Том 26. Глава 7

Опция "Закладки" ()

Фудзибаяси вышла на связь с Тацуей утром воскресенья.

— Особый офицер. От американской армии поступило уведомление, что завтра вечером на базу в Заме прибывает транспортный самолёт с Гавайев. Это было официальное уведомление, основанное на соглашении о совместном использовании.

— То есть, официальный грубый отказ невозможен?

— Могу даже сказать, что этого мы и ожидали.

Как и сказала Фудзибаяси, Звёзды отправили подкрепление, используя союзное соглашение, как они с Тацуей и ожидали. Из того, что без проблем была использована официальная система, можно сделать вывод, что Паразиты наращивают своё влияние в армии СШСА. Лицо Фудзибаяси выглядело неважно, очевидно, из-за беспокойства по этому поводу.

— В таком случае, как мы и договаривались на встрече, прошу вести за ними наблюдение.

— Особый офицер. Нет… Тацуя-кун. Ты действительно собираешься заняться этим в одиночку?

— Заниматься буду я один, но со мной будет не только моя сила. Контрмеры против Паразитов всё ещё не завершены.

— Это кто-то из семьи Йоцуба? Или же друзья из школы…?

— Люди из семьи сосредоточат свои силы на Минору.

Тацуя не дал чёткий ответ, другими словами он зависел от своих друзей из Первой школы. Хотя он не хотел их втягивать, но «Запечатывающая сфера» была незавершённой, и ему нужен был кто-то, способный запечатать Паразита.

Однако Фудзибаяси не призвала его отказаться от этой идеи.

Хотя Тацуя этого не планировал, но его слова про «захват Минору» временно заставили её замолчать.

— …И когда ты отправляешься?

— Чем раньше, тем лучше, поэтому завтра вечером, сразу после прибытия.

— Ясно… Тацуя-кун, будь осторожен. К наблюдению также будет подключен майор Янаги, поэтому в чрезвычайной ситуации свяжись с нами.

— Понятно. Если случится что-то непредвиденное, то буду рассчитывать на вас. — Сказал Тацуя и слегка поклонился.

Но Фудзибаяси, видя его через камеру и экран, всё равно поняла. Что Тацуя никогда не будет зависеть от их помощи.

— Да. Но я надеюсь, что необходимости в этом не будет.

Она не собиралась полагаться на удачу. Помимо задействованного отряда, она также собиралась использовать свою мудрость помощника командира батальона, чтобы гарантировать успех. И всё-таки, Фудзибаяси не могла не сказать это.

 

Закончив разговор с Фудзибаяси, Тацуя оглянулся. Но и не глядя, он уже знал, что стоявшая позади него Миюки имеет обеспокоенное выражение лица.

— Онии-сама… А мне что делать завтра?

Ещё полгода назад вместо вопроса «что мне следует делать?» Миюки бы настаивала «я тоже пойду». Но нынешняя она понимала, что может стать уязвимым местом Тацуи. Осознавала она это уже давно, но только недавно смогла это усвоить окончательно.

— Отправляйся к Минами.

Тацуя уже принял решение, что не возьмёт Миюки на сражение со Звёздами.

Он не считал, что по способностям Миюки уступает Звёздам. Он был уверен, что Миюки не отстаёт даже от элитных членов Звёзд. Он просто не хотел, чтобы она подвергалась опасности из-за него. Таким был мотив Тацуи для принятия этого решения.

Когда вас атакуют, вы неизбежно будете контратаковать. Вы неизбежно будете втянуты в это. В данном случае невозможно точно сказать, что Миюки не вмешается, когда Минору придёт похищать Минами. Это неизбежно. Но для уничтожения ставших Паразитами Звёзд не требуется присутствие Миюки.

— Нам непонятно, что предпримет Минору. Я хочу, чтобы ты приглядела за этим, пока я занят другим сражением.

— …Слушаюсь.

Слова Тацуи не были ложью. Однако они также не полностью раскрывали его истинные намерения.

Миюки тоже поняла, что Тацуя не хочет, чтобы она встретилась с опасностью лицом к лицу.

— Я сделаю так, как сказал Онии-сама.

Понимая это, Миюки пообещала следовать указаниям Тацуи.

 

◊ ◊ ◊

 

Минору оставил Регула и Рэймонда в укрытии в Кобэ, а сам отправился в Нару.

В Наре тоже оставалась построенная Чжоу Гунцзинем сеть. Осенью прошлого года не кто иной, как сам Минору при сотрудничестве с Тацуей раскрыл часть этой сети, однако руки Чжоу Гунцзиня дотянулись даже до «обычных людей», не связанных с магией.

Сейчас Минору находился в частном доме, принадлежащем такому «не имеющему связи с магией гражданину».

— Это был страшный противник… — Неосознанно проговорил вслух Минору.

Независимо от того, что думал прежний он, Чжоу Гунцзинь был неприятным врагом. Однако теперь, благодаря всему этому, Минору мог передвигаться без проблем.

Но на этом список его безопасных действий заканчивался. Теперь ему предстояло запрыгнуть прямо в лоно ожидающей его семьи Кудо.

Его целью была «Девятая лаборатория развития магии». Бывшая Девятая Лаборатория, оплот волшебников «девятки».

Минору собирался забрать себе запечатанных кукол-паразитов.

В битве против союза семей Саэгуса и Дзюмондзи, и в частности против Кацуто, Минору осознал, как ограничен один человек. Он спас Рэймонда и Регула, потому что имел скрытый мотив получить от них поддержку, однако этих двоих было недостаточно. Кроме того, у них были и свои задачи. А ему было нужно нечто, что работало бы так же надёжно, как собственные конечности.

