Том 8. Глава 2

Опция "Закладки" ()

4 Августа 2092 / Окинава — Аэропорт Наха ~ Загородный Дом Онна Сэрика

Начиная с 2030 года, Земля подверглась радикальному снижению температуры; мировые поставки пищи на порядок снизилась. Примерно с 2020 года, продвижение сельскохозяйственного производства было обусловлено промышленностью солнечной энергии и это ограничило влияние, оказанное на промышленно развитые страны. Тем не менее, удар по новым промышленным странам, которые пережили ускоренный демографический взрыв, вызванный резким экономическим ростом, был велик.

С падением температуры и опустыниванием, проходившего одновременно с этим в регионе Северного Китая, им пришлось столкнуться с очень серьезной ситуацией.

Жители Северного Китая, в соответствии с их традициями, выдержали такое отчаянное положение. Колонизацией, нарушением границы — если коротко, используя нелегальную иммиграцию.

Однако Россия не согласилась с притоком нелегальных иммигрантов. Это привело к тому, что они тщательно выселялись, даже из неосвоенных и безлюдных уголков.

Те, кто обладают истинной силой, не могут устать от кровопролития.

Китай обвинил Россию в не гуманности; Россия обвинила Китай в нарушении международного права.

Вражда обеих наций не ограничилась лишь между ними.

Пересечение государственных границ во имя гуманизма было запрещено международным правом.

Во всём мире возникли разногласия, которые только и ждали толчка.

На этой волне образовалась нехватка продовольствия, вызванная спадом температуры.

Началась борьба за энергетические ресурсы, которыми можно воспользоваться, чтобы облегчить проблемы.

Чтобы разногласия стали адом, вполне достаточно даже небольшого стимула.

В 2045 году, Третья Мировая Война — вспышка двадцатилетия войн по всему миру, началась.

С 2045 по 2064, масштабные пограничные конфликты по всему миру сделали это время эпохой непрерывных войн.

Ни одна нация не смогла остаться в стороне; это была истинно мировая война.

Когда, наконец, конфликты прекратились, мировое население уменьшилась втрое по сравнению с 2045 годом; оно сократилось до трех миллиардов человек.

Россия обратно поглотила Украину и Беларусь в Новый советский Союз ; Китай управляет северной частью Бирмы, Вьетнама, и Лаоса, а также Корейским полуостровом посредством Великого Азиатского Альянса; Индия и Иран поглотили многочисленные страны центральной Азии, создав Индо-Персийский Союз; США поглотило Канаду и Мексику, соединив всю Северную Америку в одну нацию (USNA); Евросоюз раскололся на восточную и западную части; половина различных стран Африки исчезла; в Южной Америке, кроме Бразилии, регион был разделен на маленькие страны, где правительства не многого достигли за пределами своих собственных мест.

Мир так изменился двадцатью годами боевых действий, хотя никогда не применялось ядерное оружие, и волшебники были частью этого мира и его изменения.

В 2046 году была создана «Международная Магическая Ассоциация ».

Их цель состояла в том, чтобы предотвратить загрязнение Земли, которое может появиться от использования радиоактивных материалов в оружии массового поражения.

В пределах их заявленной цели остановить использование ядерного оружия, волшебники освободились от ярма стран, к которым принадлежали, и своими навыками могли вмешиваться в пограничные споры. Даже волшебники на передовых линиях, убивающие друг друга, прекращали свои стычки, когда видели признаки развертывания ядерного оружия; независимо от того, была ли это их собственная страна, или страна противника, они кооперировались, чтобы остановить развертывание ядерного оружия.

Запрет ядерного оружия был провозглашен первоочередным долгом волшебников по всему миру.

Этот пакт, «Устав Международной Магической Ассоциации», ставил своей целью радиоактивные материалы, которые могли быть использованы для оружия, загрязняющего окружающую среду. Но поскольку для того, чтобы взорвать современную ядерную бомбу, сделанную для использования в великих сражениях, необходима маленькая ядерная бомба, это привело к полному запрету ядерного оружия.

Таким образом, в период войны, которая длилась двадцать лет, не было ни одного случая приминения ядерного оружия.

Международная Магическая Ассоциация была удостоена награды за это достижение. Международно-признанные в качестве организации мира даже после окончания мировой войны, она заняла видное место…

Я услышала объявление, что нужно пристегнуть ремни безопасности и закрыла файл обучающего материала «Новейшая История — Руководство», который относился к волшебникам. Материал был немного трудным для такой, как я, только что ставшей ученицей средней школы, но его было достаточно, чтобы не скучать.

