Том 7. Глава 9

День открытия Национального Конкурса диссертаций Старших школ магии.

Тацуя и Миюки прибыли на место встречи без каких-либо происшествий в пути.

Дорога была свободна, потому что грузовик, в котором было устройство для доклада, уже выгрузил свой груз.

Похоже, Исори прибыл первым…

Также с ним они увидели Кирихару с Саякой.

Согласно расчетному времени, Тацуя и Миюки, видимо, прибыли последними.

— …Онии-сама, думаю, ты должен что-то сделать.

Сознание Тацуи, которое делало всё возможное, чтобы сбежать от реальности, будто он невинный прохожий, было насильно затянуто обратно голосом Миюки.

— Я должен что-то сделать?..

Столкнувшись с кислым выражением на лице Тацуи, Миюки с «глубоким сожалением» кивнула.

Перед их удрученными глазами друг на друга мрачно глядели Эрика и Канон.

— В чём дело?

Тацуя был не единственным из присутствующих, близко знавших и Эрику и Канон. С точки зрения близости, Миюки тоже считалась одной из их дорогих друзей, а Исори определенно превосходил Тацую с точки зрения отношений.

Однако Канон отказывалась слушать посредничество Миюки или позицию Исори, что настаивал на сохранении нейтралитета. Вздохнув, Тацуя стал между двумя девушками, которые свирепо смотрели друг на друга.

— А, Тацуя-кун, доброе утро, — быстро и беззаботно поприветствовала его Эрика, после того как Тацуя к ним присоединился. Совершенно не замечая противницу в соревновании взглядов. Глаза Канон потемнели ещё сильнее.

Видя это, Тацуя получил хорошее представление о положении дел. Тем не менее, даже с этим пониманием, он по-прежнему застрял между молотом и наковальней.

— Шиба-кун, почему бы тебе не поговорить с этой безрассудной госпожой?

«Серьезно… Даже не «не хочешь ли ты», но «почему бы тебе», эх…»

Поняла ли Канон это сознательно или нет, но выбрала слова она так, что переложила всё бремя на Тацую.

— Ха…

Тем не менее Тацуя принял равнодушное отношение. Не важно, как Канон на это смотрит, но если они здесь подерутся… если быстро положить конец этой суете, то по крайней мере инцидент быстро закончится, даже если быть немного бестактным.

— Если ты оставишь принятие всех решений мне, то я не буду сдерживаться. — Тацуя не поставил никаких условий, но уточнил свои полномочия.

Осознав это, Канон невольно наморщила брови. Тем не менее, как только рядом с собой она увидела Исори, который воздержался от возражений, то неохотно согласилась.

Тацуя привел Эрику и Лео на одну сторону главного конференц-зала и сел на диван. Разумеется, Миюки села рядом.

— …Что ж, общую суть я уловил, — сказал Тацуя двум лицам, вызвавшим весь этот переполох. — Эрика, ты, вероятно, тоже не хочешь прямого столкновения.

— …Извини, я закончила тем, что доставила тебе много неприятностей, Тацуя-кун.

Это редкое, достойное похвалы отношение, которое показала Эрика, изумило Тацую. По своему характеру она не из тех, кто читает тонкие изменения в эмоциях других, своим сильным (больше как «умышленным») характером она часто ведет людей не в ту сторону, несмотря на добрые намерения, что приводит к значительной неловкости.

В этом отношении Тацуе ещё предстояло проделать долгий путь, чтобы начать разбираться в людях. Человеческое сердце не так легко разгадать, как магию.

— …Не то чтобы тебе нужно быть частью персонала безопасности, просто можешь поддержать нас из зала. Если что-то случиться, никто не будет жаловаться, если поможешь.

Тацуя намеренно сделал акцент на слове «поможешь». Когда она это услышала, предыдущее опустошенное выражение лица у Эрики вернулось к её обычному теплому выражению, до такой степени, что уголки рта дернулись в улыбке, явно говорившей «ты злой человек».

— Помогу, эх?

— Если скучно перед Конкурсом, тогда поиграйте где-нибудь вокруг. Так как вы мои друзья, вам не нужно сдерживаться.

Услышав, как Тацуя в своем предложении подчеркнул слова «играть» и «друзья», Эрика и Лео обменились взглядами, прежде чем разразиться восхитительным смехом.

◊ ◊ ◊

Так как время церемонии открытия приближалось, комната ожидания для всех школ стала довольно оживленной.

С учётом расписания, последняя школа будет представлена через много часов, но для учеников, пришедших на Конкурс диссертаций, совершенно естественно сильно интересоваться предметом, кем бы они ни были: докладчиками на сцене, поддержкой или просто сторонниками своей школы.

Везде в главном зале были видны ученики, общающиеся со сверстниками из других школ.

И ученики были не единственными, кто отбрасывал официальность, когда дело доходило до общения.

Харука пришла на Конкурс диссертаций не из-за работы в преподавательском составе Первой школы, но из-за работы в качестве сотрудника разведки отдела Общественной безопасности. После событий в апреле отдел сильно заинтересовался Тацуей. Точнее, в отделе Общественной безопасности, к которому принадлежала Харука, появился интерес к окружению Тацуи. Тем не менее, как только они начали расследование, на них надавили начальники.

Харука непосредственно не ощутила жар, но слышала, как директор жаловался, когда получала миссию. Это лишь углубило интерес директора. Поскольку они не могли начать официальное расследование, эта миссия перешла прямо к Харуке.

Конечно, Харука сопротивлялась. Ещё в апреле она пыталась сделать всё возможное, чтобы донести мнение, что он не тот противник, который попадет в её ловушки, но, разумеется, все это было пропущено мимо ушей. Таким образом, она попала в положение, когда была вынуждена продолжать, несмотря на свою некомпетентность при работе с Тацуей.

Ей было приказано раскрыть реальную личность Тацуи, но эксперты уже перелопатили все его персональные данные, и пришли «ни с чем».

Она с самого начала не была талантлива в этом направлении. Тем не менее она пыталась вывести его на чистую воду во время консультаций, но не добилась успеха, чего и следовало ожидать, ведь цель наблюдения никогда не пользовалась консультационными услугами.

Поэтому её неэффективный план действий, не гарантировавший успеха, заключался в том, чтобы расследовать его знакомства, особенно контакты вне школы.

Цель расследования сейчас готовила устройство презентации в комнате, назначенной Первой школе. У Харуки не было никакого оправдания, чтобы войти в ту комнату, но как было сказано ранее, она не была умелой в обращении с Тацуей.

Харука застряла между личными чувствами и чувством долга, в итоге приняла пассивное состояние, держа чашку кофе и наблюдая за входом главного зала (на заметку, в этот век одноразовые банки уже исчезли, все контейнеры были утилизируемыми).

К счастью для неё, это было не безуспешно. Вскоре после того, как она начала наблюдение, гостья посетила комнату. По возрасту и внешности было видно, что она не ученица старшей школы. И даже не студентка.

Вероятно, она была возраста Харуки. Чуть поразмыслив, Харука пришла к выводу, что никогда не видела в школе её лица. Но было такое впечатление, что она видела её где-то ещё.

