Том 5. Амелия в стране чудес

Один безоблачный день последней трети августа две тысячи девяносто пятого года.

Молодая девушка стояла у ворот в парк развлечений, дожидаясь друзей. Волосы у неё были красными, подобными самому яркому рубину, одета она была в мини-юбку и военную куртку с множеством карманчиков.

Девушку звали Акэчи Эйми, ещё она была известна как Амелия Голди, ученица Первой старшей школы при Национальном университете магии.

Под конец летних каникул она собиралась пойти со своими школьными друзьями в парк развлечений. Они были из разных клубов, поэтому у них, как правило, было мало возможностей погулять вместе.

«Кажись, я рановато…»

До назначенного времени оставалось ещё полчаса. Было бы понятно, будь это свидание, но никто не станет так рано приходить, чтобы пойти поиграть с друзьями того же пола. Сама Эйми обычно не пришла бы так рано. (Между тем, Эйми ещё не ходила на свидания, так что в её предположении было мало смысла).

Так рано она здесь очутилась из-за того, что утром её разбудил международный звонок.

◊ ◊ ◊

Из мира снов её вытянул звук входящего видеозвонка в комнате.

На цифровых часах было пять утра.

«Что за неприятность», — Эйми посмотрела на окно сообщений и увидела, что звонит бабушка со стороны матери, матрона знаменитой английской семьи волшебников Голди, и в семье по авторитету «номер два».

Сон как рукой сняло.

Впрочем, родители всё равно были неимоверными людьми: никогда не поднимались с постели до назначенного времени — хоть грузовик в дом врежься, они всё равно не проснутся. Потому в доме стало неписаным правилом, что Эйми, не использующая устройство крепкого сна, отвечает на все утренние звонки и встречает посетителей.

— …Давно не виделись, Бабушка. — Эйми не сказала доброе утро. — Я не одета должным образом, извините, что использую только голос.

— Доброе утро, Амелия.

«Похоже, бабушка тоже знает о разнице во времени», — подумала Эйми, услышав приветствие.

Из-за летнего времени, разница между Японией и Англией была восемь часов. Там сейчас девять вечера. Если бабушка учла время здесь, Эйми честно желала, чтобы она подождала хотя бы ещё часок, прежде чем звонить.

— Должно быть, у вас жарко, ты следишь за здоровьем? Тело у тебя никогда не было сильным.

«Если знаете, что я не слишком крепкая, то дали бы поспать ещё немножко», — искренне подумала Эйми. Конечно, она не сказала это вслух.

— Я в порядке, Бабушка. В последние несколько дней жара спала.

Это были всего лишь сладкие слова, для того чтобы бабушка не волновалась. В действительности на прошлой неделе жара была просто ужасной, хотя на этой неделе стало немного лучше.

Всё равно лето скоро закончится.

— Неужели? Не слишком напрягайся, Амелия.

— Да, спасибо огромное, Бабушка, — любезно ответила Эйми и склонила голову. Как раз когда она озадачилась, почему же позвонила бабушка…

— По правде, со следующей недели и до осени я переезжаю на виллу в швейцарские горы, чтобы спастись от жары. Я была бы очень рада, если бы ты тоже приехала.

— …Я, в Швейцарию? — нерешительно ответила Эйми, видно, поняла, какой у приглашения подтекст.

— Да. Я уже давно хочу славно с тобой побеседовать, Амелия.

— И я, Бабушка. Я хочу многому у вас научиться, но…

Но это невозможно. Через неделю с небольшим начинается второй семестр. Эйми пыталась вежливо отклонить приглашение, но бабушку не так просто было отпугнуть.

— Если тревожишься о школе, тут, в Швейцарии, тоже есть прекрасная школа магии. Можно полгода и заграницей поучиться, так ведь? Со школой я могу всё устроить.

«Конечно можете, раз уже давно знаете директора университета магии», — нетерпеливо подумала Эйми. Никто бы не удивился, что её бабушка хорошо знакома с высшими кругами магического общества Японии.

С контролем зарубежного магического образования, шансы ученику старшей школы магии учиться за границей практически нулевые — по крайней мере Эйми не слышала ни о каких случаях — но бабушка может сделать даже невозможное возможным. Такими темпами, какие бы ни были у Эйми намерения, все может закончиться тем, что она будет учиться за границей.

Хоть ей и удалось остановить обсуждение этой темы эмоциональными фразами (что было отчасти победой), после окончания звонка вместо облегчения Эйми почувствовала тревогу.

Хотя мать Эйми вошла в другую семью, до сих пор бабушка никогда не вмешивалась в жизнь Эйми. Визиты, как правило, требовали от Эйми быть послушной. Хоть с ней и обращались добросердечно, помимо этого её предоставляли самой себе… до сих пор.

Сейчас, однако, что-то заставило бабушку захотеть держать её поближе.

Эйми понятия не имела, почему бабушка так себя вела, поэтому её охватила тревога и заснуть снова не удалось. Вот почему Эйми вышла из дому задолго до назначенного времени встречи.

◊ ◊ ◊

— Эйми!

Повернув голову на голос, Эйми увидела машущую девушку, которая на сегодня всех пригласила.

— Сакура! — Эйми помахала в ответ. Девушка направилась в её сторону.

Девушку, носившую платье в стиле готической лолиты, звали Сакуракодзи Акаха. Имя девушки читалось Акаха, не Момидзи.

В день, когда они встретились как одноклассницы…

Эйми: Акаха, как пишется твоё имя?

Акаха: Красный лист, как и «осенние цвета», но произносится Акаха.

Эйми: Хее? Сакура и акаха, цветение вишни и осенние цвета вместе. Довольно яркое имя.

Акаха: Но, знаешь, это ужасно, что они довольно эфемерны.

