Том 7. Глава 10

15:30, 30 октября 2095 года.

Будущие поколения будут называть этот поворотный момент «Выжженным Хэллоуином». «Инцидент Йокогамы», побудивший это событие, как раз начался.

◊ ◊ ◊

После того как закончилась презентация Первой школы, Фудзибаяси в главном зале завязала простой разговор с Тошиказу, — они были вместе с самого утра, так что им почти не осталось о чем говорить, — когда внезапно у него дернулась бровь и он замолчал.

Зарезервированный для связи терминал (устройство безопасности без возможностей хранения данных и прямо предназначенное для мощного сигнала вещания) завибрировал у него в нагрудном кармане.

Посмотрев извиняющимся взглядом на Фудзибаяси, он повернулся, чтобы ответить на телефонный звонок.

— Тиба слушает, это ты, Инагаки? Что?!. Понял, я уже в пути. — Инспектор Тиба обернулся и обнаружил, что Фудзибаяси также закончила телефонный звонок. — Мне нужно выдвигаться.

— Я останусь здесь.

Никто из них не спрашивал, получили ли они одинаковые сообщения, или нет. Они принимали на веру, что их действия вяжутся между собой, так что не было никакого чувства несовместимости.

— Извините! Свяжитесь со мной позже, если что-нибудь случиться.

Фудзибаяси кивнула, не тратя времени на разговор, и Тошиказу полетел к своей машине явно на скорости, поддерживаемой магией. А ноги у него, казалось, двигались ещё быстрее.

◊ ◊ ◊

— Каково положение?! — Через три минуты после получения сообщения Тошиказу кричал в установленную в машине трубку, чтобы получить больше информации, пока мчался в сторону происшествия.

— Машина, которая врезалась в здание управления и взорвалась, до сих пор горит. Нет последующих нападений смертников. — По ту сторону линии пришел более сдержанный рапорт.

Тем не менее содержимое сообщения расслабиться не давало.

Целью оказалось Здание управления гавани недалеко от Холмов Гавани.

Здание оказалось крепким, выдержало жар и силу взрыва, так что на этот счёт волноваться было не нужно. Тем не менее весь персонал — гражданские лица, которые, должно быть, впали в панику, когда пострадали от атаки террористов. Пока эвакуируется персонал и охрана только начинает принимать меры, будет массивная дыра в наблюдении за гаванью.

«Слишком зависимы от бюрократии!»

Благодаря сопротивлению политиков, которые были враждебно настроены к расширению полномочий таких организаций, как национальная оборона и полиция, управление гавани и аэропорта были отнесены к гражданскому контролю. Гавани для островных государств — синоним государственных границ. Если не хотите передавать контроль армии, то по крайней мере вооруженных полицейских поставьте. Ещё задолго до происшествия это предложила семья Тиба, включая и самого Тошиказу.

— Грузовое судно, пришвартованное в гавани, выпустило ракеты. По-видимому, там находится моторизированная пехота.

Тошиказу был так потрясен, что почти вызвал аварию, он отчаянно повернул руль и в ответ прокричал в микрофон:

— Национальность?!

— Зарегистрировано как австралийское грузовое судно, но по форме это, вероятно, десантный корабль мобильных сил.

Регистрация была подделана. Что, чёрт возьми, делают парни из иммиграционного контроля и береговой охраны! Подавляя желание закричать, Тошиказу переключил звонок.

— …Отец? Это Тошиказу. Прямо сейчас Гавань у Холмов Йокогамы под атакой замаскированного корабля неизвестной национальности. Пожалуйста, попроси помощи у национальной обороны. Затем отправь мне как можно скорее Иказучимару и Орочимару… Что насчёт Орочимару? Мы уже решили, что он перейдет Эрике!

◊ ◊ ◊

Чтобы получить дальнейшие приказы от подразделения, Фудзибаяси пошла к своей машине. Не то чтобы ей не хотелось, чтобы Тошиказу за ней проследил, она и вправду собиралась остаться здесь. Просто ей нужно было использовать установленный там передатчик.

«К тому же, — подумала Фудзибаяси, — именно я прошлой ночью это предсказала, но даже я не могла ожидать, что всё обернется так плохо»

Вначале она считала, что сообщники шпионов могут попытаться похитить заложников, чтобы спасти своих товарищей.

Поэтому Фудзибаяси сильно удивилась, когда услышала количество человек и оборудования, которое Тошиказу задействовал по её совету. Теперь этот шаг, похоже, даст плоды. Неужели это победа силы над разумом? Фудзибаяси подумала с изумлением.

◊ ◊ ◊

15:37.

Вдруг конференц-зал затрясся от взрывов и вибрации.

Зрители понятия не имели, что происходит, и не знали, что делать.

— Миюки! — в такое время Тацуя назвал имя, которое у него в голове имело высший приоритет.

— Онии-сама!

Услышав ответ внизу сцены, Тацуя сделал два шага — один, чтобы спрыгнуть со сцены, и второй, чтобы выровнять своё положение — чтобы достичь сестры. Хотя она была во втором ряду, реакция Миюки была так же быстра, когда она достигла Тацуи.

— Онии-сама, что это… — нерешительно спросила Миюки. Хотя она была немного в недоумении, она не была потрясена настолько, чтобы потерять способность мыслить.

— Должно быть, это ручная граната у главного входа.

Но вот Тацуя не показал даже намека на тревогу или недоумение. Он уже слышал такого рода взрывы множество раз, когда тренировался с Отдельным магическим батальоном. Опираясь на этот опыт, ему даже не нужен был доступ к информационному измерению, чтобы понять, что инцидент произошел возле входа в здание. Хотя это не вызывало никакого оптимизма, но сейчас, когда он успешно воссоединился с Миюки, больше не нужно было ни о чем беспокоиться.

— Гранаты?! Старшеклассники в порядке?

— На главном входе присутствует персонал безопасности, предоставленный Ассоциацией, а также волшебники с боевым опытом. У средней преступной организации нет никаких шансов… — так ответил Тацуя, но всё равно у него было плохое предчувствие. Ранее Фудзибаяси передала ему карту данных, в которой говорилось о возможности того, что к этому могут иметь отношение иностранные правительственные организации.

Будто чтобы окончательно подтвердить его плохое предчувствие прозвучали несколько выстрелов.

«Это не простые автоматические винтовки… это винтовки повышенной мощности, используемые против волшебников!»

Среднее огнестрельное оружие бессильно против магии в руках боевого волшебника. Вершина этого и лучший пример — Фаланга семьи Дзюмондзи.

Во второй половине двадцать первого столетия основным вооружением пехоты осталось огнестрельное оружие, поэтому магия сопротивления пулям на поле боя давала большое преимущество.

Однако нападение и защита всегда идут нога в ногу. Чтобы компенсировать мощную защиту, будут разработаны более сильные атаки. Магия не исключение, так как магия не всесильна. Если инерция движущегося объекта превысит силу перезаписи магии, то последующая магия провалится, не будет никакого уменьшения скорости или изменения траектории, даже прицелиться магией не выйдет.

Если пуля пробьет бронежилет, то он хотя бы сможет уменьшить удар, но если магия не сможет изменить явление, то это будет то же самое, что и вообще не иметь защиты.

Пуля, которой выстреливают из автомата повышенной мощности, созданного специально для борьбы с волшебниками, очень быстра и имеет чрезвычайную пробивную силу, чтобы сделать защитную магию неэффективной. Тем не менее для того, чтобы пуля могла достигнуть скорости, которая сведет на нет магию боевых волшебников, техника и уровень разработки должны превышать масштаб типичного производства по крайней мере в два или три раза.

Такое практически не под силу даже главным армиям малых стран. А частным лицам (без поддержки правительства), вроде криминальных организаций или террористов, такое совершенно невозможно. Кстати, во время нападения на Специальный центр заключения Хатиодзи несколько дней назад, товарищи Люй Ганху тоже имели при себе автоматы повышенной мощности. У них и впрямь сильная поддержка, раз они снова напали через такой малый промежуток времени. Поэтому враги почти гарантированно являются приспешниками Великого Азиатского Альянса, или даже солдатами самого Альянса. Но почему же они начали такой большой штурм?

