Том 4. Глава 12

Первая школа одержала общую победу перед последним днем, но решила отложить празднования до завтра (Снова? Все, кто это говорил, просто игнорировались).

Завтра будет финальный этап официального дивизиона «Кода монолита», одного из самых популярных событий Турнира девяти школ.

Представители Первой школы вышли в финальный этап, заняв первое место на отборочном этапе. Ни у игроков, ни у вспомогательных членов не было времени, чтобы посетить вечеринку.

Но поскольку осталось лишь одно соревнование, было также верно и то, что у большинства членов на руках было много свободного времени.

Как только Миюки внесла значительный вклад в общую победу Первой школы своим выступлением в «Иллюзорных звездах», она стала центром праздничного чаепития в конференц-зале.

Маюми и Сузуне проводили празднование, на котором игроки-девушки составляли большинство присутствующих. Тем не менее, здесь также были и парни. Не травмированные ученики первого года собрались в углу и как-то удручённо держали свои чашки (ученики второго и третьего года были заняты подготовкой к завтрашнему соревнованию).

Здесь были не только Лео и Микихико, также можно было увидеть Эрику и Мизуки. У Маюми на уме, вероятно, была какая-то иная цель. (Эрика изо всех сил старалась не приходить, но была насильно затащена Миюки).

Однако почему-то здесь не было следов Тацуи.

— …Значит, он сказал не будить его до утра?

— Да.

— Не удивительно.

— Он ведь в последнее время был весьма активен…

Когда ученицы первого года собрались в группу (это были Эрика, Миюки, Шизуку и Хонока) и обсуждали определенного молодого человека, к ним подошла пара учеников второго года.

— Хм? Твой брат уже пошел спать?

Это были Канон и Исори.

— Да, он сказал, что довольно истощен.

— Это… должно быть так. Он ведь ещё и травмирован.

Услышав ответ Миюки, Исори сильно кивнул. Как только он поднял глаза и посмотрел на Миюки, его глаза слегка расширились от удивления.

— Хм? Это ведь Эрика?

— Кэй-сэмпай, ты уже завершил калибровку на завтра?

— Нет, лишь взял небольшую передышку… Хотя, скорее, меня вытащила Канон.

Исори мог лишь криво улыбнуться на эти слегка насмешливые слова. Возле него Канон стояла с слегка раздраженным выражением лица, что было не полностью вызвано предыдущим словесным обменом. Похоже, там было нечто более глубокое.

— …Ах, Эрика, ты знаешь Исори-сэмпая?

— Считай это связью между семьями.

Однако Эрика не поддержала настроение Канон относительно себя, или более похоже, что умышленно сделала вид, что не замечает, и повернулась к Миюки:

— Семья Тиба в большом долгу перед Семьей Исори.

— Это совершенно не так!

— Не нужно скромничать, на самом деле так оно и есть.

Видя, как Исори отчаянно закачал головой, Эрика приняла более дразнящую интонацию:

— Мой CAD был разработан Семьей Исори. Кстати, разве не Исори-сэмпай сделал его для меня?

Эрика из ниоткуда достала свой CAD в форме вытяжной полицейской дубинки.

— Ну, наверное… Только часть «Гравюры».

— Ты самостоятельно спроектировал заклинание Гравюры? Невероятно…

— Кэй — гений!

Когда Мизуки выразила свой искрений восторг, Канон была настолько горда, что сразу же забыла недовольство. Исори мог лишь ещё раз смущенно пробормотать: «Это определенно не так».

◊ ◊ ◊

К тому времени как его отсутствие перестало быть темой разговора, Тацуя выскользнул с гостиницы и подошел к парковке, зарезервированной для офицеров базы. Здесь его уже ждала другая вечеринка.

— Как грубо заставлять женщину ждать!

— Мои извинения.

Это было едва ли время и место, но так как он был в замешательстве (меньше в отношении пола, больше своей медлительностью), Тацуя честно извинился, когда его отругали.

Наверное, она была разочарована тем, что Тацуя ничего не сказал в своё оправдание, но Харука не жаловалась и показала Тацуе жестом, чтобы тот сел в машину, прислонившись к которой она и стояла.

После того, как Тацуя сел на пассажирское сидение, Харука села за руль.

Внутри и снаружи автомобиля оставалось темно.

Харука не потрудилась взглянуть на замок зажигания и прямо достала смартфон с двери.

Увидев это, Тацуя также достал терминал из кармана жакета.

Это не была форма вспомогательных членов, но полностью темный жакет с двумя выступами под мышками, на что Харука сделала вид, что не обратила внимания.

— Простой карты достаточно?

— Если у тебя есть список членов, можешь мне передать и его?

Харука вздохнула. Тацуя начал посылать данные в её терминал.

Взглянув на дисплей, глаза Харуки расширились в шоке.

— Этого не достаточно?

— Нет, этого более чем достаточно!

Харука скрыла своё выражение и начала манипулировать собственным терминалом.

Тацуя прошёлся по посланным к нему данным, и сказал:

— Премного благодарен.

Как только Тацуя слегка кивнул и хотел нажать кнопку, чтобы открыть дверь машины…

— Это страховка, ведь так? — Харука прямо спросила.

