Том 4. Глава 13

Опция "Закладки" ()

Настал последний день Турнира девяти школ.

На сегодня запланирован лишь «Код монолита». Первый матч полуфинала начнется в девять утра, второй — в десять утра. В час дня будет проводиться матч за Третье место, затем в два часа дня будет финал.

Награждения и церемония закрытия начнутся в 15:30, Турнир девяти школ официально закроется в пять вечера.

Из-за банкета в семь вечера Турнир закроется именно в то время.

Отличие от приема перед церемонией открытия заключалось в том, что банкет после церемонии закрытия будет реальной возможностью для учеников разных школ пообщаться друг с другом.

Также на этом банкете ежегодно рождались несколько пар с отношениями на расстоянии.

Это был не только шанс ученикам старшей школы встретиться друг с другом, но также прекрасная возможность встретиться со знаменитыми фигурами магического сообщества. Особенно ученики третьего года хотели как можно больше воспользоваться этими двумя возможностями.

Однако для четырех школ, прошедших в финальный этап, всё это подождет до окончания Турнира.

Ни одна из школ не спешила.

Всё, что нужно было сделать, уже было сделано, так что игроки и вспомогательные члены спокойно ждали начала соревнования.

Павильон Первой школы не был исключением. Вокруг Катсуто, который спокойно сидел с закрытыми глазами, собралось много тревожных людей и тех, кто старался сдержать своё волнение; как игроки, так и члены команды техников, все ждали вызова на первый матч.

Здесь было три игрока — Дзюмондзи Катсуто, Тацуми Котаро, Хаттори Гёбу, вместе с сопровождающими их тремя техниками. Исори был одним из их числа.

В стороне можно было увидеть руководство, сосредоточенное вокруг членов школьного совета, таких как Маюми, Мари, Сузуне, и Азуса.

Канон возглавляла игроков второго и третьего года.

Те, кто не смогли войти в павильон, были на трибунах поддержки и с нетерпением ждали появления игроков.

Однако куда ни посмотри, Тацую нигде не было видно.

◊ ◊ ◊

— Всё будет хорошо, если ты не придешь их поддержать?

— …Ещё осталось немного времени.

Услышав вопрос Фудзибаяси, Тацуя проглотил пищу и ответил.

Придерживаясь указаний, которые ему были даны прошлой ночью, Тацуя после завтрака доложил о своём прибытии в номер Казамы.

Однако владельца номера не было на месте — он исчез, чтобы с кем-то тайно встретиться. Ожидая его возвращения, Тацуя сел и принял приглашение Фудзибаяси на второй завтрак. Он был растущим подростком с волчьим аппетитом, так что бутерброды и несколько сладостей для него ничего не значили.

Они болтали в пределах приличия, потом собрали тарелки. Как раз тогда Казама вернулся вместе с Санадой и Янаги на хвосте. Он небрежно отдал честь Тацуе и Фудзибаяси, которые поднялись и отсалютовали, потом махнул рукой им сесть. Казама сел прямо напротив Тацуи, Янаги сел возле Фудзибаяси, и Санада сел на кресло возле Тацуи (Тацуя уже услышал от Фудзибаяси, что Яманака вернулся на базу Касумигаура — которая уже была модернизирована из гарнизона в базу).

— Ты хорошо поработал прошлой ночью.

После короткого обмена приветствиями, Казама заговорил.

— Нет, это я должен благодарить. Прошу прощения за то, что всех побеспокоил по личному делу.

— Это трудно назвать твоим личным делом. Кстати, на меня тоже напали.

— Кроме того, прошлой ночью мы получили важные боевые данные. Прямая дистанция была примерно 1200 метров. Очень редко можно получить данные для магии дальней дистанции, которая успешно попала по человеческим целям на таком расстоянии. Для такого человека, как ты, который превосходно владеет атаками на экстремально большую дистанцию и снайперской атакой за горизонт, это расстояние вполне приемлемо, но я очень доволен данными наблюдений.

Янаги и Санада успокоили Тацую, когда тот встал и поклонился.

— Совершенно верно. К тому же отдел Внутренних дел и отдел Общественной Безопасности были исключительно довольны нашим подарком прошлой ночью. Ты успешно завершил свою миссию, так что не волнуйся, если она была немного личная.

Приняв салют Тацуи, Казама оставил всё как есть.

