Том 27. Глава 3

Опция "Закладки" ()

Хотя у «Проекта Диона», предложенного Эдвардом Кларком, и возникли некоторые препятствия, он продолжал прогрессировать, не стоя на одном месте. Кларк уже не вёл проект в одиночку: в настоящее время группа независимых учёных из Национального Научного Агентства СШСА проводила симуляции доставки ледяных масс со спутника Юпитера до Венеры. На основе этих симуляций планировалось создавать необходимые последовательности магии, учитывающие все возможные факторы.

Исследовательский персонал Национального Научного Агентства склонялся к политике уделения приоритетного внимания не расщеплению углекислого газа Венеры, а обеспечению водой и понижению температуры за счёт вброса на Венеру большого количества ледяных глыб. Эдвард Кларк не возражал против такой политики.

Потому что ему было всё равно.

Терраформирование Венеры было лишь формальной целью. Реальной целью «Проекта Диона» было изгнание с Земли Шибы Тацуи, японского волшебника Стратегического класса, обладающего средством уничтожения абсурдно крупного масштаба — магией преобразования массы в энергию. С этой точки зрения, «Проект Диона» уже потерпел неудачу.

А проект энергетического завода на основе магического термоядерного реактора, спроектированного лично Шибой Тацуей, вопреки ожиданиям, неуклонно продвигался к своей реализации. Став ключевой фигурой этого проекта, Шиба Тацуя получил предлог для отказа от участия в «Проекте Диона».

Сама концепция такой установки не является новой.

Построить крупномасштабную энергетическую установку. Используя вырабатываемое ей электричество, добывать водород из океанской воды, при этом извлекая из этой воды полезные минералы и очищая её от вредных веществ.

При использовании обыкновенных технологий этот план был бы убыточным, но он становится доходным за счёт использования так называемого «Звёздного реактора» — термоядерного реактора, использующего магию контроля гравитации. Эдвард Кларк тоже не мог это отрицать.

Оправдание необходимости «Проекта Диона», заключающееся в подготовке к нехватке жизненного пространства из-за увеличения численности населения, пока ещё не потеряло свою убедительность. Однако уже нельзя было упрямо настаивать на том, что Шиба Тацуя должен непременно присоединиться к проекту.

Звёздный реактор не был абсолютно необходим для продвижения «Проекта Диона». Сотрудники NSA подсчитали, что мощность, необходимая для осуществления миссии на орбите Юпитера, может быть выработана за счёт солнечной энергии.

С другой стороны, проект завода Шибы Тацуи основан на строительстве Звёздного реактора.

Заводы со Звёздным реактором могут принести человечеству намного больше энергии в будущем. Поэтому мнение о том, что не следует препятствовать этому «эксперименту», уже распространилось среди сенаторов. Если упорно продолжать пытаться переманить Шибу Тацую к себе, то мировое сообщество может догадаться об истинных намерениях Эдварда Кларка.

Такими темпами, истинная цель «Проекта Диона» не будет достигнута.

И при этом нельзя было совершать глупые ходы. В СМИ тоже всегда найдётся пара-тройка журналистов, любящих раскрывать правду, независимо от громких высказываний капиталистов и политиков. Также нельзя было игнорировать возможность того, что истина может быть раскрыта даже за счёт необоснованных подозрений, сформированных на догадках таких людей, которых и полноценными журналистами не назовёшь.

Но даже в такой тупиковой ситуации Эдвард Кларк не сдавался.

В поисках подсказки, способной перевернуть ситуацию, он просматривал гигантские объёмы информации, собранной оригинальным Хлидскьяльвом.

Домой он не возвращался уже более десяти дней. А со своим сыном Рэймондом он не встречался лицом к лицу уже более половины месяца. Поэтому Кларк и не знал, что Рэймонд стал Паразитом (хотя нельзя достоверно утверждать, что именно это стало причиной). О том, что Рэймонд собирается отправиться в Японию, Кларк узнал через текстовое сообщение, и ответил на него тоже сообщением, дав своё разрешение.

Сегодня Кларк снова вступил в неравный бой с морем добытых данных. В отличие от разбросанных по всему миру терминалов Хлидскьяльва, оригинальный Хлидскьяльв, подключённый к суперкомпьютеру, был способен хранить и обрабатывать данные. Используя ИИ-помощник для тактических симуляций, Кларк искал путь для изменения ситуации, но никак не мог обнаружить подходящий план.

Примерно в 3 часа дня, когда накопленная усталость уже давала о себе знать, его отвлёк телефонный звонок.

— Доктор Кларк, как поживаете?

На дисплее видеофона появился Безобразов, с которым он давно не мог связаться.

— Доктор Безобразов, давно не виделись. Честно говоря, дела у меня идут не очень хорошо.

— Ясно. Но моей вины в этом нет.

Кларк едва смог сдержать позыв выругаться в ответ. Но Безобразова, похоже, совершенно не заботила реакция Кларка.

— Я потерпел неудачу — это факт, но изначальной причиной является то, что проект завода со Звёздным реактором не смогли остановить политическими способами.

— В вашем положении, доктор, это было неизбежно.

Ссориться сейчас было излишне. Однако Кларк не смог убрать нотки колкости из своего тона, когда отвечал.

— Я ценю ваше понимание. В моём положении, я просто не мог отпустить Шибу Тацую.

— Но теперь ситуация стала ещё хуже!

Реакция Безобразова, в которой не было видно ни малейшего признака самоанализа, в итоге вызвала у Кларка взрыв гнева.

— Убийство Шибы Тацуи. Замечательный план! Ничего не поделаешь, что он провалился. Просто противник оказался сильнее.

Безобразов на экране сделал недовольное лицо. Но Кларк будто этого и ожидал.

— Но благодаря тому, что доктор оставил очевидные косвенные доказательства, мирный характер «Проекта Диона» теперь поставлен под сомнение.

— А был ли вообще смысл притворяться мирным проектом?

— Что…?

Безобразов не изменил циничный тон голоса даже после того, как увидел разгорающуюся ярость на лице Кларка.

— Цель «Проекта Диона» — устранение волшебника Стратегического класса Шибы Тацуи. Если эта цель будет достигнута, то освоение Венеры не будет иметь значения.

Кларку нечем было возразить на суть вопроса, подчёркнутую Безобразовым.

— …Доктор, у вас есть какие-нибудь гениальные идеи?

Вопрос Кларка был от безысходности.

— Не знаю, можно ли назвать это «гениальной идеей», но одно предложение есть.

Ответ Безобразова стал для Кларка неожиданностью. Он не ожидал, что будет что-то конкретное.

— …Я вас слушаю.

Хотя Кларк спросил это лишь для того, чтобы выиграть время, но в глубине его разума теплилось желание найти выход из тупиковой ситуации.

— Как вы, должно быть, знаете, в мою страну в данный момент пытается вторгнуться Великий Азиатский Альянс. Хотя этот локальный конфликт был начат Великим Азиатским Альянсом в одностороннем порядке, но уже завтра планируется завершить эту войну победой нашей страны.

— Доктор, вы используете Туман-бомбу?

— Верно.

Когда он говорил про определение победителя сразу после использования магии Стратегического класса, такой взгляд на войну казался слишком простым. Однако Кларк понимал, что в данном конкретном случае такое развитие событий с большой вероятностью может стать реальностью.

Военная деятельность Великого Азиатского Альянса была основана на предположении об отсутствии Безобразова. Можно назвать преувеличением то, что существование всего одного человека может повлиять на ход всей войны, однако это перестаёт казаться странным, если принимать военные решения, учитывая наличие или отсутствие возможности применить оружие массового поражения, сопоставимого по мощности с тактическим ядерным зарядом.

