Том 27. Глава 6 (часть 4)

Опция "Закладки" ()

Стерев физическое тело Регула и заперев оставшегося после него Паразита «Запечатывающей сферой», Тацуя то же самое проделал и с Денеб.

Завершённые «Запечатывающие сферы», зависшие на высоте 10 сантиметров над землёй, должны продержаться в нынешнем состоянии не менее 12 часов, если на них не будет оказано внешнее магическое вмешательство. Дальнейшая «обработка» печати должна выполняться экспертом в соответствующей области.

Во время полёта на Миякидзиму, Тацуя попросил Ханабиси Хёго выслать волшебника с навыками запечатывания. Тацуя даже не сомневался, что Хёго непременно выполнит его приказ.

— Лина, оставляю это место на тебя. Не давай никому приблизиться к Запечатывающим сферам.

Лина, которая была очарована манерой действий Тацуи, пришла в себя, когда ей самой поручили задание.

— Запечатывающие сферы? Ты про вот эти штуки?

— Да.

Тацуя ответил Лине, даже не оглянувшись, после чего спрыгнул на набережную.

Лина видела только заднюю сторону его шлема, и не знала, какое у него было выражение лица. Однако её каким-то образом передалось чувство, будто он цокнул языком.

Тацуя побежал на восток от набережной. Он преследовал упавшую в воду Вегу.

Под влиянием «Бронебойного псионового снаряда» у Веги проявилась истинная природа Паразита.

Не обращая внимания на дыхание, необходимое физическому телу, она пыталась проплыть под водой по дуге к восточному побережью острова.

Стоя на набережной, Тацуя нацелил на Вегу «Туманное рассеивание».

Возможно, живущий в Веге Паразит почувствовал, что она под прицелом.

Вега внезапно всплыла на поверхность.

Мгновенно возросшее псионовое волновое колебание означало, что Вега пытается контратаковать Тацую магией.

Когда она стала Паразитом, её скорость активации магии в значительной мере увеличилась. А сейчас, когда её Паразитическая природа проявилась в полной мере, это повышение скорости стало ещё более заметным.

Однако.

Магия Паразита Веги не завершилась.

Магия, находящаяся в процессе построения, была рассеяна.

Магия, защищающая физическое тело, была разрушена.

Само физическое тело было «стёрто».

Вещества, составляющие физическое тело Шарлотты Веги, разделились на отдельные молекулы химических элементов. Некоторые из них остались в таком виде, а некоторые вступили в химические реакции или растворились в морской воде.

До этого момента всё шло согласно ожиданиям Тацуи.

Но кое в чём он просчитался.

Истинное тело Паразита не поднялось на поверхность.

Истинное тело появилось после стирания физического тела, с которым оно было в слиянии. Тацуя мог «видеть» псионовую оболочку, покрывающую Паразита, но пушионовое информационное тело, являющееся его ядром, он проанализировать не мог. Он мог только почувствовать его существование.

Паразит дрейфовал где-то под водой.

Это противоречило гипотезам об этой нематериальной форме жизни.

Считалось, что став нематериальным информационным телом, Паразит будет стремиться найти человеческое тело, чтобы стабилизировать своё существование. Было известно, что изначально являясь существом из другого мира, в момент овладения человеком из этого мира, Паразит выбирает себе хозяина, будучи привлечённым сильными и чистыми мыслями и эмоциями людей. Однако предполагалось, что когда после внезапного исчезновения хозяина он снова попадает в этот мир, он отдаст высший приоритет поиску источника псионов для стабилизации своего существования. Если бы человеческие мысли были необходимым условием, то нельзя было бы объяснить существование Пикси и кукол-паразитов.

«Оно… боится?»

Их поведение могло существенно различаться, ведь Паразиты — это тоже форма жизни.

А у любой формы жизни есть инстинкт самосохранения.

Этот страх мог быть основан именно на инстинкте самосохранения.

Однако довольно трудно сходу убедить себя, что Паразит просто испугался и пытается убежать.

«…Нет, сейчас это не имеет значения»

Вторжение Паразитов на Миякидзиму ещё не закончилось. Трое самых сильных были уничтожены, но более десяти Паразитов ещё сражаются против отряда обороны.

