Том 9. Глава 1

Остался всего лишь один месяц 2095 года.

Оглядываясь назад, это был довольно хаотичный год. Подумав об уходящем годе, даже Тацуя не мог не впасть в задумчивость. Террористы в апреле, международная криминальная организация в августе, затем дошло до иностранного вторжения в октябре. Даже у слова «беспокойный» должны быть свои пределы.

Тем не менее, у Тацуи не было свободного времени, чтобы размышлять и вспоминать об уходящем годе. И вряд ли у него был пессимистичный взгляд, вроде «всё ещё остался один месяц, кто знает, что может случиться». Скорее перед ним была практическая причина.

— …Вах! Я по-прежнему не понимаю, неважно, сколько раз мне это будут повторять!

— Держи это при себе! Нет необходимости кричать! Просто смирись с этим!

— Расслабьтесь, Лео-кун, Эрика-тян…

Неважно, ученик это средней школы, старшей школы, или студент, пока он обучается это, несомненно, будет его наиболее ненавистной немезидой. Неминуемое препятствие, которое они вынуждены пройти — неизбежные экзамены, которые как раз на носу.

Обычная толпа сейчас собралась в доме Шизуку — в особняке, если быть точным.

Тацуя, Миюки, Эрика, Лео, Мизуки, Микихико, Хонока, Шизуку, все собрались здесь и занимались, готовясь к предстоящим экзаменам.

Хотя это и называлось занятиями, собравшаяся здесь группа была в значительной степени довольно способна в письменной части экзаменов. Единственным исключением был Лео, оценки которого были всего лишь так себе, но всё же не под угрозой провала. Серьезную обеспокоенность давала практическая часть, но её нельзя было покрыть учебой.

Кроме странных резких протестов тут и там, настроение было близким к спокойному чаепитию. Так было до тех пор, пока Шизуку не бросила бомбу.

— Э? Шизуку, можешь повторить ещё раз?

— В действительности я готовлюсь к учебе за границей в Америке, — своим обычным вежливым тоном ответила Шизуку на отчаянный вопрос Хоноки.

— Но я никогда об этом не слышала!?

— Извини, до вчерашнего дня мне запрещалось об этом говорить.

Видя, что полностью бледная Хонока наседает ещё с вопросами, Шизуку опустила голову с явным чувством вины. Очевидно, она уже давно им хотела это сказать, так что в таком свете Хонока не стала давить на неё дальше.

— Но, ты действительно можешь учиться за границей?

Вопрос Хоноки был не о способностях Шизуки.

В современную эпоху, дабы предотвратить утечку за границу высококлассных волшебников, и особенно их гены и военный потенциал, большинство правительств жестко ограничивают неофициальные международные поездки.

Внешне, USNA оставались союзниками, но на самом деле были одними из прямых конкурентов страны в западной части Тихого океана. Поэтому на типичные запросы учиться за границей в Америке обычно отказывали.

Другими словами, слова, что она будет учиться за границей в Америке, намекали на молчаливое одобрение.

— Ах, что ж, мы уже получили одобрение. Отец сказал, что это будет что-то вроде иностранного обмена, или чего-то подобного.

— Значит, ученики по иностранному обмену автоматически проходят?

— Кто знает?

Хотя вопрос Мизуки выглядел разумным, любая надежда положительного ответа умерла, когда, ответив, Шизуку склонила голову. Даже Тацуя не мог найти какую-либо логику, дающую особые исключения для учеников по обмену.

— Насколько долго? Когда ты отправляешься?

Хотя он хотел должным образом проанализировать ситуацию, на руках было просто слишком мало информации. Тацуя прямо отказался от каких-либо бессмысленных размышлений и обратно сосредоточился на ситуации перед собой.

— Я отправляюсь в конце семестра. На три месяца.

— Значит это лишь на три месяца… не пугай нас так.

Хонока тяжело вздохнула с облегчением, услышав слова Шизуки. Похоже, она ожидала, что это будет долгосрочная договоренность.

Однако, согласно «общим знаниям» Тацуи, даже три месяца довольно долгий период (неужели к одобрению правительством привели какие-то закулисные сделки?).

Тем не менее, сейчас это было неважно.

— Тогда нужно подготовить подходящую прощальную вечеринку.

Таким образом, Тацуя предложил своим друзьям «то, что должно быть сделано».

◊ ◊ ◊

Экзамены начались и закончились без каких-либо проблем. Сегодня была Суббота, 24 Декабря. Сегодня был последний день второго семестра и Канун Рождества.