Он не мог надеяться на волшебников древней магии из Кансая, знавших Чжоу Гунцзиня.

Они всегда конфликтовали с Девятой Лабораторией. А он был прямым потомком семьи Кудо, одним из волшебников «девятки». В отличие от людей из убежища, они вряд ли встанут на его сторону, даже если у него есть знания Чжоу Гунцзиня.

Поэтому Минору задумался о том, чтобы взять под свой контроль кукол-паразитов.

Хотя разработка кукол-паразитов была отменена, но с точки зрения работоспособности, они были уже готовым продуктом. Они были заморожены лишь по этическим причинам. Более того, как следует из названия, ядром кукол-паразитов были Паразиты. Минору решил, что уж он-то сможет использовать их лучше, чем волшебники-люди.

Повреждённые в ходе практических испытаний куклы-паразиты были отремонтированы и хранились в запечатанном виде на складе бывшей Девятой Лаборатории. Если ему удастся туда проникнуть и реактивировать кукол-паразитов, то при поддержке их боевой силы похищение должно стать уже не таким сложным.

Однако бывшая Девятая Лаборатория находилась под контролем семьи Кудо. Это не изменилось, даже когда семья Кудо покинула Десять Главных Кланов.

Бывшая Девятая Лаборатория строго охраняется семьёй Кудо, независимо от того, ожидают ли они, что Минору нацелится на кукол-паразитов, или не ожидают.

Возможно, там его ждёт даже его дед, Кудо Рэцу.

 

Ты не получишь тигрёнка, если не войдёшь в тигриное логово*.

[Примерный наш аналог этой японской пословицы — «кто не рискует, тот не пьёт шампанское».]

 

Минору подумал, что бывшая Девятая Лаборатория — это именно «тигриное логово».

 

◊ ◊ ◊

 

Глава семьи Йоцуба, Йоцуба Майя поручила поиск людей, нелегально проникших в страну через Международный аэропорт Кансай, семье Куроба, одной из побочных ветвей семьи Йоцуба.

У главы семьи Куроба, Куробы Мицугу были превосходные дети-близнецы.

Старшая сестра Куроба Аяко. Младший брат Куроба Фумия.

Они были на втором году обучения в Четвёртой школе при Национальном университете магии, и в будние дни посещали школу.

Когда Тацуя услышал, что поиск поручен семье Куроба, он подумал, что «наверное, в семье Куроба ставят приоритет работы выше обучения в школе».

Но в данном случае догадка Тацуи оказалась не совсем верной.

Мицугу не послал своих детей в район Хансин, пока в школе не наступил выходной день.

 

30 июня, воскресенье.

Близнецы Аяко и Фумия прибыли в Международный аэропорт Кансай.

— У нас не так уж и много зацепок.

— Уже неплохо, что мы смогли узнать детали о вторженцах, которые не видно на фотографиях, и услышать, как развивалась ситуация до того момента, когда их упустили из виду. — Возразил Фумия, упрекнув Аяко, которая не выразила ни капли благодарности полицейскому за потраченное на них время.

Они пообедали вместе с полицейским Карасавой, который первым обнаружил Регула и Рэймонда, и услышали от него всю историю в деталях с момента обнаружения.

Кстати говоря, во время приглашения на обед, офицер Карасава находился на посту и был занят работой.

— Как бы то ни было, я не думал, что нээ-сан и причастный к делу полицейский-сан окажутся знакомыми друг с другом.

— То, что первым обнаружившим оказался Карасава-сан — это просто совпадение.

Причиной тому, что полицейский Карасава покинул свой пост, было то, что Аяко была с ним близко (?)* знакома.

[Вопросительный знак в скобках — это авторский стиль, а не мои (переводчика) заметки. То есть, так написано прямо в оригинальном тексте. Такое встречалось уже много раз, а я только сейчас додумался это пояснить.]

Три года назад, во время летних каникул на втором году обучения средней школы, Аяко провела примерно 1 месяц в Кобэ отдельно от Фумии. Это была поездка для девочек её возраста, организованная школой этикета.

Разумеется, этому сопутствовала работа со скрытным проникновением.

Аяко успешно выполнила свою задачу, которая заключалась в раскрытии заговора преступных организаций, которые «промывали мозги» детям из высшего общества, превращая их в своих агентов. И, похоже, в то время она несколько раз пересекалась с полицейским Карасавой, который тогда был ещё учеником Второй старшей школы магии.

Этот обед был оплачен из кошелька семьи Куроба. В данный момент они отпустили полицейского, и у них было послеобеденное чаепитие.

— Но в итоге у нас всё равно нет никаких зацепок, не так ли?

— Неправда, что совсем никаких зацепок нет.

Аяко сделала заинтригованное лицо и взглядом попросила Фумию объяснить.

— Двое вторженцев внезапно исчезли на станции пилотируемых такси. Люди с той внешностью, за которой он гнался, просто исчезли. В то же время камера наблюдения записала, как два человека уезжают не на такси, а на обычном легковом автомобиле, но внешность этих двоих отличалась от увиденной офицером Карасавой. А что касается уезжающего автомобиля, то внешние камеры аэропорта не зафиксировали транспортных средств с такими же характеристиками.

Фумия сделал паузу и уставился на Аяко.

— Это ведь похоже на тот случай, когда использовалась та магия, верно?

— …»Парад» семьи Кудо?

— Да. И если говорить про человека из семьи Кудо, который, вероятно, будет сотрудничать с Паразитами…

— …то это Кудо Минору, недавно ставший Паразитом и бросивший вызов нашей семье Йоцуба. И никто кроме него. — Вынесла вердикт Аяко, продолжив речь Фумии.

— Вторженцев, предположительно являющихся Звёздами, прячет Кудо Минору.

