Том 27. Глава 2

Опция "Закладки" ()

Местное время: 1 июля 17:00. В Японии сейчас 2 июля 8:00.

Командир пятого отряда, майор Ной Капелла вернулся на базу Звёзд, расположенную в пригороде Розуэлла, штат Нью-Мексико, СШСА.

— Майор Канопус, двое других конвоируемых, а также «Голова лошади» успешно доставлены на гавайскую базу.

— Хорошая работа. Сегодня можете быть свободны.

Командир базы, полковник Пол Уокер поблагодарил и отпустил Капеллу.

Однако тот остался стоять перед столом.

— Майор, вы хотели что-то спросить?

Слова Уокера были приглашением высказаться. По поведению Капеллы без лишних вопросов было ясно, что у него есть какое-то дело.

— Полковник. По моему скромному мнению, не следует отпускать на свободу «Незаконный ОАВ». Или, полковник, вы забыли, сколько ущерба было нанесено, когда эти люди выходили из-под контроля?

Незаконный ОАВ. Незаконный Отряд Ассасинов-Волшебников (illegal Mystic Assasin Platoon = illegal MAP). Это отряд волшебников, специализирующихся на миссиях по убийству, которые нельзя предавать огласке. Он состоял из трёх взводов: «Угольный мешок», «Туманность Конус» и «Голова лошади».

Являясь отрядом, специализирующимся на убийствах, они имели чрезвычайно высокие способности в сражениях против людей. Но, как и сказал Капелла, в этом отряде неподчинение приказам происходило довольно часто. …На самом деле это трудно назвать «неподчинением приказам», потому что данный отряд действовал не в регулярном составе войск.

Неоднократно Звёздам приходилось идти на большие жертвы, чтобы устранить последствия деятельности этого отряда. «Арктическая скрытая война», в которой был потерян предыдущий Сириус, также считается местом, где эти ребята развернулись на полную катушку в сражениях против аналогичного секретного отряда Нового Советского Союза.

Несмотря на то, что они неплохо выполнили свою работу, жертва Сириуса не осталась незамеченной. Кроме того, в той битве был потерян не только один Сириус, но также некоторое количество членов отряда Звёздного класса. После завершения послевоенных процессов с Новым Советским Союзом, командование армии решило отправить весь личный состав Незаконного ОАВ в тюрьму Мидуэй. Это было семь лет назад.

— Однако их способность выполнять поставленные задачи неоспорима.

— Я бы не стал называть чрезмерную резню правильным выполнением задачи.

Уокер вздохнул, глядя на не собирающегося отступать Капеллу. По званию Уокер был полковником, а Капелла — майором, однако Капелла был старше по возрасту и по длительности армейской карьеры. Уокер просто не мог без объяснений прогнать Капеллу, являющегося самым старшим членом Звёзд Звёздного класса.

Если бы Уокер был заражён Паразитом, то его не беспокоили бы такого рода вещи. Сам он всё ещё оставался человеком, а если смотреть только среди членов Звёздного класса, то в Паразитов было обращено всё ещё меньше одной трети личного состава, включая недавно обращённых Вегу, Спику и Денеб из четвёртого отряда.

Большая часть личного состава базы Звёзд, включая Уокера, лишь подверглась незначительному воздействию на сознание. Они использовали чувство опасности, которое вызывал у людей японский неофициальный волшебник Стратегического класса (другими словами, Тацуя), для того, чтобы заставить их принять существование Паразитов и сотрудничать с их деятельностью.

Разумеется, это не означает, что под контроль Паразитов попала вся армия СШСА.

В текущий момент Министерство обороны СШСА было разделено на два крупных лагеря: за уничтожение Тацуи и за использование его силы в глобальной стратегии СШСА. На своевольство заражённых Паразитами Звёзд смотрели сквозь пальцы только благодаря поддержке и покровительству первой из этих упомянутых двух фракций.

И в таких обстоятельствах, Уокер, изначально имевший на базе наивысшие полномочия, не мог игнорировать чувства Капеллы, являющегося самым возрастным офицером среди всех 12 отрядов Звёзд.

— …На обычном задании так и было бы. Но нынешний противник не так прост. Невозможно будет достичь цели, если не выйти за рамки разумного.

— Так для чего вы собираетесь использовать этих парней?

