Том 29. Глава 8.

Опция "Закладки" ()

Было уже больше 8 часов вечера. Однако департамент сил самообороны, отвечающий за планирование наземных, воздушных и морских операций продолжал свою работу в таком же темпе, как и в дневное время. Флот НСС покинул область моря около полуострова Ното, однако соглашение о прекращении огня ещё не было подписано. Хоть перед этим и не было объявления войны, но Япония и НСС и так уже находились в состоянии войны. И пока это военное напряжение не исчезнет, огни освещения в секциях командования не погаснут.

Разумеется, командование бригады 1-0-1 национальных сил самообороны тоже не было исключением.

Командующий отдельным магически оборудованным батальоном бригады 1-0-1 подполковник Казама был вызван командующей бригадой генерал-лейтенантом Саэки и прибыл в её личный кабинет. Казама не входил в офицерский состав командования бригадой, но занимал в бригаде место преданного подчинённого Саэки. Сам Казама не противился этой роли и ожидал наготове в своём кабинете, чтобы в любой момент прибыть в штаб командования бригадой по запросу.

— Лу Ганху, который вчера проник в страну через Мацуэ, сегодня был нейтрализован в городе Комацу.

— Он арестован? — Казама поддержал разговор коротким вопросом.

— Нет, похоже, убит. Это сделал лейтенант Тиба Наоцугу, студент Академии Обороны, временно приписанный к взводу ударной пехоты из первой дивизии.

— Это тот «Иллюзорный клинок», которому присвоили звание лейтенанта, хотя он ещё студент? Убийство того самого Лу Ганху стоит того, чтобы называться высшей мировой элитой среди волшебников ближнего боя. Честно говоря, я хотел бы такого талантливого бойца к себе в батальон.

Саэки слушала хвалебную речь Казамы с отсутствием интереса на лице. В её мыслях просто не было места для Тибы Наоцугу. Если бы Лу Ганху убил другой офицер, или даже полицейский или гражданский, то лицо у Саэки сейчас было бы точно таким же.

— Вообще, нам нужно радоваться тому, что мы смогли заранее предотвратить саботаж, но… такая небрежность Лу Ганху была вне моих ожиданий. — Пожаловалась Саэки.

В зависимости от того, как слушать её слова, в них можно было услышать ожидание того, что «саботаж» Лу Ганху (убийство Лю Лилей) закончится успехом.

Казама не стал притворяться, что не слышал эти опрометчивые слова, а просто проигнорировал их.

Об этом ожидании Саэки он узнал ещё позавчера.

По правде говоря, Саэки и Казама ещё раньше получили информацию о проникновении Лу Ганху в страну.

Старший лейтенант Фудзибаяси Кёко, исполняющая обязанности адъютанта Казамы, среди людей, знающих о её способностях, была известна как «Электронная ведьма». Это двусмысленное прозвище означало, что она была волшебницей, способной с помощью магии искусно вмешиваться в электричество и электромагнитные волны. И одновременно с этим это прозвище было отсылкой к её непревзойдённым хакерским способностям, благодаря которым она играла с информационными сетями как с игрушкой.

Сеть Чжоу Гунцзиня обладала не только средствами против взлома, но также и магической защитой. Но на арене электронных сетей способности Фудзибаяси одержали победу. Саэки и Казама получили через Фудзибаяси всю переписку между Чэнь Сяньшэнем и Минору, выдающим себя за Чжоу Гунцзиня.

Саэки и Казама знали о планах проникновения Лу Ганху в страну. Знали и место, и время. Они могли поймать Лу Ганху ещё при сходе на берег. Казама даже хотел отправить своих подчинённых в порт Мацуэ.

Но Саэки не разрешила Казаме отправить солдат. Более того, она приказала никому не передавать эту информацию. Саэки, хоть и с неохотой, но пыталась так помочь саботажу Лу Ганху.

Казама, разумеется, спросил о причине. Вообще, в армии приказы командования не должны обсуждаться. Но он просто не мог принять необоснованный приказ — таким уж «неправильным» военным он был. Многие холодно относились к Казаме из-за того, что в молодости он часто в бою делал больше, чем было приказано. И несмотря на этот горький опыт, его характер так и не исправился.

Саэки не пыталась избегать ответа и объяснила Казаме ход своих мыслей.

…НСС отправил флот на юг якобы для того, чтобы забрать лейтенанта Лю.

…Какой бы ни была их истинная цель, военные действия НСС потеряют свой предлог, если лейтенант Лю исчезнет.

…Но даже если бы и не было вторжения НСС, присутствие лейтенанта Лю является большим риском.

…Существует немалая вероятность того, что её вернут на родину, а «Громовую башню» нацелят на нашу страну.

…Если Лу Ганху убьёт лейтенанта Лю, то это принесёт пользу Японии.

…Силы самообороны подвергнутся общественной критике из-за неспособности защитить беженцев. Утрата международной репутации также неизбежна.

…Но преимущества удаления лейтенанта Лю из страны перевешивают все эти недостатки.

