Том 6. Глава 6

Во время обеденного перерыва школьная столовая в старшей школе магии мало чем отличалась от столовой в нормальной старшей школе или даже в средней школе (наверное, потому что все учреждения высшего образования для детей были похожи).

Она была заполнена беспорядочным хаосом и шумом. Тем не менее среди этого хаоса было место порядку. Область возле входа в столовую внезапно замерла, атмосфера полностью сосредоточилась вокруг одной особы.

При входе в столовую, тем, у кого была способность так повлиять на атмосферу (или способность над всеми возвышаться), была не кто иная, как Миюки, которая в последнее время немного чаще показывала свою красоту.

Совершенно не обращая внимания на глядевшие в её сторону взгляды, когда она проходила мимо, Миюки направилась прямо к столу, где её ждал Тацуя.

— Онии-сама, извини, что заставила так долго ждать.

Тацуя улыбнулся и помахал рукой на её безупречный этикет. За ней Хонока нервозно опустила голову в знак приветствия, тогда как Шизуку неприметно кивнула, что можно было легко не заменить, если бы он не сосредоточился.

Группа Тацуи заняла стол первыми, затем группа Миюки к ним присоединилась. Этот формат не был чем-то, определенным заранее, обратное также часто происходило с соотношением примерно шесть к четырем.

Однако Миюки почти никогда не упускала возможности присоединиться к Тацуе, где бы он ни был.

— Ах, Миюки, ты уже здесь.

— Да, мы только что пришли, Мизуки.

Как по команде, Мизуки и Микихико вернулись со своей едой.

— Тогда, пойдемте, возьмем и себе.

Поменявшись местами с Мизуки и Микихико, Тацуя поднялся и визуально призвал их «пойдемте».

Когда он вел трех красивых молодых девушек к буфету, на Тацую смотрели совершенно иные взгляды, чем на Миюки.

К тому времени как они вернулись, их встретили лишь два человека — Мизуки и Микихико.

— Эрика и Сайдзё всё ещё на практике? — спросила с беспокойством Хонока, так как не видела этих двоих. Однако она не особо волновалась, поскольку не редко во время обеда кого-то из них не было. Например, последние пару дней Тацуя был занят работой над устройствами для Конкурса (если более точно, то корректировал систему), поэтому не часто посещал столовую (Миюки, понятно, следовала за ним).

На неком уровне, поскольку формат у современного образования был расслабленным, совершенно нормально, чтобы ученики строили личные планы после конца теоретической части обучения.

Вопрос Хоноки был синонимом слов «сегодня хорошая погода», и означал всего лишь начало разговора. Однако…

— А, вероятно они сегодня отдыхают.

Совершенно неожиданный ответ Тацуи вызвал искру волнения в глазах Хоноки.

— Ах, они двое вместе?

— Они двое вместе.

Тацуя быстро уловил ожидающие глаза Хоноки, но, похоже, в некотором смысле неправильно её понял.

Вслед за этим, Хонока озорно улыбнулась и намеренно заговорила с надменным голосом.

— Это не может быть случайностью, так ведь? — Шизуку склонила голову и пробормотала себе под нос. Несмотря на её спокойный тон, глаза у неё были тоже очень взволнованы.

— Э, неужели это так?!

— Мизуки, даже если ты меня спросишь, я никак не могу знать ответ, — лишь кривой улыбкой могла ответить Миюки на наивный вопрос Мизуки. Так как Мизуки была в том же классе, а Миюки нет, такой ответ был ожидаем.

— Ах, да. — Озадаченная, Мизуки глазами попыталась найти цель, которая бы знала ответ.

— …

— …

— …

— Э? Нет, не думаю, что в этом есть что-то особое. — Четыре девушки, похоже, сговорились, когда их глаза упали на Микихико, который отчаянно им ответил.

— Кстати, вчера они шли домой вместе, — затем Тацуя подлил ещё больше масла в огонь.

Вот это да, И вправду, Ах, на фоне безумия своих друзей, Миюки спокойным взглядом смотрела на брата.

Ты слишком сильно устал? Казалось, спрашивал этот взгляд, но Тацуя притворился, что не видит её и повернул голову.

— Но почему Эрике-тян и Лео-куну вдруг понадобилось отдохнуть?

— Верно. Мы ведь говорим об этих двоих, они просто не могут внезапно заболеть.

После того как все поели и перешли к послеобеденному чаю, «они двое отдыхают вместе» ещё раз разожгло их умы.

— Думаю, мы беспокоимся по пустякам. Однако по крайней мере до вчерашнего дня они не показывали никаких признаков каких-либо отклонений.

Микихико и Тацуя пришли к выводу, что «это не болезнь».

— Конечно, ещё есть ничтожный шанс, что они и вправду заболели.

Хотя Хонока обратилась к Тацуе, ей ответила Шизуку:

— Есть также шанс, что это не случайность.

— Тоже верно.

Вероятность отскочила от вероятности, и партнер по разговору Хоноки сменился с Тацуи на Шизуку.

— Сейчас, когда ты об этом упомянула, если это «не случайность», будут ли они вести себя так близко?

— Не думаю, что это странно, даже если бы произошло, но…

— Хм, да, я тоже так считаю, — поспешно выразила согласие Мизуки, поскольку Шизуку взглядом спросила её «что ты думаешь».

— Но, если они прямо сейчас вместе, что они делают?

Услышав, как Миюки сказала это, спокойно склонив голову, Мизуки и Микихико друг за другом покраснели.

— Вы двое, о чем вы только что подумали?

— Нет, нет, ни о чем.

— Д-Да! Ни о чем!

— Ладно, забудьте. — Миюки вздохнула на то, как они совершенно очевидно отреагировали, и снова посмотрела на брата.

— Ну, похоже, они думают об одном и том же. Даже если нет доказательств, но, может быть, Лео положил глаз на Эрику. — Тацуя пошутил, подмигнув.

— Ха-ха, вполне возможно. — Губы Миюки также согнулись в улыбку.

◊ ◊ ◊

У Тацуи не было способности «Всевидящий глаз».

Тем не менее на подобный подвиг он был способен.

Поскольку магия не зависит от физического расстояния, сенсорные способности через информационное измерение тоже не зависят от физической близости. Пока цель видно через информационное измерение, волшебник может её «увидеть», как бы далеко она ни находилась. Например, через мощный телескоп можно увидеть поверхность луны, и если на ней будет находиться луноход, то можно будет увидеть его статус на поверхности луны (на самом деле таких мощных телескопов не существует).

Однако тогда была чистая случайность, он тайно не наблюдал за тем, что Лео и Эрика делают.

— Эй, ты снова отвлекся! — Эрика закричала на оппонента, который, держась за голову, упал на колени возле её ног.