— …Значит, это она. — Харука сделала снимок камерой наблюдения, которую, вместе со всем остальным, выдал отдел Общественной безопасности. Поиск изображения подтвердил, что она вспомнила верно. — Электронная Волшебница…

В школьные годы Харуки эта женщина была очень известна. Учитывая пол, её можно было бы назвать героиней, но, по мнению Харуки, термин герой ей подходит больше…

Именно она завоевала победу Второй школе на Турнире девяти школ — Электронная Волшебница.

Для Харуки, которая сдалась стать волшебником, как только сдала вступительные экзамены старшей школы, она была молодой девушкой, вызывающей как зависть, так и страх.

Ходили слухи, что, окончив университет магии, она присоединилась к Министерству обороны, но что она делает, посещая комнату Первой школы вместо её альма-матер — Второй школы?

Тем не менее это было не так уж необычно. Ничего странного в том, что она носила обычную одежду в воскресенье. Наверное, она здесь для того, чтобы завербовать учеников, которые скоро окончат школу и не знает, что внутри находятся лишь Миюки и Тацуя. Чёрт возьми, может, она пришла к Миюки.

Однако инстинкты говорили Харуке, что эта женщина — ключ к окружению Тацуи.

Не зная, что они находятся под таким пристальным наблюдением, — или, может быть, именно потому, что знали, — Тацуя и Миюки говорили с Фудзибаяси, которая к ним заглянула.

— Миюки, давно не виделись. Полгода уже прошло.

— Ах, последний раз мы виделись в феврале, так что и впрямь давно.

— Я также приходила посмотреть Турнир девяти школ. Мы проводили небольшое собрание в номере, чтобы поприветствовать Тацую, может, было бы лучше пригласить и тебя, Миюки? — сказала Фудзибаяси и посмотрела на Тацую с мыслями «почему ты не взял её с собой?».

Тем не менее он не был бы Тацуей, запугай его это.

— Если б взял с собой Миюки, то привлек бы слишком много внимания. — Взглядом Тацуя быстро добавил, что лишнее внимание может вызвать трудности. Миюки немного смутилась, а Фудзибаяси улыбнулась с беспомощным видом… Похоже, он не собирался ходить вокруг да около с ответом. — Кстати, Фудзибаяси. — Он не называл её лейтенант, потому что они были в общественном месте. Хотя он уже проверил комнату на наличие жучков, бдительности не снижал. — Вам можно посещать комнату ожидания Первой школы?

Непосвященным это могло показаться непонятным заявлением, а те, кто слегка в теме, могли понять неправильно. Люди, которые лишь знают о подвигах Фудзибаяси во время её школьной жизни, скорее всего удивляться, «правильно ли то, что предыдущий чемпион Второй школы дружески беседует в комнате ожидания конкурирующей школы».

— Не волнуйся. — Но, конечно же, Фудзибаяси просто не могла его неправильно понять. — В таких случаях очень помогает должностное положение. Нет ничего странного в том, чтобы одна из технических офицеров при подразделении Разработки оружия министерства Обороны посетила кого-то вроде тебя, показавшего высокий уровень навыков во время Турнира девяти школ.

— Так же, как это естественно для члена семьи Фудзибаяси, так ведь?

— Верно. Так что, Тацуя-кун, чувствуй себя свободно, называя меня «лейтенант Фудзибаяси», «Фудзибаяси», или даже «Фудзибаяси-нээ», хорошо?

— Хм, думаю, с нээ-сан вы переборщили. — Тацуя без особого восторга улыбнулся озорной шутке Фудзибаяси (что было одним из видов кривой улыбки).

— Тогда давай на этом закончим приветствия… У меня есть хорошие новости и плохие, какие хочешь услышать первыми?

Начался знакомый разговор, подумал Тацуя, тогда позвольте мне ответить на классический вопрос классическим ответом:

— Давайте услышим хорошие новости первыми.

— …Разве обычно не отвечают «Давайте услышим плохие новости первыми»?

— Тогда давайте услышим плохие новости первыми.

Видя, что Тацуя ответил притворным невежеством, обычно стойкая Фудзибаяси, вздохнула.

— …Забудь, ладно. Начнем сначала с хороших. Мобильные костюмы завершены. Капитан Санада сказал, что их доставят сегодня ночью.

— В самом деле… как и ожидалось от него. Тем не менее завтра после возвращения в Токио будет уже поздно проводить испытания…

— Завтра будет парад. Конечно, на самом деле капитан хочет протестировать их как можно скорее, поэтому он хочет как можно скорее показать их тебе. Все основные компоненты сделаны с твоей стороны, так что он по крайней мере хочет доставить собранную модель, чтобы вдохновить себя. Вчера он даже сказал что-то смешное, вроде «так я смогу сохранить лицо».

— Это едва ли смешно. Насущный вопрос заключался в том, можно ли создать то, что сможет выдержать суровость настоящей битвы.

— Я передам твои слова капитану. Думаю, теперь он расслабится гораздо сильнее.

Тацуя криво усмехнулся, когда Фудзибаяси ему подмигнула.

— Теперь… что касается плохих новостей. Как бы мы на это ни смотрели, но предыдущий инцидент просто не может закончиться на этом.

— Возникли какие-то трудности? — Лицо у Тацуи ужесточилось, или, скорее, странно посерьезнело. Миюки с беспокойством на него посмотрела. На этот раз даже Фудзибаяси не могла просто шутить.

— Подробности здесь, — сказала она и передала ему карточку данных. Очевидно, содержимое было настолько секретным, что они не хотели пересылать его по беспроводной связи. — Хотя я лично добавила несколько уровней защиты… Есть вероятность, что эта информация уже утекла.

— Понял. С нашей стороны мы подготовимся.

Тацуя и Миюки кивнули в унисон. Когда Фудзибаяси это увидела, у неё на лице мелькнул след беспокойства, но она им не возразила.

— Мы надеемся, что ничего не случится, но… если события будут развиваться по худшему сценарию, мы полагаемся на тебя.

Как бы ей ни было больно, он всё равно считался бесценным военным активом, так что её позиция не позволяла ей роскоши говорить «держись подальше».

◊ ◊ ◊

Восемь сорок пять утра. Зрительские места были почти полностью заполнены. После того как Тацуя просмотрел информацию, которую ему передала Фудзибаяси, вошли Исори и Канон.

— Шиба-кун, время замены.

Они будут менять охрану каждый раз, как закончится презентация, в заранее согласованном порядке. Исори очень интересовала вторая тема «разработка устройств поддержки магии, способных на молекулярную перестройку», презентация Четвертой школы, так что он вызвался дежурить во время первой презентации.

Тацуя считал, что ненужно уделять лишнего внимания на последовательность, в которой они должны быть на страже, так как в комнате ожидания установлен экран, но всё равно согласился с предложением Исори.

— Всё в твоём распоряжении, — кратко передав ответственность, Тацуя пошёл вместе с Миюки к зрительским сидениям.

…Но.

Они внезапно остановились в главном зале.

— Шиба-сан, — кто-то обратился к Миюки. Голос принадлежал молодому человеку, или, наверное, подростку будет более подходящим. Голос был слегка беспокойный, наверное, вызванный повышенной тревожностью. Это лицо принадлежало тому, кого они не видели уже как два месяца.