Аяко согласно кивнула в ответ на этот вывод Фумии.

 

Фумия и Аяко доложили отдельно отцу и в главный дом свою гипотезу о том, что Кудо Минору прячет проникших в страну членов Звёзд.

В итоге, от отца было получена команда прекратить поиски и вернуться, а из главного дома было передано указание Майи заглянуть в бывшую Девятую Лабораторию и передать им данную информацию.

Излишне говорить, что указания Майи имели более высокий приоритет.

— …И всё-таки, почему не дом семьи Кудо, а бывшая Девятая Лаборатория?

Фумия неосознанно выразил вслух свои сомнения, сидя в автомобиле, едущем в лабораторию. Это было не такси, а собственность семьи Куроба, автомобиль, используемый ими в своих операциях. Чтобы было удобней посещать школу, Фумия и Аяко съехали из родительского дома и жили в квартире в городе Хамамацу. И сегодня они поехали в Аэропорт Кансай не на общественном электротранспорте, а на автомобиле, на котором они посещали дом родителей. Хоть это и заняло дополнительное время, но можно сказать, что это был правильный выбор, потому что бывшая Девятая Лаборатория располагалась в довольно неудобном месте за городом.

— Возможно, Глава-сама подумала, что следует передать это не Макото-сама, а его превосходительству?

Фумия просто разговаривал сам с собой, но сидящая рядом Аяко ответила ему, что об этом думает.

Упомянутый ею «Макото-сама» — это глава семьи Кудо, Кудо Макото. А «его превосходительство» — это предыдущий глава семьи Кудо, Кудо Рэцу.

Кудо Рэцу, которого уважали как старейшего представителя не только Десяти Главных Кланов, но и всего магического мира Японии, обычно называли «старейшиной», однако Тацуя недолюбливал это прозвище и называл его «ваше превосходительство Кудо». Это обращение было основано на том, что Рэцу был бывшим генерал-лейтенантом японских сил самообороны.

Раньше Фумия и Аяко тоже называли его «старейшиной», но услышав, как Тацуя использует «его превосходительство», тоже переключились на такой вариант.

— Да, и, наверное, поэтому с сообщением отправили именно тебя, нээ-сан.

Аяко и Кудо Рэцу познакомились во время предыдущего инцидента с Паразитами.

В некотором смысле, их отношения можно назвать, как у «сообщников». Вместо встречи с каким-то неизвестным работником главного дома семьи, здесь сам Рэцу, возможно, с радостью выслушает её.

— Не меня, а нас.

Сказав так, Аяко показала, что не отрицает само предположение Фумии.

Из-за того, что они ехали на своём автомобиле, а не на общественном транспорте, а также из-за того, что их обед был довольно затяжным, Фумия и Аяко приехали в бывшую Девятую Лабораторию уже затемно. Хотя сейчас был сезон с самым долгим светлым временем суток в году, но это также был сезон дождей, и густые облака, затянувшие всё небо, не пропускали свет вечернего солнца.

Хотя нынешнее название «Девятая лаборатория развития магии» тоже сокращалось до «Девятая Лаборатория», но связанные с магией люди упорно продолжали называть её «бывшая Девятая Лаборатория». Как и ожидалось, там присутствовал Кудо Рэцу, и он быстро принял просьбу Аяко о встрече.

Аяко и Фумию проводили в гостиную. Во время неформального приветствия Кудо Рэцу рассказал о причинах, почему он прибыл в бывшую Девятую Лабораторию, несмотря на то, что сегодня воскресенье.

— В семье все очерняют Минору, находиться дома неприятно…

Среди множества внуков Рэцу, Минору был для него самым любимым. Он чувствовал жалость к Минору, которому был дарован талант в магии, но он не мог показать всю свою силу из-за болезненности.

Возможно, другие внуки были слишком чувствительны к этому.

К тому же, у Макото и у его жены тоже были причины сторониться Минору.

Если взглянуть беспристрастно, то нельзя сказать, что Минору получал достаточно родительской и братской любви. Возможно, в семье Кудо семейная любовь была направлена на Минору только со стороны Рэцу.

— Уже поздно. Как насчёт того, чтобы поужинать здесь? — Предложил Рэцу Фумии и Аяко, когда их разговор закончился.

Возможно, он почувствовал одиночество, когда перед ним сидели двое детей того же возраста, что и Минору. В словах Рэцу не просматривалось никакого умысла, поэтому Фумии и Аяко было трудно от этого отказаться.

— Ну что, поужинаем за компанию?

— …Большое спасибо. Пожалуй, мы к вам присоединимся.

В итоге, как представитель этих двоих, Аяко приняла приглашение Рэцу.

 

◊ ◊ ◊

 

«Уже закат…?» — Мысленно пробормотал Минору, скрывающийся в тенях деревьев рощи, расположенной напротив бывшей Девятой Лаборатории.

В окрестностях было совершенно темно, но если бы небо было ясным, то сейчас солнце только начинало бы скрываться за горизонтом. Если бы не густые облака, то были бы ещё сумерки.

Это было то самое «время демонов». Время несчастий.

Время, когда люди могут встретиться с демонами. Время, когда демоны становятся сильнее, и люди подвергаются опасности.

Минору послал мысленный сигнал боевой силе, привлечённой им в эту операцию.

Это были не волшебники древней магии из Киото или Нары. Это были временные подчинённые Чжоу Гунцзиня, беженцы с континента, связанные обязательством за помощь. У них не было своих намерений, другими словами у них была нехватка мотивации, поэтому они не подходили на роль противников Тацуе или Кацуто. Но они должны суметь хотя бы выиграть немного времени на снятие печатей с кукол-паразитов. Подумав об этом, Минору решил использовать заклинание создания марионеток, полученное из знаний Чжоу Гунцзиня.

