Том 29. Глава 9 (часть 1)

В пятницу 12 июля Тацуя с самого утра оставался в лаборатории, расположенной на подземном этаже многоэтажного здания. На основе полученных от Фудзибаяси данных о «Параде» и «Сэкихэй Хатидзин», он устроил мозговой штурм с целью найти способ преодоления этих двух магий.

Чтобы спрятаться, Минору использует обе эти магии. Вернуть Минами, похищенную Минору, не получится, пока не удастся хотя бы частично нейтрализовать «Парад» и «Сэкихэй Хатидзин».

Целью текущего исследования было исключительно возвращение Минами. Предварительным условием этого было определение её местоположения. Работая над анализом «Парада» и «Сэкихэй Хатидзин», Тацуя ни на секунду не забывал о своей первоначальной цели. Хотя физически он сейчас находился под землёй, но его сознание регулярно посматривало на состояние Минами с помощью магического восприятия.

Когда его «взгляд» уловил изменения, уже было больше 3 часов дня.

Это было не ухудшение состояния. Наоборот, это изменение можно было назвать удобным для Тацуи.

«В барьере появилась дыра?»

Магический барьер, скрывающий местоположение Минору и Минами, ослабел. Ослабевание касалось именно магии «Сэкихэй Хатидзин». Это не означало, что маскировка была полностью отменена, однако текущее состояние выглядело так, что если поспешить на место прямо сейчас, то, возможно, получится прорваться через барьер силой.

Но это ослабление было чётко ограниченным. И это вызывало интерес.

«Это значит… что кто-то прошёл через барьер?»

Маскирующий барьер не был разрушен. Но прошли через него не по установленным правилам.

Кто-то нашёл лазейку и через неё проник сквозь «Сэкихэй Хатидзин». И в результате этого в барьере осталась небольшая дыра. …Такое у Тацуи сложилось впечатление.

«Меня опередила семья Фудзибаяси…?»

Именно о такой возможности первым делом подумал Тацуя. Он договорился с Фудзибаяси Нагамасой, что с семьёй Фудзибаяси он встретится завтра в полдень. Однако сначала семья Фудзибаяси говорила Тацуе, что хочет схватить Минору только своими силами.

«Вероятность этого высока. Вот только утверждать это я не могу.»

За Минору охотились не только Тацуя и семья Фудзибаяси. Десять Главных Кланов тоже преследовали Минору. А ещё были свидетельства, что силы самообороны также работают над поимкой Минору. Кроме того, в Японии существуют группы, которые в дань традициям рассматривают «демонов» как «нечисть». Паразиты для них — это тоже «демоны», которых необходимо уничтожить. Поэтому была вероятность, что такие силы тоже пришли в движение.

«Немного понаблюдаю за обстановкой…»

Если слепо броситься туда, не зная обстоятельств, то всё может закончиться лишь добавлением новых врагов.

Тацуя временно приостановил анализ «Сэкихэй Хатидзин» («Парад» он уже изучил до этого), и первым делом решил спросить у главного дома Йоцубы, может ли быть в этом деле какая-нибудь третья сторона.

◊ ◊ ◊

В 3 часа дня Минору сидел в столовой за одним столом с Минами.

Когда Минору ещё жил в доме родителей (то есть, всего месяц назад), у него не было привычки устраивать «чаепития», однако сейчас он не мог отказаться от приглашения Минами.

Перед Минору стояла чашка классического чёрного чая, а перед Минами — чай с молоком. Десертом к чаю был мусс из плодов личжи. Разумеется, приготовленный Минами.

Всё, что Минору ел в этом укрытии, было приготовлено Минами. Однако Минору (у которого в его возрасте всё ещё не было девушки, потому что его красивая внешность имела обратный, отталкивающий эффект) волновался точно так же, как и в первый день. Он решил на время забыть чувство вины от похищения, и попробовал на вкус «десерт, приготовленный руками девушки».

Но наслаждался этим вкусом он недолго. Ситуация не позволяла витать в облаках, убегая от реальности. Он был опьянён счастьем лишь некоторое время, пока пробовал мусс. Положив ложку на стол, Минору посмотрел на Минами серьёзным взглядом.