Великий Азиатский Альянс вторгся в Приморский край Нового Советского Союза, посчитав, что контратаки Туман-бомбой не будет. Поэтому, когда они получат мощный удар Туман-бомбой, их мораль будет сломлена, и продолжать войну будет затруднительно. А так как в данный момент силы армий Нового Советского Союза и Великого Азиатского Альянса примерно равны, то потеря армией Великого Азиатского Альянса желания сражаться станет для них фатальной. Таким образом, победа Нового Советского Союза и поражение Великого Азиатского Альянса были легко предсказуемы.

— После этой победы наша страна собирается отправиться на юг по Японскому морю.

— Вы планируете вторжение в Японию!?

— Оправдание ещё не придумали, но вы не волнуйтесь. Мы не собираемся высаживаться на Хонсю. Потому что это будет не операция по вторжению с целью заполучить новые территории.

— ……

— Похоже, вы поняли. Верно, это будет обманный манёвр. Знаете ли вы, где ведётся строительство завода на основе установки «Звёздный реактор» Шибы Тацуи?

— …На вулканическом острове под названием «Миякидзима», который расположен в 180 километрах к югу от Токио.

— Правильно. Это место находится с противоположной стороны от того участка моря, где будет двигаться на юг наша армия.

— То есть, вы предлагаете нам провести диверсию на строящемся заводе во время вашего продвижения на юг?

— Это будет не сложно, не так ли? Если станет известно, что завод стал целью террористов неизвестной национальности, как вы думаете, что подумают капиталисты, финансирующие этот проект? У них не будет другого выбора, кроме как отменить проект завода со Звёздным реактором, а Шиба Тацуя потеряет предлог для отказа от участия в «Проекте Диона».

Кларк не мог дать немедленный ответ на предложение Безобразова.

С рациональной точки зрения, это был губительный план, который должен быть сразу же отклонён. Если будет раскрыта страна, подготовившая эту диверсию, то международное доверие к СШСА упадёт ниже плинтуса. А риск быть раскрытыми был довольно высок. Если бы это была операция по устранению одного-двух человек, то ещё ладно, однако полностью скрыть следы диверсии на строящемся заводе было очень сложно.

Но для Кларка, страдающего от чувства безнадёжности, предложение Безобразова казалось привлекательным и способным вывести его из этой тупиковой ситуации. Заманчивый план Безобразова был для Кларка словно сладостный шёпот дьявола.

— …Когда выдвигается флот вашей страны?

— Если всё пройдёт без запинки, то через пять дней — 8 июля.

— Через пять дней…

«Я успею», — подумал Кларк. Слишком малое количество времени на подготовку не стало препятствием в его разуме.

— Хорошо, я понял.

— Я так и думал, что вы согласитесь.

Безобразов удовлетворённо улыбнулся.

Кларку показалось, что от этой улыбки повеяло таким холодом, который раньше — до поражения Тацуе — никогда не ощущался от Безобразова.

◊ ◊ ◊

4 июля 2097 года, четверг. Седьмой день войны между Великим Азиатским Альянсом и Новым Советским Союзом.

Утром этого дня в военном положении произошли серьёзные перемены. Была завершена передислокация армии из Восточно-Сибирского округа Нового Советского Союза, и бронетанковые войска, отвечающие за оборону к югу от Хабаровска, начали продвижение на юг.

Одновременно с этим армия Приморского края, сдерживавшая до этого армию Великого Азиатского Альянса в окрестностях Уссурийска, начала отступление в направлении входа на полуостров Муравьёва-Амурского.

Было очевидно, что целью Нового Советского Союза является взятие в клещи армии вторжения Великого Азиатского Альянса с помощью армий Восточно-Сибирского округа и Приморского края. У Великого Азиатского Альянса оставалось два варианта действий.

Первый — сосредоточить войска в оккупированном районе западного побережья озера Ханка, чтобы укрепить контроль над территорией.

И второй — погнаться за отступающей на юг армией Приморского края и захватить Владивосток до прибытия армии Восточно-Сибирского округа. Если захватить Владивосток, то уже не придётся беспокоиться о том, что идущая на север по морю армия Корейского автономного округа пострадает от побочных атак с моря. И тогда вторгшаяся к западу от озера Ханка армия Северо-Восточного региона и армия Корейского автономного округа за один заход смогут оккупировать (в Великом Азиатском Альянсе это называют «вернуть») Приморский край.

Великий Азиатский Альянс выбрал «быструю войну».

Армия Великого Азиатского Альянса начала погоню за отступающей на юг армией Нового Советского Союза. Однако из-за того, что на принятие решения о преследовании потребовалось время, и из-за разницы в скорости военной техники, расстояние между армиями только увеличивалось.

Когда расстояние между армиями превысило 20 километров, в войне наступил драматический переломный момент.

Внезапно перед армией Великого Азиатского Альянса начал сгущаться туман.

За небольшой промежуток времени этот густой туман покрыл область, в которой находилась военная техника и транспорт, перевозящий около 6000 солдат.

— Отступление! — Прокричал командир, интуитивно почувствовав опасность.

— Устраните туман! — Скомандовал отряду волшебников штабной офицер, догадавшийся об истинной сути этой белой пелены.

Однако их реакция была слишком запоздалой.

Нет, их противник — Безобразов — был слишком быстр.

Белую тьму, созданную густым туманом, заполнили размножившиеся за одно мгновение последовательности магии.

Произошёл взрыв гремучего газа, покрывающий сверхширокую область.

Это была газовая смесь из одной части кислорода и двух частей водорода. Температура горения такой смеси может достигать 3000 градусов, что довольно близко к температуре в эпицентре ядерного взрыва.

Однако в отличие от обычных и ядерных бомб, которые концентрируют выброс тепла в одной точке, в данном случае тепло вырабатывается на огромном пространстве от нескольких гектаров до нескольких десятков квадратных километров. Кроме того, изначальная форма атаки Туман-бомбы (форма, при которой даже не обращается внимание на магическую защиту противника) отличается от бомб с распылением топлива, потому что помещает все цели атаки в области активации внутрь эпицентра взрыва.

Вместо того, чтобы убивать противника ударными волнами высокого давления, создаваемыми взрывом, она подставляет его непосредственно под сам взрыв температурой свыше 2000 градусов по Цельсию. Её максимальный радиус поражения сопоставим с ракетой с множественными боеголовками.

Четвёртое июля 2097 года, 8:55 по местному времени. Японское время: 7:55.

Всего одна атака вывела из строя более 70% армии вторжения Великого Азиатского Альянса.

◊ ◊ ◊

Во всех школах магии, от Первой до Девятой, часы занятий одинаковые. Первый урок начинается в 8:00.

Школы отличались только наличием или отсутствием утреннего сбора или короткого классного часа перед первым уроком.

В Первой школе не было ни утренних собраний, ни короткого классного часа, поэтому ученики приходили сразу к началу первого урока.

А в Третьей школе, наоборот, вошло в привычку делать «утренние собрания»: на них по утрам учителя, закреплённые за каждым классом, воодушевляют учеников, настраивая их на сегодняшний день. …Однако такая церемония проводилась только в классах «спецкурса» (в Первой школе это называют «первым потоком»), за которыми были закреплены учителя-инструкторы.

Сегодня был третий день экзаменационной недели, но как и всегда, было проведено утреннее собрание.

За 10 минут до начала уроков, Итидзё Масаки, как и его одноклассники, уже был на своём месте.

Не прошло и 1 минуты, как в класс зашёл учитель. Это был мужчина крепкого телосложения и в возрасте за 50 лет. Этот учитель был не из тех, кто относится к ученикам дружелюбно и сближается с ними, а из тех, кто полагается на чёткие лидерские качества при работе с учениками.

В 7:55, когда учитель был в разгаре рассказа о своём личном опыте, случилось нечто странное.

Масаки чуть не вскочил, почувствовал волны от сильной магии.

Такую рефлекторную реакцию продемонстрировал не только он один. Несколько учеников в этой классной комнате фактически поднялись со своих мест.

И учитель не упрекнул их за такое поведение.

— Утреннее собрание отменяется. Все ожидайте на своих местах. — С напряжённым лицом сказал учитель, жестом предлагая вставшим ученикам сесть обратно. После чего он покинул классную комнату.

