Том 7. Глава 13

Опция "Закладки" ()

Отдельный магический батальон наконец увидел замаскированный корабль, служивший вражеской базой. Враг задействовал приблизительно двадцать больших колесных БТР, шестьдесят двуногих танков, и восемьсот человек боевого состава, включающего большое число волшебников.

Хотя этого было недостаточно, чтобы захватить территорию, для одной битвы такой огневой мощи более чем достаточно. Тем не менее сейчас они были на грани полного уничтожения: БТР и двуногие танки уничтожены, а потери пехоты превысили семьдесят процентов.

Силы на линии фронта, ответственные за их разгром, были теми же сорока людьми летающего отряда.

Инцидент Йокогамы приближался к завершающей стадии.

◊ ◊ ◊

Завершая свою роль командного офицера добровольцев, Катсуто получил сообщение из филиала Магической Ассоциации.

— Вражеский корабль отходит от наших берегов!

Когда Катсуто услышал рапорт, у него немного нахмурились брови, показывая удивление.

— Враг ещё не должен был начать отступление.

В пределах видимости уже не было никаких сражающихся вражеских боевиков.

Отряд, с которым они сражались всего лишь мгновение назад, бежал, оставив группу прикрытия позади. Даже выжившие члены группы прикрытия сдались. Тем не менее за такой короткий срок просто невозможно, чтобы все оставшиеся успели сесть на корабль. Вдоль береговой линии ещё должны остаться вражеские силы.

— Похоже, враг отказался от любых попыток восстановить оставшиеся силы. Должны ли мы перейти к полному уничтожению? — офицер связи, примерно возраста Катсуто, со сверкающими глазами задал ему вопрос. После ожесточенных, непрерывных боев с большими потерями союзников, мстительного духа следовало ожидать.

Тем не менее именно по этой причине Катсуто покачал головой:

— Это не наша ответственность. Мы не должны идти на ненужный риск, оставь остальное JSDF.

— …Вас понял!

Наверное, его не удовлетворил такой ответ, но он не возразил волшебнику из Десяти Главных Кланов, который привел их к победе. Из уст молодого человека всем отрядам добровольцев был передан приказ прекратить боевые действия.

◊ ◊ ◊

Батальон из Цуруми пришел с севера, а отряд из Фудзисавы был наконец на подходе с юга. С запада шел гарнизон из Цутии с частями из отрядов Фудзисавы. Не в состоянии выдержать давление со всех трех фронтов, враг оставил попытки восстановить десантные отряды и начал отступление.

Не то чтобы Янаги пытался позволить вражескому кораблю, отчаянно поднимавшему якорь, сбежать.

— Оставьте не успевших сбежать врагов отрядам позади. Мы примем бой с вражеским кораблем и уничтожим его!

Хотя можно было, используя Мобильные костюмы, пролететь над остатками врагов на земле и начать штурм вражеского корабля, ворвавшись прямо внутрь, Янаги решил не использовать эту стратегию из-за непомерного риска и потери времени.

Используя солдат с винтовками повышенной пробивающей силы в качестве сопровождения, он поставил солдат, вооруженных управляемыми ракетами с боеголовками направленного взрыва в центр и сформировал отряд нападения.

Тем не менее как только они собрались подняться в воздух, голос призвал его остановиться:

— Капитан Янаги, пожалуйста, не начинайте прямое нападение на вражеский корабль.

— Фудзибаяси, что случилось?

Через внутреннюю связь его прервала Фудзибаяси.

— Вражеский корабль использует гидразиновые топливные батареи. Его затопление в Токийском заливе слишком сильно скажется на качестве воды.

Янаги прищелкнул языком. Он не собирался спрашивать, почему она это знает. Уловить поток электронов и с помощью магии отследить цель — одна из излюбленных магических тактик Фудзибаяси.

Она могла отличить нормального волшебника от «Усиленного», просто прочитав слабые мозговые волны на расстоянии вплоть до одного километра. Так что обнаружить молекулярный состав массивного топливного бака без каких-либо радиационных экранов ей было не трудно.

