Том 28. Глава 1 (часть 2)

Опция "Закладки" ()

◊ ◊ ◊

Пролетая около горы Такао, Тацуя снизил скорость.

«Я определённо догоняю» — Так он думал, когда считывал Эйдос Минами через фильтр, препятствующий его взгляду. Тацуя следил информационно именно за Минами.

Если бы не было никаких помех, Тацуя смог бы определить местоположение Минами даже с другой стороны земного шара. Настолько малым было информационное расстояние между Тацуей и Минами, жившими в одном доме. Хотя точные координаты были скрыты магией Минору, но Тацуе удалось прочесть такую приблизительную информацию, как «расстояние между ними».

Минору ошибся, считая, что взгляд Тацуи направлен на него, ведь Тацуя преследовал информацию о Минами, с которой он имел более глубокую связь.

Тацуя выключил отображение данных на стекле шлема и посмотрел на шоссе.

Для того, чтобы наблюдать непосредственно за самими псионовыми волнами.

Даже при использовании маскирующей магии в ослабленном состоянии Минору не испускал лишние псионы, которые можно было бы обнаружить с большого расстояния.

Но если «радар для Паразитов» в состоянии обнаружить его сигнал, это значит, что он не полностью подавляет испускаемые им Паразитные волны. Похоже, это были последствия урона, полученного от Коцита Миюки.

«…Вот оно?»

Взгляд Тацуи остановился на необычном волновом колебании, явно отличающемся от волн человека.

Тацуя спустился пониже, чтобы попытаться установить источник этих псионовых волн, распространяющихся словно туманная дымка.

Однако он прекратил спуск, когда почувствовал слева признаки нацеленной на него магии.

Он, наоборот, начал резко подниматься, как будто подпрыгнул прямо в воздухе.

Прямо под ним проскочила тонкая молния, созданная магией.

Тацуя развернулся лицом к источнику этой магии.

Точка активации магии и точка выхода последовательности активации практически совпадали. Кто-то выстрелил молнией прямо из своей руки, будто из ружья заряженных частиц. В современной магии, за исключением случаев использования оружейных устройств, такая форма магии была наименее предпочтительной.

Это означало, что враг — это волшебник древней магии. Однако внешний вид этого врага оказался для Тацуи неожиданным.

Враг был нематериален.

Духовное тело, копирующее форму физического тела человека, излучало враждебные намерения по отношению к Тацуе.

«Псионовое тело, хранящее в себе чью-то волю… Призрак? Нет, Астральная проекция?!»

Тацую атаковала следующая магия. В него полетело вращающееся копьё из сжатого до остроты воздуха.

Так как сам воздух не был целью магии, Тацуя с помощью Рассеивания заклинания нейтрализовал направленное на него воздушное копьё, рассеяв плазменные искры, расположенные на поверхности воздушной массы.

Рассеивание заклинания — это магия, анализирующая структурную информацию последовательности магии, и разрушающая связи между составляющими её псионовыми частицами. На первом её этапе происходит получение информации, описывающей последовательность магии.

А вместе с информацией о содержании магии также происходит получение информации о её владельце.

Хотя астральное тело копировало форму человеческого тела, но мелкие детали на нём не были воспроизведены. Для того, кто не осознаёт, с кем имеет дело, оно выглядело как простой человеческий силуэт.

Однако теперь, расшифровав магию противника, Тацуя узнал его личность.

«Звёзды, волшебник класса Первой звёздной величины, Александр Арктур.»

Осознание этого факта дало астральному телу более чёткие и детальные очертания.

Псионовое тело в форме человека, зависшее напротив него в воздухе, приняло вид волшебника крупного телосложения, с которым Тацуя сражался в транспортном самолёте на базе Зама.

◊ ◊ ◊

Минору сразу уловил признаки начавшегося в небе магического сражения.

«Один из них — это Александр Арктур… А сражается он… с Тацуей-саном?»