Слушая голоса шепчущихся одноклассников, Масаки крепко сжал губы.

«Эпицентр псионовых волн — на севере… нет, на северо-северо-западе? Колебания были сильные, однако эпицентр был довольно далеко…»

Масаки лишь почувствовал, что это случилось «далеко», однако он интуитивно связал это происшествие с военным конфликтом между Новым Советским Союзом и Великим Азиатским Альянсом.

На учебном терминале он открыл участок карты мира вокруг Японского моря. Терминал Третьей школы, в которой одобрительно относились к военному использованию магии, имел доступ к всевозможным геополитическим данным.

«Предположительно более 800 километров… К тому же, такая мощность… Это была настоящая Туман-бомба…?»

Безобразов умело использовал разрушительную силу Туман-бомбы в соответствии с поставленной целью, и она не была «настоящей» или «подделкой». Данный взрыв не продемонстрировал верхний предел разрушительной силы.

Однако не знавший этого Масаки, почувствовав из псионовых волн мощь магии, с содроганием подумал, что такова настоящая сила Туман-бомбы.

◊ ◊ ◊

Остаточные псионовые волны Туман-бомбы уловили не только ученики Третьей школы.

Эти сверхкрупномасштабные волновые колебания потревожили магическое восприятие всех волшебников Японии.

Тацуя в этот момент возвращался домой из Первой школы в электрической кабинке.

«…Масштаб зоны покрытия последовательностями магии — около 3 квадратных километров, а высота области — около 20 метров. Цель — уничтожение наземных войск»

Похоже, что область применения была расширена, чтобы поразить большое количество военной техники и пехотного транспорта, которые были рассредоточены по большой территории.

«Хотя плотность низкая, но взрыв произошёл одновременно на всём этом широком пространстве. Ущерб своей же стране будет значительный. Это какая-то разновидность тактики выжженной земли?»

Хоть изначальный смысл и отличался, но они атаковали вражескую армию, выжигая собственную землю. Такую тактику невозможно использовать, если правительство не обладает сильным авторитетом.

Но эта тактика, безусловно, является эффективной. Было уничтожено около 150-200 танков и следующей за ними военной техники и пехотного транспорта, а количество убитых солдат должно быть в пределах 5-10 тысяч человек.

«Это немного отличается от моих ожиданий, но победитель уже определён»

Даже Тацуя не мог предположить, что Новый Советский Союз… то есть Безобразов выполнит настолько крупномасштабную контратаку. Сейчас, независимо от психологического шока, что Безобразов жив и здоров, Великий Азиатский Альянс физически не может продолжать сражение.

Тацуя уложил голову на подголовник сиденья электрокабинки и закрыл глаза.

«…Это был полный разгром. И теперь Великий Азиатский Альянс какое-то время не сможет вести военные действия за рубежом»

«Даже если Новый Советский Союз отправит Дальневосточный флот, то им всё равно можно не беспокоиться об атаке с тыла»

«Не знаю, какой предлог они придумают, но… должно быть, флот уже мобилизован»

— Времени больше нет.

Эту мысль Тацуя произнёс вслух.

Он разрабатывал магию на основе информации по Туман-бомбе как раз ради того, чтобы остановить продвижение на юг флота Нового Советского Союза.

Теперь стало ясно, что следует поторопиться с её завершением.

До прибытия на ближайшую к дому станцию оставалось всего пару минут. Однако сейчас даже такая незначительная потеря времени раздражала Тацую.

◊ ◊ ◊

В момент уничтожения дружественных войск, Лю Лилей, волшебник Стратегического класса Великого Азиатского Альянса, не продвигалась вперёд вместе с войсками, а ожидала в тылу. Планировалось, что пехота, продвигающаяся вслед за танками и транспортниками, используя вертолёты, объединится с основными силами после того, как они догонят врага.

Благодаря этому она избежала поражения Туман-бомбой.

Офицер, командующий отрядом сопровождения Лю Лилей, зная, что из Хабаровска на юг продвигается армия Нового Советского Союза, решил отправиться на север, чтобы занять аэродром Воздвиженка.

Связавшись со штабом, этот офицер предложил командованию немедленную эвакуацию на территорию своей страны. В ситуации, когда армия вторжения была практически уничтожена, это было естественным предложением.

Однако командование армии Великого Азиатского Альянса приказало Лю Лилей и отряду её сопровождения оставаться на текущей позиции.

Несмотря на то, что войска Нового Советского Союза, продвигающиеся на юг из Хабаровска, должны были обнаружить эти передвижения, они не стали ни атаковать, ни окружать Воздвиженку, в которой скрывалась группа Лю Лилей.

◊ ◊ ◊

Тацуя отменил как поездку на Миякидзиму, так и сегодняшнюю тренировку «Запечатывающей сферы». Оповестив об этом Микихико с помощью сообщения, он с самого утра уединился в лаборатории, расположенной в подвале многоэтажного дома, в котором он теперь жил.

Исследовательские данные о находящейся в разработке магии Стратегического класса у него были с собой на съёмном носителе, на который он ежедневно загружал их копию.

Поэтому не было никаких неудобств и препятствий для того, чтобы продолжить работу в подвале Токийского штаба семьи Йоцуба.

Он даже позволил Миюки вернуться домой одной. Разумеется, независимо от Тацуи, за ней на некотором расстоянии незаметно следовал эскорт, да и свой «взгляд» он с неё не сводил. Но, тем не менее, это был исключительный случай, когда он позволил Миюки остаться одной.

Однако цель оправдала средства.

Базовый проект новой магии, использующей Цепной вызов, был завершён ещё до времени ужина.

Но готовой последовательности активации, способной строить последовательность магии, ещё не было. Это был лишь базовый дизайн, описывающий системы новой магии и общую концепцию.

Проведя ещё один день за работой, Тацуя напишет готовую к фактическому применению последовательность активации.

Однако он остановился на этой стадии не просто так.

«Лучше будет поручить завершение последовательности активации инженеру, хорошо знающему волшебника, который будет использовать это на практике…»

Поэтому он отправил сделанные им записи базового проекта в Первую Лабораторию, ныне известную как Институт естественных и магических наук Канадзавы, указав в качестве получателя имя конкретного человека.

◊ ◊ ◊

После убийства Кудо Рэцу три дня назад, Минору прятался в укрытии в Кобэ. Когда он вышел к Рэймонду и Регулу, был уже вечер того дня, когда против армии Великого Азиатского Альянса была применена Туман-бомба.

— Минору… Тебе уже лучше? — Сдержанно поинтересовался Регул. Минору заперся в своей комнате под предлогом «я плохо себя чувствую» и не выходил всё это время.

— Уже всё в порядке.

Когда говорилось про «плохое состояние», то имелось в виду не ухудшение физического состояния, которое бывало у него во времена, когда он был человеком. Минору просто «не хотел никого видеть», поэтому даже сейчас ответил Регулу так сухо.

— …Ясно.

Из такого отношения Регулу показалось, что перед ним сейчас кто-то другой, отличающийся от прежнего Минору.

…Это был уже не человек.

…Он стал похож на Паразита.

Такое впечатление было сейчас у Регула. Но он не стал говорить об этом.

Хоть он и не сказал это вслух, мысль об этом была передана Минору. Однако он никак на это не среагировал.

— Лучше скажите мне, вы двое тоже почувствовали ту магию сегодня утром?

— Угу. Это была Туман-бомба, да?

— Хотя у нас пока нет связи с нашей страной, но я думаю, что уже есть определённые инструкции, связанные с этим.

Рэймонд лишь с интересом кивнул, а Регул, как элитный солдат, задумался над тем, как это событие повлияет на их действия.

— У Пентагона определённо есть более детальная, чем у нас, информация. Если вы получите какие-либо инструкции из Америки, то вам следует отдать приоритет их выполнению. Только, Джек, не мог бы ты сейчас мне кое с чем помочь?