— Да, это она.

К тому времени, как этот краткий ответ дошел до ушей Харуки, перед её лицом уже была спина Тацуи.

Увидев, что Харука проехала через главный выход на двухдверной электрической машине, Тацуя удалил повязку, закрывающую правое ухо, и пошёл к другой машине. Прежде чем он успел постучать в окно, дверь машины возле пассажирского сидения автоматически открылась. Внутри, на водительском кресле, сидела женщина близкая по возрасту к Харуке.

— Кто была та женщина?

— Агент Общественной Безопасности, — Тацуя легко раскрыл личность Харуки и ухмыльнулся Фудзибаяси, — хотя она настаивает на том, что её дневная работа это консультант.

Фудзибаяси расхохоталась:

— Значит она агент на неполный рабочий день.

— Думаю, она довольно способна. По сравнению с закаленными ветеранами, новички, как правило, более надежны. Зачастую они придерживаются конфиденциальности вплоть до последней буквы, так что я чувствую себя безопаснее, прося их о временной работе. Но всё равно… Принимать стороннюю работу немного неэтично, но деньги решают всё — думаю, так оно и есть.

Услышав, что Тацуя беззаботно произнес такие мрачные слова, Фудзибаяси покосилась на него, хотя её глаза оставались спокойными.

— Почему у меня иногда такое чувство, что ты должен быть старше на десять лет?

— Думаю, это не имеет ничего общего с возрастом, всё связано с опытом. В конце концов, я тут и там поднакопил разнообразный опыт всех видов.

Акцент, сделанный на время, изменился. Услышав это, Фудзибаяси невзначай отвела взгляд от Тацуи.

Тацуя не ожидал какого-либо особенного ответа.

Он вынул соединительный кабель из приборной панели и с помощью сенсорного экрана на пассажирском сидении передал навигационной системе данные карты, которые получил от Харуки.

— …Интересно, смогу ли я сообщить об этом, как о сверхурочных…

— Думаю, что такое вполне возможно.

— Вряд ли трудовое законодательство распространяется на таких людей, как мы!

Несмотря на то, что гибкий график работы становился основным, некоторые законы по-прежнему упрямо выживали. На приглашение на знакомую территорию, Фудзибаяси даже не потрудилась заставить себя улыбнуться, она просто посмотрела на Тацую и нажала на газ.

Обычный электрический автомобиль для простых людей перешел на тихую езду — характеристику, не описанную в инструкции — и ускользнул в темноту.

◊ ◊ ◊

Между тем, тот, кто дал Фудзибаяси задание, встретил неожиданного гостя.

— Пожалуйста, входите, сэр.

Этим человеком, которого приветствовали не солдаты на дежурстве, а сам Казама, был Старейшина Кудо.

Если вернуться в те времена, когда старик был на службе, тогда правило, что «Десять Главных Кланов не берут на себя высокую роль в правительстве», ещё не было установлено.

Из-за ряда обстоятельств, связанных с самим Кудо, это правило в конечном итоге было введено в действие.

Когда он ушел в отставку, у Старейшины Кудо было звание генерал-майора. Казама его поприветствовал не из-за статуса старейшины Десяти Главных Кланов, но по отношению к его рангу по военному протоколу.

Казама был волшебником B-ранга и также членом магического общества, которое было на вершине Десяти Главных Кланов. Тем не менее, он считал себя волшебником, использующим древнюю магию «ниндзюцу», так что у него были прохладные отношения с Десятью Главными Кланами, которые были воплощением современной магии (естественно, его отношение с подчиненными внутри подразделения было совсем другой историей).

Поэтому (предположим, что это правильный способ выразиться) отношение Казамы могло быть почтительным, но никогда не выходило за рамки простой «формальности».

— Вы свободны.

— Да, сэр!

Казама приказал солдатам на дежурстве, которые принесли чай, выйти из комнаты, и направил взгляд на Старейшину Кудо:

— Что я могу для вас сегодня сделать? Фудзибаяси сегодня отсутствует, она на задании.

— Я, конечно, не думаю, что для того чтобы увидеть внучку, нужно проходить её начальство… Но я и вправду пришел просто так, я слышал, вы редко выходите из Цутиуры, так что я пришел вас увидеть.

— Для меня это большая честь.

Видя, что Казама использовал слово «честь», но не выразил уважительное отношение, Кудо криво улыбнулся:

— Вы по-прежнему так сильно не любите Десять Главных Кланов.

— Я уже говорил, что это недопонимание.

— И я уже говорил, что нет необходимости скрывать это. Волшебники, использующие древнюю магию как вы, являются «людьми», которые унаследовали мудрость веков, в отличие от нас, волшебников, сделанных, чтобы быть гуманоидным оружием. Вполне понятно, что из-за этого будут некоторые обиды.

Услышав, что Кудо специально вытянул слово «люди», Казама наморщил брови:

— …Волшебники древней магии точно также превращают себя в оружие. Нет большой разницы между вами и мной. Если я и буду обижаться, то эта обида будет направлена на человечество в целом. Я считаю, что эта мысль насильно навязана детям и подрастающему поколению.