Одного из противников, обменивающихся магическими атаками, он узнал сразу. Ведь именно Минору разбудил запечатанный разум Арктура.

Он сразу понял, что форма псионовых волн сражающегося в небе астрального тела совпадает с таковой у Арктура, печать которого он почти закончил снимать. Однако он также понял, что освобождение от печати было неполным.

Кстати говоря, ядро астрального тела, вышедшего из физического тела, являлось таким же сформированным из пушионов информационным телом, как и Паразит. И оно также имело будто укрывающую его «одежду» в виде псионового информационного тела.

Минору почувствовал Арктура не за счёт восприятия самого пушионового информационного тела. А за счёт распознавания деятельности сопутствующего псионового информационного тела.

А о том, что вторым человеком был Тацуя, Минору мог лишь догадываться, причём по причине, прямо противоположной ситуации с Арктуром.

Он не мог обнаружить псионовые волны Тацуи.

Противник Арктура определённо использовал магию, однако никаких псионовых волн при этом не испускал. Он тратил псионы только на вмешательство в Эйдос с помощью магии, после которой не возникало никаких остаточных эффектов ни в информационном, ни в физическом измерении.

Такая «скрытность» осуществлялась не путём использования высокоуровневой магии, а путём высокоуровневого использования магии. Это, несомненно, можно было назвать «художественным» исполнением техники.

«…Нет, если подумать, всё именно так. Так эффективно использовать магию может только Тацуя-сан.»

Возможно, он его переоценивал. В мире вполне могли существовать и другие опытные мастера магии с навыками лучше, чем у Тацуи. Однако сейчас единственным обладателем навыков настолько эффективного использования магии среди известных Минору волшебников был только Тацуя. По крайней мере, кроме Тацуи Минору больше никого такого не знал.

…Тацуя пытается меня догнать.

Осознание этого факта заставило Минору сильно нервничать.

Минору осознавал, что его собственные магические способности временно ослаблены. При этом он не был уверен, что сможет победить Тацую, даже если будет в идеальном состоянии. Если его догонят, пока он находится в текущем ослабленном состоянии, то с большой вероятностью Минами у него отберут.

Заберут прямо у него из рук.

«Дело плохо», — подумал Минору.

Он ещё не услышал ответ Минами.

Не удостоверился в её чувствах.

В вопросах магии Минору никогда не полагался на других людей.

Другим он отдал только вопросы аномальной болезненности его тела.

Только это он оставил на других.

Но в случае с магией у него не было такого опыта, чтобы он не смог что-либо сделать и пришлось просить помощи других людей.

Для Минору это был первый опыт в этом вопросе.

«Прошу…! Хотя бы на тридцать минут. Как-нибудь задержи Тацую-сана…!»

Взмолился Минору, обращаясь к Арктуру, продолжающему выполнять безрассудные атаки.

Минами заметила приближение Тацуи не потому, что заметила отзвуки магической битвы так же, как это сделал Минору. И не потому, что не смогла обнаружить псионовые волны Тацуи, незнакомые для Минору.

…За мной наблюдают.

Минами почувствовала это интуицией, а не магическим восприятием. Это было зрение Тацуи, видящее абсолютно всё. Под этим взглядом она ежедневно находилась как дома, так и на территории Первой школы.

Под этим взглядом она беспричинно съёживалась от страха только в самые первые дни.

Однако этот страх не исчез полностью, хотя с тех пор прошло уже больше года.

Говоря о страхе, это был не страх, что её отругают. Со стороны Тацуи ни разу не было даже признаков того, что он собирается её наказать.

Страшно было просто от того, что её видят и всё про неё знают.

Минами понимала, что она далека от совершенства. В том числе и в работе, и в чертах характера. Неумелая «я», некомпетентная «я», ленивая «я», уродливая «я». В ней было множество таких «я», которых она не хотела видеть в себе, и тем более не хотела, чтобы о них узнали другие люди.

