Том 29. Глава 14 (часть 1)

Опция "Закладки" ()

В тот момент, когда Тацуя попытался взлететь с помощью магии полёта, верх и низ поменялись местами. Он стоял на облаках вечернего неба, а сверху была гладкая поверхность скоростного шоссе.

Если подумать логически, это была иллюзия.

Перейдя в состояние повышенной бдительности от такой способности, сумевшей за одно мгновение охватить его разум иллюзией, Тацуя прервал активацию магии полёта и начал готовить к использованию «Рассеивание заклинания», чтобы развеять это иллюзорное видение.

Но в тот самый момент, как он прервал магию полёта…

Перевёрнутый мир снова стал нормальным.

«От этой техники иллюзий у меня такое ощущение…»

Словом «ощущение» Тацуя выразил некую атмосферу, отличительные особенности магии, которые он не мог чётко описать.

Слова в данный момент были не важны. Проблема была в том, что он помнил эту магию иллюзий.

Тацуя активировал магию полёта. На этот раз он уже не прервал её непосредственно перед активацией. Контроль гравитации уже начал действовать.

Однако он решил пока не отрывать ноги от земли.

И снова небо и земля поменялись местами как раз перед активацией.

Магия полёта — это, грубо говоря, «падение» в выбранном направлении, путём изменения вектора гравитации.

Если бы Тацуя уже был в воздухе, то потерял бы чувство направления и не смог бы управлять магией полёта. Но Тацуя не потерял осознание, где верх, низ, лево и право, потому что чувствовал поверхность дороги через подошвы.

«Вмешательство в чувство направление почти такое же, как у „Кимон Тонко“. Значит, в „Ниндзюцу“ были внедрены техники, заимствованные из того же источника, что и у „Кимон Тонко“?»

Если целью иллюзии было не позволить Тацуе взлететь, то в данной ситуации эту цель можно считать выполненной. Однако сейчас, когда магия полёта была в процессе исполнения, он не мог отменить иллюзию. Тацуя считал последовательность магии иллюзии, продолжающей действовать до сих пор, и из истории процесса активации определил место, из которого была выпущена данная магия.

Тацуя отменил магию полёта и в тот же самый момент выпустил «Прерывание заклинания».

Когда «Прерывание заклинания» выпущено в волшебника, применяющего магию не на себя, оно не обладает эффектом отмены магии.

Однако у этого действия есть эффект выкуривания скрытого противника. Поток псионов, находящихся под высоким давлением, сотрясает псионовое поле, обволакивающее человека. И это сотрясение распространяется в окружающее пространство в виде беспорядочных колебаний.

Если бы заклинатель применил магию иллюзии в движении, то «Прерывание заклинания» оказалось бы простым выстрелом в пустоту, однако, по-видимому, данный противник не хотел скрываться полностью.

Перед Тацуей появился человек с худощавым телосложением в монашеском одеянии. Тацуя знал этого человека в лицо.

Тем, кто с помощью иллюзии помешал Тацуе отправиться дальше, оказался Коконоэ Якумо, которого он называл «мастером».

◊ ◊ ◊

Автомобиль с открытым верхом с Рэймондом за рулём, в который сели Минору и Минами, медленно ехал по территории военно-морской базы в Йокосуке.

— Рэймонд. У тебя нет проблем с пребыванием у нас в стране?

Шёл уже восьмой час вечера, поэтому людей на внутренней дороге базы было мало. Проезжающих автомобилей тоже. Поэтому можно было не беспокоиться о подслушивании.

— Проблем? — Переспросил у Минору Рэймонд. В его голосе при этом не читалось никакого притворства.

— Вас ведь преследовала полиция в Осаке? Я думал, что розыскные мероприятия ещё не свернули.

— А, ты об этом. Пока мы не выходим с базы, проблем не будет.

Американская армия была вправе использовать военно-морскую базу в Йокосуке, но на неё не распространялись экстерриториальные права, позволяющие не соблюдать японские законы. Однако также фактом было то, что полиции было трудно добиться права вести расследование на территории армейской базы. Минору не знавший, какими были отношения между армией и полицией, легко согласился с этим, решив, что так оно и есть.