— …Неужели информация о лидере преступной организации настолько полезна?

Прошлой ночью, даже если такое поведение было против характера Тацуи, по приказу Казамы он намеренно обратился к преступникам насмешливым тоном.

— Просто это не обычная преступная организация.

— …

— Тацуя-кун, как хорошо ты знаешь «Магические усилители»? — начал говорить Санада, на бессловесный вопрос Тацуи.

— Я слышал это название прежде. Это прорыв Усилителей магии, который криминальные организации представили несколько лет назад. Если честно, я нахожу это очень подозрительным…

— Усилители магии существуют. На определенном уровне называть их «прорывом Усилителей магии» совершенно верно.

— Кстати, а можно вообще усилить магию до такой степени?

Хотя он и не считал, что это были такие обстоятельства, в которых Санада будет обсуждать необоснованные слухи, но Тацуе по-прежнему было трудно развеять «сомнительное» первое впечатление.

Даже если последовательности магии — это «сигнал», который включает процессы от волшебника, в итоге посылаемые в Эйдос цели, они не полностью не связаны с процессом усиления.

Однако процессы последовательностей магии переходят в информационное измерение, так что сигналы от последовательности магии не переходят прямо от волшебника к Эйдосу.

Первый вопрос… возникает именно там, где усиливается сконструированная волшебником последовательность магии.

— Это не усиление в классическом смысле. Дай подумать… Можно сказать так: такое усиление не просто обеспечивает план для последовательности магии, это CAD, который обладает самовосстанавливающимся планом, встроенным в последовательность магии, который помогает в процессе конструирования. Таким образом, последовательности магии такого масштаба становятся возможными благодаря превышению первоначальных способностей волшебника.

— Хм… вместо «Усилителя», термин «Конденсатор Памяти» может быть ближе к истине.

— Возможно.

Наверное, слова Тацуи попали в самую точку, так как Санада рассмеялся.

— …Неудивительно если терминология не соответствует реальности. Безголовый Дракон один из основных поставщиков Усилителя. С этими инструментами возникает небольшая проблема при закупке сырья, так что их не в состоянии производить законные корпорации. Даже нации попадут в большой риск, если на это прольется свет. На самом деле Безголовый Дракон монополизировал поставки Усилителей Волшебства.

— Тогда нам нужны сведения о лидере, чтобы купить Усилители Волшебства?

— Нет. Нам нужны сведения о цели для того, чтобы надолго остановить производство и продажу этих Усилителей. Прежде всего, это не то, что должно существовать в мире. Я никогда не буду их использовать, и я не хочу, чтобы кто-нибудь был в силах их сделать. Тацуя-кун, ты ведь знаешь, как производится индукционный камень, который находится в центре CAD?

Индукционным Камнем называли компонент, который преобразует псионовые волны в электрические сигналы и обратно. Тацую озадачило резкое изменение разговора, и он кивнул в знак согласия:

— Индукционный камень создается кристаллизацией нейронов, химически синтезированных на молекулярном уровне. Поскольку различия в структуре могут повлиять на коэффициент преобразования, акцент делается на структурный состав, а не на физические характеристики нейронов. Тем не менее, в настоящее время нет никаких сообщений об успешном создании Индукционного Камня без искусственных материалов.

Услышав ответ Тацуи, Санада удовлетворенно кивнул:

— Верно. Однако ядро Усилителя содержит Индукционный камень, сделанный не из искусственных нейронов.

— Тогда что же это…

— Человеческий мозг.

На ответ Санады, Тацуя потерял дар речи.

— Точнее, мозг волшебника.

— …Но когда они использовали нейроны животных, оставшиеся частицы Псионов в мозге влияли на способность пользователя достигнуть индукции. Это также должно быть актуально при использовании человеческого мозга.

Причина, по которой Тацуя потерял дар речи, была не связана с неэтичным характером обсуждения.

Он хорошо разбирался в случаях на заре развития CAD, когда проводились эксперименты на животных или людях.

Итогом тех экспериментов, которые вопиюще игнорировали этику, совесть, и веру, была создана техника химического синтеза Индукционных Камней.

Тем не менее, Безголовому Дракону удалось опрокинуть эти общепринятые убеждения.

Тацую поразил такой поворот событий.