Тацуя был немного в недоумении. Не зная целей противника, просто невозможно предсказать степень эскалации. Вообще говоря, следует «готовиться к худшему», но ведь сейчас у худшего нет верхнего предела. Не зная «худший сценарий», невозможно создать соответствующие контрмеры.

Даже если взять необходимым условием среднюю обстановку, в главном зале всё равно не будет безопасно. Обычно, чтобы избежать опасности, он отвел бы Миюки в комнату отдыха.

Однако сейчас среди зрительских мест были Эрика и Мизуки. Хотя он отвечал лишь за защиту Миюки, он не хотел действовать исключительно из чувства долга. Ко всему прочему, даже если он не обеспечит защиту, большинство людей сами могут бежать, они обладают такими способностями, но он просто не мог стоять и закрывать глаза на близких ему людей.

Впрочем, может благословение это, или проклятье, но его головная боль не продолжалась слишком долго.

Под громкие звуки шагов, отряд с винтовками военного класса начал штурмовать переполненные трибуны.

«Как бесполезно!»

Небольшая возможность этого была, но прорвали периметр они всё же слишком быстро. Среди криков Тацуя мысленно щелкнул языком.

Хотя аудитория по-прежнему была поражена террором, первыми решительно бросились к действию ученики Третей школы, которые всё ещё были на сцене. По-видимому, их тема была своего рода противопехотного использования, поскольку на сцене они активировали CAD и пытались против захватчиков использовать магию.

Прозвучали несколько выстрелов.

Быстрее, чем магия Третьей школы смогла вступить в силу, несколько пуль попали в заднюю стену сцены.

С такой пробивной силой они определенно были выпущены из винтовок повышенной мощности, как и предполагал Тацуя.

— Молчать!

Этот крик, казалось, намекал на их происхождение. Если они иностранцы, то, должно быть, нелегалы, проникшие в страну в недавнем инциденте. Они не были одеты в форму или боевое снаряжение, но было странное чувство сходства. Одежда у них была различного цвета, но каждый был в рубашке с высоким воротником и дорогих длинных штанах. Как на это ни смотри, но эти ребята, безусловно, не похожи на заурядных преступников.

Современная магия благодаря приходу CAD уже достигла скоростей, которые могли соперничать с огнестрельным оружием. Тем не менее это работает безупречно в зависимости от «силы волшебника», поэтому, теоретически, нельзя безрассудно сопротивляться, когда противник уже держит оружие наизготовку.

— Положите оборудование на пол.

У захватчиков, похоже, был большой опыт в борьбе против волшебников. Возможно даже, что они сами волшебники.

Лишь часть невероятно могущественных волшебников в бою полагается исключительно на магию. Волшебники могли также служить солдатами, использующими оружие, и, как ни странно, большинство из них такими и были.

На сцене ученики Третей школы, включая Китидзёдзи (Масаки был не здесь) с сожалением положили свои CAD на землю. Смелость и безрассудство — две большие разницы. Ученики Третей школы, видно, были этому научены. Тацую немного тронула их реакция, но, к сожалению, инцидент шел прямо в эту сторону. Брат и сестра, стоявшие как раз у них на пути, были особенно заметны.

— Эй, вы двое, это касается и вас. — Один из захватчиков направил оружие в их сторону и осторожно пошел вперед. Эти слова, несомненно, предназначались Тацуе. Строго говоря, места, чтоб неправильно понять, не было.

«Вот оно что…»

Всего их было шесть. Три в основном нападении и трое в поддержке. Тацуя не направил свой CAD на захватчиков, которые могли быть террористами или мобильными силами. В конце концов, он не может использовать «Туманное рассеивание» перед столь многими людьми, но положение может не дать ему иного выбора.

«Нужно попробовать прикрыть это другой магией»

Пока Тацуя размышлял с пустым выражением на лице, захватчик повторил свой сердитый рев:

— Быстрее!

Зарычал тот более яростно, но Тацуя и мускулом не пошевелил. Отказаться от любого сопротивления, чтобы сохранить себе жизнь — такое мышление не вязалось с его образованием и тренировкой.

Тацуя молча смотрел на приближающегося мужчину. Нет, «наблюдал». В глазах у него не было ни следа страха или беспокойства. Он лишь наблюдал за всем телом мужчины, оружием в его руках и сверкающим дулом.

Вероятно становясь все более и более тревожным из-за смотрящих на него холодных глаз или из-за подсознательного чувства невыразимого ужаса, мужчина, шагающий к Тацуе, сильнее надавал пальцем, который был на спусковом крючке.

— Эй, подожди! — закричал товарищ, но тот, похоже, не услышал.

Среди криков раздалась очередь выстрелов.

Пули, наполненные заметным намерением убийства, были выпущены с трех метров, вследствие чего люди представили себе неизбежную трагедию, но это лишь усугубило их потрясение.

Правой рукой он что-то держал перед грудью. Это было единственным изменением в положении Тацуи. С него не упало ни единой капли крови. А выпущенные пули не оставили никаких следов на стенах, потолке или поле.

У мужчины перекосило лицо, он выстрелил второй, третий раз.

Каждый раз правая рука Тацуи мелькала в другом положении. Рука двигалась столь быстро, что никто не мог уследить, что он делает.

Все могли видеть лишь изменение положения его руки и как она что-то держит.

— Он… не может же быть, чтобы он ловил пули, так ведь? — пробормотал кто-то остолбенело.

— Как, как он это делает?.. — безучастно ответил другой безымянный человек.

— Монстр!

Мужчина отбросил своё оружие, ибо запаниковал.

Если блокировать магией пули, то было бы ещё ничего, но если увидеть, как кто-то возмутительно ловит пули, то это естественно создаст неправильное представление о том, что оружие потеряло всякую эффективность.

Тем не менее боевой дух у него не был сломлен, так как он достал боевой нож и замахнулся им на Тацую. Очевидно, этот мужчина был хорошо тренированным солдатом.

Но следующая сцена потрясла всех ещё больше.

Было не похоже, что Тацуе хватат времени уклониться, поэтому он раскрыл ладонь, чтобы сформировать удар карате, и полоснул мужчину по руке, которой тот держал клинок.

Рука Тацуи без какого-либо сопротивления прошла через запястье мужчины.

— Ах!

Крик начал было выходить из уст мужчины — но это было все, на что тот был способен.

Прежде чем звук полностью перешел в крик, левым кулаком Тацуя ударил мужчину по груди. Кровь, выплеснувшаяся из отрезанного правого запястья, запятнала одежду Тацуи. Мужчина был способен лишь на такое сопротивление.

Не удосужившись взглянуть на упавшего мужчину, Тацуя прыгнул назад и вернулся к Миюки, чтобы защитить её.

Этот неожиданный, даже невообразимый поворот событий заставил зрителей и даже захватчиков застыть на месте. Мало того, что все перестали двигаться, даже их умы застопорились.

За исключением одного человека.

— Онии-сама, я очищу пятна крови, пожалуйста, подожди секунду.

Тихие слова Миюки достигли каждого уголка замолчавшего конференц-зала. Голос у неё ни в малейшей степени не дрогнул. Она будто говорила, что «стряхнет пылинку», не было заметно никаких следов беспокойства или несоответствия.

Этот голос также послужил сигналом остановившемуся времени начать идти.

— На них!

Персонал безопасности с обеих сторон сцены высвободили магию. Хотя захватчики пытались уклониться, но при хорошо натренированных магических атаках от учеников, выбранных на Турнир девяти школ, вынесли их всех без исключения.

Миюки активировала магию и очистила пятна крови на руке и одежде Тацуи (точнее она испарила влагу из одежды и кожи, прежде чем рассеять твердые вещества).