— ~~Это больно… Я уже достаточно раз говорил! Ртом пользуйся, прежде чем руками! Для чего, думаешь, язык нужен!

— Просто ты не поймешь, даже если я скажу.

— Даже не думай, что от того, что ты меня побьешь, для меня всё прояснится. — Тем самым, возражения Лео быстро иссякли, пока он, наконец, не сдался. В частности, потому что его учили, и у него не было причин сопротивляться, но в основном из-за пораженческой ауры, окружающей его неоднократные проигрыши.

— Ты прав. Давай сделаем перерыв. — Однако Эрика никогда не считала, что Лео недостает способностей. Вероятно, она очень хорошо понимала, как это трудно изучить новую технику. — Держи.

— Ох, спасибо.

Эрика передала тёплую бутылку воды Лео, который только что плюхнулся на пол додзё, затем стала перед ним в своей форме для кэндо.

— Ты был способен на это, когда был в том плаще… Неужели условия настолько отличаются? — неосознанно произнесла Эрика вслух, но Лео, услышав такие слова, недовольно нахмурился:

— Ты имеешь в виду во время Турнира девяти школ? — Каким бы хорошим исход ни оказался, его внешний вид был тогда чем-то, что Лео отчаянно хотел забыть. Однако, поскольку это имело некоторое отношение к технике, которую он пытался изучить, он просто не мог притвориться, что забыл. — Тот плащ не был прямым, как металлическая пластина, и не был оснащен способностью служить щитом. Похоже, что в ткань была встроена некая магия поддержки.

Эрика села, затем потёрла пальцами подбородок:

— Хм~, хотя мы тоже можем добавить заклинание поддержки, будет намного быстрее попросить Тацую.

— Нет, не делай этого, — Лео покачал головой на сказанные Эрикой слова, — в этот раз, если мы потревожим Тацую, всё станет бесполезно. Если всё, что требуется — вызвать магию поддержки, тогда позволь мне сделать это самому.

— Как отважно, — Эрика усмехнулась.

Эта неожиданно ослепительная улыбка заставила Лео отвести взгляд.

◊ ◊ ◊

Сегодня была суббота, но школа тем не менее была открыта. Старшие школы магии не применяли формат «два выходных дня в неделю». Хотя сегодня Тацуе ещё предстояло посетить занятия (включая практику), он всё равно посетил храм Якумо. И даже взял Миюки с собой.

На самом деле это Якумо его пригласил протестировать отремонтированное тренировочное помещение для «атаки на дальней дистанции с помощью ки».

Существовало лишь несколько мест для боевой тренировки магии стрельбы. Особенно для того, кто не может использовать тренировочные сооружения на территории школы, вроде Тацуи (на территории школы о «Туманном рассеивании» не могло быть и речи), было б идеально, найди он зону для практической стрельбы в окрестностях, чтоб ему не доводилось проделывать весь путь к базе в Цутиуре.

Хотя Миюки не нужно было скрывать способности, как брату, строения для практики на территории школы для учеников и клубов не позволяли ей использовать всю свою силу. К тому же магия, в которой она превосходна, была ближе к магии на площади, чем к целевой стрельбе. Поскольку ей обычно не хватало места или времени для тренировки по стрельбе, Тацуя потащил её с собой, сказав что «это прекрасная возможность».

Тренировочная зона находилась под землей, под главным залом храма, и занимала весьма большую территорию.

— …Кия! …Ты!»

Следует сказать, как и ожидалось от храма Якумо, поскольку секретная тренировочная зона, используемая ниндзя, значительно отличалась от их школьных сооружений.

Миюки отказывалась признавать поражение, с лица струился пот, она тяжело дышала. Несколько раз перекатилась, опрятные волосы взъерошились.

Это была зона в форме квадрата.

В трех из четырех стен и потолке были бесчисленные дыры, с которых вылетали цели (они не вылетали со всех четырех стен потому, что существует очень мало реальных условий, когда враг окружает человека полностью; в настоящем бою следует отступить задолго до того, как это произойдет).

Каждый раз появлялись десятки целей, лишь чтобы через секунду скрыться.

Просто попытаться сбить их все, само по себе было тяжело, а там было ещё и хитрое условие, при котором любая цель, которая останется, может выстрелить в ответ.

Хотя Миюки сумела заблокировать все беспощадные ответные выстрелы, было несколько мгновений, когда она падала, пытаясь выбрать между нападением и защитой.

— Хорошо, на этом остановимся!

Как только Якумо дал сигнал остановить устройство для тренировки, Миюки не могла не сесть бессильно на пол. Похоже, сложность тренировки была установлена слишком высоко.

— Хорошая работа.

— Ах, Онии-сама, извини, — Миюки поспешно взяла полотенце, которое ей передал Тацуя.

Передав ей полотенце, второй рукой Тацуя взял сестру за руку и мягко потянул её грациозную фигуру, чтобы она встала на ноги.

— Большое спасибо.

— Кажется, ты не поранилась. — Посмотрев на сестру, которая стояла в тонкой тренировочной кофте и шортах до колен, Тацуя улыбнулся, сказав ей эти слова, пока она пыталась восстановить дыхание.

Лицо у Миюки покраснело не только из-за её недавних физических нагрузок, интересно, Тацуе удалось это заметить? Конечно, на этот вопрос не было ответа.

Кивнув краткому ответу сестры «я в порядке», Тацуя направился к центру платформы. Миюки не была недовольна этим отчужденным отношением. Он сюда пришел не играться. Если она заставит брата слишком сильно беспокоиться, то сделает ему только хуже. Конечно, такого никогда не случится.

Не спеша шагая вперед, Тацуя поставил перед грудью свой любимый CAD. Он согнул колено и стал наизготовку.

Не дожидаясь, пока Миюки покинет платформу, тренировочная сессия началась без какого-либо сигнала.

Из трех стен вылетели цели в форме шаров.

И тут же в миг появления распались.

Тацуя вытянул правую руку и принял положение стрельбы.

Он лишь нажал на спусковой крючок — нажал лишь один раз кнопку на CAD.

Двенадцать целей разложились без малейшего труда.

Без перерыва, цели вылетели с потолка и стен.

На этот раз их было двадцать четыре.

Тацуя не целился ни в какие индивидуальные цели, просто нажимал на спусковой крючок CAD. Затем он ринулся в сторону, чтобы уклониться от оставшихся обломков в виде пыли.

Повернувшись, он поднял вверх правую руку и нажал на спусковой крючок.

Будто пытаясь заменить пробелы, сформированные разрушенными шарами, повторно материализовались рои шаров.

Дважды, трижды, он снова и снова продолжал нажимать на спусковой крючок.

Однако даже когда все цели иссякли, не прозвучало ни единого ответного выстрела.

— Онии-сама, поразительно! — После того как устройство остановилось, Миюки полетела прямо к Тацуе, который уже опустил CAD.