Уокер не решался ответить. С точки зрения полномочий, он не обязан был сообщать Капелле о задании, порученном «Голове лошади». Но и ответ «без комментариев» Уокер тоже не решался дать.

— Их цель — майор Энджи Сириус?

— Нет.

Уокер ответил рефлекторно на предположение Капеллы.

— …Целью является японский волшебник Стратегического класса, Шиба Тацуя.

Хотя в нём ещё оставалась определённая нерешительность, он всё же ответил и на предыдущий вопрос.

Капелла не был близок к Лине как Канопус. К этому мятежу он тоже относился нейтрально.

Просто Капелла был типичным военным — не добрым и не злым. Он лишь показывал недовольство такими деяниями, как убийство военных, нарушение воинской дисциплины и причинение ущерба дружественным солдатам. Он хоть и сохранял нейтралитет, но было очевидно, что он не одобряет мятеж, организованный Арктуром и другими офицерами, ставшими Паразитами. Его чувства просто подавлялись дисциплиной военного.

Чтобы не сеять хаос в смутное время, Капелла решил придерживаться нейтральной позиции. Поэтому Уокер старался избегать создания для Капеллы дополнительных раздражающих факторов.

— Кроме того, они будут действовать так, будто получили эту работу от китайской мафии. После начала операции, все связи, указывающие на отношение к нам, будут уничтожены.

Отряд «Голова лошади» состоял из людей родом из Восточной и Центральной Азии. Все они имели азиатскую внешность. Отряд изначально был предназначен для незаконной подрывной деятельности в Восточной Сибири и на территории Великого Азиатского Альянса, поэтому и был укомплектован волшебниками подходящей внешности.

Если смотреть только на внешность, то прикрытие в виде агентов китайской мафии будет выглядеть вполне подходящим.

Но Капелла посчитал, что такая маскировка не сработает должным образом. Хотя можно подделать паспорта и замаскировать экипировку, но в сражениях между волшебниками всегда существует вероятность допроса с использованием внешней системной магии чтения разума или марионеточного контроля.

— Вас понял. Но кто займётся ими в случае, если они выйдут из-под контроля?

Однако Капелла не высказал свои соображения. Он посчитал, что план операции предусматривает подобные случаи. Вместо этого он спросил о более существенной проблеме.

— Этот вопрос ещё на рассмотрении.

На этот раз Уокер дал неоднозначный ответ.

Капелла слегка сузил глаза. На его лице невольно проскочила эмоция «я сыт всем этим по горло».

— …Ещё вопросы?

Уокер понимал, что его ответ нельзя назвать ответом, поэтому не осуждал такое поведение Капеллы. Вместо этого он намекнул, что не собирается отвечать на дальнейшие вопросы.

— Нет, полковник.

— Тогда вы свободны, майор.

Капелла послушно покинул кабинет командира базы. В глазах Уокера, провожающего его взглядом, было не осознаваемое им самим раздражение.

◊ ◊ ◊

С сегодняшнего дня в Первой школе начались регулярные экзамены, однако Тацуя лишь сопроводил Миюки до школы и сразу же ушёл. Как уже говорилось ранее, он был освобождён от школьных тестов и экзаменов. У Тацуи не было увлечения заниматься теми вещами, которыми можно не заниматься. В этом его мнение совпадало с мнением большинства.

В данный момент он находился в одной из комнат исследовательского здания на острове Миякидзима. По правде говоря, он хотел перенести разработку новой магии, использующей технику «Цепного вызова», в лабораторию FLT, но в результате продолжил здесь.

Это было из-за того, что он опасался надолго оставлять Лину без присмотра. …Хотя исследовательское здание на Миякидзиме позиционировалось как новый исследовательский центр FLT, поэтому его тоже можно было назвать «лабораторией FLT».

К тому же, Тацуя не сомневался в Лине. Он исключил из своих мыслей возможность того, что она является диверсантом под прикрытием «сбежавшей из своей страны».

В некотором смысле Тацуя доверял Лине. Она ведь была совершенно непригодна для миссий по проникновению.

Тацуя уже убедился в том, что у неё отсутствовали необходимые для этого навыки. Такое положительное доверие появилось в результате оценки возможности негативно повлиять на него.