— Минору, ты тоже благополучно сюда добрался. Тацуя тебя так и не догнал? — Спросил Рэймонд с широкой улыбкой.

«Да, это выражение лица мне знакомо», — подумал Минору и ответил:

— Вероятно, он преследует до сих пор.

И после небольшой паузы добавил:

— Я не удивлюсь, если прямо сейчас Тацуя-сан появится у нас над головами.

— В воздушном пространстве военной базы? Даже Тацуя не зайдёт так далеко…

Рэймонд сначала покачал головой…

— …Нет, Тацуя как раз может это сделать.

…и быстро поправил своё мнение.

— Значит, нам нужно спешить.

Сказав это, Рэймонд повысил скорость автомобиля.

Пока Минору и Рэймонд разговаривали, Минами молча сидела рядом с Минору.

Рэймонд к Минами так ни разу и не обратился.

◊ ◊ ◊

— Мастер, что это значит?

То, что Тацуя первой же фразой заговорил обвинительным тоном, при нынешних обстоятельствах было вполне обоснованно. Он без какого-либо предупреждения был атакован иллюзией.

— Ну, не надо так злиться. Может, немного поговорим?

Якумо не горел желанием отвечать должным образом. Придя к такому выводу, Тацуя снова попытался с помощью магии полёта отправиться на поиски Минами.

Но заклинание Якумо снова помешало Тацуе.

— Мастер! Вы решили перейти на сторону Минору?!

Естественно, что Тацуя повысил тон.

С губ Якумо исчезла его обычная скользкая ухмылка.

— Кудо Минору и Сакурай Минами-дзё уже прибыли в Йокосуку. Возможно, сейчас они уже садятся на корабль.

— Поэтому я и должен спешить.

— Зачем?

— Что?

Из манеры речи Тацуи окончательно исчезли признаки вежливости.

— Тацуя-кун. Зачем тебе нужно спешить?

— Если они выйдут в море, то это перерастёт в затруднительное положение.

— В затруднительное положение? Но твои собственные действия уже переросли в большие проблемы.

— …

Тацуя был загнан в угол таким контраргументом.

— Тебя разыскивает отряд особого назначения. Вооружённых перестрелок на дорогах общественного пользования в нашей стране не было даже во время войны. А ещё этот взрыв вертолёта и четыре обгорелых трупа. Полиция не сможет закрыть глаза на такое происшествие.

— ……

— Оставить около озера Сайко автомобиль с сорванными колёсами тоже было плохим решением. Второй сын семьи Кудо уже дал показания полиции и вызвал суматоху в Магической Ассоциации. А ещё ты бросил пожар, начавшийся в Море деревьев. Пожарная охрана неслась туда полным ходом.

— Это…

— Ты должен хорошо понимать, что оправдания вроде «это сделал не я», «это случилось не по моей вине» тут не сработают. И речь не только про сегодня. Автоматические куклы были взорваны около больницы в Тёфу. Знаешь, какие волнения вызвали всего несколько выпущенных при этом демонов? Смерть Кудо Рэцу и связанные с ней беспорядки в армии также были вызваны твоей ссорой с Кудо Минору. А ещё можно утверждать, что противостояние вокруг Минами-дзё также имеет связь с тем, что события на Миякидзиме не остались незамеченными.

— …И поэтому вы мне сейчас мешаете?

— Ты считаешь, что я должен тебя отпустить?

На вопрос Тацуи, выданный отчаянным голосом, Якумо ответил хладнокровным тоном, не поведя и бровью.

— Минами-дзё ведь до сих пор остаётся человеком? Разве это не доказательство, что Кудо Минору уважает её мнение? Сам он, несомненно, демон, но он не вредит Минами-дзё.

— То есть… вы не против, если Минами станет Паразитом?

— Это не мне решать. Остаться человеком или нет — это зависит от её собственного выбора. Это не то, во что тебе или Миюки-кун стоит вмешиваться.

Тацуя крепко сжал зубы, ненадолго прикрыл глаза, после чего широко их распахнул.

— Коконоэ Якумо. Не мешай мне!

— Неа, я буду тебе мешать. Я прослежу, чтобы ты составил мне компанию ещё на некоторое время.

Тацуя с силой оттолкнулся от земли и взлетел вверх.

