Том 8. Глава 6

Опция "Закладки" ()

5 Августа 2092 / Окинава — Загородный Дом ~ Побережье Онна

Прошлая ночь закончилась довольно поздно. Прибыть на Окинаву, затем быть на вечеринке до полуночи — довольно жестко для первого дня.

Тем не менее, я проснулась до восхода солнца, что можно объяснить лишь привычкой.

По правде, я хотела поспать немного дольше, но я не хочу превратиться в испорченную леди. Снова заснуть будет непростительно. С усилием, я послала энергию к рукам и ногам, встала с постели и отдернула шторы, открывая окно, чтобы позволить войти свежему воздуху. Так как я на втором этаже с видом на задний двор, не нужно беспокоиться, что меня увидят в пижаме извне… Хотя, прежде всего, позаботиться о своем внешнем виде было бы по-настоящему подходяще этикету леди.

Наслаждаясь морским бризом, я глубоко вдохнула, моя грудь поднялась.

И в тот момент, когда я посмотрела вниз, я увидела, как тренируется Ани.

Согнув ноги в коленях, он сделал шаг правой ногой, протянул правую руку, затем левую руку.

Затем с этого положения он сделал шаг левой ногой, и, как я и думала, он протянул левую руку вперед затем быстро назад, и одновременно с этим протянул правую руку.

Поворачивая тело, постепенно делая шаги левой и правой ногой, его правая рука с силой двигалась изнутри наружу, левая рука снаружи внутрь, правая рука вверх, левая рука вниз.

Казалось, что это какое-то боевое искусство или каратэ, не знаю.

В каждой руке он держал небольшой грузик, — весом в один килограмм, — с которым выполнял движения с большой точностью. Они были такими же яркими, как и набор поз, используемых танцорами или актерами театра.

Пройдя круг по краю половины двора, он, наконец, остановился, глубоко выдыхая и расслабляясь.

— Э, он закончил?..

Я неохотно уставилась в спину Ани, когда он сделал глубокий вдох, желая, чтобы он снова показал мне этот прекрасный «танец».

Позволь мне увидеть больше.

Лишь одного раза будет достаточно.

Твою удивительную форму, твоей младшей сестре…

Стоп!

Я пришла в себя.

Невозможно, я была очарована?

В спешке задвинув шторы, я торопливо отошла от окна.

Шторы задвинулись довольно шумно, но их не должно быть слышно во дворе… наверное.

Я прислонилась к стене и рухнула вниз.

Лицо горело.

Сердце яростно билось и не успокоилось, даже когда я приложила руки к груди.

Он ведь не заметил, да?

Ани даже не взглянул вверх.

Он не должен был заметить меня, стоящую у окна.

Но, не смотря на это, будто я стояла и смотрела, как заколдованная, у меня было чувство, что Ани тоже меня заметил.

◊ ◊ ◊

Как всегда, завтрак приготовила Сакурай-сан. В этом загородном доме тоже были автоматы приготовления пищи, управляемые HAR, но Сакурай-сан сама настояла, что «те, кто полагаются на автоматы, становятся безвкусными» и таким образом, вся её еда была домашнего приготовления, если только не при чрезвычайных обстоятельствах.

С недавнего времени, я тоже начала ей помогать, но по правде, мои навыки по-прежнему в стадии «то положи туда, то сюда».

— Есть ли у вас планы на сегодня?

Когда после еды я потягивала чай, Сакурай-сан задала этот вопрос. В форме, адресованной Окаа-сама, но я хорошо понимала, что она также обращалась и ко мне.

— Если жара спадет, я хотела бы совершить прогулку по морю, — подумав немного, Окаа-сама ответила.

— Приготовить круизное судно?

— Хмм… меньшей парусной яхты будет достаточно.

— Вас поняла. В четыре вечера вас устроит?

— Да, пожалуйста.

С опытом, Сакурай-сан плавно сделала вывод из кратких слов Окаа-сама и поняла её намерения, эффективно собрав расписание.

