Том 7. Глава 11

Конфликт между группой учеников и преподавателями Первой школы (включая внешний персонал), которые направились в убежище через подземный туннель, и вооруженными боевиками в туннеле близился к завершению.

Всего эвакуировалось примерно шесть десятков человек.

Так как на конференц-зал напали после окончания презентации Первой школы, количество учеников, которые пришли выразить свою поддержку, достигло своего пика.

Азуса мысленно оплакивала этот несчастный поворот событий, но, как Президент школьного совета, внешне она должна быть храброй, что бы ни произошло. Впереди слышался звук выстрелов и ударных волн. Звук того, как Саваки на переднем крае уничтожает боевиков, вооруженных огнестрельным оружием.

Совместными усилиями, основное оружие, такое как штурмовые и полуавтоматические винтовки было успешно уничтожено. Азуса тоже использовала магию, она уплотнила воздух в дуле, вызвав тем самым взрыв, что вывело из строя два автомата и их соответствующих владельцев.

Исход был перед её глазами.

Хотя это и был туннель, но это не была просто выкопанная дыра прошлого века. Здесь было множество освещающих путь огней. Вдоль пропитанного кровью подземного прохода на земле лежали несколько мертвых боевиков. Как правило, она старалась бы не смотреть на этот трагический вид. Тем не менее, из чувства долга, как представитель учеников, Азуса принудительно подавила свой ужас.

У неё не было опыта в боевой магии или тактическом командовании. Даже если она ничего не скажет, персонал безопасности, выбранный из групп клубной деятельности и дисциплинарного комитета, не позволит боевикам приблизиться.

Азуса подавила поднимающуюся в горле желчь и увидела Хаттори и Саваки, которые прибыли уничтожить боевиков. Ей оставалось лишь одно — смотреть на них собственными глазами, такой был её долг.

«Врагов было немного и, к счастью, с нашей стороны никто не погиб»

Тем не менее волшебники не бессмертны. Они будут истекать кровью, если их порезать, умрут, если застрелить. Защитная магия тоже не всемогуща. Если кинетическая энергия пули превысит способность магии изменить Эйдос — магический барьер будет пробит.

Они пошли на такой риск, чтобы быть нашими живыми щитами. Она считала, что если отведет взгляд от своих товарищей, защищающих таких неумелых в бою людей, как она, то это будет высшим предательством.

Азуса внимательно смотрела на Саваки, когда тот кулаками и ногами сбивал прибывающих со всех сторон боевиков, также как и на Хаттори, который стоял за ним, обеспечивая огневую поддержку магией.

Саваки так же без особых усилий раздавил боевиков, выскочивших из укрытия. Противники были восточноазиатского происхождения, поэтому было просто невозможно быстро отличить их от простых гражданских лиц.

Любой, кто держал большое оружие, вроде штурмовой винтовки, сразу же определялся как враг, но вот боевиков, которые преследовали их со скрытыми боевыми ножами, было трудно отличить от обычных граждан. Поэтому Саваки прекратил все попытки отличить их.

Он укрепил оборону и поражал любого, кто поднимал на него руку. Он мог положиться лишь на эту грубую стратегию из-за превосходной прочности своей защиты.

Составная магия типа Концентрации и типа Движения «Воздушная броня».

Установив целью три-пять сантиметров воздуха вокруг тела, он сделал так, чтобы поверхность кожи была более гладкой и опустил угол физического проникновения, поэтому в него не попадали высокоскоростные пули с низкой массой.

Это не была только магия или только физические навыки, но комбинация двух, что создавало скорость и технику, необходимую для того, чтобы выполнить эту практически суицидальную стратегию.

Появился ещё один враг и замахнулся длинным мечом. Ещё раз активировав магию, Саваки применил на себе персональное ускорение. Скорость его кулаков приблизилась к скорости звука. Окруженный сжатым воздухом, кулак преодолел звуковой барьер. Со звуком «бум» боевик отправился в полет.

Такая сила успешно сдержала вновь прибывших врагов.

Предыдущие повторные нападения, похоже, ничего не принесли.

Тем не менее, так как физическая выносливость ограничена, внутренняя сила человека тоже ограничена. От удара Саваки солдат столкнуться с военным позади, тем самым они оба врезались прямо в стену и упали на землю. Когда боевики всё это увидели, мораль у них, наконец, начала рушиться.

Как только Саваки отключил магическую броню, его злобный одноклассник бросил на бегущего врага поток блоков, заряженных электричеством.

◊ ◊ ◊

Отряд Фудзибаяси имел два автомобиля повышенной проходимости, в нем было восемь человек, включая Фудзибаяси. Хотя подразделение было достаточно малым, чтобы едва называться отрядом, каждый член выглядел очень компетентным.

— Маюми, мне жаль это говорить… но я не могу разместить всех в автомобилях, — с извиняющимся выражением на лице Фудзибаяси сообщила Маюми, которая, казалось, была в восторге от закаленной боями ауры каждого солдата.

— Ах, нет, мы с самого начала решили эвакуироваться пешком…

— Правда? Но не будет ли это слишком далеко, и куда вы планируете эвакуироваться? — спросила она у Маюми, а не у Катсуто, поскольку с ней они были старыми знакомыми, но Маюми искренне желала, чтобы она обсуждала это с Катсуто. При таких условиях Катсуто, несомненно, ответит лучше. — Подразделение из Цутии использует парк Ногэяма в качестве базы и, разделившись на отряды, прочесывает местность в поисках боевиков. Мы всё ещё не уверенны, для чего предназначен замаскированный корабль в доках у склона холма, но они, вероятно, скоро выгрузят механизированные войска. Так что береговая линия превратится в центр поля боя, поэтому я бы рекомендовала эвакуироваться по суше.

— Тогда… как мы и планировали, думаю, что убежище недалеко от станции будет лучше, — с легким недоумением сказала Маюми, взглянув на Катсуто.

— Согласен. Так было бы предпочтительнее, — Катсуто кивнул в знак согласия.

Видя это, Маюми вздохнула с облегчением. Фудзибаяси с небольшим интересом улыбнулась, но это действие осталось незамеченным даже Маюми.

— Тогда мы предоставим прикрытие с машиной впереди, просто следуйте за нами собственным темпом, — сказала Фудзибаяси и подошла к одному из автомобилей, Маюми и Мари последовали прямо за ней.

— Лейтенант Фудзибаяси. — Однако Катсуто не двинулся с места и сзади обратился к Фудзибаяси.

— Что такое? — Фудзибаяси, не мешкая, обернулась. Будто ожидала, что её остановят.

— Я знаю, что это весьма своевольный запрос, но не могли бы вы одолжить мне автомобиль?

«Это безумие», — подумали все ученики Первой школы. Автомобилей было всего лишь два. К тому же они предназначались не только для перевозки людей, но также для хранения амуниции.

— Куда ты хочешь поехать? — Сейчас было не время позволять независимые действия. Тем не менее Фудзибаяси сразу не отклонила запрос Катсуто и спросила его о причине таких действий.

— К филиалу Магической Ассоциации. Хотя я лишь заместитель, я по-прежнему являюсь представителем Конференции Главных Кланов и должен исполнить свои обязанности как член Магической Ассоциации.

Это был голос с глубин живота. В отличие от мелких подростков с героическими фантазиями, его голос был голосом человека, решившего нести своё бремя.

— Поняла, — Фудзибаяси ответила прямо. — Сержант Татеока, Капрал Отова. Проводите Дзюмондзи к филиалу Канто Магической Ассоциации. — Не обращая внимания на недоумение Катсуто, она отдала приказы двум подчиненным и одолжила ему машину. Затем обратилась к Маюми и компании, которые стояли возле другого автомобиля: — Быстро садитесь за борт. Нам непозволительно тратить ещё больше времени.

◊ ◊ ◊

Представители и поддержка Третьей школы решили эвакуироваться автобусом, на котором сюда приехали.

— Почему он так далеко…

— Просто улицы так построены. Что поделаешь? — Автобус ожидал их на крытой парковке, зарезервированной для больших транспортных средств, которая была далеко от конференц-зала. Услышав жалобы Масаки, Китидзёдзи серьезно отругал его.

Само то, что они решили не оставаться на ночь и попросили водителя, чтобы их заблаговременно подождал, было достойно похвалы. Направиться к автобусу было немного ближе, чем в доки, где стоял эвакуационный корабль, поэтому Китидзёдзи считал, что если сейчас ещё и жаловаться, то навлечешь на себя божью кару.

Больше всего его беспокоило то, что южная сторона парковки была значительно ближе к докам, где был пришвартован замаскированный вражеский корабль. Тем не менее воинственные ученики Третьей школы ободряли друг друга идеями «уничтожения вероломных захватчиков», продвигаясь вперед.

Наверное, всех злило то, что ранее на сцене их вынудили разоружиться. Это чрезмерно оптимистичное одобрение послужило лишь тем, что углубило беспокойство Китидзёдзи. Хотя они были известны как воинственная Третья школа, но реальным боевым опытом обладала лишь горстка учеников с Масаки во главе.

Сам он не имел «реального» боевого опыта, а все преподаватели, ведущие команду, специализировались в исследованиях. В этом мире если что-то может пойти не так, оно пойдет. В середине прошлого столетия некто придумал этот весьма неприятный закон, который Китидзёдзи считал, что подходит к этому случаю (на самом деле этот закон стал основным во второй половине столетия).

Как только они вошли на парковку и увидели большой автобус…

…Прямо по нему несколько раз попали ракеты из ракетных установок. К счастью, точка удара (что было, наверное, единственным благом) оказалась у задней части автобуса, поэтому водитель смог отчаянно сбежать, прежде чем произошел взрыв.

Корпус автобуса был покрыт тем же термо- и ударостойким покрытием, что используют для покрытия военного транспорта, поэтому, хотя окна были выбиты и несколько сидений обгорели, сам корпус не был поврежден.

За исключением покрышек, которые полностью разорвало.

— Вот засранцы! — впал в Ярость Масаки, идя возле Китидзёдзи.

Чтобы быстро дать тому успокоиться, Китидзёдзи сменил курс. Если менять покрышки, то нельзя позволить врагу приблизиться. Он решил дать своему хорошему другу немного излить гнев. Китидзёдзи покинул Масаки и поспешил к ведущему группу учителю.

— Сэнсэй.

— Китидзёдзи, что случилось? — немного дрожащим голосом проговорил мужчина. Довольно впечатляюще, что ему удалось удержаться на ногах.

Если бы Китидзёдзи не был уверен в подавляющей мощи друга, то тоже, скорее всего, был бы в таком же состоянии.

— Оставьте врага на Масаки. Нужно менять покрышки.

— Но, даже если ты говоришь нужно…

— Это специальная крытая парковка для больших транспортных средств и специализированных автомобилей. Я считаю, что здесь должны быть инструменты для простого технического обслуживания, а также запасные покрышки.

— Т-Ты прав! Хорошо, все, кому нечего делать, помогите Китидзёдзи найти запасные покрышки!

Он сказал «кому нечего делать» потому, что кроме Масаки были ещё другие люди, которые могли вступить в бой.

Китидзёдзи был учеником первого года, но естественным образом захватил инициативу, так как из присутствующих был самым спокойным человеком. Ученики Третьей школы, будь то его одноклассники или старшеклассники, двигались вместе с учителями по указаниям Китидзёдзи, чтобы подготовиться к эвакуации.