Однако иллюзия Якумо не дала ему взлететь больше чем на 10 метров, и в результате он упал обратно на землю.

◊ ◊ ◊

Минору и Минами пересели с автомобиля на малоразмерную лодку. Это была обычная весельная лодка без крыши, к которой был приделан небольшой мотор с гребным винтом. Рэймонд управлял установленным на корме рычагом, который поворачивал старомодный руль направления.

На этой лодке невозможно было пересечь Тихий океан. По-видимому, в море ожидает более крупное судно. Минору не спрашивал об этом, чтобы не мешать Рэймонду управлять лодкой.

Но вопреки его заботе, Рэймонд заговорил сам.

— Похоже, Тацуя не успел.

— Мы уже скоро пересядем на корабль?

Слова Рэймонда казались зловещим предзнаменованием, поэтому Минору, испытывая некоторое нетерпение, задал этот вопрос.

— Угу, уже скоро. …А, вон его уже видно.

Хоть Рэймонд и сказал это, но Минору не видел поблизости кораблей.

— Подводная лодка…? — Пробормотала Минами, сидящая рядом с Минору.

Услышав её голос впервые за долгое время, Минору ещё раз посмотрел на поверхность моря.

— Вон там…?

В том месте, куда он смотрел, из воды едва виднелся какой-то куполообразный объект.

— Заметил, наконец?

Рэймонд ответил Минору почему-то с гордостью в голосе.

— Скоростной транспортный корабль полностью погружного типа, «Коралл». Ну, или легче будет называть его транспортной подводной лодкой.

— Полностью погружного типа?

— Ага. А ещё функция гашения вибраций… ой, давай лучше поговорим об этом, когда окажемся внутри.

Не сбавляя скорость, Рэймонд наклонил двигатель вперёд, чтобы поднять из воды гребной винт и руль.

Они въехали прямо на купол — заднюю часть транспортной подводной лодки.

Рэймонд схватился за тонкий шест, который стал заметным, только когда они к нему приблизились.

Похоже, это послужило сигналом, потому что в изогнутом корпусе подлодки появился просвет — открылся большой люк.

— Ладно, заходим.

Рэймонд спрыгнул с лодки.

Минору тоже ступил на корпус подлодки. Через подошвы передалось ощущение мягкой поверхности, которая была не настолько скользкой, как он ожидал.

Он протянул Минами руку и помог ей сойти с лодки.

Последовав за Рэймондом, они пошли по ступенькам, уходящим вниз от открывшегося люка.

У них за спинами члены экипажа потащили лодку внутрь корабля.

Люк автоматически закрылся, когда они спустились по лестнице.

Рэймонд развернулся и широко развёл руки.

— Добро пожаловать на транспортный корабль ВМС СШСА, «Коралл».

Рэймонд сказал это Минору и Минами драматическим, театральным тоном.

◊ ◊ ◊

Тацуя, которого иллюзия Якумо заставила упасть, едва сумел приземлиться на ноги. Выровнявшись после приземления, он снова полетел, но на этот раз горизонтально на восток. Он хотел взлететь вверх уже после того, как выберется из зоны действия иллюзии Якумо.

Но иллюзия снова вынудила его прервать полёт. Развернувшись в полёте, он остановился за счёт торможения ногами об дорогу. Проскользив так спиной вперёд несколько метров, он поднял взгляд и посмотрел на продолжающего спокойно стоять Якумо.

Правая рука Тацуи потянулась к поясу. Он вытащил «Trident» из кобуры и направил его «дуло» на Якумо.

Образ Якумо медленно задрожал и рассеялся, словно дым.

Тацуя оттолкнулся ногами от дороги.

Но не для того, чтобы взлететь.

Он понёсся вперёд и сделал выпад кулаком в одном метре слева от того места, где исчез Якумо.

Мягкий ветерок обвился вокруг Тацуи.

Воздух вокруг Тацуи внезапно стал тяжёлым и вязким как нефть.

Указательный палец Тацуи потянул за переключатель CAD, выполненный в виде спускового крючка.

Но не для того, чтобы сдуть обволакивающий его тело воздух.

А для того, чтобы стереть магию, придающую вязкость воздуху, и вернуть своему телу свободу.

