Том 4. Глава 10

Пятый день дивизиона новичков начался в атмосфере всеобщего замешательства.

Вчера, во время «Кода монолита», произошли неслыханные, вызванные злой волей события, из-за которых игроки Первой школы получили настолько серьезные травмы, что оказались не способны участвовать в соревнованиях следующего дня. В обычных обстоятельствах им засчитали бы поражения в оставшихся двух матчах, но благодаря вмешательству комитета Турнира к соревнованиям следующего дня допустили команду замены.

На «Коде монолита» используется вариант кругового формата, в котором каждая школа принимает участие в четырех матчах, четыре школы, одержавшие больше всего побед, проходят в финальный этап.

В случае одинакового количества побед, итоги пересчитываются, правда исключаются бесспорные победы. Был даже случай, когда за выход в финальный этап боролись две школы. Если нет прямого соревнования, проходит школа, которая на победу затратила меньше всего времени.

Текущее положение было таким: Третья школа с четырьмя победами, Восьмая с тремя, Первая, Вторая и Девятая — каждая с двумя. Девятая школа победила быстрее, чем Вторая. Одна из побед Первой школы включала дисквалификацию Четвертой, так что они не могли просто пройти с двумя победами.

В сегодняшних матчах, если Первая школа победит Вторую и Восьмую, тогда пройдут следующие: Первая, Третья, Восьмая и Девятая школа.

Если они смогут выиграть у Второй школы, но проиграют Восьмой, тогда Первая, Третья, Восьмая и Девятая смогут пройти.

Если проиграют Второй школе, но смогут победить Восьмую, тогда Первая, Вторая, Третья и Восьмая смогут пройти.

Если проиграют обеим, тогда Первая школа в финальный этап не пройдет. Вторая, Третья, Восьмая и Девятая школы пройдут.

Вот так может закончиться отборочный этап «Кода монолита».

В любом случае, если Первая школа победит Вторую, то Вторая школа вылетит, вместо того чтобы пройти без победы, поэтому Вторая школа решительно протестовала против этой договоренности. С другой стороны, если они победят Восьмую, но Второй проиграют, тогда Турнир девяти школ обвинят в заключении внутренних сделок.

— Другими словами, чтобы удовлетворить обе стороны, мы должны проиграть оба матча…

— Если мы идем, то идем выигрывать. Если проиграем, то сделанное для нас исключение станет бессмысленным.

— Наверное, мне не следует волноваться по этому поводу.

То, что Первая школа выбрала замену не из зарегистрированных игроков, стало предметом удивления и сплетен.

Вместо того чтобы найти новых участников среди десяти лучших представителей команды, они выбрали техника и двоих новых членов.

Некоторым было интересно, неужели Первая школа утаивает другого эксперта «Кода монолита»? В таком случае, почему этот человек не участвовал в соревновании с самого начала? Все школы были озадачены намерениями Первой.

И сейчас три игрока Первой школы, вышедшие на арену, вызвали ещё больше любопытства.

— Не думаешь, что мы немножко заметны?

Микихико, видимо, не мог успокоиться. Услышав его слова, Тацуя решительно их опроверг:

— Для игроков на поле вполне естественно привлекать внимание зрителей.

— Нет, я говорю не об этом… — Микихико покачал головой на то, что Тацуя попытался притвориться невежественным, хотя и хорошо знал, о чем тот говорит, и осторожно посмотрел на Лео.

— Это и впрямь привлекает…

Лео знал, что подразумевал этот взгляд, поэтому и бросил взгляд на уровень талии.

Шум с трибун оправдал подозрения Лео (Тем не менее, они ведь не могли сказать, о чем говорили зрители).

Их защитное снаряжение и шлемы были такими же, как и у других школ.

— Меч? Разве прямой контакт не против правил?

Но присутствие Мини-коммуникатора вызвало у толпы ещё больший крик.

«Меч» Лео на самом деле был встроенным в оружие CAD. Однако меньше десяти процентов толпы могли заметить такие тонкости. Очень мало людей, даже среди игроков и техников, знали о существовании таких CAD, что само по себе было неудивительно.

К тому же магия, записанная в такой CAD, обычно задействовала боевые способности — способности «оружия». «Клинок» обычно улучшает режущую силу. «Копья» улучшают пронзающую силу. «Палицы» укрепляют ударную мощь. «Щиты» улучшают оборонительные способности.

Возьмем, например, «Звуковой Меч», некоторые его варианты включают «Повышение Скорости», «Повышение Проникающей Способности», «Укрепление», «Отражение», но всё это повышает боевой характер оригинального оружия и включено во встроенный в оружие CAD.

Типичные возможности «меча» включают режущую силу и пробивание брони, поэтому какой бы силой он ни обладал, он по-прежнему будет прямо относиться к оружию, наносящему физические атаки. Любой, кто знаком с CAD, оправданно скажет, что это против правил «Кода монолита».

Однако в центре внимания был не только Лео.

— Вон он.

— Да. Никогда бы не подумал, что он выйдет на поле игроком.

— Два пистолета и CAD в форме браслета на правом запястье… Одновременное использование трех CAD?

— Он не обычный человек. Не думаю, что он блефует. Разве не похоже, что две длинноствольные модели — специализированные CAD?

— На скрытное оружие не похоже, так что он, наверное, использует два специализированных CAD. Но большинство людей предпочитает использовать общие CAD, если приходится применять магию с разных систем…

— Значит, ты можешь использовать несколько CAD одновременно. Покажи мне, на что ты способен!

Разговор Масаки и Китидзёдзи передал мысли большинства зрителей. Игроки и вспомогательные члены каждой школы, все смотрели на Тацую.

Это был адский супер-техник, выигравший первые места на всех соревнованиях, за которые был ответственен.

В отличие от горячих криков поддержки со стороны девушек-игроков первого года, парни-игроки первого года смотрели насмешливо.

Они тихо болели за команду противника.

Сейчас любопытство воцарилось над всеми остальными мыслями.

Среди всего этого, матч против Восьмой школы начался.

◊ ◊ ◊

— Значит, мы против Восьмой школы на лесном поле боя, эх…

— В целом… Это не в нашу пользу.

Мари пробормотала, её глаза были прикованы к экрану, тогда как Маюми ответила, когда смотрела на прогресс.

«Код монолита» — соревнование, в котором игроки противостоят друг другу в случайных внешних условиях — полях боя. Турнир девяти школ использует пять сценариев: Лес, Валуны, Открытые Равнины, Долина и Городская Местность.

Среди школ магии, Восьмая школа делала акцент на тренировке в открытой местности, так что Лес для них как родной. Сценарии выбираются случайным образом, но даже в этих исключительных условиях то, что для одной из школ была выбрана благоприятная местность, определенно вызывало опасения того, что кто-то манипулирует шансами.

Однако ни Маюми, ни Мари или любые другие члены руководства, которые собрались в павильоне, особенно не волновались.

На командном уровне Первой школы все знали, что Тацуя тренировался под руководством «Мастера ниндзюцу» Коконоэ Якумо. Лес с множеством визуальных препятствий будет идеальным местом для того, чтобы в полной мере выявить достоинства «ниндзюцу». Это тоже было всем известно.

Однако школа противника об этом совершенно не знала, и это был их колоссальный просчет.

Между стартовыми локациями, где стояли монолиты, было приблизительно 800 метров.

С полным защитным обмундированием и CAD, игрокам необходимо по крайней мере пять минут, чтобы пробраться через бреши между деревьями.

А если учесть, что нужно всё время быть осторожными и следить за передвижениями врага, то время легко увеличится в несколько раз.

Но всё равно меньше чем через пять минут после начала матча около монолита Восьмой школы вспыхнул бой.

За передвижениями игроков следили камеры. Потом, на большом экране, видео из них показывали зрителям. На аренах, где было много визуальных препятствий, зрители по этим видео следили за ходом матча.

Сейчас на большом экране, свисающем с неба, показывали Тацую, который находился перед защитником Восьмой школы.

— Он быстр!..

— Персональное Ускорение? — когда услышал слова Китидзёдзи, Масаки также спросил вслух, его глаза по-прежнему смотрели на экран.

Тацуя перед камерами появился лишь на короткое время, затем в следующее мгновение исчез из кадра.

Защитник другой стороны упал на одно колено.

Камера переключилась на Тацую, который бежал к монолиту с правой стороны защитника.

— Нет, не похоже, что он применяет магию из типа Движений… Ах!

Защитник направил на Тацую дуло CAD. Предыдущей атакой Тацуя лишь временно нарушил баланс защитника.

Специализированный CAD в форме короткоствольного пистолета начал последовательность активации.

На экране, специально разработанном, чтобы показывать движения Псионов, стремительно расширилась нефизическая ударная волна, псионовый взрыв, и разорвала последовательность активации защитника.

Как раз тогда Тацуя держал CAD в левой руке.

Тогда его правая рука была пуста.

Но сейчас на экране было видно, что Тацуя бежал с CAD в правой руке, и целился в защитника.

— Когда?..

Он вытащил? Масаки опустил несколько слов.

Но Китидзёдзи ответил не на его вопрос:

— Подожди, не говорите мне… Прерывание заклинания!

— Ты сказал Прерывание заклинания?

Распавшаяся последовательность активации потрясла защитника до неподвижности. Тацуя, не отрывая глаз от противника, стал перед монолитом и нажал на спусковой крючок CAD в правой руке.

— Великолепно! Монолит открыт!

Видя, как Тацуя подключил особый код, который служил ключом и расколол монолит врага, Хонока искренне затанцевала от радости.

— …Странно, — Шизуку рядом наморщила брови в замешательстве.

— Шизуку, что странно? — в толпе учениц первого года её спросила Эйми.

— Монолит уже открыт, так почему же он отступает?

Как и сказала Шизуку, Тацуя не подошел и не скопировал код с монолита, но изменил путь и прыгнул назад в покров тьмы леса.

— Сейчас, когда ты об этом упомянула… Эй, Миюки, что ты об этом думаешь?

— Даже Онии-саме будет трудно ввести все 512 символов под постоянным преследованием врага.

Клавиатура в форме раковины на его левом запястье была также терминалом для ввода кода. Даже если Тацуя набирает со скоростью молнии, ему всё равно понадобится некоторое время, чтобы на крошечной клавиатуре ввести все 512 символов.

— Ты права… Я первый раз вижу, когда кто-то использует ключ, когда защитник парализован.

Как раз тогда, когда Шизуку поняла и пробормотала это, застывший защитник оглянулся и поспешил в лес за Тацуей.

— Только что… Это было…

Когда Тацуя применил контрмагию, никто не изумился больше, чем Мари.

Она тяжело дышала и не могла связно говорить. Удивительно было то, что Маюми рядом с ней смогла вежливо ответить:

— Прерывание заклинания… Я подозревала, что ты на такое способен, Тацуя-кун… Ты меня не разочаровал.

— Маюми, ты знаешь, что это было?

Маюми взглянула на Мари, которой не терпелось узнать, и быстро вернула взгляд на экран.

— Прерывание заклинания взрывает сжатыми частицами Псионов последовательность прямо, не используя информационное измерение. Эта контрмагия принудительно сносит все последовательности активации и магии — всё, на чем есть следы Псионов. Эта магия сносит запись магии (Грамм), и иногда можно услышать название Грамм-снос. Хотя эта техника и называется магией, но это просто пушка Псионов, которая не пытается изменить реальность. Поэтому Прерывание заклинания нельзя остановить Укреплением данных или Зоной подавления магии, да и, собственно, давление этого пушечного ядра сметет любые эффекты помех.

Поскольку магия явно не влияет на физический мир, то и препятствия ей нипочем. В таком случае, магия, которую использует противник, будет принудительно сдута Псионами. Для того чтобы остановить такую яростную атаку, нужно развернуть многоуровневую защитную стену из Псионов. Кроме малого эффективного радиуса действия, в ней почти нет слабостей. Вместе с Рассеиванием заклинаний, Прерывание заклинания известно как одна из сильнейших контрмагий в Несистемной магии… Но на такую магию способны лишь несколько человек. И я не вхожу в их число. Поскольку это не способность вмешательства, а настоящее рассеивание, я не в состоянии создать такого рода силу с моим количеством Псионов. В общем, это супертяжеловесная магия.

— …Другими словами, это как великан, машущий изо всех сил гигантской булавой, верно?

Услышав странное описание Мари, Маюми рассмеялась:

— Раз можешь такое сказать, похоже, что ты совершенно спокойна, Мари! Впрочем, ты в основном права. Во время матча с Ханзо-куном я думала, что Тацуя-кун более деликатного, изящного типа… Никогда бы не представила, что он на самом деле боец передней линии.

— Тогда во время инцидента на пути сюда это было и вправду…

— Думаю, случилось именно это. Я тогда ничего не видела, но Мари, ты ведь была очевидцем? Во время того инцидента было больше десяти перекрывающихся последовательностей магии, но все они мгновенно исчезли… Как же много у него Псионов…

Формация Восьмой школы состояла из одного защитника и двух нападающих.

Двое нападающих пошли разными путями. Один из них достиг территории Первой школы.

— Тацуя-кун, поторопись!

— Давай, Лео-кун!

Территория Первой школы, на которой стоял их монолит, была расположена так, что позволяла зрителям легко увидеть все подробности.

Под взглядом Эрики и Мизуки, Лео встал в боевую позицию перед монолитом своей команды и взял с пояса «меч».

В тени деревьев виднелась фигура нападающего.

Он держал такой же специализированный CAD, как и у его товарищей по команде.

Нападающий явно намеревался за один раз сокрушить Лео, защитника, и открыть монолит.

Нападающий направил CAD на Лео.

Тогда как Лео взмахнул встроенным в оружие CAD, «Мини Коммуникатором», горизонтально.

Оба начали двигаться одновременно.

— Замечательно!

— Черт, этот парень довольно хорош!

Эрика и Мизуки зааплодировали.

Летающая металлическая палка прошла по дуге, пролетела сквозь деревья, и прямым ударом спереди свалила нападающего с ног.

По координатам деревьев Лео уже рассчитал эффективную дистанцию и раздельным клинком с расстояния ударил нападающего.

Когда «клинок» восстановился, как единое целое, Лео указал «мечом» вверх.

«Клинок» в руке устремился вперед и остановился в небе.

— Ох… Ах!..

С ревом, Лео взмахнул «клинком» вниз со скоростью, которая соответствовала радиальному движению, и нанес последний удар по нападающему, который лежал на земле.

— Что это было?

Хотя вопрос Сузуне мог показаться жёстким, но он явно показал, что та потеряла немного своего обычного хладнокровия.

— Должно быть, это «Мини Коммуникатор» — встроенный в оружие CAD и оригинальная магия, которую разработал Шиба-кун.

Ей ответила Азуса, которая прошлой ночью присутствовала во время калибровки.

— И встроенный в оружие CAD и оригинальная… Интересно, какая конструкция?

Услышав краткое объяснение Азусы, Сузуне несколько раз кивнула.

— Понятно, это новая мысль. Однако, даже для Шибы-куна, система выглядит довольно грубой.

— Грубой?

Азусе, которая склонила голову набок, Сузуне терпеливо объяснила:

— Да, у этой магии есть очевидные ограничения по физическим данным пользователя и приемлемой окружающей обстановке…

Третий игрок Восьмой школы продолжал отступать через лес.

Поскольку была выбрана лесная местность, это был сам лес Фудзи. На арене части холмов были искусственными, с пересаженными деревьями и растениями, местность была предназначена лишь для тренировочных целей.

Полвека прошло после пересаживания, лес естественным образом вырос таким, каким и является сейчас. Хотя это не были непроходимые джунгли, где люди могут легко потеряться в 800 метровой зоне.

Но реальность была такова, что игрок Восьмой школы безнадежно заблудился.

— Где ты, черт возьми! Прекрати вокруг прятаться и иди сюда!

Игрок Восьмой школы не пытался скрыть волнение в голосе, когда магией пробовал удалить ультразвуковые волны.

Сила ультразвуковых волн не стоила даже упоминания.

Единственным заметным эффектом был небольшой звон в ушах.

Однако этот звон чрезвычайно раздражал.

Хотя игроки носили защитные костюмы военного класса, это была лишь стандартная защита пехоты для защиты головы от ударов или давления, так что в ней не было функции для защиты от иллюзий или звуковых волн. Шлем защищал голову, но в нем были маленькие дыры, чтобы уши могли нормально слышать.

Под атакой ультразвуковых волн, единственное, что можно сделать, это защититься собственной магией.

Игрок Восьмой школы положил командный CAD назад в кобуру и достал из кармана общий CAD в виде телефона. Он планировал защититься им от ультразвуковых волн и начать наступать на местоположение Первой школы.

Но как бы долго он ни шел, поле врага так и не отыскал.

Он даже не заметил.

Под постоянным натиском высоких и низких звуковых частот, его внимание было полностью обращено на высокие частоты, что позволяло низким частотам посеять хаос в его внутреннем ухе.

Его взор был ограничен, поскольку он бесконечно поворачивался то влево, то вправо — и осложнялось всё ещё и тем, что у него не было возможности восстановить ориентацию и что его чувства были не в порядке. Это естественно привело к тому, что он совершенно не мог понять своё текущее местоположение.

Если кто-то заметит, что потерялся, то сразу же сверится с компасом, но если его постепенно введут в заблуждение его же чувства, выйти из положения будет намного труднее, и прежде всего потому, что он не будет осознавать, что был введен в заблуждение.

Игрок Восьмой школы попал в проверенную веками ловушку, известную как «высокомерие».

За эту ловушку был ответственен Микихико.

Магия Духов — «Эхо лабиринт».

Он хотел как-то ответить, но из-за обманутых чувств не мог даже сказать, где вражеский заклинатель находится. Да и чувствуй он себя нормально, всё равно не нашёл бы Микихико.

Просто Микихико атаковал этим звуком с помощью духов.

Если он поймает источник магии — найдет лишь позицию парящего духа.

Мощь полнейшей скрытности.

Это одно из величайших оружий «Божественной магии Земли», ветви магии Духов, к которой принадлежал Микихико.

Позади бесцельно блуждающего игрока Восьмой школы, Микихико решил, что уже почти пора переходить к следующей фазе своей миссии.