Я слышала, что современные самолёты не могут упасть из-за электромагнитного вмешательства, генерируемого информационными терминалами. Но их отключение во время взлета и посадки было традиционной вежливостью. Не только я, остальные пассажиры также выключили свои терминалы. Я не намерена быть единственной, кто не подчиняется правилам здравого смысла, как испорченный ребенок.

Сидение было покрыто защитным экраном в форме яйца, внутри было спроецировано изображение южного острова в реальном времени.

Глядя на эту живую зелень и сверкающий океан, казалось, что падение мировой температуры произошло в вымышленной истории.

Тем не менее, это был неоспоримый факт.

Ещё до того, как мы родились, мировой климат начал становиться более теплым, но следы падения температуры можно увидеть повсюду.

Например, одежда.

Не показывать голую кожу, эта манера, в которой мы одеваемся, не что иное, как глубокий след, оставшийся в мире от эры падения температуры.

Ну, у меня нет интереса так одеваться, чтобы показывать плечи или зону груди — и, прежде всего, это не будет на мне хорошо смотреться, пока — не обязательно быть в юбке, подол которой будет тащиться по земле, и я люблю одежду. Но в частных местах, нет правил по отношению к одежде, поэтому не то чтобы это нам действительно мешает.

Пока я думала об этих тривиальных вещах, самолет коснулся земли в аэропорту Наха.

Я едва почувствовала толчки от приземления.

Ремень безопасности, который был лишь бессмысленной формальностью, был разблокирован, и я открыла защитный экран капсулы сидения.

Внизу было нормальное сидение, оно было столь узким, что мой локоть с ним столкнулся, казалось, что мы были набиты здесь без следа вежливости, но если бы мне пришлось мириться, кто знает со сколь многими людьми, которых я не знаю и никогда не видела прежде, на близком расстоянии на протяжении часа, я не смогла бы это вынести.

Я подождала, пока Окаа-сама* покинет своё место. Вместе мы пошли к пассажирскому выходу.

Мы использовали летние каникулы для семейной поездки.

Я думаю, с самого начала семейная поездка это приватное дело, но в случае поездок нашей семьи, они почти никогда не бывают приватными. Но даже в этом случае я была, что прискорбно, веселой.

Единственное облако на горизонте было то, что эта поездка была не только для Окаа-сама и меня, Ани*также будет с нами.

◊ ◊ ◊

Когда мы покинули VIP зал в терминале прибытия, Ани уже получил наш багаж и ждал нас.

То, что Ани путешествует самостоятельно и берет багаж — не какая-либо форма мелкой подлости.

Пассажиры представительского класса имели приоритет при высадке из самолета. При возвращении, их багаж также был приоритетным, нет, как и ожидалось, ему пришлось немного подождать. Учитывая время, которое потребовалось, чтобы забрать багаж, иметь Ани, который был пассажиром коммерческого класса, и пошел для нас за багажом, не бессмысленно.

Естественно, Ани не просто так сидел один в коммерческом классе.

В представительском классе, помимо обычного бортпроводника, специальные члены экипажа, специализирующиеся в обращении с актами насилия, были в качестве охраны и внимательно за всем следили. Если произойдет преступление, вроде угона, атаки террориста-смертника или подобное, это будет в слабо охраняемом коммерческом классе. Ани был назначен на сидение коммерческого класса, чтобы справиться с такими маловероятными инцидентами. Тем не менее, даже я понимаю, что то, как моя семья это делает, не является нормальным.

Пока я шла с Окаа-сама, я случайно посмотрела через плечо. Ани в полном одиночестве толкал тележку, в которой был наш багаж, будто это совершенно нормально без тени недовольства на лице, молча следуя за нами.

Как и всегда.

Я не особо ненавижу этого Ани.

У меня просто проблемы взаимодействия с ним.

Я не имею понятия, о чем он может думать.

Почему, с ним обычно обращаются, как со слугой, когда он часть семьи? Если бы он был слугой, было бы нормальным быть спокойным при таком обращении.

Я знаю, мне говорили, что это долг, который был на него возложен.

Я также признаю уникальность нашей семьи.

Тем не менее, Ани всего лишь ученик первого года средней школы, как и я.