— Тогда что мы будем делать?

— Отступай, Янаги.

— Командир? — удивился Янаги. Но не потому, что передача изменилась, а из-за самого приказа.

— Не пойми меня неправильно. Мы не заканчиваем битву. Оставь очистку оставшихся врагов отрядам из Цуруми и Фудзисавы, твоя группа должна немедленно вернуться.

— Вас понял.

Он, должно быть, сумел организовать свои мысли, пока получал сообщение, на этот раз в его голосе не было колебаний.

Солдаты, использующие Мобильные костюмы для полета были превосходны в молниеносном налете на штаб врага или осуществлении внезапного нападения на тыл врага, но они плохо подходили для боевых операций, вроде зачистки, требующих массу сил и времени.

К тому же, даже если они повысят эффективность, собрав элитные войска, длительное применение магии так или иначе приведет к истощению.

Янаги отдал приказ своим войскам вернуться на базу.

◊ ◊ ◊

Передав командование батальоном Янаги, майор Казама повел капитана Санаду, лейтенанта Фудзибаяси и Тацую на крышу Башни Залива.

Процесс зачистки (уничтожение последних оставшихся врагов и возвращение боевой зоны в не боевую зону) в большинстве был завершен. Хотя рассеянные выстрелы иногда вспыхивали по всему периметру, к наступлению ночи всё должно затихнуть. Что касается обвала туннеля, похоронившего под землей убежище, по первоначальным оценкам выход к нему могут расчистить уже завтра.

Людям в подземном убежище было комфортнее, чем тем, которые находились во временных убежищах, возведенных на поверхности.

Уже было шесть вечера.

Сумерки — время дьявола.

— Вражеский корабль у Сагаминады, направляется на юг со скоростью тридцать узлов, — лейтенант Фудзибаяси доложила Казаме, смотря на портативное устройство наблюдения у себя в руках. — Это середина между Осимой и полуостровом Бозо. Там можно уже и потопить.

Кивнув, Казама повернулся к Санаде:

— Освободи печать Третьего Глаза.

— Вас понял.

Получив ключ-карту от Казамы, Санада с довольно неосторожным, и даже радостным выражением на лице открыл печать на большом кейсе возле себя. Этот кейс спешно отправили им из штаб-квартиры в Касумиуре. Комплекс блокировки состоял из ключ-карты, проверки узора крови, пароля и проверки голоса.

— Всё является иллюзией, иллюзия является всем.

[Пароль Подтвержден]

Хотя голосовой ответ был первоначально ненужным, но, видимо, это было одним из хобби Санады, несмотря на то что эта печать не была шуткой. Внутри находился большой специализированный CAD в форме винтовки.

Санада лично достал CAD, «Третий Глаз», и передал его Тацуе, который всё ещё был в Мобильном костюме с опущенным шлемом. Тацуя вытащил шнур из рукояти оружия и присоединил его к правому запястью. Соединение прошло через линии в Мобильном костюме и подключилось непосредственно к шлему.

— Особый лейтенант Оогуро, — Казама назвал псевдоним Тацуи. — Активируй Взрыв материи и затопи вражеский корабль.

— Есть, сэр.

В голосе Тацуи был след беспокойства. Хотя последний раз он использовал «Взрыв материи» в бою три года назад, успех самой магии не ставился под вопрос. Тревога пришла от его рвения ещё раз это запустить. Тацуя повернулся лицом к югу и приложил приклад винтовки себе к плечу.

— Установлена связь с камерой наблюдения в стратосфере, — Фудзибаяси доложила Казаме, не отводя глаз от устройства наблюдения в форме ноутбука.

Не было необходимости информировать Тацую. Так как изображение появилось в шлеме Тацуи — инфракрасное изображение вражеского судна.

Платформа, оборудованная камерами для слежения за национальными границами, которая была в стратосфере над Японией, послала изображение на антенну Третьего Глаза.

Используя для подтверждения цели то же изображение, которое видела Фудзибаяси, Тацуя через информационное измерение начал поиск внешнего состояния вражеского корабля.