Также были опасения о том, что Минору может начать действовать. Тацуя был убеждён, что это вторжение Паразитов является отвлекающим манёвром для того, чтобы увести его подальше. Хотя он знал, что Миюки в данный момент не угрожает какая-либо приближающаяся опасность, он понимал, что ему следует прямо сейчас отправиться обратно в Тёфу.

«Сделать это прямо там?»

Псионы — это нематериальные частицы. Они не могут вмешиваться ни во что, кроме структурно организованных нервных клеток. Воздействия на них самих тоже нет. Другими словами, несистемная магия под водой используется так же легко, как и в воздухе.

Тем временем, «нечто, недавно бывшее Вегой» начало двигаться.

В сторону моря. Чтобы убежать от Тацуи.

Тацуя моментально выпустил массу псионов в море.

Псионовая масса, выпущенная в направлении движения «Веги», обогнала её и налетела на неё спереди.

Паразит потерял почти половину своей псионовой оболочки, а его ядро — пушионовое информационное тело — нетронутым взмыло в воздух.

Даже если Тацуя не мог понять структуру пушионового информационного тела, он мог распознать его существование.

«Взглянув» на структуру псионовой оболочки, он увидел, что её толщина уменьшилась вдвое.

Тацуя применил «Запечатывающую сферу» на «нечто, бывшее Вегой».

◊ ◊ ◊

Всё ещё находясь в палате Минами, Миюки почувствовала появление истинных тел Паразитов неподалёку от больницы.

— Юка-сан.

Миюки включила интерком и снова вызвала Юку.

— Что такое?

Голос ответившей Юки был немного взволнованный.

— Появились истинные тела Паразитов.

— …Понятно.

— Такими темпами пострадают обычные жители города. Юка-сан, пожалуйста, возьми своих подчинённых, и запечатайте Паразитов снаружи.

— Но ведь тогда внутри больницы не останется охраны.

— Если обычные люди станут жертвами, то снова поднимется антимагическое движение, которое с таким трудом удалось сейчас успокоить.

— Но ведь…

— Если враг проникнет внутрь, я что-нибудь придумаю.

— …Хорошо, я поняла.

На маленьком дисплее Юка с неохотой кивнула.

— Ты права, Миюки-сан. Чтобы не пострадали городские жители, сначала я запечатаю истинные тела Паразитов. Ненадолго оставляю больницу на тебя.

— Я постараюсь продержаться, пока ты не вернёшься, Юка-сан. — Скромно сказала Миюки, не хвастаясь своей силой.

Но Юка по ту сторону линии связи поняла, что Миюки не видит в Минору никакой угрозы.

◊ ◊ ◊

Полностью сосредоточившись на магии сокрытия, Минору скрытно добрался до главного входа в больницу.

Там к нему присоединились пришедшие другим путём четыре куклы-паразита. Остальные, к сожалению, были остановлены. Боевая сила понизилась сильнее, чем ожидал Минору, поэтому он решил действовать более осторожно.

Из больницы выбежали около 10 волшебников.

Минору интуитивно почувствовал, что это были волшебники Йоцубы, которые отвечали за последнюю линию обороны больницы.

Он осторожно направил своё магическое восприятие внутрь больницы. Он пользовался только пассивным обнаружением, потому что был риск, что активное обнаружение могут почувствовать.

«Осталась только Миюки-сан…?»

Он обнаружил Миюки обычным пассивным восприятием. Она никак не прятала своё присутствие.

Минору и сам ожидал, что с помощью отвлекающего манёвра он заставит покинуть это место только одного Тацую.

То, что Миюки останется рядом с Минами, было в пределах его ожиданий.

Он видел часть способностей Миюки в Наре. Но он и не думал, что это была полная сила Миюки. Он не был настолько наивным.

«И всё же, в сравнении с Тацуей-саном…»

…Она не должна быть сильным противником. Минору размышлял над этим, оценивая шансы успеха его вторжения.

Двери входа в больницу оставались открытыми.

Не было больше признаков того, что через них кто-нибудь выйдет.

Внимание волшебников Йоцубы было направлено на освободившихся Паразитов.

Минору на самом деле не хотел делать мирных жителей заложниками. Мысленно пожелав удачи волшебникам Йоцубы в запечатывании Паразитов, Минору проник внутрь больницы, находясь под действием магии сокрытия, и скрыв этой же магией кукол-паразитов.