◊ ◊ ◊

Группа, которую вела Азуса (что было немного неточным описанием), включающая учеников Первой школы, учителей, и остальных связанных людей, достигла подземного убежища чуть позже остальных школ.

Они так опоздали, потому что нужно было справиться с большим количеством людей.

Их было больше шестидесяти человек. В обычных условиях не слишком-то много. Однако попытаться привести всех в определенное место, не упустив ни одного из виду, требует много усилий, а ещё нужно отбиваться от вражеских атак по пути, поэтому численное превосходство было как преимуществом, так и недостатком.

Главный вход, который разрешал доступ извне во время кризисов, был закрыт из соображения присутствия врага. Замок должны открыть уже эвакуированные люди изнутри убежища.

Пока дверь открывалась, Хаттори и Саваки на площади (подземная зона была сконструирована в виде площади) перед главным входом проверяли отставших.

Преподаватели также выполняли свой долг взрослых. Аска осматривала травмированных, Харука утешала беспокоящихся учеников, а Tсузура стоял сзади вместе с Томицукой на страже.

Так что, наверное, именно потому Тсузура обнаружил аномалию первым.

— Все, пригнитесь и прикройте головы!

Потолок подземного прохода как-то странно зашумел.

Бетон заскрипел и начал трескаться.

Потолочное освещение погасло, погружая туннель в темноту.

Трещины разошлись на весь потолок и стены.

Всё это произошло в одно мгновение.

Кто-то закричал в испуге.

Кто-то просто пригнулся и искал укрытия.

Остальные попытались магией удержать падающий металл, бетон и пыль.

Тем не менее, какая бы сила это ни вызвала, разрушение туннеля, похоже, было неизбежным.

В это время Азуса через терминал, предназначенный для общения с людьми в убежище, просила поспешить открыть дверь.

Когда услышала предупреждение Тсузуры, она не могла не повернуть голову, и теперь не могла оторвать глаз от разворачивающейся перед ней трагедии. Не было даже времени закрыть глаза, когда потолок прогнулся, а стены начали рушиться.

Ей не нужно было волноваться о том, что её может завалить. Хотя она стояла снаружи двери в убежище, свод над входом был дополнительно усилен металлоконструкциями.

Но остальные ученики…

— …Э?

Однако после того как пыль улеглась, она использовала оставшийся свет от входа в убежище, чтобы осмотреть обломки туннеля, но глаза не заполнили болезненные слезы. Вместо этого она была потрясена неожиданным пейзажем.

Никого из учеников Первой школы не похоронило заживо. Обломки бетона сформировались в куполообразную форму. Какая должна быть случайность, чтобы позволить большим бетонным блокам идеально сложиться вместе и сформировать форму купола, оставив тем самым достаточно места для половины роста человека?

Нет, это не могла быть чистая случайность… Вероятность того, что это естественно произошедшее явление — практически нулевая.

«… Понятно, это Манипулирование многогранниками! Магия Тсузуры-сэнсэя!»

«Манипулирование многогранниками», о чем она вспомнила, относилось не к команде, используемой для построения трехмерной проекции, но к магии, которая разбивает физические объекты на пирамиды и квадратные призмы, затем манипулирует ими, чтобы сформировать с этих простых проекций вариации конструкций большого масштаба.

Современная магия не преуспела в манипулировании какой-то частью объекта. Чтобы остановить подземный проход от обрушения, как правило, нужно было установить целью весь подземный проход.

Но Манипулирование многогранниками, напротив, делит один объект на множество компонентов и стремится изменить один компонент для того, чтобы повлиять на все в целом.

Конечно, это требует навыка разделить один объект на множество маленьких частей. Волшебники, которые на это способны, могут сознательно творить чудеса, когда просто невозможно иначе… Точно так же, как только что.

Вероятно, поняв, что подземный туннель не может выдержать вес сверху, что обрушение неизбежно, Тсузура давлением песка сформировал купол и контролировал столкновения падающих обломков.

Тем не менее, в конце концов, это была лишь временная мера, сформированная из бетона и не обладающая прочностью природного камня.

— Все сюда, быстро! — отчаянно выкрикнула Азуса ученикам, преподавателям и третьим лицам, которые всё ещё лежали на полу, призвав их быстро бежать через открытые двери убежища.

Аска пошла позаботиться о раненных, потому Хиракава осталась совершенно одна в группе из шестидесяти человек, она могла лишь сидеть на корточках и не издавать ни звука.

И вправду, потолок обвалился. Стены, должно быть, упали. В таком случае, почему она не была похоронена заживо?

С трепетом медленно открыв глаза, Хиракава была потрясена до глубины души сценой перед собой. Сталь и бетон смешались вместе, как игрушки, сформировав купол с небольшим отверстием. Это невозможное совпадение заставило Хиракаву тупо на все уставиться.

Но, затем…

— На что ты уставилась?! Двигайся! — На фоне этого выговора, кто-то схватил её за руку. Она запаниковала и машинально попыталась высвободиться. Однако эта рука дала Хиракаве чувство тепла без боли и содержала силу, которая отказывалась отпустить. — Ну же!

Не обращая внимания на сопротивление, эта рука потянула её вперед. За ними не было звуков или присутствия людей. Пока она тупо смотрела, осталась позади лишь она одна. Впереди слабый свет освещал путь, наверное, люди, которые уже выбрались из обломков, повернули фонарики назад, сюда.

В этот миг голова у Хиракавы вообще не работала. Она просто двигалась за рукой и бежала так быстро, как могла, несмотря на изогнутую позу.

Свет в конце туннеля становился всё сильнее, пока они, наконец, не увидели выход.

Неопределенный звук достиг ушей.

Часть обломков не выдерживала вес и начинала рушиться.

Перед глазами катастрофа развернулась в замедленном действии.

Рукой, которой её тянул, молодой человек притянул Хиракаву к себе, а свободной правой рукой справа обхватил её за талию. Вдруг Хиракава заметила, что её тело с рывком потянулось вперед.

Перед рукой, которая крепко её держала, Хиракава подсознательно прижалась к груди перед собой.

К тому времени как она осознала, что это инерция, вызванная экстренным ускорением, они уже сбежали от валившихся обломков в коридор убежища.

Увидев, что Томицука успешно спас молодую девушку, которая не успела вовремя убежать, Азуса наконец вздохнула с облегчением.

Однако разглядев лицо молодой девушки, её недавно успокоившееся сердце вдруг снова яростно забилось.

«Младшая сестра Хиракавы-сэмпай…»

Как член Команды техников Турнира девяти школ, Азуса поддерживала близкие отношения с Хиракавой Кохару.

Культурная и изысканная старшая Хиракава была старшеклассницей, с которой Азуса хорошо ладила, и в то же время она была сэмпай, превосходной в той же технической области.

Когда Азуса впервые услышала, что её сестра предприняла попытку саботировать работу команды представителей, то сначала подумала, что неправильно расслышала.

Она никогда не встречала младшую сестру напрямую, но на основе понимания, возникшего во время случайного разговора, Азуса не верила, что Чиаки из тех девушек, что будут делать такое. Поэтому была поражена вдвойне.

Увидев, как она отчаянно отошла от молодого человека, который нес её в своих объятиях, и опустила голову в смущении, незаметно на него поглядывая, она выглядела как любая другая обычная младшеклассница.

Будем надеяться, что это позволит ей проснуться от кошмара… Азуса молилась, чтобы это было так.

Едва избежав в самый последний миг быть похороненной заживо, Хиракава вздохнула с облегчением под крепким потолком из металлического сплава. И наконец у неё появилось свободное время, чтобы обнаружить своё текущее положение.

— !

«Своим рефлексом я, наверное, рекорд побила?» — подумала Хиракава, успешно погрузившись в панику. Успешно — потому что, скорее всего, она не погрузилась в состояние паники, но уже в нем была. Так или иначе, руки и ноги задвигались первыми, прежде чем она отскочила от молодого человека, который её обнимал. Ей было слишком стыдно поднимать голову, но в то же время ей было очень любопытно, как он выглядит.

В конце концов, она держала голову опущенной, тем временем незаметно поглядывая на лицо парня, но не было похоже, чтобы молодой человек заметил эти подозрительные действия.

— Ты в порядке? Тогда, пожалуйста, иди вперед.

Голос, который за неё беспокоился.

Ей казалось, что прошла целая вечность с тех пор, как она слышала, как кто-то говорил ей такие слова. Между «воспользоваться другими» и «считаться сообщницей» взаимной заботы не существовало. После того как её миссия провалилась и её схватили, всё, что она слышала, звучало как выговор.

Но этот молодой человек совершенно естественно выразил за неё беспокойство… Почему-то именно так она это почувствовала.

— Ах, подожди. — Хиракава прошла через дверь и невольно схватилась за того, кто присмотрел за ней и привел сюда — рубашку молодого человека. — Эм… Спасибо…

Сейчас эти слова были все, на что она была способна.

— Хм? Не за что.

Как только молодой человек (сейчас Хиракава не знала имени Томицуки) естественным образом принял её слова, Хиракава удивительно почувствовала себя очень счастливой.

◊ ◊ ◊

Под руководством подчиненных Фудзибаяси, группа Маюми прибыла на площадь перед станцией, которая вела в подземное убежище, и была потрясена до потери речи этой ужасающей картиной перед глазами.

Вся площадь обвалилась.

Ко всему прочему, здесь находились гигантские металлические блоки.

— Двуногие танки… Где, черт возьми, они взяли это?! — Похоже, это был неожиданный враг и для Фудзибаяси, судя по удивленному тону её голоса.

«Двуногие танки» — ходячая платформа для стрельбы в гуманоидной форме, бронированная пластинами из металлического сплава. Нижняя часть коротких, коренастых ног оборудована гусеницами и устройствами для ходьбы, а тело сформировано как небольшой автомобиль с одним сидением, оборудованный всевозможными видами оружия. Также были две длинные, механические руки, но не было никакой головы.

Общая высота робота была три с половиной метра, высота до плеч приблизительно три метра, ширина и длина — два с половиной метра. Такую технику разработали в Восточной Европе для уничтожения пехоты в городских условиях.

И здесь было два таких.

Полностью загружен и с пилотом на борту, общий вес был около восьми тонн. Однако лишь своим весом маловероятно, чтобы они смогли бы разрушить усиленную дорогу. Должно быть, они атаковали подземное убежище или, скорее, туннель.

— Попробуй-ка это!

— Канон, твой «Минный источник» вызовет слишком много проблем! — Канон восстановилась от потрясения, загорелась и была уже готова развязать свою магию, когда её остановил Исори, схватив за запястье. Когда неизвестно, что под землей, с высокой вероятностью магия колебания поверхности может ухудшить трагедию.

— Я буду использовать не его! — Канон стряхнула руку Исори и была готова активировать магию. Но как только прицелилась…

…Мало того, что танки распались на части, их также покрыл белый мороз.

— Ах…

— Как и ожидалось от Маюми и Миюки. У нас даже не было времени что-либо сделать, — похвалила и криво усмехнулась Фудзибаяси, стоя возле Канон, которая уставилась на всё это. Маюми немного смутилась, а Миюки лишь улыбнулась, затем они обе поклонились.

