Том 6. Глава 4

Сегодня был последний срок для передачи школе доклада, плана презентации и материалов. Сузуне, Исори и Тацуя не хотели делать работу небрежно за день до конца срока, поэтому сделали диск с данными ещё вчера.

Во время обеденного перерыва они собрались вместе, чтобы сделать последнюю проверку, но чтобы проверить не само содержимое, а изучить контекст и манеру презентации основных пунктов. Снова всё просмотрев, они приняли предложение Харуки — Сузуне лично вручила диск Тсузуре.

— Неужели в совете Оно-сэнсэй не передавать доклад онлайн есть что-то общее со вчерашним случаем? — закончив часть, за которую отвечал, Исори задал прямой вопрос.

— Возможно. — Закончив свою задачу (даже нагрузка на ученика первого года была отнюдь не маленькой), Тацуя ответил шепотом, чтобы не отвлекать Сузуне. — C территории школы, получив некое представление о сети, устроить попытку взлома будет намного проще.

— Даже в таком случае это весьма сложная задача, — пожал плечами Исори на точку зрения Тацуи.

В то же время, в сопровождении звука набора текста на традиционной клавиатуре (звука любимой традиционной клавиатуры Сузуне), к ним повернулась Сузуне:

— Это точно была ученица из нашей школы? — Закончив свою часть проверки, она сложила материалы и присоединилась к беседе.

— Нет, пока лишь «возможно».

— Если попытаться, даже форму не так трудно достать.

Услышав ответы Тацуи и Исори, Сузуне задумалась.

— Исори-кун, у тебя и Тиёды-сан должен быть доступ к списку учеников.

Исори — член школьного совета, Канон — Глава дисциплинарного комитета, поэтому они обладали властью просматривать список учеников. Разумеется, количество личной информации оставалось нулевой, они могли лишь бегло просмотреть их фотографии.

— Лицо видела одна Канон, и то только часть. Нужно быть внимательными, чтобы не пропустить подозреваемую. К тому же в школе приблизительно триста учениц, нужно сузить это число, иначе опознать нашу подозреваемую будет невозможно.

Исори говорил это не гипотетически, на самом деле так сказала Канон этим утром, когда попыталась просмотреть фотографии всех трех сотен учениц.

— Мы всего лишь можем сказать, что вчера одна сторона преследовала другую. Даже если мы опознаем виновницу, всё, что сможем сделать — лишь поставить её под наблюдение, а это то же самое, что ничего не делать.

Сузуне и Исори прекрасно понимали, о чем говорит Тацуя.

Если поставить под надзор ученика, который не нарушил никаких правил, то тот может выдвинуть обвинение в преследовании. Хотя, технически, нарушением правил можно посчитать использование вспышки при попытке бегства.

Сейчас они ничего не могли поделать, кроме как быть настороже.

◊ ◊ ◊

Когда Тацуя вернулся в класс, на его месте уже сидела Эрика.

— А ты сегодня рановато. — Она быстро его заметила и поднялась со стула. Она не была достаточно наглой, чтобы продолжать сидеть. После того как Тацуя сел, она прислонилась к краю своей парты, показывая тем самым значительную сдержанность со своей стороны.

— О чем говорите? — Однако, как Эрика и заметила, он был сегодня довольно рано. Он не сразу посмотрел в терминал, но заговорил с Мизуки, которая сидела рядом. Он заговорил с ней, потому что у неё на лице было беспокойное выражение.

— Она сказала, что чувствует, будто кто-то за ней наблюдает. — Однако на его вопрос ответила Эрика.

— Наблюдает? — снова спросил Тацуя.

Мизуки нерешительно кивнула:

— Рано утром я почувствовала на себе раздражающий взгляд. Отвратительный, прячущийся где-то в темноте взгляд.

— Может, сталкер?

— Невозможно. Я не такая цель, чтобы меня стоило преследовать, — сразу же отклонила Мизуки первую наиболее вероятную возможность, покачав головой, будто развеяв смешную мысль. — Я не была целью. Думаю, я была просто частью гораздо большей паутины, — расплывчато сказала она, вероятно, из-за того что не могла очень хорошо выразить свои мысли.

С другой стороны, Тацуя прекрасно понял, что она пытается донести.

— Другими словами, цель не один ученик, но много учеников и учителей, или даже вся школа. Ты это имела в виду?

— Эм, ух… возможно, я просто ошиблась.

Неопределённая точка зрения была тоже одной из черт её характера. Так как у них не было доказательств, они ничего не могли с этим поделать.

— Нет, я думаю, что Шибата-сан на верном пути. — Однако, будто поддержав слабеющую уверенность Мизуки, пришёл Микихико и сказал эти слова. — Духи на территории школы со вчерашнего утра бросились в странное волнение. Я думаю, что кто-то, должно быть, послал Шики.

Поскольку до этого на месте Тацуи сидела Эрика, Лео не поворачивался назад, как обычно. Однако услышав слова Микихико, он повернулся:

— Шики, как шикигами из магии Духов?

Микихико кивнул:

— Это немного трудно определить, поскольку они используют иной тип духов, нежели мы, но здесь определённо замешан волшебник неизвестного происхождения, который за всеми наблюдает.

— Такое ведь происходит не так уж и редко, разве не так?

Скептицизм Эрики тоже можно было понять.

Даже если это была старшая школа, она всё же была связана с университетом магии и имела доступ ко многим важным документам. Со столь многими талантливыми волшебниками среди преподавателей Первая школа часто оказывалась целью личностей, которые полагаются на магические способности.