— Они полностью отличаются от нормальных Индукционных Камней. Каждый Усилитель специально разрабатывается для использования одного типа магии, так что тип магии отличается в зависимости от характеристик Усилителя. Тем не менее, на определенном уровне можно достичь масштабирования. По нашим оценкам, остатки мыслей, оставшиеся от процесса производства, могут играть определенную роль в изменении типа магии. При создании одинаковых сильных эмоций в процессе производства, можно создать аналогичные Усилители.

— …Вроде введения сильной боли в мозг, чтобы спровоцировать непреодолимый страх, верно?

— Скорее всего.

— …Это тот же принцип, что и в проклятии.

— Согласен. Усилители, наверное, родились от той же основы, что и проклятия. Хотя мы используем магию в качестве оружия и добавляем волшебников в военную иерархию, наша цель — создание прототипа отряда, а не простое использование волшебников как расходный материал. Я тоже волшебник. Вместе с Капитаном Санадой, Капитаном Янаги, Лейтенантом Фудзибаяси, все отряды и персонал — в основном волшебники. Генераторы всё ещё приемлемы, но создание и распространение такой вещи, как Усилители — абсолютно непростительно.

— Если оставить в стороне эмоциональную проблему, усилители потенциала, такие как Магические усилители, также представляют угрозу военным. Поскольку этот взгляд разделяет и Североамериканское Разведывательное Управление, они уже обратились к отделу Внутренних Дел. Мибу выражает свою благодарность, Тацуя.

Казама сказал эту заключительную часть, и разговор подошел к концу.

◊ ◊ ◊

Как только Тацуя пришел к зрительским сидениям и начал искать свободное место, спереди к нему прилетела небольшая льдинка.

Он отчаянно поймал шар льда и к тому времени как опустил руку, его глаза поймали взгляд Миюки.

Оставив все попытки не замечать её, Тацуя послушно пошел в первый ряд, где его ждало свободное место.

— …Такое горячее приветствие.

— Это из-за того, что Онии-сама сделал вид, что не замечает нас!

…Тацуя ничем не мог на это возразить.

Ну, на самом деле он сделал вид, что не замечает, чтобы не привлекать внимания зрителей, но он ясно понимал, что это оправдание не пройдет с сестрой.

Однако он это сделал в значительной степени в пользу Миюки. Учитывая выражения на лицах сверстников и старшеклассников, они определенно так не считали. Теплые выражения жалости не понравились бы никому.

— Ох, игроки выходят.

— Ты как раз вовремя, Тацуя-кун.

Тацуе ответила не Миюки, но Хонока, сидевшая возле неё с другой стороны. Миюки быстро улыбнулась, чтобы рассеять теплые взгляды, направленные на них. Чтобы компенсировать упущенную возможность поговорить, она приблизилась к Тацуе и села.

В первом матче финального этапа соревновалась Первая школа против Девятой, по совпадению это было точно так же, как и в дивизионе новичков.

Девятая школа надеялась здесь отомстить за своё поражение. У всех трех игроков был высокий моральный дух.

По сравнению с ними, у игроков Первой школы было три разных выражения.

Катсуто оставался невозмутимым, мысли Тацуми оставались загадкой, тогда как у Хаттори было серьезное выражение, он смотрел на вражескую команду с отблеском вызова в глазах.

Их совершенно нормальная внешность источала ауру уверенности.

— По сравнению с нами, от них веет расслабляющим чувством… Такие люди находятся на совершенно ином уровне.

— Ерунда! Я никогда не сомневалась, что Онии-сама выиграет!

— Твоя группа выступала превосходно, Тацуя-кун! Вы все были смелыми и благородными в экстремальных обстоятельствах.

Своими словами Тацуя ничего особенного не имел в виду, но он был немного потерян, когда они немедленно спровоцировали слова подбадривания и поддержки.

Но поскольку матч почти начался, чтобы не привлекать внимания они говорили потише, но нет гарантии, что их никогда никто не подслушает. Вот почему есть поговорка «следи за тем, что говоришь». Помня об этом, Тацуя прогнал эти отвлекающие мысли и сосредоточил всё внимание исключительно на матче.

…То, что Шизуку смотрела на него с недовольным выражением, возможно, также сыграло в этом небольшую роль.

…Вне всякой связи с этой драмой, матч начался.

Матч проходил на поле боя с «валунами» карстового типа.

Когда прозвучал сигнал старта, Хаттори вышел с территории Первой школы.