Заманив защитника глубоко в лес, далеко от монолита, Тацуя обдумывал свои возможности и пытался решить, следует ли нападать прямо или помочь другим.

Если решит атаковать, то должен будет быстро нейтрализовать противника, чтобы выиграть необходимое время для ввода кода.

Если решит помочь, то должен будет продолжать привлекать внимание защитника, тем самым выиграть время для Микихико, чтобы он ввел код.

Чтобы принять решение, он на мгновение остановился.

Тацуя решил нападать.

Левой рукой он вытащил CAD, направил его к земле и нажал на спусковой крючок.

Активировав магию, уменьшающую вес, он слегка отпрыгнул от земли и с легкостью белки бросился по верхушкам деревьев.

Как только он применил магию, противник должен легко обнаружить его расположение.

При применении магии изменение Эйдоса создает неизбежные побочные эффекты.

Искусный волшебник может не только определить положение заклинателя по всплескам магии, но даже сказать, какая магия была использована. Однако при такой слабой магии, как эта, сможет ли игрок Восьмой школы хотя бы обнаружить, что он использовал магию из типа Веса? И даже если сможет, догадается ли он, что Тацуя двигался по верхушкам деревьев?

Для Тацуи это был бы наиболее удобный исход.

Двигаясь между деревьями, для прыжков он не использовал магию.

Как будто бы к его ногам были привязаны пружины, он даже не тряс деревья.

Как и ожидалось, защитник уже пришел к точке, где он прыгнул с земли.

И посмотрел вверх.

Находясь за его спиной, Тацуя нажал на спусковой крючок CAD в правой руке.

На широком экране, который показывал движения Псионов, был изображен защитник Восьмой школы, как его завалило Псионами Несистемной магии.

Защитник чуть пошатнулся, затем упал.

— …«Резонанс», хм, Несистемная магия.

— Значит, чтобы вывести из строя противника, он биологическими волнами и псионовыми волнами создал резонанс?

Услышав слова Китидзёдзи, Масаки кивнул:

— Видимо он настроил правую руку на использование Несистемной магии, а левую — на использование магии из типа Веса, и применил их попеременно.

— Джордж… Не думаешь ли ты, что Несистемная магия этого парня содержит следы древней магии?

— Ты тоже так считаешь, Масаки? Это Шугендо… или даже ниндзюцу? Биологические волны, исторически известные как «чи», очень похожи на магию, которую он использует.

— Я думаю, что даже пользователи этой древней магии в наши дни не пользуются термином «чи».

— Хо? Придирки не очень тебе подходят, Масаки.

Защитник не полностью потерял подвижность. Он всё ещё был немного в сознании. Однако в своем текущем состоянии он уже не мог противостоять Тацуе.

С помощью потенциальной энергии трех согнутых веток Тацуя сделал гигантский прыжок. Находясь в воздухе, он нажал на спусковой крючок в левой руке, и даже не удосужился принять позу для приземления. Он в мгновение ока достиг монолита.

Изображение того, как Тацуя открывает монолит и вводит код, отобразилось на всех экранах.

Вдали от воплей сторонников Восьмой школы, Маюми повернулась к Мари.

Мари также повернулась и поймала взгляд Маюми.

— …Он выиграл.

— …Он и вправду выиграл.

Сейчас Первая школа гарантированно пройдет в финальный этап.

Однако почему-то они, казалось, этому не сильно обрадовались.

После ввода кода раздался пронзительный свист окончания раунда.

Когда был поднят флаг Первой школы, места, где сидели болельщики Первой школы, превратились в полный бедлам.

— Мы выиграли! Мы выиграли!!

— Невероятно, Невероятно, Невероятно! Это полная победа!

— Поздравляю, Миюки!

— Твой брат сделал это!

Пронзительные крики радости пришли от игроков-девушек первого года.

Это было так, словно они уже взяли чемпионат.

Были также приветствия и поздравления на нормальных местах, но более сдержанные.

— Вот это да… Мое сердце почти остановилось!

— Почему? Разве Тацуя-кун, Лео-кун, и Йошида-кун не в целости и сохранности?

— Не, я думала, что кроме Тацуи-куна, остальным будет и впрямь трудно…

— Э? Почему?

— Спрашиваешь, почему… Ну, причин есть много.

Услышав абстрактные и непонятные слова подруги, Мизуки в смешной манере склонила голову.

— Ты странная, Эрика-тян.

Когда даже Мизуки видит её странной, у Эрики есть десятки оправданий, чтобы защитить себя, но заставлять друзей беспокоиться, не было любимым занятием Эрики, так что в этот раз она решила пропустить её слова мимо ушей.

◊ ◊ ◊

Следующий матч, между Первой школой и Второй, начнется через тридцать минут.

Хотя он посчитал перерыв коротким, Масаки не нужно было об этом волноваться, поскольку маловероятно (определенно) что сегодня он не встретится с ними в бою. Зато ему следует поприветствовать мысль, что игроки Первой школы изнурят себя. Однако в ту секунду, когда он об этом подумал — понял, что мысль подла, и немедленно выкинул её из головы.

Местность следующего матча ещё не объявили.

Текущий матч уже закончился, но Масаки продолжал сидеть на зрительской трибуне и не мог не говорить с Китидзёдзи.

— Так что ты думаешь о матче?

— Масаки, ты спрашиваешь не обо всей команде, но про «него», верно?

Его слова были с поправкой на «него», на что Масаки мог только криво улыбнуться:

— Ты прав. Джордж, если бы это был ты, как бы ты его победил?

— Я думаю, что он очень хорошо знаком с полем боя. Боевое движение, обзор поля боя, позиционирование… По сравнению с его магическими способностями, мы должны наблюдать за этим, так ведь?

— Что о его магии?

— Дай подумать… Хотя меня поразило «Прерывание заклинания»… Но этот последний «Резонанс», хотя он и идеально сделал внезапное нападение со спины, он не смог полностью оглушить противника. Разве это не открытие, которое мы можем использовать?

— Да…

— Сейчас, когда я об этом думаю, при первом контакте он, по-видимому, магией из типа Веса нарушил баланс противника, но, наверное, он хотел полностью сбить противника, но смог заставить его лишь присесть на одно колено. Это было и в случае с магией Уменьшения веса, которую он использовал для прыжков по деревьям. Только её одной было недостаточно, чтобы держать его вес. Может, до определенной степени, он не в состоянии использовать сильную магию? Должно быть это побочный эффект от долгого использования высокопроизводительных CAD, вероятно из-за слабых моделей он не может высвободить свою полную силу, но мы, может, никогда об этом и не узнаем.

— Вполне возможно. С таким превосходным мастерством, понятно, что он будет использовать современное аппаратное обеспечение. В связи с тем, что его внезапно повысили в качестве замены, у него не было времени, чтобы привыкнуть к более слабой модели.

— Мы не знаем всех тонкостей, но это и не нужно, верно? По крайней мере из магии, я думаю, что нам нужно следить лишь за «Прерыванием заклинания». Вместо того чтобы следовать примеру игрока Восьмой школы, мы обязательно должны быть осторожными, чтобы не попасть в ту же стратегию.

— Ты имеешь в виду, мы не должны его бояться при столкновении лицом к лицу?

— Именно. Если бы мы только заставили его встретить тебя лицом к лицу… Если мы это сделаем, тогда триумф Масаки будет обеспечен. Например, если наш матч будет на «Открытых Равнинах», мы выиграем в десяти случаях из десяти.

◊ ◊ ◊

Во время отдыха игроков Первой школы, Микихико был сбит с толку, поскольку неоднократно садился и вставал со своего места.

— Микихико… Ты можешь немного успокоиться?

Калибровка «Мини Коммуникатора» была только что завершена. Будто пересматривая его вес, Лео вокруг им размахивал, когда сказал это равнодушно.

— Лео… Ты по-настоящему беззаботный. Что ж… Нас даже приветствовали сверстники из других классов, которых мы никогда раньше не встречали.

Эти слова, казалось, Микихико из себя выдавил. Под всеобщими вопросительными взглядами, Миюки очаровательно улыбнулась:

— Кто бы мог подумать, Йошида-кун такой застенчивый!

Тацуя пожал плечами и сел в непринужденной позе. За ним стояла Миюки и массажировала ему плечи, она ослепительно улыбнулась Микихико.

— Я считаю, что реакция Микихико совершенно нормальна. В конце концов, он невинный подросток, Миюки.

— Айа! И впрямь, Онии-сама. Миюки прежде никогда не видела застенчивого Онии-саму, не правда ли?

Когда Миюки увидела, что Тацуя обернулся и прищурено на неё посмотрел, улыбка у неё стала только шире. Всё это время её мягкие белые пальцы не прекращали нежно гладить и массировать плечи брата.

«Значит, я стесняюсь, черт побери!»

«Но когда я вижу, как вы это делаете, я становлюсь ещё более подавленным»

… Не в состоянии сказать это вслух, Микихико мог только страдать в тишине.

Кстати, в это время Маюми и Азуса прошли через двери павильона (из ткани высокого качества 21-го века) и вошли.

Видя брата и сестру вот так, обе застыли, лицо Азусы становилось жарче с каждой секундой.

Хотя на вид Маюми не покраснела, она посмотрела на Тацую так, как если бы увидела бродячих собак в грязи.

— …Каким-то образом, я чувствую, как меня безжалостно осудили, или это презрение?

— Слишком много думаешь!

Когда Тацуя посмотрел прямо на неё, Маюми безжалостно сказала эти слова, затем быстро кашлянула, притворившись, что очистила горло.

К тому времени, как она повернулась, Тацуя уже поднялся.

«Каким-то образом… Этот ребенок выглядит, как солдат…»

Носки обуви слегка расставлены, спина полностью ровная, руки скрещены за спиной, будто эта поза совершенно естественна для него. Может это тревога, благоразумие или самоуверенность? На нем, казалось, всё было уместно.

Пожалуй, это заставило её почувствовать, будто её собственные действия совершенно детские.

— …Ладно, просто забудь. — В конце концов, Маюми всё ещё защищала себя, даже несмотря на подавляющее желание так не делать, что заставило её слегка презирать себя, и ей захотелось быстрее закончить этот разговор — Было решено поле боя следующего матча.

— Так ты пришла специально, чтобы нам рассказать. Большое спасибо. — Тацуя чуть поклонился Маюми и спросил глазами: «Где?»

— Городской Район.

Слова Маюми заставили Тацую потерять дар речи.

— …Это поле боя по-прежнему используется, несмотря на то, что произошло вчера?

— Просто выбор происходит случайно. Боюсь, что комитет Турнира даже не принял это во внимание.

— Ясно…

Весьма впечатляюще, что комитет может быть столь откровенным, подумал Тацуя, но решил не говорить вслух.

— Мы поспешим. Калибровка CAD уже завершена.

— Спасибо!

Маюми кивнула, тогда как Лео и Микихико сразу же начали готовиться.

Им нужно было лишь взять свои CAD и надеть защитные жакеты и шлемы, которые они сняли ранее.

Это было всё, что нужно подготовить.

Они надели жакеты, застегнули молнии и пуговицы.

— Эм, Шиба-кун…

Когда Тацуя поправил CAD и кобуру, Азуса задала ему вопрос.

— Что случилось?

— Что ты будешь делать с… CAD Сайдзё-куна?

— Что я буду делать?

— Потому что… Разве не трудно будет использовать «Мини Коммуникатор» на близких расстояниях, например в комнатах или на лестницах? Магия лишь заставляет клинок парить в воздухе, так что его сила полагается лишь на силу рук, верно? Поскольку клинок имеет преимущество «расширения», если нет достаточного места, чтобы замахнуться, то нет никакой пользы в его конструкции… По крайней мере, это то, что я слышала.

— От Итихары-сэмпай, верно?

Тацуя смотрел прямо сквозь неё, что заставило Азусу покраснеть, но по совершенно иной причине, чем до этого.

— Как и ожидалось от Итихары-сэмпай, весьма точный анализ. Тем не менее, пожалуйста, не беспокойся на этот счет. Там всё ещё будут комнаты, в которых можно махать мечом. Даже если нельзя будет использовать десятиметровую длину, одного метра будет вполне достаточно.

Поймав знак Тацуи, Лео кивнул с выражением «просто оставь это мне».

◊ ◊ ◊

Матч между Первой и Второй школой проводился полностью игнорируя вчерашний инцидент, их монолиты были установлены внутри двух зданий — а именно, на третьем этаже пятиэтажных зданий.

Такое упорное нежелание признать свою ответственность и ошибку ещё раз напомнило всем, что бюрократия магического сообщества связана с политикой.

Впрочем, и за вчерашний «несчастный случай» комитет Турнира не взял ни ответственность, ни вину.

В конце концов, для Тацуи закрытые помещения с множеством скрытых от посторонних глаз мест бесконечно предпочтительнее открытых пространств, так что он не жаловался.

К этому времени Тацуя уже проник на последний этаж здания Второй школы. Он прокрался между защитниками не обнаруженным: прыгал по крышам соседних зданий и не пользовался при этом магией. Именно потому, что использовал чисто физическую силу, он проскользнул незамеченным и приблизился к цели.

Из-за того, что Тацуя проходил между тенями зданий и оставался скрытным, у него это заняло значительное время. Даже если они проиграют этот матч, они по-прежнему пройдут в финальный этап. Однако формат финального этапа включает битву обладателя первого места против четвертого и второго против третьего. Встретить Третью школу в полуфинале совершенно отличается от того, если встретить их в самом финале. Тацуя оценил, что времени всё ещё недостаточно, хотя он и оставил Микихико на поддержку Лео.

— Микихико, ты меня слышишь?

— Так точно, Тацуя.

Хотя «Код монолита» и не запрещает игрокам использовать беспроводные коммуникаторы, очень мало школ пользуется их преимуществом. Потому что даже если сообщение и не будет расшифровано, современные техники способны обнаружить расположение отправителя.

Ко всему прочему, команда из трех человек, использующая беспроводные коммуникаторы, может легко столкнуться с обстоятельствами, когда один или несколько членов вне зоны связи. В целом, беспроводные коммуникаторы в этом соревновании играли малую роль.

Но, несмотря на это, Тацуя благоразумно решил воспользоваться такой услугой. Без сомнений, у него был некий скрытый мотив.

— Давайте начнем. Мы полагаемся на тебя, найди расположение монолита.

— Мы не можем держаться тут вечно. Поторопись!

— Понял.

Другая сторона была втянута в бой.

Тацуя активировал браслет на правом запястье и использовал магию призыва.

Лео с удовольствием взмахнул «Мини Коммуникатором» по горизонтали.

Кусок метала 40 сантиметров в длину и 12 сантиметров в ширину, часть клинка, пронесся по дуге к игроку Второй школы. Недостаток веса в оружия был сделан для придания дополнительной силы при взмахе. Лео опрокинул нападающего.

Нападающий упал на землю. Если бы это был «живой бой», он бы сразу же пошел вперед и добил бы его. Однако «Код монолита» запрещает битву на близкой дистанции.

— Микихико!

Даже зная, что он его не слышит, Лео всё равно дал знак Микихико, который «наблюдал» за разворачивающейся сценой через духов.

В ответ, в воздухе сформировался шар света.

И ударил лежащего игрока Второй школы.

Однако у Лео не было свободного времени, чтобы наслаждаться выводом из строя одного игрока.

Заметив, что тело под воздействием магии из типа Движений, Лео поспешно крикнул.

— Стой!

Голос активировал CAD на левом запястье, приняв команду через микрофон на шлеме. С точки зрения использования двух CAD одновременно, пока две магии активированы из разных систем, между ними не будет помех.

К счастью — только для некоторых случаев — личный CAD Лео был высокопрочным и надежным, у него была мощность позапрошлого поколения, так что все условия для CAD Турнира были выполнены. Даже если сомнительный характер и небольшая задержка времени в системе распознавания голоса не подходила к стандартам Тацуи, в таких обстоятельствах личные привычки их превысили, так что Лео использовал свой личный CAD после некоторой (массивной) корректировки последовательности активации.

Как и планировалось, хотя CAD Лео был «устаревшим», он всё равно сумел вызвать защитную магию перед тем, как враг атаковал магией из типа Движений.

Там, где стоял — на месте, где ноги касались земли — он укрепил связь своего тела к соответствующим координатам. Это была та же тактика, которую Мари использовала во время «Боевого сёрфинга», хотя и в меньшем масштабе. Магия Мари позволяла свободно двигаться при стабилизации по отношению к движущейся доске. В отличие от неё, единственной целью Лео было прочно «стабилизировать» себя на земле, не двигая ни одним мускулом. Это продолжалось лишь короткое мгновение.

Однако из-за того, что это была массивная устаревшая магия, она всё ещё могла противостоять магии противника в процессе активации.

Это здание было спроектировано как школьное общежитие.

Через разбитые окна он увидел проходящую через коридоры фигуру противника.

Лео ещё раз поднял правую руку и стал в позицию выпада, но противник уже бежал.

Он осторожно приблизился к лежащему в конвульсиях игроку и снял его защитный шлем.

По правилам, когда противник снимает свой шлем, ему запрещены дальнейшие действия на матче.

«Хорошо, одного из них мы уже вывели из строя… — Даже зная, что он никому не может это сказать, Лео всё равно об этом подумал. — Всё зависит от тебя, Тацуя. Здесь становится жарко»

Благодаря магии призыва Тацуи, прилипший к нему дух активировался.

Тацуя не мог пользоваться магией Духов.

Хотя он мог обнаружить активное Духовное существо, он не мог им управлять. Волшебники современной магии создают ложный сигнал, чтобы перезаписывать и манипулировать Эйдосом цели, они не могут своей волей управлять самим Эйдосом.

Тем не менее, они всё же могут использовать самую основную магию призыва из магии Духов.

Он мог запомнить последовательность магии внутри последовательности активации потому, что его искусственная зона расчета магии храниться в его сознании. Не зависимо от типа магии, как только он расшифрует последовательность активации, которая служит основой последовательности магии, эта зачаточная проекция последовательности магии всё ещё будет в пределах его способностей.

Это не был тот же уровень магии, поскольку он просто имитировал процессы её вызова. Однако пока все необходимые компоненты задействованы, даже если это простая копия, определенная степень эффекта может быть достигнута.