Эйми: Аха, красота элегантной простоты, ты так не считаешь?

Акаха: Но ты вряд ли имеешь какое-то отношение к элегантной простоте. Ты прям сверкаешь.

Фальшиво посмеявшись, они стали подругами, загадочная судьба.

— Сакура, ты пришла с Субару?

— Эхехе…

Ни с того ни с сего захихикала Акаха, хотя в вопросе Эйми не было глубокого смысла.

«Эх, такие предпочтения? — мысленно подметила Эйми. Однако когда она снова посмотрела на компаньона, стоявшего возле Акахи, она пересмотрела своё мнение: — я немножко понимаю, наверное»

На первый взгляд там стоял красивый молодой человек в летнем костюме. Образ ещё сильнее подчеркивали утончённые очки без верхнего ободка.

Однако на самом деле этот юноша был её одноклассницей.

Сатоми Субару была её товарищем по команде на Турнире девяти школ, относительно новая подруга, но сейчас их отношения были достаточно дружелюбны, чтобы обмениваться такими словами, как «Субару, ты пришла, чтобы нам не докучали охотники за юбками» или «Миледи, я с удовольствием вас сопровожу». Более того, при таких разговорах они двое улыбались, нет, ухмылялись без зазрения совести.

— Что-то не так, Эйми? — Субару с подозрением всмотрелась Эйми в лицо, когда та ушла в свои фантазии.

Столкнувшись с благопристойным лицом красивого молодого человека (внешне), смотревшего на неё с такого расстояния, Эйми почувствовала, как сердце чуть сильнее забилось, но твёрдо не дала мыслям отразиться на поведении, ответив: «ничего», — и чуть покачав головой.

— Неужели? — широко ухмыльнулась Субару.

Эйми захотелось наступить ей на ногу, но так она смутилась бы ещё сильнее, поэтому сделала вид, что не заметила.

— Какое облегчение. В таком случае пойдем.

Объективно говоря, каменное лицо Эйми было вовсе не каменным, но Субару, сказав это, отвернулась. Знать, когда остановиться, — это тоже добавляло ей очарования. Однако Субару вряд ли бы признала, что другие девушки называют её «очаровательной».

Больше не думая о том, что же значат слова «какое облегчение» и «в таком случае», не тратя понапрасну время, Эйми не высказала возражений.

— Ах да, я уже давно не была в парке развлечений, — веселым голосом сказала Эйми…

— В тематическом парке, — почему-то Акаха недовольным тоном её прервала.

— Э?

— Тематический парк. «Страна чудес» — не развлекательный парк, это тематический парк.

Что и следовало ожидать от постоянного клиента, похоже, Акаха не могла пропустить это.

— Извини, извини, да, «Страна чудес» — тематический парк.

Эйми считала, что разницы мало, впрочем, так же она считала, что не нужно раздувать из мухи слона. Эйми вскоре приноровилась использовать тематический парк, вместо парка развлечений. Тем не менее непочтительный тон и манеры подруг Акаха заметила и с недовольством посмотрела на них суженными глазами, но когда Субару и Эйми прошли через ворота, она поспешила за ними.

С веселым настроением они прошли через врата, в очереди стоять было не нужно, и затерялись в «Стране чудес».

◊ ◊ ◊

«Страна чудес» была парком развлечений, основной темой которого была магия.

Возможно, именно потому все ограждения и аттракционы были устроены в виде лабиринта. Более того, у каждого аттракциона была ещё своего рода уловка: было очень трудно уйти, даже побывав на всех аттракционах . С такой планировкой посетители не «входили» в парк, они «терялись» в нем.

И сейчас одна девушка потерялась на самом деле.

— Серьезно! Отказ системы локального позиционирования ещё можно понять, но почему не работает GPS?! — После третьего аттракциона Эйми умудрилась потерять двух подруг и сейчас гневалась через портативный терминал.

— Ничего не поделаешь, ведь так? Разве не в этом причина коммерческого успеха парка? — Субару приняла на себя её разочарование.

— Даже если и так, блокировать сигналы GPS — уже слишком!

— Расслабься. Там где-то рядом есть дисплей с картой? — Сведущая, как нужно вести себя с девушками, Субару (несмотря на то, что сама была девушкой) решила мягко успокоить подругу. В итоге Эйми, похоже, немножко успокоилась.

— Я уже давно ищу… но ни одной карты, даже гида не могу нигде найти.

— В самом деле?.. В любом случае, если случится худшее, ты можешь просто запустить пару фейерверков, и я своей магией приду тебя забрать.

Субару специализировалась на магии Прыжков вместе с врожденным талантом Когнитивного подавления (её обычное яркое поведение, по-видимому, скрывало ее навык «незаметности»).

Вопреки тому, что она обладала навыком Когнитивного подавления (отвлечение внимания других людей), она и близко не подошла к уровню консультанта Первой школы, Оно Харуки, которая на самом деле была следователем Общественной безопасности. Тем не менее она без труда могла прогуляться по воздуху, не привлекая внимание остальных посетителей, которые сосредоточились на веселье.

С другой стороны, личный талант Эйми был известен как магия Артиллерии из системы Движений, способная за короткое время разгонять массивные объекты до высокой скорости. Во время «Разрушения ледяных столпов» Турнира девяти школ она кидала собственные ледяные столпы на вражескую территорию, сбивая все вражеские столпы сразу, силовая тактика. Эйми с легкостью могла заменить тяжелые снаряды сжатым воздухом, и выстрелить им, чтобы произвести звук взрыва, похожий на фейерверк.

— Субару, это запрещено. Мы навлечем проблемы, если будем использовать магию по таким пустякам, — однако Акаха присоединилась к разговору со своего терминала и отклонила предложение Субару.

