Том 5. Дополнительный урок почётного ученика

Опция "Закладки" ()

Наступила вторая половина летних каникул, и территория Первой старшей школы опустела.

С окончанием Турнира девяти школ, крупнейшего события лета, различные спортивные клубы были свободны в своей практике. Ещё одна неделя и все клубы снова охватит работа — они будут готовиться к новому семестру. Но сейчас даже клубная деятельность пала жертвой летних каникул.

Впрочем, школа опустела не полностью: несколько учеников всё-таки пришли позаниматься отдельной практикой. Это было особенно актуально для учеников первого года, которые посчитали затруднительным использовать тренировочные помещения, когда рядом старшеклассники, и могли теперь пользоваться тренировочными помещениями как пожелают.

На закрытом поле для боевой тренировки виднелось много учеников первого года.

◊ ◊ ◊

Кто-то бежал среди беспорядочно установленных больших, квадратных столбов. На площадке с сильно ограниченным обзором они казались лабиринтом, даже если не было никаких стен. Неравномерное освещение, а также пересеченная местность, создавали опасность в любую секунду споткнуться.

Тем не менее даже в таких условиях об остановке не могло быть и речи. Сейчас проходила тренировка на время. Даже если это была индивидуальная тренировка, показать плохой результат было нельзя.

Лес столбов разделился, появилась развилка. Выбор был сделан мгновенно — уйти вправо. Как раз впереди стояли автоматические башенки. Как будто на рефлексе, правой рукой, которой держал CAD, он нацелил «дуло» и нажал на спусковой крючок. Высвободилась заранее активированная тренировочная магия Веса.

На сенсорах силы тяжести переключился выключатель, и автоматическая башенка перестала двигаться.

На спине появились капельки холодного пота, но не было времени об этом думать. Чтобы наверстать время, потерянное, когда он машинально остановил шаг, нужно было набрать скорость и закончить упражнение. Таким образом, он прошел в стороне от неподвижной автоматической башенки и изменил траекторию бега, чтобы следовать кривой, сформированной столбами слева.

В это мгновение…

В бок что-то сильно ударило.

Прозвучал сигнал, сообщающий о провале упражнения.

◊ ◊ ◊

На трассе снова зажегся свет. Морисаки с кислой миной оглядел себя. Справа на боку формы, которую члены Стрелкового клуба носят на практике, крепко прилип красный шарик с краской.

Шарик можно было убрать руками, поскольку он уже высох, но чтобы должным образом почистить форму, нужно было использовать чистящую жидкость, которая хранилась в комнате подготовки. Морисаки быстро двинулся к выходу, чтобы не мешать следующему человеку.

Двери вдруг резко открылись. Ученица, обслуживающая стреляющее устройство для Управляемой стрельбы, расширила глаза от удивления и обернулась. В Управляемой стрельбе пулями стреляли магией, а не порохом или сжатым воздухом. Это было магическое соревнование, в котором выпускались маленькие пули диаметром 2.54 сантиметра. Стреляющее устройство было в форме винтовки, ствол которой был изменён так, чтобы было четыре соединенных вместе канала, таким образом можно было стрелять в четыре разные стороны, а также внутрь был установлен CAD.

— …Морисаки, ты грубый. — Ученица, Такигава Казуми из класса C первого года, остановила работу над стреляющим устройством и заботливо пробубнила вслед Морисаки.

— Такигава… Ты ведь член Управляемого выстрела (клуба Управляемой стрельбы). Что ты тут делаешь?

— Ого, ты и вправду так ответил. — Как Такигава и сказала, Морисаки и вправду ответил «так» грубо. — Я пришла найти несколько компонентов для CAD, получив при этом разрешение у лидера твоего клуба. Вот почему я думаю, что у тебя нет никаких причин спрашивать что-то вроде «Что ты тут делаешь?».

— Хм… и это нельзя сделать в хранилище?

— Уж извини. Но сначала я скажу вот что: делиться излишними компонентами всегда было традицией стрелковых клубов. Морисаки, ты об этом понятия не имеешь, потому что всегда используешь собственный CAD.

Члены школьного совета и дисциплинарного комитета имели право носить CAD в школе, «нормальные» же члены клубов должны были для личного пользования настраивать предоставленные различным клубам запасные CAD, которые оборудованы ограничениями в системе локального позиционирования. Когда Морисаки поступил в старшую школу, его сразу приняли в дисциплинарный комитет, поэтому он всегда использовал собственный CAD, даже во время клубной работы; так что он вряд ли знал о процедурах и процессах обслуживания клубных CAD.

На такой ответ следовало бы что-то возразить, но Морисаки фыркнул и повернулся к Такигаве спиной. Совершенно не придав значения её словам о грубости, он достал из стенного шкафа аэрозольный баллончик и распылил его себе на бок. Шарик с краской отлип и упал на пол, образовывая несколько красных следов.

— Морисаки… Какая это уже была попытка? Не слишком ли ты напрягаешься? Может, стоит сегодня остановиться.

— …Ты волнуешься за меня? — насмешливо проговорил Морисаки, вытирая безостановочно капающий со лба пот.

— Конечно волнуюсь, — а Такигава серьезно кивнула в ответ. — Хочу внести ясность: я говорю это не из-за интереса, любви или желания пошутить. Я просто не могу тихо стоять в сторонке, когда прямо у меня перед глазами изматывает себя знакомый мне человек.

— …Я знаю, — ответил Морисаки, не обращая внимания на её слова и собираясь уходить. Но Такигава не отступала:

— В таком случае ты должен остановиться на сегодня. Продолжишь практиковаться — бессмысленно потратишь силы и не получишь удовлетворения.

Морисаки бросил на неё злобный взгляд. Такигава выдержала.

— …Ладно. — Первым отвел взгляд Морисаки. Он замолчал и исчез в мужской раздевалке.

— Я могу понять такой страх, но… нет, наверное, не пойму. В конце концов, он и Морисаки — оба парни, — бормотала себе Такигава, наблюдая, как исчезла его спина.

◊ ◊ ◊

Морисаки снял форму клуба и переоделся в школьные рубашку и брюки. Как только он собрался надеть школьный летний пиджак, взгляд упал на эмблему, вышитую на левом грудном кармане.

Четыре месяца назад он гордился этой эмблемой.

Однако с недавних пор его одолевало разочарование, не находящее выхода.

Это необъяснимое разочарование продолжало разрушать ему сердце. Нет, наверное, не разочарование, а «правда, которую он не желал принимать».

Морисаки так и не надел пиджак, он перекинул его через плечо и вышел из раздевалки. Он прищурил глаза и посмотрел на палящее солнце. Даже без напоминания Такигавы он внутренне тревожился. Однако, без такого явного замечания, Морисаки мог бы еще долго впустую тратить время на бесплодную самоподготовку. Он понимал это.

Морисаки подумал, что в следующий раз при их встрече должен купить ей фруктовое мороженое.

Полученная на Турнире девяти школ травма должна будет зажить в течение месяца, хотя благодаря магическому исцелению он был само здоровье. Тем не менее, пока он пробыл в больнице неделю, тело ослабло, и он ещё полностью не восстановился. По крайней мере, Морисаки именно так себя и чувствовал.

Также…

На Турнире девяти школ, грандиознейшей сцене, его магические навыки не то что не улучшились, а даже ухудшились, по сравнению с состоянием перед летними каникулами.

Такое сомнение закралось в его сердце.

Морисаки знал, что это не здоровое состояние ума, но он не мог победить разочарование.

«Как бы там ни было, сейчас тут нет учителей…»

Ученик первого потока обладал «правом» на индивидуальные консультации от учителей, но они были невозможны, если учителей в школе не было. Морисаки не исключение; даже участники Турнира девяти школ не получают инструкции во время летних каникул. Учителя будут доступны только со следующей недели.

Если бы всё, что он хотел, можно было изучить теоретически, простого визита в библиотеку было бы достаточно, но сейчас Морисаки искал способы улучшения практических навыков. Он не был настолько подавлен, чтобы просить практическое занятие, но по крайней мере хотел улучшить свои магические способности. Именно эта мысль доминировала у него в сознании.

◊ ◊ ◊

Говоря о семье Морисаки, первое, что приходит на ум, будет техника «Быстрый Выхват».