В миске Минами ещё оставалась примерно четверть мусса, но она заметила взгляд Минору и убрала руки, положив их на бёдра.

После чего посмотрела прямо вперёд, на Минору.

— …Эм…

Мысленно подбодрив себя, чтобы не потерять присутствие духа, Минору сразу перешёл к главной теме.

— Сегодня или завтра я собираюсь уехать из этого убежища.

— Хорошо. — Коротко ответила Минами и взглядом предложила продолжить.

— Для начала поеду в Йокосуку.

Минору уже рассказал так много. Слишком поздно было останавливаться.

— А оттуда я собираюсь сбежать из Японии на корабле американского флота.

— ……

Лицо Минами выражало сильное изумление. Побег из страны. Это было настолько неожиданно, что она не могла вымолвить ни слова.

— Извини.

Она даже не могла сейчас спросить у Минору, за что он извиняется.

Однако ей и не нужно было ничего спрашивать.

— Я говорил, что не нужно спешить с ответом, а теперь я должен изменить своим словам.

Минами крепко сжала руки, лежащие на бёдрах. Не только ладони, все руки до плеч сильно напряглись.

— Если ты можешь принять решение прямо сейчас, то я хочу услышать ответ. Если ты ответишь, что хочешь остаться человеком, то я отправлюсь в Йокосуку один.

— ……

— Если ты ещё не решила, то, пожалуйста, прими решение до прибытия в Йокосуку. Если там ты скажешь, что не хочешь становиться Паразитом, то я сяду на корабль один.

— ……

— Если ты всё ещё сомневаешься… всё ещё не можешь решиться, то я хочу, чтобы ты взошла на борт корабля вместе со мной. Но даже в этом случае я даю слово, что не буду делать ничего против твоей воли, Минами-сан. И я не позволю американским военным принуждать тебя к чему-либо.

— …Куда…

Минами не могла дать ответ, однако, хоть и с трудом, но смогла выдавить из себя лишь одно слово — и оно было вопросом.

Вопрос состоял всего из одного слова, но его значение было очевидно.

— …Извини. Этого я тоже не знаю.

Однако Минору не смог ответить на этот вопрос.

Мысли Минору заполнились осознанием собственной ничтожности.

Движимый этой мыслью, он попытался открыть линию мысленной связи с Рэймондом.

— Северо-запад Гавайских островов. Я думаю, это будет остров Мидуэй или находящийся по соседству от него атолл Перл-энд-Хермес.

Но до того, как он успел это сделать, ответ пришёл незнакомым Минору голосом.

— Кто здесь?!

Минору вскочил так резко, что даже стул упал.

Стул упал с сильным грохотом, но у Минору не было времени отвлекаться на это.

В этой столовой должны были быть только Минору и Минами.

Во всём этом особняке должны были быть только Минору и Минами.

А этого тощего мужчины, выглядящего как монах, здесь быть не должно. Минору не заметил не только прорыв через барьер, но даже проникновение в эту комнату.

—Якумо-содзу*-сама?!

[Буддисткий монаший титул. В таблице рангов из 15 мест занимает 7 место снизу. Вообще, с таким названием целых 6 рангов, от «младших содзу» до «старших». Минами могла просто сократить, так что его настоящее звание может быть другим.]

Минами тоже встала, но удивление в её голосе имело немного отличный от Минору характер.

Внезапно появившимся в этой комнате мужчиной в монашеском одеянии оказался «пользователь ниндзюцу» Коконоэ Якумо, которого Тацуя называл «мастер Якумо», а Миюки — «Якумо-сэнсэй».

— Я чувствую себя неловко, когда такая молодая дева называет меня монашеским званием.

— …Извините.

— Нет, ничего страшного. Это своего рода приятное чувство.

Минами называла Якумо, используя систему монашеских рангов. Она познакомилась с Якумо через Тацую, но для неё Якумо не был тем, кого можно назвать «мастером» или «сэнсэем».