— Хм… Значит, вы приняли его?

Кудо спокойно опроверг жгучие слова Казамы.

— …Его?

— Шибу Тацую-куна. Разве он не сын Мии, которого вы приняли из семьи Йоцуба три года назад?

— …

Вместо потери дара речи, молчание Казамы можно более точно описать как «очень раздражен».

— Вы не удивлены, что я знаю об этом, да? Три года назад я удобно был председателем комитета Десяти Главных Кланов и сейчас остаюсь советником национальной обороны по магии. К тому же, хотя и на короткое время, Мая и Мия были моими ученицами.

— Тогда вы должны знать и это. Семья Йоцуба не отказалась от Тацуи. Он остается стражем семьи. Только при условии, что его роль в качестве стража не будет скомпрометирована, Шиба Тацуя допущен к участию в военных миссиях. Кроме обязанностей стража, Клан Йоцуба не может отстаивать своё превосходство. Именно такое соглашение у нас с Семьей Йоцуба.

— Вы не думаете, что это напрасная трата времени?

— Что вы имеете в виду под напрасной тратой времени?

Видя, что Кудо наклонился вперед и тайно спросил, Казама ответил с притворным невежеством.

Старейшина Кудо не был в ярости, а только ухмыльнулся:

— Вчерашний матч был довольно интересен. Хотя я слышал, что это был единственный успешный пример, я не представлял себе, что он такой сильный, — отставной генерал-майор Кудо посмотрел в глаза майору Казаме, словно ястреб, — когда-нибудь в будущем он станет неоценимым военным активом вместе с потомком семьи Итидзё. Относить такого превосходного человека просто к частному телохранителю, разве вы не считаете, что это напрасная трата времени?

— …Сэр, вы желаете ослабить семью Йоцуба?

— Так как это вы, скажу прямо, — на вопрос Казамы, Кудо продолжал тонко улыбаться, и кивнул, — через уравновешивание силы, мы предотвращаем возможность волшебников потерять над собой контроль. Это записано в рамках устройства Десяти Главных Кланов.

Молчание Казамы подразумевало, что для него слова Кудо были известным фактом.

— Однако с текущим прогрессом семья Йоцуба станет слишком сильной. С Шибой Тацуей-куном и текущей скоростью роста его сестры, в ближайшем будущем Мая всё ещё останется главой семьи, а Шиба Миюки станет Йоцубой Миюки и Шиба Тацуя продолжит её охранять. По этому сценарию семья Йоцуба может затмить Десять Главных Кланов. Более того… — Старейшина Кудо остановился и покачал головой, — даже в нашем текущем затруднительном положении, основанном на том факте, что они обладают уникальными способностями, не имеющих себе равных среди других семей, и у них есть избранная, но очень сильная группа магов, семья Йоцуба уже стала особой организацией внутри Десяти Главных Кланов.

Услышав слова Кудо, Казама саркастически ухмыльнулся:

— Это случилось именно потому, что они преданно следовали вашему поручению в создании «Волшебников — гуманоидного оружия». С точки зрения чистого боя, вполне естественно, что они настолько особенны.

— И в этом заключается трудность. Как вы и сказали, майор Казама. Первоначально они существовали для разработки новых вооружений, но они уже не такие. То, что существует только как оружие, когда-нибудь будет исключено из мира людей.

— Сэр! — Казама перебил решительные слова Старейшины Кудо, — сэр, как вы знаете подробности с моей стороны, так же и я знаю несколько вещей с вашей. Я знаю настоящую причину, почему вы так интересуетесь ситуацией Тацуи.

На этот раз настала очередь Кудо замолчать.

— Таким образом, пожалуйста, позвольте мне дать совет и поправку.

— …Пожалуйста.

— Я считаю, что нет необходимости жалеть Тацую. Он не послушная лабораторная крыса, чтобы его жалеть. Скорее он не хочет, чтобы его так рассматривали.

— Это ваш совет?

— Верно. Теперь что касается поправки… Это не ближайшее будущее. Тацуя уже бесценный военный актив. Хотя это звучит, словно я рекламирую своего человека, но по военной силе Тацуя находится на совершенно ином уровне, чем Итидзё. По защите Итидзё Масаки соперничает с силой бронированного подразделения. Однако Тацуя обладает силой стратегической боеголовки. Его магия окружена несколькими слоями ограничителей и является настоящим стратегическим оружием. И передавать всю ответственность только ему, кажется слишком тяжелым и жестоким бременем.

◊ ◊ ◊

В автомобиле, едущем с большой скоростью на восток, Тацуя чихнул несколько раз.

Электрический автомобиль, который вела Фудзибаяси (точнее, автомобиль Фудзибаяси направлялся с помощью навигационной системы) ехал на восток вдоль центральной трассы и к полуночи достиг Йокогамы.

Северная часть гавани Йокогама в восточной части города, граничившего с Китайским Кварталом, разросшимся к концу двадцать первого века (несмотря на множество военных конфликтом между Японией и Китаем). Именно здесь их автомобиль и остановился.