— В общем, если их блокировала защитная магия на стенах, то они обычно не возвращались в тот же день. Но эти противники продолжают нападать, неважно сколько раз их отбивают. То, что они что-то ищут, не удивляет, но я впервые вижу такое упрямство с того времени, как пришёл в эту школу, — довольно уверенно ответил Микихико на весьма тактичное возражение Эрики.

— Микихико, ты упомянул, что они используют отличный от нашего тип магии, так ведь?

— Да, упомянул, — нервозно подтвердил Микихико, потому что его обеспокоило, как Тацуя выбрал слова.

— Хочешь сказать, что это шикигами из другой ветви системы Синто? Или что он фундаментально отличается от древней магии этой страны?

Он не ожидал, что беспечно сформулированная фраза может повести разговор в другом направлении. Микихико посерьезнел:

— Полагаю, это заклинание не из нашей страны.

— Эй, ты говоришь об иностранных шпионах?

— Разве не это он собирался сказать?

Изумлённый взгляд Лео был полной противоположностью светлых слов Эрики, но на самом деле они думали об одном и том же.

— Какое заметное поведение.

— Делают, что хотят. Чем, чёрт возьми, занимается полиция?

Из-за слов Тацуи Эрика направила свой гнев на органы правопорядка. Но вместо того чтобы возмущаться работой государственных служащих, она, похоже, ругала членов своей семьи, это удивило Тацую и Микихико.

◊ ◊ ◊

Тем временем инспектор Тиба из полиции префектуры Канагава (точнее, переведённый из главного офиса в отделение полиции Канагавы) чихнул, как по команде.

— Что случилось, инспектор? Тебя внезапно затрясло. — Сержанту Инагаки, сейчас расследовавшему инцидент незаконного проникновения в гавань Йокогамы, действия своего прямого начальника показались какими-то подозрительными.

— А, мне почему-то вдруг стало холодно.

— Всё в порядке? Мы сейчас очень заняты, даже не пытайся притвориться больным.

— «Притвориться больным»? Ты… — с оттенком выговора сказал инспектор Тиба, что Инагаки просто проигнорировал. — Инагаки-кун, ты должен хотя бы уважать командира.

Инагаки скептически посмотрел на инспектора Тибу. «Ты не в том положении, чтобы это говорить» было написано на всем его лице, но слова, которые вышли из его уст, были совсем иными:

— Ладно, хватит об этом. Инспектор, следует ли нам продолжать принимать показания? Сомневаюсь, что мы найдём больше свидетелей, даже если перевернём всё вверх дном.

Здесь Инагаки был прав. После многих дней записывания показаний они не получили никакой новой информации о людях, проникших через границу. Тиба принял самообесценивающую ухмылку и посмотрел на Инагаки, в котором видел больше партнёра, нежели подчинённого.

— Разумеется, свидетели здесь есть, просто они решили молчать.

— Инспектор, ты имеешь в виду… — Похоже, Инагаки что-то понял из деликатного тона начальника, у него заострились глаза.

— Эй, не пугай никого.

— Инспектор, думаю, страшный здесь лишь ты один. Ты что-то подметил?

— Расслабься, я не нарушу правил. Ну, говорят, змеи лазят по змеиным норам, так что давай заглянем в змеиное логово.

Услышав предложение Тибы, Инагаки с неохотой ответил:

— Действовать за кулисами незаконно…

— Думаю, это всё же будет в пределах допустимого, как считаешь? Да и не время сейчас волноваться о таких мелочах.

— Ух… Неужели?

Когда Инагаки кивнул, ища встречный довод, Тиба уже сел на водительское сидение полицейского автомобиля без опознавательных знаков, припаркованного на бесплатной стоянке. Убедившись, что партнёр тоже сел, Тиба направил машину в один из богатых районов, где в основном жили иностранцы.

◊ ◊ ◊

Полицейский автомобиль без опознавательных знаков с инспектором Тибой и сержантом Инагаки припарковался на стоянке возле кафе на Холмах Йокогамы. После того как Тиба выключил двигатель, Инагаки с кислой миной на лице посмотрел на инспектора:

— Инспектор, я не против иногда отдохнуть, но мы вроде ехали в «змеиное логово»?

Этому подчинённому, который пристально на него смотрел, грубо обвиняя в лени, инспектор Тиба ответил с сожалением на лице:

— Это и есть «змеиное логово».

— Э?

Поспешно догнав своего начальника, который уже вышел из машины и дистанционно запирал дверь, Инагаки ещё раз взглянул на кафе, став возле Тибы. На первый взгляд это было тихое, мирное место. Странные окна, сделанные по образу домика в горах, имели ставни, которые сейчас были открыты, вообще ничего не пытаясь скрыть.

— Ах да, называть владельца змеей будет непочтительно. Его разведывательная сеть довольно сложна, и к тому же у него нет судимостей.

— Так ты говоришь, что он большая рыба, которая ещё ни на что не клюнула?

— Думаю, он больше предпочтёт термин «профессиональный бизнесмен», а не «большая рыба». — Инспектор Тиба чуть пожал плечами и открыл двери в кафе «Rotbart».

Благодаря своей близости к туристическим местам здесь ещё сидели несколько клиентов, хотя время обычного завтрака уже прошло. Тем не менее место было не очень шумным.

Похоже, настроение внутри кафе отражало характер владельца — все посетители тихо сидели и наслаждались своими напитками. Все присутствующие принадлежали к старшему поколению. Предполагать, что они все туристы, было бы неверно, большинство из них — регулярные посетители, которые особенно любят это заведение.

Тиба сел на второй стул с угла возле стойки (Инагаки сел на первый) и заказал владельцу две чашечки кофе.

