Том 28. Глава 6 (часть 2)

Опция "Закладки" ()

◊ ◊ ◊

Когда они вернулись домой, Миюки сразу потащила Лину в свою комнату. Для того, чтобы готовиться к экзаменам, как она и обещала ещё в школьном здании.

Вступительные экзамены уже завтра. Осталось меньше половины дня. Тацуя считал, что сейчас уже нет смысла набивать голову знаниями, но останавливать их не стал. Миюки уже заварила эту кашу, а Лина согласилась на это. У него не было оснований мешать им.

Тацуя отправился в «комнату для медитации», расположенную в этом же многоэтажном здании, на том же этаже, что и тренировочный зал. Как следовало из названия, это была комната для медитации, связанной с практикованием магии. В этом мире не существует такой системы, как в некоторых видеоиграх, когда с помощью медитации повышается уровень магии. В реальности медитация — это всего лишь один из способов укрепления своей силы разума, управляющей магией.

Эта комната была изолирована от приходящих извне света, звука и вибраций, являющихся причинами отвлечения внимания. Здесь поддерживалась постоянная температура и тишина ниже определённого уровня. Другими словами, здесь была создана благоприятная среда для использования магии, требующей высокой сосредоточенности разума.

Не стоит даже упоминать, что Тацуя пришёл в данную комнату с целью уточнить текущее местоположение Минами. Однако в отличие от вчерашнего дня, сегодня он не собирался прорываться силой через маскирующую магию Минору.

Вчера в самом конце «Парад» был отменён, и Тацуе удалось получить информацию о местонахождении Минами. Однако в результате поисков непосредственно на месте ему так и не удалось обнаружить укрытие Минору. Нет смысла прорываться только через «Парад», пока у него не появится способ нейтрализации локальной магии сокрытия, предположительно построенной Чжоу Гунцзинем. Тацуя осознал это во время вчерашних поисков.

Но и значительные результаты вчера тоже были. Полную информацию о точных координатах Минами ему получить не удалось, однако он смог добыть информацию о её текущем состоянии.

Минами всё ещё была человеком.

Она не превратилась в Паразита.

Тацуя не знал способ, как через информационное измерение предотвратить превращение в Паразита. Ему было неизвестно, возможно ли вообще нечто такое. Но это имело смысл хотя бы потому, что так он сможет быть уверенным в безопасности цели спасения. Если будешь точно знать, что «ещё не поздно», то сила воли и желание спасти не иссякнут от мыслей сдаться, от колебаний и нерешительности.

Тацуя сел прямо на деревянный пол. В этой просторной комнате на 8 татами он был сейчас один.

Миюки не было в пределах прямой досягаемости, поэтому он не мог задействовать всю мощность «Глаз духов» для поиска Минами. Но из вчерашнего опыта он уже знал, что может получить доступ к Эйдосу Минами, даже если не использовать ресурсы способности восприятия, задействованные на охрану Миюки.

Тацуя мобилизовал все свободные ресурсы на открытие «Глаз духов» и направил этот «взгляд» на Минами.

«Физические данные всё ещё человеческие.»

«В форме псионовых волн не видно ничего, присущего Паразитам.»

Первым делом он убедился, что Минами ещё не обращена в Паразита.

«В информации о координатах изменений нет. Всё тот же лес Море деревьев Аокигахара, погрешность радиусом около 100 метров.»

«…Координаты изменились? Минору заметил моё наблюдение?»

Тацуя понял, что Минору вмешался в наблюдение своим «Парадом». Но, в отличие от вчерашнего дня, он успел распознать скрытую область до того, как её замаскировали, вероятно, потому, что однажды уже видел её.

«Я могу прочитать информацию о физическом состоянии Минами, даже если она заблокирована „Парадом“.»

Вчера всё его внимание было направлено на определение местоположения Минами, поэтому он не успел распознать другую информацию. Также Тацуя пришёл к выводу, что вчера был недостаточно собран и спокоен.

Отдав часть своего сознания на поддержание самодисциплины, Тацуя продолжил наблюдение.

Магия Минору была слегка нестабильна. Тацуя предположил, что это потому, что Минору сбит с толку вопросом, почему сейчас его не атакуют. И, видимо, благодаря этой нестабильности, структурная информация «Парада» была видна более чётко, чем вчера.

«Полностью отличается от заклинания Лины…?»