— …Мы знаем, что здесь ползают вражеские агенты, однако я не вижу никаких преград или пропускных пунктов. О чем думают политики? — Фудзибаяси посмотрела на китайский квартал и пробормотала в отчаянии. Сидя возле неё, Тацуя просто пожал плечами:

— Если взглянуть поверхностно, то потому, что эта область — одна из главных штаб-квартир для политически угнетенных китайцев, сбежавших из страны.

— Это наглая ложь!

— Вот почему я сказал поверхностно.

— У всего должен быть предел. Хотя технически выиграли мы, но поскольку нет официально подписанного договора, с юридической точки зрения мы всё ещё в войне с Великим Азиатским Альянсом и сейчас только прекратили огонь. Все знают, что это гнездо для шпионской деятельности, но никто не хочет с ним иметь дело.

— Опять же, может, количество «людей» прямо сейчас растет.

В противоположность ворчанию Фудзибаяси, Тацуя ответил спокойно.

Фудзибаяси услышала — или подумала, что услышала — нечто более глубокое в его ответе и широко открыла глаза, посмотрев на Тацую.

— …Ты что-то знаешь?

— Нет, просто желание, вот и все.

Будто говоря, что разговор окончен, Тацуя повернулся к ней спиной.

И посмотрел на самое высокое здание в городе.

Стоимость строительства была ошеломляющей, но с физической точки зрения, это и вправду был самый высокий небоскреб.

К середине столетия эта область была известна как «Гавань с видом на парк». Сейчас, с тремя построенными небоскребами, с этого места виднелась гавань Йокогама и море.

Имя здания — «Башня Залива Йокогамы», которое жители с любовью сокращали к «Башне Залива». В нём были отели, торговые центры, гражданские офисы, телевизионные станции и связанные с ними объекты. Сообщество волшебников, известное как «японская Магическая Ассоциация», также установило свой восточный филиал здесь, а не в Токио (Главная штаб-квартира была в Киото).

Утверждение, что эта башня используется только в гражданских целях, было простым прикрытием, так что даже местные жители знали всю правду. Поскольку эта башня была идеальным местом, чтобы следить за всеми судами, заходящими в Токийский Залив, в этом здании также размещались офисы Национальной Обороны и морской полиции, замаскированные под гражданские компании.

Ходили слухи, что восточный филиал Магической Ассоциации также был в этом здании, так что они могут присоединиться к обороне, если произойдет инцидент. Тем не менее, Тацуя и Фудзибаяси знали, что это был не «слух», но холодный, твердый «факт».

— Лейтенант, спасибо.

— Похоже, и впрямь нужно просить о сверхурочных.

Время было около полуночи.

Фудзибаяси приложила небольшой информационный терминал к аварийному выходу, который обычно доступен лишь изнутри и не защищен персоналом безопасности. Другой рукой она повозилась с CAD.

Механизм двери не имел порта или разъема данных, так что Фудзибаяси использовала хакерскую программу, чтобы получить доступ к двери, посредством изменения её электрической проводимости.

Благодаря вмешательству Фудзибаяси, внутренней системе наблюдения не удалось обнаружить их присутствие.

◊ ◊ ◊

Вверху самого высокого этажа Гранд Отеля Йокогамы (финансировался покровителями из Гонконга и был построен в китайском квартале в первой половине столетия и не имел никакой связи с отелем до реконструкции) был ещё один этаж, где большинство клиентов не обращали внимания на мужчин, которые лихорадочно готовились к выезду из номера.

Этот номер был зарезервирован для восточного филиала Гонконгской криминальной организации «Безголовый Дракон» и служил их оперативным штабом в восточной Японии.

Гонконгские финансисты, управляющие этим отелем, давно были скомпрометированы Безголовым Драконом, так что называть это место оперативным штабом преступной организации было не далеко от истины.

Хотя готовились — с большой натяжкой, поскольку они готовили лишь бухгалтерские книги, не записанные на устройства. Поскольку это были весьма секретные бухгалтерские книги, они не могли быть записаны в системах с большими параметрами безопасности, они просто не могли быть переданы марионеткам для упаковки. Вот почему несколько мужчин средних лет (приближающихся к закату своих лет) шелковыми платками вытирали пот, и неуклюже тащили багаж руками, покрытыми драгоценными камнями и кольцами. Если бы здесь был посторонний, он бы посчитал эту сцену весьма комичной.

Конечно, этим людям было не до смеха.

— Чёрт возьми… Мы должны взять больше! — один из них остановился и яростно выругался.

— Кстати, я не могу поверить, что Генератор был повержен, не причинив никакого ущерба…

— Для нас это оказалось совершенно неожиданным. Мы не думали, что спецслужбы Японии бессовестно вылезут из-под земли.

— Тем самым заставив нас пытаться эвакуироваться посреди ночи.

— Всего раз победили, а уже так самонадеянны…

Все присутствующие хотели выразить скрытые в сердцах слова, чтобы помочь излить свою тревогу.

— Однажды мы отомстим японским военным, но сначала нам нужно избавиться от этого парня.

— Ты говоришь о том парне, разрушившем весь наш план?

— Шиба Тацуя, верно? Кто он такой?