С Третьей Мировой Войны Японские граждане не изменились в религиозном отношении. Вряд ли это было потому, что это была страна атеистов, но больше потому, что они подсознательно относили одного истинного бога, в которого верили остальные, к одному из мириад духов мира. Поэтому они всегда готовились к праздничным мероприятиям, независимо от того, был ли это лунный новый год или Рождество.

Улицы были заполнены рождественским весельем.

Все магазины были вовлечены в ежегодную Рождественскую товарную войну, хотя даже если это было истинной темой сезона, просто самому пойти по магазинам будет определенно считаться глупым решением. Оставим в стороне людей, которые себе ещё никого не нашли, но если кто-то решит закатить истерику из-за того, что в это время не окружен милыми девушками, и разрушит настроением своим друзьям, наслаждающимся атмосферой, избиение, вероятно, будет неизбежным. (Конечно, это лишь мужская сторона вещей; молодые девушки, наверное, хотели быть «окружены рослыми молодыми парнями»).

Итак… даже если это была «прощальная вечеринка», они всё же решили провести её 24 Декабря. Прямо сейчас перед ними возвышался гигантский торт, на котором шоколадом было написано «Merry X’mas». Что бы то ни было, но это давало странное чувство… В довершение всего, чтобы соответствовать стилю ресторана, Рождество должно было быть написано по-немецки «Weihnachten», а не по-английски «X’mas». Тем не менее, по-своему это было очаровательным.

— Онии-сама, о чем ты думаешь?

Наблюдая за сестрой, которая сумела расцвести, как цветок, несмотря на то, что была одета в школьную форму, Тацуя покачал головой, чтобы показать, что «ни о чем».

В действительности он не мог просто описать это как ничто. Тем не менее, он был приглашен на вечеринку в качестве участника, поэтому он не мог разрушить настроение для главного акта.

— Все получили свои напитки? Тогда, хотя это немного отходит от основной темы прощальной вечеринки, но так как мы редко получаем так искусно приготовленный торт, пейте до дна, все… Счастливого Рождества!

— Счастливого Рождества!

Используя звон бокалов, чтобы присоединиться к доброжелателям, Тацуя ответил на крики друзей и поднял бокал вместе со всеми.

У входа в кафе «Eine Brise» висела табличка «Зарезервировано».

◊ ◊ ◊

В центральной Северной Америке, на другом конце Тихого океана, всё ещё был день перед Кануном Рождества. Время почти перешло за полночь.

В сравнении с большинством японцев, которые считали Рождество простым праздником, прошедшие черед двадцатилетнюю войну, или точнее американцы, которые выжили в той катастрофе и особенно новые послевоенные «американцы», принимали Рождество с искренностью, преданностью и благодарностью. Чтобы подготовиться к завтрашнему Кануну Рождества, все рано ложились спать. По крайней мере, так должно было быть.

Самой глубокой ночью перед Кануном Рождества несколько фигур промелькнули через углы улиц одного из самых больших городов юга Америки, Далласа, Техас.

Ещё несколько фигур перепрыгнули по крышам с одного здания на другое.

К тому же, ещё несколько сформировали в воздухе сеть сдерживания, используемую против подозрительных личностей. Учитывая, что они были оборудованы Специализированными CAD с загруженной Магией Полёта, которая ещё даже на рынке не появилась, они, наверное, были полицейскими или боевыми волшебниками.

— Стойте, Лейтенант Альфред Фомальгаут! Вы знаете, вам некуда бежать!

Маленькая фигура в маске, закрывающей глаза, преградила путь убегающему человеку.

Звонкий голос молодой девушки призвал к сдаче. Беглец, Альфред Фомальгаут, сразу же остановился, увидев эту крошечную фигуру.

— …Что случилось? Фред, вы ведь получили Звезду Почета Первого Класса, почему вы дезертировали?

Предыдущий высокомерный тон сменился. В этот раз голос молодой девушки в маске содержал беспокойство, недоумение и детские тона, ожидаемые от её облика.

— …

Однако другая сторона не ответила.

— На этой улице была серия поджогов и убийств, которые считаются, что были вызваны Вашим Пирокинезом. Это должно быть шутка, так ведь?

— …

— Ответь мне, Фредди!

Однако ответ другой стороны не был словами.

Молодая девушка быстро отпрыгнула назад.

Оставив за собой лишь плащ, который был у неё на плечах.