Тацуя рассказал ей, что называть его «настоятель храма»-сама будет неправильно, что окончательно запутало Минами, и в итоге она решила называть его «(Якумо)-содзу-сама».

Кстати говоря, Минами не впервые обратилась к Якумо, используя монашеское звание. Похожий разговор во время их приветствия происходил уже несколько раз.

— Кстати, Минами-кун. Твой парень, похоже, немного растерян.

— П-парень…

— Как невинно. А от Тацуи-куна такой реакции не дождёшься.

Якумо с довольной улыбкой сузил глаза, глядя на полностью покрасневшие лица Минору и Минами.

Тем не менее, разговора бы не получилось, если бы он скрывал свою личность. Якумо обладал такого рода здравым смыслом.

— Ты Кудо Минору-кун, верно? Меня зовут Коконоэ Якумо. Работаю монахом, но в действительности я «шиноби». Прошу простить меня за то, что вошёл без разрешения. Прокрадываться и всякое такое — такова уж наша натура.

Другие ниндзя («пользователи ниндзюцу»), вероятно, были бы возмущены, если бы услышали эти слова, но, несмотря на такой легкомысленный тон, Якумо был серьёзен. Возможно, это намерение передалось Минору, или же такая глупая формулировка ошеломила его. В любом случае, он слегка ослабил свою настороженность.

— …Похоже, вы меня уже знаете, но я всё равно хотел бы представиться. Кудо Минору, Паразит.

Представление Минору было своего рода провокацией.

— Угу, я в курсе.

Но Якумо лишь кивнул в ответ. От такой реакции Минору стало стыдно за свои бесполезные усилия.

— …Прошу прощения, но вернёмся к предыдущей теме.

Поборов своё смущение, Минору вернул разговор к вопросу, который он не мог игнорировать.

— Это правда, что Паразиты из американской армии собираются отвезти нас на остров Мидуэй?

Минору не осознавал сейчас, что в его утверждении говорилось, что Минами отправится вместе с ним. Он просто не заметил этого. Минами тоже не заметила.

— Мне точно неизвестно, будет ли это Мидуэй или Перл-энд-Хермес.

Ответ был дан таким тоном, что было ясно, что Якумо дурачится, притворяясь незнающим. Однако из этого ответа Минору понял, что Якумо уже сузил список подходящих мест до двух пунктов: остров Мидуэй и атолл Перл-энд-Хермес.

Если это было правдой, то это означало, что Якумо обладает просто феноменальными разведывательными способностями.

Спина Минору покрылась холодным потом. Такой трепет он не испытывал даже в то время, когда столкнулся со своим дедом, Кудо Рэцу.

— Но… как вы…

«Но как вы это узнали?» — Минору не смог договорить до конца этот вопрос. Ему не хватило выдоха, чтобы договорить до конца.

— Как? Разумеется, это секрет.

Но ответ Якумо был простым. При его ответе сложилось впечатление, будто он подмигнул, хотя он этого не делал. …Как и ожидалось, он ответил в своём стиле.

Руки Минами уже не были напряжены. С таким поведением Якумо она не могла больше оставаться в напряжении.

Однако Минору был напряжён и поддерживал бдительность, чтобы не совершить ошибку.

— Вместо этого, давайте перейдём к основной теме. Мне всё равно, сядешь ли ты на корабль один, или же вы продолжите своё путешествие вдвоём. Но если ты намерен покинуть эту страну, я хотел бы, чтобы ты пообещал мне кое-что.

— …То есть, вы не против того, что я похитил Минами-сан?

В своём вопросе Минору использовал красноречивое слово «похитил».

— Ты ведь не принуждаешь её, верно?

Тон голоса Якумо оставался легкомысленным.

— Но других это не остановит, не так ли? Вряд ли ты хочешь попасть под горячую руку и умереть. А мы, в свою очередь, будем только рады, что ставший Паразитом ты покинешь эту страну.

Это означало, что за ним охотится множество различных влиятельных людей. Но сейчас Минору не мог себе позволить беспокоиться об этом.

— …И что же я должен пообещать?