◊ ◊ ◊

В семье Цукуба, одной из боковых ветвей семьи Йоцуба, было много волшебников, искусных в магии психического вмешательства.

Сейчас среди людей, которых повела за собой Юка, восемь человек отлично владели методами ментальной защиты системы психического вмешательства.

Эти восемь человек окружили Юку, сформировав круг. …Точнее будет назвать это восьмиугольником. А Юка была в его центре.

Эти восемь человек встали через равные промежутки между собой, и каждый повернулся в своём направлении.

Волшебник, вставший на северо-западе, сказал:

— Кен.

Заклинатель, стоящий на западе, продолжил:

— Да.

Юго-запад, юг, юго-восток:

— Кон.

— Ри.

— Сон.

Восток, северо-восток:

— Син.

— Гон.

И заклинатель на севере произнёс заключительное:

— Кан*.

[Они произносят японским чтением «триграммы» (https://ru.wikipedia.org/wiki/Цянь_(триграмма)) из китайской «Книги Перемен» (https://ru.wikipedia.org/wiki/Книга_Перемен). Эти слова несут в себе смысл соответствующих направлений, а также означают (в порядке произнесения): Небо, Водоём, Земля, Огонь, Ветер, Гром, Гора, Вода]

Появился барьер психического вмешательства, включающий в себя методы древней магии «восьми триграмм». Юка была ровно в центре этого барьера.

Это был не просто барьер против магии психического вмешательства. Это был «алтарь», не только защищающий находящихся внутри него заклинателей от магии психического вмешательства, но также повышающий эффективность магии, выпускаемой этими находящимися внутри него заклинателями.

Юка достала из сумочки лист бумаги размером с ладонь.

Лист был вырезан в такой форме, что имел квадратный центр, квадратные выступы слева и справа, треугольный выступ сверху, а низ был разрезан на два прямоугольника, соединённых сверху.

Это был амулет в форме бумажной куклы, абстрактно символизирующей человека.

Юка поместила куклу-амулет между указательным и средним пальцами левой руки, и поднесла к своему лицу.

Однако вместо чтения заклинания, она правой рукой управляла CAD, закреплённым на запястье левой руки.

Из Юки в куклу-амулет спроецировалась последовательность магии.

И этот амулет с последовательностью магии выпрыгнул из руки Юки.

Амулет полетел к Паразиту, и втянул в себя являющееся «ядром» пушионовое информационное тело!

Амулет задрожал и затанцевал на ветру.

И эта бумажная кукла вернулась обратно и приземлилась внутри восьмиугольного барьера психического вмешательства.

Юка достала новый амулет.

Похоже, они почувствовали опасность. Один из Паразитов атаковал Юку молнией.

Но эту физическую магию остановил щит Кацуто.

— Ара, спасибо вам большое.

— Волшебники семьи Дзюмондзи вас защитят. Цукуба-сан, сосредоточьтесь на запечатывании.

Кацуто и Юка познакомились несколько дней назад.

Поэтому они, не тратя время на дополнительные приветствия, продолжили выполнять каждый свою работу, чтобы разобраться со сложившейся ситуацией.

◊ ◊ ◊

Забрав Запечатывающую сферу, зависшую над поверхностью моря, Тацуя вернулся к Лине.

Битва между отрядом обороны и Паразитами из Звёздной пыли ещё продолжалась, но судя по обстановке, ситуация не требовала поспешных действий. Если Тацуя и Лина присоединятся к боевым рядам, то всё решится менее чем за 5 минут.

…Или лучше будет закончить всё сразу?

Когда Тацуя размышлял над этим…

По дороге, ведущей от аэродрома, подъехал небольшой броневик.

Дверь броневика открылась, и с водительского места вышел Ханабиси Хёго.

— Тацуя-сама, извините за ожидание.

— Хёго-сан… Нет, вы как раз вовремя. — Ответил Тацуя, подняв заслонку шлема. После чего он перевёл взгляд на заднюю дверь броневика. Там должен был быть запрошенный им заклинатель для запечатывания Паразитов.

Задняя правая дверь броневика открылась. Вышедшим оттуда человеком оказалась девушка моложе Тацуи, одетая в неподходящее для поля боя яркое платье.