…Ведь к присмотру за лейтенантом Лю подключился Итидзё Масаки-кун из Десяти Главных Кланов.

…И если не удастся предотвратить убийство лейтенанта Лю, то критика обрушится и на Итидзё-куна, находящегося на той же базе, что и она.

…Убийство сбежавшего волшебника агентом-волшебником. В этом случае можно ожидать что Десять Главных Кланов подвергнутся куда более суровой критике, чем силы самообороны.

Таковы были размышления Саэки.

Казаме оставалось только смиренно стать её сообщником.

Но результат оказался не тем, что ожидала Саэки. Лу Ганху был убит, даже не добравшись до базы, а его подчинённые были захвачены один за другим.

— Присутствие лейтенанта Тибы не входило в мои расчёты.

Такой фразой Саэки признала, что была наивна с такими неполноценными планами.

— Похоже, что взвод ударной пехоты изначально был отправлен для поимки Кудо Минору.

В словах Казамы чувствовалась попытка дать утешение.

Саэки, похоже, поняла это, и посмотрела на Казаму с сомнением в глазах, призывая продолжить.

— А Кудо Минору, предположительно, прячется в Море деревьев Аокигахара.

— Эта информация была опровергнута после поисковой операции, проведённой взводом ударной пехоты.

— Это подразделение просто предано его превосходительству Кудо, умелых волшебников древней магии у них нет. Они не смогут преодолеть барьер.

Похоже, что Казама считал, что Минору до сих пор скрывается в Море деревьев. Саэки это уже поняла. Но она не понимала, почему он поднял эту тему.

— Вас устраивает, что мы его не ловим?

Похоже, у Казамы не было намерения говорить загадками. Он сразу же дал понять, о чём говорит.

— Мы?

Саэки не смогла предсказать вопрос Казамы, потому что его содержание оказалось совершенно немыслимым.

— Почему наша бригада 1-0-1 должна заниматься арестом Кудо Минору? — Встречный вопрос Саэки был скорее не выражением её сомнения, а непрямым отказом на предложение Казамы. — Погони за убийцами и похитителями не входят в наши обязанности.

— Но если этим займусь я, то у нас получится определить его местоположение.

В словах Казамы не было сомнений. Нерешительности или тщеславия там тоже не было.

Его называли «экспертом по лесным боям» не только потому, что он был превосходен в партизанской войне. Древняя магия «Тэнгу-дзюцу», которой в совершенстве владел Казама, показывала наивысшую эффективность именно в горных лесах.

Казама был уверен, что сможет найти Минору, пока тот находится в Море деревьев (лесу), независимо от того, насколько мощный барьер его скрывает.

Однако ответ Саэки всё равно был отрицательным.

— Повторю ещё один раз, подполковник. Это не входит в обязанности нашей бригады 1-0-1.

— Вам всё равно, что мы оставляем без внимания Паразита настолько сильного, чтобы убить Кудо Рэцу? Кроме того, если именно мы поймаем Кудо Минору, то утрём нос Десяти Главным Кланам.

— Кудо Минору можно не трогать, пока он не проявит враждебности к государству. — Строгим тоном заключила Саэки.

Казама выразил удивление, широко раскрыв глаза и подняв брови.

Но ничего не спросил вслух. Поэтому Саэки могла проигнорировать показанное Казамой сомнение, но она этого не сделала.

— …Пока Кудо Минору продолжает убегать, особый офицер Оогуро… точнее, Шиба Тацуя будет занят погоней за ним и не сможет отвлекаться на другие дела.

— Другие дела? Вы опасаетесь, что Тацуя может натворить что-то излишнее?

Была ли непонятливость Казамы настоящей или поддельной?

В любом случае, Саэки лишь вздохнула.

— Подполковник, вы должны были видеть информацию, предоставленную семьёй Мицуя. Там говорится, что Шиба Тацуя планирует нападение на тюрьму Мидуэй, принадлежащую СШСА.

Саэки называла Итидзё Масаки «куном», а Тацую — просто по имени. Внимание Казамы немного зацепилось за этот факт, но он не стал спрашивать о причинах.

Вместо этого он спросил:

— Вы помогаете Кудо Минору, чтобы Тацуя не отправился на остров Мидуэй?

— Не буду отрицать ваше указание на то, что бездействие является пассивной поддержкой. Однако Шиба Тацуя не обращает внимания на ограничения, установленные властями. Я не думаю, что просто запрет выезда из страны будет эффективен в его случае.

«Это действительно так» — мысленно согласился Казама.

В случае Тацуи, он не просто может самовольно нелегально покинуть страну, например, угнав самолёт или катер. Он может сам просто взять и улететь. Но даже если тайный выезд из страны и будет раскрыт, то нельзя будет запретить ему въезд обратно или посадить его в тюрьму. Он — величайшая военная сила Японии, мощнейшее стратегическое оружие.

— Подполковник, не пытайтесь ничего предпринять по отношению к Кудо Минору.

— Вас понял.

После того, как Саэки повторно напомнила об этом, Казама выпрямился и дал такой ответ.