С вольной смесью магии Прыжков, он ворвался на территорию противника с такой скоростью, которую просто нельзя достичь чистым бегом.

Ответ Девятой школы был крайне вялый.

Показанный высокий моральный дух был в их пользу, но Первая школа захватила инициативу.

Видя их пылающее рвение, Девятая школа, вероятно, планировала нанести превентивный удар.

Однако с неожиданным рывком соперника, их замедленный ответ был наполнен сомнением.

Они обсуждали, должны ли немедленно вынести нападающего и захватить численное преимущество.

Или должны оставить всё защитнику и идти к территории противника, как планировалось.

Целью Первой школы как раз и было посеять семена сомнения.

Хаттори остановился на полпути между двумя локациями и начал освобождать магию по направлению к трем игрокам Девятой школы, которые всё ещё тянули с решением.

С ростом воздушных потоков над головами игроков Девятой школы образовался белый туман. Туман быстро соединился и упал вниз, будто не в состоянии поддерживать свой собственный вес.

Град, образованный из сухого льда, рухнул вниз.

Концентрация•Высвобождение•Движение составная системная магия «Сухая буря».

Это базовая форма магии, которую Маюми использовала на «Скоростной стрельбе».

Эта магия берет энергию тепла (скрытую теплоту), которая выделяется при снижении температуры углекислого газа к температуре затвердевания, и превращает её в кинетическую энергию для гранул сухого льда, так что чем выше температура, тем больше скорость. Он использовал эту магию с внешней периферии оборонительного периметра (валуны не предоставляли укрытия от гранул сухого льда, выпущенных прямо над головами). Поскольку на них всех были защитные шлемы, ледяные блоки размером с палец не вызовут никаких серьезных травм, но несколько ударов могут привести к слабому сотрясению мозга.

При нынешних темпах, их неспособность принять ответные меры может привести к поражению, так что один из игроков Девятой школы, чтобы защититься, над головами разложил магический защитный барьер — мнимое препятствие, которое снижает скорость летящих частиц до нуля.

Но созданный игроком щит мог лишь раз опустить скорость до нуля. После того, как частицы остановятся в воздухе, гравитация снова потянет их к земле. Хаттори создал сухой лед путем заморозки окружающего воздуха, тем самым влага затвердела и упала на землю, как дождь на головы игроков с Девятой школы и окружающие их валуны. Как только туманный воздух поглотил выпущенный углекислый газ, сформировался сплошной слой тумана.

В связи с тем, что область окружали валуны, туману было очень трудно покинуть локацию Девятой школы.

Даже несмотря на то, что туман не был достаточно густым, чтобы препятствовать видимости, неприятно, когда всё тело пронизал влажный, холодный воздух. Другой игрок начал создавать воздушный поток в надежде рассеять побочные эффекты Сухой Бури.

Однако Хаттори уже активировал свою следующую магию.

Его заклинание с помощью трения, вызванного слегка вибрирующими частицами пыли на земле, изменило электрический ток в земле, а затем усилило и выпустило заряд.

Хотя один из учеников первого года из Восьмой школы тоже пытался использовать такой же тип магии в аналогичных условиях, чистая сила и умелые движения того же заклинания были как день и ночь.

На магическом оборонительном периметре Девятой школы засветился след в форме полумесяца шириной примерно пять метров.

Бесчисленное множество вспышек света перемешались друг с другом будто стадо маленьких змей.

Смешанная с песком земля, свободно растущая трава, или даже камни — всё, что покрылось туманом углекислого газа, стало влажным.

Электрические змеи снаружи магического оборонительного барьера проигнорировали магию, и кинулись прямо на игрока Девятой школы.

Составная магия, «Скользкий гром».

Составная магия не просто магия, которая несколько заклинаний объединяет в одной последовательности магии. Скорее это комбинация эффектов нескольких заклинаний, где объединение обеспечивает больший эффект, чему сума частей.

Хаттори не был известен использованием исключительно сильной магии, беспрецедентной скоростью обработки или одновременным использованием множества заклинаний. Но он был невероятно универсальным волшебником, который мог свободно выбирать из множества заклинаний то, которое соответствует любому сценарию.

С таким количеством ассортимента в распоряжении, Составная магия была большим преимуществом универсальности, и идеальным способом выявить потенциал Хаттори.

Чтобы избежать электрического тока, один из трех игроков Девятой школы прыгнул в воздух.