Микихико поместил неактивный дух на Тацуе, который Тацуя реактивировал магией.

Этим он сразу же установил связь с «мастером», Микихико.

Хотя Тацуя не мог контролировать дух, прежде всего у него не было причин это делать.

В некоторой степени, его целью было реактивировать духа Микихико на территории противника.

Его предыдущая магия должна была предупредить защитника о его присутствии.

Если противник покинет монолит и поднимется на его этаж, это будет наиболее желанным итогом.

Тацуя начал беззвучно двигаться.

Благодаря своему «контрактному» духу, Микихико обнаружил, что Тацуя также успешно «вызван».

«Серьезно, почему ты ученик второго потока, Тацуя?..»

Когда Микихико сконцентрировался на отдаленном духе, эти мысли сформировались в уголку его сознания.

На самом деле в магии расстояние не представляло реального препятствия. Для огромного информационного измерения физическое расстояние даже не было проблемой.

Изначально лишь Несистемная магия, которая прямо высвобождает Псионы без использования информационного измерения, была бы ограничена физическим расстоянием.

Однако человек ограничен пятью органами чувств и своим опытом.

Если физическое расстояние очень велико, не будет восприятия «дистанции».

Такое восприятие дистанции стало «диапазоном» магии.

С этим знанием в уме, магия также становится менее эффективной.

Таким образом, при использовании магии на далеких целях, ключ лежал в понимании того, что цель находится прямо перед заклинателем.

В этом случае, магия Духов становиться связью между заклинателем и духом — однажды синхронизировавшись, заклинатели могут чувствовать окружение духа. Другими словами, с помощью магии Духов можно обойти вопрос дальности.

Так же, как и сейчас.

«… Я вижу его»

Подстройка зрения.

Он вызвал духа не для того, чтобы прочитать записанную информацию. Вместо этого он использовал связь через информационное измерение, чтобы через активный дух напрямую получить визуальную информацию. Это известно как «Подстройка чувств» из магии Духов. Если, чтобы обеспечить четкость, ограничиться лишь зрением, то эта техника будет известна как «Подстройка зрения».

— Нашел его, Тацуя!

Однако дальше пошла хитрая часть.

Микихико установил связь с двумя духами — одним, следующим за Тацуей, и другим, следующим за Лео, затем передал её Тацуе.

«Быстро… Значит, он его уже нашел»

Магия Духов весьма удобна, неторопливо подумал он, пока усиливал напряженность в своем теле.

Как бы это ни описывать, но он скрывался, свисая с потолка.

Наверное из-за того, что здание было намеренно сделано в состоянии строительства, в нем было много открытых вентиляционных отверстий ведущих в комнату, где расположен монолит Второй школы.

Видимо защитник уже обнаружил источник сигнала, но он никогда не предположит, что противник скрывается в засаде над головой.

Скорее всего, не обнаружит, думал Тацуя.

В глазах Тацуи, защитник начал узко видеть из-за крайней тревоги.

Его дыхание было прерывистым вероятно из-за того, что он бежал вверх по лестничным пролетам.

Он определенно не был похож на того, кто годится к обороне. Сейчас он должен был приветствовать неумелость противника, поскольку жалость совершенно точно была бы лицемерием.

Он, было, хотел позволить защитнику пройти, но, в конце концов, решил спрыгнуть. Тацуя перевернулся в воздухе, чтобы приготовиться к приземлению и одновременно с этим правой рукой вытащил CAD.

Коснувшись земли, он нажал на спусковой крючок.

У защитника даже не было возможности повернуть голову.

Активированная магия была простой псионовой ударной волной. Через несколько секунд техника вывела его из строя путем создания симптомов, напоминающих сотрясение мозга.

В бою несколько драгоценных секунд — разница между жизнью и смертью, но это было соревнование, в котором запрещен прямой контакт. Тацуя взглянул на потерявшего равновесие противника и побежал к цели, которую обнаружил Микихико.

У него заняло менее десяти секунд, чтобы пройти две комнаты и достичь своего назначения.

Заметив, что защитник, наконец, начал двигаться, Тацуя направил CAD прямо себе под ноги.

Каждый этаж был три с половиной метра в высоту.

Между третьим и пятым этажом приблизительно семь метров — в пределах дальности использования «ключа».

Он нажал на спусковой крючок.

По его руке начали идти тонкие изменения в Эйдосе.

Тацуя благоразумно пошел по противоположной лестнице от той, откуда пришел, и спустился на этаж ниже.

Взглядом, синхронизированным с духом, Микихико легко увидел код, скрытый в монолите.

Он отвел взгляд.

Лео пока ещё не вступил с противником в контакт.

Микихико немного помолился на удачу, и начал вводить код, который увидел через дух.

Когда прозвучал сигнал окончания матча, Тацуя был занят уклонением от магии «Камайтачи», которой защитник в него стрелял.

Лео стоял спиной к монолиту и был готов бросить всё, что у него было, на последний удар.

— Уф… Матч закончился! — Маюми довольно вздохнула с облегчением, на что Мари недовольно ответила:

— Этот парень… Он ведь в конце занимался ерундой?

— Э? Правда?

— Он легко мог бы избежать тех атак… Почему он не устранил противника?

— Уверена, у него есть на то свои причины.

Мари раздраженно смотрела на Тацую, когда Маюми спокойно отвергла её слова.

— Что ты имеешь в виду? Он использовал «Резонанс» на прошлом матче и кое-где ещё, чтобы вывести из строя Хаттори. Разве у него не должно быть больше трюков в рукаве?

— Скорее всего, аппаратные требования CAD Турнира не в состоянии выявить все его способности, поэтому он и не может использовать магию, которую использовал против Ханзо-куна. Также его атаке «Резонансом» на предыдущем матче ведь не удалось полностью заставить замолчать противника? Мари, разве ты забыла? Вчера мы вынудили Тацую-куна выступать в качестве замены, так что у него была лишь одна ночь для подготовки! В эту одну ночь он откалибровал CAD Сайдзё-куна и Йошиды-куна, и, к тому же, придумал стратегию, которая в полной мере использовала их таланты… Я могу понять, что твоё раздражение, Мари, исходит от того, что ты относишься к нему с большим уважением. Однако я думаю, что это безответственно ожидать многого, не давая ему время, необходимое для оправдания ожиданий.

— Что ж… Хорошо… — Мари слегка кивнула, показав тем самым, что разделяет её мнение. Внезапно она остановилась: — …Кстати, Маюми.

— В чем дело!

Ощутив появление ледяной ауры мести, Маюми не могла не вздрогнуть.

Однако это могло быть именно тем, что и искала Мари.

— Ты неплохо готова защищать Тацую-куна!

— Что?! Нет, что ты…

— Не нужно стыдиться. Впрочем… думаю, даже тебе будет тяжело тягаться с таким уровнем комплекса сестры…

— Я уже сказала, это не так!

Хотя возражения Мари прошли по касательной во время обычной беседы старшеклассниц (больше как придирки), такие же чувства откликнулись и у одного из зрителей, у которого была иная точка зрения.

— В конце концов, он использовал лишь «Прерывание заклинания», «Фантомный Удар», и магию из типа Веса, эх… Я могу понять не применение «Разложения», но разве он не слишком скупился, не использовав Мгновенный вызов или Элементальный взгляд.

— Сэнсэй, вы ведь должны знать, что у него есть свои причины не использовать их, разве не так?

— Но, Фудзибаяси… Забудем пока Мгновенный вызов, но даже если он будет использовать «Глаза духов», никто из этих наблюдающих за ним третьесортных волшебников не будет иметь никакого представления о том, что он только что сделал.

Доктор Яманака и Лейтенант Фудзибаяси из Отдельного магически-оборудованного батальона разговаривали на зрительских трибунах. Если бы кто-то знакомый с понятиями подслушал их разговор, они, несомненно, в удивлении вылетели бы из своих мест. Однако так как они были одеты в незаметную летнюю одежду, их легко можно было принять за пару… хотя и с трудом, поскольку они выглядели как доктор и медсестра (в Японии, «сэнсэй» также используется для обращения к учителям или докторам). Если кто-то подслушает ряд иностранных терминов, он, скорее всего, подумает, что это специфичные термины из психологии или смежных областей. Вокруг никто не обращал на них внимания.

— Тем не менее, если кто-то увидит то, чего не следует, преступники среди зрителей могут насторожиться. По сравнению с Сенсорной магией, «Элементальный взгляд» больше похоже на супер силу. В зависимости от обстоятельств, эта магия может привлечь даже больше внимания, чем «Разложение».

Они говорили о «Глазах Духов», или по-другому «Элементальном Взгляде», способности Тацуи распознавать «ландшафт (элементы)» информационного измерения.

Каждая из Четырех Великих Систем и Восьми Основных Типов магии через информационное измерение проецирует последовательности магии на Эйдос.

Таким образом, у волшебников, владеющих современной магией, есть способность связываться с информационным измерением. При подключении к информационному измерению и проверке его «существования» — чувства Тацуи, можно сказать, расширялись к этому измерению.

И… это «расширение» имело ужасающие последствия.

У всех физических тел в мире есть свой Эйдос, запечатленный в информационном измерении.

К тому же, чтобы найти нужные цели, он не пользовался пятью чувствами, он не «видел сквозь» это расширенное информационное измерение и сигналы подсистемы. Скорее, он мог распознать каждый Эйдос и отдельно с ними работать.

Другими словами, от Элементального Взгляда ничего не ускользнет.

Термин «Глаза духов» был на самом деле неправильным, но, в связи с долгим употреблением, стал частью технического жаргона.

Первые ученые, которые привели этот термин, первоначально использовали прилагательное «Элементальный» от слова Элемент, то есть Часть, который неправильно поняли как существительное «Элементали», которое породило «Глаза элементалей», а они, в свою очередь, были сокращены к «Глазам духов». Конечно, попали на эту ошибку многие, но поскольку «Глаза духов» магически более предрасположены чем «Элементальный взгляд», название прижилось. Это был немного ненаучный способ подхода к вопросу, но поэтому этот термин никогда и не был исправлен.

Хотя эта «ошибка» стала источником большого разногласия между специалистами и неспециалистами… Но относительно того, что никто не вызвался её исправить, критики до сих пор гадали, таинственно ли это или достойно отчаяния.

Вернемся к главной теме.

Яманака хорошо знал то, о чем говорила Фудзибаяси. «Элементальный взгляд» также как и «Туманное рассеивание» строго засекречено.

Тем не менее, Яманака по-прежнему неохотно это признавал.

— Поскольку он не имеет права это раскрывать, мы, вероятно, в одной лодке…

Они не были ни достаточно простодушными, ни невинными, чтобы просто прийти и поддержать Тацую. И Тацуя не был достаточно слаб, чтобы перед всеми присутствующими болезненно придать гласности запрещенные вещи. Яманака, Фудзибаяси, Казама и Янаги полностью осознавали это. Тем не менее, всегда были исключения. Если произойдет катастрофа, и секретная магия будет обнаружена обществом, они должны будут разобраться с положением. Вот почему они сидели здесь и полностью сосредоточились на матче Тацуи.

Поэтому у них не было никакого права критиковать скрытный характер семьи Йоцуба, что как раз и было точкой зрения Яманаки. Как бы ни хотел Яманака увидеть Тацую свободным, чтобы тот показал всему миру пару заклинаний, с этим ничего нельзя было поделать.

— Однако я думаю, он должен использовать Мгновенный вызов. Против «Принца» или «Кардинала», не думаю, что даже он сможет победить, используя такие слабые CAD, — будто окончательно успокаивая претензии Яманаки, Фудзибаяси закончила разговор.

Не все зрители были сосредоточены только на Тацуе.

Значительное количество наблюдало за Лео. Особенно потому, что он был первым, кто на этих соревнованиях использовал встроенный в оружие CAD, что поражало и озадачивало их.

Несколько зрителей наблюдали и за Микихико, который безошибочно «увидел» 512 символьный код на расстоянии. Среди этой толпы зрителей, которые понятия не имели, что произошло, одна подруга детства была исключением.

— Поистине, Мики… Ты такой же, как и прежде.

— Э, что как и прежде, Эрика-тян?

Мизуки с интересом повернула голову на непроизвольные слова Эрики. Эрика неопределенно ей ответила, затем снова упала глубоко в свои мысли.

Дружба Эрики и Микихико заходила дальше, чем могла предположить Мизуки, так что Эрика, конечно же, точно знала, что делал Микихико.

Хотя Подстройка чувств — отнюдь не маленький подвиг, Микихико, так называемое «чудо», перед несчастным случаем мог использовать эту магию также легко, как и дышать. Однако после происшествия он не мог свободно владеть магией так, как привык.

«Серьезно… Твоя душевная травма уже давно исцелилась»

Иногда люди говорят, что физические травмы исцелить легко, но душевные раны заживают медленно.

На самом деле физические травмы также разделены на те, которые можно вылечить и те, которые нельзя.

Однако душевные травмы должны быть такими же.

«Мики… Ты заметил? Сегодня ты такой же, каким был на пике своих возможностей!»

Эрика не обладала силой обнаружения духов, и у неё не было глаз, чтобы их видеть.

Поэтому она не могла прямо подтвердить, была ли магия Духов успешной. Тем не менее, она была дочкой семьи Тиба, которая известна бесконечными тренировками в противопехотной магии.

По мелким и тонким изменениям в движении, взгляде и выражении, можно в определенной степени определить, когда кто-то использовал магию, куда он прицеливался, и оказалась ли магия успешной.

Дочь семьи Тиба пользовалась своими «глазами мечника», чтобы увидеть, как Микихико, наконец, использовал магию, которую желает.

«Невероятно… Поспеши и пойми это. Ты уже выздоровел!»

Сейчас Микихико восстановил свои «способности», но не «уверенность».

Так много она могла прочитать из его вялого выражения. Это был итог многих лет принудительного взаимодействия в детстве.

Сейчас всё, что ему необходимо сделать, это обновить свою уверенность. Всё, что ему нужно, это верить в себя.

— …Эрика-тян, что случилось? Эрика-тян!

— Э? Что?

— Что за «Э? Что?». Ты так внезапно закрылась в себе, что с тобой? Ты о чем-то волнуешься?

— Э, да, сейчас, когда ты это заметила, я немного волнуюсь. Разве я не говорила, что было близко? Будем надеяться, что следующий матч пройдет хорошо.

Мизуки была успешно введена в заблуждение этими словами и начала говорить «Кстати», «В следующий раз», «Мы болеем за них». Снова убрав Мизуки в сторону, Эрика углубилась в свои мысли.

◊ ◊ ◊

Были оглашены пары полуфинала.

В первом матче полуфинала Третья школа будет сражаться против Восьмой.

Во втором матче, Первая школа против Девятой.

Итоги круговых игр отборочного этапа были такими: первое место — Третья школа, второе место — Первая школа, третье место — Восьмая школа, и четвертое место — Девятая школа. По правилам полуфинал должен был проходить так: Третья школа против Девятой и Первая против Восьмой, но поскольку Первая школа уже сражалась с Восьмой на отборочном этапе, было сделано ещё одно исключение.

Полуфинал начнется после полудня.

Хотя матч Тацуи был вторым после полудня, они не могли себе позволить пропустить матч Третьей школы.

Для обеда было ещё слишком рано, так что Тацуя нес коробку бэнто и сопровождал Миюки назад в гостиницу.

Похоже, что они не могли мирно насладиться обедом в павильоне.

Чтобы избежать хаоса Лео и Микихико уже эвакуировались назад в свои номера.

Хотя Хонока и хотела присоединиться к ним, но если бы она это сделала, то с ними захотел бы пойти нескончаемый поток доброжелателей из их окружения, тогда спасаться из павильона стало бы бессмысленно. Шизуку остановила её, прошептав это на ухо.

Наконец избавившись от заинтригованных взглядов (большинство из которых были теплыми взглядами, направленными на Миюки), они быстро ушли из зоны соревнований и увидели редкую сцену, ожидающую их в вестибюле гостиницы.

— Хм?

— Вот это да…

В углу вестибюля стояла Мари со смущенным румянцем на лице.

Возле неё стоял чуть старший молодой человек.

Определенно их разница в возрасте была меньше, чем десять лет. Ему, наверное, было около 25.

Из слухов они знали, что у Мари был парень старше неё.

Неужели этот молодой человек её партнер?

Он был среднего телосложения, не слишком высокий, хотя слегка выше Тацуи. Как могли увидеть люди вокруг, его телосложение не было как у спортсмена, но как у того, кто прошел военную и боевую подготовку. В глазах Тацуи и Миюки это было очевидное различие.

По общепринятому мнению, из-за тонких черт лица, его можно было назвать красивым молодым человеком. Хотя черты лица Мари были нейтральнее, её всё ещё можно было назвать красивой молодой девушкой. Они оба были идеальными.

Тацуя внезапно замедлился.

— Онии-сама? — Миюки, которая сейчас оказалась на шаг впереди, повернула голову, чтобы на него посмотреть.

Тацуя не хотел пошутить и не планировал ничего окольного, вроде подслушивания.

Просто лицо того молодого человека было слегка знакомо. Поискав в памяти, он окончательно остановился.

— …Как и ожидалось от Турнира девяти школ. На каждом шагу можно встретить знаменитостей.

Теперь Тацуя заинтересовался их разговором. Эта мысль лишь на мгновение мелькнула в голове, поскольку он хорошо знал, что такое положение требует осторожности.

— Ты его знаешь?

— Его можно назвать международной знаменитостью.

Став рядом, Миюки призвала его к ответу. Сначала Тацуя хотел возобновить шаг и затем ответить…

Но когда он остановился, чтобы привести в порядок мысли и не решался «помешать свиданию», появился другой бесстрашный соперник. Пронзительный голос заставил Тацую и Миюки сделать шаг назад.

— Нии-сама! Что ты здесь делаешь?! — к молодому человеку обратился знакомый голос в совершенно незнакомой учтивой интонации.

— Нии-сама? Тогда этот человек Эрики?.. — Миюки перевела взгляд от Эрики, которая шагала к молодому человеку, на Тацую, в надежде подтвердить свою догадку.