Его корпус покрывали бесчисленные капли. Среди них он выбрал каплю воды, прицепившуюся за палубу прямо над баком гидразинового топлива.

Камера не могла различить каждую конкретную каплю, потому он применил вспомогательную систему удаленного наведения Третьего Глаза и закончил прицеливание, визуально получая информацию.

— Взрыв материи, активация, — пробормотал Тацуя и нажал на спусковой крючок.

Вражеский корабль, который шел на юг от Сагаминады, убаюкивался чувством безопасности.

— Как и ожидалось, японские военные не пытались преследовать.

— Хмпф… У этих парней нет яиц.

— Они боятся разлива гидразина?

— Именно. Они могли лишь смотреть, как враг отступает в безопасное место, так как до сих пор застряли на лицемерии, таком как защита окружающей среды.

Конечно, солдаты любой страны будут сопротивляться принятию пораженческого настроения. Хотя они считали, что всё ещё под наблюдением от искусственных спутников или платформ в стратосфере, они верили, что уже в безопасности от дальнейших атак.

С их стороны это точно не была беспечность. По большому счету, если что-то могло случиться, то нападение к настоящему времени уже бы произошло. По крайней мере, их должны были бы преследовать военные корабли или самолеты.

— …Запомните, мы с лихвой отомстим за это унижение.

Больше, чем один или два присутствующих офицера уже приняли новое нападение как должное, и поклялись отомстить.

Сейчас они как раз собирались пройти к востоку от Осимы. Вдруг завыл сигнал тревоги. Это был сигнал тревоги колебания волн Псионов, указывающий, что они находятся под вспомогательной системой прицеливания CAD.

— Что происходит? — Капитан корабля, должно быть, требовал оперативной сводки. Вполне понятно, ведь не было даже намека на врага в радиусе десяти километров.

Тем не менее капитан замаскированного корабля не смог закончить даже это короткое предложение.

На палубе появился палящий шар света.

Тут же нагрелся воздух, пошли ударные волны. Расплавилась палуба. Металлический пар мгновенно воспламенил всё, что горит, включая гидразин. Весь корабль пожрал колоссальный огненный шар.

Пылающий ад, рожденный Взрывом материи, можно было увидеть с крыши Башни Холма через камеры наблюдения из стратосферы.

Высшая степень магии Разложения, «Взрыв материи».

Магия, которая может разложить материю в энергию.

Это была не реакция аннигиляции. Так как магия прямо разложила материю в энергию, не было потери энергии от столкновения между электронами и позитронами, которое можно видеть в реакции аннигиляции. По формуле Эйнштейна создаваемая энергия — масса, умноженная на квадрат скорости света.

Энергия, высвобожденная от одной капли воды, от ничтожных пятидесяти миллиграммов материи, эквивалентна ста тоннам тротила. Так много тепловой энергии мгновенно высвободилось из одной капли воды.

— …Подтверждаю взрыв в месте вражеского корабля. Визуальное подтверждение невозможно в связи с паром, созданным взрывом, но, как ожидается, корабль затонул.

— Подтверждаю затопление. Опасность цунами? — Тацуя поправил осанку и спросил Фудзибаяси, когда та докладывала, смотря в устройство наблюдения.

— Не волнуйся. Нет никаких признаков цунами.

— Мы смогли поразить пятидесятимиллиграммовую каплю воды на расстоянии приблизительно восемьдесят километров… «Третий Глаз» выполнил своё назначение, — радостно доложил Санада.

Казама молча кивнул Санаде и поздравил Тацую:

— Отличная работа.

— Да, сэр, — отдал честь Тацуя. Казама кивнул и объявил об окончании боевых действий.

◊ ◊ ◊

Сидя в одиночестве в баре, Чжоу Гунцзинь получил известие, что корабль, атаковавший Йокогаму, потоплен. Он получил секретное сообщение от своего мастера, который имел источники информации со всего мира.