◊ ◊ ◊

Незаконный ОАВ. Незаконный отряд ассасинов-волшебников (Illegal Mystic Assassin Platoon). Это отряд волшебников, специализирующихся на миссиях по убийству, которые нельзя предавать огласке. Он состоял из трёх взводов: «Угольный мешок», «Туманность Конус» и «Голова лошади». Это формирование официально не принадлежало к войскам ни одной из стран, но фактически, они являлись отрядом волшебников, находящимся под прямым контролем Генерального штаба армии СШСА, поэтому их можно было считать собратьями Звёзд, если смотреть по системе субординации. Если смотреть на это с точки зрения официальности, то это как будто сравнивать законнорождённых детей с незаконнорождёнными от другой матери.

Поскольку система командования у них до определённого места была одна и та же, то нет ничего удивительного в том, что где-то на каком-то уровне ими командовал один и тот же офицер. Командир отправленного в Японию отряда Голова лошади по имени Ал Ван* отправил электронное сообщение с просьбой дальнейших указаний именно командиру Звёзд Полу Уокеру, потому что Уокер был их контактным лицом и посредником, передающим указания Генерального штаба.

[Al Wan или One — не понятно, это нигде не поясняется. Написано японским транслитом: アル•ワン — читается Ару Ван]

Но если говорить точнее, то нынешние действия Незаконного ОАВ были продиктованы не единым мнением Генерального штаба, а лишь враждебностью к Японии части его офицеров. Это была фракция, утверждающая, что необходимо ликвидировать Шибу Тацую — опасного волшебника Стратегического класса, угрожающего гегемонии СШСА. Полковнику Уокеру, как влиятельному офицеру, поддерживающему этот жёсткий курс, было поручено командование незаконным ОАВ.

Ответ от Уокера пришёл, когда по японскому времени уже сменилась дата, и шёл уже первый час ночи 12 июля. Это было вполне ожидаемо, учитывая разницу во времени между часовыми поясами. Тем не менее, можно было понять, что члены отряда Голова лошади уже заждались ответа, потому что все они бесцеремонно уставились на командира Ал Вана, расшифровывающего сообщение в их укрытии.

— Э-эй, не ведите себя как школота! Я прочитаю вам сразу же, как закончу дешифровку!

Ал Ван, похоже, испытывал неприятные чувства от того, что у него стоят над душой, поэтому он накричал на своих подчинённых, прогоняя их, будто большая собака отряхивается от воды. В отряде Голова лошади даже самый молодой солдат был старше тридцати лет. Поэтому фраза «не ведите себя как школота», несомненно, подходила данной ситуации.

Подчинённые Ал Вана послушно отступили от его спины. Но это не значит, что они почувствовали себя виноватыми и стали извиняться. Об их уровне культурного развития говорили алюминиевые банки с пивом или виски, которые были в руках более чем у половины отряда.

Illegal MAP — это незаконное подразделение. Никто от них с самого начала и не ждал такой же дисциплины, как в регулярных войсках. Да и сам командир не просил этого от подчинённых. Но лицо Ал Вана полностью изменилось, когда он закончил дешифровку, поднял голову и посмотрел на подчинённых, распивающих алкогольные напитки.

— Командир, что пишут начальники?

— То, что, собственно, и ожидалось. — Он ответил подходящей формулировкой, но с лицом, выражающим слова «разве это не очевидно?». — Планы не меняются. Мы игнорируем Энджи Сириус.

— То есть, наша цель — только Шиба Тацуя? — Поинтересовался другой подчинённый более-менее вежливым тоном. Включая командира, отряд Голова лошади состоял из 10 человек. Спросившим оказалась одна из двух женщин, состоящих в отряде.

— Да. Действуем согласно ранее обговоренному плану. Элли, ты вместе с Джулией и Фрэнком берёте на себя Мицуи Хоноку. Гейб, Генри и Игги берут Шибату Мизуки. Барт, Чарли, Дон и я остаёмся в запасе в этом укрытии.

— Есть.

— Командир, значит, мы всё-таки воспользуемся тактикой взятия заложников?

— Если мы не будем этим пользоваться, нас просто вернут назад на перевоспитание.

Говоря про «перевоспитание», Ал Ван имел в виду промывку мозгов. Уловка, когда чтобы убить цель, её выманивают на наживку в виде заложников, является обычной тактикой, к которой постоянно прибегают все три отряда Незаконного ОАВ.

— Но в таком случае разве не достаточно всего одного заложника?

Барт Ли, который был заместителем командира отряда, высказал свои сомнения относительно утверждённой тактики. И он уже не в первый раз говорил об этом. Он вернулся к той же теме, которую поднимал во время обсуждения тактики вчера вечером.

— Цель — это Шиба Тацуя, из той самой Йоцубы. Я не знаю, насколько их титул «Неприкасаемые» отражает реальную ситуацию, но мы не знаем его реальные способности, поэтому не можем относиться к делу небрежно.

— Барт, всё уже решено. Хотя сейчас мы не солдаты, но мы должны следовать решению командира. Верно?