Один из таких «колдунов» врезался в главные ворота лаборатории. И подорвал себя огненной магией.

Однако это не было «подрывом себя» в прямом смысле слова, потому что само по себе его тело не взорвалось, и мгновенной смерти не последовало.

Однако он применил магию на нулевой дистанции, при этом превзойдя собственные пределы магической силы.

Получив рану, которая приведёт к смерти, если её оставить без лечения, он смог выдать мощность, достаточную, чтобы одним ударом сломать ворота.

 

◊ ◊ ◊

 

Рэцу, Аяко и Фумия, сидящие за одним столом, только что закончили есть суп.

Все они одновременно повернули головы в сторону главного входа в лабораторию. Хотя при этом встал только Фумия, но ни Рэцу, ни Аяко не упрекнули его в этом.

— Почему не сработало оповещение о приближении?

Бормотание Рэцу означало «почему не зазвучала тревога из-за приближения подозрительного человека?».

— …Барьер?

Не дожидаясь мнения других, он сам дал ответ.

Это был настолько мастерски развёрнутый барьер, скрывающий магическую активность, что его не заметил даже Кудо Рэцу, которого называют «самым умелым в мире».

Поле помех, которое не изолировало псионовые волны, а делало их трудно различимыми, охватило широкую область перед входом в лабораторию и частично территорию самой лаборатории. Фактически, Рэцу смог заметить это только сейчас.

— Это барьер сокрытия, особенно хороши в использовании которого колдуны с юго-западной части континента.

Под «континентом» здесь Рэцу подразумевал не Евразию или Азию, а обширную территорию Великого Азиатского Альянса. А фраза «юго-западная часть континента» указывала на провинции Сычуань и Юньнань.

— Ваше превосходительство! Уж не Минору-кун ли это пришёл?

Услышав про континентальный барьер, Фумия подумал про Минору.

— Если это Минору, то его цель — куклы-паразиты.

— Куклы-паразиты — это то гуманоидное оружие, которое было испытано на территории проведения «Кросса с препятствиями» в прошлом году?

— Значит, вы в курсе?

— Да. В некоторой степени, мы были вовлечены в это дело. — Ответила Аяко на вопрос Рэцу.

— Ясно. Да, это те самые куклы-паразиты.

Рэцу ответил на первый вопрос Аяко, и затем добавил в виде разговора с самим собой: «Значит, тогда там был не только Шиба Тацуя-кун?».

— Куклы-паразиты запечатаны на складе в северной части территории. Извините, но не могли бы вы отправиться туда в качестве помощи? Я тоже последую туда после того, как проясню ситуацию в главном здании лаборатории.

— Понял!

У двоих представителей семьи Куроба, по сути, не было причин подчиняться Рэцу. Но Кудо Минору был врагом и семье Йоцуба тоже. Если он атакует лабораторию ради кукол-паразитов, значит, его целью является повышение своей боевой силы. Потом он, несомненно, найдёт применение этому гуманоидному оружию. Мешать врагам семьи Йоцуба наращивать свою силу — это естественная обязанность побочной ветви семьи Йоцуба.

— Нээ-сан, пойдём!

— Да.

Аяко не возражала против этого решения Фумии.

 

◊ ◊ ◊

 

Охрана бывшей Девятой Лаборатории была непростым соперником даже для увеличившего свою силу Минору.

Однако…

«Вам далеко до Маюми-сан, её сестёр и Дзюмондзи-сана.»

Минору добрался до склада с запечатанными куклами-паразитами за короткое время.

С того дня, как он пришёл сюда, чтобы стать Паразитом, ключ так и не сменили. Минору это казалось небрежностью, хоть это был и электронный замок.

«…Стоп, погодите-ка.»

Просто на всякий случай, Минору усилил свою оборону «Парадом» и «Кимон Тонко», и бесконтактным способом активировал «Электронного золотого шелкопряда» из отдалённого от двери места.

«Электронный золотой шелкопряд» проник в электронный замок.

Сразу после этого на консоли электронного замка сверкнул мощный электрический разряд.

«…Это было опасно.»

По увиденному разряду было понятно, что его напряжение и сила тока были на смертельном уровне. Даже Минору был бы временно нейтрализован, если бы коснулся его.

«В момент выпуска своей магии становишься беззащитным против другой магии… Это ловушка, взявшая за основу этот принцип?»

И установил её, вероятно, его дед.

Как и ожидалось от «самого умелого в мире».

Однако Минору разработал модификацию «Электронного золотого шелкопряда», выпускаемую из отдалённого места, используя проложенный по воздуху путь для электрического тока. Если бы он оставил этот путь, то рисковал бы получить удар электрическим током. Однако Минору закрыл линию передачи сразу же после того, как «Электронный золотой шелкопряд» прошёл по ней, благодаря чему он не получил никакого урона от разряда из консоли.

Он выпустил «Электронного золотого шелкопряда» ещё раз.

Электронная схема консоли уже была выжжена.

Электронный замок активировался не сигналом с консоли, а заменяющим его сигналом «Электронного золотого шелкопряда». Таким образом, проход для Минору был открыт.

Иллюзорный образ Минору был атакован одновременно с его проходом через дверь. В отличие от прошлого раза, охранники были размещены даже внутри склада. Однако не один или двое. Минору насчитал признаки присутствия более пяти человек.

«То, что я не чувствовал их присутствие до этого момента, говорит об их высоком мастерстве! Однако и этого тоже недостаточно.»

Вспомнив времена, когда он был человеком из семьи Кудо, Минору высоко оценил атаковавших его из засады волшебников.