Эффект маскировки информационного тела был такой же. Однако было много детальных различий в множестве процессов, используемых для достижения этого эффекта. Сейчас Тацуя это «увидел».

«Смогу ли я теперь… разложить его? Нет, этого всё ещё недостаточно.»

Тацуя получил отклик, который более детально, чем вчера, разъяснял последовательность магии Минору. Но этого всё равно было недостаточно, чтобы разложить структуру последовательности магии. Для этого нужна была более детальная структурная информация.

Тацуя ещё сильнее сосредоточил свой «взгляд».

Однако в этот момент магия Минору перестала колебаться.

Его «Парад» вернул свою стабильность.

«Трещина», через которую была видна структурная информация, закрылась.

Тацуя попытался выпустить косвенное «Рассеивание заклинания».

На основе информации о том, что «была выполнена модификация явления», разложить информационное тело, осуществившее данную модификацию явления. Разложить само информационное тело по записям активности этого информационного тела — это техника, идею для которой Тацуя получил во время сражения с астральным телом Арктура. Причём до того, как он разработал эту технику, уже существовала магия, разлагающая на части информационное тело под названием «разум»…

«…Не вышло?»

Не говоря даже об информационных телах, в нынешнем состоянии Тацуя не мог разложить последовательность магии, местоположение которой скрыто.

Но Тацуя не спешил и не нервничал, помня вчерашний опыт.

Он решил временно прекратить поиск.

«Если нельзя получить требуемую информацию с помощью наблюдения, то может, удастся заполучить данные о структуре последовательности магии каким-то другим способом?»

Минору использует заклинание семьи Кудо. В этом ошибки быть не может. «Парад» Лины и заклинание Минору отличаются, очевидно, потому, что после того, как Кудо Кен (дед Лины и младший брат Кудо Рэцу) уехал в Америку, семья Кудо усовершенствовала своё заклинание.

Если бы Минору сам добавил какие-либо регулировки, то различия не были бы настолько большими. Даже с таким выдающимся интеллектом как у Минору, нелегко было бы выйти за пределы многолетних усовершенствований схемы, сделанных семьёй Кудо… а точнее, самим Кудо Рэцу.

Если удастся получить от семьи Кудо последовательность магии «Парада», то вероятность преодоления маскировки Минору повысится. Тацуя прервал свою медитацию, встал с пола и сразу начал раздумывать над планом переговоров.

◊ ◊ ◊

Примерно через час после того, как Тацуя прекратил свой натиск, Минору вздохнул с облегчением и расслабился. Он собирался сидеть в комфортной позе в удобном кресле с откидывающейся спинкой, но всё равно невольно перенапрягся. Снова выбившись из сил, он откинулся на спинку кресла.

В сегодняшней атаке не было такого же давления, как вчера. Точнее, на самом деле, Минору почувствовал давление один раз в самом конце. Всё это казалось Минору каким-то жутким, зловещим. Он думал, что, возможно, его не атакуют, а лишь наблюдают за ним.

Поэтому Минору не поддавался оптимизму. Даже если за ним просто наблюдали, то, наверняка, с какой-то целью. Возможно, искалась какая-нибудь уязвимость «Парада», не замеченная самим Минору. Взгляд Тацуи мог исчезнуть, например, потому, что он нашёл, что искал.

Однако Минору был уверен в своём «Параде». Используемое Минору заклинание «Парада» было разработанной в Девятой лаборатории магией, степень совершенства которой была в дальнейшем повышена улучшениями, проведёнными Кудо Рэцу.

Раньше говорили, что младший брат его деда является пользователем более совершенной версии «Парада», поэтому Минору считал, что его дед долгое время продолжал улучшать свою последовательность магии для того, чтобы эту оценку пересмотрели. «Одзии-сама», которого знал Минору, очень гордился этим.

Это была магия, в которую вложил своё сердце его дед, которого называли «самым умелым в мире». Минору считал, что даже Тацуя не сможет обнаружить никаких дефектов в последовательности магии.

Однако вероятность этого, хоть и самая незначительная, но была. Хотя это место ещё не обнаружили, но сам факт того, что укрытие находится в Море деревьев, знал не только Тацуя, но и Десять Главных Кланов. На всякий случай, нужно было двигаться дальше. На этот раз так, чтобы не было погони. Обдумав всё это, Минору пришёл к такому решению.