Ани родился в Апреле, я родилась в Марте.

Мы родились в пределах одного года, поэтому мы в одном учебном году. Это всего лишь совпадение, порожденные нашими месяцами рождения. Однако всё равно это не меняет того факта, что до Марта этого года он был учеником начальной школы, как и я.

Учитывая этот факт, как он может так спокойно принять то, что я им командую, его младшая сестра…

Глаза Ани и мои встретились.

Может, несколько моих взглядов через плечо, побеспокоят его.

— …Что-то случилось?

Я поняла, что Ани направил взгляд на меня из-за того, что я с перерывами на него смотрела.

Однако из моих уст вышел лишь отталкивающий голос.

— Ничего, — Ани ответил вежливым тоном, будто дворецкий обращается к своей госпоже. Любит или не любит, любовь брата к сестре или ненависть близких родственников; всех этих эмоций, которые брат может направить на младшую сестру или близкого родственника, в нем не было.

— Если это так, пожалуйста, не смотри на меня. Это неудобно!

Я признаю, что веду себя неразумно.

Именно мы обращаемся с Ани, как со слугой, у Ани нет причин этого желать. Не смотря на это, я эгоистично излила на Ани своё раздражение.

— Извините, — Ани остановился и поклонился мне.

И расстояние между нами стало ещё больше, чем до того, как он следовал за нами.

Почему, думала я.

Только что я была просто эгоцентричной. Я такой противный ребенок.

Как я и думала, у меня проблемы взаимодействия с этим Ани.

◊ ◊ ◊

Местом, в котором мы на этот раз остановились, был недавно купленный загородный дом в Онна Сэрика. Мне было бы достаточно и отеля, но так как Окаа-сама не переносит места с большим количеством людей, Тити* поспешно приготовил его для нас.

Как обычно, этот человек, похоже, думает, что за деньги может купить любовь… Даже если эти деньги он получил, когда женился на Окаа-сама.

Хотя в молодости Тити был экстраординарным — даже для волшебника, его количество псионов было выше нормы — его потенциальная сила сделала его высоко ценимым волшебником. Однако, похоже, что по современной практической системе магии, количество псионов не влияет на превосходство либо неполноценность способности магии. В конце концов, этот человек не смог превратить свою потенциальную силу в практическую силу; он отказался от того, чтобы достичь чего-то в жизни в качестве волшебника. В настоящее время он был исполнителем в компании, созданной семьей Окаа-сама.

Из-за этих обстоятельств, я могу понять, почему он почтителен к Окаа-сама. Однако, как его дочь, я желаю, чтобы он больше показывал отцовскую честность.

…Я слегка покачала головой, чтобы выкинуть из головы эти бессмысленные воспоминания. Ведь я на каникулах, я понимаю, что оказаться в ловушке неприятных мыслей — глупо.

— Добро пожаловать, Мадам. Хорошо, что вы пришли, Миюки-сан, Тацуя-кун.

Той, кто вышла встретить нас в загородном доме, была Сакурай Хонами, она была послана чуть впереди нас, чтобы позаботиться об уборке, покупке продуктов, и остальных вещах.

Она — Страж Окаа-сама.

Пять лет назад Сакурай-сан работала в отделе охраны Центрального Полицейского Департамента. Думаю, они довольно сильно пытались помешать её отъезду, когда она подала в отставку. Но то, что она станет Стражем Окаа-сама, было решено ещё до того, как она получила работу в Центральном Полицейском Департаменте. Она присоединилась к департаменту, чтобы обучиться плюсам и минусам охранных операций.

Она — модифицированный волшебник, чья генетическая структура была изменена, чтобы усилить склонность к магии, член первого поколения Серии «Сакура». На исходе 20 лет непрерывных пограничных конфликтов, она была сконструирована в научно-исследовательском институте, волшебник, купленный Семьей Йоцуба ещё до рождения.

Тем не менее, она веселая, жизнерадостная женщина, которая не похоже, что чувствует тяжесть своей личной истории. Кроме своего главного долга защитных операций, она с большим вниманием к деталям заботится об ежедневных потребностях Окаа-сама. По её словам, она находит роль экономки более близкой по духу.

Отказ от защиты противоречит образу Стража, но она пошла впереди нас к загородному дому, чтобы собрать информацию о текущем статусе этой области, так как Ани был возле нас с Окаа-сама. Тем не менее, мне хотелось бы, чтобы Сакурай-сан и Ани поменялись обязанностями. Но так как забота о деталях обеспечения комфортных бытовых условий будет невозможна для Ани, это бессмысленно.