— Итидзё-сан.

С Миюки заговорил Итидзё Масаки.

На левой руке у него была повязка «охраны». Он был не в поддержке Третьей школы, а, похоже, частью персонала безопасности, состоявшего из учеников всех девяти школ, которыми на время Конкурса диссертаций руководил Катсуто. С Миюки он заговорил скорее всего потому, что увидел её, выполняя миссию по патрулированию помещений.

— Давно не виделись, Шиба-сан. Думаю, последний раз мы видели друг друга на вечернем балу.

— …Ах да, давно не виделись.

Эта естественная, но неестественная пауза была вызвана внутренним конфликтом, поскольку Масаки видел в Миюки партнера по танцу во время бала, а Миюки видела в Масаки противника брата во время соревнований дивизиона новичков.

Чтобы скрыть это, или замутить воду, Миюки поклонилась с особой вежливостью.

— Ах, нет, я тоже…

Этот безупречный этикет ошеломил Масаки, хоть ему и было привычно пребывать в высоких социальных кругах, чем Тацуе. Молодой человек (наверное, другой член персонала безопасности, партнер Масаки) тоже стоял завороженный. Хитрый план Миюки сработал идеально.

— Вы патрулируете территорию? — лишь сейчас Миюки улыбнулась и задала риторический вопрос.

— Д-Да, верно.

Разве это не признак незрелости, начинать трястись так легко? Решил было Тацуя, но передумал, вспомнив, что когда противник Миюки — такой исход неизбежен.

Даже он, кто был к ней ближе кого бы то ни было, и у которого была изменена личность, иногда забывался, когда на неё смотрел. Так что неудивительно, что эти посторонние люди, стоявшие в такой близости от красавицы, будут слишком чувствительны к присутствию Миюки.

Миюки не была посвящена в размышления брата. Её интерес поднялся, у неё было отличное настроение.

— Если Итидзё-сан делает всё возможное, думаю, мы можем спокойно расслабиться. Мы надеемся на вас.

«И вправду, приятно знать, что «Багровый Принц» — часть охраны» — Тем не менее Тацуя мыслил чисто объективно… Не слишком ли толстокож?

— Да! Я постараюсь оправдать ожидания!

Совершенно беспечно Тацуя задался вопросом, не предстоит ли Масаки постараться в течение этого дня?

— И тебе удачи, Томицука-кун.

— Ах… Спасибо за вашу поддержку, — товарищ Масаки, оставленный в одиночестве в стороне, ответил тоном, который был слишком чопорным, чтобы употреблять его при обращении к кому-то того же возраста.

◊ ◊ ◊

Хотя им не нужно было быть столь же настороженными, как персоналу безопасности, но после того как Эрика непосредственно приняла работу, у неё не было намерения отступать.

Встретившись с Микихико, поскольку они его потеряли когда проводили Тацую и компанию в комнату ожидания, и воссоединившись с Мизуки, которая заранее послала сообщение, что опоздает, они сели на четыре места на зрительских сидениях. Эрика уделяла особое внимание «зонам удобного наблюдения» а также «подозрительным личностям».

Усилия оказались не напрасными. В одном из задних углов зрительских мест она нашла знакомую фигуру.

Кстати, о знакомых, больше похоже, что она не забудет, даже если попытается. Это лицо она привыкла видеть каждый день, и даже с их текущим несоответствием графиков они видели друг друга раз в два дня, или около того.

Другой человек также заметил Эрику. Нет, наверное, другой человек заметил Эрику даже раньше. Хотя в этом не было ничего удивительного, взяв во внимание его способности, но это всё же без конца раздражало Эрику.

— Э? Эрика, вот там, это… — Микихико тоже увидел его. И снова не было ничего удивительного в том, что он также узнал этого человека.

— Эрика-тян, ты его знаешь?

— Просто бесполезный Казанова. Сейчас, наверное, дожидается женщины.

Прежде чем друзья на смежных местах смогли заговорить об этом человеке, Эрика решила вести себя так, будто с ним не знакома.

Зная о непростых отношениях Эрики и Тошиказу (ну, непростых со стороны Эрики), Михико не хотел раскачивать лодку неосторожными словами и предостерегающе глянул на Лео. Тот совершенно не почувствовал ситуацию и уже хотел было задать уточняющий вопрос.

— Миюки, ты знаешь Томицуку Хаганэ?

— Ах, он из соседнего класса, потому я знаю лишь его имя и лицо. Онии-сама, ты его знаешь?

Когда они нашли свободное место, разговор перешел к сдержанному Томицуке Хаганэ, а не к их редкому гостю Масаки. Должно быть, именно это люди называют безответной страстью.

— Томицука — один из подчиненных Саваки-сэмпая. К тому же «Нулевой Диапазон» семьи Томицука довольно известен.

Среди Ста семей семья Томицука доминировала в одной области. Даже люди без энциклопедических знаний Тацуи знали о еретических случаях, вызванных волшебниками этой семьи.

— О чем вы говорите? — Внезапно Эрика присоединилась к беседе, подойдя к ним из зрительских мест.

— Эрика, ты одна? Где Лео? — Всё это время Эрика и Лео были вместе, потому Тацуя и спросил. Однако на лице Эрики появилось недовольство:

— …Тацуя-кун. Я воспользуюсь случаем, чтобы кое-что разъяснить. — Эрика была не из тех, кто может сделать что-то возмутительное, вроде закатить истерику с таким количеством свидетелей вокруг, но её командный тон был по-своему обаятельным. — Можешь перестать меня равнять с этим? Я всего лишь научила его нескольким трюкам и дала оружие, больше — ничего.

— Я не это имел в виду… — Тацуя не был «честным парнем», но, несмотря на такое заблуждение, на этот раз был искренним. Он и впрямь ничего не подразумевал своими словами. Кстати, разве эта чрезмерная реакция не намекает на то, что в этом и есть дело? Тацуя поразмыслил об этом, но не был достаточно злым, чтобы сказать вслух. — Где все остальные?

Из-за триумфа во время Турнира девяти школ сверстники из класса Е первого года выразили большой интерес, и все утверждали, что «мы все придем тебя поддержать!» или что-то вроде этого, собирались появиться все одноклассники.

— Наши одноклассники всё ещё не приехали, так ведь? Они, видно, знают, что мы будем выступать во второй половине дня. Ах, но Мизуки и Мики здесь в первом ряду. Там происходит слишком много химии. — Эрика озорно усмехнулась и села возле Тацуи.

Значит, она не любит говорить о собственных делах, но весьма заинтригована, когда говорит о других. В этом отношении Эрика совершенно нормальная молодая девушка, подумал Тацуя.

◊ ◊ ◊

Девять утра. Национальный Конкурс диссертаций Старших школ магии стартовал в торжественной, но не помпезной атмосфере. Хотя поддержка военных была, но не сравнимая с поддержкой соревнований Турнира девяти школ, Конкурс диссертаций высоко оценивался университетами, корпорациями, и исследовательскими институтами. Должным образом проведенная презентация может даже дать толчок карьере ученика (его наймут на работу). Учитывая, что знания в магии передаются вокруг из уст в уста, масштаб мероприятия был вполне оправдан.