Чжоу Гунцзинь тонко улыбнулся. Он не был расстроен из-за их смерти. В конце концов, они были лишь людьми, предки которых, так случилось, жили в той же стране. Их страна не предоставила даже чуточку защиты, но они имели наглость требовать, чтобы другие трудились в поте лица и предоставляли ресурсы, будто это само собой разумеется. У него не было причин хорошо к ним относиться, так же как он не имел никаких положительных чувств к правительству этой страны.

Просто великолепно, что сила страны ослабла, подумал Чжоу. Уменьшение национальной силы подразумевает увеличение экономической стоимости. Если национальная мощь всех стран снизится, императивные нормы также ослабнут, а это, в свою очередь, даст ему больше свободы действий.

В этот раз целью было уменьшить магическую силу этой страны, навлекая на смерть в бою многих боевых волшебников, что, похоже, закончилось провалом. Тем не менее другая страна понесла значительный ущерб. Кроме того, вероятно, та страна мобилизует Волшебника Стратегического Класса. Его мастер уже всё устроил. Так что эта страна, несомненно, отправит собственного Волшебника Стратегического Класса.

Какая сторона выиграет? Или это будет взаимное уничтожение?

Чжоу легонько покачал вино в бокале и злобно улыбнулся.

◊ ◊ ◊

Вернувшись домой, Миюки провела ночь в одиночестве.

Она нередко оставалась одна.

Из-за тренировок с Отдельным магическим батальоном, были времена, когда Тацуи не было дома. В эти времена она обязательно получала от него сообщение, и сегодняшний день не стал исключением. К тому же Миюки всегда была связана с братом, каким бы расстояние ни было.

Не абстрактной или идеологической связью, брат своей силой всегда следил за её окружением и защищал от всех угроз.

Как и сейчас.

Даже если она на время прекратила подавлять силу брата, его охрана никогда не прекратится. Тацуя будет всегда подсознательно смотреть за Миюки. Эта мысль по-прежнему её радовала, хотя выбора ему никто не давал.

Как раз в эту секунду зазвучала мелодия телефона. Мелодия, которая почти никогда не звучала.

Судьба манит

Как и эта фраза, эта мелодия всегда решала их судьбу.

Она поспешно встала на ноги, слегка прихорошилась, стала перед камерой и приняла видео звонок.

— Давно не виделись, Оба-сама.

— Прошу прощения за поздний час, Миюки.

— Нет, это далеко не так.

Подняв глубоко склоненную голову, Миюки увидела, как на другой стороне экрана тепло улыбается элегантная женщина, одетая в совершенно черное платье. Хотя на самом деле ей было за сорок, внешний вид давал впечатление, что ей тридцать. Но Миюки не показалось, она и вправду выглядела на тридцать.

В отличие от несказанной красоты Миюки, эта женщина была полна женственного шарма и очаровательной зрелой красоты.

Это была сестра-близнец их матери.

Текущая глава семьи Йоцуба.

Одна из сильнейших волшебников мира.

Йоцуба Мая.

— Неужели?.. Всё же сегодня был довольно напряженный день.

— Извините, что заставила волноваться, — кратко ответив, она ещё раз грациозно поклонилась перед камерой.

Мая неторопливо кивнула на позу племянницы.

— Теперь, когда увидела твое лицо, я могу расслабиться. Впрочем, волноваться и ненужно было, с тобой ведь был Тацуя… Кстати, а где он сейчас? — будто ненароком это вспомнив, или, может быть, просто случайно перейдя на эту тему, Мая задала вопрос.

Тем не менее Миюки это не обмануло. Она очень хорошо понимала, что это не настоящий вопрос тёти.

— Мои искренние извинения. Онии-сама всё ещё разбирается с некоторыми послеоперационными обязанностями, и ещё не вернулся.

— Ах! Не могу поверить, что Тацуя оставил свою милую сестренку, куда же он убежал, тратить зря своё время? — Что за головная боль, Мая прижала руку к лицу и этим преувеличенным движением изобразила потрясение.

— Я огорчена, что мы заставили вас волноваться. Я не всегда знаю, где Онии-сама находится в любой момент времени… — В сравнении, Миюки оставалась в своей безупречной осанке и уважительном отношении. — Тем не менее, Оба-сама, нет причин для беспокойства. Меня всегда защищает сила Онии-самы.