Это значит, что моё время после четырех вечера также решено. Окаа-сама, видимо, намерена провести всё оставшееся время внутри загородного дома.

Теперь, как бы мне провести своё время?

— Миюки-сан, если ты не планируешь ничего особого, как насчет того, чтобы пойти на пляж? Даже если ты просто полежишь, думаю, это хороший способ, чтобы освежиться, — сделала предложение Сакурай-сан, видя, как я задумалась.

— …Наверное. Тогда, полагаю, днем я просто отдохну на пляже.

— Я помогу тебе подготовиться. Уфуфу, если наденешь купальник, тогда тебе нужно будет тщательно намазать солнцезащитным кремом каждый, даже самый маленький уголок тела.

…Э? «Уфуфу», это…

— …Нет, спасибо. Я могу сделать это самостоятельно.

— Ну-ну, ненужно сдерживаться.

…Сакурай-сан странно, кажется, что-то предвкушает.

— Солнечный свет здесь, в тропиках, интенсивен. Будет ужасно, если ты оставишь где-то пробел.

…Сакурай-сан, этот взгляд в твоих глазах очень подозрителен.

— Естественно, мы должны покрыть каждое пятнышко и под купальником тоже. Уфуфуфу…

— Эм, гммм, Сакурай-сан?

Сакурай-сан, почему-то сейчас ты выглядишь действительно страшно!

— Давай, пошли готовиться.

Я попыталась молча ускользнуть, но прежде чем я успела пошевелиться, Сакурай-сан уже схватила меня за запястье.

Её хватка была не такая уж сильная, чтобы причинить боль, но её определенно нельзя было стряхнуть.

Меня потянули так на второй этаж, и когда я мельком взглянула на Ани, у меня было четкое чувство, что он смеется под своим бесстрастным лицом.

…Даже если у него не должно быть таких человеческих чувств.

◊ ◊ ◊

Под руками Сакурай-сан, солнцезащитный крем действительно был очень тщательно растерт по каждому сантиметру моего тела, я даже еле дошла из загородного дома до пляжа.

«…Почему я из-за этого так устала?» — я необоснованно пожаловалась себе.

В любом случае, я приняла то, что посчитала скромной спокойной позой, сняла тунику и легла на покрывало, над которым Ани установил зонт.

Мой раздельный купальник не так далеко ушел от бикини, но всё же у него было вполне справедливое количество открытых мест. Его выбирала не я, Сакурай-сан снова не дала мне большого выбора.

В любом случае, именно так я думала, но при виде меня, Ани ни на сантиметр не сдвинулся. В шортах до колен и свободной куртке, он сел возле меня, всматриваясь в горизонт.

Слегка согнув колени, смотря, будто над чем-то задумавшись.

Когда я снова украдкой на него взглянула, он как будто даже не знал обо мне, просто смотрел вдаль. Интересно, ему скучно?

Он здоровый и бодрый мальчик, ученик первого года средней школы, но с морем прямо перед собой, все, что он делает — это сидит. И всё.

Неужели это нормально? Движимая этим вопросом, я уперлась об локти, и украдкой взглянула на другие зонтики, разбросанные вокруг.

Это… семья, я думаю. Мать и отец, и девушка, наверное, первого или второго класса начальной школы.

Как только я это подумала, мальчик, несколько старше неё, побежал от пляжа.

Схватив отца за руку он, кажись, пытается затащить его в море.

Зонтик возле них был пуст. Хотя там были различные принадлежности, показывающее присутствие двух человек… две свободные куртки, значит два человека, так ведь?

Наверное, эти двое тоже пошли в воду.

Далее… чтозачтозачтоза!

Я в спешке опустила голову.

Попытавшись взглянуть ещё раз, я была вынуждена почти сразу же снова опустить голову.

Там, довольно высокий парень — хотя, не думаю, что он студент университета — растирал на девушке масло.