Член отряда по имени Чарли Чан, который с самого начала разговаривал с Ал Ваном дружелюбным тоном, обратился к Барту Ли. Но его голос был больше «дразнящим», чем «упрекающим».

Барт Ли замолчал, сделав недовольное лицо.

Как можно было понять из этого разговора, отряд Голова лошади был далеко не дружным и сплочённым коллективом.

Но никого в отряде это не беспокоило. Командиру отряда Ал Вану тоже было на это плевать.

— Барт, если ты так уверен в себе, то можешь отправиться на дело в одиночку.

— …Ты командир. Я буду следовать твоим указаниям.

Незаконный ОАВ был таким подразделением, от членов которого просто избавлялись, если они устраивали что-то безрассудное. Считалось, что их не делают подопытными в экспериментах, потому что в нынешнем виде они более полезны.

Пока они в состоянии убивать назначенные цели, атмосфера внутри отряда не имеет значения. Так считали не только члены отряда Голова лошади, но и члены остальных отрядов Незаконного ОАВ.

◊ ◊ ◊

Раннее утро пятницы, 12 июля.

— Онии-сама, мы пошли.

— Да, будьте осторожны. Лина, Миюки в твоём распоряжении.

— Оставь это мне.

Тацуя проводил взглядом Миюки и Лину, отправившихся в Первую школу. Сейчас ещё не было 7 часов утра. Они вышли из дома раньше чем обычно, потому что Миюки требовалось дополнительное время на снятие маскировки.

Сегодня Тацуя тоже не пошёл в школу. После того, как две девушки ушли, он сразу же направился в лабораторию на подземном этаже многоэтажного дома.

Вчера Тацую посетила Фудзибаяси Кёко в роли представителя главы семьи Фудзибаяси. От неё он получил документы, содержащие последовательность активации «Парада», объяснения способов его использования, а также сведения о «Сэкихэй Хатидзин» — технике строительства барьера с помощью Восточно-Азиатской континентальной древней магии. Высока вероятность, что убежище, в котором сейчас прячется Минору, было построено Чжоу Гунцзинем с применением техники «Сэкихэй Хатидзин». Чтобы узнать местоположение Минору и вернуть Минами, требовалось преодолеть и «Парад» и «Сэкихэй Хатидзин».

Для начала, то, что этот барьер создан техникой «Сэкихэй Хатидзин» — лишь гипотеза.

Чтобы придумать техники для нейтрализации этих двух магий, Тацуя со вчерашнего дня проводил анализ «Парада» и «Сэкихэй Хатидзин».

— «Парад» примерно понятен. Проблема в «Сэкихэй Хатидзин»…

Сидя за столом в лаборатории, Тацуя озвучил вслух итоги вчерашнего дня.

Последовательность активации «Парада» и руководство по его использованию он получил от Фудзибаяси вчера примерно в 9 часов. Данные, записанные в формате современной магии, Тацуя понял без проблем.

Даже если вычесть время на еду, ванную и сон, с того момента, как Тацуя начал анализ, прошло не более 10 часов. А Тацуя уже почти выяснил, как работает магия семьи Кудо «Парад».

— И всё же… я не ожидал, что разница с «Парадом» Лины будет настолько велика. Теперь понятно, что с таким подходом её не преодолеть…

С точки зрения редактирования и обработки скопированного Эйдоса и наложения на оригинальный Эйдос для его сокрытия, «Парады» семьи Кудо и Лины были одинаковы. Однако в заклинание семьи Кудо был добавлен процесс превращения копии отредактированного и обработанного Эйдоса в искусственное духовное существо. Другими словами, в искусственно созданное независимое информационное тело. В результате заклинатель получает возможность уже после активации магии выполнять такие действия, как поддержание, восстановление, изменение и перемещение.

При таком устройстве магии, можно привлекать внимание врага к информационному телу маскирующей копии и ещё больше вводить врага в заблуждение, отдаляя копию от оригинала. Копия и оригинал находятся в разных местах, поэтому если уничтожить маскирующее информационное тело, то под ним вы ничего не обнаружите. К тому же, если внести дополнительные изменения в маскирующее информационное тело, уже распознанное противником, то противник не сможет прицелиться даже в него.

Но теперь, когда этот механизм стал понятен, можно будет нейтрализовать последовательность магии «Парада», даже если её не получается увидеть. Если Минору не внёс существенных изменений в заклинание семьи Кудо, то даже непрямое «Рассеивание заклинания» сможет разложить эту последовательность магии.

Но Тацуя пока не пробовал это на практике. Он уже знал настоящие, а не подделанные «Парадом» координаты укрытия, где держат Минами. Если за последние три дня они никуда не передвигались, то укрытие находится в зоне радиусом 100 метров, расположенной в Море деревьев Аокигахара. Тем не менее, Тацуя, лично посетивший этот участок леса, так и не смог обнаружить укрытие.