— Ах, и то верно. Миюки, хотя ты открыла печать, Тацуя никогда не откажется от своей клятвы, — с небольшой улыбкой сказала Мая. Эта улыбка, казалось, делала выговор Миюки за снятие оков Тацуи без предварительного согласования с Майей.

— Верно, как вы и сказали, Оба-сама. Где бы ни был Онии-сама, он никогда по собственному желанию не откажется от своих обязанностей Стража.

Но, несмотря на это, серьезное отношение Миюки не оставляло бреши, которой можно было бы воспользоваться.

— Слышать, как ты это говоришь, безусловно, успокаивает. Ах да, почему бы вам двоим не приехать домой в следующее воскресенье. Уже прошло много времени с тех пор, как я видела вас лицом к лицу.

— Я потрясена вашим приглашением. Я передам это сообщение Онии-саме, когда он вернется.

— Буду с нетерпением ждать. Тогда спокойной ночи, Миюки.

— Спокойной ночи, Оба-сама.

Экран погас, Миюки глубоко вздохнула и, убедившись, что связь оборвалась, свалилась на диван.

Она была под огромным давлением, всякий раз, когда сталкивалась с тётей. Почему-то она всегда выбирала время для звонка, когда брат отсутствовал (на самом деле она, вероятно, намеренно выбирала это время).

В конце концов, это ведь их тетя. Она должна понимать то, что не может понять Миюки.

Тем не менее Миюки не могла позволить себе быть небрежной перед Майей. Любое неуместное заявление приведет к дальнейшему ограничению передвижений брата.

Она распахнула шторы и посмотрела в сторону западного неба, где был брат.

Чтобы закончить инцидент раз и навсегда, брат, вероятно, сопровождает Казаму на Цусиму.

По крайней мере так говорилось в сообщении, которое получила Миюки, Тацуя никогда ей не лгал.

Сердце говорило ей, что это необходимо.

Миюки ничто не радовало больше, чем необходимость других в Тацуе.

Но сегодня…

Этой ночью…

Сердце тосковало…

И желало, чтобы Тацуя остался рядом.

Сейчас Миюки была одна в их доме.

Она взяла на себя слишком одинокое и трудное бремя жизни.

«Онии-сама…»

Взывая в мыслях к брату, она нежно обхватила себя руками.

Будто чувствуя остатки тепла от нежного объятия брата ранее, руки Миюки сжались вокруг тела.

◊ ◊ ◊

31 октября 2095 года.

Был Хэллоуин, но поскольку Тацуя не был Христианином, сегодняшний день не имел для него особого значения.

Он прибыл на Базу Цусимы.

Тридцать пять лет назад, во время Третей Мировой Войны — шумного периода, когда двадцать лет вспыхивали бесчисленные войны — этот остров был атакован из Кореи силами автономного региона Большого Азиатского Альянса, семьдесят процентов жителей погибло.

Так случилось, потому что власти не хотели давать какие-либо поводы для раздражения соседей, это привело к тому, что остров на государственной границе был лишен даже минимального гарнизона войск.

У корейской армии тоже были свои причины. Проще говоря, времена такими были.

Тем не менее семьдесят процентов жителей погибло, двадцать процентов сбежало, понеся легкие и тяжелые увечья, а остальные десять процентов попали в плен. Очевидно, что остров был захвачен.

Вернув себе Цусиму, японское правительство превратило остров в крепость.

Это была передовая база с крупномасштабными военными пристанями и крепкими стенами, с передовым противовоздушным и противокорабельным вооружением.

Это была База Цусимы.

— Особый лейтенант, просим прибыть в Командный пункт.

Вызов пришел из передающего устройства на его левом ухе.

С крыши Тацуя вернулся внутрь базы.

Он смотрел в сторону моря, где можно было увидеть очертания Корейского полуострова.

— Ты здесь.