После стандартной официальной речи началась первая презентация, презентация Второй школы «Использование магии типа Концентрации для наблюдения и использования Темной материи».

Сейчас, когда Конкурс диссертаций официально начался, шум и суета в главном зале утихли. Равнодушная к магической технологии, Харука решила отдохнуть в кафе, чтобы облегчить себе скуку. Как раз когда она собиралась так поступить:

— Оно-сэнсэй. — Недалеко от главного входа знакомый голос позвал её по имени.

— Аска-сэнсэй.

Как школьный консультант, ответственный за душевное здоровье учеников Первой школы, Харука, разумеется, была близко знакома с Аской, заведовавшей лазаретом и отвечавшей за физические травмы, хотя их отношения не продвинулись до дружеских в личной жизни.

— Оно-сэнсэй, вы тоже пришли посмотреть презентацию докладов? Я думала, вы сказали, что вам это не очень интересно.

Эти слова могли быть слишком яркими в зависимости от тона, но дружеский тон Аски заставил Харуку подозревать «неужели я так сказала?». «Да она с таким открытым характером почти лучше меня подходит на роль консультанта», — с завистью подумала Харука.

— Нет, просто в мыслях есть кое-что… А почему вы здесь, Аска-сэнсэй? Вы здесь с этим ребенком?

Харука была права в том, что Аска была не одна. Возле неё стояла молодая девушка без формы, которая, очевидно, была ученицей старшей школы. Хотя у Харуки были некоторые догадки, девушка, похоже, не была одной из её учениц.

— Верно. Хиракава-тян сказала, что хочет посмотреть сегодняшние презентации. Она уже выздоровела, но до сих пор немного слаба, вот я и пошла с ней.

Эти слова отдавали вопиющим VIP отношением, но как только Харука услышала фамилию Хиракава, тут же вспомнила, где раньше её слышала. Хотя она не помогала предотвратить кражу данных, Харука всё равно сдала рапорт в отдел Общественной безопасности, к которому принадлежала, так что с общим положением дел была знакома.

Стимулировать её успехом таких же учеников старшей школы, дать жизненные цели и, в конечном счете, изменить её отношение к жизни, — вполне логично с психологической точки зрения.

— В таком случае продолжайте в том же духе, — Харука откровенно поддержала Аску.

Немного задержавшись, Харука прибыла в кафе.

Строго говоря, клиент, который пьет чашечку кофе двадцать минут — не очень-то хороший клиент.

Она могла просто скоротать здесь время, пока не закончится рабочий день. Хотя ей хотелось так думать, мир не так прост, как в воображении. Скорее, испытания общества (?) требовали от неё многого.

— Могу я занять немного вашего времени?

Сердце у Харуки почти остановилось, когда кто-то протянул ей руку. И будто чтобы заполнить потерю времени, в следующее мгновение сердце яростно забилось.

Может быть, это заблуждение, но она была так потрясена, что сердечный ритм и дыхание и впрямь расстроились.

С Харукой заговорила Фудзибаяси.

— Э… Ах, прошу.

— Спасибо.

Грациозно сев, она вежливым голосом заказала чашечку красного чая быстро появившейся официантке.

В отличие от спокойной Фудзибаяси, Харука не могла сдержать беспокойство.

Едва ли это была её вина.

Её цель наблюдения вдруг прямо начинает с ней разговор.

Хотя Харука была вне себя достаточно, чтобы плеваться огнем, поскольку была не в состоянии узнать мотивы Фудзибаяси, она могла лишь сидеть и молча наблюдать, как Фудзибаяси сделала глоток красного чая, который принесла официантка, и глубоко вздохнула.

— …Это немного смущает, быть под таким взглядом.

Харука смутилась, осознав, что уставилась на Фудзибаяси, лишь тогда, когда та ей на это указала.

— И-Извините.

Стыд и нерешительность продолжали расти, но следующие слова Фудзибаяси позволили сердцу Харуки сразу же успокоиться:

— Всё в порядке. Для меня большая честь быть высоко оцененной «Призрачной Леди».

— …Думаю это для меня большая честь, что такая как я осталась в памяти «Электронной Волшебницы», — на повышенных тонах сказала она. Впрочем, такое было неизбежно, учитывая обстоятельства.

Имя, о котором говорила Фудзибаяси, «Призрачная Леди», и рядом не стояло с известным псевдонимом Фудзибаяси, «Электронная Волшебница». Это имя знали лишь агенты разведки, они использовали его, когда обсуждали неизвестную женщину-оперативника, носившей это имя.

Того, что в ней узнали «Призрачную Леди», было более чем достаточно, чтобы подтолкнуть Харуку к грани. Учитывая, что Фудзибаяси так небрежно уронила такой невероятный секрет, то, с другой стороны, её «просьба» должна быть также тяжелой.

— Тогда в чем дело?

Видя, что ранее неуверенное лицо Харуки захватило решительное выражение, Фудзибаяси удовлетворенно улыбнулась.

— Думаю, вы прекрасно знаете и без того, чтобы вдаваться в подробности, так ведь?

— …Мои искренние извинения, но я не так одаренна, как вы.

На самом деле своими словами Фудзибаяси попала прямо в точку, так как Харука уже догадалась о её требовании. Но если сказать «поняла» и кивнуть — то это будет равносильно сдаче.

— Вы слишком скромны. Вы окончили университет и школу с превосходными оценками. Даже Коконоэ-сэнсэй высоко вас оценил.

Харука мысленно щелкнула языком.

Семья Фудзибаяси была известна пользователями древней магии. Так что неудивительно, что они близки с Коконоэ Якумо, пожалуй, одним из авторитетов в древней магии. С другой стороны, Харуки и Фудзибаяси впервые встретились сегодня, в эту минуту.

Козырная карта, которую она приготовила, оказалась совершенно бесполезной.

— …Я не собираюсь требовать того, что может поставить вас в трудное положение. — Фудзибаяси не отступала. Это был психический залп, показывающий её высокое положение. — Я просто хочу предложить, чтобы мы не посягали на территорию друг друга. Вот и все.

Технически говоря, эти слова не несли вообще никакой информации, но были глубоким требованием, которое не оставляло возможности понять неправильно.

— …Я не полностью поняла ваши намерения.

На самом деле суть предложения Фудзибаяси Харука поняла, потому что именно об этом догадывалась. Другими словами, Фудзибаяси хотела, чтобы Харука прекратила любые расследования военной деятельности Фудзибаяси.

С другой стороны, Фудзибаяси ясно понимала, что Харука поняла смысл просьбы.

— Хотите, чтобы я ещё раз всё четко повторила?

С расслабленным выражением лица Фудзибаяси наблюдала, как дымивщаяся Харука стиснула зубы.

Эта лисица! Даже если она будет продолжать на неё смотреть, прямо сейчас Харука может лишь лаять, как побитая собака.

— Не волнуйтесь. Ваши начальники не будут сваливать на вас ответственность.