Даже в некоторых довольно опасных местах. Эй, неужели он собирается покрыть всё её тело?

И в таком открытом общественном месте, разве, разве они вообще не смущены?

Парню, по крайней мере, не нужно было беспокоиться о том, что его видят. Поглаживая тело девушки, он вполне счастливо смеялся. Такое выражение не очень приятно видеть.

Неужели парни любят это делать?

Более общительные женщины будут смеяться, — Сакурай-сан точно будет, — но я где-то в журнале прочла, что парням нравиться касаться девушек. Я также слышала от школьных друзей, что когда «продвинутые» сэмпаи идут на свидание, у них бывают проблемы со своими парнями, которые стремятся к их телам. «Кем же они нас, девушек, считают» с негодованием подумала я. Этот ужасный век «свободного секса» закончился полвека назад! Кроме того, ты делаешь эти вещи с ученицей средней школы!

…Не хорошо, не хорошо. Успокойся. Мне нельзя вызывать мороз в середине лета на пляже в Окинаве.

Но девушка, похоже, не была против.

Хотя, потому что она лежит так же, как и я, её не очень хорошо видно, но так как парню было позволено идти вперед, думаю, она в порядке с этим.

…Так же, как и я?

Я лежу здесь, этот человек сидит возле меня.

Интересно, он думает о чем-то подобном? Он на это способен?

Я слегка вытянула шею, снова взглянув в лицо Ани, он смотрел на меня.

Наши глаза встретились.

В отличие от меня, застывшей, он просто посмотрел ещё две-три секунды, затем снова повернулся лицом к горизонту.

Я с трудом восстановила контроль над своим телом, не в состоянии что-либо сказать, я просто закрыла моё теперь горячее лицо руками.

Я подумывала развязать волосы и использовать их в качестве своего рода занавески, но посчитала, что это в конечном итоге станет хлопотным.

Лежа лицом вниз, я ничего не могла делать, кроме как ждать, пока мои щеки остынут.

С тем, что мой взгляд был закрыт, моя — теперь уже вернувшаяся в норму — голова начала заполняться всякими мыслями, о которых я действительно не должна была думать.

Он, когда именно он начал смотреть на меня?

На какую часть меня он смотрел?

Спину? Ноги? Или…

Интересно, у него могут быть те же интересы? Думал ли он о том, чтобы коснуться моего тела, или о чем-то подобном?..

Знаю, я действительно не должна так думать о кровном родственнике. Но между мной и Ани не всё так однозначно.

Хотя мы живем в одном доме, мы редко видим друг друга.

Мы вместе лишь тогда, когда вне дома, включая путь в школу и из школы. Мы вместе на протяжении дня, как сейчас, лишь во время поездок.

Сколько я помню, мы не принимали ванну вместе, не играли вместе, вообще не делали ничего подобного.

Для меня, Ани не столько семья, сколько мальчик, старше на один год, которого я знаю. Это мои истинные чувства.

Для него, наверное, то же самое.

Для него, я, скорее всего, просто кто-то, кто посещает ту же школу, на год младшая девушка…

Неожиданно, я услышала звук движения песка.

Я знала, что это, должно быть, встал Ани.

Я не подняла голову.

Скорее, моё лицо наоборот ещё больше уткнулось в руку, которая служила мне подушкой.

Я попыталась влить силы в руки, ноги, и спину, но обнаружила, что у тела другие планы.

В моём жестком теле, яростно застучало сердце.

Я ощутила, что надо мной повис Ани.

Я не могла дышать.

Голова была как в тумане.

Ещё слишком рано, чтобы почувствовать кислородную недостаточность , рациональная часть моего сознания спокойно и бесполезно сказала мне.

Моё тело, которое просто отказалось двигаться, было нежно покрыто тонкой тканью.

Э?

От плеч к бедрам я почувствовала ткань.

Это была туника, которую я сняла ранее.

До этого сложенная туника, теперь покрывала моё тело.