— Если не изменяет память, он должен быть её вторым братом. «Тиба Кирин*», Тиба Наоцугу. Сейчас он учится в Университете национальной обороны, и считается одним из лучших специалистов в мире по сражению на близкой дистанции в пределах трех метров.

— Так он настолько невероятен… Но, я думаю, что такой старший брат для Эрики должен быть большим источником гордости, но эта открытая вражда не похожа на гордость.

— Верно. Ходят слухи, что Наоцугу отступник семьи Тиба… Но я вряд ли назову Эрику сторонницей «формальностей».

— И то верно…

Пока они это обсуждали, Эрика ругала своего старшего брата. И полностью игнорировала Мари возле него.

— Нии-сама, ты должен был быть до следующей недели в Таиланде в качестве тренера искусства владения мечом! Почему ты сейчас здесь?!

Эрику сжигала ярость.

Обычно она была равнодушна к приходящим и уходящим людям и к миру в целом. Сегодня эта сцена определенно оказалась неожиданной.

— Эрика… Успокойся немного. — Молодой человек, Тиба Наоцугу, пытался успокоить ярость сестры, но на Эрику это видимо никак не подействовало.

— Как ты можешь просить меня успокоиться! Я понятия не имею, что Онии-сама делает, но я никогда не могла представить, что Нии-сама покинет свой пост!

— Это не так, успокойся… Я вернулся, не покидая свой пост…

Тиба Наоцугу выглядел противоречиво своей славе, учитывая его слабую, или мягкую, позицию. Столкнувшись с беспокойством сестры, которое не показывало никаких признаков уменьшения, он вообще не ругал её и не мог никак обороняться, за исключением нескольких оправданий.

— Хо… неужели. Тогда, как ты говоришь, сотрудничество с Тайскими Королевскими волшебниками в качестве инструктора искусства владения мечом было моим полным недопониманием?

— Ну, нет, эта часть, как ты и сказала, Эрика… Но я не пошел в самоволку, мне предоставили отпуск…

— Неужто. Поскольку ты приостановил дипломатическую миссию между Японией и Таиландом, миссия здесь, по-видимому, абсолютной важности. Тогда что же такое важное и требовательное вынудило Нии-саму вернуться домой и явиться в гостиницу, зарезервированную для турнира старшей школы?

В глазах Тацуи тон Эрики улучшился, но её настроение резко упало.

Наоцугу видимо тоже это заметил… поскольку его лицо дернулось.

— Нет, это не дипломатия или что-то ещё… Это был только обмен доброй воли кандидатов в военные офицеры, готовых получить свою должность, так что это не более чем контакты студентов университета…

— Нии-сама!

— Здесь!

— Обмен доброй воли или нет, контакты студентов или нет, разве это не официальная миссия? Это не причина оставлять свои обязанности!

— Да, как ты и говоришь!

Видя одного из лучших в мире, опустившемся до такого состояния, Тацуя мог лишь открыть рот в потрясении.

— …Я, конечно, слышал о подкаблучниках, но я не помню, чтобы кто-то был побит своей младшей сестрой…

Чувствуя, что увиденное для него уже слишком, Тацуя отвел взгляд, и увидел в стороне суетившуюся с тревогой Мизуки. После того, как он ей помахал, Мизуки, казалось, расслабилась и почувствовала себя несколько свободнее.

— Тацуя-кун… Что случилось с Эрикой-тян?

— Серьезно, что происходит?.. — Тацуя мог лишь в недоумении покачать головой в ответ на вопрос Мизуки.

— Онии-сама, может Эрика выражает? — Миюки, едва сдерживая смех, дала Тацуе этот расплывчатый ответ.

— Выражает? Выражает что?

— Очень скоро узнаешь.

Всё более и более загадочно, Тацуя и компания могли лишь наблюдать, как этот «бой» повернул в новом направлении.

— Нии-сама, не говори мне… неужели ты покинул свой пост из-за того, что хотел увидеть эту женщину?

— Ты снова об этом, я же сказал, что не отказывался от своего поста…

— Я не хочу этого слышать! — Эрика безжалостно прервала слова брата и уставилась на Мари, которую игнорировала (вероятно, сознательно) до этого, потом вернулась обратно к Наоцугу: — И впрямь, как потрясающе… Нии-сама, известный как Кирин Тиба, фактически отказался от своего долга ради такой женщины…

— …Эрика, по крайней мере в школе я всё ещё твой сэмпай. Я не помню случаев, за которых меня можно было бы назвать «такой женщиной»?

До этого времени Мари терпеливо и молча ждала, но, наконец, нарушила молчание и встряла в разговор.

Однако Эрика полностью проигнорировала слова Мари.

— Кстати, Нии-сама, я считаю, что ты впал в немилость лишь после начала отношений с этой женщиной. Мечник, освоивший искусство Тысячи Лезвий, пренебрегал практикой и влюбился в эти мелкие фокусы.

— Эрика!

Для Наоцугу это было табу. Он сбросил мягкий характер, будто актер снимает маску. Столкнувшись с этим разъяренным выкриком, Эрика задрожала от шока.

— Чтобы отточить талант, всегда нужно впитывать новые техники. Я верю и всегда держусь этого. Это не имеет ничего общего с Мари. Услышав, что Мари получила травму, именно я не мог усидеть на месте. Но Мари всё равно сказала мне, что всё будет хорошо, если я не приеду. Поэтому, прежде всего как дочке семьи Тиба, тебе должно быть стыдно за своё поведение!

— … — она молча закусила губу, но всё равно не отводила взгляд от Наоцугу.

— Давай, Эрика. Извинись перед Мари.

— …Никогда.

— Эрика!

— Отказываюсь! Нии-сама, ты и вправду бросил своё официальное задание, чтобы приехать сюда! И всё из-за этой женщины! — Снова разговор повернулся в новом направлении. — Я никогда в этом не уступлю! Нии-сама, после встречи с этой женщиной ты начал разлагаться!

Эрика быстро повернулась и стремительным шагом ушла от своего брата.

◊ ◊ ◊

— Эрика-тян, подожди, Эрика-тян!

Когда она достигла лифта и полностью вышла из вестибюля, Эрика, наконец, обернулась на голос Мизуки.

Потом сказала «Ой».

— …Тацуя-кун. Миюки… Не говорите мне… вы всё слышали?

Её интонация и выражение были полностью типичны для Эрики.

Однако инстинкты Тацуи говорили ему, что Эрика едва сдерживает слезы.

— Прошу прощения… мы не хотели.

— Тацуя-кун, на этот раз ты должен расплатиться.

— Что?!. Хорошо, ты выиграла. Пожалуйста, будь милостивой.

— Предложение принято, — Эрика показала свою обычную беззаботную улыбку.

Учитывая, что она уже приняла свой обычный вид, если бы Тацуя чрезмерно оберегал её, то она бы только насторожилась, что разрушило бы все старания.

— Эрика, ты уже обедала?

— Хм? Ещё рано… Эх, хорошо. Я ещё не ела, так что пошли вместе, — уклончиво ответила Эрика на вопрос Миюки.

— Онии-сама?

— Хорошо. Мы всё равно идем есть в номер. Если ты не против, хочешь к нам присоединиться?

— Конечно, я пойду! Мизуки, хочешь с нами?

— Хорошо, тогда извините.

— Пожалуйста, не волнуйся, ты вовсе нам не докучаешь.

— Э? Это не то, что я имела в виду!

— Серьезно… Тацуя-кун, придираться к другим это слишком.

Похоже, у Эрики всё ещё было плохое настроение, потому что она использовала инструмент, чтобы его повысить.

Впрочем, на самом деле она на него не злилась, это было очевидно. Тацуя криво улыбнулся и откусил огромный кусок от бутерброда.

Мизуки и Тацуя сделали вид, что не обратили внимания на произошедшее ранее, поэтому они не поднимали снова эту тему.

— Тогда… Тацуя-кун, Миюки, Мизуки, вы хотите меня о чем-то спросить?

Тем не менее, Эрика была готова снова открыть Ящик Пандоры.

— Человек, который был с Ватанабэ-сэмпай, похоже твой старший брат, Эрика.

Миюки была единственной, кто ловко и беззаботно ответила.

— Да. Это мой глупый брат, то, что его обманула эта женщина, одновременно вызывает жалость и приводит в ярость…

— Разве он не мечник мирового класса? Даже если ты не хвалишь его, не думаю, что ты должна называть его «глупым братом», разве не так?

— Э? …А, так вот в чем дело. Если это Тацуя-кун, неудивительно, что ты знаешь о Наоцугу Нии-сане.

— Э-ри-ка. Даже если ты с нами, тебе не следует менять свои слова, хорошо? Разве ты не должна говорить Наоцугу Нии-сама?

— Ах, забудьте об этом! Это на меня совершенно не похоже! — Эрика взялась руками за голову и уткнулась лицом в кровать.

По-видимому, из-за термина «приличия» она сильно смутилась.

«…Не должна ли ты больше смутиться тем, что уткнула голову в подушку, которую использовал парень», — с беспокойством подумал Тацуя.

— Хорошо, Хорошо. Значит, Эрика любит Наоцугу-сана.

— …

Не только Эрика застыла.

Ледяная бомба Миюки мгновенно превратила Тацую и Мизуки в кубики льда.

— …Лишь в аду! — вскочила на ноги и закричала Эрика.

Благодаря тому, что её лицо было в подушке, когда она начала отвечать, они услышали лишь слова «в аду». В этой ситуации быть в состоянии так быстро ответить, безусловно, достойно похвалы.

Миюки весело рассмеялась, как будто бы загнанный в угол зверь высвободил яростный, но легко понятный, рёв.

И кинула ещё более сильную бомбу:

— Значит, Эрика. Оказывается у тебя комплекс брата!

— Что… — Эрика изумилась.

Последующий взрыв далеко превзошел её терпение.

— Я не хочу слышать это от тебя! Ты, обладательница хардкорного комплекса брата!

То, что произошло потом, Тацуя и Мизуки хранили в тайне.

◊ ◊ ◊

— …Эй, Тацуя, выглядишь довольно плохо? Ты в порядке?

— Ты каким-то истощенным выглядишь…

Когда Тацуя прибыл к зрительским местам, первое, что услышал, были слова Лео и Микихико.

— Я немного устал. Это и впрямь ничего, это больше эмоциональное истощение, чем психический стресс. Всё будет хорошо, если я во время матча сосредоточусь, — непринужденно махнул рукой Тацуя.

С другой стороны, Миюки и Эрика сели, будто ничего не произошло.

За ними села Мизуки, её действия были слегка подозрительными, но поскольку всё их внимание было сосредоточено на предстоящем матче, ни Лео, ни Микихико этого не заметили.

— …Извини, Тацуя. Похоже, мы всё перекладываем на тебя.

Микихико любезно (намеренно?) неправильно это понял.

— Нет, не в этом дело. Расслабься, не волнуйся об этом.

Хотя слова «не в этом дело» ничего такого не значили, но то, что Тацуя решил ответить двояко, показало, что у него также был слегка запутанный характер.

— До тех пор пока ты в порядке. Тацуя, последний раунд для тебя был и впрямь трудным, так что не заставляй себя!

— Буду помнить.

Я не достоин таких добрых друзей, подумал Тацуя.

— Не волнуйся, я тоже за этим прослежу.

Он никогда не хотел, чтобы такой честный друг о нём беспокоился, поэтому Тацуя приложил серьезные усилия, чтобы кивнуть в знак согласия.

Впрочем, как только матч начался, уже не имело значения, каким мрачным стало его лицо.

Их внимание — Конечно, Тацуи тоже — сейчас было полностью занято матчем между Третьей и Восьмой Школами на «каменистом» поле боя.

Превосходя все их ожидания, матч закончился внушительной победой.

Это было практически сольное выступление.

Вслед за «Открытыми Равнинами», карстового типа «Валуны» были полем боя с наименьшим количеством препятствий. Хотя по всей территории были большие валуны, их разница в высоте не была заметна, также не было деревьев, которые препятствуют зрению.

Из местности Третьей школы вышел один игрок и неторопливо зашагал между валунами.

Не обращая внимания на вражеский огонь, Итидзё Масаки «продвигался», брезгуя любыми укрытиями.

Всё, что могла сделать Восьмая школа, это беспомощно стоять и непрерывно выпускать магию на позицию Масаки. Даже нападающий, который наступал на локацию Третьей школы, из тени валунов присоединился к огню.

Но всё равно…

Темп Масаки не изменился.

Осколки камней, которые швырялись магией из типа Движений, были отброшены ещё более сильной магией из типа Движений.

Магия из типа Веса и из типа Колебаний была сведена на нет барьером вмешательства на площади, который был метрового радиуса вокруг него.

Будто насмехаясь над «бессмысленными жестами», Масаки шел медленно и неторопливо.

— …«Доспехи Вмешательства» эх. Зона подавления магии типа Движений должна быть специальностью семьи Дзюмондзи.

Лео и Микихико потеряли дар речи из-за этой непреодолимой силы. А Тацуя, напротив, владел собой и хвалил силу Масаки.

— Чтобы быть в состоянии свободно владеть этим типом магии, и при этом ровно дышать, для этого вероятно требуется больше, чем большой потенциал в области расчета магии. Похоже, он очень хорош в «циклическом дыхании». Думаю, это следует назвать врожденным талантом.

При непрерывном использовании одной магии, под циклическим дыханием имеется в виду время между концом одной маги и началом следующей. Чем меньше перекрытие между первой и второй магией, тем меньший стресс ложится на волшебника. Волшебники, преуспевшие в сокращении промежуточного времени, были известны как «эксперты в циклическом дыхании».

Миюки тоже была «экспертом в циклическом дыхании», но в глазах Тацуи Масаки обладал талантом, который мог соперничать с Миюки.

Столкнувшись с неприступной обороной, нападающий из Восьмой школы прекратил нападать.

Он лихорадочно скрылся и устремился к локации Третьей школы.

Он отказался от мысли победить Масаки и решил атаковать вражеский монолит в надежде вытащить победу из пасти поражения.

Увы, его решение было слишком безрассудно.

Наверное, потому что было сделано в панике.

Он полностью сосредоточил внимание впереди, оставив спину беззащитной, как кто-то вроде Масаки может упустить такую возможность?

Ощутив в упор взрывную ударную волну, нападающий из Восьмой школы был брошен лицом в грязь.

— Системная магия Концентрации «Смещенное высвобождение». Простого сжатия и высвобождения было бы достаточно… Он определенно любит шоу.

— Смещенное высвобождение, да? Никогда не слышала об этой магии.

— Потому что эта второсортная магия очень запутана и неэффективна. Например, это всё равно, что закачать в баллон воздух с одной стороны, запечатать его, затем открыть другой прямо возле цели. По сравнению с нормальным воздухом, такого рода концентрированный сжатый воздух ударит с большей силой и большим контролем над направлением силы, поэтому некоторые преимущества есть. Но если только чтобы увеличить выпуск, было бы гораздо лучше просто увеличить степень сжатия. Если бы он хотел добавить вектора к атаке, тогда прямого контакта со сжатым воздухом было бы вполне достаточно… Нет, он пытался уменьшить силу удара, поэтому использовал комбинацию из двух. Быть чрезмерно сильным в таких обстоятельствах и впрямь хлопотно. — Тацуя насмешливо ухмыльнулся.

Миюки взглянула на него, показывая «разве Онии-сама не такой же?», но он сделал вид, что не заметил.

Пока Тацуя объяснял механизм, Масаки продолжал приближаться к локации Восьмой школы.

Решив, что простое ожидание не выход, два оставшихся защитника скомбинировали силы, чтобы одолеть Масаки.

Валуны разделились и бросились к Масаки.

Системная магия Высвобождения, которую применили игроки из Восьмой школы, пустила поток электронов на минералы, вследствие чего вокруг ног Масаки вспыхнули искры.

Независимо от масштаба первой магии или уровня сложности второй, это и впрямь была магия высокого уровня, что не было преувеличением.

Когда команда Тацуи сражалась против Восьмой школы, они победили лишь потому, что не давали противнику ни шанса на использование своих лучших приемов. Если бы они сражались лицом к лицу, битва, несомненно, была бы очень жесткой.

Однако Масаки свел на нет их совместную фронтальную атаку.

Осколки камней были отбиты сферой изменения векторов, которую Масаки создал вокруг себя, а электрический разряд был подавлен, даже не начавшись.

На игроков из Восьмой школы обрушился блок воздуха.

При контакте с высвобожденным сжатым воздухом, они легко и быстро оказались недееспособны.

Сразу же прозвучал сигнал окончания матча.

На протяжении всего матча, Китидзёдзи и другой товарищ по команде просто стояли на поле Третьей школы и ничего не внесли в общий результат.

— Он далеко превысил наши ожидания, этот «Принц» семьи Итидзё…

Сказав это Катсуто, Маюми отвернулась от экрана.

Её обычной спутницы, Мари, рядом не было.

Сейчас Мари была так занята, что «тот, кто потревожит её, будет проклинать этот день».

Первоначально она должна была быть прикована к постели и отдыхать, но Маюми и остальные члены руководства школы закрыли на это глаза.

— Дзюмондзи-кун, почему-то мне кажется, что он очень похож на тебя.

Если даже кто-то скажет, что они похожи, Катсуто, вероятно, с трудом на это ответил бы.

Как и ожидалось, прежде чем он смог ответить, Сузуне уже присоединилась к разговору:

— Он мог сделать это нарочно. Боевая догма семьи Итидзё вращается вокруг упреждающего контроля атак средней и дальней дистанции. На этих сегодняшних круговых играх полуфинала он дальними атаками уничтожил защитников. У меня нет реальных оснований для этого, но… Я думаю, что Итидзё-кун так бросил вызов.

— Вызов?

Когда Маюми склонила голову, Катсуто ей ответил:

— Я не уверен, волнует ли его мой стиль, но я думаю, что он взывал к Шибе «атакуй, если посмеешь».

— Хм… Я могу это понять.

Выражение Маюми вероятно говорило «как по-детски».

Сила Тацуи заключается в подвижности, анализе и способности удивить.

По сравнению с его магической силой, эта боевая способность более поразительна, что явно показали два сегодняшних матча.

Как может Тацуя принять такую откровенную наживку, недоумевала Маюми.

Однако Катсуто не понял этого бессловесного общения, поэтому продолжил:

— Шиба, скорее всего, примет вызов.