— Серьезно, полная победа. Неужели даже такого уровня сложности недостаточно? — Следом пришел Якумо с горьким выражением на лице.

Тацуя улыбнулся в ответ Миюки и направился к Якумо.

— В этом я специализируюсь, в конце концов, но даже в таком случае было тяжко. Кто пришел к той хитрой схеме, которая использует слепые пятна в качестве преимущества?

— Я получил схему от Казамы-куна.

— Понятно, значит работа Санады, — тихо пробормотал Тацуя, подумав об откровенной улыбке технологического офицера, одного из самых коварных в Отдельном магическом батальоне.

Когда лицо у Якумо расслабилось, чтобы скрыть его реакцию, Миюки шагнула между ними двумя.

— Кстати, Онии-сама, когда ты научился сбивать тридцать шесть целей одновременно? — спросила она, но не потому, что опасалась за брата, а скорее из-за того, что не могла сдержать волнения. — Если вспомнить, то три месяца назад твой лимит был двадцать четыре.

Миюки говорила о количестве целей, которые одновременно можно поразить магией. Хотя у специализированного CAD была форма пистолета, это не значит, что магия выстреливает из дула. Общий CAD, скорее всего, даже не был бы в форме оружия.

Современная магия, в форме Четырех Великих Систем и Восьми Главных Типов, полагается на манипуляции с Эйдосом выбранной цели, нежели на использование магических пуль, чтобы выстреливать в цель. Поэтому пока человек способен сосредоточится на целевом явлении, будет возможно нацелиться на несколько экземпляров одинакового явления.

Чтобы этого достичь, каждая из повторных целей должна быть определена и рассмотрена одновременно.

Вместо того чтобы соединить все цели вместе и определять все явления вместе и изменить их, как один, магию нужно применить к каждой индивидуальной цели, поэтому необходимо определять тонкие различия между ними.

Если количество целей лишь до десяти, тогда любой сможет это сделать с соответствующей подготовкой. Всё что выше — область, где необходимы другие способности, помимо магии, даже добавление одной цели становится невероятно трудным.

У Миюки блистательно засияли глаза. Излишне говорить, что это был в полной мере её комплекс брата.

Однако на вопрос сестры Тацуя лишь засмеялся и покачал головой:

— Нет, хотя эти враги делают ответные выстрелы на самом деле, больше похоже, что они ожидают, чтобы ответить. В настоящем бою без какого-либо промежуточного перерыва, пока двадцать четыре уже мой лимит.

— Пожалуйста, не будь таким скромным. Даже если это так, даже если тренировка установлена, чтобы ожидать ответа, я одновременно могу справиться лишь с шестнадцатью. Онии-сама, ты и вправду невероятен!

— Эй, лестью от меня ничего не получишь. Ты способна использовать магию в более широком масштабе, нежели я, и если бы ты постоянно не поглядывала на меня, тоже смогла бы это сделать. В обороне ты далеко впереди меня, разве не так?

— В таком случае, Онии-сама, разве ты не достигнешь ещё большего, чем могу я, увеличив уровень вмешательства?

Якумо криво усмехнулся, тем самым перебив их загадочный разговор:

— Эй, вы двое ведь помните, что у стен есть уши?

Тацуя и Миюки одновременно смутились, затем обменялись понимающими улыбками.

Потом они покинули подвальное тренировочное помещение, и пришли к коридору, где была комната Якумо.

Привёл их сюда, несомненно, Якумо. Хотя он сказал, что принесет им чай после тренировки, само то, что они были в его личных апартаментах, вместо того чтобы пойти в главный зал, намекало, что этот странный жест вызван чем-то особенным, подумал Тацуя.

— Вам ещё нужно идти в школу, так что буду краток, — принеся чай для троих, Якумо сел напротив Тацуи и перешел сразу к делу, — похоже, ты получил особый предмет.

Хотя невозможно было подтвердить, является ли «особый предмет», о котором заговорил Якумо, Магатамой, Тацуя не был чрезмерно удивлен или поражен. Невозможно, чтобы кто-то общался с Якумо, если бы его шокировали слова такого уровня.

— Вы говорите о переданном мне на хранение предмете? — Тацуя решил прямо и откровенно подтвердить, обладает ли предметом, о котором заговорил Якумо. Не было необходимости пытаться обмануть Якумо, что Тацуя уже выучил через многолетний опыт. Точно так же Тацуя понимал, что Якумо не любит людей, которые завязывают бессмысленный разговор, чтобы выведать секреты.

— В таком случае я советую тебе вернуть его как можно скорее. Если нужно его хранить, держи его не в своем доме.

Тацуя понимал, что Якумо может его предостеречь, но не ожидал такой серьезности в его голосе. На Тацую нахлынуло удивление и тревога, он просто не мог не выпрямиться перед Якумо.

— Ничего не указывает на то, что кто-то о нас догадался.

Слова Тацуи содержали тонкий вопрос «неужели кто-то за нами шпионит?». Поскольку он получил болезненный (физически) урок во время инцидента с Саюри, он в последнее время начал предусмотрительно следить за аурами вокруг. Однако, исключая несколько незначительных происшествий, по крайней мере ещё не появились серьезные угрозы, на которые намекал Якумо.

— Потому что они очень осторожны, а не потому, что им недостает таланта, — ответил Якумо, что послужило не только предупреждением о способностях врагов, он также намекнул, что вышел на их след.

— Кто они… наверное, мне бесполезно даже спрашивать.

— Не совсем бесполезно, — полностью театрально ответил Якумо, но Тацую это не заботило. С другой стороны, Якумо видел, что Тацуя не схватил наживку, потому медленно отошёл с крючком: — Хм, в таком случае… я дам тебе ещё один маленький совет: если перед тобой появится враг, будь очень осторожен относительно его покровителей.

— Покровителей?.. — Тем, кто спросила в удивлении, была Миюки.

Тацую тоже интересовал ответ, поэтому он безмолвно посмотрел на Якумо.

— Цена будет значительно выше, если ты захочешь задать больше вопросов.

Однако Якумо не ответил.

◊ ◊ ◊

Осталось восемь дней до начала Конкурса диссертаций.

Уровень поддержки настоящей демонстрации, со сценой и тому подобным, практически достиг полной мобилизации школы.

Были люди, ответственные за создание компонентов для устройства, люди, отыгрывающие сцены, люди, служившие зрителями, люди, ответственные за транспортировку и раздачу коробок для завтрака, все в школе, которые не участвовали в Турнире девяти школ, в полной мере использовали здесь свой талант.

С другой стороны, у спортивных учеников тоже была своя миссия, которая также давала им возможность выложиться на полную. Даже основные члены, которым обычно не нужна была подготовка, потели на практической тренировке, просто на тот случай, когда будут нужны.