Битва закончилась меньше, чем за одну минуту. В итоге на полу склада лежало шестеро побеждённых волшебников.

 

◊ ◊ ◊

 

Фумия и Аяко не пошли напрямую к указанному им месту — складу.

Направлялись они на автостоянку. Туда, где был припаркован автомобиль семьи Куроба. Там Фумия собирался взять специализированный CAD, созданный для применения «Прямой боли».

— Юный господин!?

— Это нападение Кудо Минору! Свяжись с главным домом и ото-саном и будь наготове! Подготовь путь к отступлению!

— Понял.

Молодой человек в чёрном костюме, являющийся личным прислужником Фумии, и обладающий именем Курокава Шираха, к которому так и хотелось придраться: «так ты куро(чёрный) или широ(белый)?», без лишних вопросов последовал указаниям Фумии и включил устройство связи.

Фумия достал из бардачка на заднем сиденье покрытый чёрным лаком кастет. И надел его на правую руку. При надевании специализированный CAD в форме кастета автоматически включился.

— Нээ-сан, пожалуйста.

— Поняла.

Аяко повернулась к северной части территории лаборатории.

— Вон туда, значит?

Через зазор между зданиями был виден целевой склад.

— На всякий случай, полёт будет над крышами.

— Принято. Нээ-сан, не перенапрягайся тут.

— Уж я-то не потеряю бдительность.

Улыбнувшись в ответ на беспокойство Фумии, Аяко активировала «Псевдо-телепортацию». Тело Фумии исчезло. В следующий момент он появился на крыше примерно в 80 метрах впереди.

 

◊ ◊ ◊

 

Минору почувствовал, что по направлению к складу, в котором он находился, была выпущена мощная магия.

«Псевдо-телепортация?»

Это была не атакующая напрямую магия, но она наверняка отправила сюда бойца. На крыше появились признаки присутствия человека. Но, не заботясь об этом, Минору вливал силу в магию, которую начал применять до этого.

— …Готово! — Неосознанно пробормотал он расслабленным голосом.

Сразу после этого в потолке склада появилось отверстие. Композитный материал, способный выдержать взрыв тактического ядерного заряда, был проломлен магией за какие-то десятки секунд.

Была использована магия «Окислительный распад». Это была магия, схожая с той, на которой специализировался Минору. Она принудительно вытягивала электроны из твёрдого вещества, лишая его силы межмолекулярных связей. Хотя «Окислительный распад» этого волшебника уступал «Окислительному распаду» самого Минору, но он тоже был на довольно высоком уровне.

— Куроба Фумия?

Минору узнал человека, который спрыгнул вниз через это отверстие.

Турнир Девяти Школ прошлого года. Это был волшебник одного с ним возраста, ставший ключевой фигурой успеха Четвёртой школы в Коде Монолита дивизиона новичков.

Не отвечая на вопрос Минору, Куроба Фумия вытянул вперёд правую руку.

«Кастет?»

На его кулак был надет чёрный кастет, однако расстояние до Минору было около 10 метров. Минору не понимал, что хочет сделать Фумия. Не понимал до следующего момента.

Внезапно Минору поразила сильная боль.

«Удар в живот?»

Однако было очевидно, что кулак Фумии его не достаёт. Выстрелов воздушными пулями или «давлением» тоже не наблюдалось.

«Как!?»

Минору переключил контроль над физическим телом с мозга и нервной системы на управление напрямую из разума, чтобы отрезать чувство боли.

«Боль не исчезает!?»

Но живот всё равно сильно «болел».

«Если так продолжится, то мне конец!»

Из-за чувства опасности перед неизвестной атакой, Минору выпустил в сторону Фумии очередь из «Плазменных пуль», представляющих собой пули из ионизированного воздуха.

Используя ловкое маневрирование в воздухе, уже показанное на Турнире Девяти Школ, Фумия уклонился от всех плазменных снарядов Минору, и снова вытянул вперёд правую руку, приземлившись.

— Гх!

У Минору вырвался крик боли. Он схватился правой рукой за правый глаз.

Его правый глаз пронзила такая сильная боль, как будто он был раздавлен, однако ощущения от касания глаза, приходившие от его ладони, говорили ему, что никаких повреждений нет.

Минору упал на колени.

«Я проиграл?»

В его мыслях появилось предчувствие поражения.

«Неужели я ничего не могу с этим сделать?»

Побуждаемый чувством нервозности от того, что он не сможет выполнить своё «желание», он выпустил самоубийственную магию.

 

◊ ◊ ◊

 

Магия Фумии «Прямая боль», причиняющая боль напрямую разуму, была эффективна даже против Паразитов.

Было неожиданно, что не удалось вырубить с одного удара, однако второй удар опустил Минору на колени. Если бы здесь присутствовала третья сторона в качестве наблюдателя, она бы, несомненно, подумала, что Фумия находится в шаге от победы.

Однако в тот момент, когда Фумия попытался выпустить третью «Прямую боль», он испытал острое чувство опасности.

Это была не просто интуиция. Его магическое восприятие говорило, что всё пространство внутри склада будет охвачено магией Минору.

«Не может быть, это «Нокс аут»!?» — Мысленно прокричал Фумия.

«Нокс аут» — так называлась магия, которая делала OUT (то есть выпускала) NOx (то есть различные оксиды азота). Это была магия системы поглощения, которая заставляла вступать в реакцию друг с другом кислород и азот, содержащиеся в воздухе.

Последовательность магии была построена так, чтобы избегать создания высокотоксичной двуокиси азота (NO2) и создавать в основном оксид азота (NO). Однако оксид азота тоже токсичен. Можно потерять сознание, если вдыхать его несколько минут. Из-за этой особенности, его название «Нокс аут» также имеет двойной смысл, подразумевая «Нокаут».