Другими словами, она уже сделала свой ход в отношении вышестоящих Харуки. Фудзибаяси беспечно встала на ноги и передала свой чек Харуке. Она могла просто заплатить по счету возле столика и это вдвойне раздражает, если идти к стойке.

Первая встреча Харуки и Фудзибаяси закончилась полным и абсолютным поражением Харуки.

«… Тем не менее не то чтобы я ничего из этого не получила!»

По крайней мере, между Шибой Тацуей и Фудзибаяси Кёко определенно есть невысказанный секрет.

Это был единственный и совершенно очевидный факт.

Харука не смогла заметить собственного ослиного упрямства, когда поклялась отомстить за это неуважение.

◊ ◊ ◊

Как основной руководитель выступления Первой школы, Сузуне прибыла в конференц-зал как раз после одиннадцати утра, на час раньше, чем ожидалось. Едва закончилась третья презентация, грандиозная презентация Пятой школы «Контроль тектонических плит и постепенная добыча тектонических сил». Тацуя был в комнате ожидания, чтобы встретить Сузуне, Маюми и Мари.

— Рановато я~.

Голос Маюми заставил людей задаться вопросом, насколько она стара.

«И как на это ответить?» — впал в задумчивость Тацуя.

— Что такое?

— Ничего особого… Ты по какой-то причине пришла раньше?

Ни Мари, ни Сузуне не возражали, так что любой признак истощения с его стороны был бы его потерей. Придав этими словами себе свежего воодушевления, Тацуя оживился и задал вопрос.

Кстати, Миюки уже решила не видеть зла, не говорить зла и не слышать зла.

Опоздай она, и возникла бы огромная проблема, но нет ничего плохого в том, чтобы прийти рано.

Комната ожидания была подобрана так, чтобы вместить устройства презентации, в ней оставалось достаточно места для того, чтобы поместился Тацуя с Миюки, а также ещё три старшеклассницы с профессиональными навыками, и даже место ещё осталось.

— Допрос закончился раньше, чем ожидалось. — Тем не менее, на такой номинально пустяковый вопрос Мари ответила серьезно, пропустить мимо ушей это было невозможно.

— Другой допрос? И, к тому же, сегодня?

Не было необходимости спрашивать, кого допрашивали. Он присутствовал, когда Сэкимото был арестован. Он, честно говоря, тогда даже тайно записал доказательства.

Тем не менее, был лишь тот единственный раз.

Конечно, Сэкимото он видел не единожды. Он также присутствовал, когда они пошли допрашивать его первый раз.

После нападения Люй Ганху, Сэкимото впал в панику. Так как Мари утверждала, что это вызвано не её магией, осталась лишь одна возможная причина — он понял, что на кону его жизнь. Просто невозможно, чтобы Сэкимото не понял, что последняя атака предназначалась для того, чтобы заставить его замолчать.

Поэтому выделенные правительственные чиновники проводили тщательное расследование окружения Сэкимото.

— На самом деле мы должны были закончить ещё вчера…

— В первую очередь, было трудно получить разрешение… И я просто не могла так бросаться фамилией.

Верно, подумал Тацуя. Учитывая, что Сэкимото — не часть преступной организации, чрезвычайно трудно получить разрешение на допрос того, кто считается жертвой.

— Но почему сегодня? Ты не могла продолжить завтра?

— Такой оптимизм не подходит твоему характеру. — Мари почему-то скорректировала Тацую, когда тот задал вполне естественный вопрос. — Целью Сэкимото и сестры Хиракавы были данные Конкурса диссертаций, хотя, похоже, не только они. Как на это ни смотри, но раз они нацелились на данные, то есть определенная возможность, что организация, которая их использовала, может начать действовать во время самого Конкурса.

— Хм. Такое и впрямь возможно.

В расчёты Тацуи это попадало. Тем не менее, даже если бы они имели информацию об организации, которая скрывается в тени, чтобы приготовить контрмеры времени всё равно не было. Без сил чрезвычайного реагирования под рукой даже регулярная армия государства не смогла бы в любую секунду мобилизоваться.

Под руководством Катсуто персонал безопасности уже сделал всё возможное, чтобы подготовиться к чрезвычайным обстоятельствам. Поскольку Сэкимото не был посвящен в подробности нападения, его допрос не должен был быть первоочередной задачей.

Тем не менее указывать на эти тонкости не входило в должностные инструкции Тацуи.

— Именно. Раз есть такая возможность, мы не можем закрывать на неё глаза. В конце концов, чем больше информации, тем лучше.

Презентация Сузуне имела гораздо высший приоритет, чем в основном непригодная информация. Так или иначе, поскольку все это уже было в прошлом, нет необходимости придираться к мелочам.

— Понятно. Вы нашли что-нибудь новое?

— Да. Проверив ещё раз, мы убедились, что обнаружили у Сэкимото следы психической манипуляции.

— …Неудивительно. — Какой бы бесполезной информация ни была, её оказалось достаточно, чтобы удивить Тацую. — Почему это не обнаружили во время психологического тестирования?

С весны, с того времени как Саякой магически манипулировал лидер террористов из «Бланш», ученики Первой школы должны были проходить плановые психологические проверки.

Для перспективных волшебников, которые должны стать столпами общественной безопасности и национальной обороны, оказаться с промытыми мозгами для служения иностранным державам — не шутка. Для администраторов школы и ответственных правительственных организаций это был ночной кошмар, который в конечном итоге свел на нет любые понятия «приватности учеников».

С обнаружением ещё одной жертвы психической манипуляции, эта мера оказалась излишней. Зачем тогда вообще было проходить через психологическую оценку?

— Психологическая оценка проводится в начале каждого месяца. С высокой вероятностью Сэкимото попал под влияние уже после этого.

— Хорошо выполнено… на нём применили какие-то медицинские средства?

— Пока неизвестно. Ни я, ни Маюми не эксперты в этой области, — ответила Мари.

Хотя Тацуя подумал «неужели?», он воздержался от дальнейших вопросов.

— Психолог этого не говорил, но это определенно сделали не с помощью обычных средств. Может быть, это настоящий «Злой глаз», — выразила своё мнение Маюми, оно было чуть глубже слов Мари.

— Значит, они послали естественного волшебника Внешней системной магии.

В отличие от «Злого глаза», созданного Россией перед формированием Нового Советского Союза и передаче его сепаратистским террористическим ячейкам, волшебники, которые могли естественно владеть психическим вмешательством Внешней системной магии, имели силу полностью переписать личность человека. Обладатели «истинного» Злого глаза могли полностью изменить деятельность человека за короткий промежуток времени, при этом жертва и другие люди по-прежнему остаются в неведении.

— Хм, не имеет значения, как сильна магия психического вмешательства, в большинстве своём успешно применить её не удастся без правильного подсознательно настроя у цели.

Это как гипноз. На первый взгляд человеческое сознание кажется легко податливым, но на самом деле является невероятно стойким. Манипулирование неопределенными эмоциями и порывами — другая история, но магия, которая вмешивается в установленное физическое поведение, пытаясь вмешаться в сознание и манипулировать добровольными решениями, невероятно сложна.