На перестроенном холме возле школы располагались внешние тренировочные сооружения. Старшие школы магии — не военные или полицейские тренировочные академии, но невероятное количество учеников развивается именно в этом направлении, следовательно, необходимы как внутренние, так и внешние тренировочные сооружения.

В этом искусственном лесу Микихико скрыл своё присутствие и посмотрел на старшеклассника, который был его тренировочным партнером.

Он скрывался в тени деревьев, но противник стоял на виду, посреди открытой местности. Справедливый и достойный — это описание подойдет ему идеально. Он был способен запугать Микихико, даже не посмотрев в его сторону. Противником по тренировке был Председатель группы управления клубами, Дзюмондзи Катсуто.

На время Конкурса диссертаций Катсуто будет главнокомандующим всего персонала безопасности всех девяти школ. Поскольку он будет работать вместе с представителями других школ, ему необходимо тренировать командование с передовой, чтобы вдохновить других учеников, выбранных в качестве персонала безопасности, и укрепить их мораль.

Микихико был выбран в качестве его противника в основном за счет своего выступления на Турнире девяти школ. Впрочем, он был не единственным противником Катсуто. Изначально было десять против одного. Тридцатью минутами позже, семь уже проиграли.

Микихико уже активировал несколько атак дальней дистанции, но хотя он ещё не получил ни единого попадания, уже полностью вспотел. И холодным потом, в придачу.

«Слишком тревожно, эх»

Когда он услышал, что его выбрали оппонентом по тренировке, то чуть не вскочил от радости. Ученик первого года, и к тому же ещё и второго потока, который не присоединился ни к каким клубам магических соревнований, нашёл бы почти несбыточным просить о возможности служить партнером по тренировке для преемника семьи Дзюмондзи.

Он не только кивнул в благодарность Саваки, который принёс эту новость, но и решительно поклонился. Конечно, он очень прекрасно понимал, что не может стоять на равных с Катсуто. Поэтому решил выложиться на полную и набраться от этого опыта.

Однако…

«Расслабься, бой ненастоящий»

С самого начала Микихико постоянно напоминал себе об этом.

Катсуто сдерживался. Из семи проигравших никто серьезно не травмировался. Даже зная об этом, Микихико был почти раздавлен давлением, которое создавал Катсуто.

Не потому, что Микихико думал, что слаб, но потому что чувствовал — исходящее от Катсуто давление непреодолимо. Три минуты назад ученик первого года из Ста семей запаниковал перед лицом этого давления и проиграл, когда безрассудно бросился нападать.

Незаметно дыхание у Микихико стало прерывистым. Он задышал громче, так, что оно стало легко различимым. Он быстро это заметил и поспешно успокоился. За это время он выдал всего лишь два или три звука.

Даже в помещении его нельзя было бы услышать дальше, чем за метр. Но, несмотря на это, глаза Катсуто точно повернулись к деревьям, где скрывался Микихико.

Холодный пот снова прошел по спине Микихико. Медленно успокоив дыхание, он полностью сосредоточился на зрении и слухе.

У него не было смелости магией выяснить, что происходит вокруг. Даже если враг знает, где он, у него не было смелости показать себя, если враг непосредственно не видит его лицо.

Он попытался ушами осторожно различить воздушные потоки. Коленями, через ткань брюк, он ощущал небольшие вибрации земли, но этого было недостаточно. Глазами он читал незначительные колебания, которые не могут нарушить воздушный поток, носом и языком ощущал изменения химического соотношения в самом воздухе.

Микихико увеличил свои пять чувств и скомбинировал их с шестым чувством, чтобы точно прочесть обстановку.

Не выдавая ни намека тревоги или предельной осторожности, Катсуто уверенно зашагал прямо к Микихико.

«Три, два, один, сейчас!» — мысленно начав обратный отсчет, Микихико опустил правую руку на землю.

Он передал сигнал по линии вниз, передал Псионы в магическое формирование.

Условно активированная магия, которую он запланировал прежде, чем скрыться в тени, активировалась, получив поток Псионов от заклинателя.

Вокруг Катсуто возникло четыре столба земли, чтобы его задержать. Эти столбы были от него на юго-востоке, юго-западе, северо-западе и северо-востоке; они идеально расположились для четырех врат: земли, человека, неба, и демона.

В следующее мгновение круглая область, где стоял Катсуто, внезапно провалилась под землю.

Древняя магия «Земляная яма».

Это была не техника, которой можно скрыться в объятиях земли, но заклинание, которое заставляет врага упасть в земляной туннель, нарушая чувства и мешая при этом движению, чтобы выиграть время для побега.

Против уступающего противника, этого было бы достаточно, чтобы полностью ограничить движения и поймать его. Однако Микихико не был достаточно оптимистичным, чтобы верить, что сможет достичь чего-то большего, нежели выиграть немного времени, если противник — Дзюмондзи. Микихико не обманывал себя относительно своих способностей.

Не теряя времени на проверку эффективности вызванной магии, Микихико побежал на максимальной скорости. Решение было верным. После того как пылевое облако опустилось, на земле в круглой пропасти осталась лежать куча грунта, в которой Катсуто стоял без единой пылинки на себе.

Его барьер полностью заблокировал атаку, которая использовала землю в качестве проводника. Однако также верно было и то, что он потерял визуальный контакт со сбежавшим врагом.

Катсуто слегка улыбнулся и использовал обратную реакцию барьера, чтобы чуть подняться и вернуться обратно на поверхность.

Чтобы предотвратить несчастные случаи и обеспечить медицинскую помощь во время магических тренировочных сражений, имелись люди, следившие за внутренними и наружными камерами наблюдения.

— Хех~… — глядя на монитор, Мари вздохнула.

Микихико мог так долго выжить, хотя и был учеником первого года, у него и вправду есть способности. Впрочем, свои превосходные способности, превзошедшие границу между первым и вторым потоком, он уже доказал на Турнире девяти школ.

Однако, снова увидев его в настоящем бою, было очевидно, что эффекты от его уникального способа применения магии намного превзошли ожидания.

— Он обладает талантом иного масштаба, чем Тацуя-кун. В этом году у нас много интересных учеников, — сказала Маюми.

Губы Мари изогнулись вверх.

— Если мы разделим учеников, как иронично, что более интересными окажутся ученики второго потока.

Услышав это, Маюми показала кислую улыбку:

— Это неверно, Мари. По комбинированным навыкам число талантливых учеников на первом потоке всё ещё выше. У нас такое впечатление лишь потому, что несколько учеников второго потока с уникальными способностями особо бросаются в глаза.

Объяснение Маюми попало прямо в точку, заставив Мари кивнуть с аурой понимания. Затем она снова направила взгляд на монитор:

— Однако этот парень, несомненно, более «полезен», чем другие ученики первого года. Если говорить красиво: то «птицы собираются по окрасу».