Просто на Лину у него практически не было свободного времени, и он чувствовал напряжение из-за мысли о том, что она может что-нибудь наделать, если он оставит её без внимания. Она ведь не маленький ребёнок, поэтому не должна сделать ничего глупого, но на этот счёт Тацуя уже не был полностью уверен в Лине.

Он прибыл на остров в 9:30. Долетел туда он не на аэрокаре, а на небольшом VTOL, управляемом Хёго. Сразу после прибытия Тацуя надолго уединился в личной лаборатории.

Текущее время: 11:50. «Не пора ли пообедать?», — подумал Тацуя и вышел из лаборатории.

— Тацуя! — Окликнули его в коридоре исследовательского здания.

— Лина, тебе что-то нужно?

Окликнувший голос принадлежал Лине.

— Ты сейчас идёшь на обед? Можно с тобой?

Здание, в котором проживала Лина, было на западе острова, а это исследовательское здание — на востоке. Миякидзима — остров маленький, и между этими двумя точками по прямой линии всего 2 километра, поэтому добраться оттуда не доставляло особых хлопот.

Очевидно, что «пообедать вместе» было поводом, чтобы обсудить какое-то дело. Тацуя сразу же это понял.

— Я не против, но это ведь не займёт много времени?

Эти слова не были проявлением враждебности к Лине. Тацуе требовалось время не только на разработку новой магии, использующей «Цепной вызов», но также и на практику, чтобы освоить несистемную магию запечатывания Паразитов.

— Если у тебя мало времени, то давай поспешим.

Лину никак не озаботил такой равнодушный тон Тацуи. Она просто развернулась и пошла в сторону столовой.

 

Логистика Миякидзимы была ещё на подготовительной стадии, поэтому ассортимент товаров на острове был небогатый. Пока была налажена только доставка жизненно важных предметов, достаточных для комфортного проживания.

Но еда была вкусной. Блюда в местной столовой хоть и не дотягивали до уровня так называемых фирменных блюд в ресторанах, но были наравне с обычной домашней кулинарией. Хотя, возможно, еда казалась отличной из-за того, что здесь попросту не было других удовольствий.

Исследовательское здание уже было введено в эксплуатацию, и в нём уже были другие исследователи. Чтобы особо не выделяться наличием личного дворецкого, Тацуя попросил Хёго идти отдельно от них, а сам пошёл на обед с Линой вдвоём.

Во время послеобеденного кофе, Лина сразу перешла к основной теме.

— Тацуя, я хочу тебе кое-что рассказать.

— Это долгая история?

Лина отрицательно помахала головой в ответ на вопрос Тацуи.

— Расскажи вкратце.

Тацуя поставил чашку на стол и взглянул на Лину.

Лина расценила этот ответ как согласие, и после короткого «спасибо» начала свой рассказ.

— Как я уже рассказывала, в штабе Звёзд произошло восстание. А я смогла сбежать из Штатов только благодаря помощи Бена.

— Под Беном ты имеешь в виду майора Бенджамина Канопуса?

— Да.

— Но насколько мне известно, до аэропорта тебя сопровождал второй лейтенант Ральф Харди Мирфак. А путь отступления в виде поездки за рубеж должен был быть организован полковником Вирджинией Бэланс.

— Да, всё верно. Но именно Бен попросил полковника о помощи, и именно он создал возможность для побега.

— Я понял, что Лина чувствует себя обязанной майору Канопусу. И что дальше?

— Я думаю, что после того, как я сбежала, Бен, вероятно, сдался в плен. Его способностей достаточно, чтобы сбежать, прорвав любое окружение, однако он не такой человек, который сбежит один, бросив остальных.

— На мой взгляд, он мог бы и подавить восстание, если бы использовал всю свою силу.

Лина широко раскрыла глаза и уставилась на Тацую. На его лице не было ни малейшего признака улыбки.

— …Он не такой человек, который направит меч на товарища.

— Я не думаю, что Паразитов можно считать товарищами, но это довольно непростой вопрос. Ладно, и что дальше?

— У Бена есть личные связи не только внутри Звёзд, но и в других подразделениях, в Пентагоне и в Государственном Департаменте. Паразиты не должны были его казнить. Вероятно, его отправили в военную тюрьму. Скорее всего, его уже доставили на место.