Среди ста семей, семья Морисаки была «внешней» семьей, которая не обладала «числом». Хоть магическая сила у них была «обычной», в специализированных условиях она была очень практична. Благодаря таким уникальным талантам их высоко оценивали. Их способности соответствовали, если даже не превышали уровень «Пронумерованных семей».

Так что это за техника «Быстрый Выхват»?

На самом деле название не содержало скрытого смысла. «Быстрый Выхват» — просто «быстрая активация». Эта техника была разработана с одной мыслью — как, используя CAD, активировать магию быстрее всего. Это техника давала импульс к активации CAD ещё до того, как волшебник его достанет, в надежде первым использовать магию и победить противника, прежде чем он применит свою магию.

Сила не была главным приоритетом.

Сложность не бралась во внимание.

Даже если сила магии будет ниже, пока ею можно атаковать первым, этого может хватить для того, чтобы успешно вывести противника из строя.

После того как CAD стали более доступными, скорость активации магии тоже возросла. Эту технику разработали для максимального увеличения скорости. Такого добились, разными способами подняв производительность CAD.

В погоне за скоростью, выбор, разумеется, пал на специализированный CAD, а не на общий. В настоящее время специализированные CAD в форме пистолета были очень популярными, поэтому первой разработанной техникой был быстрый выхват CAD в форме пистолета и выстрел.

Отсюда английское название «Quick Draw», что и означает «Быстрый выхват».

Эта разработка вызвала непредвиденный побочный эффект.

Не удерживая CAD, из так называемого «безоружного состояния», нанести неожиданный удар, активировав магию быстрее противника. Эта техника хорошо подходила японским оперативникам, которые обычно носили скрытое оружие.

Американские спецагенты могли преднамеренно размахивать оружием, чтобы угрожать нападающему, но японских агентов обязали скрывать оружие, чтобы уменьшить уровень беспокойства своих руководителей и связанного с ними персонала.

Вследствие уникального характера этой способности семью Морисаки часто нанимали телохранителями. Их основными клиентами были частные корпорации, которые для личной охраны не всегда могли привлечь полицию или вооруженные силы. Хотя их главной целью оставалось исследование современной магии, семья Морисаки была больше известна в обществе из-за работы своего охранного агентства.

Морисаки Сюн, который был единственным сыном главной ветви семьи Морисаки (не было никаких других молодых людей в его поколении), начал работать в агентстве два года назад. Он был ещё юным, поэтому люди его не опасались. Он не делал основную работу по сопровождению, обычно он наблюдал за всем издали и поддерживал напарников, используя свою позицию в полной мере для предотвращения нападений.

Когда агентство испытывало недостаток сотрудников, его вызывали, чтобы помочь, и неважно, было у него свободное время или нет (даже притом, что это было лишь подработкой), но уже некоторое время его не просили помогать. Сейчас Морисаки не интересовался практикой, в которой нет физического удовлетворения, он был более настроен на реальные бои, которые доказали бы его силу. Однако и сегодня он не получил задание.

Сняв жакет и отбросив его в сторону, Морисаки поймал наблюдавший за ним из зеркала взгляд расстроенного молодого человека.

Лицо принадлежало ему самому.

В голове прозвучало предупреждение Такигавы.

Морисаки понимал, что его текущее душевное состояние нельзя назвать «хорошим».

Пока он переодевался из школьной формы в повседневную одежду, в голове звенело предупреждение других людей. Следует отвлечься, сказал он себе, усилием воли подавляя плохое настроение.

◊ ◊ ◊

Хоть это и была спонтанная дневная прогулка, если бы он сейчас открыл свой коммуникатор, то мог бы немедленно найти четырех или пятерых товарищей.

Но всё же Морисаки решил пройтись по улицам один.

Небольшой CAD он оставил в переднем внутреннем кармане жилета, бросив остальное в рюкзак, перекинутый через плечо, и отправился в Кабинке в центр города.

Это место Морисаки выбрал случайно. Он приехал сюда без всякой цели, да и его излюбленным местом оно не являлось. Строго говоря, он, вероятно, просто хотел провести несколько часов в оживленном и в тоже время не слишком шумном месте.

С таким количеством парков эту область любила не только молодежь. Однако днем и к тому же в будний день больше всего здесь было юношей и девушек из старшей школы, которые наслаждались летними каникулами. Большинство из них носили легкую летнюю одежду.

Это несколько взбодрило Морисаки.

Даже во время летних каникул большинство учеников одевалось в соответствии со школьными правилами.

Ученики носили рубашки с длинными рукавами, ученицы под платьями носили леггинсы. Как правило, парни и девушки поверх носили жакеты. У их спортивных костюмов были длинные рукава и штанины, а девушки носили купальники, используемые для соревнований и покрывавшие всё ниже шеи. Однако у многих девушек была одежда с глубоким вырезом или открытыми плечами. Носить сандалии на босую ногу было совершенно естественно; как и мини-юбки и шорты, покрывающие минимум тела, не были чем-то из ряда вон выходящим.

Сам Морисаки был одет в цветастую рубашку с короткими рукавами с двумя расстёгнутыми верхними пуговицами. Однако он надел жилет, скрывавший CAD. Это и было самой неуместной деталью.

Окружающая молодежь не носила CAD. Кроме Морисаки не было ни одного парня, надевшего темный пиджак или жилет, и при этом он не заметил, чтобы девушки носили массивные браслеты.

Сейчас он не видел ни одного волшебника. Похоже, Морисаки только сейчас осознал правду, что волшебников крайне мало. Кроме того, он вдруг почувствовал, что горло пересохло.

«…Это, должно быть, потому что я утром много потел…»

Он рассудил, что это жажда.

Недалеко от того места, где он стоял, располагалось эстетически приятное кафе. Недолго думая, Морисаки к нему направился, без особого желания подтверждать свои мысли и сомнения.

Внутри небольшого кафе свободных мест не было.

Не имея других вариантов, Морисаки смог сесть только на террасе, закрытой от солнца зонтиком. Наружные кондиционеры не были редкостью, но это кафе не было ими оборудовано. Учитывая внешний облик маленькой бревенчатой хижины с белой мебелью из дерева, владелец кафе, возможно, был поклонником природы.

Некоторые могли бы посчитать стиль кафе «модным». Хотя на рынке и впрямь было подобное требование, оно полностью зависело от времени года. Это доказывало то, что терраса была полупустой.

Морисаки расположился в углу с чашкой кофе со льдом и лениво наблюдал за окружающей молодежью. Он полагал, что большинство из них — парни и девушки его возраста. По крайней мере половина из них были парами, а более чем девяносто процентов оставшихся передвигались группами. Меньше пяти процентов были одиночками как он (хотя по настроению он больше походил на уединившегося солдата, нежели на истинного одиночку).

Пока Морисаки наблюдал за окружающими людьми, его постепенно начали покидать негативные эмоции. Внезапно в его поле зрения попал силуэт молодой девушки.

Как и он, она была одна — большая редкость, учитывая, что она девушка. Она была одета в блузку без рукавов с высоким воротником и складчатую юбку до колен, а на босых ногах были сандалии; довольно нейтральный наряд, который не был ни кокетливым, ни приземленным.

Однако её внешность «приземленной» явно не была.

Восемь из десяти или даже девяти мужчин назвали бы её «красивой молодой девушкой» или «красавицей».

Если распустить «конский хвостик», который свисал спереди вдоль левого плеча, волосы будут ей до талии. Большие глаза, немножко приподнятые в уголках, при малейшем движении создавали впечатление большой кошки на охоте. И она больше походила на леопарда, нежели на тигра или льва. Лицо было чисто восточным, но цвет лица был белым, на европейский манер. Нет, не леопард, это был самый настоящий снежный барс (хотя, на самом деле мех снежного барса был ближе к серому, нежели к белому).

Она выглядела на два или три года старше Морисаки. Хотя черты лица у неё были довольно заметными, вокруг было много притягательных девушек с более эффектной внешностью. Морисаки заметил её из-за внешности, но уставился на неё по совершенно другой причине.

«Она… волшебник?»

Она не носила обычно заметного CAD в форме браслета. У неё в сумочке, может, и лежал CAD в форме пистолета, но проверить это было невозможно, если только не заглянуть внутрь. Внешне она никак не напоминала волшебника, но Морисаки инстинктивно опознал эту девушку как кого-то, связанного с магическим миром.