— …Группа, которая пошла через подземный туннель, похоже, в порядке. Нет никаких следов того, что кто-то завален под обломками, — доложил Микихико. Закрыв глаза, с выражением на лице, показывающим, что часть разума где-то в другом месте, он послал с духами одно из своих пяти чувств обследовать завалы.

— Неужели. Если так говорит член семьи Йошида, тогда это должно быть правдой. Хорошая работа.

— Нет, это вряд ли можно назвать достойным похвалы, — Микихико в спешке открыл глаза и ответил на комплимент Фудзибаяси. Похоже, что все люди, которые любят подшучивать над невинными подростками, собрались вместе.

— …Итак, что мы будем делать дальше? — Эрика задала следующий практичный вопрос слегка боевым тоном. Но Фудзибаяси ни в малейшей степени не дрогнула, доказательство того, что она и впрямь обладает зрелостью взрослого.

— Учитывая, что двуногие танки продвинулись так далеко, положение, должно быть, ухудшилось быстрее, чем мы представляли. По-моему, лучше эвакуироваться на базу в парке Ногэяма.

— Но разве это не одна из основных целей нападения врага?

— Мари, враги, которые сейчас нападают, не будут различать военных и гражданских. Опасность вообще не уменьшится, если ты отделишься от военных. Скорее, я бы сказала, что будет даже более опасно, — Маюми вежливо отклонила довод Мари.

— Тогда, Саэгуса-сэмпай, направимся в Ногэяму? — Исори задал очевидный вопрос. Однако Маюми покачала головой:

— Я собираюсь вызвать транспортные вертолеты для гражданских, которые не успели вовремя эвакуироваться, — сказала она и её взгляд перешел к станции. Там, отчаянно глядя на разрушенный вход в убежище, стояло множество гражданских лиц, и их число продолжало расти. — В первую очередь, нужно расчистить обломки, чтобы предоставить безопасную зону для приземления. Я планирую остаться здесь, пока не прибудут вертолеты. Мари, возьми всех и эвакуируйся вместе с Кёко.

— Что ты говоришь?! Ты хочешь остаться здесь одна?! — Мари, конечно же, отреагировала очень сильно на такие совершенно неожиданные слова. Тем не менее Маюми ответила решительно:

— Это долг тех, кто носит имя Десяти Главных Кланов, Мари. Мы пользуемся всевозможными привилегиями благодаря имени Десяти Главных Кланов. Хотя эта страна официально не имеет аристократии, на самом деле мы, как Десять Главных Кланов, наслаждаемся определенной свободой вне рамок закона. Как цена за эти привилегии, в такие времена мы обязаны предоставлять нашу силу.

— …Тогда я тоже остаюсь. — В словах Маюми была решимость, или, скорее, это была покорность. Однако тем, кто ей ответил вместо Мари, был Исори. — Я член Ста семей, которые также получают выгоду от правительства.

— Если Кэй остается, то остаюсь и я! Я тоже из Ста семей!

— Тогда и я. В конце концов, я дочка семьи Тиба.

— Аналогично. Онии-сама вступил в бой, я не могу стоять в стороне и ничего не делать.

— Я-я тоже!

— Я свяжусь с отцом, чтобы он организовал вертолеты компании.

— Я не из Десяти Главных Кланов или Ста семей… Но так как все слабые девушки остались, как я могу убежать, поджав хвост?

— И я. У меня есть уверенность в моих способностях.

— Я тоже останусь. Хотя у меня нет силы Эрики-тян, Кирихары-куна или кого-либо ещё, позвольте мне внести свой вклад.

— Семья Йошида не из Ста семей… Но мы также получаем особое отношение.

— Что ж, у меня нет никакой силы, но по крайней мере я могу послужить всем «глазами»…

— …Младшеклассники хотят все остаться, как мы можем просто убежать?

— В самом деле. Мне будет неспокойно, если я оставлю Маюми одну. Может быть, произойдет что-то, что Маюми неожиданно упустила из виду.

— Послушайте… — наконец возразила Маюми после слов Сузуне. — Раз вы так говорите… Думаю, все здесь присутствующие тоже идиоты… — Это не было наигранным. Это был искренний вздох «отчаяния» Маюми, её красивое лицо заполнилось смирением, затем она повернулась к Фудзибаяси: — Как вы и слышали. Серьезно, мои дети все настолько умышленно непослушны… Прошу прощения, что не могу принять ваше любезное предложение.

Увидев, как Маюми низко поклонилась в извинении, и как все в группе за ней отвели глаза, будто злодеи, Фудзибаяси оказалась внешне очень серьезной, но внутри она нашла это весьма интересным.

— Нет, они вполне заслуживают доверия. Позволь мне оставить с вами несколько подчиненных.

— Нет, в этом нет нужды! — пришел голос, но не из толпы учеников Первой школы, а сзади Фудзибаяси.

— Инспектор?

— Тоши-нии?

Два разных имени одного человека. Инспектор Тиба повернулся к Фудзибаяси, которая обратилась к нему как «инспектор»:

— Так же, как долг военных отразить захватчика, задача полиции защитить гражданских. Мы останемся здесь. Фудзибаяси… Кхем, лейтенант Фудзибаяси, пожалуйста, встретьтесь со своим отрядом.

— Поняла. Инспектор Тиба, оставляю всё на вас.

Это великолепное вступление объединилось с соответствующим драматическим заявлением. Однако Фудзибаяси даже не обратила внимания, просто ловко отдала честь и быстро ушла.

— Хм… Какая великолепная женщина.

— Ха, мечтай. Она не такая женщина, которая падет в твои руки, Тоши-нии.

К сожалению, слова, которые он пробормотал сам себе, были безжалостно разбиты резкими словами его сестры, заставив инспектора Тибу по-настоящему стоять «безмолвно».

◊ ◊ ◊

На крытой парковке, зарезервированной для больших автомобилей и специальных транспортных средств, ученики Третьей школы застряли в бою с боевиками, приблизительно половина из них были не в состоянии присоединиться к битве… из-за того, что опустошили содержимое своего желудка.

— Итидзё, можешь немного сдерживаться!

— Ты тоже, сэмпай, пожалуйста, отступай.

Виновником был Масаки, и не то чтобы его заботил этот выговор. Он направил CAD в форме пистолета, окрашенный следами крови, на боевиков неизвестной национальности. Кроваво-красный цветок расцвел, и посыпался вниз. Омпх, звук, как ещё один человек прикрыл себе рот, достиг ушей Масаки.

Каждый раз, когда он убивал человека, мораль и с его стороны и со стороны врага немного опускалась.

«Если этого достаточно, чтобы вселить в вас ужас, вы в первую очередь не должны никогда ступать на поле боя»

Как бы этими глазами на него ни смотрели и что бы ему ни говорили, Масаки холодно всё игнорировал.

Его точка зрения была верна. Бесспорно, верна.

Однако как много солдат могут спокойно наблюдать, как разрываются человеческие тела и кровь (скорее, красные кровяные тельца) рассеивается, как пыль?

Секретная техника семьи Итидзё, «Разрыв». Магия, которая способна мгновенно испарить жидкость внутри объекта. Если её использовать на людях, кровь испарится, а последующее давление порвет мускулы и кожу. Красные кровяные тельца, которые составляют большую часть крови, вырвутся наружу, будто расцветающий багровый цветок.

Кроме определенного меньшинства, его одноклассники и старшеклассники впервые поняли, что значит быть известным как «Багровый».

◊ ◊ ◊

Командный центр, расположенный на мостике замаскированного десантного корабля, успешно начавшего внезапную атаку, был окутан настроением, которое в корне отличалось от полного успеха.

— Мы потеряли связь с подразделением, посланным в подземное убежище. Также нет ответа от двуногих танков, — доложил офицер связи.

У Командира подразделения, который также был капитаном замаскированного десантного корабля, выражение на лице стало кислым. По первоначальному плану заранее проникшие оперативники должны были взять заложников прежде, чем он задействует механизированные войска.

Тем не менее потери оперативников в штатском намного превзошли первоначальные оценки. В особенности потери были тяжелые у отрядов, посланных в международный конференц-центр и крытую парковку для больших транспортных средств. Капитан решил, что стратегия, которая предусматривала скрытность для того, чтобы позволить оперативникам сделать основную работу, к сожалению нуждается в небольшой переработке.

— Разрешить выезд механизированным войскам!

Он отдал приказ запустить двуногие танки и БТР, изготовленные в их собственной стране.

◊ ◊ ◊

— …И? Тоши-нии, почему ты здесь?

В углу площади перед станцией Эрика и Тошиказу были втянуты в не вполне теплое воссоединение (старший брат был весьма счастлив, поэтому, наверное, это и вправду было воссоединение).

Что касается того, почему они были в «углу» — ни Эрика, ни Тошиказу не были умелыми в очищении обломков двуногих танков, допросе схваченных пилотов, или очищении зоны, чтобы смогли приземлиться вертолеты… Хотя говорить, что действующий инспектор Тошиказу не был «умелым в допросе» было само по себе проблемой.

В любом случае, из-за этого они и слонялись без дела (в защиту их чести, Кирихара и Саяка тоже слонялись).

Однако Тошиказу по крайней мере не возражал, что на самом деле не внес большой вклад (в отличие от Инагаки), поэтому он наслаждался словесной перепалкой с младшей сестрой, которая стояла, уткнув руки в бока.

— Как же я огорчен, что ты ещё спрашиваешь почему. Неужели есть что-то странное в том, что добросердечный старший брат желает помощь дорогой сестренке?

— Добросердечный?! А у тебя кишка не тонка, так лицемерить…

— Эй, эй, Эрика, молодая леди не должна использовать термины, вроде «кишка не тонка».

— Ты! Теперь ты посмел со мной говорить, как с какой-то Госпожой. Ты вообще имеешь на это право?!

— Ах, как ужасно… ведь очевидно, что я люблю дорогую сестренку. — Наверное, Тошиказу зашел слишком далеко в притворной глупости, но возбужденная Эрика быстро успокоилась. Увидев, что сестра начала смотреть холодными глазами, Тошиказу вздохнул, будто от скуки. — По крайней мере я правда пришел помочь, — сказал он со скучающим выражением на лице и ленивым тоном, но увидев, как сестра над ним усмехнулась, вдруг озорно ухмыльнулся: — Разве это правильное отношение, Эрика?

— Что ты имеешь в виду?

Выражение лица Эрики немного ослабло. Он был сильнее, чем впечатление о нем — неприятное чувство, с которым она с самого детства не знала, как совладать, и оно не было чем-то, что можно легко стереть.

— Я принес тебе кое-что хорошее.

— Кое-что хорошее? Мне не нужно ничего такого.

Тем не менее Эрика всё равно держалась до конца — упрямо отказывалась отступить. Тиба Тошиказу был одним из двух человек, которым Эрика никогда не сдастся. Мало того, что это было чем-то, что Тошиказу одобрял, это было также тем, к чему его сестра стремилась с самого детства.

— Не будь такой. Сегодня это тебе совершенно необходимо.

Для Тошиказу «маленькая Эрика» была милой сестренкой, которую все хотят подразнить. Сейчас она стояла на ногах гораздо крепче, чем раньше, и выглядела привлекательнее, чем прежде. «Давай закончим на этом», сказал он с пролетевшими в голове озорными мыслями, достав из грузовика длинный, изогнутый объект.