— Но существует ли тюрьма, способная сдерживать члена Звёзд класса Первой звёздной величины? Если у него забрать CAD, это не означает, что он не сможет использовать магию. Или в СШСА есть технология запечатывания магии, доведённая до практического использования?

— Такой технологии быть не должно. От Эбби я тоже ничего такого не слышала.

— Эбби — это тот разработчик тактического магического оружия «Брионак»?

— Да, верно. Главный инженер Звёзд, доктор Эбигейл Стюарт.

— У неё нет военного звания?

Тацуя, не ожидавший, что Лина раскроет полное имя разработчика Брионака, моментально ответил отдалённой от темы фразой.

То, что Лина выдала имя доктора Стюарт, не было небрежностью. Это было демонстрацией стремления ничего не скрывать. …Наверное.

— В таком случае, где сейчас майор Канопус?

Тацуя, осознавший, что его слова отклонили разговор от главного вопроса, сам вернулся к основной теме до того, как Лина тоже свернёт с главной дороги.

— Я думаю, что, скорее всего, он попал в тюрьму Мидуэй.

— То есть, даже если он и сбежит из самой тюрьмы, то вокруг будет только море.

— Эту тюрьму, видимо, строили именно с такой концепцией. Даже если это будет волшебник нашего уровня, он не сможет преодолеть более 100 километров без устройств помощи.

— И что дальше? Что ты от меня хочешь, рассказывая про заключенного на острове Мидуэй майора Канопуса?

Когда Лину спросили о самом главном, её лицо напряглось.

— …То, что Бена пошлют на Мидуэй — это не просто догадка. Бен говорил, что если когда-либо от него решат избавиться по политическим соображениям, он будет торговаться, чтобы попасть в тюрьму Мидуэй. Я тоже собиралась так сделать.

— Это довольно радикальная мера…

— Бен говорил, что борьба за власть бессмысленна, а справедливость имеет место быть только когда ты побеждаешь. Неважно насколько ты прав, неважно насколько неправ твой противник. Проигравший может лишь подчиниться сильному. Но пока это не абсолютное поражение, пока есть возможности для заключения сделок, нельзя сдаваться, даже если и кажется, что проиграл. Если поражение уже неизбежно, то нужно проиграть с максимальной выгодой для себя… Бен постоянно напоминал мне об этом.

— То, что ты рассказала, бывает не только при борьбе за власть. Чаще, наоборот, этот принцип используется для того, чтобы положить конец войне. Майор Канопус превосходен не только как боевой волшебник, он также является солдатом, отлично разбирающимся в стратегии.

— Он выпускник Военной Академии СШСА.

— Понятно.

«Значит, волшебником он стал случайно?», — Такое продолжение этой фразы прозвучало только в голове Тацуи.

Тацую и Канопуса не связывает практически ничего. Только лишь неприятная память о провале, когда корабль с Гу Цзе был потоплен прямо у него на глазах. После того инцидента Тацуя стал воспринимать Канопуса как требующего особого внимания человека, который может стать помехой в будущем. К сожалению, он видел лишь досье, охватывающее поверхностные детали, и знал лишь то, что тому около 40 лет.

Если он не служил в армии с подросткового возраста, то он стал военным только после окончания Третьей Мировой Войны. Известно, что он поступил в Вест-Пойнт как раз после окончания Войны.

Использование волшебников в качестве простых солдат вполне естественно. Но волшебники-офицеры в тот период времени были редким явлением. Если волшебник хотел стать военным, то независимо от его превосходных интеллектуальных способностей, он не мог поступить в элитное учебное заведение, готовящее офицеров. Поэтому, вероятно, что качества, присущие боевому волшебнику, были обнаружены во время обучения в Вест-Пойнте, либо после выпуска оттуда. Таковы были размышления Тацуи на этот счёт.

Тацуя подумал, что если его предположения верны, то майор Канопус, должно быть, сдерживает эмоции по отношению к себе самому.

Изначально он с большой вероятностью мог стать высокопоставленным офицером, который распоряжается целыми армиями и стоит за планированием всей войны в целом. Но его заставили пойти по пути боевого волшебника и пачкать руки работой по устранению террористов. А теперь ему пришлось ещё и атаковать своих соратников, захваченных Паразитами…

— Тацуя?

— Ах, да, прости.