Она не заметила пристальный взгляд Морисаки, или сделала вид, что не заметила, когда проходила мимо кафе, в котором он сидел. Морисаки последовал за её фигурой глазами и заметил, что за ней наблюдает кто-то ещё.

И не с намерением пококетничать.

Поскольку он часто помогал семейному бизнесу в роли поддержки, «инстинкт» поднял тревогу. Её преследовали взгляды с «преступным намерением».

Через терминал на столе Морисаки оплатил счет и вышел из кафе, как будто ничего не произошло.

Она не заметила Морисаки из-за проявленной с его стороны осторожности. Он не был достаточно опытным, чтобы представлять собой «трудоголика», но это было самое близкое описание. По правде, то, что она была красивой молодой девушкой, сильно повлияло на его выбор.

Эта молодая девушка (хотя она была, вероятно, более взрослой, чем казалось), похоже, шла по каким-то делам: она прошла мимо парка и направилась к промышленным улицам.

Морисаки шел позади неё на благоразумном расстоянии, когда заметил, что пешеходов стало мало. Хотя эта дорога и шла от парка и других мест развлечения, скорость, с какой пешеходов становилось меньше, невозможно было объяснить простым совпадением.

Морисаки осознал, что это ненормально — как будто поработала какая-то неестественная сила.

Морисаки не был знаком с древней магией, но полагал, что даосизм или искусства оммёси должны быть в состоянии использовать технику, влияющую на подсознание людей, чтобы те избегали определенной области.

Другими словами, это работа волшебников. С того времени как Морисаки заметил девушку, она ни разу не показала признаков использования магии. Таким образом, Морисаки посчитал, что есть кто-то еще, чья магия затрагивает всех окружающих.

«Так какой же мотив избегать других людей?»

Это явно не случайность или оплошность. Вполне вероятно, что намечается похищение, ограбление или сексуальное домогательство. Морисаки не рассматривал вариант убийства средь бела дня, но в любом случае до добра это не доведет.

Следующий вопрос был в том, каким количеством людей располагает другая сторона. Основываясь на масштабе примененной магии, это не один и не два человека. Без четкого представления о силе противника, только дурак выберет прямое столкновение. Единственным решением оставалось ждать, пока противники начнут действовать, и напасть неожиданно со стороны, временно задержать «врага» и использовать эту возможность для того, чтобы вывести девушку со сцены.

Морисаки выбрал этот план действий.

Однако скорость, с которой обстановка становилась неконтролируемой превзошла его ожидания. Морисаки полагал, что злодеи — по крайней мере он их считал злодеями — будут ждать, пока девушка достигнет пустынного фабричного района, и только затем будут действовать.

Даже если было всего несколько человек в округе, улицы всё ещё были под наблюдением видеокамер. Морисаки был уверен, что злодеи не начнут действовать, пока девушка не дойдет до нового «Радужного Моста».

Тем не менее по воле случая — на дороге не оказалось ни транспортных средств, ни пешеходов — следившие за девушкой взгляды преобразились в людей, которые её окружали.

— Кто… Кто вы, парни?! — Закричала девушка на молчаливо приближающихся мужчин. Отреагировала она довольно спокойно. При таких обстоятельствах не было бы странным даже для мужчины испугаться и лишиться дара речи. Но поскольку девушка даже не заметила, что вокруг никого нет, она тоже, возможно, стала жертвой магии злодеев.

Морисаки удостоверился, что девушка не запаниковала, — иначе потребовалось бы изменить план, — спрятавшись за деревьями у тротуара, он поднял CAD. Стрельба из-за укрытия не была сильной стороной семьи Морисаки, но с объективной точки зрения, учитывая обычные обязанности Морисаки в качестве члена поддержки в охранном агентстве, он должен был лучше уметь нападать с флангов, нежели «Быстрым выхватом» при прямом столкновении.

Всего было шесть подозреваемых. Чтобы защитить девушку, нужно было победить их всех одним ударом.

По виску Морисаки покатился холодный пот. В какую-то секунду дыхание участилось и стало прерывистым. Восстановив дыхание усилием, Морисаки выбежал из-за деревьев.

Побежав к молодой девушке, он дважды нажал на спусковой крючок.

Он прыгнул вперед, когда увидел, что цели потянулись к жакетам, и, находясь в воздухе, повторно нажал на спусковой крючок.

Как правило, профессия «телохранителя» подразумевала охрану (даже побочный бизнес всё ещё считался профессией), но семья Морисаки развила магию, которая могла нейтрализовать цель одним ударом, не причинив серьезного вреда.

Он заставил цели двигаться назад и тут же придал ускорение вперед, чтобы свести на нет силу. Быстрым переключением магии Движений, включавшей два процесса, он встряхнул внутренние органы пяти целей, в особенности мозг, заставив тем самым их по одному потерять сознание.

Морисаки прицелился в шестую цель, и у него заколотилось сердце. Прямо перед глазами был глушитель — дуло оружия. Это был не CAD. Это было настоящее оружие — автоматический пистолет. Морисаки ожидал магической контратаки, но не ожидал, что у кого-то будет огнестрельное оружие.

Учитывая, что они использовали магию для очистки области, он предполагал, что атаковать они тоже будут магией. Он заранее приготовил контрмеры для магии, но не приготовил защиту от пуль. Блокировать магией пули или ускорить собственное тело времени не было.

Оставалось полагаться лишь на ноги. Морисаки ускорился, стремясь уйти с линии огня. Тем не менее он успел лишь приказать мышцам двигаться, как прозвучал характерный звук глушителя.

Но дуло оказалось нацеленным не на Морисаки. Девушка со стороны схватилась за руку стрелявшего. Морисаки нажал на спусковой крючок CAD. Когда шестой человек упал в обмороке на землю, девушку, казалось, потянули вниз, когда она села на дорогу.

— Вы можете стоять? — Морисаки подбежал к девушке и потянул её за руку, не дожидаясь ответа. — Нам лучше всего покинуть это место. Во всяком случае, давайте двигаться к станции. Кажется, эти парни не хотят быть замеченными.

Девушка и вправду оказалась стойкой. На неё напали, а у неё не было никаких признаков слез или истерики. Ответив Морисаки кивком, она схватилась за его руку и встала на ноги.

— Нам туда.

— Спасибо.

Взяв девушку за руку, Морисаки побежал к станции.

С сандалиями на каблуках не побегаешь, но Морисаки её не тянул, она бежала рядом (впрочем, это просто Морисаки побежал помедленнее).

Она ни разу не отпустила его руку.

Нежное касание этой изящной руки подстегнуло рыцарский дух в душе Морисаки.

◊ ◊ ◊

Когда они добежали до станции Ариакэ, Морисаки предложил покинуть район, но девушка покачала головой.

— У меня тут назначена важная встреча.

— Просто отправили бы электронное письмо…

— По ряду неотложных причин я не могу связаться с этим человеком, — девушка подняла глаза с немного растерянной улыбкой.

Эта очаровательная улыбка заставила Морисаки потерять и так слабый контроль над своей внутренней суматохой.

— Я очень благодарна, что вы спасли меня.

Девушка сделала вид, что не заметила его румянец.

Морисаки был благодарен за эту её заботу, которая в целом отличалась от его сверстников.

Обязательство мужчин перед красивыми девушками — или что-то подобное — разгорелось в сердце Морисаки ещё сильнее.

Вот почему ему было вдвойне трудно принять следующие слова девушки, пошедшие в разрез с его ожиданиями.

— Однако я думаю, что этого достаточно. Когда-нибудь в другой раз… когда-нибудь в другой день я обязательно отблагодарю. Если вам это удобно, не могли бы дать мне свои контактные данные?

На этом у девушки закончилась решимость.

Почувствовав что-то неладное, Морисаки напрягся, но когда заметил на лице девушки робкую улыбку, в него проникло иное беспокойство.

— Ах, простите меня. Меня зовут Лин Ричардсон. Я учусь в Калифорнии и сейчас путешествую. Пожалуйста, зовите меня Лин.