— Аяко?

По голосу Тацуи было понятно, что он удивлён.

Волшебники Йоцубы делились на 2 типа. Волшебники с высокой пригодностью к магии психического вмешательства и волшебники с уникальной мощной редкой магией.

Тацуя и Аяко относились ко второму типу, и были непригодны для магии психического вмешательства. Но ведь для использования заклинания запечатывания Паразитов должна была быть необходима пригодность к использованию магии психического вмешательства…

— Привет, Тацуя-сан. Эй, Фумия! Тацуя-сан ждёт. Выходи быстрее!

Однако слова Аяко, последовавшие за приветствием, развеяли сомнения. Особая магия Фумии «Прямая боль» — это магия психического вмешательства. После того, как Фумия был вынужден отступить в битве с Минору, в главном доме семьи ему предоставили заклинание печати. Вот почему на запрос Тацуи ответили таким образом.

Ставший по какой-то причине медлительным Фумия, наконец, вышел из броневика.

Тацуя не смог сразу же с ним поздороваться.

— Фумия… то есть, Ями?

— Называй меня Ями, пожалуйста…

С лицом такого же цвета, как его красная юбка-хакама, Фумия ответил тонким робким голоском.

— Ясно. …Ями, что за внешность?

— Я уже говорил, что мне это не нравится!

Ответил плаксивым голосом недовольный Фумия.

— Ничего не поделаешь, ведь это необходимо для заклинания печати.

Тон голоса Аяко был с оттенком отрешённости. Похоже, она уже успела наслушаться жалоб Фумии.

— Необходимо для печати? — Обратился Тацуя уже к Аяко. Хотя лишнего времени особо не было, но он не мог не спросить.

— Похоже, что для оригинальной магии запечатывания Паразитов необходимо более 5 заклинателей.

Слова Аяко были одновременно ответом Тацуе и подбадриванием для Фумии.

— Но сейчас наш персонал размещён в Токио, и у нас нехватка людей.

— Понятно. И поэтому Фумия пришёл один?

Фумия — наследник семьи Куроба, боковой ветви семьи Йоцуба. Изначально он должен был помогать своему отцу Мицугу и взять под командование волшебников семьи Куроба. Тот факт, что Фумия был отправлен на Миякидзиму, означал, что его магическую силу уровня кандидата на пост главы клана Йоцуба очень высоко ценят.

Однако, исходя лишь из этого, нельзя было понять причину, почему Фумия был одет именно так.

— Похоже, у определённых типов древней магии есть эффект повышения мощности за счёт ношения одежды противоположного пола.

Переодевание в противоположный пол. Женщина в мужской одежде. Мужчина в женской одежде.

— Значит поэтому Ями у нас сейчас в образе храмовой жрицы?

Да. Одежда Фумии состояла из белого кимоно сверху и красной юбки-хакамы снизу. На ногах были сандалии поверх белых носков, а парик был не в виде каре, который он часто использовал, а в виде длинных прямых волос, связанных за спиной.

Как ни посмотри, это была «красавица-жрица-сан».

— Да. Глава-сама сказала, что раз людей не хватает, я должен усилить магию таким способом.

— Тогда… извиняюсь.

Тацуя невольно был серьёзен, когда извинялся перед Фумией.

У Тацуи была необходимость в просьбе прислать мастера запечатывания. Однако для него оказался непредсказуемым такой нежелательный исход, при котором по его вине Фумия стал игрушкой в руках Майи.

— …Нет, Тацуя-ниисан, ты не виноват. К тому же, я всего лишь выполняю свою работу!

Фумия подбодрил самого себя.

По его виду было очевидно, что он надеется, что чем быстрее он закончит запечатывание, тем быстрее освободится от этого косплея жрицы.

— Ясно. Тогда сначала запечатай вот эти три штуки.

Для начала нужно было сохранить мотивацию Фумии.

Рассудив таким образом, Тацуя, не говоря ничего лишнего, показал Фумии три Запечатывающих сферы, в которых было заперто «то, что раньше было Регулом, Вегой и Денеб».

— Тацуя-сан… это ты сделал?

Аяко и Фумия уставились на Запечатывающие сферы с любопытством во взглядах.

— Но ведь они выглядят довольно крепко запечатанными…?