— Ну… Мы не знаем всех подробностей. Мы смогли лишь найти его имя, адрес, школу, и как он выглядит. Забудьте о семейном положении, мы не смогли даже получить список членов семьи. Единственное, что мы знаем о его родителях, так это то, что они работают, всё остальное остается загадкой. Также у нас нет никаких личных данных за пределами его обычных повседневных действий.

— Какого черта? На международной арене эта страна считается одной из стран с самыми обширными персональными базами данных. Даже поиск по гражданским базам данных должен принести, по крайней мере, некоторые данные, разве это не слишком странно?

— Наверное, нам следует считать, что вместо того чтобы засекретить персональные данные, всё, что связанно с «Шибой Тацуей» было систематически стерто. Я не могу придумать другого варианта.

Высокопоставленные члены Безголового Дракона филиала в восточной Японии посмотрели на своего соотечественника, который это сказал, и молча переглянулись.

— …Может, он не обычный ученик старшей школы?..

— Если они хотели систематически изменить каждую персональную базу данных на гражданском уровне, то это потребовало бы исключительно высокоуровневой очистки. В противном случае, им потребовалось бы вмешаться на самом высоком правительственном уровне.

— Серьезно, кто он?..

Они прекратили упаковывать багаж. Они вдруг услышали приглушенный крик.

В углах комнаты стояли четыре человека.

Это были Генераторы, посланные в восточный японский филиал для обеспечения личной защиты.

Для защиты от нападения извне у них было четыре разных типа магической обороны. Источником этих звуков был Генератор, ответственный за Укрепление данных на стенах.

Причина была совершенно очевидна.

На южной стороне стены была зияющая дыра.

Эта дыра была не из-за столкновения, разреза, или даже трещины. В стене остались лишь стальные стержни и свободно висящая структура, с некоторыми клубами желтой пыли и осевшего цемента.

Крик был вызван разрушением Укрепления данных и последующей ответной реакцией на Генераторе.

Однако болезненный звук длился лишь несколько секунд.

Руководители быстро заметили причину крика.

Безголовый Дракон был не простой криминальной организацией, они были криминальной организацией, которая пользуется магией.

Чтобы подняться в верхний эшелон власти, человек должен был быть волшебником.

Он должен был манипулировать магией и идентифицировать её.

Поэтому эти мужчины хорошо понимали, что происходит перед глазами.

Эйдос вокруг Генератора (естественная защита волшебника, которую он бессознательно разложил, чтобы автоматически защитить себя при Укреплении Данных), издавшего этот жалостный крик, был убран.

Нет, было такое впечатление, что его броня просто испарилась.

В следующее мгновение всё тело Генератора залилось статическим контуром и начало увядать.

На месте, где стоял Генератор, остался лишь небольшой загоревшийся огонек.

Прежде чем смогла активироваться система пожаротушения, маленькое пламя смешалось оранжевым, синим, фиолетовым и быстро исчезло.

На ковер упал лишь пепел.

Это всё, что осталось от тела Генератора.

Руководители были так напуганы, что забыли, как кричать.

Они смотрели друг на друга с ужасом на лице.

Вдруг зазвенел телефон.

Звук шел от скрытой телефонной линии, к которой имели доступ лишь руководители.

Один из них, чрезмерно дрожа, поднял трубку.

На мониторе изображения не было. Можно было услышать лишь звук.

— Привет всем из восточно-японского филиала «Безголового Дракона»!

Голос из динамика принадлежал молодому парню — подростку.

◊ ◊ ◊

Тацуя и Фудзибаяси вышли с севера на крышу Башни Залива Йокогамы.

Здесь вместе с антенной вещания телевизионной станции было также устройство беспроводной связи.

Фудзибаяси соединила с ним свой терминал и начала быстро стучать по экрану.

— …Хорошо, мы вошли. Я перенаправила сюда всю беспроводную связь.

— Как и ожидалось от «Электронной Волшебницы». Как я ни стараюсь, но это я не могу сымитировать.

— Спасибо. У меня будут серьезные проблемы, если кто-то сможет так легко мне подражать.

Фудзибаяси поверхностно улыбнулась, что, очевидно, не исходило от сердца.

— Мы уже перерезали линию?

— Капитан Санада уже это сделал.

Тацуя достал микрофон, прикрепленный к информационному терминалу, который он держал левой рукой. Введя числа, которые ему передала Фудзибаяси, он нажал последнюю кнопку, чтобы включить голосовую связь.

С кармана пиджака он достал очки для езды.

Затем вытащил длинноствольный CAD с кобуры под левым плечом.

Это был специализированный CAD в форме автоматического пистолета, составленный по образу длинноствольной модели серии Silver.

Он стал перед защитным ограждением и слегка приподнял правую руку.

Направляя «Дуло» CAD на Гранд Отель Йокогама, который был далеко внизу холма.

— …Значит это «Генератор»?

— Да, определенно. Мы впервые одного захватили, но его характеристики полностью соответствуют докладам разведки.

От вершины Башни Залива Йокогамы к крыше Гранд Отеля был километр.

Тацуя принял позу стрельбы с CAD в форме пистолета, конечно к нему не был прикреплен прицел.

Однако Фудзибаяси не спросила его: «Ты видишь?»