Хотя это был вопрос жизни и смерти, Тацуя так глазом и не моргнул. Нет, неверно. Хотя у него на лице и правда не было никаких следов колебания или волнения, он нахмурил брови, когда посмотрел на мужчину, лежавшего в луже собственной крови.

Видя это небольшое изменение в выражении, Миюки сразу же активировала ещё одну магию. Отрубленная правая рука и запястье были заморожены, а бассейн крови на полу был высушен до темно-красного тумана.

Тацуя повернулся и обнаружил, что Миюки любезно ему улыбается. Он мог лишь подсознательно улыбнуться в ответ гиперкомпетентной младшей сестре. Когда Миюки увидела улыбку брата, глаза у неё почему-то остекленели (по мнению Тацуи).

Тем не менее сейчас было не время размышлять о таких пустяках, Тацуя направился ко входу. Миюки тут же пошла за ним. Они даже внимания не обратили на мужчину с отрубленным запястьем, перешагнув через него.

В это время:

— Тацуя-кун!

— Тацуя!

Одновременно раздались голоса молодой девушки и парня. Как правило, эти двое нахмурились бы из-за того, что сказали это в унисон, но сейчас было не время и не место.

За Эрикой и Лео, Микихико, Мизуки, Хонока и Шизуку окружили Тацую и Миюки.

— Что с рукой! Ты ранен?! — отчаянно спросила Хонока, ни на мгновение не проиграв Эрике и Лео, несмотря на то что те прибыли первыми.

Хонока видела предыдущее движение руки и сознательно понимала, что в этом должна была участвовать некоторая театральность, но не знала, что именно произошло.

На самом деле он не ловил пули, но применял на ней и её траектории «Разложение», тем самым аннулируя выстрелы. Своим друзьям, которые, понятно, ничего об этом не знали, Тацуя сказал «это мелочь» и поднял правую руку, затем несколько раз сформировал кулак, чтобы показать им.

Увидев это, Хонока и Мизуки наконец расслабились, но Микихико и Шизуку смотрели на Тацую глазами, которые четко спрашивали: «как ты это сделал?». Однако Тацуя не ответил на эти невысказанные вопросы (не ответил бы, даже если б спросили).

— Сейчас… какой наш следующий шаг? — спросила Эрика.

«Почему ты так оживилась?», — на устах у него появилось возражение, прежде чем он проглотил его, поскольку этим потратил бы драгоценное время.

— Что бы мы ни решили, бежать или контратаковать, первым делом нужно убрать врага с главного входа, — сказал Тацуя и на мгновение остановился.

— Подожди секунду, почему ты остановился?

Сначала он хотел сказать Эрике, стоявшей с блеском в глазах, «похоже, ты очень счастлива», но ещё немного подумав, он медленно покачал головой.

— Нескольким лучше перейти в нападение, чем каждый раз получать удары в обороне.

«Нескольким» было его единственной уступкой к пассивному согласию. Поэтому когда Тацуя осознал, что не только Эрика и Хонока, но даже Мизуки и Шизуку приободрились, он не мог не подумать «дайте мне передохнуть». Тем не менее сейчас было чрезвычайное положение, так что нельзя было терять ни минуты. Тацуя быстро повел их ко входу.

— Подожди… постой, Шиба Тацуя! — голос отчаянно позвал их остановиться, так что они не смогли уйти во время хаоса.

— Что такое, Китидзёдзи Шинкуро? — Тацуя беспощадно в ответ задал вопрос. Однако Китидзёдзи не испугался недовольства Тацуи, или, может, у него времени не было, чтобы испугаться, поэтому он продолжил спрашивать Тацую:

— Это был «Молекулярный делитель»?! — спросил Китидзёдзи. Все вокруг зашептались. — Секретная техника, разработанная предыдущим командующим Боевых волшебников USNA, майором Вильямом Сириусом? В отличие от магии, которая ослабляет молекулярные связи, магия Молекулярный делитель — это одна из наиболее секретных военных тайн USNA! — Неизвестно, была ли это ошибка в знаниях, но Китидзёдзи понял совершенно неверно, но это просто отлично подходило Тацуе. — Почему ты способен использовать это! Как ты можешь это знать?!

— Разве сейчас время и место обсуждать что-то подобное? — намеренно ответил Тацуя на шквал вопросов тоном, которым, казалось, отчаянно пытается сохранить лицо — для Китидзёдзи это звучало как «нет необходимости больше это скрывать» — и окончил разговор.

Конечно, правда была иной. Магия, которую Тацуя использовал, не была военным секретом USNA «Молекулярным делителем», и он не использовал боевые искусства, не разрезал голыми руками человеческую плоть. Так же, как он разложил пули, он использовал правую руку в качестве начала и в упор активировал магию Разложения.

Он по-прежнему был под подпиской о неразглашении информации. К тому же объяснять сейчас было не время и место.

— Саэгуса-сэмпай, Накадзо-сэмпай, пожалуйста, как можно скорее эвакуируйтесь отсюда. Хотя конечная цель нападавших остается неизвестной, скорее всего их главная цель — убийство или похищение учеников с продвинутыми способностями в магии. — Предупредив Маюми, которая только что вышла из-за кулис на сцену, чтобы посмотреть, что случилось, и Азусу, которая сидела в последнем ряду как одна из судей, Тацуя покинул сцену.

◊ ◊ ◊

Как только Тацуя и компания исчезли в дверном проёме, конференц-зал потряс невероятно сильный взрыв.

Хаотичные крики и яростный грохот объединились, расшатывая всем нервы.

Хаос ещё не добрался до места, где в переднем ряде сидений для судей стояла Азуса.

Пока нет.

Тем не менее с такой скоростью эта паника, несомненно, приведет к давке и многие будут травмированы. Азуса понятия не имела, что делать и как делать, могла лишь стоять на месте, застыв.

— А-тян, А-тян… Президент школьного совета Накадзо! — Кто-то со сцены упрекнул Азусу. Торопливо выпрямившись, Азуса подняла голову на сцену. Стоя на одной стороне сцены, Маюми сделала несколько шагов вперед, захватила взгляд Азусы, и заговорила к ней: — Если так пойдет и дальше, начнется паника и многие пострадают. Поэтому, пожалуйста, успокой всех своей силой.

— Э?! — широко открыла глаза Азуса, когда услышала слова Маюми. И не потому, что не поняла, что та имела в виду. — Но, это…

Своей магией Азуса могла вмешаться в сознание остальных и подавить панику, что в таких обстоятельствах делало её особенно действенной. Тем не менее магия психического вмешательства — сильно ограниченная ветвь магии, подросток просто не может использовать её безнаказанно.

— Разве твоя сила не предназначена именно для таких обстоятельств? Не в моей силе, силе Мари или силе Сузуне, прямо сейчас мы нуждаемся в твоей силе, Азуса.

На этот раз Маюми не возилась со словами. Она сказала Сузуне, не «Рин-тян», и Азуса, не «А-тян».

Как правило, этикет обязывает, чтобы она обращалась к ним как «Итихара» и «Накадзо», но Азуса могла по пальцам одной руки пересчитать количество раз, когда Маюми называла её по имени. Азуса поняла, что Маюми невероятно серьезна и убедительно просит использовать магию вмешательства «Азуса Юми».

— Не волнуйся, я возьму ответственность на себя. Фамилия Саэгуса не только для вида. — Маюми восхитительно подмигнула, чтобы успокоить Азусу. Она привлекла фамилию «Саэгуса» чтобы удержать тех у власти, которые могли лишь стоять и бояться этого хаоса.

Азуса могла это понять. Это не было ложью. Она не хотела перекладывать всё бремя на Маюми, но сейчас было не время это говорить. Она бодро кивнула и повернулась, чтобы направить взгляд на распри зрителей.

Она протянула руку к ожерелью на шее и достала из-за воротника небольшой кулон, который мог уместиться даже в руке ученицы начальной школы. Азуса расстегнула кулон и положила его в левую руку.

Она сделала глубокий вдох и наполнила кулон Псионами.