Владелец внешне казался бизнесменом, но Тиба прекрасно понимал, что тот также не забросил свою другую торговлю. Однако поговорить не удастся, пока он не принесёт кофе, а просто сидеть здесь будет пустой тратой времени, поэтому он использовал эту возможность, чтобы подробнее рассмотреть место.

В стороне на стойке стояла недопитая чашечка кофе, наверное, посетитель только что в спешке ушёл, поэтому у владельца не было достаточно времени, чтобы её убрать. Какой позор — такой замечательный кофе пропадает. Пока Тиба со скуки над этим размышлял, он вдруг обнаружил, что когда был зациклен на чашечке кофе, посетитель, что предположительно ушёл, в спешке вернулся.

Возле стойки села молодая женщина примерно возраста Тибы. Он продолжал смотреть вперёд, но при этом незаметно глянул на её фигуру. На первый взгляд она не обладала невероятной красотой. На ней была обычная блузка и юбка, но при ближайшем рассмотрении он различил тонкие черты лица и выдающуюся фигуру.

Это дало Тибе чувство, что она намеренно использовала не очень много макияжа. Впитав все эти тонкости, он молча перевёл взгляд вперед.

Он должен отругать себя за свой идиотизм.

Его оправданием, чтобы не задать несколько вопросов по профессиональным обязанностям, была её незаметная внешность, но его действия только что были практически прямым флиртом.

Подозрительный взгляд Инагаки начал досаждать. Владелец вёл себя подобающе своей холодной внешности — молча продолжал готовить кофе. Тиба мог лишь сидеть и ждать, пока ему принесут кофе.

В это время тишину нарушил неожиданный смех.

Подтвердить это он мог лишь своими глазами, но, как и ожидалось, у неё затряслись плечи, когда она наклонила голову вперед:

— …Извините. Я всё думала, как завязать разговор, когда вы здесь сели. Значит, это на самом деле правда, вы не слишком искусны в обращении с женщинами, преемник семьи Тиба?

Инспектор Тиба изумился, и не из-за того, что она попала прямо в точку относительно его характера. И то, что в семье Тиба он был преемником, не было большим секретом. Однако он никогда не пытался активно рекламировать себя или свои фотографии через службы массовой информации.

О его брате Наоцугу было опубликовано намного больше информации.

В мире, кроме преступников или полицейских, были способны с первого взгляда узнать в нём Тибу Тошиказу очень немногие. В частности, люди, использующие магию в настоящем бою.

— Вы…

— Рада с вами познакомиться, инспектор Тиба. Можете называть меня Фудзибаяси Кёко.

На этот раз Тиба и впрямь потерял дар речи.

Дочь семьи Фудзибаяси, которые были известны своей силой в древней магии, и внучка Кудо Рэцу, одного из старейшин японского магического общества, стояла перед ним и улыбалась, не скрывая этого.

◊ ◊ ◊

Уже давно группа Тацуи из восьми человек не проходила вместе через школьные ворота.

— Тацуя-кун, ты уже закончил все приготовления для Конкурса диссертаций?

Даже если они все вместе в последнее время не собирались, первой этот вопрос задала почему-то Хонока, которая была членом школьного совета вместе с Миюки и ежедневно уходила вместе с Тацуей.

— Могу лишь сказать, что мы закончили эту стадию. Ещё нужно закончить разнообразные мелочи, например, подготовить модели для презентации и немного всё подкорректировать.

— Звучит жёстко. Кстати, Мизуки, ты помогаешь с созданием моделей, так ведь? — Эрика не принадлежала ни к школьному совету, ни к клубам, но была необычайно хорошо осведомлена, её волосы, завязанные в хвост, качнулись, когда она посмотрела на Мизуки.

— Ах, да. Я помогаю сэмпаям второго года. Хотя почти ничего и не делаю.

— Мы оставили модель полностью на Исори-сэмпая, так что вполне понятно, что второй год составляет основную часть производственного персонала.

— Хм~, тогда, Тацуя, а что делаешь ты? — Лео воспользовался случаем, чтобы спросить Тацую, который озвучил свою поддержку Мизуки.

— Я делаю калибровку магических техник, которые будут использоваться во время презентации.

— Разве обычно всё происходит не наоборот?

— Ты так считаешь? Я думаю, что в разработке объектов Исори-сэмпай на несколько лиг впереди меня.

— Ну… Кэй-сэмпай больше походит на «алхимика», чем на «магистра». Думаю, каждый человек находится на своём месте, — увидев, что Тацуя наклонил голову, Эрика криво улыбнулась и выразила своё согласие.

— Алхимик? РПГ? — Шизуку продолжала держать голову наклонённой набок.

— Используя эту аналогию, какого класса был бы Тацуя? — внезапно задала вопрос Мизуки.

«Он был бы сумасшедшим учёным, конечно же» (Эрика), «Это не из РПГ» (Шизуку), «Тогда, может быть, мудрец, живущий в далеких от цивилизации землях, который передает секретные техники» (Эрика), «Тогда уж боевой мудрец» (Лео), «Злой волшебник, планирующий завоевать мир?» (Эрика), «Думаю, Король Демонов ему больше подходит» (Микихико), «Нет, нет, нет, когда победили Короля Демонов, оказалось, что он настоящий злодей, скрывающийся за кулисами! Разве он не подходит для Финального Босса на пути главного персонажа?» (Лео), «Почему никто не подумал, что ему подходит быть героем?» (Хонока), «Забудь это, Хонока. В конце концов, от меня исходит более зловещая аура» (Тацуя), «Онии-сама, сила сама по себе — истинное правосудие» (Миюки), «Чёрт, как и ожидалось от сестры Короля Демонов!» (Эрика).