Она прекрасно понимала, что, конечно же, Тацуя может видеть на таком расстоянии.

Фудзибаяси использовала совершенно иной метод наблюдения, чем Тацуя, но даже она могла отчетливо видеть, кто в номере волшебники, а кто Генераторы.

— Магические инструменты, лишенные самосознания. Значит это конец, который ожидает всех волшебников, разработанных как гуманоидное оружие…

— …

— …Я слишком много говорю, извините, — быстро исправился и извинился Тацуя, почувствовав холодный и неодобрительный взгляд Фудзибаяси.

Не все волшебники хотят быть использованными в качестве оружия, так что его слова и впрямь были чрезмерны.

Но, несмотря на свои извинения, Тацуя не отрицал, что несколько согласен с этим чувством.

И впрямь есть сходство между ним и тем, как Генераторы проводят свои жизни, думал Тацуя.

Именно из-за этого, в рамках оставленных ему эмоций, доминирующей эмоцией, которую он чувствовал, было отвращение.

Они были вредными, неприятными существами.

Тацуя никогда не колебался, когда уничтожал такие «устройства».

Заказная серия Silver Horn, «Трайдент».*

Это был любимый инструмент Тацуи, с которым можно использовать лучшую магию. Тацуя нажал спусковой крючок Трайдента.

Его оригинальная магия, военная тайна — «Разложение», активировалась.

Заклинание разрушило в порошок основные компоненты стены.

Создав физическое отверстие в стене, послужившей проводником, он открыл дыру в «закрытой» системе, защищающей помещение от влияния внешней магии.

«Взгляд» Тацуи на интерьер не стал яснее.

Когда действующая магия была насильственно уничтожена, Генератор задрожал от удара.

В нормальных обстоятельствах волшебник не пострадает от ответной реакции, даже если магия будет разрушена.

Это, вероятно, было побочным продуктом их неспособности сознательно прекратить или остановить магию.

Он холодно оглядел сцену, его нападение — намерение убийства — не дрогнуло.

Он заметил, что один из Генераторов защитил пятерых членов руководства Зоной подавления магии, тогда как трое остальных применили Зону подавления магии, чтобы защитить самих себя.

Он нажал спусковой крючок Трайдента.

«Зону подавления магии», «Внешнюю оболочку Эйдоса», и «плоть» раненного от распада стены Генератора он установил переменными и подключил их к последовательности магии.

Процесс всех трех магий был завершен за доли секунды, не имея задержки времени между ними.

Первый процесс разложил защитную Зону подавления магии цели.

Второй процесс разложил Укрепление данных цели, используемое для защиты тела.

Третий процесс разложил плоть на атомном уровне.

Разложение было настолько полным, что он больше не был узнаваем как биологическое существо и даже не оставил никаких следов того, что это когда-то было живым существом. Протеины распались на водород, кислород, углерод, азот и серу; кости распались на фосфор, кислород и кальций; всё, включая кровь, нервную систему, питательные вещества, даже отходы были разложены на молекулы и ионы.

Самые легкие элементы, с водородом во главе, улетели на улицу через отверстие в наружной стене.

Горючие элементы вступили в реакцию с кислородом и загорелись.

Сцена была настолько нереальной, что казалось, словно человеческое тело самопроизвольно зажглось.

Однако реальность была такова, что тело исчезло, а не сгорело в огне.

Он соединил три последовательных магии Разложения в одну последовательность магии и полностью уничтожил плоть и тело волшебника вместе с его естественным магическим защитным барьером.

— Трайдент… Серьезно, должно быть это называют «волосы встают дыбом»…

Это был специализированный CAD специально настроенный для активации трех последовательных заклинаний.

В Энциклопедии магии, термин «Трайдент» был выделен для другой магии.

Однако внутри Отдельного магически-оборудованного батальона, «Трайдентом» называют эту беспощадную тройную магию разложения, а также CAD, который оптимизирует этот процесс.

Тацуя не обратил внимания на дрожь Фудзибаяси или слова, которые она сказала, и просто нажал на ожидающий вызова информационный терминал и связался посредством голосовой связи.

Как только он вторгся в устройство беспроводной связи, система аутентификации и выделенная линия потеряли всякий смысл.

— Привет всем из восточно-японского филиала «Безголового Дракона»! — Тацуя заговорил неестественным веселым голосом.

◊ ◊ ◊

Руководитель, поднявший трубку, не смог скрыть замешательства и посмотрел на своих коллег.

Эта линия была зарезервирована только для руководителей, и также являлась прямой линией к главному штабу. Только шеф филиала или руководители главного штаба могли знать о ней, рядовые члены не могли получить к ней доступ. Среди руководителей Безголового Дракона не было никаких подростков. Черт возьми, в организации даже не было двадцатилетних руководителей.

— …Кто ты?

В голосе не было и намека на допрос. Может потому, что он дрожал, увидев, как человеческое тело распадается в эфир?

— Весьма признателен за вашу работу на Фудзи. — Голос принадлежал молодому подростку, но тон был явно взрослым. — Позвольте мне вернуть любезность.

