Том 29. Глава 11 (часть 1)

Опция "Закладки" ()

Хотя НСС и отвёл свой флот, но нельзя было точно сказать, что военная угроза уже миновала. Потребуется несколько недель, чтобы повседневная жизнь вернулась в привычное русло.

Занятия во всех старших школах при национальном университете магии уже возобновились, но внеклассные мероприятия были ограничены до 16:30. Занятия в школах магии заканчивались в 15:20, поэтому внеклассная деятельность сократилась примерно до 1 часа.

Разумеется, Первая школа не была исключением. Школьный совет и дисциплинарный комитет, занимающиеся надзором за внеклассной деятельностью, тоже завершали свою работу ещё до 17 часов.

Незадолго до 16:30.

Эрика, Лео, Мизуки и Микихико ожидали индивидуальные электрокабинки на платформе ближайшей к Первой школе станции. Миюки и Лина теперь ходили из школы отдельно ото всех и сегодня уехали чуть раньше остальных.

Первой подошла очередь Шизуку и Хоноки, они уже сели в отдельные кабинки и уехали. Остальные теперь ждали следующую электрокабинку.

— А, вон она, едет.

У индивидуальных кабинок не было расписания прибытия, но в загруженные часы следующая свободная кабинка появлялась в течение пяти минут. Эта станция использовалась в основном только учениками для того чтобы приезжать в школу и уезжать домой. В данный момент пик пассажиров уже прошёл, и здесь остались только эти четверо, но всё равно следующая кабинка прибыла к станции всего за пять минут после отъезда кабинки Хоноки.

— Хорошо, я следующая.

Мизуки подошла к открывшейся двери. Порядок, в котором они садились, у них был строго определён. Не считая Хоноки, которой нужно было ехать в противоположном направлении, в те дни, когда с ними не было Миюки и Тацуи, их порядок был таким: Шизуку, Мизуки, Эрика, Микихико, Лео.

Но сегодня также возникли некоторые отличия от обычного порядка.

— Мики, проводи её.

Эрика внезапно не просто попросила, а приказала Микихико сопроводить Мизуки.

— Э-э?!

— Давай, быстрей. Даже если и нет других пассажиров, твоя медлительность раздражает.

— Ну, если она не против…

Хотя требование Эрики было абсолютно необоснованным, но Микихико как-то слишком быстро с ним согласился. Даже наоборот, выглядел желающим сделать это.

— Э-э, но… это как-то неправильно.

Мизуки застенчиво посмотрела на Микихико, но даже без её подтверждения было очевидно, что ей не нравится эта затея.

— Нет, Мизуки. Ведь опасность ещё не миновала.

Но независимо от мнения Мизуки, Эрика была непреклонна.

— Давайте, быстрее.

— У-угу…

В итоге Мизуки и Микихико сдались под нажимом Эрики и сели в одну кабинку.

Кабинка с Мизуки и Микихико покинула платформу. Провожая её глазами, Лео кратко спросил у Эрики:

— …Ты чего задумала?

— Ты о чём? — Ответила Эрика, не поворачиваясь лицом к Лео.

— Я о причине, по которой ты сказала, чтобы Микихико сопроводил Мизуки.

— Я же уже сказала? Из-за опасности.

Эрика всё ещё смотрела в направлении удаляющейся кабинки с Мизуки.

Лео нахмурил брови от такой сложившейся напряжённой атмосферы.

— Вчера ты что-то не говорила ни про какую опасность. А теперь тебя что-то беспокоит?

Эрика, наконец, повернулась к Лео.

— …Хорошо бы это были напрасные переживания.

Сразу после этих слов к платформе прибыла следующая кабинка.

Эрика подошла к ней и оглянулась.

— Лео, проедемся немного вместе.

— Чего это ты так внезапно?

— Если едешь, то заходи. Расскажу внутри. — Сказала Эрика и села в электрокабинку.

Лео нервно почесал затылок, после чего пересёк дорогу по раздвижному мостику, блокирующему кабинке путь спереди, зашёл в кабинку через противоположную дверь и сел на соседнее с Эрикой место.

◊ ◊ ◊

С тех пор, как Тацуя сел на электрический мотоцикл «Бескрылый» и начал преследование, прошло уже более 10 минут.

На подъезде к озеру Сайко Тацуя видел автомобиль с носителями Эйдоса Минами и Минору уже невооружённым глазом.

Разогнавшись, он поравнялся с едущим автомобилем с правой стороны. На водительском месте он увидел держащего руль мужчину с лицом Минору. Хотя лица, не достигшие 18 лет, могут получить лицензию на управление четырёхколёсным транспортом при соблюдении особых условий, но Минору вряд ли соответствовал этим условиям.