Без предупреждения, плащ, покрывавший тело молодой девушки, вспыхнул в огне и был сожжен в пепел.

Пирокинез — способность зажигать огонь.

Это не была современная магия из какой-либо системы, но особая сила, однажды известная как Суперсила.

Плащ, который молодая девушка носила поверх пурпурной формы и легко снимаемые ветровки и плащи, которые носили окружающие люди, были не для защиты от холода, но чтобы защитить свои физические тела от прямого взгляда и магии этого мужчины.

В ту секунду, как пламя исчезло, весь свет в окружении мужчины погас.

Установив цель в качестве центра, все источники света в определенном радиусе были обращены вспять, так что внешний свет не мог проникнуть в эту тюрьму кромешной тьмы. Это была область эффекта «Зеркальной Клетки».

Один из окружающих лиц активировал эту защитную способность, чтобы не дать цели что-либо увидеть.

— Лейтенант Фомальгаут, в соответствии со специальным положением, предоставленным по федеральному военному закону и под моей собственной властью как командира Звезд, я тем самым привожу в исполнение ваше наказание!

Это заявление было сделано словно в скорби.

Молодая девушка в маске, майор Энджи Сириус, командир Звезд, подняла автоматический пистолет, оборудованный глушителем, и направила его на Лейтенанта Фомальгаута, который по-прежнему был заточен в магически созданной клетке темноты.

Наделенная Укреплением Данных, чтобы игнорировать любое вмешательство магии, пуля пронзила сердце Лейтенанта Фомальгаута, пока он стоял в ловушке.

◊ ◊ ◊

Хотя это и называлось прощальной вечеринкой, но так как они знали, что после поездки воссоединятся весной и так как учеба за границей обычно была редкостью, вместо одиночества, более подходяще будет сказать, что в воздухе была больше аура ожиданий.

— Эй, где именно ты будешь учиться?

— Беркли.

На вопрос Эрики, Шизуку ответила единственным словом. Не то чтобы у неё было плохое настроение, просто у неё был такой характер.

— Значит не в Бостоне.

Среди японских волшебников было глубокое убеждение, что Бостон является центром научно-исследовательских учреждений современной магии Америки. Слова Миюки были именно из-за этой предпосылки.

— Просто Восточное Побережье сейчас не очень стабильно.

— Ах, там буйствуют «Идеологи Человечества». В последние дни мы довольно части видим их в новостях.

Микихико искренне согласился с ответом Шизуки.

— Значит, охота на ведьм теперь обратилась в «охоту на волшебников». Даже если сказать, что история повторяется, это просто смешно, — холодно возразил Лео.

— Это не идеальное копирование истории. Хотя мы не имеем понятия о событиях за охотой на ведьм 17 столетия, недавняя «охота на волшебников» и новое крайнее расистское движение — две принципиально разные вещи, — вмешался Тацуя с более примирительным тоном, — тем не менее, лучше всего избегать Восточного Побережья.

Но не то чтобы слова Тацуи были в защиту «охоты на волшебников».

— Я не знала об этом, — вмешалась Миюки, при этом визуально побуждая брата продолжить. Ухватив запрос сестры, Тацуя продолжил:

— Потому что списки обеих организаций разделяют довольно много членов. Впрочем, списки членов не являются чем-то открытым для общественности, поэтому вполне естественно не знать об этих деталях.

— Я чувствую криминальную активность в словах Тацуи-куна… Давайте закончим этот разговор на этом.

Видя, как Эрика намеренно отпустила шутку и покачала головой, Тацуи и Миюки криво усмехнулись и кивнули.

Они оба знали, что сейчас не время и не место для этой темы разговора.

— Ты знаешь какие-либо подробности об ученике по обмену?

Наверное потому, что она хотела быстро изменить атмосферу, Миюки немного резко сменила тему.

— Обмену?

— Ребенок, который будет учеником по обмену в нашей школе.

Как и ожидалось, Шизуку изначально упустила смысл слов Миюки, пока Миюки ещё раз их не повторила, прежде чем выпустить звук «Ах» наряду с понимающим выражением. Но, как обычно, трудно было разглядеть изменение в её выражении.

— Я считаю, что это девушка того же возраста.

— Значит, ты не знаешь ничего более?

— Да.

Это действительно так? Все непонимающе посмотрели друг на друга. Тацуя усмехнулся, задав этот вопрос, тогда как Шизуку кивнула, будто такое положение вещей было совершенно естественным.