И ей казалось, что когда Тацуя наблюдает за ней, он видит настолько много, что даже замечает все эти «я».

Минами понимала, что накручивает проблему из ничего. Ей давно уже сообщили, что сила Тацуи не способна достичь разума. К тому же, после жизни с ним под одной крышей она быстро поняла, что он не обладает таким характером, при котором человеку нравится узнавать мелкие секреты других людей и пользоваться ими для злорадства.

Однако также было фактом то, что Тацуя обладал некой силой, способной видеть секреты насквозь. Даже если он и не мог заглянуть в мысли, зато он мог «прочитать» совершённые человеком грехи. Будто судья в аду. Будто ангел, служащий прокурором на Страшном суде.

Хотя, похоже, существовало ограничение в 24 часа, но это никак не успокаивало. Когда они жили в одном доме, не было ни одного случая, чтобы они не виделись более 24 часов.

И теперь…

Не прошло и одного часа с тех пор, как Минами совершила такое серьёзное преступление, как предательство.

Она уже не просто опустила глаза от отчаяния, а съёжилась, обхватив себя руками за плечи.

Минами боялась.

Но не наказания Тацуи.

А того, что Тацуя не осудит её за её грехи.

Того, что он скажет, что она даже недостойна, чтобы обвинять её в этих грехах.

Того, что она будет выброшена как бесполезный человек, до которого никому нет дела.

Вот чего боялась Минами, чувствуя на себе взгляд Тацуи.

◊ ◊ ◊

Из астрального тела Арктура в Тацую полетела очередная магия.

Всю эту магию Тацуя легко нейтрализовывал Прерыванием заклинания и Рассеиванием заклинания.

Тацуя выяснил личность обладателя этого духовного тела. Он опознал противника как Александра Арктура из Звёзд, с которым сражался сразу после того, как тот прибыл на базу Зама.

Поэтому он не мог избавиться от чувства неуместности происходящего. В состоянии астрального тела Арктур использовал больше разнообразной магии, чем когда имел физическое тело. Он пытался даже атаковать разум с помощью внешней системной магии, которую не использовал в прошлый раз.

Другими словами, от него было намного больше проблем, чем в прошлый раз.

В самом использовании магии без физического тела не было ничего удивительного. Примером известного духовного тела, использующего магию, был Паразит.

Однако существование кого-то в форме духа не означает, что его магические способности повысятся. По крайней мере, в экспериментах, проведённых в Японии в прошлом, не подтвердилось, что в состоянии Астральной проекции повышается мощность магии или скорость активации. Такие эксперименты проводились и семьёй Йоцуба, и Тацуя дважды присутствовал на них. В результате был сделан вывод, что скорость не изменяется, а мощность, наоборот, снижается.

Перехватив Рассеиванием заклинания «Клинки горячего ветра» — воздушные клинки, нагретые до состояния плазмы с помощью адиабатического сжатия — Тацуя в очередной раз задумался о текущей ситуации.

…Почему он не использовал эту силу в прошлый раз?

То, что он был внутри самолёта, не должно быть причиной. В тот раз Арктур продырявил выстрелом свой собственный самолёт. То есть, он не боялся повреждения корпуса самолёта.

Присутствие дружественных ему солдат тоже не было причиной, потому что Тацуя уложил его соратника прямо у него на глазах.

В такое повышение силы было трудно поверить.

Он каким-то образом повысил свою силу в момент избавления от печати?

«Должно быть, это Минору сломал печать Микихико…»

Тацуя не мог активировать древнюю магию, запечатывающую Паразитов. Однако он понимал её природу. Её никак нельзя было сломать изнутри.

«Вместе со снятием печати было применено какое-то заклинание, повышающее магическую силу?»

Тацуя не знал о магии, способной повысить уровень магических способностей другого человека. Но он осознавал, что не знает про абсолютно всю магию в мире.