— На Турнире девяти школ Йошида-кун набрался опыта, даже учителя заметили серьёзное улучшение. Я бы хотела, чтоб такое положительное влияние продолжило распространяться.

— Этот парень не из тех, кто проявляет лидерские качества.

— Как бы сказать… думаю, он из тех, кто создает массу врагов.

На мониторе рядом с Мари и Маюми, которые обменялись кривыми улыбками, Микихико был загнан в угол и дал свой последний бой.

◊ ◊ ◊

Сегодня Лео тоже пришел прямо в додзё, принадлежавшее «магическим Мечникам» — семье Тиба из Ста семей, вместо того чтобы идти в школу. Включая небольшой перерыв на обед, Лео потратил шесть часов, обливаясь потом и махая боккеном — мечом для тренировок. Боккен имел металлический сердечник, и даже обычный мечник мог использовать его непрерывно лишь три часа. Даже Эрика, которая обычно сильно критиковала Лео, изумилась его невероятной физической выносливостью и умственной концентрацией.

— Хорошо, давай остановимся.

Лео остановил руки по сигналу Эрики и глубоко вздохнул. Он принял полотенце, которое она ему передала, и вытер пот.

— Ты и вправду хорошо потрудился, хоть и не опытен в искусстве владения мечом.

Её слова не были любезными, но в тоне не было обычных дразнящих ноток, он был чистым выражением её мнения. Хотя Лео это прекрасно понимал, он всё же пожал плечами и ответил в своей обычной пытливой манере:

— В сравнении со всеми здесь я определенно оцениваюсь новичком. Хотя я не махал мечом, в обычной клубной деятельности часто используют ледоколы и зажимы.

— Ледоколы я понимаю, но зажимы?.. Что, черт возьми, клуб Альпинистов делает?

— Ну, зажимы как зажимы, нет в них ничего особо странного… По выносливости, полагаю, обе стороны равны.

Как он и сказал, Эрика не просто смотрела, как Лео машет мечом. Она стояла напротив него и махала мечом, чтобы продемонстрировать движения. Лео смотрел на её движения и делал всё возможное, чтобы их скопировать.

— Мой боккен легче, я быстро бы сдалась, если бы махала таким же, как у тебя, — сказав это, Эрика внезапно бросила Лео боккен, который использовала.

Отчаянно его словив, Лео одной рукой слегка им взмахнул, чтобы проверить вес. У него на лице появилось озадаченное выражение:

— Он и впрямь легкий… Однако, будучи слишком легким, его труднее держать обеими руками.

— Для этого есть один безумный метод.

Ответ Эрики не был ни скромным, ни милым, когда она рукой вытерла пот с лица. Из-за жары она потянула за воротник формы для кэндо, чтобы немного охладиться свежим воздухом. Хотя её нижнего белья и кожи не было видно, Лео всё же повернулся лицом в другую сторону.

Поскольку он применил дополнительную осторожность, чтобы избежать обнаружения Эрикой, даже если она увидела подозрительное поведение Лео, она ни в малейшей степени не смутилась. Они были одноклассниками более полугода, так что она знала, что Лео — молодой человек с бесцеремонным поведением, но на самом деле удивительно невинен и упрям. По её оценке, если женская раздевалка не будет полностью заперта и дверь останется немного приоткрытой, Лео не будет подглядывать, даже если будет один. Тем не менее Эрика всё же была раздражена отношением Лео, когда он, очевидно, отвел взгляд.

— …Куда это ты смотришь?!

— А?! — Лео запнулся на недовольный взгляд и вопрос Эрики. — Э, н-никуда, я ничего не видел!

Паникующее состояние Лео лишь усложнило смущение Эрики. Всё же в сердце она была чистой девушкой.

— Я знаю, что ты ничего не видел! Я тебе говорю о том, чтобы ты не глядел без причины по сторонам!

— Ох, емм, извини.

Между ними повисло неловкое молчание. Впрочем, Эрика была не таким человеком, чтобы колебаться со словами:

— …Давай начнем следующий этап тренировки.

Под ястребиным взглядом Эрики, Лео не выглядел слишком измученным и сумел расслабиться.

— Уже время попрактиковаться в ударах по соломенным манекенам?

— Верно, иди за мной.

Эрика повела его в соседнюю комнату, где их ждала сеть из соломенных манекенов. Эта комната была создана для того, чтобы точно показать влияние лезвия в зависимости от того, как им ударять или как его держать. Чтобы максимально увеличить реалистичность каждого взмаха, просто невозможно было бы выявить весь свой потенциал без этой комнаты. Это условие было неотъемлемой частью для того, чтобы научить Лео технике «Усуба Кагэро».

— Держи, это настоящий меч, так что будь осторожен.

В этот раз Эрика просто не могла бросить меч, поэтому она взялась за центр рукоятки и передала обнаженный меч Лео.

Правой рукой Лео схватил низ рукоятки, левой — конец клинка, он принял меч двумя руками.

— Ты запомнил шаги?

— Да. Сперва горизонтальный удар по верху манекена, затем останавливаюсь, чтобы сделать второй удар. Потом выполняю второй и третий удары. После пяти ударов перехожу слева направо к следующему манекену.

— Верно. Я собираюсь отдохнуть внутри. Дай знать, когда достигнешь самого правого манекена.

— Что мне тогда делать с мечом?

— Ножны у двери, — сказав это, Эрика указала на двери.

Поскольку Лео только что видел, как она вынула клинок, на самом деле не было необходимости ещё раз это проверять. Однако, будто чтобы умиротворить Эрику, он направил взгляд в сторону, в которую она указала.

Учитывая, что ножны могут держать меч, они, должно быть, обладают функцией очистки от грязи и смазывания. Услышав подтверждение Лео, Эрика чуть махнула рукой и покинула комнату.

Полный духа, меч полоснул сверху вниз.

Сначала были случаи, когда клинок застревал, поскольку Лео прикладывал недостаточно силы, но к концу он был способен разрезать их на части одним ударом. Когда он поразил последнего, оставленное Эрикой задание было выполнено. Он закончил минут за десять, что немного запутало Лео.

Это было почти слишком легко — из-за чего Лео подумал, что что-то не так. Эрика сказала её позвать, как только закончит, и покинула комнату, сказав, что хочет отдохнуть. Другими словами, по суждению Эрики, это должно было занять значительное время. Но за это время можно было лишь выпить чашечку чая.

«Раз так, — пришел к выводу Лео, — вероятно, я совершил где-то ошибку»

Тем не менее он представления не имел, где именно её совершил. Неужели Эрика неправильно просчитала способности Лео? Немного поразмыслив, он всё же не нашел жизнеспособного ответа. К счастью, Лео был не тем человеком, чтобы попусту тратить время и энергию на такие мысли. Поскольку у него не было полной информации, чтобы прийти к ответу, любое дальнейшее размышление будет пустой тратой времени. Эрика сказала: «позови, когда закончишь», поэтому даже если он «закончил» вне её расчетов, Лео, в конечном счете, решил пойти к Эрике.