Когда эти слова упали, защищающее руководителей вмешательство на площади исчезло без следа.

Не только мужчина, державший телефон, но все, кто ещё владели своим умом среди этих магических устройств, машинально взглянули в один угол.

Перед их глазами зажглось и быстро исчезло тусклое пламя.

Система тушения отреагировала на многочисленные источники тепла и затопила комнату водой под высоким давлением.

Генератор, который должен был там стоять, исчез без следа.

— Откуда? Номер 14, откуда это пришло? — один из руководителей пробормотал слова в обратном порядке.

Волшебники могут обнаружить использованную магию, и установить, откуда произошло нападение, основываясь на эффектах перезаписи явления. Как правило, невозможно не обнаружить, откуда пришла такая мощная магия, которая уничтожила человеческое тело вплоть до атомного уровня, когда её цель была так близко к ним.

Даже если они не смогли бы точно определить расстояние, они могли бы, по крайней мере, найти направление, в котором находился заклинатель — однако руководители были в полной панике и не смогли ничего сделать.

В отличие от тех, кто не знал страха. Генераторы уже утратили способность колебаться, так что они оставались бесстрастными перед лицом уничтожения товарища.

Номер 14 медленным, неповоротным движением указал на отверстие в стене.

Через дорогу была самая высокая точка этой улицы.

Другой руководитель быстро схватил в руки снайперскую винтовку.

Приложив к глазу прицел, он поднял увеличение.

На крыше Башни Залива Йокогамы под лунным светом было частично видно молодого человека.

Он поднял увеличение до максимума.

Хотя он и не смог разглядеть черты лица молодого человека из-за того, что на нем были очки для езды, он увидел, что тот к нему ухмыляется.

Увидев эту извилистую ухмылку, мужчина сразу же вскрикнул и упал на пол.

Его глаз был ранен разбитой линзой.

Тем не менее, у мужчин не было свободного времени, чтобы беспокоиться о стонах товарища, который вцепился в свой глаз.

— Номер 14, Номер 16, убейте его!

Более чем один голос приказал Генераторам принять ответные меры.

Однако…

— Не в состоянии выполнить.

— Вне радиуса действия.

Машины не могут выполнить невозможное.

Они были разработаны, чтобы стабильно использовать магию в любых условиях. Учитывая это, Генераторы не обладали функцией использовать весь свой потенциал и превзойти свой предел.

— Не смей мне возражать! Атакуй!

Номер 14 и Номер 16 одновременно отрицательно ответили без изменения интонации в голосе; руководитель, который лежал на земле, схватившись за глаз, яростно плюнул.

Ответ пришел через телефон.

— Вы и вправду верите, что я дам вам шанс?

Номер 14 и Номер 16 оставались неподвижными.

Оба они последовали за своим товарищем в ад.

— Прекратите давать приказы своим инструментам. Почему бы вам самим не взять в руки мечи?

Прежде чем слова прошли через телефон, послышался слегка насмешливый смех.

Тем не менее, у мужчин похоже не было сил подняться в ярости.

Это было расстояние, на котором невооруженным глазом нельзя даже разобрать, есть ли там кто-то.

Никто из присутствующих не обладал способностью использовать магию против того, кто не идентифицирован и вне досягаемости.

Одни мужчина бросился к наземной линии связи.

Остальные начали отчаянно использовать беспроводные телефоны в своих терминалах.

Однако наземная линия ответила лишь гудками, что отключен сигнал,

Беспроводные телефоны также не работали.

— Не волнуйтесь. Сейчас вы можете говорить только со мной, — тот же голос прозвучал из первоначального телефона.

— Как это возможно? Даже беспроводной сигнал… Как он…

— Я всего лишь собрал электронные волны. Как я это сделал, вам нет нужды знать.

Они прекрасно понимали смысл его слов.

Однако всё, что сделали эти слова, так это укрепили их чувство страха.

— Теперь, давайте перейдем к делу.

С этим дьявольским заявлением, мужчину, сжимающего один глаз, окружило поле.

Лицо мужчины исказилось в полном отчаянии.

Его лицо так и осталось искаженным… когда он превратился в пепел.

Поскольку система тушения пожара уже сильно затопила комнату водой, там уже не было самовозгорания.

Мужчины с застывшим выражением лица смотрели на своего товарища, которому было отказано даже в погребальном костре.

Один мужчина отчаянно побежал к выходу.

Поле появилась за его спиной, и его план развалился, как он исчез.

Оставшиеся три члена восточного японского филиала Безголового Дракона, наконец, осознали, что их жизни находятся в руках демона.

Они не могли не прийти к такому прозрению.

— Подожди… Пожалуйста, подожди секунду! — мужчина, глава филиала в восточной Японии, схватил телефон и закричал в него.

— Зачем?

На самом деле он до конца не продумал свои слова.

Он не верил, что противник его отпустит.

У тех, кто может ликвидировать таких людей, как простые номера, нет милосердия.

Тем не менее, вопреки ожиданиям, по линии пришел ответ.

— Мы, мы клянемся, что никогда снова не вмешаемся в Турнир девяти школ!

— Турнир девяти школ завтра заканчивается.