«…Подумаю над этим позже.»

Арктур атаковал пулями из несжатого воздуха. Это магия, снаряды которой дают эффект, обратный атмосферному давлению, так как принудительно сферически рассеиваются в момент столкновения с целью. Такая атака наносит повреждения с помощью внезапного понижения атмосферного давления и охлаждения в результате адиабатического расширения.

С помощью Рассеивания заклинания Тацуя разложил участок последовательности магии, в котором было определено принудительное рассеивание.

Как он и рассчитывал, сила вмешательства в явление Арктура была потрачена впустую, не произведя никакого эффекта.

Это была защита не с помощью нейтрализации магии, а путём изматывания противника. Но это всё же была лишь защита, а не нападение. Не получится дать отпор Арктуру, просто защищаясь от его атак.

Тацуя резко рванул вперёд к астральному телу Арктура с помощью магии полёта. Он нацелился не на само духовное тело, а на хранящее информацию о физическом теле псионовое информационное тело в форме человека.

Арктур будто предвидел, что Тацуя попытается сократить дистанцию.

В тот же самый момент прямо на пути у Тацуи возникла раскалённая стена, будто противник только этого и ждал.

Высокотемпературный барьер из адиабатически сжатого воздуха.

Тацуя разложил сжимающую газ последовательность магии с помощью Рассеивания заклинания.

Высвобожденное тепло и взрывная волна были заблокированы бронёй Освобождённого костюма.

Сблизившись до дистанции менее 10 метров, Тацуя выстрелил в Арктура мощным потоком псионов.

Прерывание заклинания.

Если бы противник был человеком, обладающим физическим телом, то приняв на себя поток псионов, он отделался бы лишь временным нарушением чувств.

Физическое тело является прочной защитной оболочной, защищающей разум, а псионовое информационное тело комбинируется с физическим телом для обеспечения стабильности.

Если часть информации «сдуть» Прерыванием заклинания, то этот дефект будет немедленно устранён путём обращения к информации из физического тела.

Но тот, у кого нет «пристанища» в виде физического тела, не должен быть в состоянии восстановить своё псионовое информационное тело.

Например, если информационное тело повреждено давлением псионового потока.

Астральное тело Арктура выдержало Прерывание заклинания Тацуи. Человеческий силуэт лишь немного «похудел», но на этом всё. Информация под названием «Александр Арктур» никуда не делась.

Арктур отдалился от Тацуи.

Он не убегал. Просто немного набрал дистанцию.

После чего выпустил серию из тончайших иглоподобных молний, которые было трудно заметить невооружённым глазом.

Вместо использования Рассеивания заклинания, Тацуя уклонился от них с помощью маневрирования в воздухе.

Расстояние между ними вышло за пределы досягаемости Прерывания заклинания.

В Тацуе начало накапливаться нетерпение.

Автомобиль с Минами продолжал движение за запад.

У Минору наверняка было подготовлено укрытие, спрятанное с помощью магии. Неизвестно было, сколько продлится понижение магической силы Минору. Может быть, уже через 5 минут станет невозможно определить местоположение Минами.

Однако если не дать отпор врагу, преграждающему путь, то продолжение погони будет невозможно. А у Тацуи пока не было зацепок, как победить этого противника.

У Тацуи был богатый боевой опыт. Если не обращать внимания на возраст, то его можно было назвать опытным ветераном.

Опыт ведения боя против волшебников, использующих Астральную проекцию, у него также имелся.

Но с таким прочным астральным телом он столкнулся впервые. Астральная проекция обычно классифицируется как магия для поиска врага. Это не магия непосредственно для ведения боя.

Изначально астральное тело привязано к физическому телу, и деятельность в отрыве от физического тела можно назвать неестественным состоянием. Если использовать только пассивные способности, то проблем не будет. Однако если активно использовать магию, то обычно невозможно долго поддерживать это «неестественное состояние». Даже если волшебник хорошо тренирован для использования этого заклинания, длительность битвы будет ограничена двумя-тремя минутами.