Закон очень строго регулировал использование магии. И вправду, если использовать магию из-за пустяка, вроде заблудившегося ребенка, то у полиции определенно возникнут вопросы.

— …Ладно, Эми, ты видишь Башню Мудреца?

Башня Мудреца — главный аттракцион и самое высокое здание парка.

— Да… чуть-чуть. — Эйми осмотрелась и нашла за живой изгородью вершину здания, построенного из искусственного белого камня.

— Тогда встретимся там.

— Хорошо, поняла.

Завершив разговор, Эйми злобно посмотрела на Башню Мудреца, будто бы башня убила её отца… ну, или хотя бы любимого щеночка.

◊ ◊ ◊

Уставившись на блок голосовой связи портативного терминала, на котором как раз закончился звонок, Субару кое о чем задумалась.

— В чем дело, Субару? — спросила Акаха с любопытством и беспокойством, поровну звучащими в ее тоне.

Видно, своим поведением Субару заставила подругу что-то заподозрить. Она скромно улыбнулась и ответила:

— Хмм, ничего такого… просто интересно, почему мы в конечном счете разделились.

— Потому что она гиперактивная? — ответила Акаха, не долго думая.

— Подожди, это… — Субару не находила слов. — Было бы понятно, случись это быстро, но она не осознала этого, пока мы не потеряли друг друга из виду. Думаю, это не совсем обычно.

— Хмм~.. У Эми есть чувство направления?

— …Сакура, ты заставляешь меня гадать, как вы обе друг друга воспринимаете…— Субару покачала головой, пытаясь развеять желание вздохнуть, затем посерьезнела: — Как бы там ни было, чувство направления у Эйми не такое уж ужасное. Она в Охотничьем клубе и её уже признали как подающую надежду первогодку. Конечно, это не имеет значения, когда соревнуешься на стрелковых соревнованиях в помещении, но кто-то без чувства направления просто не может охотиться на птиц и животных в горах.

Акаха наконец осознала, с какой вероятностью Эйми могла потеряться.

— К тому же «Страна чудес» — развлекательный объект, куда даже дети ходят поиграть. Как бы он ни был похож на лабиринт, было бы слишком странно, если бы тут не было никаких ориентиров, чтобы найти друзей, с которыми разделились. Или чтобы потерявшиеся люди не могли найти карту или гида.

— Ты права. Если бы здесь терялись люди — парк бы давно разорился.

Две девушки обменялись серьезными взглядами, затем Субару предложила: «В любом случае, пошли», — и они направились к Башне Мудреца.

◊ ◊ ◊

В отличие от подруг, которых обременяли сомнения, пока они не спеша шли к месту встречи, Эйми всё сильнее и сильнее отчаивалась, поскольку даже не приблизилась к башне, она больше не могла думать ни о чем другом.

Вершина башни по-прежнему виднелась, так что направление было ясным. Но каждый раз, когда она пыталась пойти в ту сторону, всегда натыкалась на тупик.

Субару решила, что чувство направления у Эйми не такое уж ужасное, но чуточку промахнулась. Чувство направления у неё было уж слишком острым. Чувство направления и способность понимать ландшафт дали ей понять, что она просто ходит кругами. Видеть цель, до которой нельзя дойти; знать, где сейчас находишься, но быть не в состоянии найти выход; это заставило её отчаяться ещё сильнее.

Сейчас путь ей заграждала живая изгородь из колючих диких роз. Разгневанная бесконечными тупиками, которым она уже счет потерла, Эйми достигла пределов терпения.

Даже парню будет трудно пролезть через живую изгородь из колючих роз, а девушка и подавно не сможет.

Но Эйми была не обычной девушкой.

«Смотри же, как я взорву эту изгородь!..» — В гневе Эйми сунула руку в карман мини-юбки (точнее, это было отверстие, похожее на карман). Дотянулась до кожаной кобуры, прикрепленной к бедру, и вынула длинный и тонкий CAD в форме терминала.

Основной CAD у неё был в форме дробовика, но такое на улицах открыто не поносишь. Впрочем, этого запасного CAD было более чем достаточно, чтобы уничтожить препятствие. Обычно она держала CAD в форме оружия одной рукой, этот CAD Эйми взяла обеими руками и вызвала последовательность активации.

— Подожди! Акэчи-сан, ты серьезно?!

Однако за спиной послышался голос, прозвучавший в идеальное время. Эйми вздрогнула, как будто кто-то плеснул ей на голову ведро ледяной воды. Последовательность магии развеялась в середине конструирования.

Застигнута при использовании магии без достаточных оснований.

Точнее, это была лишь попытка, но на этой стадии намерения Эйми были очевидны для любого волшебника. Вряд ли её действия не заметили. Более того, владелец того голоса её знал, что было ещё хуже. В отчаянии всё это обдумывая, Эйми почувствовала себя загнанной в угол без возможности сбежать, она даже не сообразила, что если это её знакомый, то можно попросить его забыть об этом.

С трепетом Эйми обернулась, но вид совершенно неожиданной фигуры её ошеломил, пригвоздил к месту. С ней заговорил низкий клоун (низкий по нормам парней, он был всё же выше Эйми). В цирке магические трюки обычно выполняют клоуны. А раз тема парка — магия, то не удивительно, что у «Страны чудес» есть клоуны.

Однако этот не носил типичный мешковатый наряд клоуна. Правая часть торса была черной, левая — белой. На правом рукаве были неравномерные горизонтальные черные и белые полоски, а на левом рукаве черные и белые полоски были вертикальными. Правая штанина была черной, левая — белой. Жилет был белым справа и черным слева спереди, а сзади цвета были обратными. Довольно таки своеобразный наряд.