Каким-то образом, внезапно, я почувствовала себя в полной безопасности.

Всё моё бессмысленное напряжение исчезло, и, возможно, как следствие этого мой разум начал дрейфовать.

Не позволяя себе дальнейшего самоанализа, я почувствовала себя убаюканной в удобное чувство сонливости.

В конце концов, я действительно должна благодарить Сакурай-сан. Несмотря на то, что я была под зонтиком, я довольно на долго заснула под этим ожесточенным солнечным светом. Если бы я не была полностью защищена солнцезащитным кремом вплоть до ногтей, мои голые ноги, несомненно, к настоящему времени страдали бы от страшных ожогов.

— Так жарко…

Обвинив неустанное тепло в прерывании моего сна, я увидела, что Ани, как и ожидалось, по-прежнему был рядом со мной, наблюдая за горизонтом.

— …Как долго я спала?

— Почти два часа.

Я задала вопрос без предупреждения.

И всё же он ответил, не задумываясь.

Как будто, чтобы помешать любым другим вопросам.

В ответе чувствовалась поспешность, будто он не хотел давать мне время подумать.

— Понятно.

Я смутно ощутила, что что-то не так, но голова всё ещё была в тумане, так как я только что проснулась, я не смогла понять причину этого чувства дискомфорта.

Когда я поднялась, туника соскользнула на покрывало.

Наверное, из-за того, что морской бриз раздувал повсюду песок, несмотря на то, что я спала на покрывале, поверхность под ногами чувствовалась немного грубой.

— Я собираюсь искупаться.

Не дожидаясь ответа, я надела сандалии.

Везде недалеко от покрывала, были видны многочисленные следы. Их не было там прежде. Некоторые были плоские, напоминая спины людей, упавших в песок. Может, кто-то играл в пляжный волейбол?..

Число окружающих зонтиков также снизилось.

Похоже, много чего произошло, пока я спала, лениво я подумала, направившись вниз по пляжу.

◊ ◊ ◊

После позднего обеда, я провела некоторое время, читая в своей комнате. Но после двух часов мне стало скучно. Не то чтобы я не люблю читать, просто у меня сегодня нет желания.

Наверное, я пойду, покажу Окаа-сама мою практику в магии.

Подумав так, я направилась к её комнате.

Моя комната находилась в самой середине второго этажа.

Комната Окаа-сама напротив лестницы с другой стороны.

Комната напротив моей пуста, и та, что возле лестницы, принадлежит Ани.

Проходя мимо неё, я услышала голос внутри.

Не думая, я остановилась.

Этот загородный дом довольно стандартен, в том смысле, что в отличие от нашего обычного дома, его стены не полностью звуконепроницаемы; но несмотря на это, он не настолько дешев, чтобы из коридора можно было услышать обычные голоса. Чтобы они были слышны, их должны говорить очень громко.

Не говоря уже о том, что этот голос только что, принадлежал Сакурай-сан? Инстинктивно, я прижалась ухом к двери.

— Как ты можешь оставить такой ужасный удар без лечения!

Сакурай-сан, видимо, ругала Ани.

— В этом нет ничего серьезного. Кость не повреждена.

— Не веди себя, будто всё в порядке, пока ничего не сломано! Разве рана не болит!?

— Боль есть. Однако это не более чем расплата, которую я сам себе установил.

Боль?

Расплата?

О чем они говорят?

— Хаа… ты всегда такой… Тацуя-кун, я уже сдалась пытаться скорректировать твой склад ума, но… По крайней мере, позволь мне вылечить тебя магией, так что сними одежду, пожалуйста.

Всегда?

— Нет необходимости. Если это станет помехой в бою, оно восстановится самостоятельно.

— …Тацуя-кун, даже у Стражей есть повседневная жизнь. Мы ведь не просто боевые машины. Кстати, об этом инциденте, было бы лучше, если бы ты просто разбудил Миюки-сан и вы ушли. Как Стражи, хотя мы и должны в высшей степени уважать волю и свободу нашего подопечного, это не причина, чтобы начинать бой просто потому, что ты не хочешь мешать сну.