Тацуя сделал выпад левой рукой.

Не кулаком, а ладонью вперёд.

Левая ладонь с направленными вверх собранными вместе пальцами, ударила в пространство, в котором на вид никого не было.

Послышался звук.

И это был не звук удара руки об руку. Это был пронзительный отзвук, как при ударе металлического молота об щит.

Прозрачная дымка прояснилась, будто сдутая этим звуком. На её месте появилась фигура Якумо, заблокировавшего левую ладонь Тацуи правой рукой.

Тацуя отпрыгнул назад.

Метательный нож-кунай, брошенный Якумо из левой руки, пронзил лишь его послеобраз.

Тацуя вернул «Trident» из правой руки в кобуру. Вместо него он откуда-то вытащил боевой нож с защитой руки. Он отказался от своего любимого CAD, потому что решил переключиться на ближний бой.

Вывод последовательностей активации можно производить с помощью встроенного в костюм CAD с полным мысленным управлением. Вместо своего привычного CAD в форме пистолета он предпочёл взять в руку клинок. Тацуя пришёл к выводу, что Якумо не победить одной лишь магией.

Якумо ухмыльнулся и бросил очередной кунай.

Тацуя от него не уклонился, а отбил его ножом в правой руке.

Тацуя старался не сводить глаз с Якумо. Но как только он на мгновение перевёл взгляд на этот кунай, Якумо исчез из его поля зрения.

Тацуя переключил своё восприятие на «Элементальный взгляд».

Однако в этот же самый момент в его «поле зрения» появилось девять Якумо.

Они бегали и прыгали вокруг Тацуи.

Однако в реальности вокруг было видно лишь унылый пейзаж скоростного шоссе.

Изредка проезжали автомобили, избегая полосы, на которой стоял Тацуя.

— Это «Множественный Мираж Матой»? — Пробормотал Тацуя.

Он собрал псионы в своей левой руке и сжал её в кулак.

Вытянул левую руку вперёд.

И выпустил сразу девять псионовых снарядов.

Девять сжатых псионовых шаров пронзили физическое пространство по тем координатам, где должны были находиться Якумо.

Восемь Якумо, которых он «видел» в информационном измерении, исчезли, а оставшийся один появился, но немного в другом месте.

Девятый появился прямо перед Тацуей.

Появившийся Якумо взмахнул сверху вниз коротким мечом-кодати.

Тацуя принял удар на лезвие ножа.

— Неплохо.

После того, как клинки скрестились, губы Якумо изогнулись в ухмылке.

А лицо Тацуи, по-прежнему скрытое под шлемом, не изменилось.

Тацуя протянул левую руку.

Якумо отступил большим прыжком назад, чтобы увернуться от левой руки Тацуи, которая попыталась схватить его за запястье.

— Хотел взять в захват? Ты считаешь, что если схватить меня, то ты будешь знать, где я нахожусь, даже если я использую техники иллюзий?

Лицо Тацуи, спрятанное под забралом шлема, не выражало беспокойство тем, что ему только что указали как раз на то, что он и планировал.

Скользящим движением ног Тацуя пошёл на сближение с Якумо.

Образ Якумо задрожал и исчез.

Не обращая на это внимания, Тацуя сделал выпад правой рукой с ножом.

Послышался скрежет металла об металл. Сначала был только звук.

Следом появилась фигура Якумо. Он выставил кодати горизонтально, скользя им по ножу Тацуи.

Тацуя снова протянул левую руку вперёд, но Якумо убрал правую руку с рукояти кодати и отбил ею левую руку Тацуи.

Встроенной в рукоять ножа защитой руки Тацуя ударил по небольшой гарде кодати.

Кодати, который сейчас удерживался только одной левой рукой, выпал из руки Якумо.

Тацуя выбросил нож и протянул правую руку к воротнику Якумо.

Якумо взмахнул правой рукой сверху вниз.

В его правой руке при этом откуда-то взялся небольшой шарик.

Когда этот шарик ударился о дорогу и взорвался, стало понятно — это дымовая шашка.

Между Тацуей и Якумо возник густой дым.

Фигура Якумо растворилась в этом дыму.