Он носил белую перчатку на левой руке и черную на правой. Вместо клоунской шляпы без полей, у него был широкополый цилиндр с вертикальными полосками (черными и белыми, как и остальное).

Под цилиндром было лицо с фальшивым выражением, тоже разукрашенное в черный и белый цвета. Нет, на самом деле это фальшивое лицо было маской.

На правой стороне «лица» было печальное выражение на белом фоне, на левой стороне было улыбающееся выражение на черном фоне.

Этот жутковатый образ, скорее не клоун, а…

— …Фантом? — Эйми вспомнила одного хорошо известного персонажа из оперы.

— Э? Акэчи-сан, о чём ты говоришь?

Дружески говоривший знакомый голос быстро вернул Эйми назад на землю.

— …Томицука-кун?

— Да, я Томицука-кун. — Клоун снял маску. Томицука Хаганэ, первый год, класс B Первой старшей школы при Национальном университете магии. Одноклассник Эйми.

— Почему ты так вырядился? — с удивлением спросила Эйми.

— Работаю на полставки, — ответил Хаганэ, медленно надевая маску.

— Работа? Почему?

Первая школа не запрещала ученикам работать на полставки. Своим вопросом Эйми имела в виду: «Почему ты работаешь в «Стране чудес», такую работу ведь только обычные ученики выбрали бы?»

Томицука Хаганэ был не только учеником школы магии, но и учеником первого потока Первой школы.

По результатам экзаменов он занял пятое место по теории и практике, а общая оценка позволила ему подняться на четвертое место в рейтинге и стать почётным учеником.

Он не выступал на Турнире девяти школ из-за того, что его специализация не подходила к таким соревнованиям. Но в мире магических боевых искусств, где магические техники сочетаются с физическими техниками, он, по слухам, был лучшим, на уровне школы, несмотря на низкий рост и то, что был учеником первого года. Эйми понятия не имела, что первый номер в Первой школе означает в настоящем мире, но, без сомнений, он — превосходный волшебник.

Даже для «семени» или «побега», обладающим превосходным магическим талантом не так уж и трудно найти временную работу. Вакансии для людей с магическими умениями всегда присутствовали и предлагали лучшие условия, чем большинство обычных рабочих мест.

Эйми не могла представить часовую оплату персонала этого парка, но она никак не могла быть выше зарплаты волшебников.

— Это семейное.

— …А, ясно. — Она удовлетворилась таким ответом.

Семья Томицука одна из Ста семей.

К тому же одна из сильнейших. Более того, они ещё и очень богаты. Возможно, семья Томицуки вложила деньги или в управляющую компанию этого парка, или в компанию, которая ее контролирует — большую строительную фирму.

Скорее всего, работа включала разрешение магических конфликтов.

В таком случае у Эйми было что рассказать Хаганэ.

— Томицука-кун, скажи, а не слишком ли далеко это заходит?

— …Что заходит?

Эйми вдруг указала на живую изгородь и рассердилась, заставив Хаганэ от удивления отпрянуть. Прикрытое маской лицо чуть дернулось, наверное.

— Этот механизм изгороди! Я ничего не знаю о «воссоздании чудного места», но разве это не слишком, мешать людям пройти подвижными препятствиями? Мне уже надоело ходить тут кругами! — обвинила Эйми.

Однако ментальное состояние Хаганэ было похоже на чистый лист. Он не мог её понять.

— Подожди, Акэчи-сан. В «Стране чудес» нет такого механизма.

— Э? — Ожидая услышать хоть какое-то оправдание, Эйми открыла рот от удивления.

— Разве это не очевидно? Конструкторским замыслом определенно было «воссоздать что-то похожее на лабиринт», но не настоящий лабиринт. Если посетители окажутся недовольными, это плохо скажется на работе. В конце концов, если посетитель застрянет на одном месте, это снизит посещение аттракционов и снизит доход.

— Э… но…

— Кроме того, эта территория — зона строительства для расширения парка. Посетители вообще не должны сюда заходить. Даже персонал сюда почти никогда не заходит в дневное время. Как ты умудрилась здесь потеряться?

Эйми почти запаниковала, но заставила руки и губы шевелиться:

— Как?.. Вон там. — Эйми указала на живую изгородь, которую тогда пыталась взорвать.

— Э?

— Говорю, я зашла оттуда! Раньше там не было изгороди!

— …Ты серьезно?

— Очень серьезно. Может, так и не скажешь, но я уверена в своих способностях ориентироваться на местности.— Эйми серьезно на него посмотрела. Взгляд Хаганэ под маской внезапно заострился. Уставившись прямо на изгородь, он задумался.

Подвижная изгородь, созданная из колючих диких роз. Из того, что знал Хаганэ, в этом месте не должно быть таких препятствий. Даже если он что-то забыл, в эту местность не подается электричество, так что невозможно, чтобы механические объекты двигались. На всякий случай Хаганэ достал информационный терминал, чтобы подтвердить тестовые условия строящегося объекта… и вправду, в этой области нет никаких подвижных объектов.

— …Акэчи-сан, я разрешаю тебе продолжить делать то, что ты пыталась.

— Что?

Это внезапное указание… вернее, командный тон, заставил Эйми ответить предсказуемо.

— Можешь взорвать изгородь… «Страна чудес» использует улучшенный вариант живой изгороди без шипов, чтобы посетители случайно не поранились. И насколько я знаю, здесь не должно быть никакой изгороди.

— Ясно~ — Понимая, что имеет в виду Хаганэ, Эйми перезапустила последовательность магии, которую не удалось высвободить ранее. — Тогда я не буду сдерживаться… Томицука-кун, ты возьмешь ответственность на себя! — переложила вину Эйми и тут же активировала магию.

Магия Движения «Взрыватель».

