсь забирать девушку…

— Отвлечь внимание?

— Да.

— Это плохое решение!

Сказавшим это был Рэймонд.

— Тацуя стал помехой на пути Минору? Поэтому он должен умереть. Иначе, даже если тебе и удастся забрать эту девушку, Тацуя будет тебя преследовать!

Минору нахмурил брови от такого истеричного тона Рэймонда.

— Это меня не волнует. Если она согласится, то пересадка Паразита завершится в тот же день. Если она откажется, то я сразу же верну её семьё Йоцуба.

Однако тон Минору, объясняющего Рэймонду, оставался спокойным.

— Это трусливо! Минору, на самом деле ты ведь любишь эту девушку? Если любишь настолько, что собираешься похитить, то странно думать о том, чтобы вернуть её на полпути!

— Эй, Рэймонд…

Регул упрекнул Рэймонда. Но этот голос не достиг ушей Рэймонда.

— Мешающий Тацуя должен исчезнуть из этого мира!

— Рэймонд, успокойся!

Регул крепко схватил Рэймонда за плечо и заставил замолчать силой.

— Извини, Минору.

— Всё в порядке, меня это не беспокоит.

Судя по этим словам, Минору не волновало перевозбуждённое поведение Рэймонда, по крайней мере, он этого не показывал.

— Я тоже считаю, что Шиба Тацуя — это противник, которого следует убить, но пока я отдам приоритет целям Минору.

— Вы спасёте меня, если сделаете это.

— Только… не возражаешь ли ты, если мы убьем его, если сможем?

— Не возражаю.

Последний ответ Минору после диалога с Регулом был сказан с едва различимой задержкой во времени.

 

◊ ◊ ◊

 

В тот же день Тацуя провёл первую половину дня на Миякидзиме, а после полудня прибыл в Первую школу.

Время уроков он провёл в библиотеке, а когда уроки закончились, он направился не в комнату школьного совета, а в штаб дисциплинарного комитета.

— Микихико, ты тут?

— Тацуя!? Значит, ты сегодня был в школе?

Время оказалось подходящим, Микихико был не на патрулировании, а занимался бумажной работой.

— Только с полудня. — Ответил Тацуя. В этот момент мимо него молча и незаметно попыталась проскочить маленькая тень.

— Касуми, как твоё здоровье? — Тацуя обратился к этому кохаю. Касуми неохотно остановилась.

— …Я в порядке. Спасибо за беспокойство.

— Ясно. Это хорошо.

С кислой миной на лице, Касуми поклонилась Тацуе. И поспешно покинула штаб.

— …Что-то случилось?

Разумеется, Микихико обеспокоился по поводу той сцены, что произошла у него на глазах.

— С Касуми ничего не случилось, однако у меня есть к тебе просьба, касающаяся того же самого дела.

— Просьба ко мне…?

— Да. Помнишь, недавно я рассказывал про Минору?

Микихико изменился в лице. Он напрягся, осознав, что просьба Тацуи будет связана с Паразитами.

— …Угу, помню.

— Позавчера Минору объявился около больницы, в которой лежит Минами.

— Э-э!? Значит…

Микихико закрыл рот и удивлённо округлил глаза.

Он поспешно запер дверь в комнату дисциплинарного комитета, после чего достал талисман и «запер» комнату барьером.

— …Извини за ожидание, Тацуя. Давай присядем и поговорим.

— Да.

Тацуя и Микихико сели напротив друг друга через длинный стол.

— Итак… Значит, позавчера Саэгуса-сан сражалась с Минору-куном?

— Да. Травм не было, её усыпили магией иллюзий. Моя обеспокоенность, высказанная чуть ранее, была связана с возможными последствиями урона, полученного от магии, вызывающей кислородную недостаточность. Но, по-видимому, проблем нет, что вызывает облегчение.

— Вот оно что…

Говоря про облегчение, Тацуя выглядел совершенно равнодушным, но Микихико, услышав его рассказ, испытал настоящее облегчение.

— Итак, в чём заключается просьба? Если в том, что нужно помочь поймать Минору-куна, то я с радостью помогу.

Микихико наклонился над столом. Как Микихико уже говорил в понедельник, он считал, что противодействие Паразитам, — это, по сути, работа волшебников древней магии.

— Такая твоя помощь, возможно, тоже скоро понадобится. Но в данный момент я хотел бы попросить о помощи с моей тренировкой.