Увидев силуэт, Эрика потеряла дар речи.

Сняв тонкое внешнее покрытие, Тошиказу вручил Эрике одачи.

Его общая длина достигала ста восьмидесяти сантиметров, даже длиннее, чем рост Эрики. Само лезвие было длиной сто сорок сантиметров. Для тачи кривизна была слишком мелкой, что делало его форму неестественной…

— Орочимару? Почему он здесь?..

— Почему? Что за смешной вопрос, Эрика. Орочимару — это клинок, созданный для использования «Ямацунами», и лишь ты одна можешь выполнить «Ямацунами». Ни наш отец, ни Наоцугу не могут его использовать. Хотя они могут имитировать форму, лишь ты можешь его «по-настоящему» использовать. Другими словами, Орочимару существует для того, чтобы ты им владела.

Руки Эрики задрожали, когда она приняла одачи. Она плотно сжала этот вес, которого было достаточно, чтобы она качнулась взад-вперед, и наконец перестала дрожать.

Семья Тиба делает сильнейшее оружие ближнего боя. Как и Иказучимару, это была вершина вооружения в форме меча, сделанного семьей Тиба, секретное оружие, которое было источником их гордости.

Эрика никогда даже и мечтать не могла хотя бы на краткий миг получить свободу владеть этим клинком.

— Похоже, ты обрадовалась.

Услышав голос брата, она яростно подняла голову. Предыдущее сопротивление, которое у неё было к брату, исчезло. Эрика всей своей сущностью сосредоточилась на Орочимару. Ну а почему… потому что этот меч…

— Ты так счастлива держать любимый меч, в котором видишь продолжение самой себя, Эрика? Хм… Значит, в этом дело. Что бы ни думал Наоцугу или отец, ты истинная дочь семьи Тиба.

— …Хмпф! В этот раз я скажу тебе спасибо.

— Вот почему молодые леди должны быть настолько бесцеремонными…

Не дожидаясь, пока Тошиказу закончит, Эрика повернулась и ушла.

Видя, как Эрика уходит, прыгая от радости с Орочимару в руках, Тошиказу улыбнулся в восторге на легко понятное отношение сестры.

◊ ◊ ◊

— Добыл что-то новое?

Верхней частью тела Исори влез в кабину двуногого танка, но когда услышал голос сзади, вылез и покачал головой:

— Нет. Я не очень хорош с оружием и, думаю, это старая модель, приобретенная на вторичном рынке. Поэтому национальность определить невозможно.

— Существует вторичный рынок оружия? — задала вопрос Маюми. Заметив потрясение на её лице, Исори улыбнулся и кивнул:

— Существуют даже вторичные рынки для истребителей. В конфликтах небольшого масштаба оружие из последней Мировой Войны по-прежнему считается пригодным.

Хмпф~, несмотря на мягкую улыбку восхищения Маюми, Исори почувствовал возле себя довольно раздражительную ауру.

На этот раз он мог сказать, кто это, даже не потрудившись взглянуть.

Исори осадил выражение на лице и снова взглянул на Маюми:

— Как правило, оружие, приобретенное на вторичном рынке союзных стран, обходится дешевле. Учитывая, что эти двуногие танки были изготовлены в Восточной Европе, вероятность того, что эти типы — оперативники Большого Азиатского альянса, довольно высока… Тем не менее, чтобы понять их мотивы, нам по-прежнему нужны сведения от пилота.

— Но, неужели он так просто их выдаст?

— Это уже зависит от навыков Мари, — Маюми пожала плечами на очевидный вопрос Канон.

— Тогда я пойду, помогу очищать область.

Увидев, как Исори слегка кивнул и ушел вместе с Канон, которая к нему прижалась, Маюми направилась к месту, где Мари проводила допрос.

Кроме небольшого обморожения на лицах, на двух связанных пилотах не было никаких следов внешних повреждений.

Инагаки допрашивал одного из них, в то время как Мари другого.

— Как всё идет? — Маюми украдкой стала возле Мари и просто задала вопрос о положении дел.

— Молчание. Если б я знала, что такое может произойти, принесла бы более сильный парфюм… — Мари не могла получить удовлетворительный результат, потому и начала становиться немного беспокойной.

— Ничего не поделаешь. Нашим условием сегодняшнего допроса Сэкимото был запрет всех химических препаратов.

Мари была публично признанным боевым специалистом против пехоты, она превосходно владела не только магией и мечом, но и небольшим оружием и даже химическим оружием. Одна из её излюбленных тактик — управлять потоком воздуха, чтобы направлять феромоны врагу в нос. Эта злая девушка также носила с собой скрытый парфюм, который мог непосредственно влиять на психическое состояние врага (что, практически, было преступлением).

Она попыталась тайком использовать это химическое вещество на связанном противнике, но безуспешно.

— Что ж, всегда можно прибегнуть к пыткам.

— Подожди, неважно, что мы… — поспешно вмешалась Маюми, когда услышала, как Мари произнесла опасную фразу.

— Расслабься. Я уверенна, что вызову лишь боль и страдание, я не оставлю никаких видимых следов.

— Я не это пытаюсь сказать!.. Мари, почему бы тебе не отдохнуть?

— …Верно, наверное, мне и вправду следует немного отдохнуть.

Мари, должно быть, осознала, что слишком напряжена. Она помахала рукой Маюми и пошла туда, где Сузуне сидела на скамейке с развернутой перед собой картой.

На пол перед скамейкой (прикрытой, конечно же), где сидела Сузуне, была в мельчайших подробностях спроецирована карта. Сузуне открыла карту через терминал, а Хонока преломляла свет, чтобы спроецировать её. Это была подробная карта местной береговой линии, которая растянулась от станции Сакурагитё до станции Сангэтё. Там была ещё одна проекция, показывающая вновь прибывшие суда, толпы людей и пейзаж местных улиц.

— Хэ, впечатляюще.

— Ах, Ватанабэ-сэмпай.

Проекция карты на земле слегка дрогнула, но быстро вернулась к четкому изображению. Проекция, показывающая сцены на улицах, перекрывалась и идеально совпадала с картой местности. Пальцы Сузуне парили над клавиатурой терминала в виде ноутбука. Нажав последнюю клавишу подтверждения, Сузуне подняла голову:

— Узнала что-нибудь новое? — спросила она.

— Увы, нет, — горько покачала головой Мари, но её лицо быстро заполнилось интересом: — Похоже, у вас есть некоторые результаты.

— Благодаря Мицуи, мы получили хорошее представление о силах и направлении врага… Мицуи, этого достаточно.

Услышав похвалу Сузуне, Хонока со смущением улыбнулась и кивнула. В то же время карта на земле исчезла.

— Даже если это магия контроля света, довольно редко можно увидеть такой прекрасный уровень контроля, не так ли?

— В самом деле. Я не могу вспомнить, кто мог бы простым преломлением света создать четкое изображение, которое может соперничать с беспилотниками малой высоты. Видимо, эта магия отличается от обычной магии преломления света, — робко похвалила Сузуне.

Лицо у Хоноки покраснело ещё больше.

— Нет, это не так… По сравнению с Тацуей и Миюки, моя магия не такая уж особенная…

— Не нужно скромничать, Мицуи. Тацуя и Миюки и вправду обладают могущественной магией, но в зависимости от обстановки, бывают времена, когда информация может контролировать поле боя даже больше, чем огневая мощь.

— Именно так, Мицуи. Способность посмотреть свысока и понять обстановку имеет огромную ценность. Поскольку мы отрезаны от беспилотников наблюдения и системы уличных камер, вклад твоей магии невероятно значимый.

— Большое спасибо!

Видя, что Хонока глубоко поклонилась с полностью покрасневшим лицом, две ученицы третьего года нежно улыбнулись.

В последнее время они видели слишком много толстокожих младшеклассников, поэтому случайно мельком увидеть невинную реакцию было довольно освежающе.

◊ ◊ ◊

Чтобы добраться от международного конференц-центра к штаб-квартире филиала Магической Ассоциации в Башне Залива Йокогамы, пойти вдоль побережья будет быстрее, но пойти по земле будет не так уж и сильно дольше.

Главные силы врага — десантные войска, спускаемые с боевого корабля неизвестной национальности. Войска, которые проникли в город, сейчас также были активны вдоль побережья.

Однако когда Катсуто спросили «нам следует ехать в объезд?», он покачал головой, не кивнул. И тут же его военный автомобиль поехал через перекрестный огонь на улицах вдоль побережья, направляясь к Башне Залива по кратчайшему маршруту.

Недалеко от Башни Залива (на самом деле, чем ближе они приближались к докам) у врагов появилось тяжелое вооружение. Количество механизированного оружия (двуногих танков) так же увеличилось.

— Вражеские силы на этом месте не сосредоточились, скорее они отсюда начали свою атаку и сейчас распространяются по всему периметру. — Сидя на пассажирском сидении, сержант Татеока начал объяснять обстановку Катсуто.

Катсуто молча кивнул. Он ничего не сказал не потому, что смотрел свысока на офицера низкого ранга, но из-за того что полностью сосредоточился на своей магии.

Затем впереди сбоку перекрестка появилась небольшая группа врагов с ручными ракетными установками. Они не были солдатами в штатском. Хотя на них не было знаков различия, определяющих национальность, все были в единой камуфляжной форме.

Должно быть, десантные войска. Отряд прицелился в автомобиль Катсуто и выпустил четыре управляемые противотанковые ракеты.

Практически в упор.

В управляемых ракетах начальная скорость была более медленной, но автомобиль повышенной проходимости просто не мог уклониться. Однако капрал Отова, державший руль, даже не вздрогнул, а сержант Татеока опустил лобовое стекло с пассажирской стороны и достал автоматическую винтовку.

Управляемые ракеты взорвались в воздухе за пять метров перед автомобилем. Пламя от взрыва охватило барьер в форме полусферы, окружающий автомобиль.

По вражеским войскам изнутри были выпущены пули.

Атаки извне не могли проникнуть внутрь, но атакам изнутри ничего не препятствовало вырваться наружу. Излишне говорить, что направленный прозрачный барьер был примененной на площади магией Катсуто.

Установив себя в качестве центра пространства в форме полусферы, он изменил её поверхность так, чтобы отражать тепло за определенным уровнем и любые молекулы больше кислорода.

Даже на борту машины, движущейся на огромной скорости, магия барьера Катсуто ни в малейшей степени не дрогнула. Во время этого короткого путешествия подчиненные Фудзибаяси почувствовали на собственном опыте, что значит «Железная Стена».

◊ ◊ ◊

Хотя Отдельный магический батальон был определен как «батальон», их численность была в масштабах двух рот.

В начале этой миссии, — которая сперва была для тестирования магического оружия, — они мобилизовали лишь пятьдесят человек. Два больших бронированных трейлера по совпадению вмещали идеальное количество нового оборудования.

— …Как оно, особый лейтенант?

— Как я от вас и ожидал. Впечатляет.

Стоя перед стеллажами, заполненными защитным снаряжением, которое не выглядело бы неуместным даже на рыцаре, Санада не мог не кивнуть с удовлетворением.