К сожалению, игрок, ответственный за защитный барьер над головой, и игрок, вентилирующий воздушный поток, переключились на магию Прыжка в два раза медленнее.

Электрический свет опутал ноги игроков.

Хотя защитные ботинки и были изолированными, защитный жилет не был (высокая изоляция препятствовала бы воздухопроницаемости).

Да и ещё к игрокам цеплялся туман, наполненный углекислым газом.

Игрок, использующий магию ветра, смог быстро сменить цель и, чтобы уменьшить повреждения, попытался ветром сдуть влагу. К сожалению, его товарищу по команде, который поддерживал защитный барьер, повезло меньше, и он пострадал от прямого попадания «Скользкого Грома».

Рядом с игроком, упавшим на землю, его товарищ по команде опустился на одно колено.

Он отказался от своих неподвижных ног и поддержал эту позицию, чтобы удержать CAD.

Кто-то в воздухе закричал от боли.

Игрок, прыгнувший в воздух чтобы избежать атаки электрическим током, был поражен невидимым молотом и упал обратно на землю.

Тацуми Котаро, который использовал Одиночную системную магию, но специализировался на силе вмешательства, активировал на нем магию из типа Скорости. Мгновенно применилась сила гравитации, и соперник сразу же упал на землю.

В это же время, игрок с Девятой школы активировал магию Концентрации.

Неизвестно, знал ли он о затруднительном положении своего товарища или это было ожидаемо от команды, прошедшей в финальный этап.

Хаттори стал целью гранул сжатого воздуха. Кроме особых обстоятельств, таких как под водой или в вакууме, воздух существовал почти везде, так что его часто использовали в бою.

Благодаря правилам, ограничивающим варианты атак и их разрушительную силу, в «Коде монолита» в значительной степени использовали атаки гранулами сжатого воздуха.

Гранулы сильно сжатого воздуха, сформированные вне оборонительного периметра Хаттори, разбились вдребезги о невидимую стену, которая материализовалась перед Хаттори.

Это стену возвёл не Хаттори.

Это Катсуто применил «Отражатель» с расстояния 400 метров за ним.

Эта магия на площади проигнорировала твердые тела, жидкость и газы, и создала силовое поле, которое изменяет вектор движения.

По сравнению с нормальной магией на цели, магия на площади была более трудной.

Эта трудность возникает от размытости границ.

Практически нет разницы между изменением свойств цели и изменением свойств пустого пространства. Трудность возникает при попытке провести различие между областью, которую нужно перезаписывать, и областью, которую не нужно.

Для таких целей как стены, потолок или ограда, разделение можно легко увидеть. Однако во много раз труднее различить специальную локацию в открытом воздухе.

Тем не менее, в атакующей магии трудности можно было уменьшить, если установить параметры прицеливания внутрь последовательности активации.

С другой стороны, защитная магия была ограничена в том, что должна выполнить все условия, не зная характера и расстояния атаки противника, а также с ограничениями по площади, объеме и форме.

Такими, как щит, чтобы защитить себя.

Или стена, чтобы защитить товарищей по команде.

Устанавливая себя «началом», волшебник мог построить соответствующее расстояние к цели.

Как правило, не более чем на расстояние вытянутой руки.

Тем не менее, Катсуто установил Хаттори в качестве цели защиты на открытом воздухе без ориентиров и без необходимости вспомогательных инструментов. Он создал идеальный «Отражатель» с расстояния 400 метров.

Это было выдающееся чувство пространства.

Семья Дзюмондзи сделала следующий шаг в оттачивании природных талантов в понимании пространства. Своей способностью использовать различные типы Защитной магии на площади они заработали себе имя «Каменная Стена».

Хаттори активировал следующую магию.

Он даже не попытался защищаться от атак Девятой школы.

Конструирование этой последовательности магии полностью зависело от неоспоримой способности Катсуто защитить его от атак врагов.

Пыль с земли поднялась в небо.

Ветер направил песок по спирали вверх в воздух.

В десяти метрах перед Хаттори, пылевая буря, по мере продвижения к игроку противоположной команды, выросла в силе и скорости, затем в ярости упала на него.

Скорость•Концентрация — Составная магия, «Линейная песчаная буря».

Начиная с первой частицы, поднятой в воздух в центре, эта атакующая по площади магия строилась слои за слоями вокруг центра, будто закручиваясь.