Восточно-Азиатская континентальная древняя магия «Кимон Тонко», искажающая чувство направления. «Сэкихэй Хатидзин» — это крупномасштабный барьер, который строится из похороненных в нужных местах людей, убитых в тот момент, когда они испытывали сильные эмоции злобы. Именно эта злоба подпитывает «Кимон Тонко» и позволяет ему сохраняться длительный период времени. Если Тацуя не преодолеет этот барьер, то не сможет добраться до укрытия, в которое привезли Минами.

Даже если и удастся выгнать Минору из этого укрытия, то поймать его всё равно будет сложно, если не найти способ нейтрализовать «Кимон Тонко». Если не удастся правильно распознать направление движения убегающего противника, то такая погоня никаких результатов не принесёт.

— Всё-таки, если не смогу одновременно с этим преодолеть «Кимон Тонко», то есть «Сэкихэй Хатидзин», то не смогу обнаружить Минору и Минами.

Пробормотал Тацуя, обозначив себе курс дальнейших действий.

◊ ◊ ◊

Минору встал на час раньше чем обычно и отправился на обход укрытия. Но под предлогом проверки барьера он просто хотел избавиться от сонливости.

Этой ночью Минору почти не спал.

Причиной этому было разочарование от его просчёта в том, что Лу Ганху не смог выиграть ему время, а также возникшая из-за этого нервозность. Минору планировал покинуть это укрытие, пока Лу Ганху вызывает беспорядки.

Он считал, что осталось недолго, прежде чем Тацуя обнаружит это место. Сейчас «Парад» и «Сэкихэй Хатидзин» пока ещё способны обманывать «взгляд» Тацуи, но Минору чувствовал, что это ненадолго.

Это не было каким-то «смутным» чувством. Оценив степень урона, которую получала его последовательность магии, он догадывался, что близок час, когда его магия станет бесполезной.

Именно из-за этой нервозности он принял предложение Рэймонда, внезапно заговорившего с ним этой ночью через телепатическую сеть Паразитов. Минору осознал своё состояние только после того, как закончил этот разговор и лёг в кровать.

Причиной тому, что он не мог уснуть, было сожаление о том, что он так легко поддался на уговоры Рэймонда. Предложение Рэймонда заключалось в том, чтобы сбежать из Японии, прихватив с собой Минами. Для этого будет использовано военное судно армии СШСА.

Минору принял это приглашение. Не спросив мнения у Минами.

Свою торопливость и опрометчивость Минору заметил только после того, как разговор с Рэймондом завершился.

Но сожалел он не о самом принятии предложения Рэймонда.

Минору жалел, что до сих пор так и не смог отменить своё согласие.

С этим чувством, Минору мог связаться с Рэймондом в любой момент. Для использования мысленной связи между собратьями-паразитами не нужны были какие-либо инструменты, сложные процедуры или церемонии. Эта связь обычно всегда включена, но Минору принудительно её заблокировал.

Поэтому когда он заметил, что ещё не получил согласие Минами на это, он мог легко отменить блокировку и сообщить об отказе.

Но Минору этого не сделал. Лёжа в постели, он лишь продолжал волноваться об этом, но в итоге так и оставил всё как есть.

Он осознавал, почему так поступает.

На самом деле он хотел увезти Минами с собой куда-нибудь далеко.

«…Но я дал обещание.»

Он обещал, что не будет принуждать.

Если Минами захочет, то он сразу же вернёт её Тацуе и Миюки.

Минору в очередной раз поклялся себе в этом.

«Поэтому нельзя, чтобы меня поймали… пока я не услышу ответ Минами-сан.»

Раздумывая об этом, Минору пришёл к выводу.

— Одного «Парада» для этого не хватит. Так сбежать не получится.

Он решил, что это убежище долго не продержится, потому что его восприятие волшебника подсказывало ему, что в недалёком будущем Тацуя прорвётся через «Парад». Поэтому, если попытаться сбежать, выбравшись из-под этого барьера, то было опасение, что его быстро схватят, если он будет использовать только «Парад».

«Как поступить? Сейчас у меня нет времени придумывать новую магию.»

«Думай.»

«Думай, Кудо Минору.»

Минору посмотрел по сторонам на окружающие его стены из зеленых листьев, а потом поднял взгляд на яркое облачное небо. Сделал он это не в поисках подсказки. Это было что-то вроде условного жеста, помогающего избавиться от мысленного тупика, в который он попал.

Однако искусственное небо, отразившееся в его глазах, принесло ему вдохновение.

Отражённый от поверхности земли свет рассеивался в воздухе и даже в ясный день создавал ярко-белое облачное небо, похожее на мутное стекло.

Это было очевидным признаком наличия здесь барьерной стены.

«С одним лишь „Парадом“ мне не сбежать от „Взгляда“ Тацуи-сана.»

«Значит, нужно скомбинировать „Парад“ и „Кимон Тонко“?»

«Это место до сих пор не найдено, потому что не только мой „Парад“, но также и „Сэкихэй Хатидзин“, построенный Чжоу Гунцзинем, не даёт Тацуе-сану приблизиться.»