— Э? Тацуя-кун?

— На изначальном расстоянии у него нет шансов на победу. Это может быть его единственная возможность.

— Не верю, это просто…

Конечно же, мнение Катсуто никоим образом не могло достичь зрительских сидений далеко от главного павильона, к Тацуе. Тем не менее, точка зрения Катсуто отразилась в мыслях Тацуи.

Он тоже подозревал, что реальные намерения Третьей школы, и в частности Китидзёдзи Шинкуро, это раскрыть для него только один возможный путь к победе и в то же время вынудить к прямому столкновению.

Хитрость была в том, что кроме принятия приглашения противника, у Первой школы не было другого выбора, который дал бы больше шансов на победу.

«Хорошо сыграно, «Кардинал Джордж»…»

— Серьезно, что это за оборонительная способность!

— В конце концов, всё, что мы мельком увидели, это Итидзё-куна, что было нашей ошибкой. Так мы не сможем спланировать наше столкновение.

Лео и Микихико, наверное, неправильно поняли слова Тацуи.

Их двоих, скорее всего, потрясла сила Масаки, но, по крайней мере, они были лучше, чем он. Он был в процессе медленного поглощения этим сыпучим песком ада, так что они, несомненно, от умственного напряжения пострадали меньше, чем он.

— В отношении Китидзёдзи-куна у меня есть грубая оценка. Хотя я понятия не имею о третьем лице.

— Хм, правда?

Тацуя решил исправить их недопонимание.

— Китидзёдзи Шинкуро участвовал в «Скоростной стрельбе», и «Кардинальный Код», который он обнаружил, — это фундаментальный код, который используется в магии типа Веса. Поэтому его излюбленная магия, скорее всего, «Невидимые Пули», которая увеличивает вес к выбранным точкам.

— Кардинальный Код?

— Так он не изменяет Эйдос цели, но только увеличивает вес на определенной её части, но это вообще возможно?

— Что ж… похоже, объяснение займет некоторое время, это ничего?

На вопрос Тацуи, Лео немного колебался, но Микихико немедленно кивнул.

— В кругу научных исследований последовательностей магии есть теория, известная как «Гипотеза Кардинального Кода». Эту теорию поддерживают многие исследователи. Есть Четыре Великие Системы и Восемь Основных Типов: «Скорость», «Вес», «Движение», «Колебание», «Концентрация», «Рассеивание», «Поглощение» И «Высвобождение», а также их соответствующие положительные и отрицательные полюса дают в общей сложности 16 фундаментальных последовательностей магии. В этой теории считается, что с помощью различных комбинаций этих 16 последовательностей магии, можно создать любую магию из великих систем. Между тем, последовательность магии, которая служит базовым конструкционным блоком, называется «Кардинальным Кодом». В итоге… можно сконструировать любую системную магию. Строго по этому поводу теория ошибочна, но «Кардинальный Код» и вправду существует.

— …Теория ошибочна, но код существует?

— …Извини, я не понял.

Столкнувшись с вопросами Микихико и Лео, Тацуя махнул рукой, будто говоря «не спешите».

— Успокойтесь, сейчас я всё снова медленно объясню. Есть магия в Четырех Великих Системах, которую невозможно создать 16 «Кардинальными Кодами» независимо от их комбинаций, следовательно теория Кардинального Кода ошибочна. Опять же, на основе этих фундаментальных принципов, существует последовательность магии, которая способна быть строительным блоком. В современной магии определенные эффекты могут происходить после переопределения статуса объекта после перезаписи явления. Хотя движущая сила изменения заранее определена в последовательности магии, эта движущая сила не существовала бы без определения того, что происходит после влияния магии на цель. Однако Кардинальные Коды способны создать саму движущую силу. Другими словами, Кардинальные Коды — это последовательности магии, которые буквально определяют «Скорость», «Вес», «Движение», «Колебание», «Концентрацию», «Рассеивание», «Поглощение» и «Высвобождение». Поэтому, вместо общего воздействия на сам Эйдос, они действуют на один объект — и делают себя возможными. В настоящее время Кардинальный Код обнаружен лишь в одной записи магии из типа Веса. И ответственен за это открытие Китидзёдзи Шинкуро — «Кардинал Джордж».

Услышав несколько последних слов, Микихико испугался.

— Китидзёдзи Шинкуро, не удивительно, это имя и впрямь звучало знакомо… Значит он «Кардинал Джордж»!

Увидев его лицо, Тацуя подумал «Черт возьми». Но, несмотря на это, он уже сказал эти слова, так что ничего не мог с этим поделать.

— Верно. Поэтому мы должны быть настороже не только против Итидзё-куна. Хотя правда в том, что талантливые исследователи не обязательно должны быть талантливыми пользователями, но пока он способен использовать «Кардинальный Код», он будет страшным противником.

— Магии, которая полагается на Кардинальный Код, потому что сама движущая сила определена, не нужно определять измененное явление, что обязательно в нормальной магии. При этом условии — когда сила применяется в одностороннем порядке — магия, которая прямо вовлекла нас в Код монолита, «Таран», разделяет одни характеристики с «Невидимой пулей», но «Таран» требует дополнительной силы — особенно в точке атаки — для перезаписи всего явления. По сравнению с этим, «Невидимой пуле» не нужно переписывать поверхность, на которую применяется сила — независимо от того, является ли целью стена, поверхность, или даже человеческое тело. «Невидимая пуля» это магия, которая непосредственно совершенствует саму силу. Последовательности магии не нужно перезаписывать весь Эйдос, ей всего лишь нужно переписать необходимую часть, которая естественно будет меньше. Поскольку магия не изменяет сам Эйдос цели, «Укрепление данных» — способность, которую используют против перезаписи Эйдоса — не способна ей противостоять. Меньшие последовательности магии и способность влиять на Эйдос, невзирая на Укрепление данных, дает огромное преимущество в использовании такого типа магии. К счастью, для «Невидимой Пули» абсолютно необходимо визуальное подтверждение. Вместо того чтобы полагаться на Эйдос, необходимо прямое столкновение, по иронии, это препятствие. Поэтому скрытность является самой эффективной обороной против «Невидимой Пули». Хотя Зона подавления магии жизнеспособна, Укрепление данных не защищает, так что будьте осторожны!

— Принято. Буду очень осторожен.

— Хо… Я кое-что ещё не понял.

После того, как Микихико кивнул с пониманием, Лео вежливо открыл рот.

— Что такое, Лео?

— Это и впрямь не имеет ничего общего с матчем… Тацуя, ранее ты сказал что «есть магия, которая не может быть сконструирована с помощью 16 Кардинальных Кодов», верно? Другими словами, Тацуя, ты знаешь все 16 Кардинальных Кодов?

Хотя его отношение и тон могли утверждать обратное, Лео не был дураком.

Если оставить в стороне общие знания, он был очень умным.

Тацуя хорошо это знал, но всё равно был застигнут врасплох этим острым заявлением.

— …Пока Китидзёдзи Шинкуро единственный, кто открыл Кардинальный Код. Я лишь знаю, что есть магия в Четырех Великих Системах, которую невозможно создать с помощью Гипотезы Кардинального Кода.

— Онии-сама, не пора ли идти?

Лео открыл рот — он хотел задать следующий вопрос, но был перебит Миюки.

— Ты права. Они скоро объявят поле боя следующего матча. Давай вернемся в павильон.

После того как Тацуя встал, он не ответил на все последующие вопросы.

◊ ◊ ◊

Матч против Девятой школы был установлен в «Долине».

Арена была спланирована в виде искусственной долины в форме японской «<». Если бы вода двигалась, была бы разница между пребыванием вверху по течению и внизу по течению, так что вместо того, чтобы называть местность долиной, её также можно назвать длинным озером в форме «<», окруженным скалами. Нет, она не была достаточно глубокой, чтобы называться озером (самая большая глубина была примерно полметра), так что эту местность можно назвать «прудом» в форме «<».

Этот матч был идеальной сценой для сольного выступления Микихико.

Всю арену накрыл белый туман.

Со стороны полностью ослепленных зрителей раздался громкий голос «тишина», и все затихли.

В конце концов, зрителям, столь тронутым соревнованием и явной трудностью поддержания такой магии, было интересно говорить о том, кто захватил преимущество.

К тому же, игроков Первой школы покрыл лишь тонкий туман, тогда как игроков Девятой школы окутал густой.

Под воздействием тумана, игрокам Девятой школы было очень трудно подобраться к монолиту Первой школы.

Они неоднократно пытались развеять туман, но после нескольких наполовину удачных попыток, чистый белый туман быстро возвращался, лишая их взгляда, будто насмехаясь над их попытками.

Даже если они вызовут ветер, чтобы сдуть туман, сменившийся воздух по-прежнему будет заполнен туманом, делая попытку бесполезной. Также, любые попытки поднять температуру только заставят «озеро» испаряться, и лишь увеличат туман.

Древняя магия, ответственная за создание «Барьера» из тумана, не имела отношения к уровню влажности и просто собирала пары в воздухе. Даже если температура повысится, то это только увеличит количество пара и сделает туман ещё гуще. Магия «Барьера» естественно включает понятие «Запечатывания», так что даже манипулирование потоками воздуха будет только перемещать воздух, наполненный туманом.

По сути, пытаться использовать магию на неопределенной цели — одно из слабых мест современной магии.

Для того чтобы современной магией развеять этот «Волшебный Туман», они должны определить магию, которую Микихико использовал для создания этой зоны, этого «Барьера», иначе какие-либо контрмеры будут неэффективны. Новичкам из Девятой школы, скорее всего не хватало знаний о древней магии.

Кроме нависших над областью немного более плотных облаков искусственного тумана, не было ничего, что превосходило законы природы.

Поскольку не было никаких парадоксальных эффектов, не было никаких признаков ослабления магии. Аналогично, не было никакого эффекта, который блокирует людей на месте.

Единственным прямым воздействием было ограничение видимости и, стало быть, мобильности.

Двое нападающих Девятой школы беспокойно продвигались вдоль скал. Тацуя бросил быстрый взгляд, прежде чем погрузиться в туман и легко прибыть к местоположению Девятой школы.

Туман непосредственно вокруг него намеренно становился тоньше, что не составляло труда поддерживать, если только он быстро шел, не бежал. Впрочем, даже нулевая видимость для Тацуи не составила бы большой проблемы.

Здесь ему не нужно было волноваться, что зрители наблюдают за ним, так что он мог свободно находить всё вокруг своим «зрением».

Прокравшись за ничего не подозревающего защитника Девятой школы, Тацуя применил на монолите «ключ».

Услышав, что монолит «раскололся», защитник бешено обернулся, но Тацуя уже давно сбежал.

На этот раз Тацуе не нужно было вызывать духов.

Микихико управлял духом, который поддерживал барьер тумана. Внутри этого тумана ничего не могло уйти от «глаз» Микихико.

Матч между Первой и Девятой школой завершился без единого выстрела, победой Первой школы.

◊ ◊ ◊

Финал состоится после утешительного матча — матча за третье место.

Как бы долго ни длились матчи, каждый матч «Кода монолита» никогда не превышал тридцать минут. Поэтому время финала было удобно установлено на 15:30, через два часа.

Обязанностью Тацуи была калибровка CAD, так что он решил на следующие два часа остаться в зоне соревнований, но Микихико и Лео нужно было выпустить пар, поэтому они покинули зону соревнований.

Он никак не мог бы продолжать, если бы увидел этих брата и сестру, снова слипшихся как клей. Может быть, именно поэтому…

Они договорились встретиться за час до матча, так что как провести время до тех пор, был их личный выбор.

Лео сказал, что хочет немного перекусить в кафе перед тем, как вернуться назад в номер и отдохнуть.

Микихико не был так голоден, так что решил посетить зал для туристов на последнем этаже гостиницы.

Гостиница была построена возле Тренировочных Земель Фудзи, так что из зала для туристов был прямой вид на гору Фудзи.

«Божественная магия Земли» семьи Йошида была древней магией, принадлежащей к системе Синто и более конкретно к ветви Божеств Земли внутри системы Синто (обожествления страны).

Гора Фудзи имела особое значение для волшебников, использующих древнюю магию системы Синто.

Бог горы Фудзи был объединен с одним из небесных богов, так что горе Фудзи поклонялись конфессии как неба, так и земли.

Даже исключая веру, «Священная гора Фудзи» была областью, вокруг которой вращается мощная магия.

Выйти на открытый балкон зала для туристов — всё равно, что окунуться в ауру горы. Микихико знал это, когда поднялся на последний этаж, но здесь его ждал неожиданный человек.

— Ах, Микихико-кун, почему ты здесь?

Его спросила Эрика, на ней была шляпа для защиты от солнца, она положила локти на перила и смотрела на гору Фудзи.

— Я пришел посмотреть на гору Фудзи… Эрика, почему ты здесь одна?

Как и сказал Микихико, в зале для туристов (включая балкон на последнем этаже) была лишь Эрика.

Нет, сейчас здесь был Микихико, так что их было двое.

Это естественно, поскольку все сегодняшние посетители пришли на Турнир девяти школ.

Хотя сейчас и был перерыв, матч за третье место скоро начнется. Кроме Микихико, у которого была особая причина для посещения, у любого, кто посетит этот зал для туристов, из которого видно лишь гору Фудзи, должно быть душевное расстройство.

— Я, наверное, хотела немного побыть одна.

Видя, как Эрика повернула взгляд обратно к пейзажу, и одиночество на её лице, Микихико немного заволновался.

Сейчас было не время отступать или просто стоять, так что у него не было выбора (по крайней мере, ему сказало сознание, что у него «нет выбора») кроме как подойти к Эрике.

— Микихико-кун. — Эрика заговорила, но её взгляд по-прежнему был прикован к самой большой горе Японии.

— Э, что?

Что-то было не так.

— Разве ты не чувствуешь?

— Э?

— Ты пришел, чтобы насладиться аурой горы, верно? Ты правильно её впитываешь?

Хотя слова были такими же, её голос был совсем другой.

Словно её интонация была обычной, но в то же время другой.

Опираясь на перила, Эрика была невероятно серьезна, более искренняя, чем в любое время за последние четыре месяца, нет, за последние два года.

Последний раз он видел её такой перед тем, как она подстригла волосы, когда они были ещё длиннее, чем когда она позволила им вырасти прошлой весной. Два года назад она никогда не ослабляла хватку на мече в руке.

— …Микихико-кун?

— Ах, извини. Ах, да, как ты и говоришь, Эрика.

Микихико, запнувшись, ответил и, наконец, понял, что было не так.

Эрика назвала его «Микихико».

— Я пришел, чтобы впитать ауру.

— Не это.

— Э?

— Я спрашиваю не это… Ты правильно чувствуешь ауру вокруг горы?

Изумленный её странным пристальным взглядом, Микихико взял себя в руки и выровнял дыхание.

Он выпустил из легких весь воздух и глубоко вдохнул.

Важно поддерживать надлежащий темп, но воображение ещё более важно.

Он вдыхал и выдыхал контролируемыми движениями.

Он не вдыхал, а затем выдыхал, но выдыхал, а затем вдыхал.

После двух или трех вдохов, тело Микихико наполнилось энергией. Это были не «частицы» Псионов или Пушионов, но было что-то ближе к оригинальным колебаниям волн, также известным как «сила» называемая «праной».

Микихико идеально поглощал окружавшую гору прану. Увидев это своими глазами, Эрика сдержанно улыбнулась, что было вообще на неё не похоже.

…Немного одинокая улыбка.

— Эрика?..

— Видишь, у тебя она всё ещё есть!

— …Извини, но я понятие не имею, о чем ты говоришь.

Это не первый раз, когда кто-то говорил абстрактные слова, не думая о других, но сегодня Микихико знал, что это непонимание было больше его виной.

— Микихико-кун, ты заметил? Сегодня ты мог использовать магию как до происшествия, когда ты был известен как «чудо семьи Йошида»!

— Э?

— Нет, ты не такой как прежде, по сравнению с тем временем ты добился больших успехов. Будь то Подстройка чувств, барьер Тумана, или поглощения праны, всё это для тебя стало также естественно, как дышать.

Он не сказал «как это возможно».

Также Микихико не сказал «почему ты это говоришь».

Он хорошо знал, какими «глазами» Эрика обладала.

— Разве это не прекрасно!

С внезапным «ах» и похлопыванием по плечу, Микихико почти пошатнулся.

— В этом состоянии, Мики, тебе нечего бояться Третьей школы! Пойди и победи их!

— Мое имя Микихико!

Эрика вдруг вернулась к своему обычному «я» и ушла без единого слова. Микихико, наконец, расслабился и сказал свои обычные слова на её удаляющуюся спину.

Почему он сделал именно так или чем был обеспокоен, он больше не вспомнил.

◊ ◊ ◊

Тацуя, который должен был быть приклеен как клей к своей сестре (лишь по мнению товарищей по команде), был вызван к основному входу вскоре после того, как Микихико и Лео ушли.

— Оно-сэнсэй, спасибо за усердную работу.

Его сюда позвала Харука.

— Эй, говорить старшим спасибо за усердную работу… Ты ведь знаешь, что говоришь, да? — Харука беспомощно опустила плечи на озорную ухмылку Тацуи. — …Думаю, моя позиция превратилась в… актрису второго плана, чьи секреты оказались выставлены, только чтобы быть похороненными в «невежественных массах».

— О чем вы говорите. Это бессмыслица.

— Не волнуйся. Я в любом случае бессмысленная женщина.

— …Думаю, что уже пора вернуть мне то, что я оставил у вас на сохранении. Времени у меня не так много.

Видя, что Тацуя протянул руку, Харука шутливо вздохнула.

Даже если она этого не сказала, выражение её говорило четко: «разве ты не можешь хоть немножко посодействовать?». Но, несмотря на это, она понимала, что время имеет решающее значение, так что послушно протянула электрический перевозчик (ручной багаж с электрическими колёсами для облегчения перемещения) Тацуе.

— Серьезно… Мне и вправду хочется, чтобы кто-то немного меня наградил. Я консультант, а не мальчик на побегушках.

— Вас попросил наш сэнсэй, не я. Впрочем… дайте немного подумать. Если вы недовольны этой тривиальной задачей, позвольте мне кое-что попросить в соответствии с вашей настоящей работой.