— Сейчас?

Сезон дождей ещё не завершился. Сегодня дождя не было, но небо было затянуто облаками. Снаружи уже было темно. Это было лучшее время для такой деятельности, когда нужно не попадаться людям на глаза. Но Регул всё равно подумал, что сейчас будет не лучшее время начинать что-то делать.

— Мы вернёмся ещё до полуночи.

— …Хорошо. Я пойду с тобой.

Сейчас, в летнее время, разница во времени между Нью-Мексико, где находится штаб-квартира Звёзд, и Японией, составляет 15 часов. Япония находится на 15 часов впереди. В полночь по японскому времени, в Нью-Мексико будет 9 часов утра. Если всё будет так, как сказал Минору, то маловероятно, что из Америки поступят указания во время их вылазки. Даже если связь появится, то проникший в Йокосуку четвёртый отряд проинформирует их об этом позднее. К такому заключению пришёл Регул.

Регул знал о том, что трое — Вега, Спика и Денеб — проникли на базу Йокосука, и о том, что Арктур провалил проникновение и был запечатан. Знал об этом не только он. Рэймонд и Минору также владели этой «общей» информацией через телепатическую сеть Паразитов.

— А можно я тоже пойду? Не хочу оставаться один.

После того, как Регул дал согласие, в разговор вмешался стоящий рядом Рэймонд, сделавший недовольное лицо.

— Ты понимаешь, что это будет миссия по скрытному проникновению? Рэймонд, думаю, тебе это не подходит.

— Без проблем. Я смогу.

Минору прямо указал Рэймонду на его недостатки, но тот начал возражать.

— Минору. Рэймонду действительно не хватает опыта, но потенциал у него есть. Я прикрою в трудный момент, так что давай его тоже возьмём?

Увидев, что Рэймонд начинает кипятиться, Регул вмешался в их разговор, чтобы дело не дошло до ссоры.

При этом, хотя он и защищал Рэймонда, но признавал, что Минору прав.

Услышав доводы Регула, Рэймонд перестал жаловаться.

— Ну, если Джек так говорит…

Минору тоже решил уступить.

 

Они поехали не на персональных электрокабинках и не на междугороднем скоростном поезде, а на автомобиле по скоростному шоссе. На месте они были через час.

— Здесь, я полагаю…

— Главный дом семьи Кудо. Мой дом.

Сам Минору ответил на догадку Рэймонда. Автомобиль с Минору, Регулом и Рэймондом остановился на некотором расстоянии от дома семьи Кудо.

— Печально даже думать о том, что приходится скрытно пробираться в свой же дом…

Минору с горькой улыбкой вышел из автомобиля.

Регул и Рэймонд последовали за ним.

— Мои родители, братья и сёстры уже должны знать, что я стал Паразитом, поэтому ничего не поделаешь.

Пожав плечами, Минору направился к заднему входу в дом Кудо.

Регул и Рэймонд переглянулись, после чего последовали за Минору.

Около угла ограды Минору остановился и оглянулся на них.

— С этого момента просьба не испускать псионовые волны.

— Понял.

— ОК.

Удовлетворившись ответами этих двоих, Минору пошёл дальше.

И Регул и Рэймонд поняли, что пока они шли, Минору несколько раз использовал магию.

Однако ни один из них не понял, что конкретно он сделал.

Они оба шли сразу позади Минору, и вошли за ним внутрь высокой ограды.

В ограде — живой изгороди — был незаметный проход, в который они вошли.

И внезапно они оказались напротив небольшой двери, выполненной в старинном стиле.

Минору перевёл дыхание.

— Теперь магию можно использовать. — Проинформировал он своих спутников, обернувшись. — Джек и Рэймонд, нейтрализуйте, пожалуйста, людей на 2 и 3 этажах. Я буду очень благодарен, если вы сможете сделать это без убийств.

— Принято.

Услышав ответ Регула, Минору кивнул и открыл дверь.

Возможно, это было вполне естественно, что в таких обстоятельствах никто из них не снял обувь.

— Я так взволнован.

— Только не делай глупостей, Рэймонд.

Проводив взглядом этих двоих, поднимающихся на 2 этаж, Минору направился в столовую на первом этаже. Сейчас было время, когда его родители и братья обычно ужинают. Возможно, две его старшие сестры тоже приехали из домов своих мужей на похороны их деда Рэцу.

«Хотя похороны должны быть только в воскресенье через 2 недели…»

Даже запершись у себя в комнате, он собирал информацию. Когда он услышал планы на похороны деда, и не испытал при этом ожидаемого шока, он, наоборот, был шокирован таким отсутствием эмоций. Тогда он убедил себя, что его эмоции просто парализованы.

Он не признавал возможность того, что его склад ума становится как у Паразита.

В своём разуме он продолжал оставаться собой.

Это была основная предпосылка, поддерживающая действия Минору. Как только она сломается, ему больше нечем будет оправдать свои поступки.

Почувствовав внезапную тошноту, Минору приложил руку ко рту.

Он подумал, что это случилось потому, что из этой мысли про график похорон деда он, наконец, осознал смерть «одзии-самы».

«…Но грусть уже полностью прошла», — Сказал сам себе Минору, и пошёл дальше. Он неосознанно отвернул своё внимание от мысли, которая посетила его чуть раньше — мысли о возможности того, что его склад ума становится как у Паразита.

Особняк семьи Кудо был обширный. Чтобы дойти от задней двери до столовой, нужно было пройти множество коридоров и комнат, однако это был дом, в котором Минору вырос. Никем не замеченный, он добрался до столовой, ни разу не заблудившись по дороге.

Сначала он хотел постучать в дверь, но осознал это и горько улыбнулся. Он вспомнил, что является «нарушителем». Помахав головой, он опустил руку к ручке и открыл дверь.

— Кто это!?… Минору?

Такую суетливую реакцию показал второй по старшинству брат Минору, сидящий ближе всех к двери. Он был слишком взволнован, видимо, потому, что сидел ко входу спиной. Однако, несомненно, главной причиной его паники было то, что Минору перестал скрывать признаки присутствия Паразита.

— Минору…!

Самый старший брат среагировал немного по-другому.

Но сходства были: он вскочил так же резко, что даже стул упал. Однако кроме изумления, он продемонстрировал и активные действия: управляя CAD, он уже вызывал последовательность активации.

Считываемая магия называлась «Лунный удар». Рефлекторно приняв во внимание, что они находятся в помещении, он выбрал заклинание, не оказывающее физического воздействия.

Кудо Харуаки, старший сын семьи Кудо, лучше разбирался во внешней системной магии психического вмешательства, чем в магии Четырёх систем и Восьми типов. Поэтому Харуаки не должен был ошибиться в таком базовом атакующем заклинании системы психического вмешательства, как «Лунный удар».

Однако в действительности «Лунный удар» не активировался.

— Лунный удар Харуаки был отменён…? — Неверящим голосом пробормотала старшая дочь семьи по имени Бьякка. Харуаки хорошо разбирался в этом типе магии, поэтому активация его «Лунного удара» была быстрой. По крайней мере, ни она, ни вторая дочь семьи по имени Асука, ни второй сын Соши, не смогли бы помешать активации этого заклинания.

— Зачем ты пришёл? — Спросила Минору сохраняющая спокойное лицо и голос Кудо Сино, записанная в семейном реестре, как его мать.

— Отец ещё не вернулся домой? — Не отвечая на вопрос Сино, Минору задал свой вопрос.

— Макото-сама сказал, что опоздает из-за инспекции на фабрике.

Сино была более чем на 12 лет моложе Макото. Такая манера речи была у неё всегда, а не из-за того, что её собеседником был сейчас Минору.

— На фабрике?

Семья Кудо инвестировала во множество военных предприятий. Хотя Минору переспросил с сомнением в голосе, он сразу переосмыслил это, вспомнив, что в этом нет ничего странного.

— Не расскажешь ли, где расположена эта фабрика?

— Да, конечно.