Увидев, что Тацуя вошел в комнату, всё ещё одетый в Мобильный костюм и с опущенным защитным стеклом шлема, и отдал честь, Казама в ответ тоже отдал честь и показал жестом, чтобы тот сел.

Хотя несколько человек косо посмотрели на него, одетого в черную военную форму с опущенным защитным стеклом и экраном шлема, Тацую это не волновало, он сел на стул в углу Командного пункта.

Несколько позади Тацуи появились Янаги и Санада.

— Как и ожидалось, — как только все собрались, без какого-либо предупреждения заговорил Казама. Хотя Тацуя и компания к этому привыкли, многие на базе были не в силах скрыть замешательство, — вражеский флот готовится к отбытию. Пожалуйста, посмотрите на это изображение.

Большой экран, занимающий всю стену, показал фотографии, которые, вероятно, были сделаны со спутников. На них были десять крупных кораблей и в два раза больше эсминцев и торпедных катеров, готовящихся к отплытию.

— Эти снимки были сделаны пять минут назад. Исходя из этой оценки, враг выйдет в море не позднее, чем через два часа. По масштабу мобилизации это будет не одиночный удар, они, похоже, собираются оккупировать регионы Кюсю, Санин, и Хокурику.

— Неужели они в самом деле планируют начать войну? — выкрикнул один из молодых лейтенантов, когда услышал слова Казамы. Судя по возрасту он, должно быть, сюда был переведен недавно.

— Полагаю, они все последние три года были с нами в состоянии войны, — чуть насмешливо ответил Янаги, а не Казама.

Покраснев от стыда, задавший вопрос лейтенант быстро отступил.

— Мои извинения. Моим подчиненным не хватает манер.

В конце концов, следует позволить ему хотя бы сохранить лицо.

— Тем не менее, вывод напрашивается такой, как и сказал капитан Янаги. Забудьте мирный договор, между нашей страной и Большим Азиатским Альянсом нет даже договора о прекращении огня. Раз они не сообщили о мобилизации своего флота, можно спокойно предположить, что они готовятся к нападению на нашу страну, — Казама снова предоставил дополнительные подробности.

По международной конвенции крупномасштабная военно-морская мобилизация для не военных целей требует уведомления соседних стран.

Во время перемирия, или просто когда обе стороны прекратили огонь, любая нераскрытая военно-морская мобилизация с неясными мотивами может быть истолкована как подготовка к началу военных действий против другой страны.

Атмосфера в Командном пункте накалилась.

— Хотя враг уже закончил мобилизацию флота, к сожалению наш флот начал мобилизацию лишь вчера. Пока мы вынуждены использовать наземные или воздушные силы, чтобы сдержать военно-морские силы врага.

Атмосфера становилась всё тяжелее.

— Жестокая битва неизбежна.

Никто не мог сформировать ответ.

— Поэтому, чтобы выйти из текущего положения, Отдельный магический батальон задействует магическое оружие Стратегического класса. Эта боевая операция уже одобрена Объединенным комитетом начальников штабов.

Присутствующий тут персонал базы смотрел на Казаму любопытными и ожидающими глазами.

— Кроме того, пожалуйста, позвольте моему отряду реквизировать Первую комнату наблюдения. Если атака будет успешной, тогда в это время… — Казама продолжил объяснять.

Тем не менее Тацуя знал, что ему уже нет необходимости продолжать слушать. Его миссия — начать нападение «магическим оружием Стратегического класса», не более того. По пути он уже проанализировал данные крепости.

Первая комната наблюдения — одно из сооружений, использующих спутники низкой высоты для наблюдения за вражеским берегом. На основании уже одного этого Тацуя понимал, что будет сделано и что от него требуется.

Как и вчера, Тацуя был в Мобильном костюме, с «Третьим Глазом» в руке. Он стал в центр Первой комнаты наблюдения.

Экран перед ним передавал трехмерное изображение со спутников и позволял с любого угла наблюдать за вражеским строем. По установленным требованиям Тацуи, текущая проекция была на сто метров вне и тридцать метров над уровнем моря.

— Особый лейтенант Оогуро, ты готов? — Санада задал вопрос.