Однако астральное тело Арктура не показывало совершенно никаких признаков уменьшения своего присутствия, несмотря на то, что с момента его нападения прошло уже пять минут. Даже сейчас он продолжал выпускать магию, чтобы атаковать Тацую.

К тому же, до этого Тацуе ещё не встречалось нематериальное тело, которое было способно выдержать его Прерывание заклинания. Даже прямое попадание Прерыванием заклинания не разрушает духовное тело. Однако все нематериальные тела, с которыми Тацуя сражался в прошлом, получали от него такой урон, после которого их хозяева больше не могли поддерживать отделённое от физического тела состояние.

Внешняя системная древняя магия врага попыталась втянуть Тацую в иллюзию безумия. Это тоже было проблемой.

От магии, нацеленной на разум, нельзя уклониться никакими физическими способами. У Тацуи, неспособного использовать магию ментального сокрытия, кроме нейтрализации самой вражеской магии не было другого способа противостоять этому.

В момент использования Арктуром магии психического вмешательства Тацуя каждый раз был вынужден активировать Рассеивание заклинания. Другими словами, это была ситуация, когда он не только не мог атаковать, но и отвлекался на защиту.

Если ничего не поменять, то ситуация будет становиться всё хуже и хуже. На данный момент Тацуя нейтрализовывал всю магию Арктура (или уклонялся от неё). Однако если энергия противника не закончится до того, как Астральная проекция будет отменена, то есть вероятность, что Тацуя проиграет эту битву.

В Тацую снова полетела магия, атакующая разум. «Иллюзия Хаоса». Это магия, воспроизводящая в сознании субъекта такие психоделические видения и звуки, какие он испытывал бы, находясь под действием галлюциногена. Изначально это была медицинская магия, разработанная для лечения психических расстройств без физических побочных эффектов. Тогда её ещё называли не таким опасным названием, как «Иллюзия Хаоса», а безобидным названием «Иллюзия дезориентации».

Хотя у самой этой магии не было убийственной силы, она создавала фатальное преимущество в бою, поэтому Тацуя снова разложил её Рассеиванием заклинания. В этой магической системе Рассеивание заклинание занимало место «догоняющего». Ведь процесс анализа структуры последовательности магии противника и дальнейшего её разложения не мог начаться до атаки противника.

Чтобы выйти из этого тупика, нужно было начать атаковать самому. Астральное тело Арктура атаковало не только внешней системной магией. От магии, нацеленной на разум, тоже нельзя было уклониться, а только защищаться. А если он атаковал волновыми, энергетическими или воздушными снарядами, то была возможность уклониться от них и контратаковать.

«Но дистанция для этого слишком велика.»

Недостатком Прерывания заклинания является его малый радиус действия.

В принципе, магия не привязана к физическому расстоянию. Если расстояние в пространстве и кажется препятствием для магии, то только потому, что в сознании оператора магии возникает чувство, что цель «далеко» и магия её не достанет. Это нечто вроде самоограничения волшебника.

Однако Прерывание заклинания является исключением из этого «правила расстояния». Эта магия… точнее, техника манипулирования псионами действительно ограничена физическим расстоянием. Величина ограничения зависит от пользователя, однако сразу после достижения этого предельного расстояния псионовый поток затухает и теряет способность наносить повреждения псионовым информационным телам.

У Тацуи нынешний предел был около 30 метров. Это ограничение было исключительно для Прерывания заклинания, и оно серьёзно уступало ограничениям других видов магии.

В данный момент Арктур поддерживал дистанцию от Тацуи более 50 метров. Хотя казалось, что после недавнего сближения на 10 метров атака Прерыванием заклинания не нанесла существенного урона, однако, похоже, этой атаки было достаточно, чтобы насторожить Арктура.