Сино мгновенно согласилась, и сообщила ему адрес места, расположенного на окраине этого же города Икома, в котором находился этот особняк.

— Если у тебя есть дело к Макото-сама, то надо было сказать это с самого начала. Тогда Харуаки и остальные не были бы сейчас в таком неподобающем состоянии.

Тем самым она отругала их за такой холодный приём Минору.

Минору не был шокирован таким отношением Сино.

— Каа-сан*, к тебе у меня вопросов больше нет.

Не только Сино, но также Бьякка и Асука нахмурили брови. Хотя невежливая манера речи в фразе «ты мне больше не нужна» тоже вызывала недовольство, но у них так же было смутное чувство, что в слово «каа-сан» был вложен смысл, отличающийся от значения «мать».

[Пояснение: в оригинале в словах Минору написано «義母さん» (мачеха, приёмная мать, тёща). Оно должно читаться «гибо-сан», но Минору произносит «каа-сан» (мать). Для тех кто забыл: генетической матерью Минору является его тётя — младшая сестра его отца. Видимо, это очередная игра слов от автора, показывающая, что Минору знает правду о себе]

Однако ни у старшей, ни у второй дочери не было времени, чтобы осмыслить это.

— …но я хочу, чтобы мои братья и сёстры стали моей силой.

— В каком смысле? — Агрессивным тоном спросила вторая дочь Асука. Однако по её встревоженному лицу было видно, что она лишь притворяется сильной.

— Станьте моими подчинёнными. Ах, да, можете не волноваться, это не означает, что я хочу стать главой семьи Кудо. И это будет временно, пока я не достигну своей цели. Я уже понял, что в одиночку я не смогу противостоять объединённым силам семей Саэгуса, Дзюмондзи и Йоцуба.

— Ты хочешь, чтобы мы предали семьи из тех же, что и мы, Десяти Главных Кланов!? — Прокричал второй сын Соши.

— О чём ты говоришь, Соши-ниисан? Ведь семья Кудо уже не в Десяти Главных Кланах?

— Кх…

Соши нечем было ответить на это словесное парирование Минору, и он замолчал.

— Хоть мы больше и не входим в Десять Главных Кланов, но я не буду подчиняться монстру! К тому же тебе — убившему одзии-саму! — Собравшись с духом, сказал старший сын Харуаки. Как и ожидалось от силы воли следующего главы семьи.

Он снова попытался выпустить магию в Минору.

— Гх…!

Однако до того, как последовательность магии была считана, он схватился за грудь и согнулся.

Это была атака магией психического вмешательства, активированная Минору с подавляющей скоростью.

— Прошу прекратить бесполезное сопротивление. — Равнодушным тоном сказал Минору, направив руку на Харуаки. — Я могу понять ваши чувства, что как бывшие представители Десяти Главных Кланов, вы не можете преклонить колени перед демоном. Именно поэтому я не требую место главы семьи и не планирую просить публичного сотрудничества. Достаточно будет только тайно одолжить мне свою силу так, чтобы Десять Главных Кланов об этом не узнали.

Минору невинно улыбнулся. Это была улыбка ребёнка, в которой совершенно нет скрытого смысла в виде лести, и одновременно это была улыбка монарха, для которого естественно даже не задумываться о чувствах других людей.

Ответа на слова Минору не последовало. Старший сын был не в состоянии ответить, а второй сын и обе дочери не могли говорить из-за увиденной своими глазами разницы в силе.

Его «формальная» мать не показала страха на своём лице, однако сжала губы и отвернулась, чтобы избежать взгляда Минору.

— Тем не менее, я понимаю, что вы не можете согласиться с моей просьбой без разрешения отца. Сначала я поговорю с ним, так что подождите меня здесь, пожалуйста.

Одновременно с завершением своей речи, Минору активировал новую магию.

Его «приёмная» мать, сёстры и братья один за другим попадали со стульев, будто из их тел забрали все силы. Такой исход можно назвать лучшим, потому что если бы вместо пола они упали бы на стол, то, очевидно, что их лица оказались бы в тарелках с едой.

Это была магия психического вмешательства, принудительно и быстро вызывающая сон. Минору собственноручно заточил свою семью в темницу сна.

 

Магия Минору была нацелена не только на членов его семьи. Сознание потеряли также все слуги и работники, находившиеся на первом этаже. Хотя среди них оказались такие, кто получил травмы, потому что работал с острыми предметами вроде кухонного ножа, или просто неудачно упал и сильно ударился, однако Минору нашёл всех травмированных и наложил на них исцеляющую магию.

Минору встретился с Регулом и Рэймондом не у задней двери, а в холле, ведущем к главному входу.

— Минору.

Когда спускающийся по лестнице Регул позвал Минору, тот остановился и поднял на него взгляд.

— Вы закончили?

— Да, они все спят. Трое смогли оказать серьёзное сопротивление, однако в итоге удалось усыпить их, не убивая.

— Отличный результат.

Минору с улыбкой кивнул.

— Кстати, ты просил усыпить их, а не убивать, потому что хочешь как-то использовать их? — С любопытством спросил Рэймонд, спускающийся со второго этажа вслед за Регулом.

— Я хочу попросить о помощи не у прислуги особняка, а у подчинённых, работающих вне главного дома. Понимая, что там могут быть их родственники и друзья, я не хотел бы вызывать у них неприязнь к себе.

— Хммм… Но после убийства Сёгуна Кудо разве уже не слишком поздно об этом думать?

— Рэймонд!

Рэймонд виновато втянул шею, когда Регул упрекнул его, повысив голос.

— Минору, это, ну…

— Джек, не переживай об этом. — Успокаивающим тоном ответил Минору пытавшемуся в спешке найти оправдание Регулу. — Я убил своего деда — это факт. Однако также есть много людей, которые клялись в верности моему отцу, а не деду.

— Хе…

В ответе Рэймонда не было видно признаков обдумывания своих слов. Возможно, именно поэтому Минору и не разозлился.

— Отправляемся туда, где сейчас мой отец. Пожалуйста, следуйте за мной. — Сказал Минору и вышел через главный вход, не дожидаясь ответа.

◊ ◊ ◊

Институт естественных и магических наук Канадзавы (бывшая Первая лаборатория развития магических способностей) имел на своей территории общежитие с одноместными номерами для исследователей. Китидзёдзи Шинкуро, являясь учеником Третьей школы при Национальном Университете магии, также числился исследователем в институте, и проживал в вышеупомянутом общежитии.

В Третьей школе магии, как и в Первой, сейчас была середина экзаменационной недели. Тем не менее, Китидзёдзи не тратил много времени на подготовку к экзаменам. На завтрашний экзамен он потратил около двух часов, а остальное время, как и обычно, посвятил исследовательской работе.

Ему, первооткрывателю «Кардинального кода», разрешили тратить своё время и бюджет института на завершение теории Кардинального кода в качестве темы исследования.

К сожалению, это не означало, что он работал только над своей темой исследования. Магическая наука ещё не была настолько развита, чтобы уже быть разделённой на специализированные подразделы. Зачастую ведущие исследователи выдвигали новые гипотезы, и требовалось искать их подтверждение.

Китидзёдзи уже практически жил в лабораториях института, и в последнее время границы между временем работы и личным временем начали размываться. И даже сегодня после ужина он вернулся в свою лабораторию и включил терминал, собираясь продолжить исследования. И обнаружил адресованное ему сообщение, пришедшее извне института.

Сообщения извне проходят проверку для обеспечения безопасности. Если оно дошло до его личного терминала, то это означало, что оно полностью безопасно.

— От Шибы Тацуи…?

Увидев имя отправителя, Китидзёдзи широко раскрыл глаза. Поскольку сообщение было отправлено в институт, оно, очевидно, касалось теории магии. Однако между Китидзёдзи и Тацуей не было отношений в виде обмена идеями исследований, и уж тем более не было обмена личными сообщениями.