Он решил помочь Лу Ганху пробраться в страну для того, чтобы взгляды сил самообороны и, если повезёт, Десяти Главных Кланов, сосредоточились на нём. Чтобы завершить эту работу, он встал с кресла, подошёл к столу, и запустил специальное приложение, предназначенное для отправки анонимных сообщений.

◊ ◊ ◊

Взвод ударной пехоты из первой дивизии национальных сил самообороны, также известный как «Отряд с обнажёнными мечами», дислоцированный на военной базе, расположенной по соседству с тренировочным полигоном Восточный Фудзи, сейчас пребывал в своих казармах в подавленном состоянии после своих тщетных усилий.

Они оставались на этой базе для того, чтобы арестовать Паразита Кудо Минору, убившего Кудо Рэцу — бывшего генерала национальных сил самообороны.

Прибыли они сюда ещё третьего июля. Включая день прибытия, они шесть дней подряд не получали никаких зацепок и сидели на базе без дела. Но вчера от семьи Дзюмондзи была получена информация, что цель скрывается в Море деревьев Аокигахара. Все бойцы загорелись энтузиазмом и выдвинулись на поиски.

Но в результате… ничего.

Не говоря уже об укрытии, они не нашли даже ни одного следа колёс, несмотря на то, что поиск был очень тщательный.

Никто из солдат не подозревал семью Дзюмондзи в предоставлении ложной информации, однако среди солдат было немало таких, кто усмехался над тем, что Десять Главных Кланов тоже были одурачены.

Офицерский состав пришёл к выводу, что «Кудо Минору не скрывается в Море деревьев Аокигахара». Миссия по захвату Кудо Минору вернулась к самому началу.

Сегодня всем было приказано ожидать в предоставленных жилых помещениях на базе. Свободно выйти было нельзя, однако фактически это был отдых. Не было таких солдат, кто распивал бы спиртные напитки в дневное время, большинство просто бездельничало, отдыхая от вчерашней беготни.

Пришедшее вечером сообщение застало их врасплох и заставило напрячься как телом, так и разумом.

Поспешно собравшиеся в зале для совещаний солдаты выглядели уже отдохнувшими. Похоже, все они эффективно использовали этот выходной день. Должно быть, внезапный созыв заставил их предположить, что ситуация не совсем обычная.

Командир отряда взошёл на трибуну и скомандовал всем сесть. После краткого вступления, он сразу перешёл к главной теме.

— Около одного часа назад на эту базу пришло анонимное текстовое сообщение.

Треть присутствующих солдат переглянулась с сидящими рядом сослуживцами. Командир продолжил до того, как успел подняться шум перешёптываний.

— Анализ отдела разведки не выявил источник сообщения, однако вредоносных вложений там не было. Но главное — это содержимое данного сообщения…

Командир отряда прервался и окинул взглядом сидящих в зале солдат. Зал заполнился атмосферой напряжённости.

— В Японию проник диверсионный отряд ВАА. Его цель — убийство сбежавшей в нашу страну волшебницы Стратегического класса Лю Лилей. Командует диверсионным отрядом Лу Ганху.

На этот раз в зале поднялся шум. Многие из собравшихся здесь, в том числе Тиба Наоцугу и Ватанабэ Мари, неосознанно в один голос пробормотали услышанное имя «Лу Ганху…».

Командир отряда приказал оказать поддержку в перехвате диверсионного отряда Великого Азиатского Альянса. Было поставлено две цели. Первая: защитить базу Комацу, на которой находится Лю Лилей. И вторая: захват, либо устранение Лу Ганху.

Для этого половина «Отряда с обнажёнными мечами» отправится в Комацу и будет действовать отдельно от основных сил. Отправление завтра.

В состав отправляемой половины также вошли Наоцугу и Мари.

◊ ◊ ◊

В дверь комнаты готовящегося к завтрашней отправке Наоцугу постучали.

Это была маленькая узкая комната, половину которой занимали кровать и шкаф. Наоцугу добрался до двери за три шага и, потянув дверную ручку, сказал «входите».

Открывшаяся наружу дверь показала стоявшую в коридоре женщину, члена того же отряда.

— Сю, можно мне войти?

— Конечно.

Посетителем в комнате Наоцугу оказалась его возлюбленная Мари.

— Извини за беспокойство…

Мари говорила нерешительным тоном, потому что уже был поздний вечер и Наоцугу должен был быть занят подготовкой к завтрашнему выступлению.