— Сэкимото был с самого начала не согласен с тем, как эта страна обращается с магией за закрытыми дверями. Он считал, что все последовательности магии и последовательности активации всего мира должны быть общедоступны и что это единственный путь для магии достичь истинной эволюции. Подводя итог, он сторонник открытых ресурсов, — добавила несколько собственных горьких слов Мари, когда услышала объяснение Маюми.

— Это может быть верно с научной точки зрения, но учитывая, что в реальности по-прежнему существует международная вражда, мне трудно сказать, что он прав. — В голосе Маюми слышались следы сочувствия.

— Скорее, это явно неправильная позиция, — пришел к окончательному заключению Тацуя. По крайней мере, для него, теории, которые не вяжутся с реальностью, вообще не имеют целесообразности.

— …Как строго, Тацуя-кун.

— …Так или иначе, они нашли брешь в идеалах Сэкимото. Затем внушили ему, что страны, прогрессивные в магии, просто обязаны передавать свои передовые исследования слаборазвитым в магии странам.

— Слаборазвитые страны, это которые? — спросил Тацуя.

У Мари не было жизнерадостного ответа.

— Мы не смогли это из него вытянуть. Не похоже, что он вообще знает.

— …Значит, в его сознание поместили блокировку.

Ясно, так вот как они поняли, что его психически контролировали, предположил Тацуя.

— Вот почему следующий шаг вышел за пределы наших первоначальных прогнозов, — с оттенком тревоги проговорила Мари, отражая беспокойство в тоне Маюми.

— Есть вероятность, что произойдут враждебные действия за пределами нашего воображения. Ханзо-кун попросил передать это сообщение всем. Рин-тян, закончи свою задачу. Мы будем здесь и будем внимательно следить за конференц-залом. Тацуя-кун, пожалуйста, также будь осторожен.

— Хорошо. — Хотя Тацуя никогда не снижал настороженность после того, как получил совет Фудзибаяси, он искренне принял беспокойство других.

Пока Тацуя и компания обсуждали явно не мирную тему, Сузуне продолжала редактировать проект, и глазом не моргнув.

В комнате связи в том же здании Фудзибаяси использовала специальный трюк, чтобы получить жизненно важную информацию. Она усердно искала пустую комнату, когда получила экстренный вызов и приняла входящую передачу через информационное измерение, что исключало риск быть подслушанным.

— Люй Ганху сбежал? Извините, но эта информация точна?

— Знаю, вы не хотите в это верить, но это правда, — совершенно серьезно сказал Казама. К тому же такая шутка для него была бы плохим вкусом. — Транспорт был атакован на пути в Йокогаму. Никто не выжил.

— Что означает, что трупа Люй Ганху не было на месте… Кстати, почему его решили перевести именно сегодня?

— Так называемый Конкурс диссертаций должен быть лишь событием уровня старшей школы, — логически ответил Казама.

— Мои искренние извинения! — услышав его, Фудзибаяси наконец поняла, что неосознанно жалуется вышестоящему офицеру и сразу же извинилась.

— Тем не менее, в одном ты права: почему для транспортировки этого конкретного заключенного был выбран именно сегодняшний день? — Разумеется, Казама не был таким щепетильным, чтобы его заботило такое её отношение. — Должна быть причина, почему враг выбрал сегодняшний день, чтобы начать спасательную миссию. Мы должны это учесть. — Как военный, Казама с самого начала службы был боевым командиром на линии фронта, так что ценил практичность гораздо больше, чем другие. — К счастью, мы уже сделали приготовления для тестирования нового оборудования завтра на Цутие. Покинь свою позицию немедленно, наше расчетное время прибытия приблизительно 15:00.

— Поняла. Я проявлю осмотрительность к местным условиям.

— Благодарю, лейтенант.

Получив приказы Казамы, Фудзибаяси отдала честь, хотя знала, что он не может её видеть в связи с их способом общения.

Что касается изменений в параметрах миссии, принесенных Маюми, Хаттори взял с собой Кирихару, чтобы сообщить Катсуто изменения и результаты допроса (в это время Саяка и Эрика пошли на обед).

— Понятно. Кирихара и Хаттори, объединитесь и начните патрулирование внешнего периметра.

— Вас поняли!

Так совпало, что Катсуто разделил с ними стол во время обеда, они пообедали простыми бутербродами. Выслушав рапорт Хаттори, он без колебаний отдал новые приказы. Как правило, они бы на этом и попрощались, так как Катсуто редко просил о помощи младшеклассников.

— Хаттори, Кирихара. Исходя из текущей обстановки, у вас нет ощущения, что что-то не так? — Однако сегодня Катсуто сломал формат и задал вопрос.

— Что-то не так? — Кирихара посмотрел на Хаттори, который был явно потрясен, затем тот открыл рот:

— …Даже если принять во внимание уникальные особенности Йокогамы, всё равно вокруг слишком много иностранцев.

Поскольку Хаттори не родился в Йокогаме и не был знаком с местностью, то предыдущие две недели он старательно проверял окрестности конференц-зала. В сравнении с тем временем, Хаттори почувствовал, что иностранцев стало заметно больше.

— Так ты тоже так считаешь, Хаттори?

— Да. Дзюмондзи-сэмпай, неужели и ты?

— Хм. А что думаешь ты, Кирихара?

— Извините. Я ничего не заметил в отношении иностранцев, но…

— Продолжай.

— Да. Дело в том, что в сравнении с конференц-залом, аура вдоль улиц странно заполнена намерением убийства.

— Хм… и вправду, — Катсуто кивнул и задумался. Хотя не более чем на десять секунд, Хаттори и Кирихаре показалось, что молчание Катсуто продолжалось больше десяти минут. — Хаттори, Кирихара. Наденьте Кевлар в послеобеденном патрулировании.

Атмосфера была очень тяжелой.

Они уставились широко открытыми глазами Катсуто в лицо.

Несмотря на грубость взглядов, Катсуто не возражал ни в малейшей степени, он взял беспроводной коммуникатор короткого радиуса действия. Он отдал такие же приказы всему персоналу безопасности, как и только что им двоим.

◊ ◊ ◊

Послеобеденные презентации начинались в 13:00.

Первая школа должна выйти на сцену в пятнадцать часов. До начала их презентации осталось меньше двух часов. Сменив охрану перед полуднем, Тацуя и Исори обговаривали последние мелочи. Каждого из них сопровождал один человек. Возле Тацуи была Миюки, возле Исори — Канон.

Трудолюбивые «работники» исчезли ещё до полудня.

Чтобы не отвлекать Сузуне, Маюми и Мари пошли к двери. Там они услышали, как кто-то легонько постучал. Маюми осторожно открыла дверь и увидела молодую девушку, которая была даже ниже самой Маюми, свою преемницу.

— Ара, А-тян. Тебе можно сейчас оставлять своё место? — спросила шепотом Маюми, так как Азуса была выбрана одной из учеников-судей.

В Национальном Конкурсе диссертаций Старших школ магии не было коллегии судей. А поскольку во время каждой презентации были большие изменения в толпе, слишком трудно просить толпу делать оценку.

Не то чтобы можно назвать их представителями, но, кроме профессиональных экспертов, каждая школа посылала и одного ученика в качестве судьи для помощи в анализе презентаций других школ.