Магия, которая заставляет все объекты в пределах эффективного радиуса из точки удара сферически и на высокой скорости равномерно расходиться. Эта магия способна разрушать препятствия, которые состоят из различных мелких объектов, вроде обломков или баррикад, но бесполезна против единого целого, вроде стены или камня.

Но в этом случае Эйми установила каждый лист розы в качестве разной цели и эффективный радиус относительно широким, позволяя Взрывателю детонировать в самом центре изгороди. Раздирая на части, листья потащили за собой лозу, создавая в центре изгороди большое отверстие.

Эйми удовлетворенно кивнула, и хотела было пройти через дыру, когда…

— Подожди, — её остановил голос одноклассника.

— Что теперь? — недовольным голосом спросила Эйми, чувствуя, будто он не дает ей наконец насладиться свободой.

— Я так и знал…

Но судя по выражению лица Хаганэ, он не подозревал об испорченном настроении Эйми (к слову, его лицо было скрыто под маской), продолжая смотреть на дыру в стене из роз.

— Что? ЧТО ПРОИСХОДИТ? — Эйми нарочно не торопясь повернулась и повысила голос. Хаганэ наконец заметил её назревающую истерику и заговорил относительно быстро:

— Акэчи-сан, взгляни. Там нет корней. И нет каркаса для поддержки лозы.

— Сейчас, когда ты это заметил…

Эйми много раз летала в Британию, ей была хорошо знакома такая изгородь. Розы — вьющиеся растения, без поддержки они не смогут вырасти такими высокими, не смогут сформировать двухметровую стену.

— Да, Акэчи-сан. Стену поддерживает магия!

Хаганэ быстро просунул правую руку в дыру. В мгновение разбросанная лоза собралась, чтобы пожрать его руку. Не покрыть, скорость была такой, что именно «пожрать». Лоза, вся в колючках как острые зубы, собиралась пронзить черно-белый рукав, впиться в правую руку Хаганэ… но только собиралась.

— Как наивно!

Вот только в конце разорвалась магия, управляющая лозой. Высвобождая ударную волну, Хаганэ правой рукой разнес на куски барьер из роз.

— …Что это было?

С точки зрения Эйми, Хаганэ просто высвободил псионовую волну. Но Псионы не подействовали бы на материю прямо. Волна Псионов просто не способна взорвать материальные объекты.

— Ничего такого, простая магия Ускорения. Псионовая волна проникла при контакте, и я сдул неподвижную магию, поддерживающую стену, затем активировал Взрыв.

Взрыв — заклинание, которое из точки удара ускоряет на фиксированную скорость все объекты в пределах эффективного радиуса. То же самое, что и Взрыватель, но только магия Движений заменяется магией Скорости.

Другими словами, в то мгновение, когда колючая лоза дотронулась до его руки, Хаганэ уничтожил заклинание, поддерживающее стену, несистемной магией и освободил руку, обращая импульс лозы, прежде чем шипы пронзили ему руку.

— Прерывание заклинания?.. — с удивлением и страхом прошептала Эйми. Выводить из строя заклинание, используя давление псионовой волны. Несистемная магия. Антимагия высшего уровня, которую практически никто не использует.

Однако Хаганэ покачал головой, выражение его лица было неловким (впрочем, как и раньше, он был в маске).

— Это прискорбно… но без прямого контакта я не могу ввести достаточно Псионов.

Эйми вспомнила прозвище Хаганэ.

«Нулевой диапазон». Эйми слышала это прозвище прежде, оно говорило о том, что у него низкая дальность поражения магией. Хотя оно принижало его навыки в магии дальней дистанции, но оно также показывало уважение к его навыкам в ближнем бою. Когда Эйми впервые об этом услышала, ей стало интересно, почему у него было ещё одно звание вдобавок к титулу семьи, ведь у него не было никаких выдающихся достижений. Увидев эту сцену, она, наконец, признала его мастерство.

Одно касание развеет любую магию, защищающую тело, затем он свободно применит наступательную магию. Кроме того, высокоплотной псионовой волны человеческому телу достаточно, чтобы нарушились биоритмы, жертва даже стоять должным образом не сможет.

— …Ладно, достаточно о моей магии… — Хаганэ, видимо, не понял смысл молчаливости Эйми, отвернулся со смущением (но из-за маски, выражение… ну, повторять ненужно), и прошептал так тихо, что маска вовсе не дала расслышать. — У нас гости. Их цель ты, Акэчи-сан?

По чистой случайности или решив, что разрушение изгороди — лучшее время, появилась и начала окружать их двоих группа мужчин в черной одежде, с черной шляпой на голове и в тёмных очках.

— Люди в чёрном?

— Я лишь знаю, что парк не использует такую одежду.

Будь то сердитое замечание Эйми или обычные слова Хаганэ, ничто не отражало напряжение в воздухе. Или, возможно, они пытались нарушить устрашающую ауру людей в чёрном.

Но в таком случае их попытка закончилась провалом. Мужчины приближались, сжимая кольцо вокруг них.

Весёлое добродушие Хаганэ исчезло. Эйми почему-то положила CAD назад в «карман».

Хаганэ дотронулся пальцами до лица. Но маску он не снял, а придавил ещё сильнее к лицу.

Эйми мгновенно поняла: под нажимом маска будет лучше соответствовать форме лица, улучшая видимость, ведь отверстия для глаз станут ближе.

— Могу я спросить, какое у вас здесь дело? — вежливо задал вопрос Хаганэ, учитывая свой статус персонала парка и возможность того, что он ошибся в их намерениях. Впрочем, ответа он не ждал.

Железное правило фильмов ужасов для подстрекания страха заключалось в том, чтобы молчать.

И в настоящей жизни тоже.