— Тренировкой?

Тацуя объяснил Микихико суть своей тренировки.

— Время на это есть только после уроков, поэтому могу я попросить тебя временно пропустить свою работу в дисциплинарном комитете?

— Да что ты такое говоришь!

Микихико невольно рассмеялся.

Для Тацуи была важным делом забота о девушке, которую он считал частью семьи. Для общества была важным делом поимка разгуливающего на свободе монстра. При всём этом, озабоченность Тацуи какой-то факультативной деятельностью показалась Микихико довольно забавной.

— Нет никаких сомнений, что твоя тренировка намного важнее, чем работа дисциплинарного комитета. К тому же, я уже подумываю о передаче поста главы дисциплинарного комитета. В определённом смысле, это довольно хороший шанс.

Ответив так, Микихико охотно согласился выполнить просьбу Тацуи.

 

◊ ◊ ◊

 

Считается, что обычно монстры проявляют активность во тьме ночи. Особенно сильно такое представление о вампирах.

Но у Паразитов не было слабости к солнцу, и, следуя привычке со времён, когда они были людьми, если не было каких-то особых дел, они ложились спать вечером и вставали утром.

То есть, став Паразитом, не испытываешь никаких «расстройств от смены часовых поясов». Регула очень интересовали принципы, на которых это было основано. Но он не был учёным, и не смог бы докопаться до правды, сколько бы ни размышлял об этом.

Он решил оставить своё любопытство и лёг на кровать.

И именно в этот момент в дверь постучали. И одновременно с этим стуком, он понял, кто за дверью.

Когда Регул открыл дверь, то там, как он и догадывался, стоял только один человек — Рэймонд.

— Можно войти?

— Пожалуйста.

Честно говоря, время было неподходящее, но если он пришёл так поздно, то разговор должен быть важным. Так подумал Регул, открывая дверь.

— Итак, в чём дело?

— Дело в Минору.

— Что с ним? Мне кажется, он не делал ничего подозрительного.

— Так ли это?

Слова Регула не убедили Рэймонда.

— Минору странный.

— Чем он странный?

Рэймонд некоторое время молчал. Но это была не нерешительность, а время, которое у него ушло на раздумья, как лучше будет это объяснить.

— …По какой-то причине, наша телепатия не проникает за пределы границ страны.

— И что с того?

— Но когда телепатия активна, мы разделяем общее намерение. Это правило должно применяться даже к Паразитам другого происхождения.

Рэймонд и Регул стали Паразитами во время эксперимента с микро чёрными дырами, проведённом в этом месяце. А Минору являлся новым хозяином Паразита, вторгшегося в этот мир после эксперимента в ноябре 2095 года.

Но несмотря на то, что обстоятельства становления Паразитами отличались, все они были существами одного вида. И Минору, и Рэймонд с Регулом осознавали это даже не интуитивно, а реальными чувствами.

К тому же, Паразит, ассимилировавшийся с Минору, имеет то же самое происхождение — экспериментальную установку в Далласе, СШСА. Поэтому заявление Рэймонда о другом происхождении, строго говоря, было неверным.

— Рэймонд, что ты хочешь этим сказать?

— Почему Минору не имеет общего с нами мнения?

Рэймонд ответил вопросом на вопрос Регула.

— …Относительно Шибы Тацуи?

— Да. Мы должны быть едины в нашем намерении избавиться от Тацуи. Но несмотря на это, почему Минору не поддержал убийство Тацуи?

— Он не возражал против устранения Шибы Тацуи. Просто у Минору другие приоритеты.

— Но разве это не странно? Ведь мы установили устранение Тацуи своим самым главным приоритетом.

— Это обсуждение было проведено в Штатах, не так ли? Рэймонд, не ты ли сам только что сказал, что наша телепатия не может пересечь границы страны?

Рэймонд промолчал в ответ на то, что ему указали на несоответствие его слов и поведения.

— Мы сливаемся с людьми, привлечённые их чистыми помыслами и сильными желаниями. Нашим сильнейшим стремлением является создание Паразитов.

Этими словами Регул указал на двуличие Паразитов.

Точка зрения Паразита до слияния с человеком и точка зрения человека до вторжения в него Паразита сосуществуют вместе внутри «бывшего человека, ставшего Паразитом».