Эффектом, который оказывает эта магия на людей, является не только потеря сознания от оксида азота. Поглощая из воздуха кислород в больших количествах, она также вводит противника в состояние кислородной недостаточности. В закрытом помещении это чрезвычайно опасная магия.

И целью этой магии Минору указал всё пространство внутри склада. Без какого-либо назначения безопасной зоны вокруг себя, что обычно делают в таких случаях.

«Он решил покончить с собой!?»

Хотя мысленно Фумия выругался, но он понимал, что происходит на самом деле. Это была тактика «проехаться катком», полагающаяся на живучесть и способность исцеления Паразита.

Фумия отступил к входу и нажал кнопку открытия двери. К счастью для него, ловушка, установленная Кудо Рэцу, влияла только на внешнюю консоль, и сама система управления дверью была не повреждена.

Двигатель без проблем включился, и дверь плавно открылась. Фумия выскочил из склада, и, на всякий случай, отбежал от него на 20 метров.

 

◊ ◊ ◊

 

Центральная нервная система Минору подверглась воздействию оксида азота, вдобавок к чему он испытал кислородное голодание. В результате этого физическое тело Минору перестало функционировать.

Однако его разум Паразита продолжал осознавать внешний мир и не потерял способность взаимодействовать с внешним миром.

«Эй, вы, вперёд!»

Минору приказал шестнадцати куклам-паразитам вступить в бой.

Их печати Минору снял ещё некоторое время назад. Они были заморожены в состоянии готовности в любое время начать свою «работу». Резкими движениями куклы-паразиты поднялись из ящиков, похожих на гробы, и побежали к входу, дверь которого была оставлена открытой.

После этого он вернул обратно кислород и азот из оксида азота, заполнившего склад.

Когда воздух стал подходящим для дыхания, исцеляющая способность автоматически активировалась.

В этот момент он узнал, что упал лицом вниз.

Оттолкнувшись руками об пол, он поднялся.

— Если бы я оставался человеком, то уже проиграл бы… — Слабым страдальческим голосом пробормотал Минору.

 

◊ ◊ ◊

 

Аяко потребовалось более одной минуты, чтобы преодолеть 50 метров. Потому что один за другим её атаковали враги.

Все противники были волшебниками древней магии, и, похоже, были так называемыми «колдунами», прибывшими с континента.

Способности Аяко не были предназначены для прямых столкновений в бою. Столкнувшись с ними на открытой местности, она попала в наиболее неблагоприятную для себя ситуацию.

Однако она не исчезла и не убежала (а именно на этом специализировалась Аяко), а уложила всех семерых колдунов.

Когда атаки, приходящие одна за другой, прекратились, Аяко вздохнула с облегчением. Если смотреть только на способности, колдуны не были слабаками. Аяко задумалась, почему она, слабая в прямом бою, смогла победить их без получения ранений.

Ей помогло то, каким способом сражались противники. Она была одна, а противников — семь. Но они не атаковали её одновременно. Новый противник появлялся только после того, как побеждался предыдущий. И у них не было совершенно никакой координации действий.

Кроме того, шаблоны атак каждого колдуна были однообразными. Древняя магия была хороша для такого способа сражения, когда сначала обманывают пять чувств противника, а потом наносят ему внезапный удар, который становится для него совершенно неожиданным. То есть, сначала враг уничтожается духовно, а потом получает физический удар. Однако столкнувшись лицом к лицу с современной магией, данный метод проиграет ей в скорости.

Вражеские колдуны тоже должны были это понимать. Однако они атаковали Аяко «честными» прямолинейными атаками: хорошо заметные огненные шары, молнии, выпускаемые из предварительно светящихся рук, ветер, направление полёта которого читалось по жестам рук.

— Возможно, они были под контролем?

В семье Йоцуба тоже имелась магия, лишающая человека воли и превращающая его в «боевого раба». Своими действиями колдуны напоминали марионеток, сделанных похожим типом магии.

Кудо Минору также обладает способностью гипнотического внушения. Аяко сделала пометку «быть осторожней» у себя в уме, и продолжила своё прерванное продвижение на помощь сражающемуся Фумии.

Но не успела она сделать и трёх шагов, как вышеупомянутый Фумия выскочил из двери склада.

Не успела она спросить у него, что случилось, как следом за Фумией из склада начали выбегать женщины-роботы.

И их внешность была знакома Аяко. Это были не простые боевые гиноиды.

Куклы-паразиты. Содержащее в себе монстра, использующее магию гуманоидное оружие.

Группа кукол-паразитов напала на Фумию. Часть из них изменила направление в сторону Аяко.

 

◊ ◊ ◊

 

Противником, которого должен был одолеть Фумия, были не куклы-паразиты. Этой группой управлял Кудо Минору.

Но куклы-паразиты — это автономное оружие. Они могут сражаться по своему усмотрению, не получая приказы по каждому поводу. Но если победить Минору — текущего обладателя права отдавать приказы, то люди из лаборатории смогут перезаписать его приказы своими.

Именно в этом смысле наивысший приоритет следовало уделить сражению с Минору. Глупо было тратить запас физических и духовных сил на кукол-паразитов.

Однако куклы-паразиты не позволили Фумии избежать боя с ними.

Фумия прыгнул вертикально вверх. Он собирался вырваться из окружения кукол-паразитов, сбежав по воздуху. Однако две куклы-паразита полетели за ним на превосходящей его скорости.

Их резкий рывок по прямой линии был будто выстрел человеком из пушки.

Заметив это чувством активации магии, Фумия резко отпрыгнул в сторону. Однако гуманоидные машины с монстром внутри отслеживали движения Фумии и последовали за ним.