— Измерения должны быть идеальными. Быстро переоденься, — Санада призвал Тацую скинуть всю одежду, в которой тот был. Хотя в трейлере были солдаты женского пола, никто из них не обратил на это никакого внимания.

На некотором уровне все солдаты в Отдельном магическом батальоне считались лабораторными крысами, поэтому полное обследование тела не было чем-то из ряда вон выходящим. Не только солдаты мужского пола могли видеть солдат женского пола в обнаженном виде, обратное тоже случалось. Просто невозможно, чтобы кто-то, кто стыдится чего-то подобного, смог бы надеть это снаряжение.

Тацуя ловко надел специальное белье и сразу же надел черное снаряжение — Мобильный костюм. Затянул широкий пояс и застегнул каждую пуговицу. Положив CAD в кожаную кобуру на поясе, он наконец надел шлем, похожий на маску.

— Не наблюдается никаких отклонений.

— Верно, все ошибки в пределах допустимых границ.

Голос Тацуи шел через установленные в трейлере динамики. Обнаружив, что активировалась автоматическая передача, Тацуя произвел манипуляции со шлемом, и задвинулась защитная маска.

— Пуленепробиваемый, теплостойкий, ударостойкий, а также стойкий к биологическому и химическому оружию и простая система дополнения движения была добавлена в конструкцию по требованию. Конечно, Устройство Полёта также прикреплено к поясу. В сочетании с ударостойкой системой, можно полностью свести на нет отдачу при стрельбе, поэтому можно стрелять и в воздухе.

— Идеально. Его производительность намного превышает мой дизайн.

— Нет, я также наслаждался себе в удовольствие.

Санада и Тацуя пожали руки. В это время наконец прибыл Казама, ведя за собой ещё двоих солдат.

— Санада, ты закончил? — Молча взглянув на подчиненного, который в ответ отдал честь, Казама перевел взгляд на Тацую: — Тогда выступай немедленно, особый лейтенант, встреться с отрядом Янаги. Он сейчас ведет огонь из укрытия по врагу, который приближается к мосту в гавань Мизухо.

— Местоположение капитана Янаги отображено на защитном стекле шлема.

— Вас понял.

Тацуя опустил защитное стекло шлема, проверил местоположение отряда Янаги и вышел из трейлера. Не используя трап, он прыгнул с трейлера, нажал кнопку на талии, и ускорение вниз исчезло. Это была кнопка питания CAD, оборудованного магией Полёта.

Слегка оттолкнувшись от земли, Тацуя взмыл в небо.

◊ ◊ ◊

Неопознанные захватчики, в составе которых был механизированный отряд, вышли на берег в Гавани Холма и разделились на две группы. Первая направилась в Магическую Ассоциацию, расположенную недалеко от залива. Вторая пошла вдоль берега.

Группа, которая направилась на север, не планировала встретиться с боевиками, завязшими в битве с Третьей школой, она направилась в противоположную сторону, готовясь преследовать и захватить гражданских, которые пытались убежать по морю.

Отдельный магический батальон уже контролировал это направление.

Сюда отправилось высокомобильное атакующее подразделение, состоящее из шести БТР.

Стоя перед двумя рядами БТР, которые ехали прямо на мост, капитан Янаги усмехнулся под защитным стеклом шлема.

Он был образцовым противопехотным боевым волшебником.

Он превосходно читал траекторию движения врага, и так же превосходно владел своим телом и магией, всё это он использовал, чтобы заманить врага, разведать или в ближнем бою обратить вражескую атаку. Он практически ничего не мог сделать против этой бронированной колоны… пока не присоединился к Отдельному магическому батальону.

Поскольку командир батальона был пользователем древней магии, большинство войск 1-0-1 также были пользователями древней магии, а Янаги был отличным примером такого пользователя.

Янаги, который свободно мог применять магию, при этом орудуя мечом, получил технику, использующую движения и «форму» его тела, чтобы заменить необходимую печать. Он внушал ужас, потому что никогда не оставлял открытых мест, даже когда оперировал CAD.

Тем не менее даже он был вынужден признать низкую практичность магии большого масштаба на специализированном CAD, которая могла перевернуть массивный объект с весом в десятки тонн.

Если последовательность, необходимую для активации магии такого масштаба, он заменил бы печатью, ему как минимум потребовалось бы не менее пяти секунд. Это было откровенно невозможно с уже надвигающимся врагом.

«Как неприятно», — мысленно пожаловался он, но с лица по-прежнему не сходила эта кривая улыбка.

Злобно усмехаясь под шлемом, Янаги выпрыгнул из укрытия прямо перед колонной БТР.

В совершенно черной броне.

Стоял один человек.

Наверное, потому что замешкались при виде этого неожиданного врага, но БТР не сразу открыл огонь орудием.

Так как стоял всего лишь один солдат, они, должно быть, хотели просто переехать его колесами.

Разница в защите БТР и Мобильного костюма была просто слишком большой.

Янаги вовсе не собирался слишком долго стоять перед орудием врага.

Сжав винтовку с прикрепленным штыком, спусковой крючок CAD, он убедился, что магия активировалась, прежде чем нырнуть обратно под укрытие. Вдруг по воздуху по прямой линии полетели блоки земли, как будто в земле кто-то вырезал прямую линию. Вдоль этой линии колеса БТР оторвались от земли.

Трясущаяся земля издала серию стонов, что сказало Янаги результаты магии. Наклонившийся БТР врезался в БТР, который ехал рядом. Более подробное изучение показало, что все БТР, которые были на востоке, перевернулись и раздавили те, которые были на западе.

Магия типа Гравитации «Тысяча татами». Исчезновение силы притяжения Земли вдоль оси с севера на юг заставляло объект наклоняться с востока на запад из-за вращения Земли.

Нижняя часть БТР, их «животы», перевернулись вверх и были поражены градом пуль.

Практически в то же время, как Янаги активировал магию, летящий в воздухе отряд открыл огонь.

Оружейные CAD в форме винтовок выстрелили поток пуль с повышенной проникающей силой, которые легко пробили дно БТР, покрытое противоминной броней. Как только было поражено топливо, с нижней части бронемашины вспыхнуло пламя.

Западная часть бронеколонны осталась невредимой. Похоже, что для дополнительной защиты на борт БТР враг посадил волшебников, превосходных в контрмагии. Раз они создали достаточно сильный барьер, чтобы сдержать объект весом в десятки тонн, то воздействие от нормального оружия будет полностью сведено к нулю. На борту был или невероятно сильный волшебник, или они использовали некий магический усилитель.

С неба снова посыпались пули.

Сила вмешательства усиленных выстрелов и магия отталкивания пуль аннулировали друг друга, в результате чего обе магии исчезли. Бронебойные пули попали по БТР, но не смогли пробить броню.

Башня с автоматической пушкой на БТР засыпала воздух пулями большого калибра.

Два солдата были поражены и упали на землю. Благодаря пуленепробиваемой броне, травмы по крайней мере смертельными не оказались.

Оценив из укрытия обстановку, Янаги снова выпрыгнул перед врагом и нажал на спусковой крючок три раза подряд.

«Тысяча татами» Янаги — магия, которая убирает земное притяжение, она не изменяет напрямую Эйдос цели. Поэтому магия обнуления гравитации полностью проигнорировала защитную магию противника вокруг бронемашин.

Вражеские БТР начали опрокидываться.

Толчок от вращения заставил окружающий их магический барьер исчезнуть. После того как бронебойные выстрелы с неба поразили броню на дне, оставшиеся три БТР также пожрали огненные шары.

◊ ◊ ◊

Скорость магии Полёта зависела от того, насколько хорошо волшебник знает эту магию и как долго ей тренировался. Тацуя, который её разработал, наверное понимал её лучше, чем кто-либо другой. Учитывая текущую скорость полёта, он сможет довольно быстро преодолеть расстояние между трейлером, служившим мобильной базой, и отрядом Янаги.

Пейзаж пролетал быстро. Хотя на боевой тренировке Тацуя делал всё возможное, чтобы приспособить зрение к движению, пытаться так сделать во время полета — не то, что человек может совершить. При таких условиях нельзя переоценивать способности своего тела. Так что, вместе с невооруженным глазом, он использовал Элементальный взгляд в своем сознании как радар для поиска препятствий в воздухе.

Он был уверен, что обнаружил кое-что интересное.

Небольшой летающий объект, длиной всего лишь в один метр. Полностью черная, похожая на птицу летающая машина, была, несомненно, беспилотником малой высоты. Сейчас она кружила над головами там, куда направлялся Тацуя — где вступил в бой отряд Янаги. Чтобы не быть обнаруженным сенсорной магией беспилотника, Тацуя полетел высоко над ним, правой рукой достал CAD и отключил магию Полёта.

Таким образом, он рухнул вниз. Прежде чем вступить в контакт с беспилотником, Тацуя активировал магию Разложения «Туманное рассеивание». Беспилотник мгновенно разложился в пыль и развеялся по ветру. Снова активировав магию Полёта, Тацуя приготовился приземлиться.

◊ ◊ ◊

Внезапная потеря изображения от беспилотника погрузила командный центр вторжения в хаос.

Хотя машина, которая остановила передачу, была не единственной в своем роде, запасных беспилотников не было, потому что они были очень дорогостоящими. Безусловно, они потеряли свои драгоценные «глаза».

Хотя они, казалось, начали успешное неожиданное нападение на вражескую нацию, обратное было также верно — они были изолированы глубоко внутри вражеской территории. Потеря одного из методов проверки боевой обстановки оказала на них значительное давление.

◊ ◊ ◊

К тому времени как Тацуя встретился с Янаги, первоначальное сражение уже утихло, и Янаги оказывал медицинскую помощь раненым.

— Особый лейтенант, отличное время. — Тацуя даже заговорить не успел, а Янаги уже определил его фигуру и тут же обратился.

Ловко отдав честь, Тацуя охватил взглядом раненных, которым уже сняли броню.

— Пули мы уже извлекли. Остальное за тобой.

Янаги был без шлема, на его открытом лице не было никакого выражения, но глаза выдали его эмоции.

— Вас понял, — кратко ответил Тацуя, отклонив тем самым вину Янаги как ненужную, затем достал слева на талии серебряный CAD.

Стоны раненных сразу же прекратились. Вместо них Янаги услышал, как Тацуя под сжатыми губами стиснул зубы.

◊ ◊ ◊

Сузуне удивилась, когда получила обзор вражеских сил благодаря магии Хоноки, она считала, что войск у захватчиков будет больше.

— …Вам не кажется, что линия фронта слишком растянулась, — спросила Мари.

— То, что однажды было известно как линия фронта, уже перестало существовать, — без каких-либо колебаний ответила Сузуне. — Конфликты по-прежнему вспыхивают по всем районам вглубь территории. Проникшими боевиками взять под контроль транспорт и связь, в то время как десантными войсками пойти прямиком к целям… Думаю, это основной план армии вторжения.

— Если ты так говоришь, Рин-тян, то так оно, должно быть, и есть… Тогда какие у противника цели?

Не только Маюми со всем вниманием наклонила голову, даже Сузуне задумалась.

— …Как ты и предсказывала, Маюми, одной из них должен быть филиал Канто Магической Ассоциации, в этом мы уверены. Другая цель, вероятно, это гражданское население, которое пытается бежать по морю, возможно захват заложников.