— Вероятно, сильнейшим стремлением Минору было желание спасти любимую женщину. Поэтому нет ничего странного, если это его главный приоритет.

Во время утреннего разговора, Регул и Рэймонд услышали причину, по которой Минору хочет сделать Минами Паразитом. …Но даже выдав столько информации, Минору не сказал этим двоим имя Минами.

— Я не могу с этим согласиться! Нашей главной целью должен быть Тацуя!

— Я с тобой согласен…

Под напором Рэймонда, Регул задумался о том, что Тацуя должен быть убит. Но это было связано с тем, что у самого Регула было намерение «нейтрализовать угрожающую его стране магию Стратегического класса».

У Рэймонда тоже изначальным желанием было «подчинить Тацую», а не «убить Тацую». Такое изменение произошло под влиянием намерения членов Звёзд, которые признали «Взрыв материи» угрозой, которую следует устранить.

Таким образом, намерения Паразитов были перемешаны друг с другом. Это правда, что особь с наиболее сильным «желанием» берёт на себя инициативу в коллективном сознании Паразитов, но это не означает, что намерение этой одной особи контролирует остальных особей. Например, когда они пересеклись с Минору, даже если он и захватил у них инициативу, намерения Регула и Рэймонда не должны были быть проигнорированы.

— Я понял. Этой ночью я поговорю с Минору.

— …Если ты так этого хочешь, то сделай это.

Уже было подтверждено, что они разделяют с Минору одну «линию связи». Регул, Рэймонд и Минору связаны друг с другом, поэтому Регул не останется в стороне, когда Рэймонд будет «разговаривать» с Минору.

И на основе их особенностей, кто-то возьмёт на себя инициативу. У Регула не было причин останавливать Рэймонда.

 

◊ ◊ ◊

 

Минору внезапно проснулся посреди ночи. Не по причине физиологических потребностей. Он был разбужен шумным голосом, прозвучавшим в глубинах его разума.

«…Проснись, Минору/мы.»

Минору криво улыбнулся от такого обращения.

«Рэймонд? Какое у тебя дело в такой поздний час?»

Минору не признал «Рэймонда/нас».

«Ты не удивлён? Я думал, ты впервые разговариваешь в коллективном сознании.»

«Это мой первый разговор, но голоса я слышу не впервые.»

«Так не должно быть.»

Почувствовав недоумение Рэймонда через телепатию, Минору невольно рассмеялся.

«Ты думал, что телепатия не распространяется за пределы границ страны?»

У Минору не было намерения издеваться над собеседником. Просто он ошибочно предположил, что Рэймонд смотрит на него свысока, потому что в отличие от живой речи, сейчас он говорил не очень вежливо. …А неправильно понять намерение собеседника было невозможно для Паразитов, разделяющих общее намерение.

«Такое мнение ошибочно. Телепатия распространяется даже за государственные границы. Доказательством этому является намерение, которое пыталось вмешиваться в мои мысли, предлагая стать одним целым. Просто из-за пересечения границ между странами, я не смог осознать телепатию, как важные, значимые слова. В телепатии людей не происходит такого явления. В способностях нас, Паразитов, существует множество необъяснимых ограничений.»

«Я этого не знал…»

«Вероятно, в процессе передачи из настоящего тела Паразита в оригинальное сознание человека, перевод не выполняется должным образом.»

Тишину в «эфир» передавал не только Рэймонд. Регул тоже потерял дар речи внутри смешанного сознания.

«В данный момент это несущественно. Потому что я вступал в контакт с сильным сознанием. Похоже, что оно хотело объединить наши намерения.»

«Как такое получилось…? Ты хочешь сказать, что в этой стране есть другие наши собратья, помимо Минору/нас!?»

«Есть ещё один. Сейчас он полностью запечатан, но иногда он кричит, когда на нём проводят эксперименты. Я хотел ему помочь, но сильный барьер не дал мне даже попытаться.»

Минору говорил про запечатанного Паразита, хранящегося у семьи Йоцуба. Печать, выполненную магией психического вмешательства семьи Йоцуба, было невозможно сломать даже с силой ставшего Паразитом Минору. Более того, неизвестно было даже где он содержится.

В ответ снова пришли признаки молчания. Минору уже начал думать, что на него смотрят свысока.