Каждая кукла-паразит специализировалась на какой-нибудь уникальной магии. В этом отношении они были ближе к обладателям суперсил, чем к волшебникам. Маневренность куклы-паразита, специализирующейся на магии движения, превосходила маневренность Фумии.

Совсем отчаявшись, Фумия активировал «Прямую боль» на приближающейся кукле-паразите. Однако поведение куклы-паразита никак не изменилось.

«Осечка!?»

Фумия заволновался. Пользуясь этим шансом, две куклы-паразита догнали Фумию.

Одна из них взмахнула левой рукой. Из запястья этой руки вытянулась тонкая стальная нить.

Фумия рефлекторно развернул противообъектный щит. Неразличимая в темноте стальная нить обмоталась вокруг щита Фумии.

У второй куклы-паразита имелось раздвоенное короткое копьё. Наконечник копья имел форму двух параллельных лезвий, расположенных через узкий промежуток. И в этом промежутке между лезвиями вспыхнул свет.

Копьё начало разбрасывать электрические искры, и кукла-паразит нацелила его на Фумию.

Фумия сделал рывок в сторону куклы-паразита со стальной нитью.

С сокращением дистанции натяжение стальной нити ослабло.

Фумия сдул обвитую против часовой стрелки стальную нить с помощью воздушного потока, направленного по часовой стрелке, после чего наклонился, чтобы увернуться от приближающегося сзади короткого копья.

В следующий момент кукла-паразит со стальной нитью схватила Фумию. Только что увернувшийся от копья Фумия не смог этого избежать. Держа Фумию в обнимку, кукла-паразит повалилась на землю.

Фумия выстрелил «Прямой болью» во вцепившуюся в него и тянущую его вниз куклу-паразита.

Но… как и ожидалось, безрезультатно.

«На них это не работает!?»

Фумия, наконец, вспомнил.

Его прямая боль — это магия, которая напрямую атакует разум чувством боли в физическом теле.

У изначально не обладавшего физическим телом духовного информационного тела, вселившегося в не имеющую чувства боли гуманоидную машину, не имеется никакой боли, которую «Прямая боль» могла бы воспроизвести.

Фумия и схватившая его кукла-паразит ударились об землю. Контроль инерции был недостаточным, и он едва смог уменьшить урон, чтобы избежать переломов костей.

— Фумия!?

Отчаянный крик Аяко удержал Фумию от потери сознания. Фумия рефлекторно посмотрел в сторону Аяко. Она была полностью окружена тремя куклами-паразитами.

У её «Псевдо-телепортации» не было функции прохождения через препятствия. Она не могла оттуда сбежать.

Несмотря на то, что она сама была в опасности, она выкрикнула его имя, беспокоясь за него.

— С дороги!

Сознание Фумии закипело. Из его рта вырвался рёв.

Он отбросил вцепившуюся в него куклу-паразита системной магией взрывного ускорения, вскочил и побежал.

— Не мешайся!

Он ударил кастетом в голову размахивающей ножом куклы-паразита. У этого CAD основная аппаратная часть располагалась внутри, там, где рука держит кастет, а внешняя, покрывающая кулак часть могла использоваться как обычное оружие.

Фумия не стал добивать пошатнувшуюся куклу-паразита. От выпущенного со стороны режущего силового поля он также уклонился, сделав шаг в сторону, и остановив его выпущенной ему в противовес пулей сжатого воздуха.

Будто вспомнив, Фумия активировал магию самоускорения.

В следующий момент он появился за спиной одной из окруживших его сестру кукол-паразитов.

Одновременно с ударом правым кулаком он активировал системную магию веса.

Сила отталкивания, возникшая в точке удара, повредила внутренний источник питания куклы-паразита.

Источник электропитания был отключен, поэтому электродвигатели, поддерживающие тело машины, остановились.

Кукла-паразит упала, сильно трясясь.

Прорвавший окружение Фумия, заставил остальных двух кукол-паразитов отступить, наслав на них порывистый ветер, после чего схватил Аяко за руку.

— Нээ-сан, временное отступление!

Оглянувшись, Аяко обнаружила, что препятствие исчезло.

С помощью активированной ею «Псевдо-телепортации» тела этих двоих исчезли из этого места.

За мгновение до перемещения Фумии показалось, что он услышал крик Минору.

 

◊ ◊ ◊

 

Минору, который оправился от паралича с помощью способности исцеления, полученной при превращении в Паразита, сосредоточил своё внимание на территории вне склада.

Там продолжалась битва. Другими словами, куклы-паразиты не были полностью уничтожены. Похоже, что боевые способности кукол-паразитов подходили для боя против того недавнего волшебника, Куробы Фумии.

Сегодняшней его целью было забрать с собой кукол-паразитов, чтобы они стали его боевой силой. Побеждать в сражении здесь необходимости не было. Нанести внезапный удар противнику, сосредоточившему своё внимание на битве с куклами-паразитами, и сбежать из лаборатории с помощью «Кимон Тонко». Такую тактику выбрал Минору.

Он направился к выходу со склада.

Но внезапно его охватило чувство интоксикации.

«Неужели эффект «Нокс аута» ещё остался?» — Засомневался Минору.

Но он быстро понял, что это не так. Это действительно было похоже на признаки синтезированного «Нокс аутом» оксида азота. Однако нынешняя магия была активирована кем-то другим, а не Минору.

Это был «Нокс аут» крайне малого масштаба, область действия которого была ограничена воздухом вокруг головы Минору. Более того, эта сложная магия была завершена так, что он это даже не почувствовал. Минору знал только одного обладателя такого уровня мастерства.