«„Сэкихэй Хатидзин“ я с собой взять не могу.»

«Но одновременно развернуть „Кимон Тонко“ и „Парад“ в нынешнем состоянии я способен.»

«„Кимон Тонко“ — это магия, обманывающая чувство направления.»

«Но Тацуя-сан наверняка уже готовит меры и против „Кимон Тонко“…»

— …Но даже если это так, я всё равно смогу. — Подбодрил себя Минору. Тем не менее, морщины с его нахмуренного лба исчезли не полностью.

«Вопрос в том, что взять в качестве приманки, на которую будет прикреплён скопированный Эйдос…»

В плане побега всё ещё не хватало самых важных частей.

◊ ◊ ◊

Пятница, 12 июля 2097 года, 7:00. Тайная встреча верхушки отдела разведки национальных сил самообороны началась с одного простого объявления.

Это была встреча не по расписанию. И уж тем более эта встреча не была официальной. Такие неофициальные заседания собирают только в случае необходимости. Руководство армейского отдела разведки собирается только в ответ на ситуации, требующие обсуждения. Это показывало, что отдел разведки осознал, что произошла некая чрезвычайная ситуация.

— Хотя нам не удалось схватить конкретных агентов, находящихся под прикрытием, но было точно установлено, что в столичный регион проник незаконный отряд ассасинов-волшебников армии СШСА.

— Illegal MAP…?

Активность отряда убийц, который даже внутри армии СШСА зовётся «незаконным», была проблемой, подходящей под название «чрезвычайная ситуация».

— На чём основана уверенность в том, что в страну точно кто-то проник, хотя при этом не были обнаружены агенты?

На вопрос заместителя директора, о существовании которого не знали за пределами отдела разведки…

— В записях о въезде в страну от 10 июля были найдены данные о людях, с большой вероятностью являющихся членами Illegal MAP.

…не вставая со стула, ответил шеф Инукай из Десятого отдела контрразведки подразделения контрразведки столичного региона.

Кстати говоря, название «Десятый отдел» означало не то, что он был «десятым по порядку». В это название был вложен смысл тайного сотрудничества армейского отдела разведки с семьёй Тоояма из Восемнадцати Замещающих Семей.

— Десятого числа…? Воспользовались моментом, значит.

Никто не просил заместителя директора пояснить смысл его слов. После отвода флота НСС, 10 июля в 9:30 правительство объявило о нормализации морского и воздушного сообщения. То, что иностранные агенты могут воспользоваться промежутком времени, когда контроль ослаблен, было вполне предсказуемо, поэтому в аэропортах и морских портах была усилена бдительность служб безопасности.

Но в это время в Японию хлынул поток гостей, которые долго ожидали возможности въезда, и в такой обстановке невозможно было тщательно проверять всех и каждого.

…Все присутствующие на собрании руководители отделов разделяли это сожаление.

— Каков размер проникшего отряда? — Спросил у Инукая шеф Онда из первого отдела по особым вопросам.

— Они прошли через процедуры въезда в страну, значит, это уже не проникновение в страну, а незаконный въезд… Всего насчитали десять человек, предположительно являющихся агентами. Нам известно, что Illegal MAP состоит из трёх отрядов. Это означает, что было отправлен один из этих отрядов целиком. Взгляните вот на это.

Сказал Инукай и набрал команду на консоли. Последняя фраза была адресована всем присутствующим.

На настольных дисплеях, установленных перед каждым участником собрания, отобразились паспортные данные. Это был десятистраничный файл — по странице на одного человека. Некоторые из присутствующих взяли «умные очки» с держателей, установленных на столе.

Подождав, пока присутствующие закончат читать данные, Инукай продолжил свою речь.

— Нельзя слишком доверять этим паспортам, но судя по отличительным особенностям во внешности и именах, предполагается, что проникшим отрядом является «Голова лошади».

— Отряд убийц, укомплектованный волшебниками восточноазиатской внешности, которых предположительно должны использовать в миссиях против ВАА?

Отдел разведки не обладал персональными данными членов Illegal MAP. Но им удалось выяснить, каким именно подразделением оно является. Отличительные особенности, озвученные одним из присутствующих, соответствовали тому, что они сейчас видели на фотографиях.

— Удалось ли выяснить их цель?

На вопрос, заданный с места рядом с заместителем директора…

— Нет, к сожалению. Но с учётом текущей ситуации, наиболее вероятным предположением является убийство Шибы Тацуи.

…Инукай ответил, что это предположение, но его голос источал полную уверенность в этом.

— Понятно. Я тоже так думаю.

После того, как шеф Онда поддержал мнение Инукая…

— Недавно мы уже потерпели неудачу, когда пытались исправить этого парня. Но что мы будем делать на этот раз?

…он спросил у заместителя директора, как им поступить с Illegal MAP.

— Шеф Онда. А вы что предложите?

Вместо ответа на вопрос Онды, заместитель директора спросил его мнение.

Прежде чем ответить, Онда обменялся с Инукаем взглядами. Менее, чем за одну секунду они пришли к взаимному согласию.