Этот кулон — основной компонент CAD, разработанный для поддержки ровно одного типа магии. В нем была записана лишь одна последовательность активации и, так как была важна лишь одна функция, из миниатюрного магического предмета были исключены все остальные компоненты, нужные для смены последовательностей активации, вроде кнопок или экрана.

Волшебная палочка, созданная для одного человека и оборудованная одним магическим заклинанием.

Азуса активировала магию психического вмешательства «Азуса Юми». Из передних рядов к задним, можно было услышать, как по всему конференц-залу распространилось четкое внимание.

Это был галлюцинаторный звук.

Не воздух, но подсознательный звук приливов.

Не колебания Псионов, но волны Пушионов.

Каждый жаждал ясного отзвука, будто путешественник, застрявший в тёмном, нечестивом болоте почувствовал первую каплю дождя и поднял голову в ожидании следующей. Всё их сознание сосредоточилось.

Ещё первое эхо не исчезло в эфире, а все подсознательно с нетерпением ждали следующей ноты. Люди отчаянно желали следующего звука. В какую-то секунду когнитивный процесс остановился и слушание — всё, что осталось.

Это продолжалось всего три секунды. Такого ничтожного времени оказалось вполне достаточно, чтобы люди перешли из состояния паники в состояние транса.

— Я Саэгуса Маюми, бывший Президент школьного совета Первой школы, — своим голосом, который усилился динамиками, Маюми привлекла приостановленное сознание зрителей. — Сейчас мы под атакой. — Голос, который захватил внимание каждого, уронил ещё одно предложение, изменившее выражение лица каждого от пустоты к состоянию потрясения. — Неопознанное судно, пришвартованное в гавани, запускает ракеты. В его поддержку скрытые в городе мобильные силы также начали штурм.

Поистине поразительные слова.

Азуса, если бы это говорила не Маюми, отнеслась бы к ним, безусловно, скептически.

Но, как Маюми сама и сказала, «фамилия Саэгуса не только для вида».

Такая как она может получить новости, а из-за своего положения не будет лгать. Какими бы нелепыми её слова ни были, они должны быть правдой.

— Злоумышленники, которых мы схватили ранее, должно быть были товарищами захватчиков. По предыдущим звукам взрывов ясно, что их цель в этом здании, скорее всего это волшебники и магические технологии.

Маюми сделала небольшую паузу и охватила взглядом всю толпу. Все ждали её слов, затаив дыхание.

— Как известно, у этого конференц-зала есть подземный туннель, который служит маршрутом эвакуации к экстренному убежищу.

Никто не отводил взгляда от Маюми.

— Экстренное убежище может вместить всех нас.

Они цеплялись за каждое её слово.

— Однако подземное убежище может защитить лишь от стихийных бедствий и воздушных ударов.

Не только ученики, даже взрослые полностью на ней сосредоточились.

— Против наземных военных сил оно не устоит.

Даже «сильные мира сего», так привыкшие отдавать приказы всем вокруг, внимательно слушали.

— Мы подозреваем, что у врагов есть подразделения волшебников. К сожалению, вероятность, что убежище выстоит против магических атак ещё ниже.

Все присутствующие знали о Маюми. Что бы это ни было, её внешность, выступления на соревнованиях или смысл фамилии. Вот почему ни один человек не высмеял её угнетающий прогноз как «детскую игру». Учитывая мощь «Саэгусы», даже учителя дали Маюми здесь волю.

— Тем не менее попасть под перекрестный огонь на улицах может быть ещё опаснее. Однако сейчас наиболее опасное решение — оставаться здесь.

Конференц-зал тут же затих. Маюми не была настолько глупой, чтобы упустить эту возможность.

— Представители каждой школы, пожалуйста, начните собирать учеников со своих школ. Решим ли мы бежать в убежище или бежать из конференц-зала, но мы не можем просто терять время.

По всему залу разошелся совершенно другой шум. Голоса, взывающие друг к другу, не походили на тот хаос, они были упорядоченными и последовательными.

— Мои извинения людям, не связанным с девятью школами, но, пожалуйста, выберите путь в безопасное место сами. Я с сожалением вынуждена сказать, что мы не обладаем силой, чтобы гарантировать безопасность каждого.

Такое заявление могло показаться жестоким, но не было ни возражений, ни свиста. Все присутствующие были на некотором уровне связаны с магией, поэтому, по сравнению с обычными людьми, они в целом приближались к «аномальной» толпе.

— Если направитесь в убежище, то, пожалуйста, немедленно идите к подземному проходу. Если желаете бежать, были доклады, что береговая охрана послала корабли к Докам Мизухо. — Маюми поклонилась и выключила микрофон, затем повернулась к Азусе: — А-тян, я оставляю всё тебе. Учителя, пожалуйста, помогите Накадзо.

Учителя с Тсузурой во главе кивнули. Но вот Азуса широко раскрыла глаза:

— Э? Президент, то есть Маюми?

Видя, что Азуса широко открыла глаза и кипит с вопросами, Маюми улыбнулась и кивнула:

— Разве не ясно? А-тян, ты текущий Президент школьного совета Первой школы. Не волнуйся, я знаю, ты сможешь. В конце концов, ты та, кого я лично тренировала.

Маюми подмигнула, прежде чем отвернуться и вместе с Сузуне и компанией поспешить к комнатам отдыха.

◊ ◊ ◊

Прямо перед главным входом обменивались огнем штурмовые винтовки и магия.

У всех атакующих мобильных сил были восточноазиатские лица. На них была одежда с высоким воротником и длинные штаны разных цветов, в основном как у террористов, которые вторглись в конференц-зал. Они были оснащены нормальными штурмовыми винтовками и винтовками повышенной мощности, чтобы справиться с волшебниками.

Им противостояли профессиональные волшебники, которых наняла Магическая Ассоциация.

Тем не менее, учитывая брешь в главном входе, положение было не в их пользу.

Мобильные силы с самого начала имели численное преимущество и, к тому же, у них было вооружение против волшебников, вот почему несколько боевых волшебников, которые, как правило, были целью, к которой пехота с нормальной нагрузкой не могла подойти, лежали раненные на земле.

Продвигаясь вперед, Тацуя остановился в затемненном участке недалеко от главного входа. За ним Миюки тоже остановилась. Однако следующие ближайшие два человека были полны энергии и собирались пойти вперед.

— Стойте! Они используют пули повышенной мощности против волшебников!

Он накричал на Эрику, когда та собиралась пройти мимо…

— Оу!

И насильно потянул Лео назад за воротник.

— …Как беспощадно, Тацуя.

— Но благодаря тебе я всё ещё дышу.

Секундой позже прибыли остальные четыре человека. Микихико, казалось, высоко оценил насильственный жест Тацуи и даже немного завидовал, тогда как Шизуку ответила своим обычным вежливым тоном. Тацуя был весьма благодарен своим друзьям за то, что они оставались спокойными даже в этих условиях, но прежде чем у него на лице появилась кривая улыбка, он повернулся к сестре:

— Миюки, заставь замолчать их оружие.

Когда друзья услышали слова Тацуи, у них всех на лице появилось потрясение.

— Как прикажешь. Но, Онии-сама, чтобы справиться со столь многими людьми… — Почему-то, когда ответила, Миюки немного засмущалась. Совершенно чуждый жест при таких обстоятельствах.

Почему она смутилась? Эта новая загадка заставила всех склонить голову.

— Я понял.

Следующим жестом Тацуя тут же раскрыл эту загадку. Миюки нежно обхватила пальцами правой руки вытянутую левую руку Тацуи. Не важно, под каким углом на это посмотреть, но это смущенное выражение не должно быть тем, что сестра принимает, стоя лицом к брату.

Но прежде чем кто-то успел задать вопрос, выражение лица у Миюки стало серьезным, выражение, подобающее волшебнику. Она естественным образом незаметно двинула левой рукой и взяла CAD. Тацуя медленно поднял правую руку параллельно земле и из своего укрытия указал на мобильные силы.