— Я Морисаки Сюн. — Морисаки был очень благодарен, что его голос остался спокойным. Хотя не похоже, что он осознавал, кому направлена эта благодарность. — Вы мне ничего не должны. В конце концов, Вы выручили меня ранее. К тому же… — Морисаки черпал мотивацию из долга, стараясь переключиться со своего возбужденного настроения (впрочем, достойнее всего будет сказать, что этот долг пришел от более романтичной мотивации). Не очень-то мудро оставаться недалеко от места засады, когда враг обладает численным превосходством. Они не должны были так спокойно разговаривать. — Я полагаю на этом инцидент не закончится. Вы не подозреваете, почему на вас могли напасть?

Видя, что оптимальное решение «бегства» она принимать не собирается, Морисаки пытался собрать больше информации, чтобы составить план действий. Например: кто враги, когда прибудет подкрепление и т.д. Обеспечение конфиденциальности тоже было одной из главных обязанностей телохранителя, но об этом не могло быть и речи, если информация жизненно важна для защиты заказчика.

— Я ужасно сожалею. Но я не могу это раскрыть.

Кроме того, невозможность получить всю необходимую информацию не была уважительной причиной для провала задания по защите.

— Неужели?.. Я понимаю. Я не буду вмешиваться в ваши личные дела, Лин-сан. Взамен могу я послужить для вас защитой до прибытия человека, назначившего вам встречу? — спросил Морисаки.

Лин широко раскрыла глаза.

— …Почему?

— У этой страны есть поговорка: воля и труд дивные всходы дают.

— Я о ней слышала.

Казалось, что Лин недовольна.

— Ясно, приношу свои извинения… — Морисаки неловко извинился, но это не означало, что он отступил. — Я случайно стал свидетелем попытки похищения Лин-сан. Наверное, это своего рода судьба.

По правде сказать, Морисаки сам не знал, почему так упрям в этом вопросе. Лин ясно дала понять, чего хочет. Она его не оттолкнула, но надеялась, что Морисаки оставит её в покое — очевидно, что она не хочет подвергать его опасности. Но, несмотря на это, Морисаки не был намерен отступать.

В общем, часть о «похищении» была лишь догадкой Морисаки. Может, Лин просто была богатой девушкой, которая ушла из дому, а этих типов за ней послали родители, чтобы вернуть домой. А если это и вправду была попытка «похищения», то это может быть связано с крупной преступностью и та группа лиц может принадлежать к преступной организации. Возможно, их даже послали, чтобы вернуть бывшего члена, решившего сбежать из организации. Что бы это ни было, но тот, кто посмел воспользоваться оружием без предупреждения средь бела дня, просто не может быть законопослушным гражданином. К такому выводу пришел Морисаки, вернее в одностороннем порядке заключил, что это так.

— …Вы ведь понимаете, что тут очень опасно? Вы не похожи на человека, который не может различить, где реальность, а где игра.

Немного затуманенных глаз Лин было не достаточно, чтобы охладить пыл Морисаки. Другой стороной были негодяи, которые охотились на хрупкую, беззащитную девушку. В таком случае было очевидно, какой стороне должен помочь Морисаки, по крайней мере это ему подсказывало сердце.

— Лин-сан, вы находитесь в намного большей опасности, нежели я. Я не совру и не преувеличу, сказав, что правоохранительные органы этой страны довольно хорошо справляются со своими обязанностями, но уровень преступности не нулевой. Это особенно верно для полицейских-волшебников, разбирающихся с магическими преступлениями, где скорость реакции практически летаргическая.

— То же самое можно сказать о любой стране, — озорно усмехнулась Лин, пытаясь отклонить его утверждение. Но Морисаки не был глупцом.

— Вот поэтому я полагаю, что Лин-сан необходимо сопровождение.

— …И вы доброволец? — задала она наводящий вопрос.

С абсолютно серьезным выражением на лице Морисаки кивнул в знак согласия.

— Не судите книгу по обложке. У меня за плечами два года опыта в роли сопровождения.

— …Разве вы не ученик старшей школы?

— Я учусь на первом году в старшей школе при университете магии. Однако семейный бизнес включает охранное агентство.

— Вас зовут Морисаки… так вы член семьи Морисаки? — Вплоть до этого времени Лин слушала без особого энтузиазма, но наконец утвердительно кивнула. Вместе с тем, это подразумевало, что Лин принадлежит к социальной группе, которая хорошо знакома с сопровождением. — Но у меня нет при себе денег.

— Я здесь не для того, чтобы говорить о работе. Я просто не хочу притворяться, что ничего не вижу.

— Какой вы джентльмен, — Лин чуточку рассмеялась, заставляя Морисаки смущенно отвести взгляд. — Я поняла. Раз вы так обо мне волнуетесь, тогда я полагаюсь на вас.

— …Пожалуйста, предоставьте это мне.

Став серьезной, Лин зафиксировала взгляд на Морисаки, на что тот ответил кивком, будто бы ему оказана большая честь.

— Тогда сейчас самое подходящее время, могу ли я попросить об услуге?

— Какой?

Телохранители — не дворецкие, но чтобы эффективно выполнять свои обязанности, было очень важно наладить связь с нанимателем. Пока требование не было слишком смешным и не затрагивало задание по охране, было необходимо угождать нанимателю. Это было одним из основных правил телохранителей на востоке и на западе, хотя на востоке могло немного отличаться. Морисаки не имел понятия, какой будет просьба, поэтому немножко занервничал. Прежде чем продолжить, Лин очаровательно улыбнулась.

— Пожалуйста, зовите меня Лин. В следующий раз, когда вы назовете меня «Лин-сан», это будет основанием для немедленного увольнения.

◊ ◊ ◊

— …Так Лин не волшебница?

— Да, хотя я не знаю, как Сюн пришел к такому заключению… — Лин смущенно улыбнулась. По сравнению с Морисаки, который изо всех сил пытался снизить свою тревогу и всё ещё говорил жестким голосом, Лин свободно назвала Морисаки «Сюном» и дружески его обняла.

Так это и есть самообладание, приходящее со зрелостью? Подумал Морисаки, взглянув Лин в лицо. Он считал её красивой молодой девушкой. Как правило, издали человек выглядит красивее, но в её случае с близкого расстояния она казалась такой же красивой, или даже красивее. Может, это просто потому, что она использует множество разных выражений лица, которые ещё ни разу не повторялись, сделал вывод Морисаки на основе своего небольшого жизненного опыта.

— Ах, может, дело в этом? — сказала Лин и потянула за своё ожерелье на груди.

Она не застегнула верхнюю пуговицу платья, и её ложбинка затанцевала у него перед глазами. От этой сцены сердце Морисаки заколотилось, и кровь прилила к лицу, но казалось, Лин этого совершенно не заметила.

— Что это?

— Волшебный талисман.

— Э?

— Волшебный талисман. Когда я его надеваю, он уменьшает внимание со стороны других людей. Он был создан во времена, когда по множеству причин похищения происходили часто, и был обработан защитным заклинанием, которое не дает преступникам на тебя нацелиться… Это настоящий артефакт.

Современную магию создали исследованием и систематизацией древней магии. В этом плане Морисаки знал, что среди объектов, называемых волшебными талисманами, есть много «артефактов», которые фактически могут испускать магический эффект.

С другой стороны, также было верно и то, что фальшивок, простых украшений, было в десятки раз больше чем истинных «артефактов». Учитывая, что Морисаки был молодым волшебником, который сосредоточился исключительно на современной магии, неудивительно, что он относился с подозрением к таким объектам как «волшебные талисманы».

Однако сейчас он не сомневался в словах Лин. Похоже, её улыбка рассеяла скептицизм, возникший у него в голове. Поэтому у Морисаки возник совсем иной вопрос.

— Ты не волшебник, но носишь волшебный талисман? — спросил он с совершенно невозмутимым лицом. Лин вдруг заволновалась.

— Эм… ну, его дал мне друг, чтобы «отгонять сталкеров».

— Сталкеры… Так ты сталкивалась с чем-то подобным в прошлом?

— Мм… ну, отчасти.

— Тогда те типы?.. Нет, я ведь сказал, что не буду любопытствовать. Извини.

Вежливый Морисаки воздержался от дальнейших расспросов, Лин незаметно вздохнула с облегчением.

— …Но, кажется, против подобных людей талисман больше не работает.