…Тем самым началась оживлённая дискуссия.

Даже если они громко шли и спорили, как обычно делают ученики, Тацуя никогда не снижал настороженность. Достигнув перекрёстка, который вёл к нескольким небольшим магазинчикам, Тацуя повернулся в сторону, с которой почувствовал, что за ним кто-то наблюдает.

— Не хотите пойти туда?

В ответ на предложение Тацуи взять крюк и использовать больше времени, чтобы разобраться с преследователем…

— Согласна!

— С завтрашнего дня ты, наверное, будешь очень занят, Тацуя.

— В самом деле. Давайте выпьем чашечку чая.

Ответы Эрики, Лео и Микихико выглядели слишком нетерпеливыми. Наверное, у каждого из них были свои мысли по этому поводу.

Тацуя притворился, что не заметил, и открыл дверь, которая вела в кафе «Eine Brise». К сожалению, обычные два столика, возле которых могли сесть по четыре человека, невозможно было соединить вместе, поэтому восемь человек расположились возле стойки и ближайшего столика.

Возле стойки были: Тацуя, Миюки, Хонока и Мизуки (в порядке сидения: Мизуки, Миюки, Тацуя и Хонока). За столом Эрика сидела с Шизукой, а Лео и Микихико сидели напротив. Посторонний подумал бы, что Тацуя, несомненно, негодяй с гаремом красавиц.

— Ах~, добро пожаловать, добро пожаловать. Похоже, ты как всегда популярен, Тацуя-кун.

Эх, не то что посторонние, даже владелец заведения, знавший их группу, принял холодный взгляд по другую сторону от стойки.

— Хозяин, я уверен, вы были бы так же популярны, если бы сбрили эту бороду. — Тацуя намеренно ответил запретным словом «популярны».

— Так оно и есть, хозяин. Эта борода чертовски расточительна, она заставляет вас выглядеть довольно старым. — Благодаря своей невинной природе Мизуки предоставила огневую поддержку совершенно естественно.

— Старым, эх… Мизуки-тян, ты, конечно, не имела в виду ничего плохого.

Его бороду и впрямь можно было назвать бардаком. Владелец кафе глубоко вздохнул и почесал свою бороду. Но, несмотря на серый цвет волос, он не был настолько старым, как его охарактеризовала Мизуки. На самом деле он был весьма молод. Ему точно ещё не было тридцати.

Волосы и борода у него были серыми, скорее всего, из-за генов. В конце концов, он был на четверть немцем («Eine Brise» с немецкого — «ветерок», что согрело сердце Лео достаточно, чтобы он стал постоянным клиентом).

Однако лишь одна особенность обозначала его иностранное происхождение — цвет волос. Глаза у него были чёрными, а лицо тонким и угловатым на азиатский манер. Хотя владелец испускал добрую ауру красивого мужчины, похоже, что он особо относился к своей внешности и приложил большие усилия, чтобы вырастить бороду и волосы для создания более мужественного вида.

Тем не менее Тацуя и компания считали, что борода не слишком ему подходит, но запах кофе это более чем компенсировал. Конечно, все восемь заказали кофе.

— Аа… так ты участвуешь в Конкурсе диссертаций. — Пока вода для кофе кипятилась, владелец спросил их, почему они в последнее время сюда не так часто заходили, и ответил соответствующим преувеличенным кивком. — Ты довольно способный, хоть и учишься ещё на первом году.

Владелец не просто болтал, чтобы скоротать время. Кстати, даже если владелец не обладал никаким талантом в магии, одно то, что он открыл кафе на дороге к старшей школе магии, подразумевало, что он немножко знает о мире волшебников. Иногда, во время их обычных разговоров, он мог удивить Тацую и остальных новостями или мелочами, которых они прежде не знали.

— В этом году ведь очередь Йокогамы проводить Конкурс, не так ли? Мой старый дом находится в Йокогаме. А проходить будет в Международном конференц-центре, как всегда, верно? Это довольно близко к моему дому, — продолжил говорить владелец и использовал эту возможность, чтобы налить кофе из чайника в чашки.

— А где именно ваш старый дом находится? — задала вопрос Мизуки, взяв у владельца вместо официантки поднос с четырьмя чашками кофе.

— Там есть кафе «Rotbart» на полпути к Холмам Йокогамы.

— Так он тоже кафе?

— Ага. Если выпадёт возможность, обязательно туда загляните. Я с удовольствием услышал бы откровенное мнение о том, кто подает лучшую чашечку кофе, мой отец или я.

— Хозяин, вы чертовский торговец, — Шизуку вернула поднос вместо Мизуки и резко ответила, что заставило обе стороны от стойки разразиться смехом.

К тому времени как кофе в чашке Тацуи опустился к последней трети, Эрика уже выпила свою чашку одним глотком, молча поставила её обратно (признак отличного воспитания с её стороны) и поднялась на ноги.

— Эрика-тян?

— Мне нужно в уборную, — ответив Мизуки, которая вопросительно подняла голову, она беспечно пошла к задней части кафе.

— Ох! — затем Лео тут же прижал руку к карману и поднялся, — извините, телефонный звонок, — сказав эти слова, Лео вышел на улицу.

— Микихико, что ты делаешь? — Тацуя перевёл взгляд от Лео, который повёл себя странно вежливо, на блокнот (больше похожий на небольшой журнал), который открыл Микихико.

— Эм, ну, я кое-что должен записать, пока не забыл. — Пока Микихико отвечал, его рука, державшая ручку, не переставала двигаться.