Для Китидзёдзи это сообщение было совершенно неожиданным. С сомнением думая «что же он мне там прислал?», Китидзёдзи начал читать сообщение.

— …Это же…!?

Он продолжил чтение с повышенной скоростью. Не дочитав текст до конца, он открыл прикреплённый к сообщению файл. Содержание сообщения было настолько шокирующим, что ему захотелось как можно быстрее удостовериться в этом.

— ……

В файле был записан базовый проект последовательности активации. Часть проекта, описывающая, как последовательность активации будет строить последовательность магии, была завершена: там было подробно описано, какие технологии использовать для создания работоспособной последовательности магии, а также по пунктам расписано, какие модули нужно включить в последовательность активации.

Взгляд Китидзёдзи уловил в этой единой картине один необычный модуль.

— Цепной вызов?

Китидзёдзи раньше никогда не слышал о такой технологии.

— Технология, на которой основана Туман-бомба…?

«Это правда?», — подумал Китидзёдзи. Он не мог понять смысл того, почему Шиба Тацуя предоставил ему такую важную информацию.

Он ещё раз перечитал записи о модуле. Он быстро понял, что это не какая-то замысловатая шутка.

— …Требуемая способность расчёта магии слишком высока. Даже мне с этим не справиться.

Прочитав описание модуля Цепного вызова всего пару раз, Китидзёдзи заметил серьёзную проблему этой технологии.

В сравнении со среднестатистическим волшебником, Китидзёдзи обладал намного более высокой способностью обработки магии. Но даже с такими его способностями, он не смог бы совладать с Цепным вызовом.

Цепной вызов был технологией, позволяющей выполнять пространственно большую магию путём копирования небольших последовательностей магии в цепном порядке. Однако объём информации о «вторичных» последовательностях магии, развёрнутых из одной «изначальной» последовательности магии, был, попросту говоря, огромен. Также, видимо, чтобы уменьшить общий конечный объём, размер одной последовательности магии был сжат по максимуму. Но даже учитывая это, для одного волшебника справиться с этим казалось непосильной задачей.

— Я понимаю, что можно уменьшить нагрузку, переложив обработку всех переменных на высокопроизводительный компьютер, который можно подключить к CAD. Но даже в этом случае… Гоки-сан, скорее всего, с этим не справится. Но у Масаки, возможно, получится…

Китидзёдзи замер, услышав свой же голос.

«Если это будет Масаки?»

Дальше он уже размышлял, не говоря вслух.

«…Если подобрать нужный размер последовательности активации, реорганизовав её, то Масаки ведь сможет её использовать?»

Китидзёдзи снова перечитал текст базового проекта.

И тогда он понял истинный смысл планируемой магии.

«Неужели, это…»

— Это базовый проект «Разрыва» сверхширокого масштаба, применяемого на водной поверхности с помощью Цепного вызова!?

Китидзёдзи дочитал до последних строк текста, которые он пропустил ранее.

Там было написано:

«Китидзёдзи и Итидзё, желаю вам удачи»

◊ ◊ ◊

Приехав по адресу, полученному от приёмной матери, Минору нахмурил брови на своём красивом лице.

Насколько он знал, это здание было фабрикой андроидов, для производства которых применялись самые новейшие нанотехнологии.

Используя Электронного золотого шелкопряда, они вошли внутрь через служебный вход. Даже не скрывая признаков присутствия.

Как и ожидалось, вскоре появились «охранники».

Машины, выполненные по подобию человека — женские модели. Так называемые боевые гиноиды.

Двигаясь довольно ловко и проворно, гиноиды атаковали Минору.

Однако психокинез Рэймонда оттолкнул назад этих роботов-солдат в виде женщин.

— Оу? Они сильные?

Рэймонд применил психокинез с намерением раздавить гиноидов. Однако механические тела гиноидов не сломались, а даже наоборот — понемногу продвигались вперёд, против воздействия психокинеза.

Посыпались искры от электрического удара.

Это была магия системы высвобождения, выпущенная Регулом.

Гиноиды замерли и попадали на пол.

— …Эти робо-солдаты довольно эффективны. Прочность их корпусов поразительна.

Регул выразил свои впечатления как солдат.

Однако внимание Минору привлекла не производительность машинных тел, а кое-что другое.

«Это пустышки для изготовления кукол-паразитов…?»

— Идём. Не будем тратить время.

Минору не стал озвучивать это подозрение, и вместо этого поторопил Регула и Рэймонда.

 

Человек, которого искал Минору, его отец Кудо Макото, находился на производственной линии.

— А я думал, что ты будешь в диспетчерской.

На слова Минору не последовало ответа. Возможно, у самого Макото и было желание поговорить, но этому мешала толпа людей, закрывшая его собой.

— Не мог бы ты отпустить свою охрану? Я не собираюсь причинять вред, по крайней мере, если на меня не нападут. За фабрику тоже можешь не переживать.

Группа работников, прячущаяся за новейшим автоматическим производственным оборудованием (т.н. «негуманоидными роботами»), показала нескрываемое облегчение на лицах, когда услышала слова говорившего с улыбкой Минору.

Один человек из этой группы был в рубашке и брюках, а все остальные — в рабочих комбинезонах. Очевидно, что это были сотрудники данной фабрики.

А стоявшие напротив Минору мужчины в тёмных костюмах, не подходящих для ношения в разгар лета, наоборот, сделали ещё более напряжённые, чем раньше, лица. Атмосфера была такая напряжённая, что будь у кого-то из них пистолет, он мог бы случайно потянуть спусковой крючок от малейшего шороха.

— Ребята, отойдите.

В этот момент Кудо Макото, наконец, заговорил.

Немного поколебавшись, толпа телохранителей всё же расступилась.

— Давно не виделись, отец.

То, что Минору не показывал признаков робости, очевидно, было следствием разницы в силе между ними. Но если учитывать их отношения, то такое отсутствие нерешительности было довольно неестественным.

— Я думал, что ты придёшь намного раньше.

Макото следовало показать хотя бы немного чувства вины. Однако…

— Я думал, что ты получился дефектным продуктом, а оказывается, что ты просто был незавершённым. Но я совершенно не ожидал, что завершённым ты станешь за счёт слияния с монстром.

Минору не разозлился и не заплакал от таких бессердечных слов Макото, а лишь холодно улыбнулся.

— Спасибо, что поделился своими истинными чувствами. Благодаря этому, теперь я тоже могу не чувствовать себя виноватым.

— Я не думал, что у монстров есть эмоции вроде чувства вины.

— Существует гипотеза, что истинное тело Паразита является независимым информационным телом, возникшим на основе деятельности разума людей. Если эта гипотеза верна, то неудивительно, что мы обладаем человеческими эмоциями.

— Если гипотеза верна.

Не было никаких признаков изменений в этом довольно агрессивном поведении Макото. Минору потерял желание продолжать пустые разговоры с отцом.

— На этой фабрике изготавливаются «заготовки» для кукол-паразитов, не так ли?

Минору проигнорировал контекст предыдущей фразы и сменил тему.

— Ты пришёл, чтобы спросить об этом?

— Сколько таких заготовок есть в запасе? Хотя, отец, можешь не отвечать. Эй, вы, вон там, ответьте на этот вопрос.

Минору прервал открывшего рот Макото и обратился к мужчине в рубашке.

— П-полностью завершённых заготовок — 24 штуки, завершённых более чем на 50% — 12 штук.

— В сумме в 2 раза больше, чем готовых, с пересаженным Паразитом? Отец, ты не отказался от планов продать их силам самообороны?

— Почему я должен был отказаться? В самих куклах-паразитах не было никаких проблем. Предшественник просто выбрал неправильный способ их проверки.

«Предшественником» он называл Кудо Рэцу. Макото не стеснялся в осуждении своего отца.

С полезностью кукол-паразитов Минору тоже был согласен. Но от плохих слов про Рэцу взгляд Минору постепенно становился всё холоднее.

— …В таком случае, прошу семью Кудо подчиниться моим приказам относительно этих завершённых и незавершённых заготовок.