— Мари, ты уже закончила собирать вещи?

— Конечно, закончила.

— Просто забила сумку первой попавшейся под руку сменной одеждой?

Наоцугу так спросил, потому что знал, что Мари совершенно не дружит с наведением порядка.

— Как грубо. Я же женщина.

— Прости, прости. Но я не думаю, что есть такое правило, согласно которому ты должна уметь поддерживать порядок только потому, что ты женщина.

Во время своего извинения Наоцугу улыбался. Мари не разозлилась на это, разумеется, из-за влюблённости, а также потому, что сказанное Наоцугу не было совсем уж неправдой.

Мари осознавала, что является «женщиной, не ладящей с наведением порядка». Однако сейчас они были в армейских жилых помещениях. Здесь она не могла позволить себе быть неряшливой и устраивать беспорядок как у себя дома. Поэтому она каждый день держала в сумке наготове выстиранную одежду, высушенную зубную щётку и расчёску.

Другими словами, Мари была готова к отправлению каждый день. Вот почему она подготовилась к завтрашнему отправлению так быстро.

— Лучше скажи, о чём ты хотела поговорить?

Наоцугу убрал улыбку с лица и спросил это у Мари. Он хотел увидеть лицо своей любимой, даже если она пришла без какого-либо дела. Нет, он, наоборот, был бы очень рад, если она пришла встретиться с ним без какого-нибудь глупого дела.

Однако его возлюбленная была серьёзна. Она не могла прийти поздно ночью перед отправкой просто для того, чтобы подурачиться.

— Сю, я бы хотела узнать твоё мнение…

Наоцугу жестом предложил Мари сесть на кровать. Мари села и задала вопрос, который особо не отличался от ожидаемого.

— Завтрашнее выступление… Разве нет вероятности, что это уловка, чтобы отвлечь наше внимание?

Но содержание вопроса вышло за пределы его ожидания.

— …Думаешь, проникновение Лу Ганху — это обман?

— Это может быть и правдой. Но почему эту информацию отправили именно сюда?

— Для меня это тоже загадка. Странное незаконное сообщение с неизвестным источником информации. Я тоже не знаю, насколько можно доверять содержанию этого сообщения. Мари, значит, ты считаешь, что сообщение с секретными данными было отправлено для того, чтобы помешать поискам Кудо Минору?

Мари нерешительно кивнула в ответ на вопрос Наоцугу.

— Я… считаю, что Кудо Минору до сих пор затаился где-то в Море деревьев Аокигахара.

— Почему? После таких поисков?

— Я не думаю, что Дзюмондзи мог прислать ненадёжную информацию, Сю.

Взгляд Мари был направлен в пол. Возможно, у неё не было достаточной уверенности в себе, чтобы отстаивать своё мнение, глядя Наоцугу в глаза. Однако её голос был уже не такой нерешительный, как во время её предыдущей фразы.

— …Нынешний глава семьи Дзюмондзи ведь был твоим одноклассником, верно, Мари? То есть, ты его хорошо знаешь?

— Я его практически не знаю лично. Например, какие у него увлечения, какая любимая еда и так далее — это я совершенно не знаю. Но одно я знаю точно — этот парень не будет делать безответственных заявлений. Если он что-то не знает — он говорит, что этого не знает. Если что-то не может — он говорит, что не может. Если Дзюмондзи сказал «Кудо Минору спрятался в Аокигахаре», то это значит, что Кудо Минору находится в этом «Море деревьев». Это значит, что он прячется за неизвестной нам магией.

Мари подняла голову и посмотрела на Наоцугу.

— …Сю. Я просто не могу думать иначе.

— Ясно.

Наоцугу встретил своими глазами взгляд Мари и кивнул ей.

— Я не знаю характер главы семьи Дзюмондзи. Но если ты так говоришь, Мари, значит, информация, полученная от Дзюмондзи Кацуто-си, заслуживает доверия. И твоё мнение о том, что Кудо Минору спрятался за неизвестной магией, тоже весьма вероятно.

— Сю…

Наоцугу не отвёл взгляд от этих наполненных эмоциями глаз Мари.

— Кто бы что ни говорил, Кудо Минору — это волшебник «Девятки», победивший старейшину. Возможно, он является обладателем способностей, позволяющих ему свободно использовать все секретные техники «Девятки». Но…

— Но?