— Тебя могут раскрыть, если твои движения будут слишком очевидными, постарайся не привлекать внимания, — сказав это и пронизывающе посмотрев за спину Микихико (и не на его окружение), Тацуя продолжил потягивать свой кофе, сидя спиной к стойке, будто ничего не случилось.

◊ ◊ ◊

— Старик, хочешь развлечься?

В переулке почти не было людей, но мужчина чуть не выронил напиток из рук, услышав эти слова, когда солнце ещё даже не село.

Обернувшись, он увидел молодую девушку с собранными в хвост волосами, которую иначе как «красотка» описать было нельзя, она стояла в переулке, где он следил за задней дверью кафе. Она держала обе руки за спиной и счастливо улыбалась.

Однако, узнав её лицо, мужчина забеспокоился по совершенно иной причине.

— О чем ты говоришь? Ты должна вести себя более осторожно.

— Э? Я всего лишь спросила «хочешь развлечься». А что вы подумали? — Молодая девушка продолжала невинно улыбаться, склонив голову набок. Нет никаких сомнений — она одна из людей, близких к его цели наблюдения.

— Не насмехайся над взрослыми. Прекрати сейчас же бездельничать и ступай домой. — Он психически очень сильно пострадал, так что всё, что мог сделать — это решительно настроиться и продолжать действовать как «взрослый, которого раздражают выходки ребёнка и который собирается уходить». — Солнце уже почти село. Если останешься в таком безлюдном месте, то рискуешь наткнуться на призрачного убийцу, — сказал мужчина и повернулся спиной к молодой девушке…

Лишь чтобы остановиться, как вкопанный.

— Под призрачным убийцей вы имеете в виду кого-то вроде меня? — Прямо перед ним усмехнулся громоздкий парень, руки у него были в чёрных перчатках, он ударил кулаком о ладонь другой руки.

— А разве ты не знал? Призрачными убийцами называют «волшебников, которые просто случайно проходят мимо», — счастливо ответила молодая девушка молодому парню.

Мужчине начало становиться всё тревожнее и тревожнее, он снова повернулся. Молодая девушка, в руке державшая выдвижную полицейскую дубинку, приняла боевое положение. Она плавно подняла полицейскую дубинку, но это простое движение вызвало непреодолимое давление, которое в мгновение ока начало резонировать с молодой девушкой.

Если уменьшить бдительность, то это «давление» может заставить упасть на колени… он понял, что это такое. Её боевой дух. Не намерение убийства, желание забрать жизнь противника, а чистое желание добиться боя.

— Пугающе… Так ты тот тип женщин, которые показывают свою истинную натуру лишь в таких местах.

Мужчина услышал весёлый голос. Он не мог обернуться, но полагал, что молодой человек, должно быть, сделал это замечание с ухмылкой на лице.

— Помогите! Грабители! — Сбежать никакой возможности не осталось. В таком случае он решил, что может позвать на помощь.

Он обладал всего лишь толикой способностей. Он не был самым талантливым человеком, но не думал, что проиграет пятнадцати или шестнадцатилетним подросткам. Однако сейчас он был в середине задания, поэтому решил по возможности избегать столкновения, приняв во внимание, что если приготовится к бою с ними, это не принесёт никакой пользы заданию.

— Вот это да-а, как слабо…

— Может, лучше похвалить его за такую решительность, не думаешь?

Похоже, выбранные мужчиной действия серьёзно разочаровали молодую девушку. Но она не опустила полицейскую дубинку, а молодой парень не опустил кулак. И на его крик о помощи никто не пришёл.

— Ах да, забыл упомянуть, бесполезно звать на помощь. Ведь никто не сможет попасть в эту область.

— Скорее никто не сможет даже приблизиться. Мы уже установили барьер вокруг с нашим «пониманием» в качестве основы, так что вы не уйдёте отсюда, не попросив нас, понятно?

Услышав слова девушки, он наконец осознал, что с самого начала разговора никто не проходит мимо.

Его раскрыли.

У него не осталось выбора.

Мужчина поднял банку, которую опустил ранее, и встал во весь рост.

Одетый в тонкую куртку, он поднял руки, словно защищая голову… они так думали, пока он вдруг не повернулся к Лео и не опустил левую руку к высоте живота под углом девяносто градусов.

— Хм… поза бокса, известная как «Стиль убийцы»? Я думал, вы будете использовать какое-то оружие…

— Идиот, то, что он его не достал, ещё не значит, что у него его нет!

Услышав предупреждение, которое выкрикнула Эрика, мужчина щелкнул языком. Впрочем, помимо этого, он, похоже, не был чрезмерно обеспокоен. В притворстве больше не было нужды. Да и времени не было.

Трусливый мужчина средних лет, только что кричавший на помощь, превратился в опытного бойца и начал наступать на Лео.

Опущенная рука понеслась на Лео, как дождь падает на землю. Пулеподобные удары обрушились ему на лицо. Цепочки ударов шли непрерывно, без паузы, доказывая тем самым, что он волк, а не овечка.

Однако ни Лео, ни Эрика не удивились такому повороту событий. Они уже поняли, что истинная природа этого мужчины — волк, нет, высоко-тренированная охотничья собака. Эрика поняла своей интуицией, отточенной многими годами практики, а Лео понял природным инстинктом.

Удивительная скорость.

В сочетании с невероятной силой.

И, что самое важное, способность без следа использования магии двигаться на скорости, превосходящей человеческие возможности.

Он нанёс десятки ударов меньше чем за десять секунд, не оставляя места для ответа, Лео мог лишь двигать руками влево и вправо, защищаясь. Наконец в обороне парня образовалась брешь, кулак прошёл сквозь неё и попал ему прямо по лицу. Бух, звук лопания надувного шарика, и Лео отлетел назад.