Но сейчас не это было проблемой.

С помощью псионовых волн он активировал встроенный в костюм CAD с полным мысленным управлением, и считал выведенную им последовательность активации.

Выводимой магией было «Рассеивание заклинания», специально настроенное для использования против Парада. Это была последовательность магии Разложения, соответствующая заклинанию семьи Кудо. Она разложит последовательность магии, строящую видимую иллюзию, даже если самого Минору не видно невооружённым глазом.

Тацуя выпустил магию.

По лицу Минору пробежал визуальный шум, и очертания всего его тела стали размытыми.

Это не значит, что тело носителя образа Минору разрушалось.

Последовательность магии, формирующая образ Минору, лишившись своей структуры информационного тела, начала рассеиваться.

После того, как дымка псионовых частиц прояснилась…

«Кудо Соши! Всё-таки, это подделка!»

Тацуя даже не стал смотреть на сидящее на пассажирском месте «нечто, имеющее образ Минами».

«Минору» оказался подделкой. Минами тоже не должна быть настоящей.

Тацуя нажал на тормоз, решив поехать назад к укрытию, расположенному в центре Моря деревьев.

Одновременно с этим Соши повернул руль направо.

Визжа покрышками, большой легковой автомобиль пошёл на резкое сближение с Тацуей.

От этого автомобиль закрутило.

Будто сбитый, электрический мотоцикл вылетел с дороги.

Управляемый Тацуей «Бескрылый» полетел в сторону по дуге.

Но на самом деле мотоцикл не был сбит машиной.

Он взлетел сам, с помощью магии полёта.

Развернув летающий мотоцикл «Бескрылый» в воздухе на 180 градусов, Тацуя вернул его обратно на дорогу.

После чего посмотрел в зеркало заднего вида. Там он увидел, что автомобиль остановился, повернувшись боком.

Далее этот управляемый Соши автомобиль начал разворачиваться, явно для того, чтобы преследовать мотоцикл Тацуи.

С помощью псионовых волн Тацуя активировал встроенный в костюм CAD.

В тот же момент, когда магия активировалась, с одной из сторон автомобиля отвалились два колеса, и эта сторона с грохотом рухнула на дорогу.

Больше этот автомобиль не сможет помешать Тацуе.

Но Тацуя сохранял бдительность, понимая, что вместо этого сам Соши может атаковать его какой-нибудь удерживающей магией.

Наклонённый автомобиль без двух колёс становился всё меньше и меньше в зеркале заднего вида.

Уже прошло некоторое время, но Соши так и не выпустил никакую атакующую магию.

Тацуя прибыл к укрытию, которое использовал Минору, примерно в 17:45.

Прежде чем въехать в Море деревьев, он прямо на ходу через коммуникатор костюма оповестил Хёго о Соши. В данный момент один из подчинённых отца Хёго, Ханабиси Тадзимы, уже был направлен туда для страховки.

Тацуя оставил мотоцикл на обочине. Но оказалось, что необходимости в этом больше не было. В отличие от прошлого раза, барьер ему больше не мешал.

Сам барьер, искажающий чувство направления, ещё существовал. Но его функции существенно ослабли.

Такое могло случиться из-за отсутствия «хозяина», которого нужно прятать. Либо механизм, непрерывно поддерживающий магию, мог ослабеть из-за нескольких прорывов барьера.

Но не об этом сейчас нужно было думать. Тацуя остановился перед входом в этот экзотический одноэтажный деревянный дом, и открыл дверь.

Ожидание Тацуи, что этот дом будет совершенно заброшенным, оказалось неверным.

Сразу после открытия двери его восприятие уловило едва различимые признаки присутствия. Эти признаки присутствия были очень похожи на человеческие, однако жизненной энергии в них не ощущалось. У Тацуи не было так называемой «способности чувствовать потусторонние явления», однако ему казалось, что если столкнуться с призраком, то испытаешь именно такое впечатление, как сейчас.

Нельзя было игнорировать это существо. У Тацуи просто не было другого выбора.

Похожее на призрака Нечто обратило своё внимание на Тацую. Тацуя понял, что оно ждало именно его.

Сейчас он не мог себе позволить лишние сражения.

И в то же время, он не должен был упускать из виду ни малейшей зацепки.

К тому же, если обладатель этих признаков является врагом, то быстрее будет не ждать, когда тот подготовит ловушку, а сразу броситься к нему напролом.