— Подготовка завершена. Спутниковая связь в полном порядке. — Тацуя функцией в шлеме модифицировал своей голос, прежде чем ответить на приказы.

— Взрыв материи, подготовить к огню.

В сопровождении голоса Казамы, Тацуя поднял «Третий Глаз».

Военно-морской порт города Чжэньхай.

Флот Большого Азиатского Альянса собрался на другой стороне базы Коджедо.

Центральный военный корабль. На ветру развивалось знамя, должно быть, это был флагман.

Он нацелился на это знамя.

Используя трехмерное изображение со спутника как ключ, он начал поиск информационного тела.

Боевое знамя весило примерно один килограмм.

— Подготовка завершена, — он тихо прошептал. Комната была в полной тишине, так что этого было более чем достаточно.

— Взрыв материи, активировать.

— Взрыв материи, активация.

Повторяя приказ Казамы, Тацуя нажал на спусковой крючок Третьего Глаза.

С Базы Цусима, через пролив, прямо в Военно-морской порт Чжэньхай.

Магия Тацуи преобразовала один килограмм материи прямо в энергию.

В соответствии формулы Эйнштейна, тепловая энергия равнялась приблизительно двадцати миллионам тонн тротила.

Экран потемнел.

Избыток света заставил спутники активировать функцию безопасности.

Вот почему они не могли видеть когти ада, разрывающие землю.

На борту флагманского судна, пришвартованного в Военно-морском порту Чжэньхай, внезапно появилось солнце.

Это тепло игнорировало любые транспортные средства, что уж говорить о живых людях.

Высокая температура испаряла металлические корпуса в металлический пар.

Ударная волна превзошла скорость звука.

На фоне хлынувших инфракрасных лучей, ударных волн и металлического пара, сооружения военно-морского порта исчезли.

Всё, что было в непосредственной близости, будь то человек или объект, испарилось.

Люди и объекты, которые находились немного дальше, либо взорвались, либо сожглись в пепел.

Поверхность океана закипела из-за палящей температуры, вызывая бесчисленные взрывы пара.

Последующий ураган и цунами затопили базу Коджедо на противоположном берегу.

Если бы не Коджедо, выступивший дамбой, даже база на Цусиме и Кюсю пострадали бы от гнева цунами.

Разрушения не ограничились лишь Военно-морским портом Чжэньхая.

Ударные волны поразили соседние военные объекты. Наверное, нет худа без добра, так как рядом с Военно-морским портом Чжэньхая не было никаких гражданских городов.

После титанического ада абсолютно ничего не осталось.

Как только изображение со спутника было восстановлено, все без исключения на Базе Цусима затаили дыхание.

Некоторые из молодых офицеров побежали в туалет блевать.

Никто не мог винить их за их слабость.

Даже члены Отдельного магического батальона не могли скрыть бледность на лицах.

Впервые они увидели своими глазами, что на самом деле значит Волшебник Стратегического Класса.

— Положение врага? — После того как Казама задал вопрос, Фудзибаяси отчаянно посмотрела назад на устройство наблюдения.

— Вражеский флот разрушен… Нет, полностью уничтожен. Должны ли мы атаковать?

И впрямь, оккупация сейчас будет простой задачей. Тем не менее Казама покачал головой:

— Нет нужды. Отмена всех последующих процедур. Эта операция завершена.

— Все подразделения, подготовиться к возвращению! — отдал приказ отступать Янаги, последовав приказу Казамы.

Тацуя опустил Третий Глаз.

Скрытые под шлемом, глаза у него ни в малейшей степени не дрогнули.

◊ ◊ ◊

Выжженный Хэллоуин.

Будущие историки будут оглядываться на этот день и так его называть.

Это был поворотный момент как в военной, так и в обычной истории.

Это был день, когда магия доказала, что превзошла механическое, ядерное и биологическое оружие.

Перед всеми раскрылась правда, что одна магия определила исход между победой и поражением.

Это была истинная заря истории для расы, известной как Волшебники, во всей её высокой славе и тёмном страдании.

Оставить комментарий