— Нет, не то чтобы я хочу настоящее задание.

— Это не облагаемый налогом доход… Вы и вправду отказываетесь?

Глаза Харуки сверкнули с легко понятной нерешительностью.

… Разве такой нрав (а не «характер») вправду подходит для разведывательной работы? Тацуя издевательски на неё посмотрел.

Ему не пришлось ждать очень долго.

— …Сдаюсь. Наш долг помогать ученикам, которые отклонились от правильного пути. Сейчас не время говорить, что я не на работе или у меня нет времени.

Значит, она искала предлог, чтобы облегчить себе задачу, подумал Тацуя.

Однако…

— Увы, это не то задание, которое я имел в виду. Я подразумевал вашу другую работу.

— …Что именно ты от меня хочешь? — Харука сразу же перешла в состояние повышенной готовности.

Ей и вправду можно быть такой открытой? На этот раз Тацуя серьезно обеспокоился.

«Забудь, даже если она запуталась, симулируя глупость и наказывая «этим» и «тем», это всё равно не имеет ко мне никакого отношения»

— Безголовый Дракон… Я хочу знать текущую силу Гонконгской Международной Криминальной Организации «Безголовый Дракон».

Харука бешено осмотрелась и приблизилась к Тацуе, словно собираясь его обнять:

— Откуда ты знаешь о Безголовом Драконе?!

Хотя её тон был взволнован, Харука не забыла говорить тише. Хотя, даже если она спросила, он не мог ответить на вопрос. Связь Тацуи с Казамой и Отдельным магически-оборудованным Батальоном была всё ещё засекреченной. Это был прямой приказ тёти, текущей главы семьи Йоцуба. Даже если он ответит что-то вроде «я услышал об этом где-то в другом месте», нет гарантии, что некоторые следы его связи не будут выявлены.

— Вполне понятно, что я хотел выяснить, кем были те преступники, которые хотели мне навредить.

Тацуя решил расплывчато ответить, под чем можно было понять всё что угодно. Однако Харука правильно поняла, что он имел ввиду недавние помехи на Турнире девяти школ.

— …Что ты за чертовщина? На это дело мобилизовали отдел Общественной безопасности и отдел Внутренних дел. Шиба-кун, тебе не нужно в этом участвовать!

Харука всё ещё шептала. По их позе любой наблюдатель мог ошибочно принять это за хлопотные отношения.

Миюки не представляет сложности, пока Хонока, Шизуку, или кто-либо другой не увидит их, подумал Тацуя.

— Пока нет никаких движений. Тем не менее, если возмездие станет необходимым, но расположение врага останется неизвестным, это будет немного проблемно… Кстати, я думаю, что наша текущая близость может вызвать некоторое недопонимание.

Харука быстро отпрянула.

Наверное, это была гордость старшего, но своё внутренне замешательство она скрыла умиротворенной улыбкой.

Самое время серьезно посоветовать ей отказаться от разведывательной работы, подумал Тацуя.

… Тем не менее, он и на секунду не подумал о том, чтобы отказаться от своей просьбы.

— …Страховка, да?

— Такое толкование приемлемо.

Тщательно изучив его, она быстро кивнула.

— …Поняла. Дай мне один день.

— Впечатляет! Тебе нужен всего лишь один день?

Это была чистая, беззаботная похвала.

Харука не умела скрывать своих чувств и могла лишь смущенно улыбнуться.

◊ ◊ ◊

Когда Тацуя затащил электрический перевозчик обратно в павильон, все присутствующие ученики с интересом на него посмотрели. Совершенно игнорируя то, что оказался в центре внимания, Тацуя из сумки кое-что вытащил.

— …Ветровка? — Маюми подошла к Тацуе без единой мысли и спросила его, посмотрев на вещь в его руках.

— Нет, это мантия. — Тацуя поднял и развернул черную ткань. Это была западная мантия, которая была бы до пола, даже если бы её надел кто-то его роста.

— Это тоже?

— Это плащ. — Положив черную мантию на стол, он вытащил серую ткань. Это был длинный плащ с капюшоном.

— Что… именно ты с ними будешь делать?

Знаки вопроса разошлись по всему павильону. Только Миюки с первого взгляда могла сказать, для чего это, и не могла не расхохотаться.

— Это для матча. К счастью, они сделали это в срок.

— Онии-сама, это не против правил? — оставив в стороне и полной растерянности Маюми с остальными, Миюки серьезно спросила Тацую.

— Не думаю, что будут проблемы, поскольку мы будем использовать CAD. В книге правил не говорится, что нам запрещено носить форму, наделенную магией.

Услышав, как он ответил Миюки, число знаков вопроса у Маюми над головой увеличились на один, и она спросила Тацую:

— Магические надписи?

— Верно. Это сделано сочетанием принципа магии Гравировки с проводниками древней магии. Мантия и плащ так заколдованы, чтобы облегчать пользователю использование магии.

— Добавочные эффекты… С этим не должно быть проблем, если только в них нет особых техник…

Чувствуя взгляд Маюми, Сузуне кивнула и ответила:

— Здесь нет никаких нарушений. В частности, нет правил по этому поводу.

— Если с мантией и плащом проблема, мы можем просто отказаться от этого. Мы вполне можем дать бой и без них.

Когда Тацуя повернулся, Маюми немного подняла брови:

— Эй, Тацуя-кун, — её тревога намного превысила беспокойство в голосе, — так как мы по-прежнему на «Коде монолита», у всех должно быть праздничное настроение. В ту минуту, когда мы попали в финал, наша победа в дивизионе новичков уже решилась. Так что, пожалуйста, не заставляй себя слишком сильно!

— Понял.

Даже без её слов, Тацуя по большому счету уже сдался в этом матче.

Потому что на этот раз у нас нет…

Оставив экспертизу мантий и плащей Исори (семья Исори славилась знаниями в магии Гравировки, хотя Исори и не прятал личный интерес), Тацуя покинул павильон, чтобы расслабиться самому.

Когда его назначили заменой, от Маюми он получил миссию победить в дивизионе новичков.

Когда они прошли в финал «Кода монолита» — другими словами, прямо сейчас — Тацуя достиг своей цели.

Он всего лишь тщательно подготовился, чтобы избежать травм во время матча.

Синяки и царапины для него ничего не значили, но если бы он получил крупный перелом или была бы разорвана артерия, он должен был бы принять меры предосторожности против автоматической активации своих секретных способностей.

Даже если он может по своей воле остановить этот процесс, успеет ли он — совсем другая история. Его персональная способность восстановления могла завершить процесс восстановления в мгновение ока.

Турнир девяти школ записывается. Даже если никто осознано не поймает миг, когда это произойдет, будущее воспроизведение всё равно может его уловить.

Будто напоминая это себе снова и снова, он продолжал делать упражнения. В это время из павильона вышла и Миюки, но когда Тацуя увидел, что она не по срочному делу, то позволил себе закончить гимнастику.

— Онии-сама, пожалуйста, возьми полотенце. — Она протянула ему влажное и холодное полотенце.

Миюки стояла продолжительное время на летней жаре, однако полотенце было будто недавно из холодильника… Поскольку она была в этом эксперт, это уже не удивляло.

Обращая внимание на все мельчайшие детали, она, несомненно, сестра, которая балует его, подумал Тацуя.

В нормальных обстоятельствах орды мужчин, несомненно, преследовали бы её ценой своих жизней.

Нет, даже сейчас она способна своими словами посылать мужчин к гибели. Даже оставив себя в стороне — хотя он, наверное, единственное исключение — Тацуя, рассматривая будущее сестры, почувствовал легкий озноб.

— Онии-сама, на моем лице что-то есть?

Хотя она серьезно не считала, что на лице что-то есть, у Миюки не было другого способа спросить брата, который с неразборчивым выражением на неё смотрел.

Тацуя не ответил. Ответ лишь ухудшит ситуацию.

— Онии-сама… — хотя Тацуя и не ответил, Миюки не настаивала, — …уже почти начался финал. Наш следующий противник будет трудным…

— …И вправду.

Обман сейчас неуместен.

Даже если бы это было не соревнование, а настоящая битва, и обе стороны не сдерживались и дрались изо всех сил, Тацуя не был уверен, что смог бы победить их двоих одновременно, нет, даже если бы дрался против одного Итидзё Масаки.

— При ограниченной силе и способностях… Для той, кто принадлежит к ограничивающей стороне, как я, говорить такое нелогично, и ты можешь рассердиться, но… — Миюки немного заколебалась и медленно опустила голову, она теряла мужество, всякий раз говоря это. Но затем решительно подняла голову и застенчиво заявила: — …Даже если так, я верю, что Онии-сама никому не проиграет!

Не ожидая ответа Тацуи, она с легкостью воробья вернулась в павильон. Наблюдая за удаляющейся фигурой сестры, Тацуя некоторое время стоял на месте.

«Серьезно, как ты пожелаешь…»

Как Миюки и сказала, она была одним из ключевых винтиков в системе, которая ограничивает способности Тацуи.

Одна из причин, почему он не может использовать истинную силу, не может показать свою неукротимую мощь, несомненно, Миюки.

Тем не менее, Тацуя не верил, что Миюки была настолько упрямой.

Вера, что он никому не проиграет, была надеждой её, желавшей, чтобы он остался непревзойденным.

Тацуя не был достаточно взрослым, чтобы полностью понять тонкости всего этого.

Однако эти чувства Тацуя понять мог.

Наверное, можно сказать, что он мог их понять только благодаря вере Миюки в него.

Это не были ни приказы, ни указания, но ментальная черта, которая естественным образом себя выражала.

«Как ты пожелаешь» указывало именно на это.

Поражение больше не было решением для следующего матча.

Но, как говорится, легче сказать, чем сделать.

Как бы он ни строил планы, а шансы всё равно складывались против него. Тацуя мог лишь вздохнуть.

◊ ◊ ◊

После окончания соревнования за третье место, поле боя финального матча было объявлено «Открытыми Равнинами».

Услышав это, обе стороны среагировали одинаково ярко.

В павильоне Третьей школы были даже крики победы.

— Как ты и говорил, Джордж.

— Нам повезло, Масаки.

Хотя им и удалось обуздать свою реакцию на новость, они не смогли скрыть приподнятое настроение.

— Теперь дело дошло до того, возьмет ли этот парень приманку…

— Возьмет. На открытой равнине, где невозможно скрыться, у него нет другого выбора, кроме битвы лицом к лицу.

— Он попытается прорваться, потому что у этого парня в качестве козырной карты есть «Прерывание заклинания», эх…

— Совершенно верно, Масаки. Хотя его тактика смахивает на засады и неожиданности, на самом деле всё основано на сложной серии расчетов. Если он знает, что нет прямых контрмер, он всё ещё может выбрать более короткую дорогу и решить внезапно напасть. Однако, поскольку он может использовать «Прерывание заклинания» в качестве прямого нападения, логично, он выберет атаку, которая имеет самый высокий шанс на успех.

— Пока ты будешь подавлять защитника и помощника.

— Защитник не проблема. Его Укрепляющая магия выглядит сносно, но в ней нет ничего особенного. Помощник… наверное, специализируется в древней магии. По его имени, он, скорее всего, волшебник из «семьи Йошида». То, что он остается полной загадкой, и впрямь вводит в замешательство, но по сравнению с древней магией, у современной магии есть решающее преимущество в скорости. Отсутствие прикрытия на открытой местности является, безусловно, нашим преимуществом.

— Более того, у тебя всё ещё есть туз в рукаве в виде «Кардинального Кода».

— К сожалению, наш противник выхватил у нас Корону дивизиона новичков… Но, в конце концов, «Код монолита» будет принадлежать нам!

— Совершенно верно, оставь это мне! — дерзко кивнул Масаки, услышав слова Китидзёдзи.

— «Открытые Равнины» без намека на прикрытие… Бой будет трудным, Онии-сама.

Слова Миюки показали мысли всех, кто пришел их поддержать.

— Нет, Открытые Равнины намного лучше, чем Долина или Городская Местность. Мы никогда не остановимся, если начнем ворчать.

Его слова озадачили не только Миюки, даже его товарищи по команде, Лео и Микихико, обернулись в замешательстве, тем самым вынудив Тацую начать другое объяснение:

— «Разрыв» семьи Итидзё преобразует жидкость в газ и силой расширения наносит ущерб. Для членов семьи Итидзё использование водяного пара для атаки взрывом является самым простым из трюков. Для Итидзё-куна долина — синоним гигантских бочек взрывчатых веществ. Также в городской местности есть трубы с водой. На открытой местности же, напротив, нет жидкости, которую можно превратить во «взрывчатку». Даже сам «Принц» для создания взрывов не может вызвать воду из-под земли. Конечно, лес или скалистая местность была бы более предпочтительна… Но нам следует сказать спасибо, что это не долина, которая была бы для нас самым плохим условием.

Хотя на выражениях учеников первого года появилось удивление, лица старшеклассников по-прежнему были мрачными.

— …Тем не менее, ты всё ещё вынужден сражаться на открытом поле без прикрытия, против волшебника, который специализируется на бомбардировке, так что этот недостаток остается.

— Шиба, у тебя есть план?

После вопроса Маюми, Хаттори тоже заговорил.

То, что Хаттори начал разговор с Тацуей, было невероятно редким событием.

Тацуя не смог полностью скрыть потрясение таким поворотом, так что ответил наполовину медленнее:

— Если они будут использовать свою первоначальную тактику, честно говоря, я не вижу, как мы сможем это повернуть… Однако Итидзе-кун, кажется, особо зациклен на мне. Если я смогу войти в бой на близкой дистанции, то у меня будет несколько вариантов.

— Разве бой на близкой дистанции не запрещен?

— Я буду чист, пока не дотронусь до него. У меня всё ещё есть несколько тузов в рукаве.

На вопрос Кирихары, Тацуя улыбнулся без особой уверенности.

◊ ◊ ◊

Финал «Кода монолита» дивизиона новичков.

Хотя можно было бы сказать, что выход игроков вызвал огромный шум среди зрителей, но более похожим на истину будет сказать, что среди них воцарился беспорядок.

Под мириадами любопытных взглядов, Микихико натянул капюшон ещё сильнее.

Но вот у Лео капюшона не было, так что он пытался изо всех сил скрыть лицо с помощью воротника мантии.

— Что ж… Значит наш наряд шумный, как всегда.

— Используйте его только так, как я объяснил.

Резкий ответ бил, как гвоздь в гроб, явно говоря, что «сопротивление бесполезно».

— …Почему мы… — пожаловался Микихико, потому что лишь на Тацуе не было мантии или плаща.

— В авангарде нет никакого смысла носить что-то, что будет препятствовать движениям тела.

Тем не менее, возражение Микихико было легко отвергнуто практичностью в бою.

— Эта… Она, должно быть, сейчас глупо смеется надо мной…

Лео не сказал точно о «ком» говорит, но для двух других не нужно было ничего говорить.

— Ахахахахахаха… Это, это убивает меня. Что это, ЧТО ЭТО! Ахахахахахаха…

Как они и предполагали, Эрика плакала от смеха на зрительской трибуне.

— Эрика-тян, пожалуйста, остановись…

После нескольких попыток Мизуки смущенно остановить её, смех Эрики, наконец, опустился к более нормальному уровню.

— …Ах, Я умираю. Не удивительно, что взгляд всех приклеен к тому, что придумывает Тацуя-кун.

— …Думаю, сейчас они смотрят лишь на тебя, Эрика.

Рядом с Эрикой, Мизуки опустила голову в смущении.

— Извини, Извини. Я просто не могла сдержаться. Я обещаю прекратить бездельничать, так что взбодрись, хорошо Мизуки?

— Серьезно… Пожалуйста! — Почувствовав, что взгляды вокруг вернулись назад к арене (ей недоставало мужества, чтобы визуально в этом убедиться), Мизуки, наконец, подняла голову. — Но что это такое?

Так как на открытых пространствах препятствий не было, зрители могли напрямую наблюдать за всей ареной. Тем не менее, расстояние было ещё достаточно большим, так что детали было трудно разобрать, поэтому, чтобы подробнее рассмотреть игроков, все смотрели на большие экраны, как и в других соревнованиях.

Эрика смотрела на изображение на главном экране, который показывал Микихико и Лео, стоящих на территории Первой школы.

Посмотрев ещё несколько секунд, она покачала головой, будто говоря «мог бы поднять сейчас обе руки».

— Нет. Я всё ещё не могу сказать, что они пытаются сделать. Хотя, в конце концов, это Тацуя-кун, я уверена, он сделал это не для шоу.

— …На плаще Йошиды-куна собирается много «духов»…

— Э?

Неожиданный ответ последовал за её бормотанием. Эрика повернулась и вдохнула, увидев, что Мизуки сняла очки и в её глазах начал танцевать невероятный свет.

Хотя большинство зрителей считали, что одежда Лео и Микихико была устаревшей или из неправильного века, очень немногие насмешливо смеялись. В их головах господствовала мысль, для чего нужен этот «плащ» и «мантия».

Однако противники не могли отмахнуться от этого простым «любопытством».

— Они сделали это лишь ради шоу?

Услышав предположение товарища по команде, Масаки и Китидзёдзи покачали головами.

— Этот парень знает прошлое Джорджа… Может это решение для «Невидимой Пули»?

— Моей магии и вправду не хватает проникающей силы… однако она не так проста, чтобы кусок ткани мог ей противостоять, так что трудно поверить, что он положится на такие любительские контрмеры.

— Или может это сделано для того, чтобы заставить нас думать, что в этом есть некая стратегия?

— Возможность этого не равна нулю, но…

Слова Масаки стали расплывчатыми.

— …Не понимаю. Неужели он сохранил это для этой минуты…

Китидзёдзи закусил губу. Он особенно расстроился, и именно потому, что гордился своим интеллектом.

— Мы действуем опрометчиво, но заставлять себя думать над тем, что сейчас невозможно раскрыть, не имеет смысла. Всегда есть некоторый риск, когда силой добиваешься победы, — заговорил сильным тоном Масаки, чтобы убрать замешательство Китидзёдзи.

Но, несмотря на это, сам Масаки не был застрахован от такого замешательства.