Тацуя пошёл вглубь особняка, в сторону, откуда ощущались признаки присутствия.

◊ ◊ ◊

Хонока вернулась домой примерно в то же время, когда Тацуя вошёл в укрытие, которое использовал Минору.

Она жила одна. Её родители были живы и здоровы, просто с тех пор, как Хонока пошла в младшую школу, они очень часто отсутствовали дома, почти поселившись на работе.

Матери Хоноки и Шизуку были близкими подругами с юных лет, и мать часто оставляла Хоноку в гостях у Шизуку дома. А во время обучения в средней школе она уже почти проживала у Шизуку дома, когда её родители подолгу отсутствовали на работе.

Супруги Китаяма относились к Хоноке как к сестре Шизуку. В частности, забота отца Шизуку, Китаямы Ушио, проявлялась в такой форме, что Хонока начала стесняться этого, когда подросла. Хонока начала жить одна, когда поступила в Первую школу, несомненно, по большей части из-за того, что она решила, что не может бесконечно пользоваться добродушием родителей Шизуку.

Когда Хонока окончательно решила жить в отдельной квартире, это вызвало небольшую размолвку.

Первым делом Китаяма Ушио сказал «я куплю тебе квартиру».

Когда она отказалась от этого, он предложил организовать ей роскошную квартиру, которую он описал так: «она имеет надёжную систему безопасности, а её управляющая компания входит в мою группу компаний». То есть, он пытался «одолжить» Хоноке квартиру не в доме, который был построен для того, чтобы сдавать в аренду его квартиры, а в доме, где все квартиры были на продажу.

Она отказалась и от этого. «Тогда хотя бы живи в надёжно охраняемой квартире», — сказал Ушио, и поручил подчинённым найти подходящие квартиры. Они нашли более десятка вариантов.

После обсуждения с родителями, Хонока выбрала один из этих вариантов, и теперь она жила в этой квартире. Эта квартира имела огромную арендную плату и была слишком просторной для того, чтобы в ней жил всего один человек. Система безопасности в ней хоть и не была последним словом техники, но её было достаточно для защиты девушки, живущей одной. А ещё эта квартира была удобно расположена для посещения школы.

Поэтому у неё и не было опасений, что туда кто-то проникнет, пока её нет дома.

К тому же, хоть она и была волшебницей, но по восприятию и образу мышления она, всё-таки, была ближе к обычной девушке. Когда она пришла домой, она даже и не думала о том, чтобы остерегаться подозрительных людей.

К Хоноке из слепой зоны бесшумно и незаметно подкралась тень, и схватила её сзади.

— Кья (мм-м-м)…

Её рот закрыли тряпкой, и она не успела внятно закричать.

У неё даже не было времени, чтобы задуматься о задержке дыхания, и она вдохнула нанесённое на тряпку вещество, которое лишило её свободы мысли.

◊ ◊ ◊

Миюки, ушедшая из школы чуть раньше своих друзей, уже была дома и переоделась в домашнюю одежду.

Об отсутствии Тацуи дома она узнала ещё раньше из оставленного им сообщения. В её сердце затаилось желание услышать его голос хотя бы по радиосвязи, но сильное чувство «я не должна беспокоить Онии-саму» как-то сдерживало её.

И в этот момент Миюки услышала звук входящего звонка.

Миюки в надежде бросилась к настольному терминалу.

Однако монитор небольшого терминала, установленного на столе в её комнате, отобразил не имя Тацуи.

— Пикси, что случилось?

Звонившей оказалась Пикси, которая в данный момент «проживала» в комнате школьного совета Первой школы.

— Миюки-сама.

Тацуя приказал Пикси в его отсутствие подчиняться приказам Миюки. В данный момент Миюки считалась временной хозяйкой Пикси, однако Пикси не называла Миюки «хозяйкой». Пикси… точнее, Паразит внутри Пикси считал своим хозяином исключительно Тацую.

Она просто следовала приказу Тацуи, и когда возникала необходимость, докладывала именно Миюки.

— Мицуи-сама•была•похищена.

То же самое касалось и этого чрезвычайного оповещения.

— Что?! — Миюки невольно перешла на высокую тональность голоса.

Миюки не испытывала недостатка в опыте попадания в различные необычные ситуации, однако похищение одноклассницы оказалось для неё совершенно неожиданным.

Само по себе похищение не является редким преступлением. Их количество значительно уменьшилось после установки уличных камер, но до сих пор насчитывается около 60-80 случаев в год. А в прошлом году, например, произошёл крупный инцидент с торговлей людьми одной крупной бандитской группировкой, и общее число жертв перевалило за 200 человек.