В следующее мгновение Миюки активировала магию.

Это была магия, способная заморозить огонь.

Магия на площади из типа Колебания и типа Скорости «Заморозка пламени».

«Заморозка пламени» — концептуальная магия на площади, которая не дает ничему зажечься.

Эта магия может подавить температуру целей в пределах определенного порога.

В конце концов, огнестрельное оружие полагается на порох, — другими словами, на сжигание пороха для создания силы, необходимой для того, чтобы привести в движение пулю. Детонация, которая воспламеняет порох, — тоже один из типов горения. В целом, концепция заключалась в том, что сжигаемая цель повышает температуру, но если горючему объекту не дать нагреться, то воспламенение станет невозможным. Так что огнестрельное оружие, подвергнутое «Заморозке пламени», будь то автоматы или пушки, будет молчать, пока будет полагаться на порох или взрывчатые вещества.

В отряде боевиков осталось примерно тридцать человек. Верхний предел Миюки для массового прицеливания — примерно шестнадцать. Она установила тридцать с лишним автоматов в качестве целей для двух залпов «Заморозки пламени». Тацуя ещё не проверил исход, но уже выбежал из того места, где спрятался за дверным проемом. В один миг он уже был среди формации мобильных сил и наносил удары обеими руками с режущей кромкой, созданной магией.

Ужасающий образ, как кто-то рубит человеческую плоть голыми руками, поражал ещё больше, потому что используемая магия оставалась загадкой. Таким образом, по сравнению с тем, если бы их союзников застрелили, эта сцена вселяла ужас врагам намного больше.

Несмотря на сложное положение из-за нерабочих винтовок, мобильные силы сначала пытались действовать решительно, вынув лезвия, но их моральный дух был полностью раздавлен к тому времени, как был убит пятый человек.

Они смотрели на Тацую как на монстра.

Он отказался от магических атак дальней дистанции и намеренно выбрал рискованную магию ближнего боя не только для того, чтобы не позволить друзьям раскрыть правду о его магии, но также для того, чтобы посеять панику среди врагов.

Чтобы на него смотрели как на исчадие ада — именно то, что и хотел Тацуя.

Серебряный ветер пронесся через фланг нерегулярных сил, мораль которых была разбита в клочья, со скоростью, за которой глаза едва могли уследить. Везде, где прошел ветер, полетели кровь и плоть, вражеские солдаты гибли на месте.

Кодачи, нет, учитывая длину, это оружие, должно быть, вакидзаси. Истинным образом ледяного серебряного ветра был этот короткий меч.

Изменив свой обычный WICAD, оружейное устройство расчета в форме полицейской дубинки, на вакидзаси без гарды, Эрика активировала персональную магию из типа Ускорения и нацелилась на уязвимое место мобильных сил.

Она, как и Тацуя, не колебалась, когда лишала врага жизни. Для неё это было не впервые. И, кроме этого, такая как она, обладающая предназначенным забирать жизни оружием и обученная для этого техникам, знала опасность, вызванную колебанием. При условии, что враг пришел по твою жизнь, как-либо колебаться возвращать долг тем же образом будет высокомерно и крайне глупо. Эрика была ярым сторонником этого.

Микихико разделял похожие чувства. Он был воспитан в семье, система ценностей которой поколениями считала магию оружием, у него не было иллюзий в отношении первоначальной цели и использовании магии.

— Тацуя, Эрика!

Услышав сзади голос Микихико, Тацуя и Эрика быстро прыгнули в сторону.

Сзади пришел истинный ветер. Острый, как бритва, ветер нещадно рвал кожу солдатам.

Оставив остатки врагов волшебникам на дежурстве, Тацуя и Эрика вернулись к друзьям.

— А мне даже возможности никакой не осталось…

Тацуя похлопал по спине удрученного Лео, чтобы его ободрить (на что Лео угрюмо присел), похвалил Микихико и слегка улыбнулся Хоноке и Мизуки, которые явно пытались справиться с нахлынувшей дурнотой и в глазах которых были следы страха.

— Мои извинения. Это могло быть слишком чрезмерно, Хонока.

— …Нет, всё в порядке, — Хонока твердо кивнула, что было, вероятно, следствием её привязанности.

Какой бы ни была причина, за своё самообладание она заслужила высшую оценку. Страх или уклонение подождут, пока они отсюда не выкарабкаются, думал Тацуя.

— Мизуки? — мягко спросила Миюки.

— Ах… Я тоже в порядке, — на до этого натянутом выражении лица Мизуки разразилась улыбка. Она была умной девушкой. Она понимала, что это не нормальное положение.

— Кстати, Эрика, как ты смогла принести такое оружие? Разве такая длина влезет в сумку?

Тем не менее сцены смерти — не то, к чему человек может сразу же привыкнуть, и последующий шок не исчезнет немедленно. Он намеренно сменил тему разговора на малозначительную, чтобы дать им двоим время успокоиться.

— Хм, не думаю, что этого достаточно? — Затем, ответив более дружеским чем обычно тоном, Эрика тоже, видимо, уловила намерения Тацуи. — Как насчет этого?..

— Хо, серьезно… — многозначительно вздохнул Тацуя, и не наигранно.

Где-то в середине Хонока и Мизуки приковали взгляд, и даже Миюки, Шизуку и Микихико широко раскрыли глаза. Тем не менее этот небольшой механизм был достоин их удивления. Эрика нажала на кнопку питания на рукоятке и тонкое, острое как бритва, лезвие сократилось до небольшой дубинки.

— Классно, да? Это лезвие с памятью, которое полиция планирует использовать, начиная со следующего года.

— Сейчас, когда ты об этом упомянула, семьи Тиба также делает оружие ближнего боя…

— Строго говоря, это главный источник дохода.

Хотя разговор веселым не был, легкой и быстрой развязки было достаточно, чтобы позволить Мизуки и остальным восстановить самообладание.

— …Итак, какой наш следующий шаг? — Лео тоже научился читать настроение. Они не собирались действовать поспешно, на что он и намекнул, спросив Тацую о дальнейших инструкциях.

— Нам требуется дополнительная информация. По словам Эрики, сейчас разворачивается серьезный инцидент, далеко превосходящий наши ожидания. Мы уйдём в трясину, если будем действовать бесцельно.

Нужно получить необходимую информацию от Магической Ассоциации.

В Магической Ассоциации и её филиалах были секретные линии, зарезервированные для Десяти Главных Кланов и у Тацуи было право прямого доступа к линии семьи Йоцуба. Как только он свяжется с этой линией, в его распоряжении будет даже совершенно секретная информация от Объединенного комитета начальников штабов.

Если бы Тацуя был один, то примерно за десять минут смог бы достичь филиала Канто Магической Ассоциации в Башне Холмов Залива, даже несмотря на бои на улицах. Он недаром каждое утро занимался быстрым бегом.

Тем не менее Миюки не сможет придерживаться темпа Тацуи без роликов или магии Полёта. Лео, Эрика и Микихико на это могут быть способны, но одного взгляда на Хоноку, Шизуку и Мизуки было достаточно, чтобы убедиться, что это им не по силам.

— Как насчёт VIP комнаты для конференций? — предложила Шизуку и указала на здание, из которого они только что вышли, когда Тацуя подсознательно поднял брови.

— VIP комната для конференций?

Тацуя не знал о таком помещении. Он знал о VIP комнате ожидания, но это, по-видимому, не была ошибка слов. К тому же комната, о которой подумал Тацуя, была простой комнатой ожидания и содержала лишь стандартную телефонную линию.

— Да. Комната, зарезервированная для членов правительства и лидеров финансовых групп, потому там можно получить много информации.

— Здесь правда есть такая комната?

— Эта комната для конференций скрыта от общественности.

— …Удивительно, что ты о ней знаешь, — восхитилась Эрика, на что Шизуку застенчиво ответила с намеком на восторг:

— Я также знаю ID ключ и коды доступа.

— Невероятно…

— Дядя и вправду балует Шизуку, — вмешалась Хонока.