— Заложников?

— Сомневаюсь, что они попытаются убить гражданских. В противном случае они послали бы ракетный катер, а не десантный корабль. Обмен заложниками, выкуп… Конечная цель остается неясной.

— Значит, есть меньше опасности внезапно попасть под обстрел пушек или управляемых ракет, да? — упомянула вслух Сузуне, смотря на большую толпу гражданских, собравшихся недалеко он вестибюля возле билетной стойки станции.

— Ранее Кёко сказала, что подкрепление с Цуруми уже почти здесь. Приняв во внимание их маршрут, мы должны защитить гражданских возле Гавани Мизухо, и затем бросить все оставшиеся силы на отпор врага, — спрогнозировала Маюми.

— Согласна. Я тоже так думаю, — Сузуне кивнула.

— Если противник намерен взять заложников, они определенно придут туда, где оборона слабее… В первую очередь давайте поможем группе Канон, — предложила Мари.

— Верно… Хотя в другой группе не так много людей, но с ними Миюки, — согласилась Маюми.

— Ах~, магия Заморозки этой девушки, вероятно, соответствует боевому уровню.

Маюми и Мари обменялись кривыми улыбками. Они, наверное, подумали: «ох уж эти брат с сестрой…».

— …Тем не менее, Мари, не дави на себя слишком сильно. Вряд ли для тебя всё хорошо закончится, если ты захочешь померяться силами с механизированными войсками.

— Поняла.

Наблюдая, как Мари побежала прочь, до этого молчавшая Хонока, которая со страхом стояла рядом, заговорила с Маюми:

— Эм, мне следует примкнуть к защитникам? Если не в передних рядах, я всё ещё могу предложить поддержку со спины.

Хонока, должно быть, собрала всю свою смелость, чтобы сказать это. Маюми улыбнулась и покачала головой:

— Мицуи, нужно остаться здесь, чтобы помочь, когда прибудут вертолёты. К тому же миссия Миюки-тян и Канон-тян не в обороне, но в том, чтобы быть на страже. Мы не профессиональные боевые волшебники, потому нет никакой необходимости идти на риск боя или вообще стремиться к бою. Нам лучше побеспокоиться о том, как сбежать, — слегка озорным тоном предупредила Маюми.

Но половина Хоноки была уверенна, что Миюки и Эрика никогда не сбегут с битвы. Она беспокойно посмотрела на Шизуку, лишь чтобы обнаружить такой же взгляд, отраженный в глазах дорогой подруги.

Команда «на страже», о которой говорила Маюми — которая на самом деле была «командой обороны» — разделилась на две группы, чтобы защитить два доступных маршрута, как предсказывала Сузуне. Как раз тогда, когда они подошли к точке невозврата, Кирихара вдруг повернулся к Саяке и заговорил:

— Мибу… думаю, тебе следует пойти в тыл.

Слова Кирихары заставили Саяку взглянуть на него удивленным взглядом, который практически кричал «почему ты это сказал сейчас?».

— Кирихара-кун, я тоже мечница. У меня есть решимость стоять на поле боя.

— Не иди дальше! — Кирихара, наконец, взорвался. Этого было достаточно, чтобы Саяка остановилась с широко открытыми глазами. — Не говори о «решимости» так легкомысленно!

— …Кирихара-кун?

— Кирихара-сэмпай… Почему ты так сердишься?

Саяка и Эрика, которые наблюдали за этой сценой с таким же удивлением, обе одновременно задали вопрос. Излив пар, Кирихара несколько успокоился.

— Я… не хочу, чтобы меч Мибу окрасился кровью.

Хотя Саяку поразили эти неожиданные слова, она не могла не возразить:

— Но… мечи предназначены для…

— Я понимаю, — …Кирихара её перебил, — мечи — это инструменты, которые люди используют для ведения войны и, в отличие от копий и стрел, первое оружие, сделанное для убийства людей. Поэтому это не обязательно плохо, чтобы сказать, что руки мечника должны быть запятнаны кровью. — Кирихара подтвердил слова Саяки. Но вслед он призвал высший «закон», чтобы отклонить их: — Тем не менее кэндо никогда не требовало настоящее оружие для определения победителя. Разве есть что-то хорошее в том, чтобы перейти от спорта к убийству?

Пока Кирихара полностью не успокоится, Саяка и Эрика могли лишь молчать и слушать. Он продолжил:

— Я… в средней школе я всегда считал, что меч Мибу великолепен. Её техники были грациозны, а форма просто прекрасна. В её мече не было ничего гнусного, он существовал исключительно для того, чтобы тренировать себя в искусстве кэндзюцу… нет, кэндо. Мне был не доступен такой чудесный меч. В то время, ах, я желал, чтобы её меч вечно был столь красив и продолжал сиять алмазным блеском. Поэтому… эм, ах, серьезно, как, черт возьми, я должен это сказать?!

— Я поняла, сэмпай. — Увидев, что Кирихара схватился за голову, не зная как продолжить, Эрика заговорила другим тоном, чем прежде. — На вашем матче во время недели вербовки я увидела, что меч Саяки развивается в правильном направлении, но думаю, что Кирихара-сэмпай думает иначе. Я не считаю верной мысль, что настоящий меч полностью отличается от кэндо. Наверное, я так думаю потому, что, в отличие от сэмпая, я больше настроена на использовании меча для убийства людей.

— Эрика-тян… — немного забеспокоилась Саяка, потому что у Эрики был такой тяжелый тон. С другой стороны, Кирихара стоял как вкопанный, не зная, чем ответить.

— Тем не менее, Кирихара-сэмпай, окончательное решение остается за Саякой. — Эрика острыми глазами пронзила Кирихару. — Это правда, настоящий бой полностью отличается от боевой тренировки. Нет ничего плохого в том, что Кирихара-сэмпай не желает, чтобы руки и меч Саяки испачкались кровью. Однако Сая, безусловно, не из тех, кто может позволить цели своей привязанности в одиночку подвергнуться опасности. Она хочет сражаться вместе со своим любимым.

И Саяка и Кирихара покраснели. Они смутились, несомненно, из-за слова «любимый». Тем не менее сейчас было не время и не место, чтобы выражать свою привязанность, они держали себя в узде.

— …Ой, не следовало этого говорить. — Даже Эрика немного смутилась, так что она была не в том положении, чтобы что-либо говорить Кирихаре и Саяке. — Думаю, третьему лишнему следует удалиться. Вы оба можете обсудить, как лучше действовать дальше. — Эрика быстро их покинула.

Успокоившись, Саяка и Кирихара обменялись взглядами.

◊ ◊ ◊

Без возможности взглянуть на обстановку с высоты птичьего полета, Масаки и Китидзёдзи из Третьей школы никак не могли знать, что вражеские силы не слишком велики.

Общее количество сил противника включало десантный корабль, замаскированный под большое грузовое судно (достаточно большое, чтобы транспортировать наземные силы) и боевиков, которые проникли заблаговременно. К тому же их задача заключалась в захвате целей, нежели подготовка к массивному вторжению.

— Уже всё закончилось?.. — изумился Масаки, что вражеская атака прекратилась, и не потому, что любил сражение.

— Нельзя сказать, закончилось ли всё на самом деле. В конце концов, у нас нет никакой возможности получить информацию, — ответил подошедший сзади Китидзёдзи на бормотание Масаки.

В непосредственной близости не было никого, кроме Китидзёдзи. Не было никаких признаков остальных товарищей, лишь пропитанные кровью трупы лежали впереди.

— Значит, нам нужно воспользоваться этой возможностью для побега, — на полном серьезе сказал Китидзёдзи, увидев, как Масаки положил CAD в форме пистолета, который светился слабо красным, назад в нагрудный карман. — Мы уже сменили покрышки. Масаки, пошли в автобус, — сказал он, обернулся и увидел, что ученики, которые изначально были готовы встретить врага, уже собрались вокруг автобуса. — Пойдем. Чем скорее отправимся, тем лучше. — Китидзёдзи подтолкнул Масаки.

Однако тот покачал головой.

— Масаки?

— Я собираюсь направиться к филиалу Магической Ассоциации.

— Это слишком рискованно! — у Китидзёдзи широко открылись глаза, он тут же не согласился со словами Масаки. — Прежде всего, зачем?!

Лицо Масаки приняло странно отчужденное выражение, он ответил своему торопливому другу:

— Чтобы помочь им. Волшебники из Ассоциации не могли просто сидеть там и ничего не делать. Должно быть, они создали отряд добровольцев и присоединились к обороне.

— Ну и что!

— Потому что я «Итидзё», — тихо сказал он.

У Китидзёдзи перехватило дыхание.

— …Не говори мне, что это из-за того, что случилось ранее? Никто этим ничего не имел в виду. Просто они не привыкли к такому, они не видят Масаки как…

— Такие тривиальности меня даже не волнуют, — Масаки перебил Китидзёдзи и покачал головой, — когда я первый раз ступил на поле боя, я тоже хотел убежать. — Кривая улыбка появилась на лице Масаки, когда он добавил: «но я этого не сделал». На этом лице Китидзёдзи увидел отчужденное чувство одиночества. — К тому же отсутствует адекватное снабжение, надежные офицеры, и они были брошены в бой вообще без психологической подготовки. Такие условия слишком ужасны для первого боя.

— Именно! Вот почему все так себя выразили.

— Я же сказал, не в этом дело, — Масаки снова прервал Китидзёдзи, потому что тот отчаянно пытался найти оправдание (по крайней мере так считал Масаки). — Хотя я не могу вдаваться в подробности, Десять Главных Кланов несут ответственность перед Магической Ассоциацией. Как Итидзё, и старший сын в придачу, я не могу убежать и сделать вид, что это не имеет со мной ничего общего. — Масаки похлопал Китидзёдзи по плечу и направился в другую сторону от автобуса.

— Тогда я тоже пойду!

Уловив настойчивый крик Китидзёдзи, Масаки остановил шаг.

— Я твой тактик, Масаки. Если ты присоединишься к добровольцам, тогда и я тоже.

— Джордж, ты должен помочь всем безопасно сбежать, — Масаки лишь слегка повернул голову к Китидзёдзи и заговорил с ним. — На улицах по-прежнему поле боя и невозможно сказать, что может произойти. Честно говоря, если я буду волноваться о том, безопасно ли сбежали учителя и сэмпаи, я не смогу сосредоточиться на предстоящей битве, — сказал Масаки, повернул лицо вперед и продолжил идти, спиной к Китидзёдзи.

— …Хорошо, Масаки. Я возьму на себя ответственность и удостоверюсь, что все будут в безопасности. Вот почему, Масаки, ты должен вернуться невредимым. — Ты мой единственный «командир». С этим чувством в сердце Китидзёдзи принял приказы Масаки.

Услышав его слова, Масаки, продолжая находиться к нему спиной, поднял руку в знак признательности, затем снова в одиночку направился к полю боя.

◊ ◊ ◊

— …Они здесь. — Первым обнаружил приближение врага Микихико. Талисманы, которые разлетелись ветром, передали изображение врага. — Двуногие танки… они отличаются от предыдущих. Они двигаются, как люди.

— Как люди? — почему-то Эрика склонила голову, при этом на голове были защитные наушники (чтобы не мешать разговору, они не закрывали уши).