Прибыть всем сразу, не назваться, блокировать пути отхода, давить молчанием, затем, когда цель истощится морально и физически, начать переговоры. Люди в чёрном точно следовали этим процедурам вплоть до блокирования путей отхода.

— Мисс Голди.

Но вопреки ожиданиям Хаганэ, один из мужчин вежливо заговорил.

Вместо «Госпожи», он использовал старомодное «Мисс».

— Мы не намерены вам вредить.

Хотя мужчина говорил по-английски, английским языком владела не только Эйми, но и Хаганэ.

— Мы лишь хотим, чтобы вы нам кое-что передали. Разумеется, мы дадим кое-что в обмен. Мы предоставим нечто, что сейчас вам нужно больше всего.

— Боюсь, смысл вашего сообщения мне не понятен.

Говоря на английском как «Амелия», Эйми обдумывала каждое слово, нежели когда говорила на японском как «Эйми». Может именно из-за этого, её достойная аура заставляла её звучать совершенно иначе. Хоть она и родилась в побочной ветви, она всё же была частью престижной семьи Голди, так что такая аура идеально ей подходила.

— Простите мои плохие манеры. Скажу прямо. — Мужчина оставался вежливым, но остальные люди в чёрном подошли ближе. Давление увеличилось. — Мисс Голди, пожалуйста, научите нас заклинанию магических снарядов, Татлум. Взамен мы защитим вас от будущих убийц.

Сначала Хаганэ думал, что люди в чёрном, в худшем случае, хотят похитить её. Однако тема разговора оказалась совершенно иной, нежели он ожидал, и из-за этого он упустил возможность заговорить или сделать ход.

Эйми ответила жёстким голосом, но не дрожала:

— Это секретная техника семьи Голди, ей обучают лишь тех, кого признали как членов главной семьи. А я живу далеко в Японии, вы и вправду верите, что такую как я могут обучить Татлуму?

Семья Голди, одна из самых авторитетных семей современной магии в Англии, и вправду произошла от семьи, передававшей древнюю магию из поколения в поколение. Татлум — козырная карта, которую они получили во время восхождения современной магии, когда переводили древнюю магию в современную. Но ничего больше не было известно, кроме того, что заклинание использует физические снаряды.

По крайней мере, семья Томицуки больше подробностей найти не смогла.

— Мы не верим, мы уже знаем.

Однако судя по тому, как мужчина в чёрном ответил Эйми, Хаганэ догадался, что одноклассница уже выучила Татлум. И как только это понял, не смог подавить растущее любопытство.

— Через определенные каналы мы узнали, что Миссис Голди уже научила вас заклинанию Татлум.

Между тем, Эйми почти полностью поняла подоплеку серии событий.

Бабушка и вправду обучила её этой магии, но это должны бы знать лишь члены семьи Голди. Эйми никогда не использовала Татлум вне дома Голди, но даже если бы посторонние увидели, как она практикует эту магию, то не смогли бы понять, что это Татлум.

Татлум называют секретной техникой из-за последовательности активации. Как правило, волшебники могут распознавать магию лишь через эффекты или потенциальные эффекты. Просто по результату перезаписи феномена невозможно отличить Татлум от обычной магии Движения.

Но этот тип знает, что она уже изучила Татлум, другими словами…

«Внутренний конфликт семьи… Не удивительно, что бабушка пригласила меня…»

Не какие-то там недавние события, а дело сегодняшнего раннего утра. Как центр всего этого, Эйми захотелось засмеяться от того, как стремительно всё развивается.

— Мисс Голди, что вы думаете? Мы получили неоспоримую информацию, что вам угрожает опасность. Простите за мою прямоту, но ваши родители простые волшебники. Скорее всего, одной их силы недостаточно, чтобы гарантировать вашу безопасность.

«Значит, если я откажусь, то этой «опасностью» станете вы».

Эйми слегка вздохнула.

— Зачем вам Татлум? — Эйми жалела, что вовлекла в это Хаганэ, простого одноклассника. — Впрочем, ответ я уже знаю. — Эти люди никогда не отступят по-тихому. — Это заклинание — законное доказательство того, что вы часть семьи Голди. — Так что ей оставалось только мечтать разрешить конфликт мирно. — Даже если кто-то родился в главной семье, но не может использовать это заклинание, его не признают членом главной семьи, — осознала Эйми. — Разумеется, его также лишат права на наследство. — И как только Эйми это заявила, от людей в чёрном сразу же почувствовалось намерение убийства. — Всё это так легко понять, — Эйми перешла назад на японский и усмехнулась, готовясь к бою.

— Вы отказываетесь сотрудничать? Какой позор. — Во второй половине ответа мужчина в чёрном перешел на японский. — Схватите Мисс Голди. Мелкие травмы разрешены. С парнем покончите.

С рукавов людей в чёрном блеснул серебряный свет. Тонкие, метательные ножи появились в руках.

Они и не были волшебниками «Страны чудес», но вынули оружие из рукавов, наверное там был спрятан пружинный механизм.

Нож служил двум целям: для ближнего боя и для метания. Нож был утяжелен на конце, как метательное оружие. Окружение в сочетании с метательным оружием — эффективная тактика против волшебников.

Вот только они ещё не успели метнуть ножи, а в окружении уже появилась брешь.

— Покончить со мной? Ох, пожалуйста, не делайте что-то столь опасное, ни с кем не посоветовавшись.

Монохромный клоун уже ринулся к окружающей толпе.

Впрочем, приближался к ним он не быстрее, чем мог уследить глаз. Бежал на нормальной скорости. Хотя он был быстр, любой бы его догнал, немного потренировавшись. Пока лидер людей в чёрном разговаривал с Эйми, клоун уже начал действовать.

Он не привлекал внимания, словно призрак, скрывающийся в тенях.