— Пожалуйста, заходите. Охлажденный ячменный чай уже готов. Или же, я могу сделать какой-нибудь зеленый чай, если хотите?

— Спасибо. Так как он уже готов, я буду ячменный чай.

— Да, мадам. Миюки-сан, Тацуя-кун, вы тоже будете ячменный чай?

— Да, спасибо огромное.

— Так как вы побеспокоили себя, чтобы сделать его.

Лишь одну вещь в Сакурай-сан можно назвать неудовлетворительной — она относится к Ани, как к сыну Окаа-сама, и как к моему брату.

Само собой разумеется, это вполне естественно.

Однако я… не в состоянии сделать эту естественную вещь.

В такие моменты из-за этого я иррационально начинала на себя сердиться.

— Окаа-сама, я хотела бы немного прогуляться.

Я знаю, что так как мы только что прибыли, ещё слишком рано, чтобы пойти поплавать. Но с другой стороны, запереться в загородном доме будет расточительно, поэтому я хотела бы прогуляться. Пойти в Мандзамо будет, наверное, невозможно, так как это немного далековато, но просто неторопливо пройтись возле пляжа, будет, несомненно, приятно.

— Миюки-сан, возьми с собой Тацую.

К сожалению, когда я услышала ответ Окаа-сама, я почувствовала, что моя долгожданная прогулка испортилась с самого начала.

Я действительно желала заявить, что всё будет в порядке, если я буду одна, однако я не хочу, чтобы она слишком сильно волновалась.

— …Я поняла.

Я очень старалась не выдать раздражение голосом.

Я вытащила соломенную шляпу с широкими полями и, не оглядываясь, вышла под падающие лучи солнца.

Океанский бриз, развивающий подол моего летнего платья, расслабляющий настолько, насколько я думала.

Сакурай-сан помогла мне нанести крем от загара от головы до пят, не упуская ни пятнышка, поэтому руками и ногами я могла свободно чувствовать ветер, не беспокоясь о солнечных лучах.

С моей кожей, покрытой коричневым кремом, думаю, я не сильно отличаюсь от местных детей.

Наверное, благодаря этому на меня никто не смотрел, когда я проходила рядом, это комфортное чувство.

Моя кожа никогда не знала чувства загара на солнце, я не буду самодовольной, если скажу, что, к сожалению, я заметна в таких местах, как пляж.

Нет, я действительно не самодовольна.

Однажды я ходила в бассейн с друзьями из начальной школы и была в ужасе от того, что мне сказали, что я выгляжу как «Юки-онна*», даже сейчас я не могу этого забыть. Это замечание было чрезмерно ужасающим, так как оно было глупым, но ни в коем случае не попыткой запугать меня или злонамеренно говорить за моей спиной или что-либо подобное.

Не то чтобы мне не хватает пигментации. Просто мои волосы слишком темные.

Может, это наследственность? Но линия моей семьи не должна была пересекаться с Европейцами последние пять поколений… ну, так как я не знаю ничего дальше этого; возможность, что это пришло от некоторого давнего генетического предка может существовать. Но летом даже Окаа-сама становится немного темнее, и цвет лица Ани можно назвать загорелым, так как он так великолепно впитывает солнце, что я больше не могу сказать, какой его первоначальный цвет, поэтому я не думаю, что это из-за наследственности.

— …

Я вспомнила и подумала то, что не хочу, из-за чего я сознательно устремилась вперед, чтобы не смотреть назад, слишком сознательно… Что я должна делать с моими мыслями, я в недоумении.

Хотя мои уши не закрыты, я не могу слышать звук шагов. Нет никаких признаков, что за мной кто-то идет. Естественно, прежде всего, у меня нет навыков обнаружения чьего-то присутствия, но всё же.

Если я обернусь, то, несомненно, увижу на небольшом расстоянии Ани, который меня сопровождает.

Потому что он — мой Страж.

Почему я не использую «телохранитель», но грандиозный термин «Страж», я не знаю. Даже одной причины почему, даже сейчас. Тем не менее «Страж» Йоцуба несколько отличается от простого «телохранителя», это, думаю, я могу понять.

Телохранитель делает «работу», страж выполняет «долг».