— …Действительно. Независимо от того, как сильно питать интерес, не то чтобы они могли тебе сказать, кто идет на твоё место.

Со словами Мизуки, эта тема подошла к концу.

Исходя из того факта, что они выбрали сегодняшний день для прощальной вечеринки, восемь собравшихся здесь человек, похоже, не имели никаких особых планов на Канун Рождества. Тем не менее, немного удивительно видеть, что Шизуку, Эрика, и Микихико не были обязаны присутствовать на каких-либо семейных встречах, что намекало, что Семьи Китаяма, Тиба, и Йошида, вероятно, проводят праздничные вечера для взрослых, мероприятия, которые новички старшей школы не были обязаны посещать. И не потому, что их родители приняли особые меры.

Столкнувшись с искушением несдержанной свободы, они хотели бы быть на вечеринке к поздней ночи и укрепить свою дружбу, но так как на всех была школьная форма, они не могли остаться допоздна.

— Думаю, владелец немного разозлится, если мы останемся ещё дольше.

Такая невинная, но в то же время немного злая фраза поставила в тупик владельца кафе (и неважно, кто сказал её вслух). Все восемь упаковали свои вещи и приготовились отправляться домой.

Хонока и Шизуку сели в один автобус: должно быть они остановились у Шизуки. В любом случае, в старших школах это не было чем-то новым, хотя главная причина была в том, что Хонока была очень близка с её родителями.

Эрика, Лео, Мизуки, и Микихико — каждый из них сел на поезд. С их стороны были ожидания некоторой театральности, но у этих четверых с этого места был явно долгий путь.

Наконец, Тацуя и Миюки без дальнейшего беспокойства забрались в другой поезд* и счастливо насладились совместной поездкой домой. Хотя современные кабинки после запроса были спроектированы в частные отсеки, Тацуя никогда не забывал древнюю поговорку «и у стен есть уши». Кроме того, Миюки также нечего было сказать, когда они молча вернулись домой. Настоящий разговор начнется лишь тогда, когда они смогут расслабиться в собственном доме.

— У меня такое чувство, что с заграничной программой обучения Шизуку что-то странное.

После того, как они сменили одежду в своих соответствующих комнатах, Миюки налила две чашки кофе, и они сели друг возле друга на диване, Миюки, наконец, высказала свои собственные мысли.

— Странное… вполне возможно.

Тацуя отпил немного кофе и, под молчаливым призывом брата, Миюки нерешительно перечислила свой скептицизм:

— Прежде всего, идея, что такие необычайно талантливые личности, как Шизуку, могут получить разрешение учиться за границей — уже неестественна. Тем не менее это может пройти, если она будет учиться за границей как дочка крупного предпринимателя и не как обучающийся волшебник, но наше полное отсутствие знаний о переводимом ученике слишком подозрительно. Более того, специально выбрать этот момент, чтобы внезапно прибегнуть к программе обмена — это попахивает скрытой целью. Почти как…

— Будто они пытаются тайно прозондировать нас? По словам Оба-сама, мы находимся под подозрением, — Тацуя слегка ухмыльнулся и продолжил, будто говорил о ком-то постороннем, — Взрыв Материи. Похоже, мы не можем так просто выйти из этой ситуации.

Как только она услышала из уст брата эту тяжелую тему, которую была не в силах вымолвить, глаза Миюки расширились от шока но, в то же время, она, похоже, расслабилась в улыбке.

— Неужели… Похоже, Онии-сама уже принял это во внимание.

— Давай пока забудем о ситуации с учеником по обмену, приняв во внимание предупреждения Оба-уэ, наиболее вероятно это не просто совпадение.

Тацуя уже раскрыл Миюки разговор между ним и Майей в тот же день, когда он и произошел. Почему именно он был под подозрением и кто на него нацелился.

— Тогда, это действительно Звезды?..

— В таком случае, запрет на контакт с майором всё немного усложняет.

Как наказание за активацию Тацуей магии Стратегического класса без заблаговременного получения разрешения, Мая запретила ему вступать в контакт с Отдельным магическим батальоном. Хотя он не планировал покорно следовать приказам, но чтобы избежать неоправданного риска, следование приказам пока было умнейшим решением.

— Даже если мы спросим Оба-сама… Она, наверное, ничего нам не скажет.

— И учитывая, что программа по обмену уже одобрена, это доказывает, что она уже согласилась с этой договоренностью.

В настоящий момент Семья Йоцуба сравнялась с Саэгусой, которые возглавляли Десять Главных Кланов, поэтому они ну никак не могли не знать о талантливых волшебниках, проходящих программу иностранного обмена.