Черно-белый Хаганэ приложил руку к груди одного из мужчин. Будто спокойно коснулся. Но мужчина отлетел назад на десять метров и упал на тротуар.

Два цвета, черный и белый, проворно закружились. Граница света и тени, а также резкое изменение контраста привели к тому, что очертания размылись.

Хаганэ ударом каратэ поразил следующего мужчину в плечо. Послышался зловещий треск. Удар рукой был не сильным, лишь легонький хлопок… просто мягкое касание. Вот только плечевая кость мужчины раздробилась.

— Магические искусства?! — выкрикнул потрясенный лидер людей в чёрном.

«Магические искусства» — сокращение от магических боевых искусств. Магические боевые искусства состояли из рукопашных техник боя в сочетании с магией. Используя точки прикосновения как точки для активации магии, пропускается шаг ввода координат. «Контактная магия» — один из основополагающих навыков магических боевых искусств.

Реагируя на голос лидера, люди в чёрном окружили Хаганэ и впали в боевую стойку.

Видя, что они стали более осторожными, — посерьезнели, — Хаганэ бесстрашно улыбнулся.

— Дорогие посетители, эта зона закрыта для посещения. — Хаганэ на показ подвел правую руку к груди, левую руку поднял, и правую ногу поставил позади левой. — Очень сожалею, но должен попросить всех вас уйти. — И будто бы вежливо поклонился. — Или, может, вам дорогу показать? К отделению полиции. — Почтительным голосом Хаганэ насмехался над людьми в чёрном.

Мужчины сзади медленно приближались, чтобы атаковать. Один из них ринулся вперед, создавая брешь в окружении. Именно этого Хаганэ и ждал. Он развернулся и бросился на атакующего.

Тот тоже не был дилетантом. Нацелился в Хаганэ ножом. Не в голову, а в центр торса — в нижнюю часть груди, чтоб труднее было увернуться.

Однако из-за трепыхания чёрно-белых цветов он потерял цель. Легко ступая, Хаганэ уклонился и ударил в челюсть.

Это была не настоящая магия, это был сценический трюк: при помощи оптических иллюзий вызвать головокружение. Это был мастерски исполненный магический танец, задействовавший всё тело, за короткое время такое не выучишь. Странный наряд Хаганэ был не только одеждой персонала тематического парка, но и боевым костюмом, практичным в бою.

Люди в чёрном, включая лидера, сосредоточили всё внимание на Хаганэ.

Это была редкая возможность для Эйми. Она просунула руки в карманы куртки в военном стиле. Однако не достала CAD в форме терминала. Перед собой в каждой руке она держала игральные карты, развернув их в форме веера. Эйми не спеша взмахнула руками.

Карты полетели по воздуху. Некоторые прямо, другие по кривым. Летя быстрее, чем может уследить глаз, карты пронзили одежду людей в чёрном, вонзаясь в плоть.

Брызнула кровь.

Никто не умер, но и никто не отделался легко.

— Теперь удовлетворены? — По-японски спросила Эйми их лидера. Она смотрела, как они истекают кровью, даже не вздрогнув. Как будто на томатный сок. — Это Татлум, который вы так хотели. Но просто на него глядя, вы ничего не поймёте.

— Не может быть… Татлум предположительно должен использовать небольшие сферические оболочки, вместо…

Мужчина, наверное, не осознал, что на японский вопрос ответил на английском языке. Сильная боль не позволяла сознанию отвлекаться на такие мелочи.

Стоять остался лишь он один — достойно лидера.

Впрочем, Эйми это не впечатлило. Её это даже не заботило.

— …Так вы даже этого не знаете? Видно, я сказала слишком много.

Глаза у Эйми заметались по сторонам, похоже, она придумывала, как бы людям навешать лапши на уши. Скорее всего, внутри она сожалела, что сказала им, что применила магические снаряды, Татлум. Её ввело в заблуждение то, что враг знал о существовании Татлума.

Может, сдавшись, или смирившись, Эйми тут же вместо вернула сильное и жизнерадостное выражение лица.

— Ах~ Вы не правы. Снаряды для Татлума выбирает сам пользователь. Хм, по-моему, оболочку использовал двоюродный дедушка, который скончался в прошлом году? Кстати, у него ведь был внук на два года младше меня? Я никогда не встречала этого троюродного брата, но, скорее всего, именно он вас нанял, так ведь?

Одной рукой упершись в бок, другой рукой Эйми помахала на высоте лица, сложив пальцы в виде «пистолета» и без умолку болтая «как вам моя великолепная дедукция?». Эйми явно хотела доминировать на сцене, но, к сожалению, мужчина никак не отозвался.

Даже не шевельнулся.

— Извини… Акэчи-сан? — Пока Эйми ждала, когда же мужчина в черном ответит, Хаганэ осторожно заговорил.

— Хмм?

— Этот тип уже без сознания.

— Э? — Кровь Эйми не взволновала… но вот теперь она стремительно побежала. — Постой, ответь на мои вопросы, прежде чем терять сознание!

Эйми подбежала прямо к неподвижному мужчине, будто желая дать тому хорошую пощечину. Думая её остановить, если она посмеет (ведь так мужчина и помереть может), Хаганэ поспешил к ней.

— Не проси невозможного, — вздохнул он, увидев, как она отступила.

— …Т-Томицука-кун?

Видя рядом Хаганэ, — лицо у того было полно негодования, но он был в маске (ну, остальное и так понятно), — Эйми вдруг успокоилась и с неловкостью на него посмотрела, ища нужные слова.

Минуту назад Эйми была совсем другим человеком. Эти мысли пришли Хаганэ в голову, но он необъяснимо побоялся игнорировать её, поэтому решил ответить:

— Да, Акэчи-сан, в чём дело?