— Невзирая на направление мышления этого парня, он полезен для нашей страны. Я считаю, что даже если он и не подчиняется нам напрямую, то с ним можно будет заключать сделки.

— Его имя также широко распространилось в обществе, когда во вторник СМИ назвали его совместным разработчиком магии Стратегического класса, давшей отпор флоту НСС. Если ситуация дойдёт до того, что он будет убит или ранен руками иностранных террористов, то правительство подвергнется критике со стороны наших граждан.

Продолжив после шефа Онды, шеф Инукай адресовал непрямой намёк заместителю директора.

— Действительно. Убийство Шибы Тацуи незаконным ОАВ должно было предотвращено. Да и вообще, произвол иностранных агентов на нашей земле недопустим. Нельзя отступать от принципов.

Хотя предложение этих двоих было подано в виде непрямого намёка, заместитель директора понял его.

— Шеф Инукай.

— Да?

Инукай встал, когда заместитель директора заговорил с ним изменившимся тоном.

— Дайте старшине Тояме шанс восстановить свою честь. — Приказал заместитель директора вставшему по стойке смирно Инукаю.

◊ ◊ ◊

7:30. Миюки и Лина прибыли в комнату школьного совета Первой школы примерно за 30 минут до начала уроков.

Там их встретила Изуми. Вчера она уже видела маскировку Миюки, поэтому не растерялась. Вместо неё большой вопросительный знак всплыл над головой у другой присутствующей здесь младшеклассницы. Сегодня помимо Изуми в комнату школьного совета рано утром пришла также и Сиина.

— Сиина-тян. Ты довольно рано, что-то случилось? Или тебя что-то тревожит? — Вернувшая свой облик Миюки спросила у округлившей глаза Сиины, увидевшей это перевоплощение.

Миюки не заставляла членов школьного совета работать с самого утра. Она сама обычно тоже утром сразу шла в классную комнату. Изуми в последнее время часто стала приходить рано и заниматься работой (похоже, у неё была какая-то причина не задерживаться дома). А Сиина редко появлялась в комнате школьного совета до начала рабочего времени.

— Да, нет, это…

Сиина замешкалась и не смогла ответить чётко. На её лице отчётливо было видно сомнение и колебание.

— …Президент, по правде говоря, я бы хотела вам кое о чём рассказать…

В итоге, после недолгой паузы, Сиина нашла в себе силы и заговорила.

— Мне? Тогда нам нужно перейти в другое место?

Похоже, Сиина ещё не решилась окончательно. Прочитав это на её лице, Миюки предложила ей поговорить наедине.

— Миюки-сэмпай. Пожалуй, этим утром я вас оставлю.

Изуми непринуждённо встала и поклонилась Миюки.

— Да, спасибо. Встретимся после уроков.

Миюки заметила намерения Изуми и ответила ей непринуждённым тоном.

— Да. Ладно, до встречи.

Изуми вышла из комнаты школьного совета.

— Миюки, я тоже пойду в класс.

В этот момент Лина заметила, почему Изуми покинула комнату, и тоже направилась к двери в слегка неестественной манере.

С улыбкой проводив её взглядом, Миюки повернулась к Сиине одновременно со звуком закрытия двери.

— Сиина-тян, давай присядем? Пикси, сделай нам напитки.

— Слушаюсь.

Пикси, которая обосновалась в комнате школьного совета по приказу Тацуи, запустила процессор раздачи напитков. Поставив перед Миюки ледяной кофе с молоком, а перед Сииной ледяной какао (с повышенным содержанием сиропа), Пикси вернулась на своё место в углу комнаты.

Сиина с напряжённым лицом схватила стакан с какао. Но напряжение не исчезло с лица, даже когда она сделала пару глотков. Она всё ещё не могла начать говорить.

Миюки не торопила Сиину. В расслабленной манере она подняла со стола стакан с кофе с молоком. Красные губы ухватились за полупрозрачную соломинку для питья. Белоснежное горло слегка двинулось, показывая, что она сделала один глоток. После чего, слегка выдохнув, она вернула стакан на стол.

Подняв глаза со стакана, Миюки заметила, что Сиина смотрит на неё пожирающим взглядом.

— …Что такое?

До начала уроков ещё оставалось время, и Миюки собиралась подождать, пока Сиина заговорит сама. Но почувствовав подозрения от такого взгляда, она в итоге не смогла не спросить.

— Ах! Это, нет, эм… Дело в моих отце и брате!

Сиина не могла ответить честно, что просто была очарована и засмотрелась, поэтому с красным лицом поспешно перешла сразу к главной теме беседы.

Миюки, разумеется, заметила такое неестественное поведение Сиины. Для Миюки подобная сцена была очень знакомой (хотя она и не могла понять причину). Но из своего опыта она знала, что лучшим способом справиться с такой ситуацией будет оставить всё как есть. Поэтому Миюки молча ждала, когда Сиина продолжит рассказ.