Тацуя кивнул, будто говоря «в этом есть смысл». Этот конкретный отец определенно был таким. Раз комната для «Китаямы Ушио», то они, несомненно, смогут получить доступ к коммуникациям полиции и береговой охраны.

— Шизуку, пожалуйста, показывай путь, — сказал Тацуя.

Шизуку решительно кивнула, на ней очень редко можно было увидеть такую чрезмерную реакцию.

◊ ◊ ◊

Использовав код доступа Шизуку, чтобы войти в VIP комнату для конференций и изучив на мониторах данные карт полиции, они обнаружили, что весь берег помечен красным цветом опасности. К тому же красные зоны быстро расширялись вглубь суши.

Число врагов оставалось неизвестным. Тем не менее, учитывая скорость вторжения, они, безусловно, прибегли к значительному количеству войск. Как минимум несколько сотен, по оценке Тацуи на всю операцию, вероятно, задействовано от шестисот до восьмисот человек. Положение ухудшилось далеко за пределы первоначальной оценки, заставив Тацую снова поднять брови.

— Что, черт возьми, это такое!

— Это заходит слишком далеко.

— Так много людей… Как такое могло произойти?

В связи с чрезмерной реакцией друзей, его мрачное лицо не привлекло никакого внимания.

— Онии-сама…

Хотя он не бросался в глаза, Миюки просто не могла остаться в неведении. Сестра задрожала из-за его ментальных волн, поскольку их сердца были соединены как одно целое.

Несколько раз погладив сестру по голове, когда у той в глазах замерцало беспокойство, Тацуя повернулся к друзьям:

— Думаю, все понимают, что происходит, не вдаваясь в подробности — положение очень тяжелое. Если потратим здесь слишком много времени, будем схвачены прежде, чем подоспеют военные. Тем не менее сбежать тоже будет не легко. По крайне мере по земле сбежать не выйдет, со всей выключенной системой движения.

— Другими словами мы пойдем морем? — спросил Лео.

Тацуя покачал головой:

— Вряд ли. Мобилизованные корабли, вероятно, не смогут вместить всех эвакуирующихся.

— Значит, направимся в убежище? — предложил Микихико.

Тацуя кивнул, но не выглядел очень уж уверенным.

— Это, наверное, будет более практично… Инфраструктура довольно крепка, но это не поможет, если разрушится само здание.

— Итак, давайте направимся в подземный туннель, — призвала идти вперед Эрика, будто хотела броситься за дверь. Но Тацуя ответил «пожалуйста, подожди».

— Нет, нельзя идти под землей. Нужно идти на поверхности.

— Э, почему?.. Ах, вот почему.

Увидев, что Эрика поняла без необходимости каких-либо объяснений, Тацуя не мог не подумать «как и ожидалось от известной семьи, опытной в боевой магии».

Тем не менее его «пожалуйста, подожди» относилось к большему:

— Также, можете дать мне немного времени?

— Это не проблема… Но зачем? — склонила голову и спросила Хонока, видя, что Тацуя попросил ещё задержаться, несмотря на то, что знал лучше других, что дорога каждая секунда. Хотя сам вопрос подразумевал под собой согласие, это был её способ выразить свои эмоции Тацуе.

— Я хочу удалить данные на демонстрационных устройствах.

— Ах, да. На них враг тоже мог нацелиться, — добавил Микихико.

Все кивнули.

— Шиба, Йошида.

Тацуя и Микихико возглавляли группу на пути от лифта за кулисы, и были призваны остановиться тяжелым голосом, пришедшим из живота. Они знали лишь одного человека, который мог говорить таким сильным голосом.

— Дзюмондзи-сэмпай.

Повернув голову, они обнаружили бегущего Дзюмондзи Катсуто вместе с Хаттори и Саваки, следующими за ним. Все три были одеты в Кевлар с легкими пуленепробиваемыми пластинами. Того, что Катсуто с его мощной магией барьера, надел бронежилет, было достаточно, чтобы подтвердить, насколько страшным было положение дел.

— Все остальные собрались вместе. Вы что, не успели эвакуироваться?

Другими словами, им следует «быстро эвакуироваться».

— Просто на всякий случай мы хотим удалить данные из демонстрационных устройств, чтобы предотвратить кражу. Ну а что до всех остальных, думаю, что двигаться одной группой предпочтительнее, чем разделиться.

Чтобы скрыть то, что они буквально взломали секретную комнату для конференций, Тацуя немного запнулся, решая, как всё объяснить товарищам, прежде чем прийти с этой безобидной ложью (первая половина была правдой).

— Но остальные ученики уже пошли в подземный туннель, — сказал Хаттори.

— Что не так с подземным туннелем? — сразу же спросил Саваки, ловко заметив тонкие изменения в выражении лица Тацуи, когда тот поднял брови.

— Не скажу, что это неправильно… но подземный туннель не ведет прямо в убежище, поэтому есть возможность, что они могут наткнуться на другие организации. Лишь возможность.

— Хочешь сказать, есть вероятность, что они идут прямо на бой?! — спросил Хаттори, не дав Тацуе закончить. Нет, хотя фраза звучала вопросительно, на самом деле он уже пришел к ответу.

— В подземном туннеле будет ограничена свобода движений. Нельзя будет ни скрыться, ни сбежать. Поэтому вероятность оказаться вынужденными столкнуться прямо с врагом существует. Поэтому я решил продвигаться над землей.

Катсуто принял решение быстро:

— Хаттори, Саваки, идите сейчас же за Накадзо.

— Да.

— Принято.

Видя, как они двое побежали, Катсуто взглянул на Тацую. В этом взгляде был намек на выговор.

— Шиба, ты хитер, но твои действия кажутся слишком осторожными.

Конечно, Тацуя понял, на что намекал Катсуто. Тем не менее он также не мог это откровенно принять. Впрочем, он никак не опроверг его слова.

— Нет необходимости говорить что-либо ещё. Выдвигаемся.

— Понял.

На этот раз Катсуто последовал за Тацуей. Осознавая необходимость цели Тацуи, Катсуто решил ему помочь. Тацуя понял это без слов.

— Что вы все делаете?! — остановился Тацуя и сделал замечание, когда вернулся за кулисы, где были демонстрационные устройства. Не только Сузуне и Исори не смогли эвакуироваться и толпились вокруг устройств, здесь также были Мари, Канон, Кирихара и Саяка, недалеко стоя на страже.

— Удаляем данные.

То, что они делали, было совершенно очевидно. По-настоящему Тацуя хотел спросить: «почему вы всё ещё здесь?». Тацуя не получил ответа от буквального ответа Сузуне.

— Саэгуса, вы все не эвакуировались?

— Рин-тян и Исори-кун делают всё возможное, как мы можем просто их покинуть и бежать первыми?

Катсуто озвучил мысли Тацуи, но также потерял дар речи, когда услышал этот совершенно естественный ответ.

— С этим устройством мы разберемся. А ты можешь разобраться с устройством в комнате отдыха, Шиба-кун.

— Если сможешь, уничтожь, пожалуйста, и модели, оставленные другими школами.

— Закончив здесь, мы тоже пойдем в комнату отдыха. Там мы решим наш следующий шаг.

Услышав просьбы (приказы) Исори, Канон и Мари, Тацуя и Катсуто развернулись.

Тацуя, в сопровождении Миюки (он никого с собой не взял, поскольку не хотел, чтобы другие видели, как он разлагает специфичные данные, оставляя при этом пустые устройства хранения), закончил обход комнат отдыха остальных школ и вернулся. К этому времени Сузуне и остальные уже закончили работу за кулисами и тоже вернулись в комнату отдыха.

— С возвращением. Ты быстро.

— Ну что?

— Все данные в оставшихся устройствах уничтожены, — ответил Тацуя на вопрос обрученной пары, Исори и Канон.

— Э… Как ты это сделал? — задала следующий вопрос Канон.