В голосе Минору ощущалось сильное давление. Вероятно, тут повлияла тоска по Рэцу, от которой он не мог избавиться.

— Хорошо.

Макото слишком легко согласился, что заставляло усомниться, понял ли он смысл требования Минору.

— Глава-сама, вы уверены!?

Теми, кто показал естественную в этом случае реакцию, были его телохранители.

— Сопротивление ведь бесполезно.

Казалось, что Макото ответил им каким-то безжизненным тоном, а не обычным для него равнодушным.

— Минору — это завершённый продукт, волшебник «девятки», одолевший предшественника. Теперь Минору — самый сильный волшебник семьи Кудо, и это естественно, что мы должны ему подчиниться.

Ни в его голосе, ни в выражении лица не было заметно ни капли досады. А когда Макото произносил «завершённый продукт», в его голосе, наоборот, можно было заметить чувство удовлетворённости, а не сожаления.

◊ ◊ ◊

В то время, когда Минору прибыл на фабрику на окраине города Икома, у Тацуи и Миюки был поздний ужин.

— Извини за сегодня.

Во время одной из пауз Тацуя внезапно извинился без каких-либо предварительных слов.

— Онии-сама… Прошу прощения, но я понятия не имею, о чём ты говоришь.

Миюки округлила глаза и спросила, честно не понимая, о чём идёт речь.

— Сегодня тебе пришлось возвращаться из школы одной.

— Ах, вот ты о чём…

Немного напрягшаяся от этого непонимания Миюки снова расслабилась.

— Я знаю, что Онии-сама беспокоится. Но Онии-сама уже больше не «страж», а ребята-телохранители хорошо справляются со своей работой.

— Даже если ты говоришь, что не нужно, я всё равно не могу не беспокоиться.

— В-вот как? Спасибо.

Миюки покраснела, отвела взгляд и прошептала: «Онии-сама, так нечестно».

Тацуя расслышал эти слова, но не рискнул ответить. Он не обладал садистскими наклонностями, чтобы спрашивать «что нечестно?»

Разговор продолжился уже после того, как посуда была убрана и на столе стояли чашки с кофе.

— Могу ли я узнать, чем сегодня занимался Онии-сама?

Продолжение разговора стартовало с такого вопроса Миюки. Она искренне считала, что Тацуя не должен был извиняться, однако и узнать, чем занимался брат, тоже хотела.

— …Конечно.

Тацуя некоторое время колебался, но в итоге кивнул. Он хоть и не собирался об этом рассказывать, но решил, что нет причин хранить это в секрете.

— Есть вероятность, что Новый Советский Союз, победивший Великий Азиатский Альянс, отправится на юг по Японскому морю.

— Новый Советский Союз начнёт войну с Японией!?

— Вряд ли они внезапно объявят войну, однако могут выслать флот по какой-нибудь надуманной причине. Например, чтобы схватить «военных преступников», якобы сбежавших в Японию после завершения того конфликта.

— А возможно вообще, что японское правительство разрешит принять у нас солдат, сбежавших из армии Великого Азиатского Альянса?

— В данной ситуации за оправдание сойдёт что угодно. А относительно цели Нового Советского Союза у меня есть несколько догадок. Но какова бы ни была их цель, мы должны быть готовы к тому, что это будет настоящее вторжение.

— Онии-сама будет действовать так же, как и во время инцидента Йокогамы?

— Становление силой, сдерживающей военные амбиции других стран, было условием поддержки проекта ESCAPES его превосходительством Тодо. Я не могу это игнорировать. Но в отличие от инцидента Йокогамы, на этот раз если один раз отбросить врага, то на этом всё не закончится.

— …Почему?

— В отличие от Великого Азиатского Альянса в тот раз, сейчас Новый Советский Союз знает о существовании Взрыва материи. Если дело дойдёт до военных действий, они должны будут принять меры, чтобы города и базы не пострадали от прямых атак.

— Но я думаю, что не существует способа защититься от Взрыва материи Онии-самы…

— Нельзя точно утверждать, что не существует магического средства защиты от Взрыва материи. Кроме того, есть способ, чтобы помешать мне провести атаку, даже не применяя магическое противодействие.

— Даже такое возможно?

— Например, можно объявить Владивосток «необороняемым» городом.

— И что это даст?

— Даже если объявить город необороняемым, прилегающие к нему военные объекты от атаки это не спасёт. Само существование военных объектов делает их военной силой. Однако если атаковать Взрывом материи военный порт Владивостока, то будут повреждены также и городские кварталы. Этой магией не получится провести атаку в ограниченной области. Если мы не захотим становиться страной-преступником, игнорирующей международные законы военного времени, то нам придётся отказаться от атак Взрывом материи.

— Я думаю, что это было бы слишком…

— Действительно, это вполне очевидно. Однако даже если мы будем знать, что это обман, если это будет преподнесено официально, мы не сможем это игнорировать.

Миюки даже не пыталась скрыть выражение лица, показывающее, что она не может принять такое. И это было вполне естественное чувство.

Но правило есть правило, каким бы нелепым оно ни было. Для этого и существовало понятие «оправданий». В международной политике эти оправдания обладали «атакующей силой» больше чем даже у ядерного оружия.

— Также есть способы, чтобы не позволить использовать Взрыв материи против морских военных сил. Например, подготовить флот беженцев и держать его на некотором расстоянии, чтобы с военных кораблей не прилетела шальная пуля из обычного оружия. Чтобы уничтожить Взрывом материи флот из кораблей, разбросанных по большой площади, нужно нанести удар соответствующего крупного масштаба, но тогда будет затронут и флот беженцев.

— …Все проблемы из-за слишком большой разрушительной силы.

— Разрушительную силу слишком трудно регулировать, поэтому можно сказать, что это недостаток, дающий противнику преимущество. Поэтому на случай вторжения Нового Советского Союза нужен другой способ перехвата.

— …Неужели Онии-сама разрабатывает ту магию именно для этого?

Спросила Миюки с сияющими глазами, а от её хмурого лица не осталось и следа.

Тацуя едва заметно улыбнулся от этого преображения, и кивнул с серьёзным лицом.

— Базовый проект уже завершён. А дальнейшую работу я оставил на тех парней, которые будут использовать эту магию.

— Её будет использовать не Онии-сама?

— Я не могу использовать ничего кроме «Разложения» и «Восстановления».

— …Прошу прощения.

— Всё в порядке.

Тацуя, своей улыбкой будто говорящий «не волнуйся», кое-что от Миюки всё же скрыл.

Магия Стратегического класса, использующая Цепной вызов. Он предложил её Китидзёдзи, чтобы в итоге ей пользовался Итидзё Масаки.

Но если думать только о пригодности…

Система новой магии Стратегического класса подходила и для Миюки.

◊ ◊ ◊

Согласно установленным правилам системы командования Звёздами, приказы об операциях должны передаваться из главного штаба в Пентагоне напрямую главнокомандующему. Однако сейчас, при отсутствии главнокомандующего, приказ был доставлен командиру базы.

Местное время: 4 июля 10:00. Японское время: 5 июля 01:00.

Полковник Уокер, командир базы, являющейся штаб-квартирой Звёзд, потерял дар речи, увидев текст приказа.

— Диверсию на строящемся заводе со Звёздным реактором я ещё могу понять, но…

Там был написан разработанный некоторое время назад стратегический план. Этот план был предназначен для устранения угрозы волшебника Стратегического класса Шибы Тацуи. Предполагалось уничтожить предложенный им проект завода со Звёздным реактором, после чего с помощью международного давления заставить его принять участие в проекте Диона. Хотя надёжность была ниже, чем у такого прямого способа, как убийство Шибы Тацуи, но уровень риска у такого плана во время практического исполнения был довольно низким, поэтому командование тогда дало «добро» на эту операцию.

После этого операция была отменена из-за появления Паразитов и последовавших за этим волнений, однако сам приказ не потерял своей силы.