Тацуя усмехнулся тому, как водоворот мыслей погрузил его в бесконечные размышления. Это ведь были мысли о другом человеке, о котором он почти ничего не знает. Тацуя не мог не усмехнуться над собой, осознав, что не сможет жить нормальной жизнью сам, если будет в состоянии сочувствовать жизни других людей.

— Короче говоря, ты можешь без сомнения утверждать, что майор Канопус точно находится в тюрьме на острове Мидуэй?

— Да. Бен должен был суметь договориться об этом. С острова Мидуэй трудно убежать, но при этом и убийцу туда подослать тоже трудно.

— Но ведь на него могут напасть другие заключённые?

— Вероятность этого, конечно, не нулевая, но… Там всё устроено немного специфически. Хотя я видела камеры заключенных только на картинке с камеры видеонаблюдения, но этого достаточно, чтобы понять, что все тюремные камеры там — одиночные и звукоизолированные. Выдача еды и сбор посуды полностью автоматизированы. Камеры оснащены не только туалетом, но и душем. На прогулку или в спортзал их выпускают строго по одному. Так было задумано для полного исключения каких-либо взаимодействий между заключёнными.

— Чтобы предотвратить сговор между заключёнными?

— Да. Бен говорил, что это также сделано из соображений о том, чтобы ценные боевые волшебники не сгинули понапрасну в тюрьме.

— Хоть и под наблюдением, но живётся им, похоже, неплохо. Видимо, чтобы не ухудшать качество боевой силы.

— Похоже, так и есть…

Тацуя говорил об этом, как будто о какой-то обыденности, но лицо Лины выражало беспокойство. Она пережила эмоциональное потрясение, в очередной раз осознав, что даже в тюрьме с ними обращаются как с оружием.

— То есть, Лина хочет, чтобы я вытащил майора Канопуса с острова Мидуэй?

Тацуя спросил это не всерьёз. Он не мог даже и подумать, что Лина может обратиться с настолько дерзкой просьбой.

— …Да.

Но когда Тацуя увидел, как Лина кивает, он усомнился в своём зрении и слухе.

— …Ты серьёзно?

— Я понимаю, что это слишком дерзкая просьба. Но то, что сейчас происходит в Штатах, нельзя назвать обычным конфликтом между людьми. Нет никаких гарантий, что даже в считающейся безопасной тюрьме Мидуэй можно не опасаться убийства. А в худшем случае Бена могут принудить к заражению Паразитом.

Возможность заражения Канопуса Паразитом Тацуя уже не мог игнорировать.

Как уже упоминалось ранее, между Тацуей и Канопусом существует лишь неблагоприятная связь. Если просьба заключается в спасении Канопуса, чтобы сделать его своим союзником, то Тацуя, скорее всего, откажется. Если Канопус и станет союзником, то только временно. Нет смысла рисковать, проникая в американскую военную тюрьму, чтобы похитить оттуда заключённого.

Однако у Тацуи появилось бы желание рассматривать это дело, если бы целью было сокращение возможных врагов. Тацуя уже на собственном опыте видел способности Канопуса как врага. Всего одного раза было достаточно, чтобы оценить его умения.

— …К сожалению, здесь нет никакой выгоды, покрывающей риски.

Тем не менее, вывод, озвученный Тацуей, не отличался от его размышлений.

— Чтобы устранить риск распространения Паразитов, проще будет взорвать тюрьму на острове Мидуэй моим Взрывом материи. «Это было для того, чтобы остановить эпидемию Паразитов». С таким предлогом можно будет избежать критики со стороны международного сообщества.

— Подожди! Если объявить о чём-то таком, Штаты будут…!

Если станет известно, что СШСА ничего не делают по отношению к распространению монстров из другого мира (Паразитов), то доверие к СШСА резко упадёт. Может даже дойти до такого, что и в кошмарах не приснится: внутренние распри и распад государства.

— Но если твоя страна собирается использовать насильно обращённых в Паразитов майора Канопуса и других, то нельзя будет не объявить об угрозе Паразитов на весь мир.

Было понятно, что слова Тацуи — это не простая угроза.

— …Но если для тебя будет выгода, то ты согласишься? — Спросила Лина Тацую с настойчивым, напряжённым выражением лица.