У зрителей вызвало любопытство не что иное, как источник большой настороженности к врагу.

Игроки и члены вспомогательной команды не подозревали об этом, но была ещё и другая причина шума.

Причина эта пришла с трибуны возле места председателя комитета Турнира.

Прибыл совершенно непредвиденный гость.

— Кудо-сэнсэй! Почему вы здесь?

Старейшина Кудо, который обычно смотрел матчи на экранах в ложе для высокопоставленных лиц рядом с главной штаб-квартирой, лично пришел на зрительские трибуны.

— Даже я иногда люблю прийти сюда посмотреть.

Кудо Рэцу великодушно кивнул членам комитета, которые встали, чтобы его поприветствовать, и сел на кожаное кресло, которое было в спешке для него приготовлено.

— Конечно, для нас большая честь принимать вас здесь, но…

Но почему сейчас? Столкнувшись с этим молчаливым вопросом, Старейшина Кудо откровенно ответил:

— Ничего существенного. Я просто заметил довольно интересного молодого человека.

Время перед матчем, несомненно, время, когда игрок больше всего нервничает. Не имеет значения, как он уверен в себе или как велики его шансы, в это время всё становится сомнительным. Это не была лучшая из серии игра, это был тур, где все сводилось в один матч, так что совершенно естественно не быть уверенным в силе противника.

Тем не менее, их нервозность исчезла в то мгновение, когда прозвучал сигнал начала матча.

Как только бой начался, больше нет никаких возможностей для дальнейших сомнений.

Как только прозвучал сигнал, обе стороны начали обстреливать друг друга.

Они атаковали магией дальней дистанции.

Зрители были вне себя от радости таким исходом, тогда как сторонники Первой школы были потрясены в тишине.

Между двумя полями было приблизительно шесть сотен метров.

Расстояние было меньше, чем в лесной местности или долине, но с точки зрения дистанции огнестрельного оружия, это была наибольшая эффективная дальность стрельбы штурмового оружия. Это была дистанция для снайперских винтовок.

Но вместе с тем обе стороны атаковали CAD в форме автоматов, и шаг за шагом подходили друг к другу.

У Тацуи было два пистолета, как и на отборочном этапе и полуфинале.

Но вот Масаки, напротив, сменил общий CAD, которым пользовался во время полуфинала, на специализированный.

CAD Тацуи в правой руке отвечал за перехват вражеских атак, а в левой руке за ответную атаку. Поняв это, Масаки бросил свою оборону и сосредоточился на нападении.

В итоге…

Первоначальная пропасть в огневой мощи расширилась ещё больше.

По сравнению с «выстрелами» Масаки, которые обладали силой решительно закончить бой, «выстрелы» Тацуи не могли сделать ничего, кроме как пытаться связать противника.

Однако атаки Тацуи не действовали. Такой уровень магии из типа Колебаний был слишком низок к такой обороне, настолько, что волшебника могло защитить бессознательное Укрепление данных.

Количество атак тоже было чрезвычайно низко.

Несмотря на многие трюки в рукаве, Тацуя был, несомненно, слабее чисто по технике. Тем не менее, он не только подставлялся под атаки противника: но точно сбивал каждую атаку на расстоянии, которое едва можно увидеть невооруженным глазом. Это само по себе внушало страх.

— Такая смелость! — тихо ахнул безымянный ученик третьего года.

— Он вправду ученик второго потока? — девушка-игрок спросила одного из своих товарищей по команде.

Старшеклассники удивлялись не силе его магии, но из-за того, что он сохранял концентрацию, несмотря на тяжелый обстрел со стороны противника.

Тем не менее — Маюми, Катсуто, Сузуне, Азуса, Хаттори… Все были с мрачными лицами.

Пока обе стороны по-прежнему чувствовали атаки друг друга, но с каждым шагом Тацуя всё больше и больше оборонялся, и впоследствии атаковал всё меньше и меньше. Для них всех это было совершенно очевидно.

По сравнению с игроками и членами Первой школы, на территории Третьей школы Китидзёдзи почувствовал совершенно иной шок.

Тацуя свободно использовал магию из типа Колебаний.

Однако в трех матчах до этого Тацуя использовал Несистемную магию и магию из типа Веса.

«Ему удалось изменить последовательность активации всего лишь за два часа?..»

Китидзёдзи покачал головой, чтобы развеять паутину в голове.

Каким бы умелым в калибровке CAD он ни был, процесс калибровки не имеет никакого отношения к самому матчу.

Было важно лишь то, как он решит использовать результаты калибровки.

Сейчас было не время, чтобы оценивать его скорость калибровки. В бою это «замешательство» может привести к несчастному случаю…

— Действуем, как договорились, я пошел!

— Понял, оставь тыл мне!

Он даже не заметил перед глазами своё высокомерие к команде противника. Китидзёдзи оставил Масаки тыл и направился к территории Первой школы.

Поскольку Китидзёдзи вышел за пределы союзной территории, матч перешел в новую фазу. Тем не менее, внимание большинства зрителей было приковано к постоянной борьбе Тацуи и Масаки.

Быть в состоянии бесконечно использовать мощную магию, талант Масаки и впрямь достоин похвалы.

Но, несмотря на это, «Прерывание заклинания» Тацуи, безошибочно поражающий магию Масаки, был ещё невероятнее.

Несколько зрителей хорошо знали о высоком уровне такой контрмагии, как «Рассеивание заклинаний». «Рассеивание заклинаний» требовало чрезмерного количества Псионов, так что у исследователей, которые специализировались в данной области, было лишь пару возможностей мельком увидеть эту магию.

Но даже без знаний в данной области, большой экран, который отображал движения Псионов, ясно показывал сцену, как сияющие псионовые снаряды поражали, разрушали, а затем стирали последовательности магии типа Концентрации.

Это был великолепный, сказочный образ, заставляющий сердце пылать.

Волшебники, которые могли воспринимать Псионы, и зрители, которые обладали скрытым талантом в магии, не нуждались в большом экране и могли лишь склонится перед дико танцующими Псионами в шторме магии.

Они забыли о причине или логике, их очаровало это зрелищное воздушное шоу.

В настоящее время Тацуя сосредоточил всё своё внимание на отражение каждой атаки Масаки.

Но, несмотря на это, он все-таки принял к сведению выход Китидзёдзи с территории Третьей школы.

И, как по цепной реакции — на самом деле это было прямое следствие того, что он увидел Китидзёдзи — Тацуя, до этого устойчиво идущий вперед, ускорился и побежал.

Масаки не запаниковал ни в малейшей степени на изменение темпа Тацуи и запустил в него магию из типа Концентрации.

При беге он не принял никаких мер для того, чтобы увернуться.

Противник не пользовался глазами для прицеливания, так что уклоняться было бессмысленно.

Когда Тацуя бежал вперед, то сосредоточился на формирующейся в воздухе энергии изменения Эйдоса и посылал пулю Псионов — «Прерывание заклинания» — прямо в неё, разрушая магию Масаки прежде, чем та успевала сформироваться.

Тем не менее, они становились всё ближе, прицеливаться становилось всё проще. Хотя физическое расстояние прямо не влияет на магию, чем ближе физическая мишень, тем легче воспринимать её близость и существование.

Особенно если цель подобна воздушной цели, которую не так легко разглядеть. Чем ближе цель, тем легче целиться.

Конечно, в этих условиях, целью был лишь Тацуя.

До Масаки осталось 50 метров, Тацуя остановился и не смог полностью свести на нет его атаки.

На Тацую обрушился сжатый воздух, который он не смог остановить.

Тацуя положился на пять чувств, чтобы обнаружить его траекторию, затем ловко применил физические техники, избежал попадания, и продолжил наступать на Масаки.

Не имея возможности продвинуться прямо вперед, десятки метров между ними стали для Тацуи непреодолимой стеной.

— Так он, наконец, обнаружил точку, где больше не может отбивать атаки.

Видя Тацую зажатым в угол, Яманака на самом деле счастливо это заметил.

— Пожалуйста, будьте серьезны, сэнсэй. Даже Тацуя-кун не может полагаться только на свои пять чувств, чтобы полностью обнаружить «Невидимые Пули» и ранние признаки применения магии. Но в сложившихся условиях можно вместо «Глаз Духов» ещё использовать «шестое чувство».

На энергичную защиту Фудзибаяси, Яманака мог только дьявольски улыбнуться:

— Неужели? Он и впрямь может обмануть третьесортных ничтожеств… Но трудно представить, что он сможет обмануть глаза вон того джентльмена.

Яманака смотрел на Старейшину Кудо, который с интересом наблюдал за матчем со своего места в ложе председателя.

Фудзибаяси лишь мельком на него взглянула, затем вернулась обратно к Тацуе.

Направляясь к монолиту Первой школы, Китидзёдзи побежал по краю арены. Когда он углубился на сто метров в территорию Первой школы, Лео преградил ему путь.

Найдя странным то, что защитник так далеко впереди, Китидзёдзи, размышляя об этом, выстрелил «Невидимой Пулей».

Нет, скорее собирался выстрелить.

— Что?

Впереди его взору препятствовала черная стена. Лео снял мантию и развернул её перед собой.

Сбоку от Китидзёдзи, словно шторм лезвий вспыхнула металлическая пластина.

Столкнувшись с летящим клинком встроенного в оружие CAD, Китидзёдзи тотчас же активировал магию из типа Движений и отпрыгнул назад, чтобы избежать удара.

За ним по пятам ринулся мощный порыв ветра.

Китидзёдзи магией из типа Веса уменьшил инерцию, от которой пострадало тело, и силой ветра уменьшил силу того порыва.

«Как надоедливо!» — пробормотал в уме Китидзёдзи и прицелился «Невидимой Пулей» в Микихико.

Сперва он решил удалить эту надоедливую огневую поддержку.

Однако в то мгновение, когда его взгляд упал на серый плащ, ему вдруг не удалось обнаружить присутствие цели.

Как жар нарушает фокус камеры, серая фигура стала нечеткой и трудноуловимой.

«Иллюзии?!»

Они воспользовались преимуществом того, что «Невидимая пуля» требует визуального подтверждения. И как раз тогда, когда Китидзёдзи это понял, он обнаружил, что к голове приближается «Мини Коммуникатор». Не в состоянии уклониться, он мог только закрыть глаза и ждать удара.

— Гха! — однако вскрикнул от боли лишь Лео: ему будто бы насильно убрали весь воздух из легких.

Лезвие Лео воткнулось в землю, а сам он был отброшен взрывом и рухнул на пол.

— Масаки!

Он был спасен! В благодарности, Китидзёдзи выкрикнул имя своего спасителя.

Китидзёдзи, который полностью попал в ловушку врага, избежал опасности благодаря Масаки, который по-прежнему атаковал Тацую.

На экране CAD быстро затанцевали пальцы — Китидзёдзи активировал магию из типа Веса.

Сила тяжести резко усилилась, из-за чего Микихико резко и беспомощно упал.

Китидзёдзи отказался от своей любимой магии и другой магией свалил Микихико на землю.

Полностью подавленный, Микихико мог только выдохнуть воздух.

Всё это время Тацуя не бездельничал.

За те пол секунды, что Масаки отвлекся на Китидзёдзи, Тацуя сразу же сократил разрыв до пяти метров.

Для кого-то, с уровнем физических навыков Тацуи, это было лишь ничтожное проявление мастерства.

Тем не менее, к цели по-прежнему оставался один шаг.

Лицо Масаки явно выдало волнение.

Нет, он не запаниковал в ужасе, инстинкты солдата, выжившего на поле боя, говорили ему, что он в опасности.

Непрерывная цепочка из шестнадцати пуль сжатого воздуха, намного превосходящие пределы, установленные правилами, ринулась к Тацуе.

Контрмагия Прерывание заклинания — техника, которая сжимает Псионы в пули, которыми потом уничтожает последовательности магии.

Благодаря своему «силовому» характеру, это была крайне неэффективная техника.

Неизвестные обычному человеку, последовательности магии также отличаются по силе.

Последовательность магии, сформированную кем-то уровня Масаки, нельзя так легко уничтожить — её нужно уничтожать превосходящими силами, для чего требуется невероятное количество сжатых Псионов. Даже для Тацуи это было не малое количество, а для среднего волшебника — и подавно, даже если он потратит на это весь день.

Однако в то мгновение ему требовалось рассеять 16 выстрелов.

Хотя Тацуя мгновенно рассчитал, что Прерывание заклинания не успеет, он решительно отказался от использования «Разложения». Он упорно стоял на своем, держа секретную магию в тайне.

Он скрыл то, что был способен «Разложить» информационные структуры «Рассеиванием заклинаний» и встретил атаку «Прерыванием заклинания».

Итог был очевиден.

После уничтожения 14 выстрелов, последние два попали в тело Тацуи.

Видя, что Тацуя начал падать, Масаки в глубоком сожалении выплюнул: «Дерьмо!».

Когда он был в полном боевом режиме, он высвободил магию, которая превзошла правила разрушительной силы. Он понял это точно в то мгновение, когда выпустил магию.

Прошло всего несколько секунд, так что судьи пока не заметили.

Красный флаг ещё не подняли, но он хорошо понимал, что должен быть дисквалифицирован за нарушение правил.

Из-за этого осознания из рук Масаки выскользнули несколько драгоценных секунд.

Его ум совершенно опустел, когда он сделал вывод, что никоим образом не может это предотвратить.

[Множественные переломы ребер. Разрыв печени. Массивное внутреннее кровотечение.]

[Боевой уровень опустился ниже оптимальных условий]

[Способность Самовосстановления: Автоматическая Активация]

[Ядро • Эйдос • Данные: Извлечение]

[Последовательность магии: Загрузка]

[Восстановление: Начато — Завершено]

Эта последовательность была завершена ещё перед тем, как Тацуя сознательно это понял.

По скорости подсознательная обработка сигнала значительно превышала сознательную.

Когда он понял, что падает, плоть уже была восстановлена.

Он сразу же увидел перед собой неподвижные ноги.

Тацуя понятия не имел, почему Масаки стоит неподвижно и совершенно беззащитно.

Сейчас причина его не заботила.

Прежде, чем он нашел время это обдумать, его тело уже поднялось на ноги.

Он правой ногой шагнул вперед и протянул правую руку к лицу Масаки, которое было потрясено от шока.

Он никоим образом не хотел ударить Масаки правой рукой, в тот миг, когда она приблизилась к его уху…

Прозвучал взрыв, с того же места, что и вспышка, возникшая в правой руке Тацуи.

Из-за рева трибуны полностью затихли.

Даже Китидзёдзи, который по-прежнему сражался, не мог не остановиться и не посмотреть.

Большой палец правой руки Тацуи был плотно прижат к кончику указательного пальца, он держал скрещенные пальцы перед собой.

Под взглядами всех игроков, судей, зрителей, и команды поддержки, Масаки рухнул на землю, а Тацуя бессильно упал на колени.

— Что? Что, черт возьми, только что случилось? — лицо и голос Маюми были в полной панике, она спросила своих соседей.

Никто ей не ответил. Ни Сузуне, ни Азуса не смогли ответить на вопрос Маюми.

— …Он щелкнул пальцами, и усилил звук.

На вопрос ответил Катсуто, который был прямо напротив Сузуне.

— …Звучит правдиво. Он просто усилил звуковую волну. Такая какофония, скорее всего, разорвала его барабанные перепонки и полукружные каналы, таким образом, устранив Итидзё-куна. Разумеется, это в пределах правил, — за Катсуто сказала Сузуне. — Хотя звук усилился на много децибел выше, магия, которую он использовал, была исключительно из системы Колебаний. Вот почему Тацуя-кун, не преуспевший в активации магии на высоких скоростях, сумел активировать её так быстро.

— Всё это и так очевидно! Любой это скажет, увидев его правую руку! — однако настроение Маюми после их объяснений, казалось, почернело ещё больше. — Я спрашиваю, почему Тацуя-кун в состоянии встать после атак Итидзё-куна, которые должны были его покалечить! Разве Тацуя-кун не упал прямо там?! Он определенно не успел защититься «Прерыванием заклинания», верно? По нему должны были по крайней мере дважды попасть! Так почему же Тацуя-кун принял ущерб, который находится за пределами максимального порога повреждений, и всё ещё в состоянии продолжать бой?!

— Саэгуса, успокойся!

Маюми восприняла близко к сердцу новость, что Тацуя должен был быть страшно травмирован, о чем свидетельствовало её пепельное лицо. Катсуто попытался успокоить её серьезным голосом.

— Я видел ту же сцену, но правда в том, что Шиба встал на ноги и двигался так, что это просто невозможно с тяжелыми травмами, и победил врага. По его нынешнему виду, похоже, что он пострадал только от звуковой атаки, которую использовал, и у него нет никакой другой крупной травмы.

— Но…

— Разве Шиба не эксперт в устрашающих боевых искусствах? Ходят слухи, что старые стили содержат методы, которые укрепляют тело, и техники, которые могут смягчать удары, направленные на тело. Наверное, это что-то похожее.

— …

Хотя Маюми и не полностью поверила словам Катсуто, она вернула себе спокойствие.

— Мы не знаем всё в мире. Не только магия — «чудо». К тому же матч ещё не окончен.

— …Вы совершенно правы. Прошу прощения, Дзюмондзи-кун. Извини, Рин-тян.

Пока Маюми соглашалась с Сузуне, битва вступила в новую фазу.

— Сколько бы раз я ни видел его восстановление, это зрелище всегда меня поражает.

Фудзибаяси наполовину скептически посмотрела на Яманаку, который счастливо отметил эту ситуацию — хотя и надлежаще понизил голос, учитывая толпу вокруг.

— …Вы и вправду видели, что было активировано самовосстановление? Я, например, не видела псионовые волны, генерируемые активацией заклинания.

— Так же, как и я. Сомневаюсь, что и Кудо-сама заметил. С другой стороны, скорость его самовосстановления уже давно превзошла скорость человеческого восприятия.

Дойдя до этого момента, Яманака, наконец, заметил серьезный взгляд Фудзибаяси.

— Ах, нет — я ничего не видел. Конечно, я не видел, что Шиба Тацуя-кун использовал своего рода теоретически невозможную способность самовосстановления. Серьезно, у него сверхчеловеческая выносливость. Как интересно!