Тацуя отрицательно покачал головой в ответ на сомнение Фумии.

— Примерно через полдня эффект этих Запечатывающих сфер исчезнет. К тому же, в таком нематериальном состоянии их неудобно хранить и транспортировать.

— Действительно… Хорошо, я понял.

Фумия отправился к задней левой двери броневика и вернулся с деревянной коробочкой, похожей на аптечку.

При открытии крышки внутри обнаружилось 16 кукол кокэси* без нарисованных лиц. А в броневике было ещё 2 таких коробки.

[https://ru.wikipedia.org/wiki/Кокэси (Деревянная кукла без рук и ног. Как выглядит можно увидеть по ссылке)]

Фумия достал из коробки одну куклу кокэси.

Аяко достала из большой спортивной сумки красный коврик и расстелила его на дороге.

— Начинаю.

Фумия положил кокэси перед Запечатывающей сферой, сел на красный ковёр, и протянул руку к CAD в форме длинного и узкого мобильного терминала, прикреплённого к его поясу.

Тацуя и Лина осторожно отошли от Фумии и присматривающей за ним Аяко.

— Тацуя… — Подавленным голосом обратилась к Тацуе Лина.

Тацуя молча посмотрел на неё и взглядом призвал продолжать.

— А Фумия…?

Некоторое время после побега Лина жила под защитой семьи Куроба, поэтому было вполне естественно, что она была знакома с Фумией.

— …ведь хочет побыстрее переодеться?

— Давай поспешим и нейтрализуем оставшихся в бою Паразитов. Чтобы Фумия мог побыстрее их запечатать.

Оставалось ещё 20 Паразитов.

Тацуя ответил Лине с нескрываемой жалостью на лице.

Напряжённая атмосфера, наконец, стала более спокойной.

Однако напряжённый голос, раздавшийся из устройства связи Тацуи, разбил это спокойствие на кусочки.

◊ ◊ ◊

Проникшие в больницу Минору и четыре куклы-паразита поднялись на четвёртый этаж по лестнице. На этом этаже была палата Минами.

От входа в больницу до коридора четвёртого этажа Минору никто не остановил. И его не только никто не окликнул — его даже никто не заметил.

«Ловушка…?»

Трудно было поверить, что не были приняты меры предосторожности по отношению к Минору. Но тут не было не только охранников, но и других пациентов и больничного персонала.

Однако если это ловушка, то какая именно? Минору ничего не приходило в голову.

Внутри палаты были признаки присутствия только Минами и Миюки.

Какой бы ни была эта ловушка, казалось, будто они говорят ему просто прийти и забрать Минами. Так Минору оценил текущую обстановку.

…Дурное предчувствие.

От этой мысли шаги казались тяжёлыми.

У кукол-паразитов не было эмоций по поводу этого «зловещего чувства». Но они следовали за хозяином и их шаги тоже замедлились.

Минору и куклам-паразитам понадобилось почти вдвое больше времени, чем обычно, чтобы добраться до палаты.

Не было никаких признаков, что его атакуют изнутри.

Минору сделал глубокий вдох и приказал одной из кукол-паразитов проникнуть внутрь.

Открыв оказавшуюся незапертой дверь, кукла-паразит вошла в палату.

В следующий момент Минору привиделось сверкающее белое ледяное поле.

<Я стою в безжизненном ледяном мире абсолютной тишины>

Это была иллюзия, давящая на разум с такой силой, что сердце было готово остановиться.

Наконец, он заметил.

Вошедшая в палату кукла-паразит остановилась.

Остановились не только её движения.

Она застыла не только физически.

Деятельность истинного тела Паразита — того, что делает боевого гиноида куклой-паразитом — тоже была остановлена.

Духовная форма жизни была заморожена.

Будто отброшенная назад, кукла-паразит вернулась в коридор.

Она врезалась в противоположную от двери стену и упала на пол коридора.

Минору не знал, что функции электронного мозга, связывающие с Паразитом, были заморожены, из-за чего было потеряно управление телом.

Дверь в палату осталась открытой.

Не было признаков того, что оттуда кто-то собирается выходить.

Если просто стоять и ждать, то скоро вернутся волшебники из охраны.

И не только они, Тацуя тоже может вернуться.