«Нет, мы не насмехаемся над Минору/нами. Мы хотели бы, чтобы не было таких заблуждений.»

Такое оправдание было поспешно передано, потому что он не скрывал эти свои мысли. Это были слова Регула, но в них был также примешан «голос» Рэймонда.

«Я понял. И что дальше?»

Минору снова спросил, какое у них к нему дело. На самом деле, мысль Рэймонда уже была передана Минору, но он пытался заставить его сказать это «вслух», чтобы это выглядело как обычный разговор.

«Хотя у каждого из нас отдельное тело, мы все — это единое существо. Наши намерения должны быть едины.»

Минору не выразил ни согласия, ни отрицания. Он понимал, что Рэймонд и его товарищи являются такими существами.

Однако Минору отказался становиться таким.

Если он не сможет оставаться собой, то он не сможет сделать Паразитом её. Если это нельзя использовать для её лечения, то и самому нет смысла быть Паразитом.

У Минору не было планов отрицать «жизненный путь» Рэймонда и его товарищей. Просто у него также не было планов включать себя в «нас», постоянно упоминаемых Рэймондом.

«Мы планируем убийство Шибы Тацуи. Намерения Минору/нас должны быть едины!»

Вместе с этим намерением были переданы мысли.

Мысли не только двоих человек, Рэймонда и Регула. Похоже, они сами этого не замечали, но хоть они и не могли общаться со своими товарищами в СШСА, их разумы оставались связанными. Мысли объединённых в одно целое Паразитов, которые продолжали увеличивать своё число на базе Звёзд, атаковали Минору, пытаясь его поглотить.

Минору встретил это сопротивлением. Пока Минору сопротивлялся, в его «уши» залетали различные мысли, касающиеся того, что «они должны стать одним целым». Десятки, сотни шепчущих голосов заполонили его сознание.

Среди них самой часто встречающейся мыслью было намерение устранить Тацую.

Это были мысли тех членов Звёзд, связанных с Рэймондом и Регулом, которым только недавно сообщили об «угрозе волшебника Стратегического класса Шибы Тацуи». Вполне естественно, что они так думали.

Этой волне мыслей, пытающейся поглотить Минору, он сопротивлялся не магическими техниками. Он встретил её лицом к лицу своим самым сильным «желанием».

Он хотел не Минами. В Минору не было желания сделать Минами своей. Он отказался от своей человечности только для того, чтобы спасти девушку, которая оказалась в таком же положении, что и он сам. Он смог преодолеть искушение, разъедающее его личность, потому что его желание было направлено на кого-то другого, а не на его самого.

Личность формируется на основе накопленного опыта. Сталкиваясь с различными людьми и взаимодействуя с обществом, человек формирует в глубинах своего разума стремления и побуждения. Он учится, как управлять ими, как использовать их, что можно, а что нельзя.

Делая так, человек стирает ограничивающие его рамки, и живёт как отдельное от других людей живое существо, имеющее собственные желания. …Вероятно, он не смог бы противиться этому искушению, если бы в глубине его разума сидела жадность. Минору смог сохранить «себя», потому что желал не «для себя», а «для кого-то, кроме себя».

Это был долгий бой.

Это был мгновенный бой.

В мире разума время не имеет продолжительности. Там время не является непрерывной линией, а представлено отдельными точками. Там существует только информация о таких понятиях, как «долгое время» или «одно мгновение».

И Минору выстоял до конца это бесконечно долгое сражение, продлившееся одно мгновение.

«Рэймонд, вы будете сотрудничать со мной? Сначала мы заберём девушку. Тацую-сана оставим на потом.»

«…Я/мы подчиняемся воле Минору.»

Минору оставался самим собой до самого конца. Но нельзя было сказать, что в нём не произошло совсем никаких изменений. Даже на простых людей окажет влияние то, что будет им сказано десятки и сотни раз. Даже если они сначала отрицают это, то постепенно начинает нарастать согласие.

Даже у Минору были подобные человеческие слабости. Хоть он и перестал быть человеком, но он сохранил свою личность и свои преимущества и недостатки, которые были у него изначально.

Он продолжал подвергаться нападкам десятков и сотен шепчущих голосов, призывающих избавиться от Тацуи.

«Позже мы разберёмся с Тацуей-саном.»

Таким образом, сознание Минору было направлено в другую сторону и изменено до того, как он это заметил.

Оставить комментарий