При этом, даже когда Тацуя «смотрел» на информационное измерение «взглядом», он не мог обнаружить Эйдос Якумо.

— Сейчас вот довольно страшно было. Но сможешь ли ты увидеть меня теперь?

Голос было слышно так, будто он приходит спереди.

Или же он был слышен сзади?

Нет, его было слышно спереди и сзади, слева и справа, сверху и снизу… да вообще со всех направлений. Но при этом для Тацуи голос звучал так, будто он просто ослышался и на самом деле ничего не слышал.

Тацуя даже не попытался искать настоящего Якумо через поиск источника голоса.

Его сознание отправилось в прошлое, но одновременно с этим он смотрел на настоящее.

Гнаться за настоящим из прошлого.

Ложная информация, наложенная на настоящее, и информация о настоящем, полученная прокручиванием из прошлого.

Выпад левым кулаком Тацуи был остановлен правой ладонью Якумо.

— Восхитительно. — Похвалил Якумо.

К Тацуе и Якумо приближался автомобиль. Через лобовое стекло можно было увидеть лицо водителя с широко распахнутыми от шока глазами.

Тацуя и Якумо отпрыгнули в разные стороны, чтобы уклониться от автомобиля.

В этот момент Тацуя догадался, что до этого момента иллюзия Якумо отводила проезжающие автомобили, чтобы они не мешали их сражению. Тацуя понял, что, наконец, смог преодолеть предел Якумо, до которого тот мог одновременно сражаться с ним и управлять водителями автомобилей.

Якумо перепрыгнул через ограждение навесной дороги.

Тацуя последовал за ним и спрыгнул вниз со скоростного шоссе.

◊ ◊ ◊

Когда Куроба Мицугу довёз Фудзибаяси Нагамасу до побережья озера Кавагути, он подвергся яростному напору со стороны своих сына и дочери.

— Ото-сама, прошу, скажи, в чём причина? Почему ты не вышлешь подкрепление Тацуе-сану?

— Я уже много раз говорил, почему. Тацуя-кун уже разгромил нелегальный отряд диверсантов из американской армии, и избавился от погони отряда особого назначения.

— Но ведь ему также препятствует Коконоэ Якумо-сэнсэй? Я считаю, что нужно отправить помощь, независимо от того, нужно это или нет.

Семья Куроба отслеживала ситуацию вокруг Тацуи, задействовав обладателей сверхспособностей «Ясновидения» и «Слуха попутного ветра».

«Ясновидение» — это сверхспособность удалённого зрения, а «Слух попутного ветра» — сверхспособность, позволяющая слышать издалека. Они обе являются всего лишь способностями восприятия физических сигналов. Таких способностей было недостаточно, чтобы пробиться через иллюзии Якумо, однако Тацуя время от времени пробивал эти иллюзии, поэтому наблюдатели смогли опознать противника, с которым сражался Тацуя.

Вся получаемая семьёй Куроба информация также переправлялась в главный дом. Среди всех связанных с этой проблемой людей, наверное, только Миюки не знала об изменениях в ситуации.

— Я согласен с нээ-сан!

Фумия пожаловался повышенным тоном, соглашаясь со словами Аяко.

— Сейчас самый главный враг Тацуи-ниисана — это время. Тацуе-ниисану важно не победить или проиграть, а вырваться оттуда как можно быстрее! Я считаю, что наша помощь не будет совсем бесполезной!

— Фумия. Действительно, как ты и сказал, настоящим врагом Тацуи-куна сейчас является время. Однако реальным врагом, вставшим у него на пути, является человек, известный как один из лучших пользователей ниндзюцу современности. Пытаться брать его большим числом людей — не лучший вариант. Скорее всего, если ты отправишься туда, то, наоборот, только помешаешь Тацуе-куну.

Мицугу попытался отклонить протест Фумии, на первый взгляд, правдоподобными аргументами. И он понял, что это сработало, когда увидел у Фумии выражение досады на лице.

— Ото-сама, а я так не думаю.

Однако Аяко он этим не убедил.

— Коконоэ-сэнсэй — пользователь ниндзюцу. Сфера применения, в которой хорошо себя показывает «ниндзюцу» — это магия иллюзий, основанных на вмешательстве в разум. Да, у меня нет пригодности к магии психического вмешательства, но обладающий высокой пригодностью к этой магии Фумия сможет стать хорошей поддержкой для Тацуи-сана.