Минору и не ожидал, что Регул и остальные Паразиты смогут надолго задержать Тацую.

А вероятность того, что они победят Тацую, на его взгляд, вообще была нулевой.

Сейчас врагом Минору было время.

Он приказал трём оставшимся куклам-паразитам войти внутрь.

Он вложил все свои силы в Парад и Кимон Тонко, и последовал за ними.

— Коцит.

Был ли этот шёпот, раскрывающий название того, что принесёт им смерть, милосердием?

Снова наступил мир абсолютного снега и льда.

Созданная Парадом Минору иллюзия замёрзла.

Кимон Тонко был совершенно бесполезен.

Если бы Парад не защитил его тело… нет, его душу, то его разум замёрз бы до смерти. Минору понял это интуитивно.

Куклы-паразиты попадали на пол без каких-либо внешних повреждений.

И когда эти машины в форме женщин превратились в обычных безжизненных кукол, Минору оказался с Миюки лицом к лицу.

Спокойно стоящая Миюки, и застывший Минору.

Миюки не двигалась. Минору не мог двинуться.

Первой заговорила Миюки.

— Как бельмо на глазу. — Сказала Миюки и слегка взмахнула правой рукой. Упавших на пол кукол-паразитов смело в угол комнаты.

— Что сейчас…? — Стонущим голосом спросил Минору.

Естественно, он спрашивал не об этой простой системной магии движения, сдвинувшей кукол.

Миюки тоже это поняла.

— Магия заморозки разума, Коцит. Мой козырь.

Голос Миюки при ответе на вопрос Минору был холодным, но враждебности в нём не ощущалось.

— Магия заморозки разума…? — Ошеломлённо пробормотал Минору. Очевидно, что он хотел спросить «что это значит?!».

Однако Миюки не ответила на этот вопрос.

— Минору-кун. В этом и заключается твой просчёт.

— Просчёт…?

— Ты думал, что я слабее, чем Тацуя-сама, верно?

— ……

— Да, я в самом деле слабее, чем Тацуя-сама.

Минору неосознанно сглотнул слюну.

Его тело было сковано не магией Миюки, а напряжением, которое приносили её слова.

— Однако естественным врагом для Паразитов являюсь я, а не Тацуя-сама.

Из тона Миюки исчезла та небольшая дружелюбность, которая ещё оставалась до этого.

— Я могу убить истинное тело Паразита. Являясь духовной формой жизни, Паразит не сможет устоять против моего Коцита.

— Магия заморозки разума… Это магия, замораживающая разум до смерти…?

— Коцит — это магия, останавливающая разум. Из курса физики тебе должно быть известно, что невозможно достичь абсолютного нуля — полной остановки колебания атомов. Однако разум, попавший под действие Коцита, полностью останавливается и никогда больше не сможет прийти в движение.

— Психический абсолютный ноль…?

— Разум, который не имеет связи с чем-то материальным, например физическим телом, не сможет удерживать своё информационное тело и в итоге рассеется. Духовная форма жизни просто исчезнет, прекратит своё существование.

— …Ох…

Миюки говорила правду. Минору не мог не признать свой просчёт.

Увести подальше только одного Тацую оказалось недостаточно. Планируя отвлекающий манёвр, более важным было увести именно Миюки.

— Минору-кун. Пожалуйста, уходи отсюда.

— Э-э?!

Не только Минору удивился этому неожиданному предложению.

Минами, стоявшая рядом с Миюки, и наблюдавшая за Миюки и Минору со стороны, тоже не могла скрыть своё удивление.

— Твоя поимка — это работа Тацуи-сама. Для меня достаточно будет только защитить Минами-тян.

— ……

— Убегай, Минору-кун. Я не буду тебя преследовать.

Без каких-либо аргументов было понятно, что Миюки не лжёт. Если сейчас отступить, то он сможет сбежать. Минору обнаружил, что задумался о таком трусливом поступке.

— …Не могу.

Поэтому Минору не смог принять предложение Миюки.

— Я пришёл сюда, чтобы помочь Минами-сан. К своему собственному сожалению, я не могу отступить.

Он осознавал, что поступает глупо. Однако Минору не был уверен, что сможет создать новую возможность.

…Возможно, это последний шанс.

…Если сбежать сейчас, то он больше не сможет добраться до Минами.