Якумо вёл себя ненавязчиво. Однако его выражение лица и поведение, наоборот, постепенно оказывали на Минору всё большее и большее давление. И сейчас это психологическое давление было настолько велико, что Минору едва мог оставаться в сознании.

— Я хочу, чтобы ты держал в секрете тайные знания о заклинании «Парад». То, что нельзя никого этому обучать — это само собой разумеется, но я бы хотел, чтобы ты также уделил особое внимание тому, чтобы эта техника не была украдена.

Тон Якумо до этого оставался таким, что его истинные мотивы было очень трудно уловить. Но теперь его тон изменился так, что в его словах безошибочно читались его намерения и его серьёзность.

— Если ты пообещаешь мне это, то я в ответ пообещаю, что не буду мешать твоему побегу.

Другими словами, это означало, что если Минору откажется от предложения Якумо, то тот будет помогать Тацуе или другим группам, пытающимся схватить Минору.

Такое неблагоприятное положение Минору не мог игнорировать.

Якумо обладал способностями, позволяющими ему прорваться через магию маскировки/сокрытия Минору. Доказательством этому было то, что он сейчас стоял в этой комнате. Вероятно, Якумо даже в одиночку сможет схватить его, и его побег на этом и закончится. И разум и интуиция Минору пришли к такому одинаковому заключению.

У Минору с самого начала не было намерения делиться с кем-либо «Парадом». Он не собирался раскрывать свои секреты даже другим Паразитам.

— …Обещаю.

Для Минору это было лишь добавлением в его планы очередного ограничения от устного обещания. У него не было другого выбора, кроме как принять это предложение Якумо.

◊ ◊ ◊

Откинувшись на спинку кресла, Тацуя смотрел полузакрытыми глазами в пустоту. Он погрузился в медитацию, но не в подземной лаборатории, а в своей комнате на верхнем этаже.

Он прервал свои исследования, потому что со скрывающим барьером укрытия, в котором держалась взаперти Минами (так считал Тацуя), случилось нечто странное.

Это «нечто странное» не было для Тацуи неблагоприятным изменением. Наоборот, можно было сказать, что ситуация улучшилась, приближая спасение Минами.

В барьере появилась небольшая дыра. Не такая, что через неё можно было заглянуть внутрь. Функции самого барьера остались работающими. По крайней мере, наблюдая через информационное измерение отсюда, из Тёфу, через эту щель невозможно было определить точное местоположение убежища.

Но в этом случае действовала поговорка «даже муравей может разрушить огромную плотину». Только данный случай был близок не к самой поговорке, а к её оригинальному значению «даже маленькая течь может потопить огромный корабль». Из-за этой недавно появившейся небольшой дыры, барьер «Сэкихэй Хатидзин», скрывающий местоположение Минами, может вскоре оказаться совершенно бесполезным.

Вопрос был в том, что стало причиной появления этой «дыры». Вероятность износа барьера с течением времени тоже не была равна нулю, но в данный момент можно было исключить это из рассмотрения.

Почему появилась эта «дыра»?

Кто проделал эту «дыру»?

Не зная ответы на эти вопросы, будет трудно иметь с этим дело. Следует учитывать также и то, что столкновение с этим «кем-то» в итоге может вылиться в затруднительное положение, которое поможет Минору сбежать.

В поисках информации, Тацуя некоторое время назад позвонил в главный дом Йоцубы. Сейчас он ждал ответа оттуда.

После звонка с запросом прошёл уже час. Тацуя и не ожидал, что расследование пройдёт в одно мгновение, однако ожидание тянулось дольше, чем он предполагал.

Но если попытаться их поторопить, то это даст лишь обратный эффект. Чтобы быть готовым отправиться в любой момент, он уже был одет в «Освобождённый костюм» и держал в руке шлем. Он даже хотел вернуться в таком виде в лабораторию, чтобы продолжить исследования.

Примерно в четыре часа дня Тацуя всё же решил «вернуться под землю». И именно в этот момент он почувствовал «нечто странное» во второй раз.

«Барьер прорван?!»