Но Миюки и подумать не могла, что жертвой преступников станет её подруга. Они жили в мире, в котором жизнь была далека от спокойной, но по крайней мере в их стране общественная безопасность не была на таком уровне, когда жизнь в страхе перед преступниками для людей является повседневностью.

— Пикси, тебе известно, какова сейчас ситуация?

Тем не менее, Миюки быстро вернула самообладание. Миюки родилась всего 17 лет и 4 месяца назад, но её жизнь, мягко говоря, уже была наполнена всевозможными событиями. И такая «карьера» не была пустым хвастовством.

— Мицуи-сама•лишена•свободы•воли•с помощью•наркотического•вещества. Двое•похитителей•вывели•её•из здания. В данный•момент•они•движутся•пешком.

Живущий внутри Пикси Паразит пробудился и получил свою «личность» на основе «мыслей» Хоноки. Поэтому Пикси и Хонока были связаны духовно. Хонока не могла со своей стороны наблюдать за Пикси из-за недостатка вычислительных способностей, а вот Пикси была способна отслеживать переживаемый Хонокой опыт в режиме реального времени.

Тацуя приказал Пикси не подглядывать без разбора за личной жизнью Хоноки. Через «путь», связывающий Пикси и Хоноку, Пикси видела состояние Хоноки, даже не имея намерение делать это. Поэтому Тацуя наложил на это ограничение.

Но теперь Хонока оказалась в опасности, это была чрезвычайная ситуация.

Тело Пикси было машиной, не способной вырабатывать псионы. Живущий в Пикси Паразит не мог поддерживать свою деятельность без подачи псионов извне. А Хонока была для Пикси крупнейшим источником псионов.

Если активность Паразита прекратится, то у него произойдёт «сброс» личности. Для живого существа такая приостановка деятельности равносильна смерти.

Другими словами, безопасность Хоноки была для Пикси жизненно важным вопросом. С целью обеспечения безопасности Хоноки, Тацуя позволил Пикси в минимальном объёме наблюдать за деятельностью Хоноки.

— Поправка. Они•только что•сели•в автомобиль. С добавлением•водителя, количество•похитителей•увеличивается•до трёх.

— Понятно. Если они попытаются хоть как-то навредить Хоноке, останови их с помощью телекинеза.

— Слушаюсь. Условия•снятия запрета•на использование•приняты.

— Сверься с картой, чтобы отследить точное местоположение Хоноки. Если ты решишь, что похитители прибыли в своё укрытие, то сообщи мне об этом месте.

— Слушаюсь.

Миюки завершила разговор с Пикси и позвонила Ханабиси Хёго, личному дворецкому Тацуи.

◊ ◊ ◊

Укрытие Минору было одноэтажным домом, однако этот дом был довольно обширным и имел множество комнат.

Тацуя временно вышел из дома, обошёл его вокруг, убедился, что у него нет заднего входа, и снова вошёл в передний вход.

Обувь он не снял. Пол был чистый, но Тацую не волновало, что он может натоптать грязи. Для него этот дом был «целью обыска», а не «местом проживания».

На осмотр особняка снаружи Тацуя потратил около пяти минут, но это его тоже не беспокоило. Не потому, что он следовал пословице «тише едешь — дальше будешь», а потому, что этот обход принёс пользу в виде знания, что никто не сбежит через какой-нибудь секретный выход, пока он будет осматривать дом изнутри.

Обладатель ранее обнаруженных признаков присутствия был найден сравнительно быстро.

— Фудзибаяси-доно?

В глубине дома, в комнате без окон, похожей на кладовую, Тацую ожидал Фудзибаяси Нагамаса, глава знаменитого рода Фудзибаяси, волшебников древней магии и «пользователей ниндзюцу», отец старшего лейтенанта Фудзибаяси Кёко из Отдельного магически оборудованного батальона. Тацуя снял шлем, который до сих пор носил, взял его под мышку и заговорил с существом, имеющим облик Нагамасы.

— Шиба-доно. Вы тоже пришли?

В голосе ответившего Нагамасы не было обвинительного оттенка.

— Я обнаружил аномалию в барьере.

Но даже если бы Тацую обвинили, он не испытал бы никакого чувства вины.

— Фудзибаяси-доно, вы здесь по той же причине?

Тацуя спросил дружелюбным тоном, но его глаза горели ярким огнём.

— Нет. Я здесь согласно плану.

Огонь в глазах Тацуи разгорелся ещё ярче, а сами глаза сузились до сурового острого взгляда.

— Это значит, что вы с самого начала планировали разобраться с этим без меня?