Позиция судьи традиционно каждой школой отдавалась Президенту школьного совета. Первая школа не была исключением, поэтому Азуса с самого утра приступила к своим обязаностям.

— Первая группа во второй половине дня закончила рано, поэтому мне захотелось ко всем наведаться.

— Так ты пришла подбодрить нас. Спасибо, Накадзо.

— Ах, всегда пожалуйста… Извини, Сузуне. Надеюсь, я не отвлекла тебя.

Хотя она говорила тихо, так как Сузуне была в комнате, уже маленькое тело Азусы сжалось ещё больше (из-за настроения).

— Кто сейчас лидирует? — Исори повернулся и присоединился к разговору. Разговор был прерван на середине, но не потому, что он смотрел свысока на Тацую. Если бы это было так, то он, скорее всего, пострадал бы от метели, когда вошел бы в комнату ожидания.

— Четвертая школа, как и ожидалось. В этом году они представили ещё одно устройство, которое заняло много времени и усилий.

Оценка Азусы заставила Исори немного склонить голову:

— Вам не кажется, что они слишком тщеславны?

Презентация Четвертой школы идет второй после обеденного перерыва, об этой школе Исори беспокоился сильнее всего.

— Тем не менее это удивительно, они смогли создать систему, которая может безупречно сочетать магию… Ах, извините, уже почти время для следующей презентации. Удачи всем.

Учитывая, что Азуса до самого конца не забывала о своей первоочередной задаче, из неё должен выйти прекрасный Президент школьного совета. Наверное.

Среди зрительских мест вместе сидела определенная группа лиц. Высокомотивированные, Эрика и Лео сидели со своим оружием вместе с Хонокой и Шизукой, которые к ним присоединились во время обеда, они с нетерпением ждали появления группы Тацуи.

— Микихико… как обстановка?

Ждали они терпеливо, но не сидели, сложа руки.

— Пока нет ничего необычного, — получив Синхронизацией чувств локальные данные от духов, которых послал, Микихико ответил на тихий вопрос Лео.

— Мизуки?

— Никаких признаков чего-то странного, — покачала головой Мизуки на краткий вопрос Эрики.

Мизуки заменила очки, которые сняла ранее.

Они готовились к «врагу», который был не среди зрителей и который возможно придет, а возможно и нет.

Проиграв Фудзибаяси и оказавшись не в состоянии продолжать задание, Харука могла просто покинуть место, но тогда бы выглядило так, будто она сбежала. Эта мысль заставила Харуку остаться в главном холе и подсознательно наблюдать за толпой.

— Оно-сэнсэй. — Внезапно сзади кто-то назвал её имя.

— Тсузура-сэнсэй? — Обернувшись, она обнаружила главного консультанта представительской команды Первой школы, стоящего с выражением «давно не виделись» на лице.

— Почему вы ждете здесь? Что-то случилось?

— Ничего, правда ничего… Просто сделала перерыв. Тсузура-сэнсэй, а почему вы здесь? — спросила Харука.

На лице Тсузуры появилась смешанная улыбка:

— Вашему покорному слуге и вправду не нужно было сегодня появляться. В этом году у нас прекрасная команда представителей.

Этот тип, он что, и в самом деле назвал себя «ваш покорный слуга»?.. Даже приняв это во внимание, Харука невольно признала его «совершенство».

— Тем не менее… Мне не дает покоя раздражающее предчувствие.

Он сказал не двусмысленно. Харука немного затревожилась.

Тсузура — исследователь магии и волшебник, который в молодом возрасте получил должность ассистента профессора университета магии. Он — эксперт магической геометрии и особенно знаменит теорией, известной как Многогранная магия.

Это теория, которая рассматривает макроявления как простую комбинацию треугольных пирамид и квадратных призм, и использует движения множеств этих многогранников, чтобы понять изменения в явлении. Магия, изменяющая Эйдос, манипулируя множеством воображаемых многогранников, — один из путей в теории современной магии.

Вот только полезность теории Многогранной магии как ступеньки на пути решения недостатков современной магии, вроде частичного изменения явления, затмевал её потенциал в предсказывании будущего.

Преобразовав системой распознавания весь мир в трехмерные объекты, а также мириады их взаимодействий, заклинатель может видеть различные взаимодействия через абстрактную трехмерную проекцию. Эта абстрактная модель видения мира позволяет в определенной степени манипулировать данными, чтобы несколько поверхностно прогнозировать будущее.

Поскольку Тсузура превосходно владел Многогранной магией, его «предчувствие» в некоторой степени было ближе к «прогнозу».

— …Тем не менее, у меня такое чувство, что худшего не случиться.

Хотя казалось, что последние слова он добавил вскользь, Харука искренне молилась, чтобы он это сказал не просто, чтобы её утешить.

◊ ◊ ◊

15:00. Презентация представителей Первой школы началась по графику.

Хотя Китидзёдзи Шинкуро из Третьей школы, первооткрыватель «Кода Кардинала», был главным претендентом на победу на Конкурсе диссертаций, тема Первой школы относилась к одной из трех Великих Загадок магии типа Гравитации «Гравитационный контроль для Реактора термоядерного синтеза» также получила много внимания. В главном зале, кроме учеников и преподавателей Первой школы, собралось много людей, связанных с университетом магии и гражданскими научно-исследовательскими организациями. Зрители смотрели на подиум в ожидании.

На сцене стояло большое устройство, залитое естественным светом, при этом через систему громкой связи международного конференц-зала Сузуне говорила четким и спокойным голосом.

Рядом Исори управлял моделью устройства, Тацуя переключал дисплеи и последовательности активации CAD.

— …Необходимо ли воплощать в жизнь термоядерную энергию? На этот вопрос уже ответили в прошлом веке.

Сузуне встала возле гигантского стеклянного шара.

Тацуя переключил последовательность активации на магию типа Высвобождения.

В то мгновение, когда Сузуне прикоснулась к панели управления CAD, газообразный дейтерий, запечатанный внутри шара, ионизировался и начал взаимодействовать яркими красками с внутренней поверхностью шара, излучая при этом ослепительный свет.

Этот великолепный вид вызвал небольшой шум в толпе.

— Прежде всего, проблему времени, за которое дейтерий, служащий топливом, ионизируется, а также способ поддержания его ионизации, можно решить путем использования магии типа Высвобождения.

Тем не менее, это явление уже было доказано предыдущими экспериментами, так что немного недоставало оригинальности.

— Но главное препятствие для термоядерной энергии оказалось в том, что ионизированные электроны обладают электрическим отталкиванием, которое не дает произойти химической реакции синтеза, или, проще говоря, расстояние слишком велико, чтобы электроны начали взаимодействовать.

Сверкающий шар потускнел, затем на центр сцены опустился большой экран.

— Наши предшественники пытались достичь термоядерной энергии без магии, применив непреодолимое давление, чтобы пересилить электрическое отталкивание.

На экране появились изображения экспериментов предыдущего столетия, а также различные модели и диаграммы.