— Ну, да. Я тоже не хочу прибегать к такому грубому подходу, как взрыв целого острова целиком. При выработке такого количества тепла возможно негативное воздействие на общемировой климат.

У Лины пробежал холодок по спине, когда она увидела, что Тацуя сказал это с серьёзным лицом.

Магия, способная одним ударом нарушить мировой климатический баланс. Она поняла, что эти слова были совсем не преувеличением.

К напряжению на лице Лины добавилась нервозность.

— Я стану союзником Тацуи.

Тацуя не смог понять, что Лина хочет сказать этими словами. Он посмотрел на неё с сомнением в глазах.

— Если я вернусь в Звёзды, то прекращу любую враждебную деятельность по отношению к Тацуе.

Лина собрала свои мысли и выдала ответ под этим острым взглядом Тацуи.

— Не думаю, что ты сможешь решить этот вопрос лишь своими силами…

— Если к моему мнению не прислушаются, я уйду из армии и получу японское гражданство. Я — дочь племянницы Сёгуна Кудо, поэтому отвечаю требованиям для натурализации.

— В твоём случае гражданство можно получить и без родственных связей… но разрешат ли СШСА сделать это?

— Не имеет значения, согласна будет армия или нет. К тому времени я уже подам заявление на демобилизацию и сбегу из Штатов.

«Ты думаешь, это будет так легко?», — задался вопросом Тацуя, но не стал озвучивать это сомнение вслух, чтобы не разрушить решимость Лины.

Для Тацуи такое развитие событий было выгодным настолько, что можно было пойти на риск.

Когда Лина вернётся в СШСА и убежит оттуда снова, принимающей стороной опять, несомненно, станет Йоцуба. Внутри Японии он не знал никого, кроме семьи Йоцуба, кто не побоится выступать агрессивно против СШСА.

Сейчас Лина рассматривается как гость, но если она сбежит в Японию и получит гражданство, то можно будет использовать её в качестве собственной боевой силы.

И это будет не боевая сила семьи Йоцуба, а личная боевая сила Тацуи. Лина сказала: «Я стану союзником Тацуи», и Тацуя не собирался отдавать её Майе.

— Я понял. Я не могу обещать, что это будет быстро, но я займусь разработкой плана спасения майора Канопуса.

— Правда!? Спасибо, Тацуя!

Лина воодушевлённо вскочила с сияющим лицом, наклонившись над столом. Если бы между ними не было этого стола, она бы его крепко обняла.

— Кстати, Лина.

— Что такое?

— Внучку брата или сестры называют внучатой племянницей. Правильно говорить не «дочь племянницы его превосходительства Кудо», а «внучатая племянница его превосходительства Кудо». Полезно будет запомнить это для тех случаев, когда будешь кому-то представляться.

Лицо Лины тут же погрустнело. Она задумалась о том, случайно Тацуя испортил ей настроение, или специально.

В любом случае, своими словами он, как иногда говорят, «сломал флаг».

◊ ◊ ◊

Во время экзаменационной недели даже в школах магии занятия заканчивались сразу после полудня. Когда Тацуя вернулся в школу, было уже около 15 часов. Хотя членам школьного совета не обязательно было оставаться, но по счастливой случайности ответственные ученицы присутствовали в комнате школьного совета, занимаясь подготовкой к экзаменам.

— Сиина.

— Д-да!?

На голос Тацуи отозвалась первоклассница в наушниках, спрятанных в воздушных вьющихся тёмно-коричневых волосах. Мицуя Сиина, самая младшая дочь в семье Мицуя из Десяти Главных Кланов.

Она тоже заметила, что Тацуя вошёл в комнату школьного совета, и поздоровалась с ним. Но она совершенно не ожидала, что он с ней заговорит. Когда Тацуя позвал Сиину по имени, её голос при ответе был немного тоньше, чем обычно.

— У меня есть дело, по которому я хотел бы услышать мнение твоего отца Мицуя Гэна-доно, либо его старшего сына Мотохару-доно. Ты не могла бы у них спросить, не найдётся ли у них время на разговор со мной?

— Э-эм.. то есть, вы хотите встретиться и поговорить с папой?

— Да.

— Шиба-сэмпай, о чём вы хотите поговорить с отцом Сиины-тян?

Не в силах смотреть на растерявшуюся Сиину, в разговор вмешалась Изуми.