Из манеры речи Тацуи пропало уважение к старшему. Однако Нагамаса не проявил беспокойство по этому поводу.

— Разобраться…? Хм, в каком-то смысле, это правильное выражение. Я пришёл сюда, чтобы разобраться с ситуацией, приведшей к этому беспорядку.

— Ваша цель — не схватить Минору, а дать ему сбежать?

Тацуя задал вопрос, напрямую не связанный со словами Нагамасы.

— Именно наша семья Фудзибаяси передала бывшей Девятой Лаборатории заклинание, которое впоследствии стало основой «Парада».

Нагамаса тоже заговорил на тему, не связанную с вопросом Тацуи.

— Неоспоримым фактом является то, что оно основано на заклинании «Матой», созданном предшественником Коконоэ, однако с современной магией его связывает именно «Теневой двойник» семьи Фудзибаяси. Мы передали бывшей Девятой Лаборатории также множество других техник.

— И что с того? У меня нет желания слушать эти жалобы.

Тацуя выслушал всё, что сказал его оппонент.

— Это никоим образом не жалобы. Мы не цепляемся за грубую выгоду, как традиционалисты.

— Вы хотите сказать, что у вас такая возвышенная цель, как поиски истины?

В голосе Тацуи проскочили слабые признаки насмешки.

— Поиски истины. Совершенно верно.

Но Нагамаса выразил согласие, став абсолютно серьёзным.

— Шиба-доно. Знаете ли вы, для чего нужно искусство шиноби?

— Не знаю. — Сухо и кратко ответил Тацуя. В его голосе читалась мысль: «я сюда не на экзамен пришёл».

— В эпоху, когда электронное оборудование ещё не было изобретено, искусство шиноби представляло собой техники для разведки и убийств. Шпионами и убийцами были как шиноби, использующие «ниндзюцу», так и не использующие его. И больше они ничем не занимались.

— Даже если они были этим недовольны?

— Шиноби, жившие в то время, возможно, были довольны такой жизнью. Несмотря на отношение к ним, их навыки считались важными и нужными.

— Искусство «ниндзюцу» имеет большое значение и в наше время.

— Вы действительно так думаете? С распространением электронной аппаратуры значительно снизилось число мест, где шиноби могут активно действовать. А с развитием современной магии, способной активироваться быстро и надёжно, «ниндзюцу» было вытеснено даже из сферы разведки.

— Древняя магия превосходна для внезапных атак, поэтому до сих пор играет активную роль в убийствах.

— Мы бы не смогли жить нормальной жизнью, если бы были только убийцами.

— Если вы здесь не для того, чтобы выиграть время, то говорите, к чему вы клоните.

В ответ на это требование Тацуи, озвученное с нескрываемым раздражением, Нагамаса не сделал недовольное лицо, а лишь кивнул, сказав «хорошо».

— По своей полезности «ниндзюцу» не может победить современную магию. Бесполезные техники считают устаревшими, и их судьба — исчезнуть без следа. Прежде чем это произойдёт, мы включим «ниндзюцу» в современную магию, развив его в технологию, отвечающую современным потребностям. Предшественник считал, что это долг нашей семьи Фудзибаяси как последователей верховных шиноби клана Ига. Развитие самого «ниндзюцу». Вот в чём заключается наша цель.

— И как всё это связано с Минору?

— Кудо Минору — это завершённая форма волшебника «девятки», целью которой было создание новых техник с помощью привнесения древней магии в современную магию. Вместе с этим, он является членом семьи Фудзибаяси, владеющим секретными знаниями в современной магии. Мы не можем допустить, чтобы он попал в руки Десяти Главных Кланов или сил самообороны.

— Но у Минору не должно быть прямой родственной связи с семьёй Фудзибаяси.

— Для шиноби не важна кровная связь.

Своими словами Тацуя не пытался переубедить Нагамасу. Он просто пытался вытянуть из него полезную информацию. Услышав ответ, Тацуя решил, что дальнейшие попытки будут бесперспективны, после чего развернулся к Нагамасе спиной и зашагал прочь.

Он не остерегался атаки со спины. Тацуя с самого начала увидел, что Нагамаса не имеет физической сущности, поэтому не сможет атаковать его.

Образ Нагамасы, оставшийся позади Тацуи, растворился в воздухе.

Как Тацуя и предполагал, атаки сзади не последовало.

Тацуя удивлённо округлил глаза, быстро надел шлем и побежал к входу в дом.

Но тут послышался звук взрыва и его путь преградил интенсивный огонь.

Оставить комментарий