Как и было сказано, он положил меч назад в ножны и вышел из комнаты в прилегающий коридор, лишь чтобы осознать, что не спросил Эрику, куда она пошла. Даже он удивился такому глупому повороту событий. Молча высмеяв себя, он оглянулся вокруг, ища терминал HAR, но ничего похожего не увидел. Впрочем, даже если бы нашел один, у него не было полномочий, чтобы запросить информацию, и его могли даже рассмотреть как подозрительную личность, мысль, которая заставила Лео отказаться от поиска терминала.

Если он вернется в додзё, кто-то должен быть способен указать ему правильное направление, подумал Лео и повернулся, чтобы пойти назад, тем самым наткнувшись на молодую женщину, выходившую из главного здания. Ей было около двадцати пяти лет, одета она была в кимоно (Лео не был знаком с такой одеждой), следовательно, по одежде, Лео не мог сказать, замужем она или нет. Черты лица не особо выделялись, но суровое отношение было бы неуместно для слуги. Да и в этой семье, наверное, не было служанок её возраста.

— Ара, незнакомое лицо. — Этот властный взгляд укрепил мысль Лео, что она из семьи Тиба. Хотя она не была похожей на Эрику, но если черты лица Эрики пришли от её матери, тогда черты лица этой женщины пришли от отца. — Ах… должно быть ты одноклассник Эрики.

Несмотря на любезные слова, уши Лео не уловили в них и следа доброты. Их родственные отношения, — Лео предположил, что женщина приходится Эрике старшей сестрой, — похоже, весьма враждебны, подумал он.

— Сайдзё Леонхарт.

Впрочем, даже если это была Онээ-сама, с которой у Эрики плохие отношения, своего отношения Лео не изменил. Он знал, что если будет играть комедию, то это лишь плохо на нем скажется.

— На самом деле Эрика-тян попросила меня, чтобы я её позвал, когда закончу задание.

Он это сказал лишь потому, что «называть её просто по имени будет плохо», за тем исключением, что тон у него изменился полностью, от тревоги. Тем не менее сестра Эрики, похоже, не показала этот особый интерес, уникальный для большинства женщин.

— Эрика-тян сказала, куда пошла?

Оказалось, её больше беспокоила тема вопроса, чем такие тонкости. Неужели она серьезный человек? Хотя, кажется, это не единственная причина, подумал Лео. Впрочем, так утверждать у него оснований никаких не было.

— Она лишь сказала, что хочет отдохнуть.

— Ох… в таком случае она должна быть в гостиной, — сказала сестра Эрики (вероятно) и из широкого рукава достала небольшой терминал. Несколько раз нажав на кнопки, она передала его Лео со словами «я одолжу его тебе ненадолго». — Следуй инструкциям на экране и используй его, чтобы открыть дверь.

— …Мне правда можно его взять?

— Это ведь Эрика сказала, чтоб ты её нашел, верно?

— Да…

Хотя несколько мелочей от него ускользнуло, это и вправду предоставит столь необходимую помощь в поиске Эрики. Поэтому он принял терминал, сказав что-то расплывчатое, вроде «как вам будет угодно» сестре Эрики (вероятно), и зашагал в сторону додзё.

— Если подумать, этот дом большой…

Тогда Лео немного колебался, заимствовать ли терминал, но сейчас полагал, что «это и впрямь удача, что его позаимствовал». Конечно, это относилось к терминалу, который ему одолжила сестра Эрики (вероятно).

Он так подумал, потому что маршрут к гостиной было весьма трудно найти. Это было почти как если бы он взял большой крюк, но Лео знал, что это, наверное, просто такая у дома Эрики планировка. Несмотря на всё это, после пяти минут ходьбы Лео наконец стал перед дверью, ведущей к гостиной.

Хотя нужно было всего лишь войти, Лео по-прежнему немного волновался. Эрика не была ни его родственницей, ни любимой, и могла быть оценена лишь как близкая («близкая» как друг, но слов было недостаточно, чтобы это выразить) одноклассница.

Всё же следует прежде постучать.

— Эй, Эрика, ты внутри? — выкрикнул он, когда никто не ответил на стук, но всё равно никто не ответил.

Она точно там? Несмотря на дурные предчувствия, если эта комната пуста, тогда ему не о чем волноваться. Лео поднес терминал, который держал в руке, к устройству чтения.

После короткого электронного сигнала замок открылся.

Изнутри комнаты раздался звук.

Что теперь, неужели всё это время она была внутри? Подумал Лео и открыл тяжелую дверь, в которой не было дверной ручки.

Он сразу же услышал, как кто-то закричал «Подожди! Подожди секунду!»

— Э?!.. — нелепый звук раздался из горла Лео.

Но он этого не осознавал. Теперешний Лео не имел свободного времени, чтобы волноваться о чем-то таком. Всё его тело так застыло, что он даже не понял, что должен сейчас закрыть глаза.

Конечно, особа напротив него была такой же.

Прямо перед взглядом Лео Эрика застыла в полуобороте.

У него перед глазами была такая картина: скромность Эрики прикрыта лишь одним полотенцем, и не только поза у неё совершенно неестественна, но и узел перед грудью развязался. Рядом стояло массажное кресло с откидной спинкой. Эрика, наверное, лежала на нем вплоть до того времени, как он вошел. За Эрикой явно была другая дверь с дверной ручкой. Лишь сейчас Лео наконец осознал, что зашел через аварийный пожарный выход.

Полотенце вокруг груди Эрики выбрало как раз этот миг, чтобы упасть. Ход времени стремительно замедлился до скорости улитки. Нет, скорее, его сознание стало во много раз более сосредоточено. Эрика схватила медленно падающее полотенце. Тем временем тело Лео наконец вырвалось из своего пленения.

— Ах.

— Не стой как истукан и не распускай слюни как какой-то извращенец, идиот! — её колючий язык послал ураган женской ярости. Лео даже извиниться не успел.

— Эта хитрая женщина… Видно, я дура, раз считаю её старшей сестрой…

С одной стороны, Эрика бормотала ругательства себе под нос, пиная при этом массажное кресло, тогда как с другой стороны, Лео щеголял ярко-красным следом от руки на лице. Это был итог того, что Лео полностью принял требование Эрики «несмотря ни на что, мне нужно тебя ударить». Она использовала ладонь, а не кулак, потому что Лео был тоже жертвой обмана, и определенно не из-за того, что не любила жгучую боль в руке.