В итоге, ничего не оставалось, кроме как сократить эту дистанцию. И раз Прерывание заклинания наносило хоть какой-то урон, кроме него не оставалось больше не каких действенных способов атаки. Потому что магия разложения не действует на духовные тела…

«…Но почему она не действует?»

Такой вопрос возник в голове Тацуи, пока он продолжал нейтрализовывать магию Арктура.

«Я не могу использовать „Разложение“, потому что не могу распознать структуру разума.»

«Разум — это пушионовое информационное тело. Я не могу „увидеть“ структуры, сформированные из пушионов.»

Он сам же и ответил на свой вопрос.

Это был предел Тацуи, который был ему известен. Но сейчас его сознание не желало соглашаться с таким ответом.

«Я могу разложить тело человека.»

«Однако при этом я не смотрю непосредственно на структуру человеческого тела. Я не могу увидеть и осознать абсолютно каждую микроскопическую клетку тела, абсолютно каждую молекулу, из которой состоят клетки.»

«Я также могу разложить и другие вещества, не только человеческие тела. И в этом случае я тоже не распознаю непосредственно молекулярные соединения.»

«Во время разборки механизма на составляющие его части, я тоже не вижу, как скомбинированы эти детали между собой.»

«Я „вижу“ только псионовое информационное тело, в котором записана информация о веществе. Я понимаю и затем разлагаю структуру только этого псионового информационного тела и ничего больше.»

Это не было каким-то особым преуменьшением своих достоинств. Такова была сама магия.

Технология копирования, хранения и подмены информации о явлениях, существующих в этом мире. Это и есть магия. Семья Йоцуба определяла «Разложение» Тацуи как «не магию», однако по своему фундаментальному принципу действия оно было ничем иным, как магией.

«Я не могу увидеть структуру вещества. Но „Разложить“ его я могу.»

«В таком случае, почему считается, что магия разложения не подействует только из-за того, что я не могу напрямую „увидеть“ структуру разума?»

Тацуя спросил сам себя.

«То, что я сейчас наблюдаю перед собой — что это такое?»

То, что он распознал как «Арктура», было псионовой структурой, хранящей в себе информацию о физическом теле.

Однако там хранилась не только информация о веществах, из которых было сформировано это физическое тело. Это ещё не было выяснено до конца, однако считается, что основной функцией псионов для живых существ является обеспечение связи между принадлежащим материальному миру физическим телом и существующим в другом измерении разумом.

Псионы не взаимодействуют с материальным миром. Однако существует одно исключение из этого правила. Псионовые волны могут генерировать в клетках мозга электрические сигналы, и наоборот, электрические импульсы клеток мозга могут порождать псионовые волны. Благодаря этой своей природе, псионы способны обеспечивать связь между разумом и физическим телом.

Явления сопровождаются информацией. Информация о явлениях записана в псионах. Это также относится и к явлениям, вызываемым самими псионами. В псионовом информационном теле, хранящем информацию о физическом теле, также должна содержаться псионовая информация, используемая для связи с разумом.

В наблюдаемом Тацуей псионовом теле Арктура был записан некий «проход», позволяющий разуму работать в этом измерении.

«Для начала, почему вообще существует необходимость, чтобы духовное тело сопровождалось псионовым информационным телом?»

Тацуя задал сам себе новый вопрос.

Он прервал попытки маневрирования с целью сблизиться с Арктуром для использования Прерывания заклинания (единственного доступного средства атаки против Арктура), и вернулся к стратегии перехвата и уклонения от атак. Интуиция Тацуи подсказывала ему, что он не должен сейчас прерывать ход своих размышлений. Послушавшись этого голоса разума, он начал строить гипотезу.

«Этот враг — это не просто Александр Арктур. Истинное тело Паразита тоже всегда покрыто псионовой оболочкой.»