— …Отец и брат собираются д-доложить силам самообороны… о плане Шибы-сэмпая…

Ближе к концу фразы голос Сиины стал совсем тихим.

Но громкости оказалось достаточно, чтобы сидящая напротив неё Миюки всё расслышала.

За последние три месяца Сиина стала называть Тацую «Шибой-сэмпаем», а Миюки — «президентом». Миюки знала это, поэтому поняла, кого имеет в виду Сиина.

— План Тацуи-сама? Это случайно не про тот дело, с которым мы беспокоили вас на днях?

— Да… то самое дело.

Хотя Миюки спросила не строгим тоном, но Сиина съёжилась от страха и ответила тонким голоском.

Когда Миюки говорила «на днях», она имела в виду тот день, когда Тацуя посетил семью Мицуя, чтобы получить информацию о защитных сооружениях острова Мидуэй. Когда Мицуя Гэн спросил Тацую, зачем ему это знать, тот ответил: «для того, чтобы принять решение, возможно ли организовать побег волшебника, заключённого в тюрьме Мидуэй». То есть, Сиина имела в виду, что её отец и брат собираются сообщить силам самообороны именно это.

— Ясно… Ну, ничего не поделаешь. Отец Сиины-тян всё-таки находится в таком положении.

Миюки не стала спрашивать подробности, решив больше не мучить Сиину. Но в действительности её очень интересовало, кого именно в силах самообороны информировала семья Мицуя. Но Сиина вряд ли знала настолько много. Миюки решила, что вместо того, чтобы допрашивать кохая из школьного совета, лучше исследовать этот вопрос самостоятельно.

— Брат говорил, что собирается доложить «генерал-лейтенанту Саэки из бригады 1-0-1».

Но беспокойство об этом оказалось излишним. Даже без вопроса от Миюки, Сиина сама выдала человека, которому передали информацию.

Услышав неожиданно знакомое имя, Миюки не была шокирована. Сиина говорила лишь про утечку информации от семьи Мицуя к Саэки. Разговора про то, что Саэки предала Тацую, не было. Но даже если бы всё было именно так, Миюки лишь слегка удивилась бы.

Первоначально Миюки относилась не очень дружелюбно к Саэки и Казаме, поручающим Тацуе опасную работу. Если Саэки займёт неблагоприятную к Тацуе позицию, то Миюки без колебаний признает бригаду 1-0-1 своим врагом.

Тем не менее, Миюки подумала, что следует хотя бы сообщить об этом Тацуе.

— Спасибо, Сиина-тян. Я передам это Тацуе-сама.

◊ ◊ ◊

Фудзибаяси, которая вчера брала выходной, чтобы стать посланником своей семьи, сегодня, как обычно, в 8 часов утра уже присутствовала на службе. Её должностью было место помощника командира Отдельного магически оборудованного батальона, а местом службы была штаб-квартира батальона. Кроме того времени, что она проводила на заданиях и операциях, её фактическим местом службы был кабинет командира на базе Касумигаура.

Хозяин кабинета Казама являлся на службу в разное время. Иногда он показывался в кабинете далеко за полдень, а иногда приходил раньше Фудзибаяси.

Казама ничего не говорил, если Фудзибаяси приходила позже него. Прежде всего, стоит отметить, что дверь в этот кабинет была устроена таким образом, что не откроется раньше 8 часов утра. Фудзибаяси не знала, как Казама проходит через эту дверь. Ей это было очень любопытно, однако она следовала интуиции, подсказывающей, что лучше об этом не спрашивать.

Сегодня Казама появился минут через десять после того, как Фудзибаяси приступила к работе. Фудзибаяси немедленно поднялась со своего места, встала напротив стола Казамы, за который он уже сел, и поклонилась.

Они обменялись вежливыми приветствиями, после чего сверились с графиком на сегодня и уточнили приказы от бригады. После того, как обычная утренняя рутина закончилась, Казама спросил о результатах вчерашнего дня.

— По поводу Шибы Тацуи-си…

Фудзибаяси начала свой доклад, назвав Тацую не обычным «Тацуей-куном» или «особым офицером Оогуро».

— В ответ на просьбу главы семьи Фудзибаяси, заключающуюся в том, чтобы мы поймали Кудо Минору лишь своими силами, он попросил взять его на операцию по поимке. Глава семьи Фудзибаяси дал на это согласие.

Это была не армейская операция, и она не была обязана докладывать об этом. Однако и Казама и Фудзибаяси выглядели так, будто докладывать об этом вполне естественно.

— Что насчёт времени и места?

— Встреча завтра в полдень на государственном шоссе к северо-западу от пещеры Фудзи Фукецу.

— Ясно. Спасибо, вольно.

— Есть.

Фудзибаяси поклонилась и вернулась на своё место.

Не открывая рабочий настольный терминал, Казама откинулся на спинку кресла. Откинулся настолько, что по его позе, когда лицо было направлено вверх в потолок, можно было подумать, что он решил вздремнуть.

Фудзибаяси тайком взглянула на Казаму. Но понять, о чём задумался командир, она не смогла.

Оставить комментарий