— С другой стороны, для нас это не совсем плохой поворот событий. Даже если они послали оппонента лишь чтобы нас прозондировать, Оба-уэ не будет их недооценивать. Скорее всего, с американской стороны имелись некоторые беспокойные события. Видимо намерения Оба-уэ заключаются в том, чтобы взамен мы поймали их за хвост.

Вместо того чтобы быть кривой усмешкой, улыбка Тацуи была близка к беспомощной улыбке.

— Мы не можем быть уверены, как развернется ситуация… Если мы будем слишком много над этим думать, это не принесет нам ничего хорошего.

— Верно. Ты совершенно права, Миюки.

Неважно, что было сказано, но как и утешающая сторона, так и сторона, которую утешали, знали, что этих слов было достаточно, чтобы действительно позволить им расслабиться.

◊ ◊ ◊

Вернув эксклюзивное устройство вертикального взлёта и посадки Звезд на базу, и через зашифрованное соединение сдав рапорт Объединенному комитету Начальников Штабов, майор Анджелина Сириус, также известная как Энджи Сириус, вернулась в свою комнату. Она, не снимая формы, легла на кровать.

Несколько раз поворочавшись, она перевернулась и уткнулась лицом в подушку.

Сколько бы она ни готовила себя к миссиям поиска и уничтожения, она по-прежнему не могла привыкнуть. Хотя её не рвало, как было после первого выполнения такой миссии, но лишь потому, что тело уже привыкло к душевной боли.

Однако её душевные страдания лишь усиливались.

Американский волшебник, член Звезд под прямым командованием Объединенного комитета Начальников Штабов USNA, её товарищ на различных уровнях, только что был казнен её собственными руками.

Когда она услышала, что это долг Главнокомандующего, удостоенного звания Сириус, по этому поводу у неё не было каких-либо особых чувств.

Даже если это была высокая честь, она по-прежнему не понимала. Она по-прежнему не понимала смысла убийств её собственных товарищей.

Она ещё раз перевернулась и рукой прикрыла глаза от такого яркого света. Лишь теперь она осознала, что забыла выключить свет.

Как раз в этот момент раздался звонок в дверь. Губы майора Сириус изогнулись в кривую улыбку.

Похоже, этой ночью её проверяет надоедливый подчиненный.

Звезды состоят из двенадцати отрядов, каждый во главе с капитаном и затем идет Главнокомандующий. Её подчиненный был именно одним из таких капитанов, ответственный за заботу о её собственном отряде.

Первоначально у него не должно быть свободного времени, чтобы вмешиваться в её дела…

— Входите.

Поднявшись с кровати, майор Сириус включила переговорное устройство, ведущее к двери, и дала простой ответ, прежде чем нажать на дистанционное отпирание двери.

— Извините, что беспокою вас, Главнокомандующий.

Вошел ожидаемый человек.

Майор Бенджамин Канопус, в Звездах позывной «Второй», капитан первого отряда и де-факто Главнокомандующий, когда она отсутствует.

Должности в Звездах необязательно соотносились с воинским званием, что было довольно странно для воинской части. Хотя неслыханно, чтобы капитан был старше по званию Главнокомандующего, но довольно часто можно было видеть Главнокомандующего и капитанов одного и того же звания.

В настоящий момент, кроме шести в звании капитана, остальные шесть были в звании майора, как и Главнокомандующий.

Если бы майор Сириус выразила своё недовольство, оно было бы о том, что Канопус был явно намного старше неё, но в то же время был того же звания, из-за чего она действительно чувствовала неловкость.

— Утешительный приз.

Майор Бенджамин Канопус был вылитым старшим офицером. Крепкий, но энергичный мужчина лет сорока, атмосфера вокруг него полностью отличалась от солдат или гражданских предпринимателей, поднимающихся по служебной лестнице.

— Бен, спасибо.

На столе возле кровати стояла дымящаяся чашка медового молока. Майор Сириус легко приняла соболезнования от подчиненного, который был того же возраста, как и её отец.

Эта чашка была не из тех, которые используются в качестве снаряжения во время боевых операций, но красивая кружка с теплым молоком с медом, вылитым прямо из термоса. Майор Сириус слегка подняла кружку и сделала глоток.

Теплая сладость постепенно распространилась по её вкусовым рецепторам, и вместе с этим, похоже, боль в её сердце уменьшилась.