Не теряя времени на проверку успеха, мужчина тут же развернулся. Используя центробежную силу оборота, он бросил в Эрику кинжал. Лязг, ясный звук столкновения металла. Эрика отбила кинжал полицейской дубинкой.

Поскольку она взмахнула дубинкой изнутри наружу, то спереди у неё в обороне образовалась брешь.

Не упустив возможности, левый кулак мужчина направил Эрике в лицо. Однако полицейская дубинка вернулась назад для защиты намного быстрее, чем он ожидал, поэтому он отпрянул. Не только убрал кулак, но и отпрыгнул назад всем телом. Однако в следующее мгновение…

— Гах! — Прямо ему по спине попал мощный удар плечом, от чего он упал лицом на землю.

— Ох… а это больно. Этот тип не обычный человек. Однако во время контакта я не почувствовал никаких машин… Может, он использует лекарственные улучшения? — Пробормотал Лео и потёр подбородок, куда до этого получил удар. Он повалил мужчину сзади, тот растянулся на земле, но бдительность свою Лео не опустил.

— Ты не в том положении, чтобы говорить. Ты ведь тогда точно получил тяжелый удар в лицо, — сказала Эрика, и, показалось, она с большим подозрением посмотрела на Лео, а не на стонущего мужчину, который пытался вырваться своими руками.

— Конечно. В конце концов, четверть волшебника во мне — благодаря исследовательским лабораториям. Я не склонен говорить, что это всё из-за природных генов, — Лео криво ухмыльнулся под пронизывающим взглядом Эрики и безжалостно пнул лежавшего мужчину по ноге.

— Оу!

— Лежать. Нам не нужна ваша жизнь. Мы просто хотим знать, почему вы за нами следите. — Лео бросил взгляд на Эрику и обнаружил, что ту потрясло его варварское поведение, никак не подходящее нормальному человеку, затем поднял ногу с земли.

Смысл был очевидным.

— Подождите… я понял, я сдаюсь… С самого начала я никогда… не был вам врагом… Это не стоит… убийства…

— Верно. Но если бы здесь были не мы, вы своей атакой точно убили бы.

— Разве вы… не такие же… — кашляя между словами, мужчина сел, — если бы я не укрепил кожу, тот удар разорвал бы мне внутренние органы. — Боль, должно быть, уже прошла. Хотя мужчина по-прежнему сидел на земле, он был способен говорить более свободно.

— Если бы я не посчитал, что вы усилены, я бы никогда так не поступил. — В тоне Лео вообще не было беспокойства. — Если вы нам не враг, тогда убедите нас в этом. Нельзя рассчитывать, что мы будем держать этот барьер вечно.

— Хорошо. Я всё равно не хотел привлекать к себе внимание. — Похоже, он ещё раз посмотрел на всё это и вздохнул с облегчением.

— Начнём с вашего имени, вы ведь уже знаете наши.

— Джиро Маршал. — Мужчина ответил на вопрос Лео, но невозможно было сказать, настоящее это имя или нет. — Я не могу раскрыть подробностей относительно моей личности, но я могу сказать, что не связан ни с какими правительственными организациями. Это всё.

— Значит, вы тайный агент.

Снова мужчина не подтвердил и не опроверг.

— Что теперь?.. Раз вы не хотите говорить правду, даже если мы спросили, тогда почему бы вам не сказать о вашей цели, а также о текущем прогрессе? — нетерпеливо спросил Лео.

— Моя задача — следить за учениками старшей школы магии и не дать попасть передовым магическим технологиям в руки Востока. Я должен принять меры в том случае, если магические технологии, которые могут предоставлять военную угрозу, утекут на Восток, — мужчина, назвавшийся Джиро, деловито ответил.

Восток — термин, который после последней великой войны полюбили использовать агенты разведки и военные USNA. Даже Лео и Эрика были на определённом уровне с ним знакомы.

Тем не менее с разведкой USNA его связь это не доказывало. Чтобы запутать своё происхождение, он, возможно, намеренно использовал характерные для конкретного региона термины.

— По крайней мере, ваш работодатель не из этой страны, так ведь? Зачем вам всё это нужно?

Услышав скептичный подтекст в словах Лео, мужчина покачал головой, будто говоря «Серьёзно…».

— Я уж было думал, что в этой стране мирную наивность вылечили, хотя, наверное, мне не следует применять те же стандарты к подросткам… Военный баланс всего мира — проблема не только одной страны. Если технические знания этой страны перейдут к Востоку, тогда у Запада будет утеряно технологическое превосходство. Кто бы это ни был, Новый Советский Союз, которого интересуют улучшения существующих последовательностей магии, или Великий Азиатский Альянс, который предпочитает восстановление старой магии через достижения современной магии, все ищут, как применить в военных целях новые технологии магической инженерии. Не только в этой стране, но и в USNA и странах Западной Европы значительно увеличилось количество шпионов, нацеленных на магическую инженерию. Даже ваша школа стала целью Востока.

— Мирная наивность — старый термин десятилетней давности, и если вы и впрямь хотели за нами подсматривать, тогда следовало вести себя более осторожно. Мы ведь так легко обнаружили, что вы нас преследуете, разве не так? — безжалостно атаковала Эрика, раздражённая самодовольным отношением мужчины, но она не возразила фактически против того, что тот пытался донести.

— Совершенно верно. Я не шпион, мне просто поставили задачу остановить их деятельность. Раз я не ваш враг, конфликтов интересов здесь нет. — Мужчина поднялся и сделал вид, будто стряхивает пыль. Он насмешливо — на самом деле насмешки было процентов тридцать — и осторожно оттряхнул штанину, затем выпрямился. В руке у него оказался пистолет, который можно было легко скрыть в ладони. Он направил дуло на Эрику.