Хотя такой итог был ожидаем, изумление было неизбежно. Увидев на Канон такое выражение лица, Тацуя ответил просто:

— Секрет.

— Канон, нельзя спрашивать о работе заклинаний других волшебников. Это против правил, помнишь? — заговорил не кто иной, как Исори.

Канон явно не желала отступать, но всё же послушно сдалась.

— Итак, сейчас мы должны решить, что делать дальше, — сказала Мари и посмотрела на Маюми.

— В гавань вторглось лишь одно враждебное судно. Пока в Токийском Заливе не обнаружено больше ни одного судна врагов. Мы не знаем, сколько врагом на земле, но они обосновались на всей береговой линии. Наземные коммуникации практически полностью отключены, ещё одно дело, за которое мы должны благодарить мобильные силы.

— Какова их цель? — спросил Исори.

Маюми и Мари обменялись взглядами.

— Пока мы можем лишь гадать… — но ответила Маюми. — Раз они атакуют Йокогаму, то, должно быть, цель у них единственно возможная. Строго говоря, Киото такой же.

— Филиал Магической Ассоциации, — вмешалась Канон, прежде чем та успела закончить.

— Точнее, цель — главная база данных Магической Ассоциации. Но поскольку все основные данные собираются и в Киото, и в Йокогаме, следует также учесть, что многие специалисты и ученые собрались на Конкурс диссертаций. — Маюми криво усмехнулась на тревожное отношение Канон и добавила несколько слов.

— Когда прибудет спасательный корабль? — спросила Мари, или, скорее, хотела убедиться.

Маюми ответила не очень уж позитивно:

— Грузовому судну береговой охраны для прибытия требуется ещё десять минут. Однако эвакуации ждет много народу, в одно судно все они не поместятся.

Информация Маюми согласовывалась с тем, что Тацуя и компания получили ранее. Другими словами, однозначно будут люди, которые не смогут эвакуироваться.

— Накадзо-сан и остальные, пошедшие в убежище, к сожалению, сделали страхи Шибы-куна реальностью. По пути они натолкнулись на мобильные силы и завязли с ними в бою. Тем не менее последний раз Накадзо-сан передавала, что врагов совсем немного, застрять они должны не слишком надолго, — продолжила Сузуне после Маюми.

— Как все слышали, положение у нас не из лучших. Хотя мы не знаем, сколько места осталось в убежище, нам уже слишком поздно идти к спасательному судну. Поэтому я считаю, что мы можем пойти лишь в убежище. Что думаете?

Маюми, Мари, Сузуне.

Исори, Канон, Саяка.

Тацуя, Миюки, Эрика, Лео, Микихико, Мизуки, Хонока, Шизуку.

Больше четырнадцати человек.

Катсуто взял Кирихару, который первоначально оставался для защиты Сузуне, и пошел проверить, остались ли ещё вовремя не сбежавшие люди.

Три ученицы третьего года замолчали. Наверное, хотели услышать мысли младших. Тем не менее те думали так же, как Мари.

— …Я тоже согласна с твоим мнением, Мари-нээ.

Ученики второго года, вроде Канон, наверное полагали, что нет другого выбора.

Все ученики первого года посмотрели на Тацую.

Мари посмотрела на него вопросительно, а у него глаза… смотрели в совершенно ином направлении.

Быстрее, чем глаза могли уследить, он поднял серебряный CAD.

— Онии-сама?!

— Тацуя-кун?!

Будто ответив на вопросы Миюки и Маюми, Тацуя нацелился на стену и нажал на спусковой крючок.

Тацуя ни на мгновение не забывал, что вокруг так много свидетелей.

Но в эту секунду не было времени волноваться о секретности.

Заметил он по чистой случайности.

Наверное, это говорили инстинкты, которые выковал в нем Якумо. Он много раз повторял Тацуе не слишком полагаться на «Элементальный взгляд» и это, похоже, сейчас принесло плоды.

Охваченный невероятным чувством опасности, Тацуя расширил свой «взгляд» за стену, чтобы прочитать сигнал: на них мчится большой физический объект.

Если бы здесь был Катсуто, то исход мог бы быть другим.

Если бы ворвались вражеские солдаты, то можно было бы оставить их на Маюми или Мари.

Если бы позволило время, то можно было бы позволить Миюки с этим разобраться.

Однако, в это мгновение, лишь магия Тацуи была способна справиться с приближающимся большим бронированным грузовиком.

Длина четыре метра, ширина три метра, общий вес тридцать тонн.

Подняв уровень сферы прицеливания, чтобы вместить равномерный подъем улицы и весь большой грузовик вместе с броней, Тацуя активировал магию Разложения «Туманное рассеивание».

В один миг большой грузовик превратился в пыль.

Водителя выбросило из кабины вдруг исчезнувшего автомобиля, он покатился прямо вперед и врезался в стену.

В стену конференц-центра по инерции посыпалась пыль и остатки метала — все, что осталось от большого грузовика. С внешней стороны стенка чуть посыпалась, но внутри не было никаких повреждений. Тем не менее мир не был таким удобным, чтобы никто не заметил, что сейчас произошло.

— …Только что, что?.. — с ужасом спросила Маюми.

Тацуе захотелось щелкнуть языком. Она, видно, заметила, что только что случилось, в точности как он и тревожился.

Должно быть, увидев, куда он смотрит, она применила Сенсорную магию «Многомерная сфера», чтобы заглянуть за стену. Однако к счастью отвечать не было необходимости (хотя вопрос это лишь отложило).

Когда Маюми расширила зрение, лицо у неё побледнело по совсем другой причине.

Тацуя понял, почему, когда и сам расширил свой взгляд.

Похоже, людей, которые остались в конференц-зале, враг посчитали опасными, подумал Тацуя. Поскольку солдат, которые вторглись в конференц-зал, схватили, и битва у входа превратилась в разгром, цель сместилась от захвата к уничтожению.

Часть сознания холодно анализировала обстановку, как если бы он не был её частью, тогда как остальная энергия была направлена к магии, которая могла встретить дождь управляемых ракет.

Тем не менее на этот раз Тацуе не было необходимости что-либо делать. Стена комнаты, в которой они стояли, покрылась множеством слоев магических барьеров. Прежде, чем ракеты смогли поразить стену, их атаковали с фланга звуковыми волнами, из-за чего все ракеты взорвались на подлете.

— Простите за ожидание.

Услышав внезапный голос снаружи, и Тацуя и Маюми снизили своё зрение до диапазона обычных глаз. Будто ожидая этого действия (хотя он и вправду хотел верить, что характер у неё лучше), женщина вошла в комнату ожидания.

— Э? Э? Не может быть. Кёко-нээ?

— Давно не виделись, Маюми, — внезапно появившись, Фудзибаяси улыбнулась и поприветствовала Маюми как старый друг.

◊ ◊ ◊

Катсуто столкнулся с дождем ракет, потому что обнаружил там присутствие могущественной магии. Волшебники могут обнаружить использование магии, основываясь на реакциях на изменениях в явлении. Однако эта магия почти вообще не породила никакой реакции. Но, несмотря на это, Катсуто четко понимал, что «мир» претерпел очень сильные изменения.

Не один Тацуя использует не только пять чувств, чтобы читать «смысл». Катсуто использовал магию для манипулирования пространством, поэтому он был особенно чувствителен к изменениям в пространственном распределении.

Распределение вещества — один из основных элементов в базовой пространственной манипуляции. Катсуто был способен использовать свои чувства и изменения в пространственном распределении, чтобы улавливать физические движения и изменения.

Этими чувствами Катсуто обнаружил, что массивный физический объект, хотя не больше здания, но достаточно большой, чтобы быть гигантским по человеческим меркам, исчез в мгновение ока.

Катсуто никогда не встречал такого изменения в явлении на таком масштабе и с таким уровнем стабильности. Вместо того чтобы опасаться этого чувства, любопытство побудило его оставить поиск ещё не сбежавших людей и направиться к месту, где рассеялась материя.