На пощечину Лео не жаловался. Вина за этот несчастный случай полностью лежит на нем. Хотя Эрика была в таком незащищенном виде и расслаблялась на массажном кресле лишь потому, что неправильно оценила время, которое потребовалось Лео для выполнения задачи, это был совершенно иной вопрос, нежели неоспоримый факт, что именно он открыл аварийный выход. Хотя он едва ли смог увидеть какие-либо критические части, это определенно не освобождает от какой-либо ответственности. Похоже, на сегодня лучше будет пойти домой, подумал Лео и решил ещё раз извиниться перед Эрикой.

— Эрика.

— Лео.

В конце концов, они одновременно назвали имя друг друга.

— Лео, — в тот миг, когда Лео немного сник под пронзающим взглядом Эрики, она снова назвала его имя, — немедленно забудь, что видел!

Неважно насколько этот вопрос имеет смысл, Лео всё же нашел это трудной задачей. Человек просто не может так просто стереть память.

— …Хотя я понимаю, что это совершенно бесполезно.

Смысл этих слов Лео понимал, однако ему не давала расслабиться дрожь, почему-то он не мог её развеять. К тому же предчувствие быстро стало реальностью.

— Как насчет того, чтобы у тебя не осталось никакого свободного времени, чтобы думать о такой ерунде, я начну тебя серьезно тренировать. Я собираюсь перейти на основы искусства владения мечом, а также на Усубу Кагэро.

Хотя это было достаточно важно, чтобы попросить Эрику повторить ещё раз, Лео был в ужасе от её холодной ауры и не смел открыть рот.

— Начиная с сегодняшнего дня, почему бы тебе просто не спать здесь.

— …Я не взял с собой сменную одежду, — Лео вложил всё оставшиеся мужество в последние слова.

— Мы и здесь можем подготовить белье. Деньги не проблема, — закончила Эрика.

Тем не менее, не выпустив всё недовольство, она ещё раз сильно пнула Лео.

◊ ◊ ◊

Даже вечером территория Первой школы по-прежнему была заполнена оживленной деятельностью учеников. Шум практически соперничал с уровнем школьного фестиваля. Старшие школы магии включают формат, который требует не только среднего образования высшего качества, но и магического образования, от того и отсутствие школьных фестивалей. Прежде всего, попросту не хватает свободного времени, чтобы выделить его во время учебного года. В общем-то, внутренние соревнования на самом деле существуют, но нет никаких, превосходящих школьные клубы или индивидуальные классы, которые могли бы объединить всех учеников к совместной работе по достижению одной общей цели. В отличие от Турнира девяти школ, в котором доминировали талантливые ученики как в период самого турнира, так и в период подготовки, на Конкурсе диссертаций ученики второго потока имели много возможностей засветиться во время подготовительной фазы, вот почему территория школы подошла к уровню безумия, которое можно увидеть лишь на школьном фестивале.

Ученицы первого года с Литературного клуба вызвались быть командой поддержки для основных работников, которые трудились вместе над последним этапом проекта. Хотя уже был почти конец учебного дня, молодые девушки всё ещё были заняты подготовкой бэнто на ужин. Мизуки, из Художественного клуба, тоже можно было увидеть среди них.

Говорят, осенью солнце садится рано, а поскольку сейчас была вторая половина октября, ночь тоже наступала рано. Недавно западное небо ещё было фиолетовым, будто кто-то плеснул на него слой краски; сейчас слабый фиолетовый стал темно-синим. За окном уже наступила сама ночь. «Уже довольно поздно», — не мог не подумать Микихико.

Сегодня его позвали быть тренировочным партнером Председателю группы управления клубами Дзюмондзи Катсуто. Конечно, это не было один на один. Это был учебный бой десять на одного, и Микихико был одним из десяти.

Хотя он и не думал, что тренировочный бой будет всего лишь один, но не возлагал больших надежд. Микихико не был связан с Десятью Главными Кланами и не был учеником первого потока, потому во время Турнира девяти школ сила Катсуто оставила на нем глубокий след. Даже во время тренировочного боя шанс бросить вызов такому сильному оппоненту не был чем-то, что можно просто попросить. На этот раз у него была ценная возможность испытать, насколько Катсуто на самом деле силен. Точно так же у него было невероятное желание изучить, как в тренировочном бою сражаются пользователи современной магии.

Как Микихико и надеялся, тренировочных боев было пять. Он также проиграл Катсуто пять раз. Неровно дыша и упав на землю (может, он свалился с ног?), он был полностью удовлетворен тем, как использовал своё время. Поскольку они начали вскоре после того, как прошла половина субботних уроков, к тому времени, как он закончил быть тренировочным оппонентом Катсуто, уже было четыре часа дня. Чтобы во время тренировки позорно не стошнило, он лишь немного поел во время обеда, до такой степени, что желудок уже плакал. Он посмотрел на заходящее солнце и подумал «хорошо, пойдем», затем встал, лишь чтобы внезапно услышать приказ «остановить подготовку».

Поскольку на время Конкурса Катсуто был главнокомандующим всего персонала безопасности девяти школ, вместо него Саваки отвечал за руководство безопасностью Первой школы. Именно он дал предыдущий сигнал. Машинально Микихико поднялся и был быстро усмирён силой личности Саваки (скорее, потрясён), его тут же затянули в совместную тренировку в качестве злоумышленника. Час спустя, хотя команда безопасности продолжила тренироваться, учеников первого года, которых позвали оппонентами, пощадили (ученикам второго года не было позволено уйти).

Сменив грязную тренировочную форму на школьную форму, Микихико пошел ко второму спортзалу (известному как командный центр), где команда безопасности тренировалась. На первый взгляд помогал он, но на самом деле Микихико от этого получил больше опыта, что естественно с его стороны требовало некоторую благодарность. Поскольку он не хотел прерывать их текущую тренировку, то хотел лишь один раз поклониться и затем уйти.

— Йошида-кун, тебе тоже следует поесть вместе со всеми!

Микихико снова последовал за Саваки, лишь чтобы встретиться с лидером команды поддержки. Какой ужасный выбор времени, подумал Микихико. Сейчас в командном центре в основном остались ученики второго года. Было несколько учеников первого года, выбранных как часть отряда безопасности, но, к сожалению, большинство из них он сегодня встретил впервые. На самом деле время он выбрал идеально, поскольку сейчас был голоден. Однако завтрак с этими людьми превратит пищу во рту в пепел, подумал Микихико.

К сожалению, всё же следует отказать, подумал Микихико. И как только об этом подумал, то почувствовал на себе странный взгляд, заполненный тревогой и расслабленной надеждой. Обычно «надежда» и «тревога» противоположны друг другу, но в этом взгляде точно было «расслабляющее» чувство. Весьма обеспокоенный этим, Микихико не мог не последовать за взглядом. Когда их глаза встретились, в его поле зрения попало знакомое (конечно) лицо девушки.