Двуногие танки были созданы для того, чтобы свободно проходить по узким улочкам городов и, с поднятой платформой для стрельбы, эффективно вести огонь. Вместе с тем коренастые ноги были оборудованы гусеницами для управляющих шагов и перемещению по камням, но эти танки никогда не разрабатывались, чтобы функционировать как боевой робот.

В современной военной технике, по крайней мере в пределах знаний Эрики, не было боевого робота, способного имитировать человеческие движения.

— Через секунду увидишь… там!

Но сейчас было не время думать об отдаленных от реальности вещах. В сопровождении голоса Микихико, двуногий танк появился из-за здания.

Коренастые ноги с прикрепленными гусеницами.

Немного удлиненное тело.

Как и у всех двуногих танков.

Однако его правая рука была оборудована цепной пилой, а левая — автоматическим пробойником. Оборудование, невозможное на обычных двуногих танках. Если тяжелую технику, используемую для очистки завалов в зонах бедствий, переделать в человеческую форму, она, несомненно, будет выглядеть именно так. К тому же на правом плече была установлена гаубица, а на левом тяжелый пулемет.

— Боевые роботы?! — будто не веря, что воображение стало реальностью, отрывисто проговорила Эрика.

Возле неё Миюки холодно посмотрела на гнусно выглядящее мобильное оружие. Как только двуногий танк вошел в радиус обзора, Миюки высвободила магию. Ей не нужно было спрашивать разрешения.

Все три машины остановились — были полностью заморожены гусеницы. Но танки не опрокинулись, настолько превосходен у них был модуль балансировки. Но замороженными оказались не только ноги.

Магия Миюки не была детской игрой.

Любой человек с военными знаниями, например пилот двуногого танка, мог сразу же понять, что мороз пришел от магической атаки. Излишне говорить, что источник магии — эта длинноволосая молодая девушка с холодным темпераментом, преградившая путь.

Тем не менее ни пулемет, ни гаубица не открыли огонь.

Это была не просто Замораживающая магия, она также активировала «Заморозку пламени» — магия Миюки не только ограничила движения, но также предотвратила любое увеличение тепла.

Видя, что оружие выведено из строя, Лео тут же бросился вперед. Молниеносная реакция. Он проявил свою дикую природу, чутье к победе.

Оружие у него в руках было похоже на короткую палку с двойным молотом. Общая длина пятьдесят сантиметров, рукоять — тридцать сантиметров. Выступающая головка на переднем конце была гораздо шире рукояти, в длину приблизительно десять сантиметров. Со стороны оружие выглядело почти как католический крест.

Головка молота загудела, как мотор — из передней части палки высунулась черная мембрана. Очень, очень тонкая, прозрачная, темная мембрана. Звук мотора затих, мембрана превратилась в прямой двухметровый длинный клинок. Совершенно плоский, ультратонкий клинок, который сбоку было невозможно увидеть.

Это был секретный меч семьи Тиба — «Усуба Кагэро». Клинок был тончайшим, сделан из углеродных нанотрубок, а плоскость держалась магией Укрепления. Усуба Кагэро — имя техники, а также имя, данное этому особому оружию.

Усуба Кагэро в правой руке Лео мелькнул.

Углеродные нанотрубки были сплетены в ультратонкую пластину толщиной пять нанометров, делая его острее любого меча или бритвы, он легко разделил замороженную бронированную обшивку надвое, разрезав её по диагонали. Все, что осталось — тонкая, едва видная, линия деления пополам. С которой медленно брызнули красные капли.

Это был не только итог очень интенсивной тренировки за короткий промежуток времени, это была также сила завершающего удара, специально сделанного для Лео.

Будто погнавшись за ловко отступающим Лео, двуногий танк рухнул на обочину дороги.

Эрика была на шаг позади Лео в быстроте реакции — в плане того, кто взял добычу первым, — но она была мастером.

Она в мгновение поправила наушники, левой рукой крепко схватила рукоять Орочимару, и стала на позицию.

В тот миг, когда рука передвинулась из ножен на рукоять, ножны разделились вдоль задней части клинка как две страницы книги, открывая гигантское лезвие внутри.

Ладонь у Эрики была твердой, она указательным пальцем правой руки нажала на кнопку прямо под лезвием. Затем подняла лезвие длиной сто восемьдесят сантиметров на плечо. В этот миг магия уже активировалась. Одачи, который весил десять килограммов, полетел по воздуху.

Силуэт Эрики в мгновение исчез. По крайней мере она исчезла из зрения Миюки. И тут же послышался сокрушительный рев. Будто скрежет на старых установках по переработке металлолома, где сдавливался металл.

Эрика стояла в позе взмаха одачи. Клинок покраснел — несомненно, от крови пилота. Системная магия Гравитации•Контроля инерции «Ямацунами».

Прежде всего, этой магией она сводит к минимуму свою инерцию и инерцию оружия, приближаясь к врагу на высокой скорости. В точке удара инерция передается цели, но усиленная инерцией меча.

Дублированное ложное значение инерции можно дополнительно усилить, начав технику чуть дальше, чтобы достичь максимума в десять тонн.

Скорость, полученная от передачи инерции, соединяется с весом, полученным от увеличенной инерции.

В своей максимальной силе Ямацунами был как гигантская, десятитонная гильотина, рухнувшая с высоты. Брони, способной противостоять такому удару, вероятно, не существует.

Ключ ко всему заключается в том, когда переключиться с передачи инерции к увеличенной инерции. К тому же нужно ещё мчаться вперед, не теряя равновесия из-за потери инерции и крепко держать клинок, не давая ему колебаться.

И наконец — что, наверное, самое важное — очень быстрая реакция и восприятие, которое не будет разрушено от потери инерции.

Все это — критические компоненты Ямацунами. Эрика была рождена с этой «скоростью» и, с бесчисленными днями суровых тренировок, она наконец получила эту способность.

Эрика посмотрела на следующую добычу.

Лео уже приближался к следующей цели.

Ямацунами активировалась.

Секундой позже Лео отключил Усубу Кагэро и прикрыл уши прежде, чем двуногий танк развалился.

Другая половина команды «на страже» — которая была командой «обороны» — тоже встретила в бою двуногих танков.

Исори установил на три метра в землю стены, которые препятствуют колебаниям, поэтому Канон могла свободно применять магию, использующую землю в качестве проводника.

«Формирование», которое Исори расширил под землю, было способно обнаружить врага и на поверхности. Поверхность и подземная часть была покрыта диаграммами, созданными шелковыми нитями, которые помогали в вызове магии, что, по сути, было магическим формированием.

Семья Исори была сильна в магии Гравировки, а Кэй, элита семьи, в этой магии был просто превосходен, она была невероятно похожа на ритуал формирования, используемый в древней магии Микихико. В конце концов, будь то современная магия, или древняя, в «готовой» магии они мало чем отличались.

Поэтому Исори и Микихико выполняли похожие роли, что на некотором уровне имело смысл.

— Идут, — сказал Исори и Канон активировала последовательность активации.

Хотя Исори принял меры предосторожности, она не могла использовать слишком сильную магию колебания, когда была не знакома с положением под землей.

Появилось два нетипичных двуногих танка.

Незнакомая с типами вооружения, Канон не удивилась их странным формам. Не думая ни о чём лишнем, она высвободила заранее подготовленную магию. Асфальтированная дорога сменилась на мелкую пыль, образуя болото с водой, которая хлынула из небольшого колебания в земле.

Двуногие танки опустились примерно к высоте головы, так как ноги у них завязли в земле.

Изначально гусеницы задействовались, чтобы пройти песчаную или мокрую местность, вроде открытого грунта. Тем не менее сжиженное дорожное покрытие легко проглотило небольшие гусеницы. Это была одна из вариаций магии семьи Тиёда «Минный источник», «Колеблющаяся мина».

Исход был виден невооруженным глазом. Магия превратила землю в жидкость, не давая противнику двигаться. Гусеницы застонали, меся грязную воду, пока в них не застрял песок.

В определенную секунду влага испарилась, вследствие чего сжиженная дорога, с всё ещё застрявшими ногами двуногих танков, затвердела. После сжижения земли, Канон колебанием заставила влагу испариться.

Магией, известной как Колеблющаяся мина, называлась цепочка процессов, ведущая в конечном итоге к захвату.

Хотя объекты из предыдущего столетия несколько изменились, дорожное покрытие по-прежнему в основном состоит из бетона. Тем не менее не то чтобы она вызвала полную реакцию сжижения. Скорее, она просто изменила состояние песка, погруженного в воду. Хотя это и называлось захватом, на самом деле это была лишь временная мера, но учитывая, что противник сейчас не мог двигаться, временной меры было достаточно, чтобы нанести смертельный удар.

С флангов неподвижных двуногих танков появились Тошиказу и Кирихара. Тошиказу атаковал с неба. Пилот двуногого танка просто не мог вовремя среагировать на такую скорость. Будто ястреб, падающий с неба, он плавно вырезал глубокую черту через кресло пилота.

Секретный Меч «Тетсузан».

Как правило, «клинок» был единственной концепцией, установленной внутри меча с последовательностью магии системной магии Движения, установленной для управления направлением удара… Только если оружие не «Иказучимару».

Когда Иказучимару используется для активации «Тетсузана», не только клинок, но и мечник включается в цель магии.

В то время как клинок установлен в качестве концепции, «мечник» устанавливается в качестве другой дополнительной концепции, реализуя тем самым возможность атаки на высокой скорости и без вибрации.

Когда он взмахнул мечом сверху вниз, тело уже знало, как нужно двигаться. Через тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч повторяющихся движений и практики, это действие уже вырезалось в самом его теле к тому времени, как он изучил эту технику.

По общему мнению, старший сын семьи Тиба не был столь же талантлив, как его младший брат.

Даже сам Тошиказу на самом деле считал, что Наоцугу гений, а он нет.

Именно из-за того, что не был гением, он положился на определенный режим тренировок, неизвестный остальным людям, изучая технику Тетсузан Иказучимару, «Молниеносный Тетсузан».

Так как это была техника, возведенная до логического предела, как только начнет «Молниеносный Тетсузан», он сможет лишь следовать его движениям. Вот почему он удостоверился, что никто не видит его тренировок. Поэтому многие ошибочно считали его ленивым, тогда как он на самом деле своим невероятным усердием изучил этот секретный меч.

Двуногий танк, кресло пилота которого было разрезано надвое, наконец, замолчал.

Другой двуногий танк повернул всем своим телом встретить Кирихару, который приближался, низко пригнувшись к земле. К дистанции ближнего боя оставался какой-то шаг.

Дуло пулемета нацелилось на Кирихару, но не вылетело ни одной пули. За Кирихарой полетел кодачи и срезал пулемет с плеча двуногого танка. По диагонали за Кирихарой Саяка приготовила и бросила ещё один кодачи. Гаубица была также отрезана. Два кодачи вернулись обратно вдоль своих осей полета в руки Саяки.

Метание ножа.

Хотя в школе Саяка принадлежала к клубу кэндо, её отец был волшебником, использовавшим кэндзюцу в реальном бою. Дома она изучила техники кэндзюцу и элементарные уроки. И лучше всего знала метание ножей.