Внимание Морисаки вернулось к ранее напавшим.

Его прилежный характер сейчас спас Лин.

— …И он неэффективен против Сюна. Волшебники просто особенные?

Морисаки не думал, что вопрос пойдет в этом направлении. Раньше он, вероятно, кивнул бы в знак согласия, выпятив грудь.

Он считал себя особенным. Его статус волшебника был источником большой гордости, и он был уверен, что даже среди сверстников он особо талантливый волшебник. Хотя итоги прошедшего Турнира девяти школ и пошли вразрез с его ожиданиями, он верил, что если бы другая команда предательски не нарушила правила, он, в отличие от того стратега, добился бы подобающих результатов, не полагаясь ни на какие уловки.

Однако нынешний Морисаки почему-то не мог согласиться со словами Лин.

— …Не думаю, что есть большая разница, так как магия, в конце концов, — способность человека. Волшебный талисман Лин — предмет, позволяющий людям использовать магические силы. В таком случае он не особо отличается от способностей волшебника.

— Гм… когда ты так говоришь, в этом есть смысл. Волшебники точно такие же люди, как и мы.

Лин не осознавала, что своими словами разделила «волшебников» и «не волшебников» на две разные расы. К счастью, Морисаки пропустил этот нюанс.

Морисаки настаивал, что следует избегать малолюдных мест, так что они в конечном счете провели время в ресторанчике перед станцией, ожидая, пока человек, с которым должна была встретиться Лин, не выйдет на связь. Разговор всегда начинала Лин, Морисаки в основном только с ней соглашался, но никто не думал, что плохо провел время.

Как Морисаки и ожидал, они больше не заметили подозрительных личностей. Однако иногда он чувствовал ауры, которые издали и с разных сторон за ними наблюдают.

Вдруг лицо Лин с беспокойством напряглось — под вопросительным взглядом Морисаки она вытащила информационный терминал. Видимо, это её знакомый прислал электронное сообщение.

Но почему же она напряглась, а не расслабилась, когда человек, которого они ждали, вышел на связь? Морисаки был сильно сбит с толку.

Может, этот человек один из «врагов» Лин? Морисаки надеялся, что Лин хотя бы это ему объяснит, или, возможно, признается.

— Прямо под Радужным мостом, — напряженно говорила Лин, — меня заберет лодка.

— …Вперед.

Прямо под Радужным мостом — видимо, это площадка рядом с основанием моста. В обычный рабочий день это место наполнено прохожими. Морисаки призвал Лин встать, и протянул руку к терминалу, установленному на поверхности стола.

Однако Лин его на волосок опередила и первой поместила свою карту на терминал.

— Ученик старший школы, а ещё смеет оплачивать счет более взрослой женщины. Слишком. Наглый. — Произнося каждое слово, Лин тыкала указательным пальцем в лоб Морисаки, заставляя его заливаться сильным румянцем.

До этого напряженное выражение лица Лин сменилось сдержанной улыбкой.

Было бы быстрее пойти по главной дороге, но Морисаки сознательно выбрал окольную дорогу, идущую через парк. Он полагал, что магию, примененную ранее к пешеходам и транспорту, будет намного сложнее использовать в парке, где большинство людей остаются на месте, по сравнению с потоком людей и транспорта на улицах.

Он не задумывался, что это увеличило время, которое он провел с Лин. По крайней мере, его поверхностные мысли не заходили в эту область.

Морисаки также попросил, чтоб она положила своё ожерелье в сумочку. В нынешних условиях, заклинания, которые отводят внимание других людей, достигнут противоположного эффекта.

Логически говоря, мысль была хорошей. Однако, к сожалению, это принесло им неожиданную трудность. Перед Морисаки и Лин возникла человеческая стена. Достаточно массивная, чтобы поймать штрафной удар профессионального футболиста. Увы, по одежде, ауре и прочих признаках эти люди были очень далеки от спортсменов. Проще говоря, они больше походили на хулиганов.

Хотя тут и там встречались некоторые различия, большинство из них носило похожую одежду: кожаный жакет на голую кожу, металлические браслеты на запястьях и локтях.

Их жилеты напоминали кожу ящерицы, поверхностная структура которой отражала металлические чешуйки, такая одежда была популярна три года назад среди «небольших банд». По сравнению с обычными пуленепробиваемыми и антипроникающими волокнами, этот композитный материал сделал гигантский шаг вперед в защите и ударопрочности. Однако он очень плохо пропускал воздух — не то что летом, даже зимой под теплой одеждой носить его заставило бы вас потеть как лошадь, так что этот продукт считался неудачным. Подавляющее большинство парней перед ними оставило жилеты расстегнутыми, хотя даже жилеты без рукавов были и впрямь довольно теплыми. А раз это не способствует защите от ударов или выстрелов, можно сделать лишь один вывод — это дань моде прошлого, которая была стильной, но непрактичной.

Металлические браслеты вокруг запястий использовали EMS — усилители мышц, стимулирующие их электрическим током. Учебные устройства, использующие EMS, существовали ещё в 1960-х, но сейчас были введены другие электрические токи, чтобы успешно поднять скорость сокращения мышц. Эти браслеты обычно использовались в лечебных целях в период восстановления, но также могли использоваться для увеличения силы удара, делая их популярным средством среди уличных бойцов.

Несколько парней носили AR очки — очки дополненной реальности. На металлических дужках очков были установлены разнообразные датчики, среди которых были и световые датчики. Как правило, такие датчики излучали направленный сигнал, как только цель входила в пределы определенного расстояния, но это было чем-то, чем не мог обладать случайный человек. В общем, вероятно, это тоже было данью моде.

Этот военный стиль, подчеркивающий физический вид, был верным признаком преступной банды, которые стилизовали себя под «Бойцовский клуб». Остановив двух людей, группа парней ни на миг не прекращала искоса на них смотреть.

Не произнося ни слова.

Морисаки обхватил Лин рукой за плечо, стремясь продолжить идти.

Несколько человек по-волчьи засвистели.

Человеческая стена переместилась с удивительным уровнем организации, окружив двоих человеческим забором.

— …Мы торопимся, пожалуйста, дайте пройти.

— Ах ха, пожалуйста, не говорите так. Может, поиграем вместе?

— Да, да, по сравнению с этим малышом, мы знаем, что такое настоящие забавы.

Лин стремилась мирно разрешить конфликт, но парни только сжали кольцо, издавая отвратительные, неприятные на слух звуки.

— Мы и вправду спешим…

— Бесполезно, эти парни никогда не собирались нас слушать. — Морисаки остановил Лин, которая продолжала пытаться их убедить.

— Хо хо, говоришь как большой человек.

— Хотя верно, мы тут не для того, чтобы разговаривать.

Они грубо рассмеялись.

— Малыш, перейдем сразу к делу.

— Оставь её тут и можешь идти. Давай, проваливай!

Вперед вышел парень и, сменив тон с дружеского на угрожающий, заговорил. Видно, это был лидер банды. Он был на голову выше Морисаки. Одет был в футболку без рукавов, — они, похоже, были оторваны, — показывая пару толстых перекатывающихся бицепсов. Руки от кисти до плеча были покрыты серебряным геометрическим узором, который служил для той же самой цели, что и усилители, повышающие скорость сокращения мышц (хотя результат был сомнительный). Смуглая талия и крепкие бедра — просто так такое телосложение не получишь.

Он угрожающе посмотрел на Морисаки. А тот лишь ухмыльнулся.

— Что тут смешного?.. — низким тоном спросил парень. Вечерело, поэтому он выглядел еще более угрожающим.

— Ничего, простите мои манеры, — однако Морисаки продолжал насмешливо ухмыляться, отвечая язвительно. — Я мог бы понять, будь это Сибуя или Икэбукуро, но я никогда не думал, что смогу натолкнуться на исчезающий вид в Ариакэ.

— …Какой захватывающий парень.

— Одного удара горячим воздухом вам будет достаточно? Просто мы спешим, может, дадите пройти?

— …Кажись, тебе следует преподать урок.

Парень перенес вес на кончики пальцев ног. Видя это, Морисаки немного отвел правое плечо назад.

Жилет, переместившись вперед, немного открылся.

— Такаши-нии, этот парень — волшебник! — выкрикнул молодой парень справа от Морисаки.