Телохранители рискуют своими жизнями, чтобы защитить тех, кого охраняют в обмен на денежное вознаграждение. Есть случаи, когда отдел охраны полиции проводит операции по защите в рамках своих профессиональных обязанностей, но так как эти люди также получают зарплату за свои профессиональные обязанности, думаю, они безошибочно являются широким определением профессий, получающих денежную компенсацию.

В отличие от них, Стражи не получают денежного вознаграждения. Всё необходимое для жизни предоставляет Йоцуба. Когда нужны деньги, Йоцуба их дает. Если быть точным, это не награда, это расходы на содержание надлежащей защиты.

Я понимаю это так: телохранитель защищает, чтобы есть; Страж ест, чтобы защищать.

У Стражей не может быть личной жизни. Все они, мужчины и женщины, посвящены служению и защите лица, которого называют Мастером или Госпожой.

Мы — клан, который думает что это абсолютно нормально, и я, тоже, нахожу это таким. Если вы не будете думать, что это нормально, вам останется лишь уйти. Но мы «Йоцуба». Даже если я несколько смущена, когда меня называют Госпожой, я понимаю, что это предпочтительнее изгнания, но всё же. Я счастлива, когда мы вдали от клана; «Стражи» обычно не используют обращения «Мастер» или «Госпожа» когда мы не внутри клана.

Ани стал моим Стражем, когда мне было шесть. Мой первый Страж — Ани, наверное, это очень долго не изменится.

Этот человек не сын старшей дочери главы Клана Йоцуба, он Страж кандидата на пост следующего главы. Если я стану главой, он будет моей тенью. До конца моей жизни.

Пока я не освобожу его от долга Стража.

Да, единственный путь, по которому Страж может избежать своего долга, и который позволит жить жизнью обычного человека — чтобы тот, которого он охраняет, освободил его от должности.

Он сопровождает меня.

Он следует за мной.

Я не могу быть отделена от него.

Он не может убежать от меня.

Я не убегу.

А он не может убежать.

Несмотря на то, что я единственный человек, который может позволить ему вернуться к жизни обычного ученика средней школы.

Именно я удерживаю его от возможности быть обычным учеником средней школы. Потому что я не отпущу Ани.

Я не знаю, как взаимодействовать с Ани.

Я не ненавижу Ани.

Тогда почему я ограничиваю его до такого жестокого состояния?

Ответ не приходит.

Всякий раз, когда я думаю об этом, почему-то мой разум становится пустым.

С взглядом, сосредоточенным на земле под ногами, я ускорила шаг.

Я бросила глаза вниз, мои ноги начали идти быстрее. Внезапно, моя рука была схвачена, мне показалось, что я вот-вот упаду назад.

Сразу же, прежде чем я успела свалиться, я плачевно упала в объятия Ани.

Я не пожаловалась Ани.

То, что только что случилось — моя вина, так как я не смотрела вперед. Тот факт, что я машинально повысила голос, является тайной; я никому не собираюсь это рассказывать.

Проблема в том, что после того, как моё тело удержал Ани, я получила удар спереди. Я не была той, кто в кого-то врезался, очевидно, это в меня врезались.

Даже если я зла, это, очевидно, неприятная ситуация.

Я устремила заполненный гневом взгляд вверх. Но всё, что я могла видеть, это громоздкая стена мышц.

Я посмотрела ещё выше.

Наконец, я увидела того, кто в меня врезался.

Большой черный подросток,* на котором была потрепанная армейская форма — «Левая Кровь».

В связи с усилением двадцати лет непрерывных пограничных конфликтов, Американский (в то время это всё ещё были США) гарнизон в Окинаве со временем был переброшен на Гавайи, оставив позади своих детей. Большинство из них не были забыты своими родителями, но, скорее, их отцы просто погибли на войне. Однако многие из них были взяты на воспитание унаследовавшими базу силами Национальной Обороны, после чего они стали частью военных.

Они — доблестные солдаты, великолепно выполняющие долг по защите границы, и многие из их детей также стали солдатами. Однако на сайте частного туристического путеводителя по Окинаве есть предупреждение, что многие из этих детей, если коротко — второе поколение, известны плохим поведением, поэтому к ним следует относиться с осторожностью.

За большим парнем ещё двое парней, в такой же старой потрепанной военной форме, небрежно выглядящие и с похожим телосложением, усмехнулись отвратительным образом.