— Но даже если это и уловка…

Наоцугу поборол едва заметную нерешительность и продолжил.

— Мы просто не можем отказаться от завтрашнего выступления.

— …Потому что это приказ?

— Конечно, и поэтому тоже. Но более важно то, что если есть вероятность, что Лу Ганху проник в страну, то я не могу оставить это без внимания. Нас с ним, можно сказать, связывает судьба.

Два года назад Наоцугу сражался с Лу Ганху прямо перед инцидентом Йокогамы. Бой закончился вничью с травмами у каждого, однако если бы Наоцугу в тот раз победил, то многие японские волшебники не пали бы жертвами последовавшего за этим штурма филиала Канто Магической Ассоциации, и Мари тогда не подверглась бы опасности во время этого инцидента. Так считал Наоцугу и раскаивался в этом.

— Если он действительно проник в страну, то на этот раз нужно его прикончить.

— …Понятно. Но если говорить про связь судьбы, то меня это тоже касается.

Мари тоже успела обменяться ударами с Лу Ганху. Причём дважды: до инцидента Йокогамы и во время него.

Хотя всё закончилось победой стороны Мари, она не считала это собственным достижением. В первый раз она воспользовалась преимуществом, возникшим после того, как Наоцугу нанёс противнику ранение. А во второй раз завершающий удар нанесла Маюми. В сердце Мари с тех пор таилась досада от того, что её обвели вокруг пальца.

Желание реванша было и у Мари, хоть и не такое сильное, как у Наоцугу.

— Если подумать, то лично у меня нет причин гоняться за Кудо Минору. Если бы не армейский приказ, то я с самого начала не стала бы активно вмешиваться в это. В этом смысле можно сказать, что новый приказ имеет более высокий приоритет…

— Действительно. Мы не можем разбираться с двумя делами одновременно. Если расставить приоритеты, то Лу Ганху будет выше.

Мари кивнула, соглашаясь с выводом, сделанным Наоцугу.

◊ ◊ ◊

Примерно в то же время, когда в узкой комнате состоялся разговор Мари и Наоцугу, Тацуе позвонил Казама с протестом.

— Тацуя, скажу ещё раз. Я хочу, чтобы ты прекратил совершать такие глупые поступки, как зачисление Энджи Сириус в школу и выставление её на всеобщее обозрение.

— Как я уже неоднократно говорил, наша семья взяла на попечение Анджелину Кудо Шилдс-сан, а не майора Энджи Сириус.

— И ты действительно думаешь, что такое оправдание сработает?

— Вы считаете, что я пошутил?

Тацуя ответил беззаботным тоном Казаме, задавшему свой вопрос строгим голосом.

— Майор Энджи Сириус имеет довольно примечательный облик, а именно: рост 170 сантиметров, тёмно-красные волосы и золотые глаза. Я слышал, что считающаяся редкой комбинация светлых волос и голубых глаз Лины, которую даже можно назвать этнической особенностью, действительно встречается не часто. Однако эта внешность полностью отличается от внешности майора Энджи Сириус. Да и если даже не смотреть на глаза и волосы, у них ведь совершенно разное телосложение.

— Энджи Сириус — пользователь «Парада»! Она может принять любой облик!

— Правительство СШСА признало это? Что Анджелина Кудо Шилдс — это Энджи Сириус?

— …Нет, они этого не признавали.

— Тогда было ли озвучено посольством требование выдачи укрываемого у нас гражданина их страны? Или, может, было требование о выдаче преступника?

— …Ничего такого тоже не было.

— В таком случае, раз Шилдс-сан — это не майор Сириус, то нет необходимости передавать её Америке.

— Тацуя… Ты действительно намерен враждовать с армией? Энджи Сириус настолько для тебя ценна?

— Подполковник, не поймите меня неправильно. У меня нет намерения враждовать с военными.

Тацуя дал немедленный ответ, и после небольшой паузы добавил:

— По крайней мере, с моей стороны враждебности нет.

◊ ◊ ◊

Время было позднее, дата уже должна была скоро смениться с 10 на 11 июля.

Жилое помещение, предоставленное Лине, было на том же этаже, что и у Тацуи и Миюки, но в другой квартире. Туда вела отдельная запираемая на замок дверь, там имелась отдельная ванная, туалет, гостиная, а также спальня.

Но даже сейчас, в столь позднее время, Лина всё ещё была в комнате Миюки.