Движение, должно быть, показало рукоять CAD, который находился в скрытой кобуре.

Круг, обступавший двоих, немного расширился. Все, кроме одного явного исключения, испугались.

— Бояться нечего! — Это исключение, «Такаши», их лидер, призвал товарищей вперед. — Волшебник, я кое-что знаю. — Уголки его губ театрально искривились, когда он посмотрел сверху вниз на Морисаки. Это не походило на браваду, так что, наверное, он заслужил крошечную похвалу. — Твоя магия находится на том же уровне, что и оружие, верно? Тебя задержат и арестуют, если используешь магию на невооруженном человеке, верно?

Морисаки молча посмотрел на парня.

Парень с удовольствием продолжил:

— Волшебник, который не может использовать магию, — не более чем деревянная кукла. Как думаешь, до чего тебя доведет какой-то там горячий воздух? Ах ха хаха! — разразился он глупым смехом.

Морисаки вернул свою беспощадную улыбку.

— Вы и так вымирающий вид, смелости хоть хватит это проверить?

— …Что ты сказал?

— Я сказал: хотите проверить, являемся ли мы, волшебники, без магии не более чем деревянной куклой, показной негодяй.

— Ха… Эй, никто из вас не вмешивается.

Лидер исчезающего вида, стилизовавшего себя под «Бойцовский клуб», сменил до этого беспорядочное выражение лица на нормальное (но всё равно такое же уродливое). Он поднял кулаки и расставил ноги, понизив центр тяжести, тем самым принимая боевую стойку.

Видя это, Морисаки также убрал с лица насмешливую ухмылку и позволил рюкзаку соскользнуть с плеча. Поднял оба кулака перед лицом и начал слегка припрыгивать на месте.

— Потанцуем, деревянная кукла.

— Отлично, мелкие подонки. Сами напросились. Вы пожалеете, что родились в этом мире.

— Ты просто мальчишка, но… смеешь дерзить!

Это предположение послужило началом схватки. Словно хлыст, тот ударил с разворота ногой по лицу Морисаки. Уклониться назад он не мог — сзади стояла Лин. Вместо этого он опустил голову и нырнул ниже ноги. «Такаши» ловко остановил ногу и послал её вниз, к голове Морисаки. Это было не просто чуть смещенное продолжение удара с разворота, это был «рубящий удар» сверху вниз.

Морисаки поднялся — прямо на удар, но в последнюю секунду уклонился.

Противник изменился в лице. Как только нога коснулась земли, он тут же ударил кулаком.

Морисаки отклонил его одной рукой.

Прямой удар ногой, удар рукой в корпус, удар ногой в корпус, подсечка, удар локтем с разворота… комбинация быстрых ударов показывала, что этот парень горазд не только говорить и его движения не просто простые имитации. По этим движениям было видно, что он, вероятно, прошел полный учебный курс каратэ от мастера.

Однако все его удары Морисаки избегал или нейтрализовал.

На лице «Такаши» начало проявляться беспокойство. Он стремился решить поединок за один удар, и послал дальний хук в подбородок Морисаки. И тем самым открылся. Морисаки не собирался упускать эту возможность.

Сделав шаг вперед, он внезапно ударил слева по лицу «Такаши». Хотя сила удара была не как у «внезапного удара левой», а как у прямого, сильного удара правой.

Если кулаки недостаточно тренированы, сильным ударом можно легко повредить собственную руку, но Морисаки не колебался и правой ладонью ударил открывшегося противника.

«Такаши» дрогнул и упал на землю. Он крайне изумился — его двумя ударами повалил на землю тот, кто на голову ниже него самого.

Морисаки насмешливо улыбнулся парню, смотревшему на него снизу вверх с написанным на лице «неверием».

— Это было чертовски медленно. Такая скорость могла бы помочь в уличной драке, но против нас, боевых волшебников, у вас нет даже шанса.

Другой молодой человек, вероятно, не смог понять, что сказал Морисаки. Он был неспособен принять действительность, в которой волшебник, полностью положившийся на читерскую способность — «магию», каким-то образом владеет большей физическою силой, нежели такой как он, прошедший строгую тренировку.

В системной магии есть Четыре Великие Системы и Восемь Главных Типов, один из которых — магия Скорости. Этой магией можно ускорить или замедлить не только объект, но и самого волшебника.

Волшебник, применяющий магию скорости на себе, обычно привыкает действовать в верхних пределах скоростей, которые способны обработать чувства. Люди без магии не могут даже постигнуть такую скорость. По правде, скорость, которую испытывают профессиональные гонщики на трассе, это скорость, с которой волшебники часто сталкиваются в школе, на практических занятиях вне школы, на соревнованиях и в бою. Удары, которые профессиональные бойцы посчитали бы быстрыми, были в их сознании медленными.

Морисаки поднял рюкзак и взял Лин за руку.

Он не желал продолжать иметь дело с «вымирающим видом», который отказывается принимать действительность. Кроме того, хоть они и не потратили много времени, они ведь пошли по более длинному пути.

Тем не менее Лин быстро оттолкнула руку Морисаки. Перед его удивленным взглядом стояла Лин, которая, как ему казалось, удивилась собственным действиям. Разум застыл, как и их руки и ноги, казалось застыло само время.

Видя, что Морисаки замер, парни потянули руки к Лин, вместо того чтобы атаковать его.

Схватить её за руку, притянуть к себе и после приставить нож ей к горлу — вероятно, таким был план их действий. Однако эта отчаянная уловка устарела ещё тогда, когда они попытались потянуть Лин за руку.

Глубоко укоренившиеся в подсознании формы поведения преодолели оцепенение мозга и заставили Морисаки рефлекторно начать действовать. Плавным движением, как текучая вода, он достал из плечевой кобуры CAD. К тому времени как он прицелился, CAD уже вышел из режима ожидания. Морисаки колебался использовать магию лишь миллисекунды.

Он поразил их всех в голову — они упали на землю. Некоторые из них упали на нежную часть тела, и у них началось кровотечение, но «рефлекс» Морисаки не остановился.

К тому времени как Морисаки взял себя в руки, остались стоять только он и она.

И еще один человек.

Парень, который, казалось, приклеился к земле, не потерял сознание.

Морисаки бросил на молодого человека бесчувственный взгляд, такой, который не пробудил в нем чувств.

— Т… проклятый монстр! Не приближайся! Не приближайся!

Парень, оставаясь лежать ничком, протянул руку в один из карманов, затем что-то вытащил и бросил.

Видя, что открытый выкидной нож отлетел в безопасном направлении, Морисаки еще раз протянул руку к Лин.

На сей раз Лин схватила его руку.

◊ ◊ ◊

И так они двое тихо добежали рука об руку к месту встречи, где должна была ждать лодка.

По дороге больше не было никаких препятствий. Как приличествует береговой части парка, тут было много пар. Многие останавливали взгляд на двух людях, вокруг которых была иная атмосфера, но тут же отводили глаза в сторону, как будто это не их дело.

Лин стала на небольшой причал для паромов и посмотрела в море. Как и следовало ожидать, здесь они отпустили руки.

— …Сюн. — После долгого молчания Лин мягко обратилась к Морисаки.

— Что такое, Лин?

Лин не отрывала взгляда от моря и не поворачивала голову.

— Волшебники… жаждут сражаться?

Лин не смотрела Морисаки в лицо и убедилась, что он тоже не видит её лица.

— Лин?

— Волшебники… жаждут сражаться? Им нравиться причинять боль другим? Они жаждут опасности? Они желают показать способности, которыми не обладают остальные люди?

Голос Лин был немного повышенным, производя на Морисаки впечатление, что она делает ему выговор.

— …Ты расстроена?

— Я не расстроена! Я разъярена!

В общем, она расстроена, правда? На эту мысль наткнулся ум Морисаки, но он был не достаточно спокоен, чтобы парировать.

Когда Лин к нему повернулась, её глаза были полны слез.

— …Не то чтобы волшебники жаждут сражаться. По крайней мере мне не нравиться причинять боль другим.

Выражение Лин и слезы, угрожающие переполнить её глаза, сильно давили на Морисаки.

— Тогда почему ты дрался?

— Потому что с такими людьми не договоришься!