— Не только в Турнир девяти школ! Мы завтра покинем страну! Мы никогда снова не ступим в эту страну!

— Даже если вы уйдете, другие вернутся, верно?

— Безголовый Дракон полностью покинет Японию! Не только восточную Японию, но и Западную!

— У тебя есть власть давать такие обещания, Дуглас Хуанг?

В тот миг, когда противоположная сторона назвала его имя, сердце мужчины почти остановилось от удара. И всё же Хуанг отчаянно продолжал говорить:

— Я доверенное лицо босса! Босс не может просто игнорировать мои слова!

— В каком смысле?

— Однажды я спас ему жизнь! Ты должен человеку, который тебя спас, это наш обычай!

— Так ты планируешь использовать этот «долг», чтобы торговаться за свою жизнь.

Двое посмотрели на Хуанга.

В них была ненависть и намерение убить предателя.

Однако у Хуанга не было времени, чтобы об этом беспокоится.

— Разве ты не планируешь использовать этот долг, чтобы вернуть свою жизнь у своего босса?

— Нет! Босс не оставит меня даже если я не сделаю этого!

— Значит, ты утверждаешь, что у тебя есть большое влияние?

— Именно так!

— Почему ты это заявляешь?

— Это…

— Безголовый дракон — обезглавленный дракон. Это имя исходит не от твоей собственной организации, но было применено к вам другими организациями, потому что ваш лидер не появляется перед подчиненными. Даже требующих личного наказания сначала вводят в бессознательное состояние, затем принимают их в отдельной комнате. И впрямь, весьма совершенный процесс.

Хуанга поглотил страх, который совершенно отличался от ужаса быть убитым или дезинтегрированным.

Он знает слишком много о его положении.

На чей хвост он в этот раз наступил?

— Поскольку у тебя есть такое влияние, ты ведь, несомненно, видел лидера?

У него не было времени подумать над этим.

Чтобы выжить, он должен следовать по пути, который указал этот демон.

— Мне было разрешено встретиться.

— Как зовдут твоего лидера?

Хуанг попал в его ловушку.

Это был глубочайший секрет организации.

Ужас и лояльность, который гравировался в его душе на протяжении многих лет, был преодолен ужасом перед глазами.

Но только на мгновение.

— Джеймс?!

Ещё один из его компаньонов исчез с лица земли.

Настолько полное разрушение, что ему даже не позволили умереть как человеку.

Это напомнило ему о богохульстве, которое использовал лидер для выполнения проклятий, по его спине прошел такой же холод.

— Значит, это был Джеймс Чжу, эх. Мои извинения, Агенты Интерпола преследовали его по всему миру.

— Подожди…

— Разве сейчас не твоя очередь, Дуглас Хуанг?

— Пожалуйста, подожди!.. Имя нашего босса Ричард Сунь!

— Его публичное имя?

— …Сунь Гунмин.

— Адрес?

Гонконгский жилой сектор высшего класса, имя офисного здания, посещаемые ночные клубы, Хуанг ничего не утаивал.

— …Это всё, что я знаю.

— Мои вопросы подошли к концу. Большое спасибо.

— Тогда, вы верите мне?

— Ах, ты, несомненно, один из руководителей Безголового Дракона, приближенный Ричарда Суня.

На грани уничтожения, всё тело Хуанга, казалось, провисло, его выражение лица пело о своем освобождении.

Как только возродилась надежда…

— Григори!

Она была быстро подавлена уничтожением последнего оставшегося товарища.

— …Почему?! Мы не забирали жизни. Мы даже никого не убили!

◊ ◊ ◊

— …Мы даже никого не убили!

Вполне логичная защита прозвучала на другом конце телефона.

Но это был лишь результат.

Они планировали массовое убийство, но их планы были сорваны Янаги, Санадой, и Фудзибаяси.

Однако Тацуя на это не указал.

— Почему это должно меня волновать?

— Что?..

— Скольких вы убили или оставили в живых для меня ничего не значит!

Тацуя достиг конца своей игры в этот безжизненный спектакль, так что больше не утаивал своего голоса.

Он уже получил всё, что хотел, так что больше не было необходимости играть комедию.

— Вы посмели прикоснуться к тому, что нельзя трогать. Вы посмели запятнать мою гордость. Из-за одного этого вы заслуживаете смерти!

— …Ты демон!

— Вы должны поблагодарить себя за то, что спустили демона, Дуглас Хуанг. Сознание может быть тем, что движет силой, но эмоции делают эту силу на один шаг дальше.

Рядом с микрофоном, Тацуя слегка посмеялся над собой.

Его смех смешался с ночным ветром и сопровождался холодными словами проклятья, которые пожрали всю надежду.

— Вы коснулись последней эмоции, что у меня осталась, и благодаря вам, я, наконец, выпустил «Могущество Демона».

— Ты сказал Могущество Демона?.. Эта магия, не может же она быть, Демонической Правой?!

Это заявление стало последними словами Хуанга.

Голос Хуанга затих.

Сущность, составляющая Дугласа Хуанга, полностью исчезла из этого мира.

  1. ↑ Silver Horn в переводе означает Серебряный Рог, Трайдент в переводе Трезубец.