Текущие указания призывали перезапустить «убранную на полку» операцию, и ничего неожиданного в этом не было. Однако…

— …Осуществить поставленную задачу во время выполнения отвлекающего манёвра Дальневосточным флотом Нового Советского Союза…?

Он знал, что СШСА и НСС сотрудничали относительно проекта Диона, но он и помыслить не мог, что сотрудничество может вестись в сфере военных действий. По крайней мере, для тех солдат, которые пересекались с Новым Советским Союзом на поле боя, это было немыслимо.

— Наверное, не стоит зацикливаться на прошлом…

С точки зрения эмоций, он не мог себя полностью в этом убедить.

Такая проблема была даже у такого высокопоставленного офицера как Уокер.

А что почувствуют те солдаты, которые фактически отдают свои жизни на поле боя? Уокер не мог не беспокоиться об этом вопросе.

— Нужно быть осторожней с выбором кандидатов… Хотя нет, об этом уже можно не думать.

Звёзды уже отправили своих людей. В Японию успешно проникли Регул и отряд Веги. С этого момента уже нет возможности для каких-либо изменений в составе. Людей для их поддержки отправят из другого подразделения, но их выбор не входит в полномочия Уокера.

Пройдя через эту цепочку размышлений, Уокер кое-что вспомнил.

…В начале прошлого месяца диверсия на заводе со Звёздным реактором была поручена капитанам Арктуру и Веге.

…Сможет ли вернуться к этой миссии капитан Арктур, серьёзно раненый сразу же после проникновения в Японию?

◊ ◊ ◊

5 июля, раннее утро.

Две женщины в военной форме американской армии были замечены входящими на территорию военно-морской базы Йокосука.

В данный момент в порту базы Йокосука стоял авианосец СШСА. Поэтому гуляющие вокруг офицеры и солдаты американской армии как таковые особого внимания к себе не привлекали.

Но эти две женщины были заметны, потому что они обе имели такую внешность, будто они сошли с обложек модных журналов.

Одна была типичной «городской красавицей» с короткими каштановыми волосами и карими глазами. Она обладала атмосферой, благодаря которой выглядела стильно даже в тренировочной рубашке с короткими рукавами.

Другая была обаятельной красавицей скандинавской внешности с длинными серебряными волосами и голубыми глазами. Большая грудь, прикрытая лишь майкой-безрукавкой, притягивала взгляды молодых солдат-мужчин.

— Ну и жара… — Обмахивая грудь рукой, простонала эта скандинавская красавица — Лейла Денеб, завершив тренировку. И это была не просто пробежка трусцой. Это была жёсткая тренировка, сочетающая в себе спринт, прыжки, приседания и растяжку.

— В Японии, оказывается, так жарко…

— Похоже, что высокая температура и влажность вызваны тропической океанской воздушной массой, типичной для этого времени года. — Смахнув пот со лба, ответила на эти жалобы Лейлы городская красавица — Шарлотта Вега.

— Теперь я понимаю, почему первый лейтенант Спика не захотела выходить на улицу…

Эти трое, включая упомянутую Лейлой «первого лейтенанта Спику», были проникшим в Японию отрядом Звёзд.

И все трое были обращены в Паразитов перед отправлением в Японию. И хотя Паразиты были посажены в них путём внезапного нападения без предупреждения, но после завершения ассимиляции они не показывали какого-либо недовольства этим. …А сейчас они ощущали недовольство лишь от того, что не перестали ощущать жару даже после того, как перестали быть людьми.

— «Индепенденс» вернулся.

На обратном пути к общежитию они увидели в море очертания авианосца, на котором проникли в Японию. Хронологически, это было уже шестое поколение авианосцев «Индепенденс». Это был ветеран боевых действий, строительство которого началось ещё до Третьей Мировой Войны. Изначально планировалось, что он будет оснащён ядерным реактором, но поскольку во время войны был введён запрет на установку ядерных реакторов на военные корабли, то он был заменён на водородный турбинный двигатель (по крайней мере, должен был быть заменён).

— Надеюсь на хорошие новости.

«Индепенденс» вышел в море ночью для тренировки ночного отправления и прибытия. Но за этим также стояла и скрытая цель — получить совершенно секретные сведения и указания, которые нельзя было передать по радиосвязи.

— Хочу поскорее узнать, где прячется эта девка-предательница. — Раздражённым голосом продолжила Лейла вслед за Вегой. Очевидно, что упомянутая ей «девка-предательница» — это Лина.

— Они бы не отправляли сообщение, если бы не нашли её.

Похоже, что им удалось выяснить, что Лина спрятана не японским правительством, а какой-то другой организацией. Однако японское правительство, точнее японская армия не могла не знать место, где её прячут.

Неизвестно было, с какой целью японская армия скрывала местонахождение «предателя Сириуса», однако если усилить давление на них, рано или поздно они должны признаться. В любом случае, можно развязать им язык, если уничтожить пару-тройку подозрительных объектов.

…Вега всегда была человеком, особо не задумывающимся о политической выгоде, однако она не была таким солдатом, который серьёзно задумывается о террористической деятельности. После того, как она стала Паразитом, её склад ума изменился заметно сильнее, чем у других членов Звёзд.

◊ ◊ ◊

5 июля 2097 года, 8:00.

Регул, вернувшийся в укрытие в Кобэ, получил приказ штаб-квартиры Звёзд через телепатическую сеть Паразитов.

Авианосец, курсирующий в западной части Тихого океана, получил этот приказ телеграммой, и с помощью истребителя передал его на авианосец, остановившийся в порту Йокосука. После этого Вега, проникшая на базу Йокосука, передала приказ Регулу с помощью разделённого сознания Паразитов. Через такие вот трудности пришлось пройти, чтобы доставить этот секретный приказ.

А поскольку это был обмен информацией через коллективное сознание Паразитов, то информация также была передана таким же Паразитам — Рэймонду и Минору.

— Что думаешь? — Спросил Регул у Минору физическим голосом. Хотя Минору был Паразитом, при этом он сохранял человеческую «индивидуальность». Со своей стороны, Минору мог свободно получать доступ к коллективному сознанию Паразитов, а вот вторгнуться в сознание Минору не удалось ни Регулу, ни Рэймонду, ни Веге, ни остальным, кто был в Йокосуке.

— Приказ штаб-квартиры Звёзд странным образом совпадает с отвлекающей тактикой, о которой я хотел тебя попросить, Джек. Теперь я хотел бы попросить, чтобы ты присоединился к диверсии на заводе со Звёздным реактором.

— И в это время ты заберёшь ту девушку? — Вместо Регула спросил Рэймонд.

— Именно. Рэймонд, ты хочешь пойти со мной?

— Нет, я лучше помогу Джеку.

Минору не возражал против такого распределения ролей.

— Даже если бы Минору не попросил, я всё равно собирался последовать приказу из штаба, но…

— Тебя что-то тревожит?

После прямого вопроса Минору, Регул всё-таки смог побороть нерешительность.

— Перед этим, я бы хотел подтвердить текущий статус командира Арктура. И если это возможно, я бы хотел попытаться освободить его от печати.

Арктур был запечатан японским волшебником древней магии сразу после прибытия на базу Зама, и с тех пор находится внутри транспортного самолёта, всё ещё стоящего на аэродроме той же базы Зама. Регул чувствовал это.

— Хорошо. Давайте пойдём и взглянем на состояние командира Арктура.

Минору был вправе предать ожидания Регула, однако он согласился помочь.

— Давайте отправимся в Токио, когда флот Нового Советского Союза начнёт продвижение на юг?

Предложение Рэймонда было вполне уместным, однако Минору с улыбкой покачал головой.

— Если ситуация будет развиваться в соответствии со стратегией Звёзд, то ни у Десяти Главных Кланов, ни у сил самообороны не будет возможности проверять абсолютно всех, кто едет с запада.

Голос Минору был наполнен уверенностью в свободе действий.

Оставить комментарий