С того самого момента примерно час назад, Тацуя наблюдал за барьером «Сэкихэй Хатидзин», который скрывал Минору и Минами. Это было наблюдение с дальней дистанции, чтобы не быть замеченным противником. И под этим «противником» имелся в виду не только Минору, но и тот «некто», который проделал в барьере дыру.

И теперь «Элементальный взгляд» Тацуи уловил, что некто другой прорвал барьер и проник внутрь.

Скрывающий эффект барьера «Сэкихэй Хатидзин» восстановился за одно мгновение, но за это короткое время Тацуя ясно увидел то, что было внутри барьера. Из-за дальности наблюдения он не смог опознать личность вторженца, однако он «увидел» информацию об «особняке», расположенном прямо в центре барьера.

«На этот раз удалось получить точные координаты.»

К сожалению, на определение местоположения укрытия, спрятанного под барьером, он задействовал все свои силы, и у него не осталось свободных ресурсов для применения магии нейтрализации «Парада». Ему не удалось обнаружить точное местоположение как Минору, так и Минами. Поэтому он не смог выстрелить отслеживающим маркером. Тем не менее, это был хороший шанс.

Тацуя поспешил к видеофону.

— …Тацуя-сама. Хёго к вашим услугам.

Не успело пройти и трёх гудков, как на экране появилась верхняя половина тела Ханабиси Хёго в поклоне.

— Запрос, который мы получили недавно, ещё находится на рассмотрении. Прошу прощения.

— Нет, я не по этому делу.

Предположив, почему позвонил Тацуя, Хёго извинился. Однако Тацуя своим ответом намекнул, что не стоит так торопиться с выводами.

И до того, как Хёго снова начнёт свои бесполезные извинения, Тацуя перешёл к сути своего звонка.

— Только что я заметил, что кто-то проник в убежище Кудо Минору.

— Кто-то другой, не связанный с тем, о ком вы сообщили ранее?

— Явно кто-то другой. В отличие от первого, у этого был более грубый способ преодоления барьера.

Хоть Тацуя и назвал его способ грубым, но он не насмехался над ним. Потому что этот некто, в отличие от него самого, (вероятно) смог прорваться через этот барьер. В сравнении с первым человеком, проделавшим дыру в барьере, это было нечто другое.

— Брешь в барьере уже закрылась, но я смог установить местоположение укрытия.

— Значит, вы отправляетесь туда?

— Поеду на Бескрылом.

Оповестив о способе передвижения, Тацуя дал положительный ответ на вопрос Хёго.

«Бескрылый» — это электрический мотоцикл, предназначенный для использования в комплекте с «Освобождённым костюмом». Функция полёта у него устроена таким же образом, как у «Аэрокара», однако он не предназначен для полётов на дальние расстояния.

— Действительно. Наземное путешествие хоть и займёт чуть больше времени, но не вызовет раздражения у органов правопорядка.

В этот понедельник Тацуя сначала слетал на «Аэрокаре» из Тёфу до Миякидзимы и обратно, а потом ещё долетел в Освобождённом костюме до западного склона горы Такао. Эти заметные несанкционированные полёты, очевидно, вызвали немало раздражения у должностных лиц, ответственных за внутреннее воздушное сообщение. К тому же, там присутствовало несанкционированное использование магии. Если следовать законам, то его могут арестовать в любой момент. Слова Хёго про то, что не стоит бездумно раздражать органы правопорядка, в точности совпадали с мыслями Тацуи.

— Если что-то выясните, свяжитесь со мной по радиосвязи костюма.

— Как прикажете. Будьте осторожны.

Кивнув в ответ вежливо поклонившемуся Хёго, Тацуя выключил видеофон.

◊ ◊ ◊

Прошёл уже час с тех пор, как Якумо исчез из столовой, и обеденный стол уже был пуст. Но несмотря на это, Минору всё ещё сидел за столом, а Минами — напротив него.

Минору не удерживал её здесь. Они просто сидели и ничего не делали.

Минами проводила больше времени в столовой, чем в спальне. Своё свободное время (когда она не была занята работой по дому) она в большинстве случаев проводила, сидя за обеденным столом.