Концентрированный песчаный шторм сбил на землю игрока из Девятой школы.

◊ ◊ ◊

— Матч был на невероятно высоком уровне… — весело сказал Тацуя на фоне сигнала окончания матча.

Сам по себе матч был полностью односторонним.

Он говорил о магии, а также её применении.

Особенно о том, как Хаттори умело использовал магические техники, которых было достаточно, чтобы Тацуя начал надеяться что «Миюки изучит от него несколько заклинаний» (он не подумал, что «сам сможет от него что-то выучить», потому что пришел к выводу, что не сможет имитировать такой уровень навыков).

Тацуя никогда не недооценивал Хаттори. Даже если он победил его в матче, он победил лишь потому, что взял инициативу и попал за его защиту. Тацуя вполне объективно признавал это.

По сравнению с его магической силой, он использует магию ещё более умело. Тацуя уже догадывался об этом, поскольку у него было множество возможностей видеть Хаттори в действии.

Однако предыдущий «показ могущества» явно превысил его ожидания.

«Мне ещё нужно пройти долгий путь для точного чтения других…»

— Следующий матч будет финалом, — невинно заговорила Хонока, в полном неведении об умственной борьбе Тацуи.

Для неё совершенно естественно, что вице-президент школьного совета хвастается большим мастерством.

Слово «естественно» вывело Тацую из задумчивости.

Разве это не естественно, чтобы точно не читать других? В конце концов, он всего лишь ученик старшей школы.

Умственно Тацуя с последней ночи всё ещё был в личности особого лейтенанта из Отдельного магически-оборудованного батальона и только сейчас вернулся к ученику старшей школы Шибе Тацуе.

— Финал начнется в час дня, и ещё слишком рано для обеда…

— Не желаешь выпить с нами несколько холодных напитков, Онии-сама?

— И вправду. Мороженое было бы ещё лучше, — быстро согласилась Шизуку, когда услышала предложение Миюки.

У него сегодня не было работы техника.

И ему не нужно было волноваться о вмешательстве криминальных организаций.

Иногда было бы неплохо баловать себя жизнью школьника — Тацуя подумал и принял решение.

— Я видел ранее тележку, этого будет достаточно?

— Да, пойдемте!

Тацуя отбросил мысли о том, как другие будут видеть одного молодого парня, ведущего за собой трех красивых девушек, и повел Миюки и компанию покупать мороженое.

◊ ◊ ◊

Финал «Кода монолита» будет проходить в «Долине».

Чтобы передать решение комитета Турнира, Маюми посетила комнату отдыха игроков.

Конечно, такое дело, как просто передать слова, не требовало появления Президента школьного совета.

Если бы нужно было сделать лишь это, то Маюми, наверное, не пришла бы лично.

— Дзюмондзи-кун, ты здесь?

После того, как она сказала это в переговорное устройство у входа, кто-то сразу же ответил «сейчас выйду».

Вскоре после этого появился Катсуто. На нем был защитный жилет и наколенники, он головой поднял ткань, которая закрывала вход.

— Извини за мою одежду.

— Не волнуйся. Она вполне приличная.

От Катсуто шел запах алкоголя.

И не потому, что он пил.

Должно быть, что его дезодорант содержал алкоголь. Он вышел не сразу, наверное не хотел, чтобы Маюми почувствовала прилипший к нему запах пота. Хотя он и не был каким-либо феминистом, он был, несомненно, джентльменом. Похоже, что Катсуто замечает все мелочи и не упоминает ничего вслух, подумала Маюми.

— Что случилось?

Маюми отложила своё официальное дело и была занята размышлением над бессмыслицей, когда вопрос Катсуто вернул её обратно на землю.

— Было решено поле боя финального матча. Можешь выйти со мной на минутку?

Если бы это было всё, что нужно, одного предложения было бы достаточно.

Однако Катсуто не спрашивал «зачем» или «для чего» и тихо последовал за Маюми.

Маюми привела его в тот же павильон, где говорила с Тацуей три дня назад.

Также как и три дня назад, она возвела звуконепроницаемый барьер и тихо заговорила с Катсуто, который уже сел.

— Отец послал кодированное послание. Видимо это указ от встречи кланов.

— Хм?

— Дзюмондзи-кун, похоже, ты его ещё не получил, да?

— Да.