«Разум не может контролировать тело напрямую. А также не может напрямую распознавать информацию, которую чувствует тело.»

«Разум — пушионовое информационное тело — отдаёт приказы физическому телу путём излучения псионовых волн, а получает собранную физическим телом информацию путём приёма псионовых волн.»

Атаки Арктура стали более яростными, будто он решил, что Тацуя даже не считает необходимым контратаковать. Машинально нейтрализуя вражескую магию, Тацуя погрузился в глубины размышлений.

«Будет ли всё точно так же, если нет физического тела? Разум не сможет напрямую вмешиваться в это измерение и не сможет напрямую получать информацию из этого измерения?»

«В современной магической науке основной является гипотеза, согласно которой понятие „информационное измерение“ не означает, что существует другой мир, отдельный от нашего. Информационное измерение — это лишь платформа, на которой записана информация о явлениях. Это словно изнанка, другая сторона нашего мира.»

«Значит, духовное тело не может получить прямой доступ к информационному измерению точно так же, как и к материальному измерению?»

«Оно получает доступ как к материальному, так и к информационному измерению, используя проход, созданный внутри сформированной из псионов структуры, служащей в качестве медиума-проводника?»

Эта идея пришла в голову Тацуи, будто божественное откровение.

«В таком случае, если разложить псионовую структуру, служащую для разума точкой доступа, то разум будет отрезан от этого измерения?!»

Тацуя немедленно попытался это попробовать.

Первым делом он направил способность распознавания информационных тел «Глаза духов» на астральное тело Арктура.

Внутри астрального тела он нашёл структуру, ответственную за связь разума с информационным измерением.

Информация о самом физическом теле… не подходит.

Информация о подразделе псионового информационного тела, используемого для связи физического тела с разумом… не подходит.

Информация о «Вратах», выпускающих последовательности магии…

«…Нет, не то.»

«Врата», существующие между самым нижним слоем области сознания и самым верхним слоем области подсознания — это выход, через который разум обладающего физическим телом волшебника выпускает последовательности магии из своей зоны расчёта магии в являющийся целью Эйдос. Однако покинувший своё физическое тело Арктур для активации магии не использовал записанные в астральном теле «Врата».

По-видимому, «Врата» — это своего рода модификация канала связи разума с физическим телом.

«…?!»

От Арктура в Тацую полетела атака магией психического вмешательства.

Задействованные на полную мощность «Глаза духов» Тацуи уловили момент выхода этой магии.

Из-за того, что он отвлёкся на наблюдение, нейтрализация магии опоздала на одно мгновение.

Тацуя был атакован галлюцинацией, заставляющей потерять ориентацию в пространстве с помощью лишения чувства направления.

Упав всего на два метра, он уже разложил приклеенную к нему последовательность магии иллюзии, тем самым восстановив свою ориентацию в пространстве и контроль магии полёта.

«Что сейчас…?»

Подстроив своё сознание, чтобы оно не слишком концентрировалось на цели, Тацуя направил свой «взгляд» на только что обнаруженную псионовую структуру.

У этого духовного тела канал вывода последовательности магии будто был одноразовым, так как от него остались лишь незначительные следы.

В данный момент никакой связи через него уже не было.

Но рядом с ним он обнаружил другой, действующий канал.

Нейтрализовав очередную атаку Арктура, Тацуя изучил этот «проход» своим «взглядом». «Изнутри» астрального тела с очень короткими паузами (то есть, практически непрерывно) посылалась сила вмешательства в явление.

Атаки Арктура продолжились.

По-видимому, если не спешить, то можно будет обнаружить и другие каналы, однако времени на это не было. Нельзя было терять ни секунды времени и закончить эту битву как можно быстрее, чтобы продолжить преследование Минами.

Тацуя нацелил «взгляд» на обнаруженный «проход» для силы вмешательства в явление.

Анализ структуры канала.