С таким массивным телом было трудно представить, что он также очень искусен в высокоскоростной магии типа Движения. Оставив Кирихару позади в исходном месте, он прыжком скользнул по небу и благодаря инерции прибыл к наружной стороне стены комнаты отдыха.

Удачно или нет?

Для Маюми и Мари, несомненно, удачно.

Что до самого Катсуто, нельзя было узнать, не спросив его.

Как только он прибыл, его тепло встретили управляемые ракеты.

Ответил Катсуто почти на чистом рефлексе. Мгновенно возвел несколько физических барьеров, непроницаемых для частиц воздуха и выдерживающих температуру выше двадцати тысяч градусов.

Ударные волны от взорвавшихся загадочным образом ракет даже не поцарапали внешние стены, прикрытые барьером Катсуто.

Он посмотрел в сторону, с которой пришли ударные волны, взорвавшие ракеты. И увидел армейского капитана, стоящего в автомобиле с открытой верхней частью, где было что-то похожее на ракетную пусковую установку.

— Сверхзвуковая установка… Вы из 1-0-1? — крикнул Катсуто в сторону военного автомобиля, ехавшего в его сторону (хотя это казалось немного странным, но он по-прежнему был учеником старшей школы, поэтому обратился к взрослым почтительным тоном).

Автомобиль, должно быть, был оборудован механической системой слияния, поскольку беззвучно ехал вперед, пока капитан не вышел с живописной улыбкой на лице и отдал честь Катсуто:

— JSDF, бригада 1-0-1, Отдельный магический батальон, капитан Санада Сигэру. Как и ожидалось от главы семьи Дзюмондзи, вы знаете о нас. Пожалуйста, простите мою грубость. — У Катсуто дернулись брови. Такая простая реакция была образцом психической стойкости восемнадцатилетнего молодого человека. — Извините. Я думаю, что обеим сторонам нужно многое обсудить.

— …Это я должен извиниться.

— Тысяча извинений. Тогда, господин наследник семьи Дзюмондзи, пойдемте внутрь, — сказал Санада и направился в конференц-зал.

Катсуто понятия не имел, что этому солдату нужно от него, но раз он знает о скрытом семейном положении семьи Дзюмондзи, то он не из тех, возле кого Катсуто может расслабиться.

Два человека пошли друг за другом в ближайший вход в конференц-зал.

◊ ◊ ◊

Фудзибаяси пришла не одна.

За её фигурой, одетой в камуфляжную форму (на ней не было платья и фирменных туфлей, но были длинные брюки и ботинки), вошел другой человек в расцвете сил, на котором была форма JSDF с нашивками майора.

Майор подошел к пораженному Тацуе, который чопорно стоял, и остановился, заложив руки за спину.

— Особый лейтенант, ваша секретность временно отменена, — Фудзибаяси обратилась к Тацуе, став рядом с ним. Замешательство исчезло с его лица, он вытянулся и отдал честь человеку перед собой.

На эту позу все, кроме Миюки, включая только что вошедшего Катсуто, могли лишь открыть рот от потрясения. Солдат отсалютовал Тацуе в ответ, увидел фигуру Катсуто, и пошел к нему.

— Я майор Казама Харунобу из JSDF. Прошу прощения, что не могу раскрыть своё подразделение, — представился Казама.

Санада уже сообщил назначение их подразделения ранее, поэтому Казама сказал это лишь потому, что знал, что могут услышать Маюми и Эрика.

— Значит вы, должно быть, тот майор Казама. Я представитель семьи Дзюмондзи на Конференции Главных Кланов, Дзюмондзи Катсуто.

Катсуто также раскрыл имя, известное во всем мире волшебников. Казама отдал честь и пошел к месту, с которого было видно и Катсуто и Тацую.

— Фудзибаяси, пожалуйста, объясни всем текущую обстановку.

— Да, сэр. Сейчас наши силы, которые были расположены на Цутие, встретили вражеских захватчиков. Кроме того, из Цуруми и Фудзисавы также выдвинулись подразделения. Филиал Канто Магической Ассоциации также набирает добровольцев для оказания помощи в обороне.

— Благодарю. Тогда, особый лейтенант, — кратко поблагодарив Фудзибаяси, Казама обратился к «особому лейтенанту», повернувшись к Тацуе, — мы только что получили приказы. Из-за необычных обстоятельств наше подразделение, которое первоначально направлялось на Цутию, также окажет помощь в обороне. Под специальным назначением устава JSDF, ты также мобилизован. — Маюми и Мари открыли рты, но Казама взглядом их утихомирил: — JSDF просит и требует, чтобы все здесь присутствующие не разглашали положение особого лейтенанта. Это совершенно секретная информация, которая касается национальной обороны, поэтому, пожалуйста, поймите.

В сравнении с серьезными словами и тоном, силы его взгляда было достаточно, чтобы заставить Маюми, Мари и Канон отказаться от всякого сопротивления.

— Особый лейтенант, Мобильный костюм, который вы разработали, уже подготовлен в трейлере. Поспешите, — сказал Санада.

Тацуя кивнул и ненадолго повернулся к друзьям:

— Мои извинения, но всё, как вы и слышали. Все, направляйтесь в убежище вместе с сэмпаями.

— Особый лейтенант, мой отряд и я предоставим защиту всем присутствующим, — Фудзибаяси добавила своих несколько слов Тацуе, когда тот склонил голову перед друзьями.

Хотя их было немного, Тацуя был глубоко признателен за то, что она могла предоставить драгоценные активы его друзьям и майору за то, что тот делал все возможное, чтобы помочь ему.

— Спасибо, лейтенант.

— Поняла. Сделай всё возможное, особый лейтенант.

Отдав честь Фудзибаяси, Тацуя последовал за Казамой наружу.

Перед сверстниками Тацуя хотя бы извинился, но старшеклассникам не сказал ничего. Может быть, потому что могли читать настроение или, может, просто из-за потрясения, но никто не обратился к Тацуе, будь то сверстники или старшеклассники.

— Онии-сама, пожалуйста, подожди. — Тем не менее его окликнула сестра, у неё на лице боролись мириады эмоций.

Прочитав пытливый взгляд Тацуи, Казама кивнул, и вышел первым. Миюки стала перед Тацуей и протянула руки к его лицу. Она не хотела его останавливать. Миюки знала о его положении и обязанностях точно так же, как и сам Тацуя. Она боялась больше всего именно стать у Тацуи на пути.

Но сейчас у Миюки была одна цель. У неё не было на это власти. Тем не менее она решила нести всю ответственность своего выбора. Она уже решилась снять оковы брата. Тацуя прочитал эту решимость в глазах сестры.

Тацуя встретил её взгляд, выражение лица у него было озадаченным, понимающим и благодарным, поскольку он кивнул, прежде чем упасть на одно колено перед Миюки. Так же, как и рыцарь кланяется своей принцессе.

Миюки взяла обеими руками и подняла лицо брата, глаза которого были закрыты, к себе.

Миюки наклонилась.

И даровала лбу брата,

Глубокий поцелуй.

После того как она убрала губы, и руки, прижатые к его лицу, опустились, и Тацуя ещё раз склонил голову…

…И тут же произошло изменение.

Яростный поток фотонов, достаточный, чтобы обжечь глаза, вырвался из Тацуи.

Это были не фотоны, но Псионы, окутанные физическим светом.

Тацуя открыл глаза и поднялся на ноги.

Вокруг него текли поразительно активные Псионы.

Завоеватель пришел, бронированный штормами и владеющий молниями.

Хотя яростный поток света отступил, вокруг него всё ещё спокойно кружились массивные Псионы.

Любой бы отошел на один или два шага от Тацуи, но Миюки лишь благодушно улыбнулась, приподняла платье и упала в глубокий реверанс.

— Желаю вам завоевать всё перед собой.

— Я ухожу.

Тацуя ступил на улицы Йокогамы, которые превратились в поле боя, и отправился на войну. У сестры в глазах было столько эмоций, когда она смотрела ему вслед.