Хотя ответ Катсуто оказался неожиданным, но закодированное послание от встречи кланов требовало значительного времени для расшифровки. Семья Дзюмондзи должна знать, что хотя это и был перерыв между матчами, долгое отсутствие капитана вызовет подозрения. Так Маюми поняла эту ситуацию.

У Маюми и Катсуто были иные взаимоотношения, чем у других членов команды.

Различие было не в том, что она была Президентом школьного совета, а он лидером клубов, но в том, что их социальное положение в корне отличалось от других.

Маюми была прямым потомком одного из Десяти Главных Кланов.

Положение Катсуто было ещё более уникальным.

Он был не только прямым потомком, но, в отличие от Маюми, ещё и наследником семьи Дзюмондзи.

Среди всех учеников Турнира девяти школ, только Масаки мог стоять на равных с Катсуто.

— Два дня назад, Тацуя-кун ведь нанес поражение Итидзё-куну?

— …Ну и?

Катсуто не спрашивал «почему ты подняла этот вопрос», но «что дальше».

Нет, на самом деле его вопрос был простой формальностью.

— Десять Главных Кланов стоят на вершине волшебников Японии. волшебники, носящие имя Десяти Главных Кланов, должны быть сильнейшими в стране.

Маюми говорила с оттенком насмешки. Мысль, которую она выражала, не была её собственной, но пришла от отца и расширения «доктрины», вынесенной на заседании клана. Она, наверное, думала иначе, но прямо сейчас «доктрина» встречи кланов пересилила её личную философию.

— Даже игра старшей школы не может позволить людям усомниться в абсолютной силе Десяти Главных Кланов. Они, наверное, клонят к этому.

— Они просто не могли пройти мимо того матча, и считать его забавой или игрой.

Это опровержение было лишь на словах, но тон был расслабленным и легким.

— Другими словами, на заседании клана решили, что необходим матч, чтобы возвеличить мощь Десяти Главных Кланов, я верно понял?

— Да… Я просто не хочу возлагать такое смешное бремя на твои плечи, Дзюмондзи-кун.

— Нет… Это скорее долг, который естественно ложится на следующего наследника семьи Дзюмондзи, как я. Извини, что заставил тебя так много волноваться.

— Это и впрямь ничего…

Скорее всего, из-за её ужасного настроения, но это был тот редкий случай, когда Маюми искренне и много жаловалась.

— Серьезно, это смешно… Даже если Тацуя-кун из сторонней ветви, если бы у него было кровное родство с Десятью Главными Кланами, то он не был бы втянут в этот третьесортный фарс…

Катсуто не стал ничего говорить на жалобы Маюми.

— Просто оставь это мне.

Он не показал никаких внешних признаков эмоций, и спокойно ответил.

◊ ◊ ◊

В финале «Кода монолита» была Первая школа против Третьей.

У этого матча была большая предыстория, до такой степени, что его можно назвать «обреченным столкновением», но финал был ещё более односторонним, чем полуфинал.

Может быть, просто карма.

Всё, что Масаки сделал с Восьмой школой в дивизионе новичков, было возвращено с процентами.

Полем боя для матча была «Долина».

С самого начала, всё, что можно было использовать на местности: летящие частицы льда, падающие камни, или даже кипящая вода, всё было брошено нескончаемым потоком на Катсуто.

Однако барьер Катсуто отразил все атаки.

Каждый вектор движения был изменен.

Электромагнитные волны (включая свет) были отражены.

Молекулярные колебания вернулись к стабильному значению.

Вторжение Псионов было отражено.

Все атаки были остановлены многослойным защитным барьером.

Ничего не могло остановить продвижение Катсуто.

Многоуровневая Защитная магия из типа Движений — «Фаланга».

Эта магия показала настоящую силу волшебников семьи Дзюмондзи, это был не просто устойчивый магический барьер, но многослойный барьер, который беспрерывно себя обновлял.

Будто плотное формирование тяжелой пехоты, в котором все двигаются как один, чтобы увеличить оборонную силу группы и затем перевести эту силу в наступление.

Как только солдат в первых рядах упадет, следующий сразу же станет на его место и продолжит оборону. Эта магия унаследовала имя от древней формации и показала доблесть обороны и удушающее давление, достойное своего высокого имени.

Катсуто находился в узкой арене и шаг за шагом неуклонно продвигался к локации противника.