Минору вызвал нисходящий поток воздуха, чтобы сдуть собравшийся вокруг него оксид азота и избавиться от кислородной недостаточности.

Затем он начал искать признаки присутствия пользователя этой магии, который должен был присутствовать внутри склада.

— Одзии-сама!

Этот человек стоял меньше чем в двух метрах от Минору. Он смог подобраться так близко незамеченным. Из-за этого Минору испытал не унижение, а трепет.

— Не смог заметить эту магию… Прискорбно. Очень прискорбно.

Кудо Рэцу вёл себя не как перед врагом.

— Я не смог оценить тебя в истинном смысле.

Раскаяние. И глубокая печаль.

— Я не смог заметить твою настоящую ценность. Не смог по-настоящему понять, чего ты желаешь.

Это было что-то вроде исповеди.

— Я тебя любил.

— Я тебя жалел.

— Я думал, что, по крайней мере, должен защищать тебя.

— Но…

Рэцу сделал паузу и поднял голову вверх, взглянув на небо. Это было похоже на действие для того, чтобы сдержать слёзы.

— Я ошибался.

Из уст Минору вырвалось «это неправда».

«Одзии-сама в этом не виноват.»

«Одзии-сама не сделал ничего плохого.»

Но в итоге Минору больше не смог ничего сказать своему деду. Перестав быть человеком, он больше не имел права разговаривать с дедом. Такая мысль возникла в голове Минору, и заставила его молчать.

— Ты, несомненно, был человеком, который хочет добиться чего-то даже ценой своей жизни, вместо того, чтобы жить, не вставая с кровати. Для такого тебя моя любовь была лишь сдерживающими оковами.

— ……

— Но, Минору.

Голос Рэцу изменился.

— Но я всё равно не могу признать нынешнего тебя.

Раскаяние для принятия. Исповедь для решимости.

— Я не могу признать тебя, переставшего быть человеком. Я не могу закрыть глаза на существование монстра, являющегося врагом всему человечеству.

— Одзии-сама, я…!

Я не собираюсь хоть как-то вредить человеческому обществу. Это хотел сказать Минору, когда вспомнил, что потерял право говорить об этом.

— Десять Главных Кланов решили схватить тебя, не убивая. Но если ты станешь пленником, тебя ждёт судьба подопытного кролика. Это совершенно недопустимо.

Минору был шокирован. Он понял, что пытается сказать Рэцу.

— Мне очень жаль. Минору, твой дед отправит тебя в мир иной своими руками.

Рэцу выпустил смертельную магию. Человеческий разум Минору попытался получить этот удар. Но его разум Паразита отказался умирать.

 

Внезапно Минору пришёл в себя. Точнее будет сказать, что он вернул себе чувство реальности.

Это было такое чувство, будто он спал стоя.

Сражение за пределами склада всё ещё продолжалось. Похоже, что потерянное им время было не таким уж и большим.

Он окинул взглядом своё тело. Одежда была во многих местах разорвана или сожжена, но раны уже практически излечились. Даже сейчас исцеляющая способность Паразита смогла восстановить его тело.

Он поднял глаза. Его взгляд двинулся вперед. На полу неосвещённого склада лежал человек.

«Кто это?» — на мгновение он был озадачен таким вопросом. Но в следующий момент он получил ответ.

— Одзии-сама!? — Крикнул Минору и подбежал к нему.

Он положил руку на тело лежащего лицом вниз Рэцу. Минору немного потряс его за плечо, но вскоре убрал руку.

Он понял. Дед был мёртв.

 

«Это я его убил.»

 

— Уаааааа!

Минору закричал. Сердце Минору треснуло. Какая-то часть Минору восприняла звуки треска своего сердца как не касающееся его дело.

 

Атаковавший бывшую Девятую Лабораторию Минору покинул её вместе с пятнадцатью куклами-паразитами. Оставив за собой нескольких раненых исследователей, одну сломанную куклу-паразита, пойманных колдунов, и… убитого Кудо Рэцу.

 

◊ ◊ ◊

 

— Его превосходительство Кудо скончался…?

Эту новость Тацуя узнал из звонка Фумии поздно вечером того же дня.

— Да… Я тоже был там беспомощен…

— Это не так, Фумия.

Фумия, вероятно, хотел, чтобы Тацуя его утешил. Слова Тацуи были именно тем, чего желал Фумия. Но у Тацуи не было планов говорить пустые слова утешения.

— Ты хорошо справился. Твоим противником был не только Минору, но и группа кукол-паразитов. Отступление в такой ситуации было неизбежно.

— …Ты так думаешь?

— Да.

— …Большое спасибо, Тацуя-ниисан.

— Не слишком переживай по поводу его превосходительства. Случай с его превосходительством и Минору, по сути, — это внутренние проблемы семьи Кудо. Семье Йоцуба не нужно отвечать за то, что произошло в бывшей Девятой Лаборатории.

— Да…

После этого Тацуя сказал слова утешения и для Аяко, также присутствовавшей на экране, и завершил звонок.

Он принял звонок в своей комнате, поэтому Миюки ещё не знала про смерть Рэцу.

Сегодня уже слишком поздно. Лучше будет рассказать ей завтра утром.

Тацуя решил отложить рассказ, потому что требовалось сначала упорядочить полученную информацию у себя в голове.

…Минору захватил пятнадцать кукол-паразитов.

Тацуя хорошо знал, какой боевой мощью обладают куклы-паразиты. Куклы-паразиты, разделяющие между собой единый разум, общаясь неким подобием телепатии, становились грозным противником, когда действовали в группе.

Более того, теперь ими руководил Минору — Паразит, обладающий такой же способностью разделять мысли.

Даже не задумываясь, можно было предсказать, что они не будут простым противником.

Оставить комментарий