— Тц!

— Ты!

— Я не выхватил его ранее, это доказывает, что я вам не враг.

— Всё станет намного труднее, если вы используете пистолет. Вы оставите много улик, — с яростью проговорила Эрика.

Мужчина выразительно улыбнулся:

— Тоже верно. Я уже сказал всё, что нужно, так что позвольте откланяться. Могу ли я вас побеспокоить: не сообщите ли вы своим друзьям, чтобы они сняли барьер?

Несмотря на его шутливый тон и отношение, у него не было никаких слабостей, которыми можно было бы воспользоваться. Для Эрики и Лео было бы самоубийством начать поспешно действовать.

С развитием CAD современная магия могла достичь скоростей, на некотором уровне конкурирующих с огнестрельным оружием. Однако это не значило, что они «быстрее оружия» или «столь же быстры, как оружие». Если сравнивать с огнестрельным оружием, пуля от которого с нажатием спускового крючка пронзает тело человека, современной магии ещё требовалось пройти через процесс чтения последовательности активации и конструирования последовательности магии. Хотя магия была более гибка, чем огнестрельное оружие, обладала превосходящей огневой мощью и могла даже защитить от пуль, но это лишь при условии, что разница в скорости — не проблема. Однако когда одна пуля может стать фатальной, или из-за неё человек не сможет сражаться дальше, «некоторая разница в скорости» становится разницей между победой и поражением. И с этим они сейчас столкнулись.

Скорее всего, Микихико всё это время наблюдал за ними с помощью магии. Прежде чем Эрика и Лео успели ответить, он уже убрал барьер.

— На этом разрешите попрощаться. Ах да. Позвольте дать вам обоим один последний совет. Пожалуйста, предупредите своих друзей, чтобы были всё время настороже. Не ослабляйте бдительность даже в школе.

Сказав это, мужчина достал из кармана куртки небольшой контейнер. Нажав на кнопку на контейнере, он бросил его в центр треугольника, который они трое формировали. Эрика и Лео одновременно отскочили назад. Послышался небольшой взрыв, и густой, белый дым быстро вырвался наружу.

Они закрыли глаза и прикрыли рты, открыли их лишь после того, как поняли, что там нет яда. К этому времени мужчина, называвший себя Джиро Маршал, уже давно ушёл.

◊ ◊ ◊

В кафе «Rotbart» на Холмах Йокогамы инспектор Тиба и Фудзибаяси по-прежнему оживлённо беседовали. Что-то увлекло Фудзибаяси настолько, что она очень много говорила, — у Тибы даже не было возможности приступить к делу с владельцем. Однако, благодаря умелым словам Фудзибаяси, он также был сильно вовлечён в разговор. До некоторой степени Тиба даже не считал, что разговор с ней мешает расследованию. Хотя его партнёр Инагаки был совсем иного мнения.

Как раз тогда, когда Тиба уже почти забыл, почему сюда пришёл, зазвонил телефон Фудзибаяси. Несмотря на то что он звучал недостаточно громко, чтобы кому-либо помешать, Тиба всё же услышал его, так как сидел рядом.

Фудзибаяси вытащила из своей сумочки мобильный терминал и посмотрела на заголовок. Ознакомившись с сообщением, она повернулась и сверкнула Тибе тайной улыбкой. Эта улыбка идеально раскрыла её ослепительные черты, которые просто позорили её обычную косметику.

Сердце Тибы забилось с совершенно не подходящей его возрасту скоростью.

— Мои извинения, инспектор, могу я ненадолго вас покинуть?

Хотя у Фудзибаяси в глазах не было даже намёка на скрытый мотив или смысл, Тиба сразу же понял, что ей нужно уделить внимание своей работе.

— Да, конечно.

Она поднялась и поклонилась, затем передала кредитную карточку владельцу и направилась к своему электромобилю, стоявшему на парковке.

Сев на водительское сидение, Фудзибаяси подключила мобильный терминал к экрану приборной панели.

Автомобили со схемой управления через наладонный контроллер не нуждались в руле. Это был естественный ход событий для системы, которая полностью контролировала ускорение, замедление и направление движения. Схема управления через наладонный контроллер использовалась для создания более прямого опыта вождения и особенно для того, чтобы избежать слепых пятен при переходе с традиционной приборной панели к варьированной контрольной панели, вроде большого монитора с множеством функций. После нескольких дополнительных модификаций технологический потенциал автомобиля мог сравниться с домашней рабочей станцией.

Однако личный автомобиль Фудзибаяси был оснащён системой, наверное, на несколько уровней выше. Хотя это был небольшой двуместный спортивный автомобиль, он обладал вычислительной мощностью, сравнимой с боевым командным автомобилем. Оборудованный высокочувствительным и мощным коммуникационным оборудованием, с добавлением магии Фудзибаяси его чистые возможности электронной борьбы, безусловно, заслужили титул «Электронный боевой автомобиль».

— Похоже, друзья Тацуи попали в небольшие неприятности.

Она не бессознательно прошептала это сама себе, но использовала эти характерные слова, чтобы направить свою магию. Используя «связь» Тацуи в качестве маркеров, она соединила информационное измерение с электронной разведывательной сетью.

— Йошида Микихико, однажды известный как гений семьи Йошида. Даже если он улучшился по сравнению с юношескими годами, я хотела бы, чтобы на улицах он был осмотрительнее.