При прямом столкновении женщина покажет более низкие результаты, когда дело касается силы запястья. Например, Звуковой клинок, излюбленная техника Кирихары, полагается на силу запястья. С такими способностями в магии Саяке было слишком трудно контролировать тачи, используя магию. Однако метание ножей не имеет ничего общего с силой запястья, пока можно сопоставить свою магию с броском. Поэтому она неустанно тренировалась, чтобы иметь возможность использовать эту магию.

Поскольку после броска появляется огромная щель в защите, нельзя было использовать эту магию против быстрых противников, но она идеально подходила против такого большого, неподвижного противника.

Увидев, что огнестрельное оружие выведено из строя, Кирихара сделал последний шаг вперед. На голову обрушилась гигантская пила. Однако её траекторию он видел насквозь. Тело естественным образом начало уклоняться, Кирихара клинком разрезал левую ногу двуногого танка.

Звуковой клинок.

Его излюбленная магия легко прошла через броню, разработанную против мин и бронебойных снарядов. Корпус танка начал рушиться. Кирихара отрезал от корпуса автоматический пробойник, затем отпрыгнул, обошел его со стороны, и погрузил клинок в кресло пилота.

Чувство, которое прошло через руку, говорило, что он пронзил плоть. Лицо Кирихары немного скрутилось, затем он вынул клинок и отпрыгнул далеко от двуногого танка. Выражение на лице было совершенно точно не улыбкой.

◊ ◊ ◊

Поискав в обломках БТР, Тацуя достал коробку длиной тридцать сантиметров.

— Это оно? — он положил коробку перед камерой и задал вопрос.

— Да, оно. Положи его перед анализатором… Да, похоже на то. — Ответ пришел через дисплей на камере. — Это Усилитель волшебства.

— Выглядит как обычная коробка.

— Связь и операции полностью делаются через цикл последовательности обратной связи, поэтому и нет никакого механического выхода. — С другой стороны дисплея Санада продолжил объяснять Тацуе, который с подозрением нахмурился, глядя на плоскую коробку, в которой была лишь ручка.

— Вы говорите, что антифизический магический барьер БТР был усилен этим усилителем, верно?

— Должно быть так. Хотя это лишь предположение с нашей стороны, но оно подходит, — Санада согласился с размышлением Янаги по этому вопросу.

— Тогда становится очевидно, против кого мы воюем. Впрочем, других возможных виновников и так нет.

— Хотя этого недостаточно в качестве доказательств, мы не полиция и не судьи. Хотя даже если бы мы точно знали, кто они, наш план действий, наверное, не изменился бы.

С другой стороны дисплея оба капитана зло улыбнулись.

«Не хочу я превратиться в таких людей», — подумал Тацуя с небольшим колебанием, прежде чем подтвердить свои следующие приказы:

— Тогда мы затопим замаскированный боевой корабль Большого Азиатского Альянса?

— Затопить его в границах порта — плохая идея. Мы слишком сильно повлияем на работу гавани.

Конечно, он знал о такой вероятности. Он лишь пошутил, когда упомянул о затоплении корабля, но, похоже, вызвал более серьезный ответ, чем ожидал, из-за этого Тацуя почувствовал себя слегка виноватым.

— Значит, мы возьмем корабль штурмом? — Янаги спросил Казаму, который сменил Санаду на мониторе.

«У меня такое чувство, что брать штурмом вражеский корабль с такими крошечными силами даст предсказуемый результат», — подумал Тацуя. Лишь сейчас он вспомнил, что эти знакомые (его текущие командиры) не знают, что такое шутка, или, может, они такие люди, которые привыкли делать то, что большинство людей посчитает шуткой.

— Что ж, отложим пока это на потом. На площади перед станцией находятся общественные деятели, которые вызвали вертолеты для эвакуации гражданских. Передай область отряду из Цуруми, затем иди к станции и прикрой эвакуацию.

— Вас понял, — отдал честь Тацуя, стоя возле Янаги. Вместе с тем он подумал, что за смелые люди эта группа общественных деятелей. Даже при эвакуации не забыть взять ещё не эвакуировавшихся гражданских — похвально, думал он.

— Кроме того, имена общественных деятелей, вызвавших вертолеты — Саэгуса Маюми и Китаяма Шизуку. Если у них на месте будут какие-то запросы, пожалуйста, сделай всё возможное, чтобы помочь им.

Услышав эти знакомые имена, Тацуя едва подавил приступ кашля.

◊ ◊ ◊

Почти в то же время в другом месте также опознали противника.

Хотя обломки, которые разбила Эрика, были полностью утеряны, Миюки, Эрика, Лео и Микихико столпились перед другим двуногим танком, кресло пилота которого сохранилось неповрежденным после того, как Лео его вскрыл ударом меча. Остальных троих позвал Микихико.

— Этот двуногий танк, не думаю, что он движется только за счёт механики.

— Другими словами, они применяют какие-то заклинания?

— Верно.

Для Миюки не было ничего особенного в том, чтобы использовать более формальный тон с парями (это было не всегда, она могла принять другой тон, в зависимости от обстоятельств). Наверное, по той же причине, Микихико никогда не мог говорить свободно возле Миюки (он всегда был, как сейчас).

— Движения конечностей этих троих невероятно похожи на человеческие. В корпусе двуногого танка доминирует кресло пилота и у него слишком много структурных отличий от человеческого тела. Нельзя сымитировать человеческие движения даже если захотеть, так как это приведет к потере мобильности.

— Тем не менее эти типы всё равно использовали слишком живые движения, так ведь? — спросил Лео.

Микихико без колебаний кивнул:

— Их мобильность идет не только из поршней, шестерней, или электричества. Я считаю, что здесь действует некая сила, позволяющая сымитировать человеческие движения.

— Другими словами, они используют магию? Какого рода магию?

— Вероятно Сэнси Сихей Дзюцу.

— Сэнси Сихей Дзюцу? — склонив голову, Эрика повторила это незнакомое название.

— Магия гуманоидного слуги из системы Онмё? Я слышала, что это изначально пришло из Даосизма.

Услышав ответ Миюки, Микихико не мог не кивнуть в восхищении:

— Верно. Сэнси Сихей Дзюцу — бумагу вырезают в форме человека и применяют магию, превращая её в солдат.

Вторая половина этого объяснения была для Эрики.

— Другими словами, наш враг пришел из Большого Азиатского Альянса? — Однако Эрика не уделила внимания этому объяснению и прямо назвала противника.

— Разве мы не поспешили с выводами? Магия из системы Онмё может также намекать на предательство изнутри, — задал вопрос Лео с осторожностью, совершенно на себя не похоже.

— Нет, я думаю, что с вероятностью восемьдесят-девяносто процентов Эрика права, — но Микихико покачал головой и поддержал мнение Эрики. — Это может показаться странным, но древняя магия также придерживается основного направления… Среди тех, кто почитает традиции, есть навыки, которые пользуются значительной популярностью на протяжении многих лет, а также навыки, которые стали устаревшими. За последние десять лет невозможно найти шикигами с настоящим физическим телом, неважно в какой ветви древней магии в пределах страны искать. В нашей стране Сэнси Сихей Дзюцу в качестве магии уже забыто. Чтобы снабдить двуногих танков полным диапазоном движений для использования пилы или пробойника, чем больше магии присутствует, тем лучше. Если бы это был я, я бы нанес магию на сам пробойник и пилу. Даже мы, пользователи древней магии, не настолько упрямы, чтобы настаивать на применении заброшенной магии, когда знаем, что в этой магии есть расточительный избыток.

— Я не говорю о том, кто более упрям и всё такое, — видя, что Микихико начинает слишком много об этом думать, или по крайней мере становится чрезмерно сознательным, выражение лица Лео стало чуть жестким, и он замахал руками. — Подводя итог, контролирующие этих двуногих танков являются волшебниками из Большого Азиатского Альянса? Хорошо, понятно.

— Ах, нет, что ж… Думаю, что так оно и есть.

Видимо, Микихико осознал, что проецирует гнев в своих словах и робко закрыл рот. Однако его выражение лица быстро изменилось, и он бросил ещё одну бомбу остальным трем.

— Э? Ты хочешь, чтобы туда пошла Шибата-сан? — невольно крикнула в ответ Маюми, когда получила запрос через передающий терминал. — …Что ж. Думаю, в этом есть смысл… Хорошо, я поняла. Но прежде всего, давайте убедимся в её мнении… Да, думаю, спросить её прямо будет лучше. Шибата-сан. — Маюми достала терминал из уха и передала Мизуки.

— Да, что это?..

— Группа Миюки-тян хочет, чтобы ты направилась к ним, Шибата-сан. Они подробно всё разъяснят, поэтому, пожалуйста, внимательно выслушай, прежде чем принимать решение.

Маюми и Мизуки не встречались очень часто. Поэтому, получив передающий терминал, который сопровождался чем-то близким к брифингу миссии, Мизуки могла лишь беспомощно и осторожно, нет, наверное, со страхом взять терминал.

— Ах, Шибата-сан?

— Йошида-кун?

Теперь, когда она знала, что на другой стороне Микихико, выражение лица Мизуки на несколько градусов расслабилось.

Если бы на другой стороне была бы Эрика, невозможно сказать, когда та скажет что-нибудь возмутительное, что касается Миюки — когда та говорит с ней, Мизуки по-прежнему становится тревожно без всяких видимых причин. Однако почему она расслабилась с Микихико — Мизуки до сих пор не понимала.

— Я хотел бы одолжить силу Шибаты-сан. — С другой стороны, тон Микихико был слегка тревожным. На самом деле казалось, что он был довольно рад.

— Э, силу?

— Враг использует древнюю магию, называемую Сэнси Сихей Дзюцу, чтобы управлять своими мобильными доспехами. Так как их магия по своей природе отличается от моей, мне трудно её уловить. Однако, Шибата-сан, со своими «глазами» я думаю тебе удастся быстрее меня прочитать движения врага и найти ядро магии. Как только ты обнаружишь ядро, я смогу магией уничтожить Сэнси Сихей Дзюцу. Вот почему я надеюсь, что Шибата-сан сможет прийти сюда как можно скорее. Конечно, это будет опасно, но я определенно защищу тебя.

— !.. — Ничего не говоря, Мизуки стала полностью красной. Она совершенно ясно понимала, что в этом нет никакого скрытого смысла. Но…

— Видишь, Мизуки. Йошида-кун тебя защитит, так ведь?

— !..

— !..

Как только через терминал пришел голос Миюки, аура молчания, похоже, прошла на другую сторону. Обе их головы заполнились образом лица друг друга, и в неловкой тишине время, похоже, остановилось.

— …Конечно, не только Йошида-кун, но и все остальные защитят тебя с лучшими нашими способностями, — Миюки нарушила тишину и застывшее время восстановилось.

Слыша эту передачу, Маюми не могла не заметить, что «Миюки-тян и вправду…»

— Д-Да! Мы все тебя защитим!

Мизуки тихо кивнула на истерический крик Микихико, который, казалось, говорил намного громче обычного.

— Я поняла. Я отправлюсь прямо сейчас.

Убрав из уха терминал, Мизуки глубоко вздохнула и передала его назад Маюми. Затем слегка ей поклонилась, прежде чем побежать на «линию фронта», где были Микихико и компания.

Оставить комментарий