Мой машинальный гнев естественным образом сменился в страх.

Мой ум был столь переполнен страхом, что естественная мысль, что если случиться худшее, я могу использовать магию, не пришла.

Пока моё поле зрения не было блокировано спиной Ани.

Это была спина молодого мальчика.

Тем не менее, эта спина была шире, чем моя.

Я не заметила, когда это началось, но я была защищена спиной Ани.

— Эй, у меня нет дела к такому мальчишке, как ты?

Презирая нас насмешкой, большой парень уставился в лицо Ани.

Ани не ответил.

— Ты слишком напуган, чтобы говорить?

— Ха-ха, трусливый мальчик. Пытаешься лишь покрасоваться!

Два парня за ним насмехались и угрожали Ани.

Гнев в моём сердце обновился.

По сравнению с тем, что было ранее, их план показался более очевидным.

Я должна была взять с собой CAD. Я не могу очень хорошо контролировать последствия силы, когда у меня нет инструмента-помощника. Нанести серьезные травмы даже таким, как они, будет несколько неудобно.

Если бы у меня был доступ к CAD, эти парни не говорили бы, что им вздумается!

Не только я сама понимала, почему, черт возьми, я горела с такой яростью. Я взглянула на большого парня, преградившего путь перед Ани.

Его глаза посмотрели на меня и сузились.

Его губы зашевелились.

Чтобы засмеяться или чтобы заговорить. Сказать было невозможно.

— Так как у нас нет намерений умолять вас, чтобы вы милостиво простили нас за столкновение с вами, откажитесь от этого курса действий. Ради нас обоих.

Спокойный тон был не от кого-то, кого можно назвать мальчиком, лицо большого парня застыло из-за полностью недетского заявления.

— …Что ты сказал? — слабый, прозвучавший почти шепотом вопрос.

— Вы должны были услышать? — ответ совершенно без эмоций, будто простое замечание к самому себе.

В глазах парня появился злой блеск:

— Даже если ты прижмешь голову к земле, я не прощу тебя. А пока я не отпущу тебя без синяков.

— Если вы говорите о Догэза,* не надо говорить голова, нужно говорить лоб.

Сразу же после этого.

Без следов каких-либо предпосылок, парень замахнулся на Ани.

Хотя Ани тоже был, как и они, подростком, у него по-прежнему было тело ученика первого года средней школы. Разница между ним и большим парнем перед моими глазами была как у взрослого и ребенка.

Я инстинктивно закрыла глаза.

Послышался глухой звук удара.

Я только осознала, что если бы Ани был поражен, тогда я, стоявшая за ним, тоже стала бы вовлечена. Я подумала, что странно, что этого не произошло.

Неуверенно, я открыла глаза.

Первое, что попало в поле зрения — лицо большого парня, застывшее в неверии.

Не нужно было волноваться, чтобы понять, что заставило его сделать такой вид.

Его правая рука была вытянута на полпути удара.

Ани остановил кулак двумя руками.

Хотя это были две руки против одной, разница в весе их тел была такой, что это не играло особой роли.

Большой парень, наверное, весил раза в два больше, чем Ани.

Несмотря на это, Ани не отразил удар. Не сделав даже один шаг назад, чтобы собраться, Ани принял весь вес большого парня, который он вложил в этот удар, и остановил его.

Он использовал магию?.. Нет, не было никаких признаков этого.

В обучении, физической силе, и ловкости, Ани был более способным. Но в магии, я должна быть более способна, чем Ани. Если бы он использовал магию, я просто не могла бы этого не заменить.

— Интересно… Я хотел лишь поиграть с тобой, но…

Широко усмехаясь, большой парень отдернул руку и принял позу с левым кулаком перед грудью.

Бокс?

Каратэ?

Я, полный новичок в схватках и боевых искусствах, была неспособна понять, что это. Но каким-то образом даже я могла заметить, что враг, который до этого наполовину игрался, стал серьезным.

Я забыла о том, чтобы бежать, в тени за спиной этого мальчика я уставилась на большого парня.

Равнодушный комментарий мальчика достиг моих ушей, который ничего не сказал и успокоил мое дыхание.

— Вы уверены? Будет не до смеха, если мы пойдем дальше.

Почему ты говоришь таким провокационным образом?!

Как правило, если такой как ты, натолкнется на такого как он, ты не сможешь с ним сравниться.