— Я хочу узнать о деятельности американской армии.

Тацуя не проигнорировал это вмешательство Изуми. Он ответил ей прямо, даже не придумывая никаких отговорок.

— Американской армии? — Удивилась Хонока, сидящая рядом с Изуми.

Миюки шепотом подсказала ей:

— Люди из семьи Мицуя владеют детальной информацией о военных делах за рубежом.

А Изуми уже знала это. То, что Тацуя решил спрашивать про американскую армию именно у главы семьи Мицуя, было вполне разумно. Изуми была вынуждена признать, что её вмешательство было излишним.

— Шиба-сэмпай! Я спрошу у папы о его графике работы!

Сиина поспешила дать Тацуе такой ответ, видимо, потому, что смогла понять чувства Изуми.

Благодаря этому Изуми не пришлось извиняться перед Тацуей.

Однако Изуми не могла определиться, что для неё будет лучше: извиниться перед Тацуей или быть защищённой Сииной.

— Изуми-тян. Давай, как и договаривались, посмотрим задачи, которые будут на практическом экзамене?

— Э-э? Миюки-сэмпай, вы уверены?

— Да, ничего страшного. Ведь я хорошо разбираюсь в системе колебаний.

— Я согласна! Рассчитываю на вас!

Миюки покинула комнату школьного совета, уведя с собой Изуми, лицо которой выражало сильное волнение.

«У меня неплохая поддержка», — подумал Тацуя.

◊ ◊ ◊

Проводив глазами Миюки, отправившуюся в здание для практических занятий, Тацуя пошёл в тренировочный лес.

— Извини, что отвлекаю во время экзаменов.

— Что ты такое говоришь? Это куда важнее экзаменов.

Тацуя искренне извинился, однако Микихико ответил с такой улыбкой, будто воспринял это за плохую шутку. …Он не рассмеялся по-настоящему, а просто слегка улыбнулся, будто не имел никаких альтернативных выражений лица — таким человеком он был.

— Кроме того, я не из тех, кто зубрит всё в последнюю ночь.

«Ого», — подумал Тацуя. Если Микихико говорил это серьёзно, то он заслуживает похвалы, даже если просто притворяется, что всё в порядке.

— Тогда полагаюсь на тебя.

«В любом случае, сегодня домой пойдём пораньше», — подумал Тацуя, после чего подал Микихико сигнал к началу тренировки.

 

На вышедшее из-под контроля независимое информационное тело («дух») с шести направлений — спереди и сзади, слева и справа, сверху и снизу — наслать потоки псионов, чтобы в результате оно было бы «проглочено» псионовой массой. На третий день тренировок выяснилось, что такой способ эффективнее, чем распространение вокруг цели облака псионов и дальнейшее его сжатие.

Микихико помогал с тренировкой даже в воскресенье перед неделей экзаменов. Таким образом, сегодня был уже шестой день тренировок. На данный момент уже удалось выяснить, что вместо того, чтобы насылать псионовые потоки с шести направлений с одинаковым давлением, более эффективно будет насылать псионовые потоки с четырёх направлений, а сверху и снизу просто поставить заслонки, чтобы псионы и цель не вырвались.

Оставался только финальный этап. Техника фиксации сжатых псионов.

Формой печати был не куб, а шар. С точки зрения эффективности, нужно было не просто сжимать, представляя сферу в воображении, а прикладывать давление так, чтобы формировать сферу в трёх измерениях. То есть, не просто «сжимать рукой», а будто «оборачивать руками».

Но за последние 10 минут он сделал 4 успешные попытки подряд.

— Микихико, давай на сегодня закончим. Я больше не могу тебя напрягать.

— «Всё в порядке» — хотел бы я сказать, но… к сожалению, как ты, Тацуя, и сказал, на сегодня я достиг своего предела.

Микихико улыбнулся, несмотря на то, что тяжело дышал.

— Однако ты уже близок к цели.

— Да. Благодаря тебе, Микихико.

— Рад был помочь.

— Чтобы можно было использовать это в реальном бою, нужно повысить коэффициент успеха до 100%. Извини, но не мог бы ты помочь мне и завтра?

— Конечно.

Не убирая улыбку, а наоборот, улыбнувшись шире, Микихико кивнул.