— Может, ты и права…

Мицугу был любящим отцом. Он ценил способности своих сына и дочери, как никто другой.

На самом деле он тоже считал, что Фумия сможет посоперничать с Якумо. Таким образом, лишь из-за того, что Аяко была его дочерью, Мицугу не мог отрицать её доводы, совпадающие с его истинными чувствами.

— К тому же, в нашей семье тоже много «пользователей ниндзюцу», почерпавших знания из учений клана Кога. Может, для одного Фумии это будет слишком большая нагрузка, но мне кажется, что при поддержке подчинённых ото-самы он сможет хотя бы задержать Коконоэ-сэнсэя.

Это тоже полностью совпадало с мнением Мицугу. И он ответил:

— Нельзя. Майя-сан… глава основной семьи запретила делать это.

Наконец, он раскрыл истинную причину.

— Глава-сама?! — Хором спросили Аяко и Фумия.

— Почему?!

Этот вопрос тоже был задан одновременно двумя голосами.

— …Причину мне не сообщили.

Почуяв лёгкое недовольство в голосе Мицугу, Фумия осознал, что его отец действительно не знает причину.

Похоже, для его отца это тоже был нежелательный исход. Поняв это, Фумия решил не лезть в это дело дальше.

Но его сестра Аяко была противоположного мнения.

— Ясно. Тогда я спрошу причину прямо у главы-самы.

— Нээ-сан?!

Фумия попытался остановить бунтарское поведение Аяко.

Но Мицугу не стал препятствовать эгоизму своей дочери.

— Действительно… Если это будет Аяко, то глава, возможно, скажет правду.

— Спасибо за разрешение, ото-сама. Тогда, я пойду позвоню.

Сказав это, Аяко встала.

— Нээ-сан, подожди меня!

Фумия тоже поспешно вскочил и последовал за ней.

◊ ◊ ◊

Место, в которое спрыгнули Тацуя и Якумо, находилось поблизости от какой-то общеобразовательной старшей школы. Территория школьного двора была обширной, и вся была покрыта зеленью. Якумо повёл Тацую именно туда.

Но вёл он его, не просто убегая. Он отступал, выбирая идеальные моменты для атак. Тацуя не мог их игнорировать, и был вынужден последовать за Якумо во двор старшей школы.

Ни в здании школы, ни снаружи него не было признаков присутствия других людей.

В такое время тут ещё мог оставаться персонал школы. И наоборот, было бы странно, если бы в такое время тут ещё оставались бы ученики.

Однако, похоже, что в данной школе ученики и персонал тоже уходили домой пораньше в связи с тем, что чрезвычайное положение ещё не было полностью отменено. А возможно, школу даже оставили закрытой или сделали летние каникулы немного раньше.

Неизвестно, какое было принято решение. Известен был только результат. Территория этой школы была полностью безлюдной. По крайней мере, так говорило восприятие Тацуи.

Якумо, возможно, почувствовал то же самое. Сам Тацуя понял это, когда ворвался на территорию школы, а Якумо, несомненно, узнал об этом факте с гораздо большего расстояния. По крайней мере, такое впечатление сложилось у Тацуи.

То есть, Якумо заранее обеспокоился о том, чтобы не вовлекать в разборки не связанных с делом людей. Но с другой стороны это означало, что он больше не намерен сдерживать свои техники и способности.

Тацуя был в такой же ситуации. Хотя он чувствовал, что сражение до сих пор не является серьёзным в истинном смысле этого слова, но в той мере, как это возможно при сражении не насмерть, он перестал сдерживаться уже некоторое время назад.

Точнее, Тацуя думал, что не будет раскаиваться, если дело дойдёт до решения убить Якумо. Честно говоря, ему не хотелось убивать Якумо ради Минами. Тацуя не считал, что Минами важнее и ценнее Якумо.

Но поскольку ни Тацуя, ни Якумо не были намерены отступать, то можно было ожидать даже худший исход.

И отказ от погони был для Тацуи лучшим выбором для того, чтобы избежать этого «худшего исхода».

Оставить комментарий