Как правило, люди нашего возраста в такой ситуации должны убегать.

Нет, намерения Ани не имеют значения.

Я должна бежать, даже если мне придется делать это в одиночку.

Несмотря на то, о чем я думала в своей голове, моё тело не покинуло своего места за спиной Ани.

— Для мальчишки ты говоришь много мусора!

Что произошло дальше, я не смогла увидеть своими глазами.

Я могла лишь понять результаты, всё остальное лишь гипотеза о том, что произошло.

Левая нога парня двинулась вперед.

Ноги парня стали в позу, чем-то похожую на боевую стойку, Ани поставил левую ногу вперед.

Парень левой рукой нацелился в воротник Ани, казалось, что кулак вот-вот к нему коснется.

Левый кулак Ани ударил его со своей позиции в середину груди.

За это короткое время, казалось, что произошло больше, но некоторое время было безошибочно использовано большим парнем, чтобы отпрянуть назад из-за отдачи.

До-он, прозвучал звук, похожий на Тайко,* конечно, это был звук кулака Ани.

Ани убрал ногу, которую поставил вперед, и будто по заранее подготовленному сигналу, большой парень опустился; послышался болезненный крик с того места, где он упал на колени на дороге.

Взгляд Ани прошел мимо большого парня, который присел на корточки и болезненно кашлял, спокойно посмотрев на людей за ним.

Будто они были ошеломлены, два парня не двигались.

Ани повернулся к ним спиной.

— Пошли.

Ани взял меня за руку.

Наконец, я поняла, что эти тихо произнесенные слова предназначались мне.

— Миюки-сан, что-то случилось?

Когда я вернулась с моей прерванной прогулки, Сакурай-сан побледнела и небольшим бегом бросилась ко мне.

Не думаю, что моё лицо выглядело столь ужасно, но даже я понимаю, что немного побледнела. Поэтому, с самого начала, я не пыталась её обмануть:

— Это была незначительная… несчастная встреча с молодым человеком.

— Что ж!..

Всего лишь с этим Сакурай-сан, похоже, разглядела суть ситуации.

Невозмутимо, она всю меня оглядела, наверное, проверяя, была ли моя одежда в беспорядке.

— Я в порядке.

Немного натянутая, но думаю, моя улыбка была естественной.

Когда я ей улыбнулась, Сакурай-сан в ответ тоже облегченно улыбнулась.

Тем не менее, я не могу продолжать улыбаться слишком долго.

Потому что Ани спас меня — эта фраза не вышла из моих уст.

Я перевела внимание от слов, которые подумала сказать, Ани притворился невежественным; его лицо было, как всегда, бесстрастным. Он слегка поклонился Сакурай-сан. Несмотря на это, его глаза не повернулись ко мне, и он удалился во внутреннюю комнату.

К сожалению, мучительно выстроенная улыбка, которую я сделала, кажется, вот-вот обвалится.

— …Душ смоет весь мой пот.

На мне не было пота, но я это использовала в качестве предлога, чтобы сбежать в душевую.

Горячая вода из душа отскочила от моей кожи.

Я забыла удалить водоотталкивающий крем, поэтому я всего лишь почувствовала тепло. Это позволило моему телу, которое казалось, вот-вот затрясется, нагреться.

— Почему…

Я убрала голову из-под струи из душа. Горячие капли очертили моё лицо, у угла глаз и выше скул, различные виды капель смешивались.

— Почему я плачу?..

Ошеломленный голос достиг моих ушей. Это не был плачущий голос, казалось, что он принадлежал кому-то другому.

— Почему я должна плакать?

В панике я даже попыталась кричать. Нет ответа. Я здесь одна.

— почему… Почему…

Был слышен лишь звук душа. Никто не даст мне ответ на мой вопрос.

  1. ↑ Окаа-сама: вежливое обращение к матери.
  2. ↑ Ани: старший брат. Обычно при этом нужно добавлять уважительный суффикс. Но это будет означать близость между Миюки и Тацуей, которую она не чувствовала.
  3. ↑ Тити: отец без всякого дополнительного почтения.
  4. ↑ Юки-онна: японская снежная женщина-монстр.
  5. ↑ Подросток: как выяснится далее, этому парню и его друзьям около двадцати.
  6. ↑ Догэза: низкий поклон, лбом коснувшись земли, чтобы просить прощения.
  7. ↑ Тайко: большой Японский барабан.

Оставить комментарий