Имена — символы настоящего тела, поэтому, как только имя произнесено, можно навестись на настоящее тело. Тесно связанные лица, в основном те, что близки по психическому состоянию, можно использовать маркерами для магии, устанавливая их движение, состояние и имена как конкретные переменные.

— Даже древняя магия оставляет следы в системе наблюдения.

В сравнении с современной магией, древнюю магию, особенно магию духов, было намного труднее поймать камерами системы наблюдения. Трудность была не в том, что сложнее поймать вызов магии, так как камеры всё равно это запишут, но, прежде всего, в том, как определить того, кто её вызвал. Фудзибаяси только что получила чрезвычайную задачу — переписать зоны, где была записана магия.

Хотя стирание магии за её ненадлежащее использование не входило в обязанности Фудзибаяси, она прекрасно понимала, что необходимо, чтобы окружающие Тацую люди не слишком сильно выделялись. Если поднимется слишком много шума, то жертва будет на стороже и не продолжит преследование. Иными словами, Казама и компания использовали Тацую в качестве приманки…

«…Сомневаюсь, что ты был бы против».

С такими мыслями в голове «Электронная Волшебница» активировала свою уникальную способность.

◊ ◊ ◊

Оперативник неизвестной страны, называющий себя Джиро Маршал, остановился, пробежав на расширенных ногах расстояние примерно как между станциями. Он прекратил бежать на такой опасной скорости, которая могла привлечь к нему внимание, не потому, что решил, будто уже безопасно.

На самом деле всё было совсем наоборот.

Хотя он бежал со скоростью, которую никто не мог превзойти, сколь сильно ни пытаясь, что-то непрерывно его преследовало. Он не смог определить, чем это «что-то» было, но Джиро Маршал сильно сомневался, что это «что-то» даже человек.

Не было нужды проверять, была ли это предыдущая пара подростков. Он не был настолько глуп, чтобы позволить противникам, с которыми столкнулся, преследовать его без его ведома. Что бы это ни было, волшебник или расширенный человек, с высокой вероятностью это был враг. Маршал привык работать один, так что для этого задания у него не было команды. Даже если бы ему послали неожиданное подкрепление, он получил бы сообщение заблаговременно, чтобы избежать дружеского огня. Однако с самого начала задания он не получал информацию такого рода.

«…Где ты прячешься?»

Маршал чуть наклонил голову, чтобы сосредоточиться на слухе и, используя свой богатый опыт, начал искать «ауру» — самый критический аспект трехмерного звука. Он не мог не обнаружить человека, идущего за ним, нет, преследующего его. «Прячься где угодно, но я всё равно тебя найду», — думал Маршал.

К сожалению, предположил он совершенно неверно. Внезапно обнаружив неожиданную «ауру», Джиро Маршал резко поднял голову. Прямо перед ним молча стоял молодой человек. Теперь Маршал осознал, что перед ним все звуки полностью приглушены. Он смог физически обнаружить угрозу лишь благодаря своим инстинктам.

Тот был исключительно высок и хорошо сложен, но лицо было восточноазиатским. Носил обычную одежду: спортивные штаны, серую куртку и футболку под ней. Не особо бросался в глаза и не был уродливым. Внешне он, без сомнения, был человеком, но Маршал подозревал, что принял боевую стойку против хищного животного.

Смотря в лицо молодому человеку, Маршал вдруг вспомнил, где его видел.

— Тигр-Людоед! — На самом деле они раньше не сталкивались, лицом к лицу с этим человеком он сейчас впервые встретился. — Люй Ганху…

Имя противника, которое бессознательно выскользнуло с его губ, было в списке целей, который он смотрел во время брифинга задания. По слухам, в Великом Азиатском Альянсе ему приписывают наибольшее количество убийств в ближнем бою, он был человеком S-ранга из спецназа Великого Азиатского Альянса.

К тому времени как Маршал восстановил самообладание, он уже поднял правую руку, чтобы нацелить пистолет на Люй Ганху. Рефлекс, отточенный бесконечными часами тренировок, тело Маршала уже давно превзошло его мыслительные способности.

Однако палец не нажал на спусковой крючок.

Быстрее даже его рефлексов пальцы Люй Ганху уже вонзились в запястье Маршала. Из-за чего пистолет выскользнул на землю.

Он мог лишь смотреть, как пистолет падает.

Когда проткнули запястье? Нет, когда Люй Ганху очутился рядом?

Он не уловил даже проблеска движений Люй Ганху.

Когда сознание Маршала погрязло в боли, превысившей его удивление, его жизнь уже упала в вечную тьму.

Люй Ганху быстро вынул правую руку из горла Маршала. Пальцы были красными от крови, но из раны вытекло её лишь немного. Чистой левой рукой он достал стопку бумаг из нагрудного кармана и тщательно вытер следы крови на правой руке.

Затем бросил бумагу, пропитанную кровью Маршала, на его тело. Опускаясь вниз, бумага разложилась до размеров носового платка и упала на труп Маршала. Пропитанная кровью, она внезапно зажглась в пламени краснее крови. Начиная от центра бумаги, пламя по кругу распространялось наружу.

Внутри круга ничего не останется. Неважно, пепел это от сгоревшей бумаги, или одежда, даже плоть, ничего не останется. Поглотив бумагу, пламя начало распространяться на труп, круговыми движениями его пожирая. Убедившись, что труп исчез полностью, Люй Ганху собрался уходить.

На месте происшествия не осталось ни капли человеческого присутствия. Будь то голоса или шаги, не было никаких следов, что здесь даже кто-то был. Лишь одна вещь была свидетельницей сцены — сломанная камера, покачивающаяся у переулка.

Оставить комментарий