…Э? Меня?

— Я сожалею.

— Серьезно, пожалуйста, подумай над этим инцидентом, хорошо? Бежать — тоже достойная тактика. Тацуя-кун, ты должен научиться быть более гибким.

Я не услышала звук вздоха, но, скорее, почувствовала, что Сакурай-сан вздохнула, как у неё опустились плечи, и она приготовилась уходить.

В спешке и как можно тише, я вернулась назад в свою комнату.

◊ ◊ ◊

Круизное судно, приготовленное Сакурай-сан, было шестиместным парусником с прикрепленным электрическим двигателем.

Мы вчетвером и капитан со своим помощником полностью заполнили судно.

Я сидела в ожидании отплытия на сидениях, расположенных лицом к лицу. Прямо напротив меня сидела Окаа-сама, рядом со мной был Ани.

Делая вид, что смотрю на развертывание парусов, я мельком взглянула на профиль Ани.

Он был сосредоточен на их работе, и не заметил моего взгляда.

С тех пор, как я подслушала разговор, я не могла не думать об этом.

Ани — мой эскорт.

Получить травму в ходе моей защиты — вполне ожидаемо.

Но до сих пор я очень редко видела его раненым.

Прямые столкновения, как вчера, также редки.

Говоря о его травмах, все они были от тренировок.

Вот почему я, несмотря на то, что являюсь одной из преемников Семьи Йоцуба, всегда наивно полагала, что лишь горстка людей может быть достаточно презренной, чтобы напасть на нас, детей.

Такое может быть в романах, но реальность отличается.

На месте Фумии-куна, в отличие от Йоцуба, работа Одзи-самы, казалось, была более из соображений удобства.

«Страж», прикрепленный ко мне, иконически связан с одним из преемников Семьи Йоцуба.

Поэтому часть меня всегда считала, что для ребенка, как Ани, у которого нет таланта в магии, назначение Стражем было для того, чтобы дать ему место в Семье Йоцуба. И другая часть всегда чувствовала себя виноватой за это.

Но из разговора, который был между ними двумя ранее, травмы казались чем-то в порядке вещей.

— Миюки-сан, тебя что-то беспокоит?

— Ах, нет, ничего.

На этот неожиданный голос, я поспешно обернулась.

Не хорошо, не хорошо.

Я заставила Окаа-сама волноваться.

— Я довольно давно не была на паруснике…

— Ах, верно.

Похоже, то, что я сделала вид, что смотрю на развертывание паруса, сработало.

Но это не будет работать вечно, поэтому я решила пока отложить свои мысли.

Как раз вовремя, похоже, мы собираемся отплывать.

Несмотря на то, что мы не использовали двигатель, мы отплыли от пирса с большей скоростью, чем я ожидала.

Я сосредоточила мысли на протекающем пейзаже.

Под западным ветром, мы направились на северо-северо-запад.

Предположив, что летом вдоль Окинавы должен дуть юго-восточный ветер, я спросила об этом капитана, на что он ответил, что из Восточного моря приближается зона низкого давления.

Мне также сказали, что она не перерастет в тайфун, поэтому мне не следует волноваться.

Я даже не подозревала об этом, поэтому моё беспокойство действительно поднялось… но не то чтобы я была на море какое-либо длительное время, так что это, наверное, просто ненужное беспокойство.

Хотя мы плыли в направлении Иэдзимы, самой целью поездки было плавание, поэтому мы планируем повернуть назад на полпути. При нынешней скорости ветра, к тому времени уже будут сумерки.

Плыть на паруснике более комфортно, чем я ожидала.

Казалось, будто моё растерянное сердце унесло ветром.

Если бы я знала, то предпочла бы отплыть раньше и направиться дальше.

Я закрыла глаза, и некоторое время просто слушала шум ветра в парусах.