Но у Морисаки были свои причины. Он не думал, что принял ошибочное решение. Возможно, было ещё какое-то другое, лучшее решение, но Морисаки полагал, что справился довольно хорошо.

— Тогда мы просто могли бы убежать! Не было необходимости всех их бить, нужно было просто сбежать с помощью магии! У нас также была возможность позвать на помощь. Не думаю, что драка была единственным вариантом.

— Это… — Морисаки не знал что сказать, потому что понимал: в словах Лин есть смысл. Но… — Возможно, тогда мы и могли убежать. Однако те ребята могли позвать больше товарищей. К тому же те типы, что напали в самом начале, тоже могли появиться, мы ведь не могли знать всё наверняка. Не было никакой необходимости в ненужном риске. Так что как только представилась возможность разгромить врага — её нужно использовать. — Но какими бы слова Лин ни были, он не собирался отступать.

— Почему ты думаешь только о сражении! Почему все, кто не с нами — против нас?!

— Волшебники не супергерои! Мы не в телевизионной драме, где есть логическое решение всему!

Этот принцип, наряду с основными принципами работы телохранителя, вбил в Морисаки дядя, который был ему самым близким по возрасту.

Волшебники не супергерои.

У волшебников нет власти делать то, что им захочется.

Так что без колебаний нажимай на спусковой крючок.

Спокойно проводи различие между врагом и союзником.

Техники семьи Морисаки и Морисаки Сюна в частности не были достаточно сильны, чтобы наверняка спасти подзащитного после того, как противник начал наступление.

— …Я не могу проявлять милосердие к врагам. Я не настолько силен. — Морисаки стиснул зубы. У него на лице было страдальческое выражение.

— Сюн… — Когда Лин увидела его таким, бурные эмоции у неё в глазах поутихли. С теплым выражением на лице она потянулась к Морисаки и взяла его за руку.

— Лин… — пробормотал он, позволив Лин схватить его за руку и не встречаясь с ней взглядом. — Ты тоже думаешь… что волшебники — монстры? Ты считаешь, что волшебники — монстры, которые владеют сверхчеловеческой силой? Что волшебники способны исполнить любое желание как Бог из машины?

— Сюн…

— Волшебники… такие же люди.

— Сюн… ты боишься сражаться?

— …Я в ужасе. Что бы это ни было: оружие, ножи, кулаки, магия… я всего этого боюсь.

— Тогда почему ты сражаешься? Ты ученик старшей школы, так почему же берешься за опасное задание телохранителя?

— Потому что… я считаю, что обладаю силой, с которой я родился, чтобы нести…

— Сюн, я не думаю, что ты должен подвергать себя опасности только потому, что ты волшебник или потому, что ты владеешь магией. Так как ты напуган, почему ты просто не остановишься?.. Волшебники — такие же люди, правильно?

Выражение на лице Морисами было неуверенным. Ужас и надежда перемешались в смятении.

С заботливой улыбкой Лин продолжала наблюдать за Морисаки.

Среди всех пар в этой области их действия не особо выделялись.

Однако, на основе того, что должно было случиться, эти двое слишком сосредоточились на разговоре.

Лин первой заметила неладное.

— Сюн… разве это не странно?

— Лин?

— У меня такое чувство, что уже некоторое время на нас никто не смотрит…

Если бы эту фразу сказал кто из сверстников Морисаки, то он объяснил бы это как «обладающий чрезмерным самосознанием». Однако если эти слова скажет такая красавица как Лин, у них будет совершенно иное значение.

— Лин ты ведь не надела то ожерелье, да?

— Ах? Да… Вот почему это так странно. Я точно его не использую, но у меня такое чувство, будто я его надела…

— Лин извини.

— Ах!

Морисаки внезапно прижал Лин к груди. И в то же время быстро осмотрел окрестности. Даже когда он повел себя так возмутительно (в его глазах), никто не обратил ни малейшего внимания. Никто даже не посмотрел на них.

Морисаки отпустил Лин и начал искать следы магии. Хотя с уверенностью это сказать было нельзя, но их точно окружала какая-то аура.

— Что это? Что происходит?

— Тихо!

Морисаки опустил рюкзак, вытащил изнутри массивный браслет и надел его на левое запястье.

Затем он вытащил пустую кобуру и повесил её с правой стороны талии, у кармана.

Полностью отказавшись от «сдержанного» подхода, он готовился к сражению.

Как по команде, материализовались мужчины в черных как смоль костюмах и темных солнцезащитных очках, наполовину окружив Морисаки и Лин. Будто бы они вышли прямо из городских легенд о Людях в чёрном.

Морисаки стиснул зубы.

Он должен был это предугадать — враг будет использовать магию психического вмешательства.

«…Сожалеть будем позже!» — воодушевил себя Морисаки.

Один из людей в чёрном вышел вперед. Пристальный взгляд, скрытый за темными очками, был направлен не на Лин, а на Морисаки.

— …Мы из разведывательного департамента JSDF. — С этими словами мужчина вытащил черное удостоверение. Он открыл его и показал Морисаки.

Там и вправду был знак отдела внутренних дел разведывательного департамента, что подтверждалось специальной печатью, которая изменяла цвет и форму в зависимости от преломления света. Морисаки знал, что у этой печати гипнотический эффект, потому он, подтвердив её подлинность, тут же отвел глаза.

Уголки рта мужчины дернулись вверх, когда он положил удостоверение в нагрудный карман.

— Мы возьмем на себя ответственность за охрану мисс Ричардсон. Всё, что здесь происходит, — официальное дело, поэтому, пожалуйста, немедленно уйдите.

Морисаки почти что кивнул в ответ, но увидел, что стоявшая сзади Лин так схватила его за жилет, что у неё аж побелели костяшки пальцев.

— Лин, ты пойдешь с ними? — спросил он.

Лин яростно покачала головой.

Морисаки перевел взгляд вперед и пристально посмотрел в глаза человеку в чёрном — или, точнее, в его солнцезащитные очки.

— Позвольте мне отказаться.

Его слова не оставляли возможности для неверной трактовки.

— Я уже сказал, это официальное дело…

— Это ведь задание по охране? В таком случае вы не имеете никакого права отвергать решение охраняемого человека и воплощать в жизнь собственное желание. Или у вас есть ордер? Конечно, не то чтобы «внутренние органы» не имеют права совершать задержание.

Человек в черном улыбнулся, будто говоря: «ты не оставил нам выбора», — затем повернулся к своим товарищам. Это послужило сигналом. Из рукавов мужчин высунулись пистолетные дула.

Обняв Лин за талию левой рукой, Морисаки правой рукой нажал клавиши на браслете и прыгнул к воде.

Лин пронзительно закричала.

С криком смешался звук выстрела сжатого воздуха — полетели тонкие иглы. Дротики из транквилизаторных винтовок прошли выше их двоих, успевших метнуться в сторону. В воздухе Морисаки активировал магию Движения. Они остановились как раз у воды, затем прыгнули на следующий пирс.

Морисаки отпустил Лин, и та опустилась на одно колено, затем он принял положение для стрельбы и перевел браслет в режим ожидания.

В следующий миг он вытащил из плечевой кобуры CAD в форме пистолета. Когда они были окружены, он насчитал восемь врагов. Двое из которых были волшебниками.

Ему было уже всё равно, кто они. Его голову занимала лишь одна мысль — защитить девушку. Он даже не задумывался о бегстве. Страх сражения уже поблек. И он не боялся, что на него смотрят ужасающими глазами. Он победит врага, чтобы защитить других. Это былая единственная мысль у него в голове.

Прежде всего, Морисаки намеревался вывести из строя вражеских волшебников, он дважды нажал на спусковой крючок.

Послышался один глубокий стон.

Подтвердив результат, он увидел, как один из волшебников упал, а второй отразил удар.

Морисаки видел, что вражеский волшебник нажимает пальцами кнопки CAD.

Он также видел, что на него нацелено дуло транквилизаторных винтовок.

Отточенным движением Морисаки вернул CAD в форме пистолета в кобуру на талии и активировал CAD в форме браслета.

Он почувствовал на себе, как начинает действовать вражеская магия Ускорений.

Однако Морисаки проигнорировал эту магию.

Он вызвал последовательно активации магии Движений с эффектом на площади. Морисаки применил магию «Неподвижности» и поймал приближающиеся иглы, запущенные сжатым воздухом.