Он был в состоянии помогать с такими тренировками.

Улыбка Микихико будто выражала чувство удовлетворённости самим собой.

◊ ◊ ◊

Вечер вторника, 2 июля.

В особняке семьи Саэгуса, Касуми и Изуми усердно занимались подготовкой к экзаменам.

Дежурство отрядов перехвата Минору продолжалось и сегодня. Но для этих двоих школа была приоритетом, поэтому их освободили от работы.

Но кроме этих двоих, сегодня вечером в особняке в режиме ожидания также оставалась и Маюми.

И к этой Маюми этим вечером пришёл неожиданный гость.

— Мари…!? Ты так внезапно, что случилось?

— Хочу поболтать кое о чём. Я тебя не отвлекаю?

— Нисколько не отвлекаешь! Ну, заходи.

Маюми потянула ведущую себя необычно вежливо Мари внутрь особняка.

 

Маюми привела Мари в свою комнату. Она приготовила напитки сама и приказала слугам не входить в комнату, чтобы гарантировать приватность разговора с подругой.

Комната Маюми была в западном стиле, и кроме письменного стола и кровати там был только небольшой низкий столик.

Маюми поставила стаканы с чаем со льдом на этот столик, принесла подушки для сидения из угла комнаты, и села напротив Мари.

— Конечно, лучше было бы позвонить и сообщить, что хочешь прийти. Тебе повезло, что сегодня я дома. Например, вчера вечером ты бы меня не застала.

Для Маюми это была дружелюбная болтовня между близкими подругами, и особого смысла её слова в себе не несли.

— Занята ловлей Кудо Минору?

Но у неё перехватило дыхание, когда она услышала от Мари нечто совершенно неожиданное.

— Откуда ты знаешь про Минору-куна…?

— Так и знала, что Десять Главных Кланов в это втянуты. Дзюмондзи тоже участвует?

«Так это был наводящий вопрос?», — подумала Маюми и посмотрела на Мари, нахмурившись.

Но у Мари не было планов устраивать такую ловушку для Маюми. Она всего лишь озвучила свою догадку.

И сказала она это в качестве прелюдии к теме, которую собиралась поднять.

— По правде говоря, теперь я тоже подключена к преследованию Кудо Минору.

— Э-э, ты? Но почему?

— Была задействована команда преследования, сформированная из основного состава взвода ударной пехоты из первой дивизии. Мне было приказано присоединиться к этой операции в качестве активного участника.

— Но ведь ты ещё студентка…

— Значение понятия «студент» у нас отличается от Университета магии. Ты должна знать, что студенты Академии Обороны становятся солдатами сил самообороны в момент поступления.

В голосе Мари не было иронии. И она не выглядела недовольной тем, что её отправили на задание.

— Взвод ударной пехоты, говоришь…? Тот самый «Отряд с обнажёнными мечами»? Отряд волшебников ближнего боя, сформированный из страстных почитателей Старейшины?

— Да, именно этот отряд. Если знаешь так много, то разговор будет короткий. Взвод ударной пехоты выступил ради мести за Старейшину. Хотя я считаю, что задействовать армию из-за личной злобы — это плохо, но, насколько я слышала, Кудо Минору просто нельзя оставить без внимания.

— Месть…? Значит, это Минору-кун убил Старейшину…?

— Это надёжная информация.

— Не может быть…

Маюми не могла скрыть своё потрясение.

Мари медленно попивала чай со льдом, ожидая, пока Маюми успокоится.

— …Силы самообороны развернули поисковую сеть к западу от Хаконе, поэтому я думаю, что мы не пересечёмся во время работы. Но я подумала, что на всякий случай следует предупредить тебя, чтобы ваши люди не запутались, если что случится.

Когда цвет лица Маюми вернулся к более или менее обычному, Мари продолжила говорить. И, похоже, это было главное, что она хотела сказать.

— …Будь осторожна, Мари. Минору-кун очень силён.

— Он смог победить Старейшину. Я понимаю, что в бою один на один я ему не соперник. Я не собираюсь атаковать безрассудно.

Мари ответила обеспокоенной Маюми, сделав лицо, показывающее, что у неё нет стремления рваться в бой.

Глядя на неё, Маюми подумала: «она совсем не такая, какой была в школьные годы».

Оставить комментарий