— Эмм… Извини, что вовлекла тебя во всё это! — Эйми поспешно поклонилась и извинилась.

— А, это. — Хаганэ огорчился. — Хоть я работаю лишь на полставки, я — часть персонала безопасности. Я не могу сделать вид, что никогда не видел потенциальное похищение в парке, даже если бы не вмешивался. Кроме того, я явно виноват, что так много подозрительных личностей смогло проникнуть за периметр, так что не беспокойся.

Эйми тут же посветлела.

Хаганэ не мог сдержать улыбки.

Чувствуя, что напряжение прошло, Хаганэ сказал нечто неуместное:

— А ещё у меня была возможность увидеть нечто редкое… Так это и есть магия снарядов, Татлум. На объекты применяется заклинание с задержкой и с условиями активации. Магия стрельбы, которая активирует магию Движений простым взмахом руки. Не знаю, сколь долго может существовать заклинание с задержкой, но при виде врагов оно позволяет атаковать одиночными выстрелами, очередями, или всеми снарядами вместе по желанию, без необходимости оперировать CAD или конструировать последовательности магии. Теперь ясно, это заклинание и впрямь достойно называться козырной картой престижной семьи Голди.

Лишь когда закончил, Томицука заметил изменение настроения.

— …Один раз увидеть и столько заметить, «как и ожидалось от наследника семьи Томицука», да? Одной из сильнейших из Ста семей?

— Э? Эмм… Акэчи-сан?

— …Как прискорбно, а я думала, что мы могли стать друзьями…

— Хех? Э? Почему могли?

— Томицука-кун, позволь сказать тебе хорошие новости.

У него в голове забилась тревога. Но почему-то он не мог сдвинуться с места.

— Эм… Какие?..

— Секретная техника называется «секретной», потому что должна держаться в тайне любой ценой.

— Э-эй~! Постой минутку!

Эйми правой рукой раскрыла карты в виде веера, Хаганэ в панике замахал руками.

И не только, он стремительно снял шляпу и маску.

— Я никому не скажу! Я буду держать рот на замке! Посмотри на моё лицо! Разве оно может врать?!

По-видимому, он снял маску, чтобы сказать эти слова.

Хаганэ вдруг пал ниц, и давление Эйми резко упало, она больше не могла быть серьезной.

— …Ладно, будь что будет. В конце концов, я только что видела интересный танец.

— К-конечно~ — На этот раз настала очередь дрогнуть голосу Хаганэ. Он продолжал стоять на коленях.

Для Эйми этого было достаточно, чтобы заключить: Хаганэ не хочет, чтобы остальные знали его трюки. Похоже, это его секретная козырная карта, которую он сам же и выучил. В таком случае всё просто.

— Прекрасно, тогда давай хранить секреты друг друга!

Эйми опустилась на колени (разумеется, держа ноги вместе, чтобы не показалось то, что под мини-юбкой) и встретила взгляд Хаганэ на уровне глаз. Он тут же робко улыбнулся и кивнул.

— О, чуть не забыла!

Наверное почувствовав облегчение, Эйми вдруг поднялась и вынула CAD. Пока Хаганэ в замешательстве наблюдал, она активировала магию. Эффекты магии проявились в виде света, тепла и запаха. Карты в теле людей в чёрном вдруг воспламенились, прижгли раны и превратились в пепел.

— Уничтожение доказательств и остановка кровотечения, сделано. Ну а теперь, работник на полставки Томицука-кун.

— Ч-Что такое?

Голос Эйми вдруг стал убедительным… Хаганэ, естественно, насторожился.

Но в мире бывает много случаев, когда настороженность не поможет.

— Раз они поранились на территории парка, значит, за медицинскую помощь отвечает персонал, так? А если у них ещё и незаконное оружие, персонал отвечает и за вызов полиции, так?

— Акэчи-сан… Ты пытаешься свалить всю работу на меня?

— Как посмел ты сказать, что я сваливаю всё на тебя, конечно нет! Но подумай, я лишь «посетительница». И меня ждут друзья.

— …Несправедливо.

Эйми не дрогнула перед негодованием Хаганэ.

— Отлично, решено~ Увидимся в школе, Томицука-кун!

Эйми поспешно покинула сцену. Пока Хаганэ смотрел ей вслед, выражение у него на лице медленно превратилось из каменного в кривую улыбку, и наконец он тяжело вздохнул.

◊ ◊ ◊

Эйми наконец-то смогла встретиться с Субару и Акахой. Трио село на скамейку, чтобы поесть блинов. Когда мимо проходил член персонала, одетый в костюм с вертикальными полосками, Эйми спросила в никуда:

— Это место и впрямь «Страна чудес», так почему они не одеваются как кролики?..

— Эй… разве это не приведет к трудностям с авторскими правами?

— Хмм? Ты хочешь, чтобы тебя обслуживали мальчики-кролики, Эми?

— Конечно нет! Боже… просто люди посещают земли «Страны чудес» не каждый день, вот и было бы лучше, если б одежда персонала была более впечатляющей.

— А какой наряд был бы более впечатляющим?

— Хмм~.. дай подумать, может, волшебники в маске венецианского стиля?

У Эйми в голове всплыл черно-белый клоун, сродни некоему фантому, но у неё было такое чувство, что маленькие дети в ужасе заплачут, если увидят такое, так что она вспомнила похожий образ.

— Хм, было бы не так уж плохо.

— Да, согласна. Звучит интересно.

После этого, каждый раз, когда рядом проходил сотрудник парка, девушки наслаждались тем, что мысленно их наряжали. Между тем, Эйми тайно созерцала чрезвычайно опасные мысли, — для Хаганэ, — например: было бы замечательно увидеть Томицуку-куна в костюме кролика.

Оставить комментарий