На него ринулась горизонтальная магия Скорости.

Его ноги оторвались от земли, и он полетел в воду.

Лин повернулась верхней частью тела и крикнула: «Морисаки».

Люди в черном поспешили к ней.

Из воды высунулся «пистолет».

Морисаки успел сделать вдох, поэтому сумел выплыть из воды и, держа в правой руке CAD в форме пистолета, прицелился в волшебника, стоявшего во вражеском тылу.

Активировалась магия. Вражеский волшебник был застигнут врасплох внезапным нападением Морисаки и упал без сознания.

Вслед за этим Морисаки еще раз переключил специализированный CAD в руке в режим ожидания и активировал CAD общего типа. Он погрузился в воду, работая с цифровой клавиатурой, и активировал магию Скорости.

Морисаки выпрыгнул из воды так, что дельфин позеленел бы от зависти, нет, так, что даже дельфин не смог бы повторить.

Его правое запястье было поверх левой руки, когда он таким способом нацеливал специализированный CAD на противника, одновременно выключая общий CAD. Перенаправив Псионы в специализированный CAD, Морисаки в воздухе нажал на спусковой крючок шесть раз.

Он не смог полностью нейтрализовать свою скорость падения, при контакте с бетоном ему пришлось сразу же перекатиться.

Когда он коснулся земли, все люди в чёрном упали в обмороке.

◊ ◊ ◊

— Сюн, Сюн! Ты в порядке? — Лин опустилась на колени рядом с Морисаки, когда тот распростерся на земле, и отчаянно взывала к нему.

— В порядке. — Морисаки открыл глаза и кивнул. Оставаясь в прежнем положении, он восстановил дыхание, затем сел.

— Оу! — Однако, попытавшись встать, он тут же упал на одно колено.

— Сюн?

— Ничего… просто потянул лодыжку, — ответил он и у него на лбу проступил холодный пот.

Лин оглянулось вокруг, ища помощи. Магия психического вмешательства, не дававшая посторонним их замечать, была уже отключена. Издали на них смотрели многие туристы и пары на свидании. Они тревожно наблюдали за ними с безопасного расстояния. Взгляды были сосредоточены на левой руке Морисаки. На CAD в форме браслета, который обозначал его статус волшебника.

Лин знала, что люди вокруг перешептываются между собой. Ни один человек к ним не приближался.

Морисаки сдался пытаться встать и сел, вытянув ноги.

— Лин, это твоя лодка прибыла?

— Э? Ах… думаю, это она.

— Ясно…

Приближалось небольшое судно. Это была быстроходная лодка с небольшой посадкой в воде, которую можно было использовать как на реке, так и в море.

— Извини, это всё из-за меня…

Поникшей Лин Морисаки ответил: «Об этом не беспокойся».

— Забудь об этом, ты ведь осталась в целости и сохранности, Лин. Я наконец могу расслабиться, я сдержал своё обещание.

Это была не бравада, а искреннее удовлетворение, исходившее от сердца.

— Почему?..

— И вправду почему… — Морисаки использовал ответ, который не был ответом, чтобы ответить на вопрос Лин, который не был вопросом. — Наверное, как ты тогда и сказала, Лин. — Тем не менее, даже если вопрос был неполным, Морисаки в основном понял, что хотела спросить Лин. — Наша магия — это инструмент, разработанный для боя… мы, волшебники, созданы с этим в нашем сердце, так что, наверное, у нас и вправду есть жажда сражений, мы только инструменты для битвы.

Своим монологом Морисаки, казалось, полностью оставил чувство собственного Я, глаза Лин наполнились слезами.

— Я сожалею, Сюн, мне очень жаль… — Лин опустила голову, начала извиняться и разрыдалась.

— Лин? Почему ты извиняешься? Почему ты плачешь?.. — спросил сбитый с толку Морисаки, но его разум был спокоен и умиротворён настолько, что даже он поразился.

— Извини. Я сказала что-то настолько ужасное, прости…

— Лин?

Морисаки был изумлен.

Он понятия не имел, что сказать. И понятия не имел, что делать. К сожалению, вплоть до этого времени никто никогда не учил его, что делать в таких обстоятельствах.

— Не называй себя инструментом. Сюн, ты защищал меня, невзирая на опасность. По сравнению с теми, кто только наблюдает за страданиями других, не шевеля и пальцем, ты куда гуманнее.

Морисаки удалось соединить слова Лин, шедшие между всхлипываниями…

…и его сердце переполнила гордость.

— Я… мне стыдно за себя. Просто тогда я походила на тех людей, я чувствовала в сердце, что волшебники отвратительные и отличные от меня существа. Вот почему… Сюн… прости…

— Не слишком об этом беспокойся, — ровно сказал Морисаки. Больше чем сами по себе слова, его спокойствие помогло приободрить Лин и заставило её поднять голову. — Я очень рад, что сумел тебе помочь, Лин. Для меня сегодняшний день был очень важен.

Так же, как Морисаки не имел понятия, что скрывает Лин, Лин не знала о внутренней борьбе Морисаки.

Перед озадаченной Лин, Морисаки показал веселую улыбку.

— Лин, лодка здесь.

Слова Морисаки заставили Лин повернуться.

Как он и сказал, маленькое судно причалило. Двое мужчин, одетые в костюмы, глубоко поклонились Лин.

— Лин, пожалуйста, иди. Я тут ещё чуть-чуть посижу и буду в порядке.

— Да, но…

— Иди. Они могут позже напасть снова.

— …Я знаю. Сюн, большое спасибо.

Не было никакого поцелуя на прощание.

Сказать, что не было никаких туманных ожиданий, будет ложью, но то, что не было развития в том направлении, может было и к лучшему. Эта воплощенная «реальность» не потускнеет. Морисаки не заставлял себя так думать, это были его истинные чувства.

Он испытывал лишь одно сожаление — что он мог только сидеть и наблюдать, как она уходит.

Лин помахала из лодки, на что в ответ Морисаки поднял руку, так и оставаясь сидеть.

Это было немного бестактно, но Морисаки чувствовал, что это, вероятно, больше походит на его стиль.

◊ ◊ ◊

— Мейлин-сама, слава Богу, вы в порядке.

— Да, потому что тот молодой человек меня спас.

На борту судна, оставившего береговую линию, Лин приняла совершенно другое, холодное выражение лица. Она ответила одному из мужчин, которые вышли её поприветствовать.

В эту минуту появился пожилой седоволосый джентльмен.

— Мейлин-сама… чтобы в такое время посетить в одиночку эту страну. Примите во внимание своё положение.

— Вы отдаете мне приказы?

— Нет, ваш подчиненный не смеет, — пожилой джентльмен почтительно поклонился. Его воспитанность была безупречной, но отношение было пустым. — Тем не менее правительство этой страны, похоже, борется с нами до конца. На этот раз они посмели оскорбить Мейлин-саму, я считаю, эквивалентное возмездие необходимым, — поднял глаза и выдвинул предложение старик.

— Я запрещаю. — Но Лин решительно наложила вето. — Это правда, что японское правительство на сей раз было варварским и грубым. Однако от того молодого человека я получила узы дружбы, этого более чем достаточно для компенсации. Так как вы все выбрали меня, человека без магии, своим руководителем, то я запрещаю вам всем активные действия против этой страны. Если вы не готовы это принять, то я возвращаюсь в Калифорнию.

— Нет, пусть всё будет сделано согласно вашим желаниям, Мейлин-сама.

Органы внутренних дел не арестовали Морисаки.

Они, скорее всего, действовали также вне закона. Перед глазами Морисаки уносили бессознательных людей в чёрном их же товарищи. Агенты внутренних дел, прибывшие забрать своих коллег, не удостоили его даже взглядом.

Относительно того, кем была Лин и почему она стала мишень правительственной организации, никто не сказал Морисаки правду.

Настоящим именем Лин было «Сунь Мейлин». Она была приемной дочерью «Суня Ричардсона», главы гонконгского международного преступного синдиката, известного как «Безголовый Дракон» — дочерью самой любимой любовницы лидера — и новый лидер, выбранный оставшимися в живых, но у Морисаки никогда не было возможности это узнать.

Оставить комментарий