Если мы сможем закончить так день, ночью я буду спать очень комфортно.

«Сможем» потому, что я знала, что это не может продолжаться долго.

Почувствовав особо резкий ветер, я открыла глаза.

Сакурай-сан строго смотрела в море, или, скорее, яростно.

Слова, произнесенные помощником, когда он отчаянно обратился по радио… подводная лодка? В этой ситуации, не думаю, что она военно-морского флота. Может ли это быть иностранная? Хотя, это японские территориальные воды. Не говорите мне… акт агрессии?

Не только я начала беспокоиться. Будто само судно нажало тревожную кнопку, запищал двигатель и как только он начал работу, паруса сложились.

Когда повернулся руль, и судно наклонилось, я схватилась за перила.

— Госпожа, пожалуйста, идите вперед.

Хотя я знала, что это не очень хорошее время, но то, что Ани вдруг назвал меня «Госпожой», было довольно большим шоком.

Такое случалось часто, но то, что меня назвали так, будто я была чужой, опечалило меня.

В ответ, моё отношение стало излишне жестким.

— Я знаю!

С этим совершенно неуместным и бессмысленно высоким давлением, я согласилась и оставила своё место.

Я взглянула на пенящееся море.

Хотя Ани был ко мне спиной, и я не могла видеть его лица, я просто знала, какие у него были глаза, точно такие же, как если бы я взяла его за руку.

Не яростные, не изумленные.

Просто ничего не выражающие и пустые, эти глаза пустоты.

Сакурай-сан стояла на корме, защищая Окаа-сама.

Окаа-сама исключительно сильный волшебник, но из-за этого её сила в последнее время упала. Взаимодействие между магией и телом всё ещё не до конца изучено, но известно, что использование сильной магии пропорционально нагружает организм.

Ей запрещено использовать магию.

Подумав об этом, я в спешке из сумочки достала CAD.

CAD Сакурай-сан уже был в режиме готовности.

И Ани был… с пустыми руками, просто стоял.

Позади нашего следа, в нашу сторону быстро подходили две черные тени.

Дельфины? Чёрта с два это они!

Я могла интуитивно это определить.

Торпеды!? Вообще без какого-либо предупреждения!?

Когда я застыла, Ани, стоя передо мной, сделал необъяснимый жест. Он направил правую руку в море, на эти надвигающиеся черные тени.

Без CAD, ты ведь знаешь, что нет никакого смысла делать это движение, так?

Хоть немножко, но ты ведь всё ещё волшебник, так!?

Я проклинала. Не только то, что Ани имитировал жесты, не зная их истинной цели, но также своё бессилие.

С этими мыслями, я подняла глаза на Сакурай-сан. Как Страж Окаа-сама, она точно что-то сделает вместо бесполезности Ани, и отругает его за стремление уйти от действительности.

Но я была не права.

Быстрее, чем Сакурай-сан успела что-либо активировать, Ани, как вспышка грома в облаках, развязал магию.

Всё было кончено так быстро, что я даже не поняла, что на мгновение это был признак вызова магии.

Обе торпеды утонули в глубине моря.

Когда они шли вниз, тени расширились. Торпеды были разрушены?

Что именно он сделал?..

Без помощи магических помощников или чего-то подобного?..

В моей голове воевали сомнение и отрицание, волшебник внутри меня говорил мне, что это явление было без сомнения вызвано Ани, который использовал невероятно продвинутую магию, чтобы взаимодействовать с информационной структурой торпед, достигнув экстремального состояния разложения.

Он, у которого кроме способности нейтрализовать чужую магию, не должно быть магических способностей, имел?..

Может ли быть, что на самом деле я даже ничего не знаю об Ани?

На самом деле я вообще ничего о нем не понимаю?

Когда после него Сакурай-сан применила магию под водой, я просто уставилась в спину Ани, принадлежавшую, казалось бы, простому ребенку.

Оставить комментарий