Так что отличающееся от обычного поведение было сейчас именно у Минору. Минами всегда была немногословной, а Минору просто не умел вести светскую беседу. И оба они были такими людьми, у которых начинает заплетаться язык в разговорах с представителем противоположного пола. Минами обычно никак не беспокоило это молчание, но вот Минору каждый раз напрягала эта тишина без разговоров, и он обычно возвращался в свой кабинет.

Однако сегодня Минору не вставал из-за стола и после того как была убрана посуда, и даже после десяти минут последовавшего за этим молчания. По сути, у Минору сейчас не было времени, чтобы вот так спокойно сидеть. Он решил покинуть это убежище не позднее, чем завтра.

Много багажа с собой они взять не могли, но минимальный набор личных вещей был жизненно необходим. В качестве сменной одежды можно было взять вещи из этого особняка. А если конечной точкой побега является другая страна, то на всякий случай было необходимо сделать поддельные паспорта. Нужно было позаботиться о том, чтобы они были готовы к получению без задержек, чтобы не терять время.

Минору понимал, что ему нельзя терять время. Но он не мог перейти к каким-либо конкретным действиям, потому что визит (точнее, вторжение) Якумо был слишком шокирующим.

Минору и не думал, что «барьер, скрывающий этот особняк, никогда не будет нарушен». И «Кимон Тонко», и «Парад» можно нейтрализовать, если выставить против них более мощную магию или более продвинутые магические техники. Именно с пониманием этого было связано желание Минору покинуть это укрытие.

Однако Якумо не пробивал и не рассеивал барьер «Сэкихэй Хатидзин», и не прошёл через него правильным способом. Он пробрался через какую-то брешь, о которой не знал даже Минору.

Он был совершенно на другом уровне.

Если бы Якумо присоединился к преследователям, то Минору сейчас уже был бы пойман. Если подумать о связях между Тацуей и Якумо, то очень странно, что Якумо не присоединился к погоне.

…Что, чёрт возьми, задумал этот Коконоэ Якумо?

…С каким умыслом он просто взял и отпустил меня?

Такие вот сомнения уже некоторое время терзали Минору.

Предлогом, чтобы избавиться от этого замешательства, стала новая атака на скрывающий барьер.

— Кто-то проскочил через барьер?

Хотя личность вторженца установить не получилось, но кто-то точно частично и временно нейтрализовал барьер и проник внутрь. Магические структуры, из которых был составлен барьер, не были разрушены. Вместо этого он был нейтрализован ударной волной в противофазе. И на этот раз Минору об этом узнал.

Барьер был отключён противофазной нейтрализацией, поэтому, если эти волны прекратятся, то барьер восстановит свои функции. После вторжения уже не нужно поддерживать заклинание нейтрализации. И барьер действительно уже вернулся в исходное состояние.

— …У нас гости?

Услышав этот вопрос, Минору заметил, что у сидящей напротив него Минами встревоженное выражение лица. Свои предыдущие слова он хотел произнести в мыслях, и даже не заметил, что произнёс их вслух.

— Всё в порядке. Кто бы это ни был, я не позволю им даже притронуться к Минами-сан.

Для Минору не был желанным тот факт, что его слова вызвали беспокойство у Минами. Именно с этим чувством он поспешил успокоить её. И чтобы эти слова не оказались ложью, Минору направил всё своё внимание на поиск вторженца.

Он не считал, что его речь была убедительной. К тому же, он сейчас не заметил, что щёки Минами слегка покраснели. Потому что был сосредоточен на признаках присутствия вторженца.

Прошло около пяти минут с тех пор, как Минору заметил, что барьер прорван.

Минору встал со стула и направился к двери в столовую.

Он знал, что тот, кто прошёл через барьер, уже был внутри особняка.

— Прошу, входите.

Минору открыл дверь.

— Не думал, что ты приедешь в такое место. …Отец.

Личность вторженца Минору тоже узнал через «Элементальный взгляд».

— Извиняюсь за вторжение.

Кудо Макото, глава семьи Кудо и отец Минору, нисколько не удивившись, вошёл в столовую.

Оставить комментарий