Уделив немало времени информационным телам физических и материальный явлений, а также качественным отличиям в структуре последовательностей магии, Тацуя в итоге понял, чем является этот постоянно работающий канал.

«…Это „проход“ для поддержания заклинания „Астральная проекция“?»

Примерно в то же время, как его анализ был завершён, атаки Арктура стали ещё более интенсивными.

В его поведении тоже чувствовалась нетерпеливость.

Возможно, Арктур как-то почувствовал, что Тацуя «смотрит» на него, и расценил это как опасность.

Именно поэтому Тацуя не стал менять свои действия.

Разложение вражеских атак.

Подготовка своей атаки.

В разложении Эйдоса разных физических явлений обычно есть небольшие отличия. А в разложении разных псионовых информационных тел фундаментальных отличий нет.

Можно даже сказать, что схема разложения информационных тел, сопутствующих информационным телам, близка к схеме разложения последовательностей магии.

Сделав такой вывод, Тацуя применил новые знания при строительстве последовательности магии Рассеивания заклинания.

Время конструирования было вдвое больше обычного (но всё равно было меньше половины секунды). Тацуя выпустил в астральное тело Арктура магию разложения информационных тел.

Её целью было не всё астральное тело, а магический канал, поддерживающий Астральную проекцию.

Эффект… был.

Он «увидел», как проход для силы вмешательства в явление был разрушен.

Из соответствующего места на астральном теле вырвались пушионовые волны. Тацуя не мог видеть пушионы как частицы и не мог распознавать пушионовые волны как сигналы, однако он мог почувствовать наличие или отсутствие пушионовых волн.

«Истинная природа силы вмешательства в явление — это пушионовые волны?!»

Сила вмешательства в явление из области подсознания волшебника вливается напрямую в Эйдос цели. Сам волшебник не может осознать это событие никак, кроме «я вливаю силу вмешательства в явление».

Однако сейчас Тацуя, разрушив ставший неприкрытым канал силы вмешательства в явление, возможно, был первым волшебником, который «смотрел» на саму силу вмешательства в явление.

— Значит, в магии используются не только псионы, но и пушионы…? — Неосознанно пробормотал он вслух.

Сила вмешательства в явление перемещается мгновенно, будто телепортируется, поэтому даже способные видеть пушионы обладатели сверхспособностей (такие как одноклассница Тацуи Мизуки) не могли понять, что на самом деле это пушионовые волны.

Даже магия, заполняющая пространство самой силой вмешательства в явление (такая как Зона подавления магии, например), наблюдается только после того, как уже произвела вмешательство в пространство как «магия».

Это не значит, что природа силы вмешательство не исследовалась в прошлом. Гипотеза о том, что проводником силы вмешательства в явление служит не псионовое, а пушионовое информационное тело, тоже существовала среди исследователей магии, хотя её сторонников было меньшинство.

Тем не менее, это был первый случай, когда природа силы вмешательства в явление наблюдалась в виде пушионовых волн. Если Тацуя не ошибся, то это станет великим открытием в области магической науки.

Однако в данной ситуации его любопытство как исследователя уступило его пониманию обстановки как солдата.

Тацуя переключил внимание с разрушающегося канала силы вмешательства в явление на общую ситуацию с астральным телом.

Изменения появились быстро.

Астральное тело Арктура, до этого момента непрерывно атаковавшее магией, перестало двигаться.

Причём не только перестало перемещаться в пространстве. Активность псионового информационного тела тоже не наблюдалась.

Плотность псионов, из которых была сформирована проекция астрального тела, начала уменьшаться.

Это продолжалось около 10 секунд, и в итоге астральное тело Арктура исчезло, будто его засосало в пустоту.

Закрытие пути снабжения силой вмешательства в явление сделало невозможным дальнейшую поддержку Астральной проекции, и духовное тело Арктура было отброшено обратно в физическое тело.

Оставить комментарий