Яманака говорил это, слегка наслаждаясь восторженным смехом. Фудзибаяси уставилась на него в недоумении.

— Но, несмотря на это, пожалуйста, не называйте его так, будто собираетесь проводить над ним эксперименты. Он один из всего лишь двух людей в этой стране, и по слухам, в числе 50 или около того, драгоценных активов со способностями Стратегического Класса.

— Почему-то мне кажется, что он не такой слабак, что развалится после одного или двух экспериментов.

— Проблема не в том, что он развалится!

На это беспощадное ругательство, Яманака быстро съежился:

— Хорошо, но как ни крути… Он это использовал, как и говорила Фудзибаяси.

— И вправду, Итидзё-кун просто слишком сильный противник для CAD плохого качества. Я думаю, что даже Мгновенный вызов здесь был бы уместен.

— Мгновенный вызов Одиночной системной магии, эх. Ну да ладно, хоть это ему удалось сохранить в секрете.

Мгновенный вызов хотела сохранить лишь семья Йоцуба, а не Отдельный магически-оборудованный батальон. Эта способность была сочтена слишком неэтичной даже для военных.

Отдельный магически-оборудованный батальон пометил оригинальную магию Тацуи, как секретную. Даже в самых тяжелых обстоятельствах Тацуя настоял на своем и не применил «Разложение», лишь активировалась его личная способность восстановления, которую никто не сможет определить, даже если увидит. Этим Тацуя лишь обратил внимание масс. В противном случае, с точки зрения военных, такой ценный военный актив, как Тацуя, должен был бы быть постоянно защищен от влияния чужеродных элементов.

И вместе с тем это также существенно ограничило бы его личную свободу. Если бы обстоятельства развивались в этом направлении, военные были бы вынуждены рассмотреть противостояние, нет, односторонние контрмеры против Тацуи. Хотя его слова были надоедливыми, на самом деле Яманака вздохнул с облегчением на текущий итог.

— CAD в его левой руке был откалиброван для магии типа Колебаний специально, чтобы скрыть это. Он как всегда умен.

— Если это ученик старшей школы, то с этим миром и вправду что-то не так. Но, Мгновенный вызов… Если бы он был врагом, такая скорость была бы страшной угрозой, — Фудзибаяси искренне согласилась со словами Яманаки.

— И то верно… Это практически промыть мозги, вырезав изображение активации непосредственно в памяти, а затем напрямую использовать последовательность активации без помощи CAD. Это способность полностью обходит необходимость использования CAD и чтения последовательности активации… И при всём этом зона расчета в его сознании вывела это на новый уровень. Будучи в состоянии сконструировать последовательность магии из памяти, он также избегает времени, необходимого для построения последовательности магии в реальном времени… Этим он полностью восполнил недостаток в скорости обработки данных.

— И не только восполнил, а и получил ещё много в придачу. Разве у нас есть кто-то в отряде, кто побьет его скорость? Даже Янаги, у которого такой же системный талант, едва в состоянии с ним справиться.

— …Верно, я не могу подумать ни о ком другом.

Они больше не смотрели матч.

Они сосредоточились исключительно на Тацуе, который всё ещё стоял на коленях.

Китидзёдзи был в полной панике.

Он не мог поверить в сцену перед глазами.

Масаки лежал на земле.

Даже если его противник, Тацуя, был на коленях, в его глазах всё ещё был свет.

Другими словами…

«Масаки, проиграл?..»

Это было совершенно невероятное, неправдоподобное зрелище, такого просто не могло произойти.

Изначально, даже если была крошечная возможность проигрыша, возможность того, что Масаки проиграет, была практически равна нулю.

— Китидзёдзи, берегись!

Китидзёдзи очнулся, услышав крик своего товарища по команде с их начальной локации, и машинально активировал магию «Молниеотвода».

Трава стала центром удара молнии, и электрическая сила ушла в землю.

Китидзедзи, наконец, понял, что противник, который должен был лежать на земле из-за магии типа Веса, тяжело дышал, его длинный плащ висел на нем, и он смотрел на Китидзёдзи.

Когда тот шум достиг ушей, Микихико понятия не имел, что только что произошло.

У него не было свободного времени, чтобы посмотреть, что творится вокруг.

Тем не менее, когда давление, прижимающее его к земле, вдруг исчезло, он быстро перекатился на безопасное расстояние, встал на ноги и спонтанно принял маневры уклонения.

Затем он, наконец, хорошо вокруг осмотрелся.

Лео лежал без сознания.

Тацуя стоял на коленях. Даже если он и не упал, по его виду не было похоже, что он сможет продолжить.

И возле него, Итидзё Масаки вытянулся во весь рост на земле.

«Ты сделал это, Тацуя!»

Микихико думал, что Тацуя может найти выход из любого положения; но с другой стороны он также думал: «Даже Тацуя…». Загоревшись достижением перед своими глазами, Микихико вскочил с новой силой.

Не то чтобы состояние Микихико было лучше.

Наверное, ему было хуже всех из троих.

Каждый вздох был трудным, его сопровождала острая, колющая боль.

Даже если рёбра не были сломаны, он, вероятно, не смог избежать незначительных переломов.

В связи с непомерным количеством времени под стрессом, он стал немного легкомысленным.

Спина всё ещё болела, потому что его сильно бросили на землю. Микихико проклинал твердость земли, несмотря на то, что вспомнил о траве.

Однако — он не собирался сдаваться.

В худшем случае ему придется драться одному против двоих.

Нет, в его сердце не было места страху, это была жестокая правда реальности. Даже сейчас — поражение не вариант.

Тацуя победил «Багрового Принца».

По крайней мере, он собирался показать ему, что сможет победить «Кардинала Джорджа» — именно это «упрямство» заставляло Микихико встать на дрожащие ноги.

Он активировал CAD, чтобы применить атаку молнией. Одновременно с этим, в надетый на себе серый плащ он передал магию — Псионы, которые были оцифрованы.

Его образ поглотили спрятанные в плаще духи «теней». Тени — не синонимы темноты. Контур объекта можно проследить по его тени.

Независимые информационные тела «теней», духи теней, могли нарушать свет и темноту, составляющие силуэт, для того чтобы мешать способностям противника определять и целиться в цель.

Заклинание с самого начала принадлежало семье Йошида и в частности ему, но Тацуя был тем, кто в дополнение дал ему плащ, переписал программное обеспечение CAD до его текущего отличного состояния, и предложил ему использовать это заклинание для искажения своего образа.

Всё это было благодаря Тацуе, то, что он может приблизиться к предыдущему себе — хотя Эрика считала, что он превзошел прошлого себя — в плане магии.

Для кого-то с таким происхождением и историей семьи, быть втиснутым в такое унизительное положение, стало окончательным оскорблением, и Тацуя был тем, кто дал ему возможность доказать свою храбрость на поле боя.

По пути в финал Тацуя был неотъемлемым винтиком, который сделал их продвижение возможным.

В таком случае, в самом конце, все лавры упадут на Тацую.

Осознав это, Микихико закусил губу и направил новую жизнь в свои колеблющиеся ноги.

«Я не буду во всем полагаться на Тацую!

Моя гордость мне не позволит!

Неважно, что будет, я отомщу!

Китидзёдзи Шинкуро, как ты посмел затащить меня в грязь!

Ну же, позволь мне отдать тебе должное!»

Гордые, грандиозные и высокомерные слова, Микихико говорил их сам себе.

«Тацуя уже сказал.

Он уже сказал мне.

Это не ты, Микихико, с недостатком. Это само заклинание.»

Тогда…

«Тацуя, позволь мне доказать правдивость твоих слов!»

Он проигнорировал магию, ударившую возле него.

Магия Тени размещает иллюзию в нескольких шагах от реального тела, чтобы враг стрелял в неё.

Возложив доверие на свои способности, Микихико ввел длинную строку команд в большой CAD в форме смартфона, скрытый под плащом.

Далее он положил правую руку на CAD и ударил землю рядом с ногами.

Большинство общих CAD используют два числа и клавишу подтверждения, что в общей сложности составляет три этапа для начала последовательности активации.

Модели более высокого качества, особенно высокотехнологические смартфоны, имеют функции, которые включают автоматическое завершение и выбор высокоэффективной магии, так что всё, что нужно для активации магии, это нажать клавишу.

Однако сейчас Микихико нажал более 15 клавиш.

Движений было в пять раз больше, чем требовал для активации обычный общий CAD.

Тем не менее, Микихико завершил шаги древней магии за долю обычного времени.

Поскольку количество нажатий клавиш для каждой последовательности активации осталось тем же, Микихико не нужно было нажимать никаких дополнительных клавиш. Он не планировал объединять пять магий в одной последовательности магии, он установил последовательную активацию пяти магий.

Это была техника, которая разворачивается в пошаговом режиме.

Это не была простая последовательность магии, переполненная пятью заклинаниями. Внутри кода каждого заклинания лежит инструкция для конструирования следующей последовательности магии.

Каждая магия проверяет условия окружающей среды и передает это следующей магии — обязательный и важный шаг для всех магов, использующих магию Духов.

Эта непрерывная цепь движений не требует индивидуальной проверки, и будет обрабатывать всё в одной, непрерывной строчке.

Это был ответ, который Тацуя дал Микихико.

Под ногами застонала земля.

Китидзёдзи понимал, что земля застонала не потому, что противник руками ударил по земле древней магией, но потому, что активировал на земле магию из типа Колебаний.

Но, несмотря на это, этого внешнего вида и движений как у «Магистра», а также сопровождающегося эффекта, было достаточно, чтобы Китидзёдзи ошибочно воспринял, что «земля содрогнулась, когда ладонь ударила о землю».

Под руками Микихико в земле образовались трещины, и бросились к месту, где Китидзёдзи потерял равновесие.

Земля физически не разрывалась на части, но была разделена силой, действующей внутри. Теоретически, он всё это понимал.

Но по неизвестной причине, его ум, казалось, потерял связь с реальностью.

Китидзёдзи применил комбинацию магии из типа Веса и типа Движений, чтобы попытаться сбежать по воздуху.

Однако ноги были не в состоянии оторваться от земли. Вокруг лодыжек крепко обвилась трава.

Он не знал никакой магии, с помощью которой можно командовать растениями как животными.

Сердце дрогнуло при мысли, что его атакуют неизвестной магией.

Это было создано простой манипуляцией воздушными потоками, будто щеткой над поверхностью земли, чтобы создать образ обернутой травы вокруг цели. Однако волшебники, которые знакомы лишь с системной магией, никогда бы не поверили, что это была просто «случайная» — вместо явного изменения направления потока, необходимо было лишь, чтобы восприятие «запуталось» — щетка воздуха.

Трещины в земле дошли до его ног.

Китидзёдзи почти физически ощутил, как трава тянет его в землю.

Всё это были иллюзии.

Чтобы сбежать от этих иллюзий, Китидзёдзи собрал каждую унцию магической силы в заклинание прыжка.

И полностью проигнорировал возможность того, что всё это было ненужным.

Ему не нужно было разрывать громоздкую траву, прыгая на такую высоту.

Китидзёдзи овладело облегчение — он избежал поднявшегося к подбородку травяного ада, прыгнув высоко в небо. В то мгновение его сознание полностью упустило из виду присутствие Микихико. Противника, с которым он сражался, сейчас не существовало в его внимании.

Это было решающей ошибкой.

Микихико последовательно активировал пять заклинаний.

«Землетрясение», «Раскол Земли», «Дикий Волос», «Муравьиный Ад».

Это были его первые четыре заклинания.

И его последняя атака, «Потомок грома», на этот раз собралась ударить Китидзёдзи с неба, пока тот летел вниз.

— Ты ублюдок!

Едва стоя на земле, Микихико убедился, что вывел из строя противника. И как раз тогда в него запустил магию последний член Третьей школы.

Грязь и пыль навалились друг на друга и покатились вперед. Это было «Земляное Цунами» из магии типа Движений.

По сравнению с первоначальным замыслом этой магии, это было и впрямь малое Земляное Цунами. Возможно, пользователь не очень хорошо разбирался в этой магии, или он уменьшил огневую мощь из-за правил.

Тем не менее, для Микихико, которому уже нанес значительный ущерб Китидзёдзи, этого заклинания было достаточно.

Ещё можно призвать зарытых в землю духов, чтобы отразить надвигающуюся грязь, подумал Микихико, но быстро сдался.

Увы, ему не хватало магической силы.

Хотя его магия и называлась магией Духов, сами «духи» не обладали никакой силой. В конце концов, духи — это информационные тела, и не более чем проводник для влияния на Эйдос.

Значит, мы все-таки проиграли… думал он, наблюдая, как приближается земля. Вдруг зрение Микихико скрыла темнота.

С тяжелым звуком того, как что-то врезалось в металлическую стену, земля вернулась в исходное положение.

Микихико поднял голову к черному летающему объекту, блокирующему вид.

Он увидел, что ему машет руками и кричит товарищ по команде.

Летающая часть встроенного в оружие CAD прошла большую дугу и вынесла последнего игрока Третьей школы.

— …Мы выиграли?

— …Да, мы выиграли.

Маюми спросила, будто говоря сама себе, на что Сузуне ответила таким же образом.

Это стало сигналом.

Никто не знал, кто начал аплодировать.

За одним человеком начали двое, потом четверо, восемь человек, цепная реакция продолжилась дальше.

И, наконец, с взрывной кульминацией.

Беспорядочные крики Первой школы, казалось, слились вместе и начали раскачивать трибуны.

Это было чистое и невинное выражение эмоций.

Этот звук стал серенадой победителей и поразил побежденных ударом справедливости.

Однако это безрассудное празднование быстро закончилось.

Тем временем в первых рядах сторонников Первой школы…

Виднелась фигура молодой девушки, как та обхватила рот руками, и смотрела на арену, по её щекам текли слезы радости.

Видя, что брат встал на ноги, и машет ей, у неё не было слов, она могла только смотреть на него.

Как будто, чтобы поддержать её, вокруг постепенно распространились аплодисменты.

Вскоре аплодисменты распространились с трибун болельщиков Первой школы по всему стадиону, независимо от того, были они друзьями или врагами, все сформировали волну аплодисментов.

Весь стадион окутался теплыми аплодисментами.

Даже Тацуя был смущен неожиданным душем аплодисментов.

Тацуя снял шлем и пошел к двум другим. Лео и Микихико ждали его, они даже не взглянули на зрительские трибуны.

— …Кстати, ты украл всё внимание. Неужели ты ждал, когда это произойдет?

Первое, что Тацуя сказал, когда подошел к ним, это обвинение в краже славы. Впрочем, неважно, кто это был: Лео, которому это сказали, Микихико, который это слышал, или Тацуя, который это говорил, все знали — он этим хотел скрыть неловкость.

— Ни в коем случае. Я и впрямь ненадолго отключился. Я впервые получил такой удар с того времени, как попал два года назад под большой мотоцикл.

— Что? Ты попал под большой мотоцикл? — спросил Микихико с выражением лица «неужели ты шутишь?», но Лео серьезно кивнул:

— Да, было очень больно. У меня за спиной стоял какой-то ребенок, поэтому я не мог увернуться, так что просто решил стиснуть зубы и ждать! Точно так же… у меня всё болело, хотя я отделался лишь тремя переломами ребер. К счастью на этот раз было не так плохо, как в тот.

— Ух… Лео? На всякий случай, я просто хочу убедиться, ты ведь защитился от сжатого воздуха Укрепляющей магией, да?..

— Эх, мне жаль, но вся моя концентрация была направленная на атаку… И так, как вы видите, у меня не было никакой защиты. Ах! Как неловко.

У Микихико было озадаченное лицо. Откровенно говоря, у него был открыт рот, но к счастью никого не было под рукой, чтобы смеяться над ним, так как большой экран переключился на просмотр всей арены и не мог захватить какие-либо тонкости выражений игроков.

— Тогда, ты говоришь мне… Что просто принял атаку Итидзё-куна?

— Я был беззащитным, так ведь? Вот почему мне понадобилось столько времени, чтобы встать. Хм? Микихико, ты разбил губу. С тобой всё хорошо?

— Ах… Да, всё в порядке… В некотором роде.

Микихико мог только стоять, обомлев этим бессвязным разговором и невероятным признанием. Однако Лео был в отличном настроении, так что он не обратил внимания на замешательство Микихико.

— Кстати, Тацуя, ты в порядке?

— Хм? Извини, можешь повторить?

— Я говорю, Тацуя, ты в порядке?

— А… Барабанные перепонки разорвались с одной стороны. Сейчас мои уши не слишком хорошо работают. Но по сравнению с этим, Микихико, что случилось с тобой? Ты выглядишь, словно увидел НЛО.

Сейчас Микихико внутренне боролся: «Был ли он один странным, нет, это невозможно».

— Э-э, Тацуя, ты не слышал… наш предыдущий разговор, да?

— Извините. Прямо сейчас я читаю по губам, чтобы получить подсказку о том, что сейчас происходит. Тем не менее, я уловил часть про то, когда Лео получил удар от большого мотоцикла.

— …И, у тебя есть какие-либо вопросы к нему?

Будто пытаясь положить раз и навсегда конец своей внутренней борьбе, и доказать, что он совершенно нормален, Микихико спросил Тацую с большой тревогой, но…

— Вопросы? О чем?

Ответ Тацуи заставил Микихико глядеть в отчаянии в небо.

— Микихико, в чем дело? Не будь таким мрачным. Мы выиграли. Мы чемпионы, чемпионы!

— Ты прав…

Микихико вдруг почувствовал себя исчерпанным, что было совершенно естественно, учитывая, что Лео вел себя совершенно непринужденно и Тацуя, похоже, отражал его настроение.

Наблюдая за ними, Микихико думал.

В конце концов, последний вздох был решен не магической силой или заклинаниями, а физической выносливостью.

Увидев, что двое других, наконец, уступили неугасающим аплодисментам и встали бок обок, плечо к плечу, махая в ответ, несмотря на смущение, Микихико было больно осознавать, что: «мне нужно намного больше тренироваться…»

  1. ↑ Кирин: единорог, мифическое существо, олицетворявшее стремление к щедрому урожаю и личной безопасности, смотрите больше на Википедии.

Оставить комментарий