Игроки Третьей школы не могли игнорировать или избежать его.

Если прекратят атаковать, то, несомненно, будут мгновенно охвачены решающей атакой…

Каждый шаг чуть больше усиливал давление, заставляя их держаться этой веры и призывая атаковать.

Так как они не могли пробить эту стену, они всё равно должны как-то изнурить защитника. Однако по сравнению с тремя тяжело дышащими игроками Третьей школы, на Катсуто не было ни единого признака усталости.

Когда между двумя сторонами остались лишь ничтожные десять метров, или около того, Катсуто, наконец, остановился.

Он остановил своё медленное, неповоротливое продвижение,

И сосредоточил все свои силы вместе, чтобы оттолкнуться от пола.

Тело как валун пролетело через воздух параллельно земле.

Он применил магию Скорости•Движения на себе, затем опустил плечи на высоту пояса и врезался во вражеских игроков. Его непроницаемый барьер всё это время оставался активным.

Один из игроков Третьей школы отлетел от внезапного удара этим неукротимым барьером.

Гигантский рывок Катсуто не остановился ни на секунду, и изменил курс на следующего врага.

Перед этим непреодолимым барьером и приложенной к нему подавляющей силой вмешательства, магическая защита и изменение импульса стали бессмысленными.

Игроки из Третьей школы были беспомощно разбиты и финал «Кода монолита» подошел к концу.

Эта совершенная победа позволила завоевать Первой школе всеобщую победу.

Видя, что Катсуто поднял руку в ответ на аплодисменты, Тацуя с друзьями тоже аплодировали, но все потеряли дар речи.

Слова «доминирование» уже не достаточно, чтобы описать то, что произошло.

Кроме «страшный» и «ужасный», никаких других слов не было бы достаточно.

Сама по себе тактика была простой.

Достаточно простой, чтобы описать её как грубую силу.

Однако магия — не была «простой» грубой силой.

Он циклически проходил через Четыре Великие Системы и Восемь Главных Типов и через нерегулярные интервалы создавал новые барьеры — впечатляюще «трудная» грубая сила.

— Невероятно… Значит это «Фаланга» семьи Дзюмондзи, эх…

Помимо обычных выражений, даже Миюки было нечего сказать.

Это показало, что случившееся её поразило.

Он понимал это чувство.

Но не был согласен с её словами.

— Нет… Сомневаюсь, что это оригинальная «Фаланга».

Многослойная Оборонительная магия «Фаланга» была практически другим именем семьи Дзюмондзи.

Однако у большинства людей никогда не было возможности взглянуть на эту магию.

Потому что, в общем, нет никакой необходимости создавать барьер, который защищает от всех главных систем и типов магии.

Так как если множество волшебников будут атаковать одну цель, то новые атаки приведут к увеличению изменчивости типов магических атак и увеличат риск того, что магия помешает друг другу. Всё это было хорошо известно.

Не то чтобы Тацуя видел эту магию раньше.

В матче, используемый Катсуто многослойный барьер включал магию от всех систем и типов магии.

Это и впрямь была «Фаланга».

Однако Тацуя не мог так легко это принять.

— Последняя атака… вполне вероятно, что это оригинальное использование «Фаланги».

Это была не логика, а ближе к его интуиции. Даже если он считал, что настоящая Фаланга предназначена для чего-то более ужасающего.

— Если так говорит Онии-сама, то должно быть так оно и есть. В таком случае… Дзюмондзи-сэмпай, безусловно, владеет пугающей силой.

Тацуя был с этим согласен.

Пока он в уважении хлопал, Тацуя внезапно почувствовал, что Катсуто посмотрел на него.

Катсуто поднял к небу свой кулак и наслаждался победой.

Тацуя увидел, в то мгновение, когда взгляд Катсуто встретился с его собственным, что Катсуто широко улыбнулся.

Я сильнее тебя — это заявление Тацуя прочел в его глазах.

Милость королей, которая заставляет других вставать на колени, не прибегая к грубой силе.

Но, в конце концов, это была лишь политическая уловка.

Перед началом битвы огромная мощь абсолютного ужаса заставляет противников отказаться от мечей и надежды на сопротивление — это истинный знак королей.

Катсуто, тот, кто возвращал приветствия победы, понимал значение этой власти и как её использовать. Он нес величие монарха.

Оставить комментарий