И причиной этому не было что-то вроде того, что Лине ещё не установили кровать.

Просто они занимались подготовкой к завтрашним вступительным экзаменам.

Лина сидела за столом, которым обычно пользовалась Миюки. Рядом с ней (прямо как репетитор) сидела Миюки.

— Не пора ли нам уже заканчивать?

После этих слов Миюки, Лина обессиленно упала лицом на стол.

— …Я устала…

Стонущий голос Лины послышался из-под головы, лежащей на сложенных на столе руках.

— Ты преувеличиваешь.

Миюки невольно улыбнулась, услышав это.

— Я не преувеличиваю! Я категорически утверждаю!

Лина вскочила со стула и начала возражать.

Миюки озадаченно наклонила голову от такого воинственного поведения Лины.

— Я думала, что перед экзаменом обычно всё так и бывает…

Лицо Лины побледнело настолько, что это можно было заметить.

— Для тебя это нормально…? Правда? Может, это потому, что ты особенная, Миюки…?

— Да чего тут особенного… Ведь на учёбу мы потратили всего пять часов?

— Если смотреть только на время, то ничего существенного и не заметишь! Обычные люди не способны так долго поддерживать сосредоточенность!

— А Онии-сама намного более удивительный.

— Тацуя далеко не обычный! Другие примеры не можешь привести?!

— Других людей, с кем я учусь?

— Да!

— Разумеется, могу. Например, Хонока, Шизуку, Минами-тян…

Миюки внезапно замолчала.

На лице Лины появилось виноватое выражение, и она спрятала его за рукой.

Она не знала деталей о случившемся, но догадывалась, что произошло что-то непредвиденное. Ей было интересно, но она не касалась этой темы, считая, что не должна лезть в чужое дело. И теперь Лина подумала, что каким-то образом привела Миюки на минное поле.

— Слушай… А что случилось позавчера?

У неё был выбор вернуться в свою комнату, притворившись, что ничего не знает. Вероятно, это был бы самый разумный выбор. Однако Лина осмелилась спросить это у Миюки.

— Я никогда раньше не видела такое лицо у Тацуи. Такое лицо, которое было у него, когда позавчера ты вышла с ним на связь. Миюки, с тобой случилось что-то очень шокирующее?

Глаза Миюки беспомощно дрогнули. После долгих колебаний, она всё-таки кивнула.

— Позавчера я действительно была шокирована, но… сейчас уже всё в порядке. Благодаря поддержке Онии-самы.

Лина почувствовала, что этот ответ не был правдивым на все 100 процентов.

Хоть это было и неожиданно, но если она надолго замолчала, значит, эта тема оставила в её сознании глубокий след.

Но это также была и не ложь. Было очевидно, что она пересиливает себя, чтобы говорить с улыбкой, однако также было видно, что боли уже стало меньше.

— Итак… Хочешь послушать?

Миюки тоже была заинтересована в том, чтобы рассказать всё Лине, не связанной напрямую с событиями позавчерашнего дня. Вероятно, для неё это было доказательством, что она пытается перебороть всё это.

Миюки подробно рассказала Лине о событиях того времени, когда Минору похитил Минами. И в конце добавила к рассказу слова Тацуи, которыми он успокоил Миюки.

— …Я думаю так же, как сказал Тацуя. — Сказала Лина, закончив слушать рассказ Миюки.

— То, что сказал Онии-сама — ты имеешь в виду слова о чувствах Минами-тян…?

— Да. Я не знаю, какой человек эта Минами, но… Я могу понять слова Тацуи про то, что он не хочет, чтобы Миюки убила знакомого ей человека. Если Тацуя сказал, что мотив Минами был таким же, то я уверена, что так это и было.

В Звёздах Лина выполняла задания по устранению боевых волшебников, совершивших серьёзные преступления. Среди устранённых ею целей также были и её сослуживцы из Звёзд.

Лина на личном опыте знала о том, как трудно направить оружие на товарища, вместе с которым жила под одной крышей, и потянуть спусковой крючок. Слова «не хочу убивать знакомых» отражали настоящие, искренние мысли Лины.

— …Спасибо, Лина.

— Не нужно благодарить меня за нечто такое.

Лина смущённо отвела глаза от этого направленного прямо на неё взгляда Миюки. Её щеки при этом слегка покраснели.

Оставить комментарий