— Всегда пожалуйста. Главнокомандующий, вы закончили подготовку? — Майор Канопус взглянул на личный багаж, сваленный в кучу в углу комнаты и спросил.

— Да, почти.

— Вы довольно мило убрались.

— Я ведь девушка, в конце концов.

Майор Канопус пожал плечами, обменявшись словами с той, которая годилась ему в дочки. У него на самом деле была дочка на два года младше неё.

— Тот факт, что вы заботитесь о чем-то несущественном, как пол… это из-за того, что вы японского происхождения?

— Идея, что от японцев ожидаются вежливость и приличие — полностью устарела.

Когда собеседник упомянул её на четверть японское происхождение, на этот раз настала очередь пожать плечами майору Сириус.

Не от раздражения.

Тот, кто придирается к таким тривиальным вещам, долго в Звездах не задержится.

— Возможно, вы правы, хотя давайте пока забудем об этом… Сейчас вам следует забыть о своей миссии и хорошо отдохнуть!

— Это не отпуск, а секретная миссия… — надулась майор Сириус, услышав веселую лекцию майора Канопуса. Это выражение отлично подобало настроению молодой девушки её возраста. — Я даже скажу, что это довольно угнетающе. Посылать меня расследовать является ли подозреваемая цель волшебником Стратегического класса. Одно дело если бы одно из двух было бы данным лицом, но высока вероятность того, что они оба не те, кого мы ищем. Почему они послали меня на проникновение, которое не является моей специальностью… Даже если мы учтем возраст как требование, для этого должно остаться ещё много людей со специальной подготовкой.

Майору Сириус была дана миссия по расследованию виновника титанического взрыва, который наблюдали в секторе Дальнего Востока в конце Октября и который подозревали, что был вызван магией стратегического класса, что, по существу, есть истинной личностью волшебника. Разведка постаралась изо всех сил и сузила список подозреваемых до 51 цели, и среди них было двое учащихся старшей школы в Токио. В свете этого, майору Сириус было приказано пойти под прикрытием из-за их одинакового возраста (что было чистым совпадением).

— Эй, не будьте такими, — чтобы утешить вздыхающего вышестоящего офицера, майор Канопус туда-сюда помахал рукой, — Подозреваю, что Объединенный комитет Начальников Штабов ожидает, что этот противник будет чрезвычайно трудным. Если цель соответствует нашим предсказаниям, тогда он будет опасным противником с огневой мощью, превышающей тактические ядерные ракеты. Более того, мы ничего о нем не знаем. Поэтому не так уж и сложно отнестись благосклонно к Объединенному комитету Начальников Штабов, который решил использовать чистые боевые способности вместо опытности как критерий при выборе офицера-разведчика для этой операции.

— Я это понимаю.

— Так как подозреваемая цель — ученик старшей школы, установление контакта в качестве ученика той же школы будет намного легче, так что единственный человек, который мог бы закончить расследование — это вы, Главнокомандующий.

Хотя это было правдой, на самом деле было много персонала поддержки, работающих в тени, чтобы помочь майору Сириус войти в контакт с целью. Звезды также послали волшебника планетного класса в поддержку майору. Она просто не могла не обратить внимания на всё это.

— Это я тоже понимаю.

Поэтому своим ответом майор Сириус приняла всё это как должное.

— Почему бы вам не подумать об этом так: миссия Главнокомандующего — войти в контакт с подозреваемой целью и заставить её или его дрогнуть.

— Хм… Это гораздо лучший способ думать об этом. В конце концов, я совершенно не подхожу для разведывательной работы.

— В таком случае, вперед, немного расслабьтесь. Нет ничего плохого в том, чтобы быть немного более веселой. Это, вероятно, также облегчит нахождение слабостей нашего противника.

— Ха… Верно. Будем надеяться, что будет так, как вы и сказали, Бен, — глубоко вздохнув, майор Сириус поставила кружку обратно на стол и встала перед майором Канопусом, — Бен, я оставлю оборону на вас. Мы всё ещё не разобрались с остальными дезертирами, поэтому задача, которая изначально была моей обязанностью, упадет на вас… Впрочем, я могу рассчитывать лишь на вас.

— Не волнуйтесь, Главнокомандующий. Это немного рано, но желаю вам удачи.

На нежную улыбку и салют майора Канопуса, молодая девушка вернула в благодарность сердечную улыбку.

  1. ↑ Не забываем, что эти поезда и автобусы могут состоять из двух/четырех местных транспортных средств.