Такие рассуждения не позволили Минору сделать мудрый выбор.

— Ясно… Очень жаль.

Миюки протянула к Минору правую руку.

Коцит не нуждался в подобном жесте. Очевидно, что это было для того, чтобы дать Минору время на то, чтобы передумать и сбежать.

Она не беспокоилась о том, что Минору атакует в ответ. Миюки знала, что предыдущий Коцит слегка задел самого Минору и его магические способности от этого временно ухудшились.

Но Минору всё равно не убегал.

Все эмоции исчезли с лица Миюки, стоявшей с вытянутой вперёд рукой.

И в следующий момент.

— Пожалуйста, остановитесь!

Раздался голос, призывающий Миюки остановиться.

Этот голос принадлежал Минами.

Но вместо того, чтобы подойти к Миюки, Минами подбежала к Минору, закрыла его спиной и раскинула руки в стороны.

Она встала на пути у Миюки, защищая Минору.

— Минами-тян, что ты… — Ошеломлённо пробормотала Миюки, застыв на месте и округлив глаза.

Однако она быстро пришла в себя.

И она не попыталась уговорить Минами.

…Минами сама не понимает, что делает.

…Более того, не понятно, что сделает в этой ситуации загнанный в угол Минору.

Таковы были рассуждения Миюки.

Миюки попыталась активировать Коцит, но…

— Минами-тян, не делай этого!

Вместо этого ей пришлось просить Минами остановиться. Потому что она изо всех сил попыталась активировать барьерную магию.

— Миюки-сама, пожалуйста! Остановитесь!

— Почему…?

Миюки не знала, что делать. Если она использует магию, Минами тоже это сделает.

Коцит Миюки не вызывает физических модификаций явления. Магический барьер Минами не защитит от Коцита.

Но попытка защиты от Коцита с использованием всей магической силы сожжёт зону расчёта магии Минами, и, возможно, лишит её жизни…

— Минами-сан, извини!

Минору воспользовался нерешительностью Миюки.

Руки Минору потянулись к талии Минами.

Обхватив её сзади, он отпрыгнул вместе с ней назад.

Но он не разбил окно, а проскользил по воздуху к лестнице.

Миюки тоже выбежала из палаты, но увидев взгляд Минами, смотревшей на неё через плечо Минору, она не стала выпускать магию.

Если бы Миюки атаковала магией, Минами стала бы от неё защищаться.

Боязнь последствий связывала мышление Миюки.

Минору сбежал из больницы через окно лестничной площадки.

Но Миюки не увидела это.

Она бегом вернулась в палату и, несколько раз допустив ошибку при управлении терминалом, наконец, послала вызов на коммуникатор Тацуи.

◊ ◊ ◊

— Онии-сама, Минами-тян…!

Отчаянный крик Миюки вернул напряжение в сердце только что успокоившегося Тацуи.

— Миюки, что случилось?

Спросил Тацуя, пытаясь успокоиться и сдерживая волнение, пришедшее вместе с напряжением.

— Минами-тян у Минору-куна!

— Он всё-таки смог её похитить?!

— Да! Нет!

Ответ Миюки был совершенно бессмысленный. Видимо, она сильно волновалась.

— Миюки, я вернусь как можно быстрее.

Тацуя не стал допрашивать Миюки.

— Слышишь меня, Миюки? Я возвращаюсь к тебе.

— …Да.

Ободряющие слова Тацуи немного поубавили панику Миюки.

— Миюки. Я уже отправляюсь.

— Да… Да!

Закончив разговор с Миюки, Тацуя повернулся к Лине.

— Тацуя, иди. — Сказала Лина до того, как Тацуя заговорил с ней. — Я разберусь здесь. А ты, Тацуя, поспеши к Миюки.

— Полагаюсь на тебя, Лина.

Не сказав ничего Аяко и Фумии, Тацуя побежал к аэрокару.

Аэрокар рванул вперёд в тот же самый момент, как он сел на водительское место.

Аяко повернулась на этот звук.

Сопровождаемый взглядами Аяко, Лины и молча наблюдавшего за всей ситуацией Хёго, светло-синий аэрокар взлетел и умчался в сторону Токио.

(Продолжение в арке «Погоня»)

Оставить комментарий