— Тем не менее чем бы они давление ни увеличивали, сверхвысокими температурами или сжатием поверхности, из-за целого ряда причин, таких как прочность контейнера или снабжение топливом, им так и не удалось создать стабильную термоядерную реакцию. Хотя просто термоядерной реакции достигали, выход энергии был таким огромным, что становился неконтролируемым. Тем не менее все трудности можно свести к одной: электрические силы отталкивания требуют слишком много ресурсов.

Экран поднялся. За ним стояли два больших цилиндрических магнита, друг с другом соединенных четырьмя шнурами, формируя основное экспериментальное устройство.

Исори поднял один из цилиндров — хотя выглядело так, будто он поднимает его руками, на самом деле он использовал магию — затем отпустил. Под действием магнитных сил магниты сильно заколебались и начали отталкиваться, прежде чем вступили в контакт.

— Это должно быть очевидно и без объяснения, но сила электрического отталкивания увеличивается, чем ближе объекты друг к другу. У объектов с высокой силой Кулона сила отталкивания будет увеличиваться, когда они будут сближаться, поэтому контакт будет избегаться.

Сузуне молча стала возле трясущегося устройства и надела затычки для ушей, чтобы защитить уши от какофонии, затем снова положила руки на панель управления.

Тут же по всему конференц-залу разнесся звук, похожий на повторяющийся стук по большому гонгу.

Сузуне убрала руки и два магнита беззвучно стали неподвижны.

— Однако силу электрического отталкивания можно уменьшить магией. Мы успешно создали последовательность магии, которая может за короткое время уменьшить силу Кулона к одной десятитысячной.

Сузуне не повысила голос.

Тем не менее из-за её слов аудитория взорвалась в восторге.

Будто сигнал к тишине, из-под сцены медленно поднялась основная модель. Модель выглядела как поршень, сделанный из прозрачных материалов. Модифицированный поршень, соединенный с маховиком и ручкой коленчатого вала, был вставлен в большой, прозрачный цилиндр. В верхней части цилиндра находились два клапана. В этом месте была вставлена прозрачная трубка, соединенная с баком, заполненным чистой водой.

— Это устройство принимает во внимание опасность радиации, поэтому мы использовали водород вместо газообразного дейтерия. Магия типа Высвобождения ионизирует газообразный водород внутри бака, и в то же время активируется магия типа Гравитационного контроля и магия Сопротивления силам Кулона. Магия Сопротивления силам Кулона уменьшает силу отталкивания ионизированных электронов, а магия типа Гравитационного контроля собирает их вместе в центре, запуская термоядерную реакцию. Термоядерная реакция достигается приблизительно за одну десятую секунды. Как вам известно, термоядерная реакция не может бесконечно продолжаться сама по себе. Если извне не подавать импульс, реакция быстро прекратится. Реактор термоядерного синтеза с Гравитационным контролем, разработанный нашей школой, активно использует этот элемент. Как только реакция остановится, магия типа Колебания охладит газообразный дейтерий до уровня, который выдержит контейнер. А восстановленная тепловая энергия послужит топливом для магии типа Гравитационного контроля и магии Сопротивления силам Кулона. Движимая гравитационным полем, созданным магией типа Гравитационного контроля, инерция поршня будет беспрерывно подниматься и направлять охлажденный газообразный дейтерий в теплоотвод…

Пока Сузуне все это объясняла, Исори управлял панелью управления демонстрационным устройством. Ионизация, Контроль сил Кулона, Гравитационный контроль, охлаждение, рекуперация энергии, ионизация, Контроль сил Кулона, Гравитационный контроль… Исори периодически активировал таким образом цепочку заклинаний несколько десятков раз подряд.

— Пока для управления устройством в длительной эксплуатации необходим высококвалифицированный волшебник. Однако если можно будет использовать устройство с высокой эффективностью рекуперации энергии, я считаю, что Термоядерный реактор с Гравитационным контролем, для которого волшебник нужен, лишь чтобы активировать устройство, станет реальностью.

Как только Сузуне договорила последние слова, конференц-зал заполнился бурными аплодисментами.

Термоядерный реактор с Гравитационным контролем считался невозможным, потому что целей для магии Гравитационного контроля, элементов в ядерной реакции, постоянно становится меньше. К тому же, поскольку магия Гравитационного контроля направлена на количественное значение, понижение количества элементов может вызвать провал магии под ошибочным впечатлением, что «цели не существует». Потому считался возможным ядерный взрыв, но не устойчивая ядерная реакция.

Теперь, с дополнительной магией Сопротивления силам Кулона, магия Гравитационного контроля уже не такая неотъемлемая часть, как раньше. Таким образом, больше не было нужды в непрерывной ядерной реакции, но вместо этого был позаимствован способ из новой техники «Циклического вызова» для того, чтобы зажечь несколько ядерных реакций. Своим одобрением аудитория единодушно заявила, что это невероятная мысль.

Во время Конкурса диссертаций для каждой презентации было выделено тридцать минут, с десятью минутами между ними. Предыдущая команда за эти десять минут помогала собрать свои материалы и устройства, чтобы на сцену могла выйти следующая команда.

По сравнению с самой презентацией, представители и вспомогательный персонал каждой школы считали, что это время перерыва является самой оживленной частью.

Тацуя как раз собирался разобрать использованное во время презентации устройство управления, когда оператор следующей команды (помощник, выполнявший ту же работу, что и Тацуя) вышел установить собственное оборудование.

— Отличная работа. Позволь мне поздравить тебя за прекрасное исполнение.

Сначала Тацуя не понял, что эти слова адресованы ему, так как у него практически не было времени на общение.

Тем не менее, основываясь на направлении голоса, целью должен быть он. Поэтому он поднял голову и увидел, как Китидзёдзи Шинкуро бесстрашно ему улыбается.

— Здесь я должен сказать спасибо?

— Не волнуйся, я всё равно ничего не ожидал взамен.

Пах, Тацуя закрыл крышку на корпусе и поднял со стола панель управления, которая была размером с электронный синтезатор. Китидзёдзи поставил аналогичный корпус с панелью управления на то же место.

Соединения были на обоих концах сцены, чтобы облегчить доступ с обеих сторон, неужели есть причина, почему он специально выбрал ту же сторону, что и Тацуя?

— Магия типа Гравитационного контроля — жизненно важный компонент магии Полёта и магия Контроля сил Кулона является доработкой магии концентрации ионизации, созданной предыдущим Сириусом, Вильямом Сириусом. По сравнению со всем тем плавность этого «Циклического вызова» потрясает.

— Ваш острый глаз действительно ужасающ. Как и ожидалось от Кардинала Джорджа.

Когда Тацуя говорил, руки Китидзёдзи были заняты установкой оборудования. Из учеников Первой школы на сцене остался лишь Тацуя. Он, держа прямоугольный корпус, направился за кулисы и как раз собирался покинуть сцену.

— Однако мы не собираемся проиграть. На самом деле в этот раз мы собирается победить тебя, — позади раздался голос.

Он звучал немного по-детски, но не казался злым.

Как же мне остроумно ответить, подумал Тацуя, остановившись, чтобы развернуться.

Как раз в этот миг раздался колоссальный взрыв, вибрация затрясла весь зал.

Оставить комментарий