На удивление Микихико, Мизуки быстро повернулась к нему лицом и тепло улыбнулась.

Благодаря Мизуки, сейчас у Микихико не было никакого оправдания для побега (что, наверное, было верно, какое б оправдание он ни вертел), так что ему оставалось лишь сесть во внешнем кругу парней.

Похоже, это было последним местом, куда принесли еду. Молодые девушки из команды поддержки чопорно сидели с бутербродами в руках и бэнто на коленях (там были бутерброды и рисовые шарики с мясом для парней). Наверное, они жалели холостяков из команды безопасности, взгляды которых полнились надеждой, доказательством чего было то, что ученицы раздавали полотенца и разливали чай, прежде чем сесть на матах в спортзале.

К тому времени как Микихико сел, команда поддержки уже практически выполнила свой долг. Насильно призванный, Микихико тоже сел на мат, но воспитание тут же побудило его сесть ровно, прежде чем принять коробку бэнто от молодой девушки, севшей прямо напротив. Не было необходимости узнавать эту молодую девушку, так как он следил за ней краем глаза всякий раз, когда была возможность.

— Спасибо, Шибата-сан, — формально ответил Микихико, у Мизуки заполнилось смущением лицо.

Хотя многие старшеклассники (в основном девушки) незаметно засмеялись такой сцене, никто не был достаточно груб, чтобы и впрямь их потревожить. Ученики широко известной Первой школы были выше этого. Как бы они смогли стать свидетелями такой веселой сцены, если бы кто-то открыто засмеялся?

Мизуки и Микихико не знали о таких очевидных мыслях окружающих. У них не было свободного времени, чтобы заметить. Хотя она загодя решила сесть рядом с ним, даже если они были одноклассниками, у Мизуки не было достаточно смелости, чтобы завязать разговор с парнем, когда вокруг так много старшеклассников. С другой стороны, в семье Микихико было много женщин, изучающих стиль (в этом система Синто и древняя магия были одинаковы), поэтому завязать разговор с девушкой он хоть и был способен, но полностью покрасневшая и смущенная Мизуки заставила его быть чрезмерно застенчивым и не в состоянии заговорить на какую-либо тему.

Вследствие чего в глазах невинных наблюдателей это был горько-сладкий дух «первой любви». Не только молодые девушки поддерживали их теплыми взглядами, даже парни, ориентированные на бой, не имевшие никакой связи с романтикой, заметили особое настроение между Микихико и Мизуки. Когда Мизуки наливала чай Микихико, то отчаянно убирала руки, когда их пальцы случайно касались. Когда происходило такое театральное действо, обычно зарезервированное для тайных встреч на мосту, от наблюдателей чувствовался поток молчаливых намерений убийства и приветствия.

До сих пор этот невежественный дуэт не имел понятия, что является развлечением для ужина, но они подозревали что «что-то выглядит не так (неужто)?». Они обладали такой чувствительностью, что им становилось неудобнее среди этих взглядов, которые они неосознанно породили, особенно Мизуки. Её беспокойный вид становился всё более и более очевидным. Наконец она сказала что-то расплывчатое между строк «ах, я, ух» и неуверенно поднялась… вернее, попыталась подняться.

Кстати, в современной культуре Японии больше не сидят на коленях на подушках. Сидение на стульях уже стало нормой, на коленях сидят лишь люди, связанные с боевыми искусствами, обручением, или религиозной практикой. По существу, все они — люди, вовлеченные в особые тренировки. Тем не менее в обществе по-прежнему был стереотип, что «женщины должны сидеть на коленях», поэтому большинство молодых девушек из команды поддержки сидели на коленях. Однако старшеклассницы незаметно уменьшали нагрузку магией из типа Веса. Даже ученицы второго года из второго потока знали, как использовать такую магию, которая не полагается на скорость, не применяя CAD. Конечно, эффект начинает действовать лишь десятью или тридцатью секундами позже, поэтому когда девушки впадали в краткое молчание, они незаметно вызывали магию типа Веса. Все парни об этом знали, потому никто не начинал разговор с внезапно замолчавшими девушками.

Однако для учениц первого года и особенно для Мизуки, которая была на втором потоке, пока это было чем-то за пределами возможностей. Строго говоря, она даже не знала, что есть трюк, чтобы «когда сидишь на коленях, уменьшать вес магией». К тому же на самом деле она никогда не практиковалась сидеть на коленях на мате.

— Ах?!

Поэтому, конечно же, ноги у неё онемели.

Видя, как у Мизуки затряслись ноги, и она чуть вскрикнула, начав падать, Микихико тут же подал руку помощи, но всё же не успел. Успев лишь немного подняться, он поймал верхнюю часть тела Мизуки. Так как вся его концентрация была сосредоточена на том, чтобы не упасть вместе, Микихико сознательно не заметил, куда именно положил руки.

Остановив падение, он глубоко вздохнул. Тогда и заметил, что перед лицом находится затылок Мизуки. Другими словами, он более или менее стоял так, что обнимал Мизуки сзади. Он также заметил, чем именно было это упругое, мягкое чувство в руках…

Мысли полностью остановились. Его действия предали его намерения, он заметил истинную сущность того, что схватил руками. В это время сознание Мизуки наконец перезагрузилось и точно расшифровало нынешнее положение.

— ?.. !..

— И-И-Извини!

Мизуки выпустила беззвучный крик отчаяния и затряслась. Микихико отчаянно отпустил обе руки. Оставшись без поддержки, тело Мизуки начало клонится вперед, и она упала вперед, руками поддержав себя на мате и расположив руки и ноги на земле, спиною она была к Микихико, последствие, которое напугало Мизуки ещё больше. Когда она захотела подняться, онемевшие ноги заставили её упасть назад ещё раз. Благодаря внезапной цепочке удивительных движений, юбка перевернулась вверх, открывая значительную часть носков, голени и даже бедер. На этот раз Мизуки молниеносной скоростью, которую в обычных обстоятельствах нельзя было ей приписать, быстро восстановила положение сидения на коленях, как «женщины должны сидеть», и двумя руками плотно обхватила подол юбки. И так покрасневшее лицо, сейчас стало полностью огненно красным. Со слезами на глазах, она поднялась на ноги и на этот раз не упала, прежде чем убежать из спортзала.

— Какого черта ты уставился! Беги за ней, Йошида-кун!

Микихико просто стоял на месте и тупо уставился Мизуки в спину, когда его разбудила безымянная старшеклассница, отругавшая его, затем он поспешно вскочил на ноги. Выбежав из здания, он снова вернулся внутрь и схватил обувь из шкафчика. Схватив пару тапочек для Мизуки, которая убежала, не взяв свою обувь, он снова погнался за фигурой, которая уже исчезла из виду.

Оставить комментарий