Том 9. Глава 2

Как и в прошлом, Тацуя и Миюки встретили Новый 2096 Год вместе.

В этом году их отец также провел вечер в жилье своей первой любви. На самом деле для Тацуи и Миюки это не делало ситуацию более странной, так что они не жаловались.

Ни Тацуя, ни Миюки не были теми, кто бездельничает на праздниках. Тацуя поднялся в обычное время, как и для школы и на пороге ожидал Миюки, лишь подняв голову, услышав её «Извини, что заставила ждать».

Нося темно-красное кимоно с длинными рукавами и белыми цветами, Миюки грациозно спустилась вниз по лестнице.

Жемчужная кожа, без какого-либо особого макияжа, лишь усилила её ярко красные и сочные губы.

Её шелковые волосы были приведены в порядок шпилькой, что может отдавать детским чувством, но это лишь вывело уникальное очарование юной девы во взрослой одежде.

К тому же, привлекала глаза не только её природная красота.

Кимоно прошлого предназначались, чтобы ограничить область груди, тогда как современные дизайны включали метод 3D резки. Однако традиционное кимоно Миюки чудесным образом подтягивало зону груди и талии и в то же время придерживалось традиций и сохраняло скромный вид.

Захватывающий вид красивейшей в мире младшей сестры — такими были истинные чувства Тацуи — казалось, стремился к похвале старшего брата.

— Хм, просто прекрасно.

Стоя перед сестрой, пока она обувалась, Тацуя ничего такого не имел в виду своей похвалой.

Но лицо Миюки сразу же покраснело.

— Серьезно, Онии-сама… Не дразни меня больше.

Несмотря на своё смущение, она не убрала взгляд и шутливо надулась на брата. Меньший человек с более слабой иммунной системой был бы мгновенно уничтожен.

— Я не шучу ни в малейшей степени… Что ж, давай выходить.

Суметь овладеть собой даже при таких условиях — неудивительно, что Тацуя был Онии-самой, жившим со своей сестрой последнее 16 лет (точнее 15 лет и 9 месяцев).

Снаружи был припаркован автоматизированный автомобиль. Тем не менее, если он автоматизированный, это не значит, что никого нет внутри. На задних сидениях четырехместной машины сидели взрослые мужчина и женщина.

— Счастливого Нового Года, мастер.

— Счастливого Нового Года, Коконоэ-сэнсэй. Пожалуйста, позаботьтесь о нас и в наступающем году.

Видя упрощенное приветствие Тацуи и почтительный поклон Миюки, Якумо ответил веселой улыбкой:

— Айа, ты ещё красивее, чем обычно. Почти как богиня, сошедшая с небес. Даже феи Сумеру скроют свои лица от стыда, если сегодня увидят Миюки.

На некотором уровне, этот ответ был наполнен уникальным вкусом Якумо.

— Мастер… Я не думаю, что это то, что вы должны говорить, — ответила женщина, сидевшая возле него.

Видя, что кое-кто нанес ему упреждающий удар, Тацуя чуть опустил голову к женщине прежде, чем Якумо смог ответить.

— Оно-сэнсэй, Счастливого Нового Года. Но действительно ли всё будет хорошо, если кто-то увидит вас с мастером?

— Счастливого Нового Года, Шиба-кун. Первый день нового года и он уже неприятен.

Изначально Тацуя действительно начал немного волноваться, но похоже, что Харука уже устала от него. Вспоминая своё обычное поведение и предыдущие стычки, Тацуя пожал плечами, придя к выводу, что «быть неправильно понятым — с этим ничего не поделаешь».

— С сэнсэем мы встретились совершенно случайно. Сегодня я здесь в качестве вашего проводника.

— Понятно, вот значит как оно. Тем не менее, если называть работу проводника учеников старшей школы немного чрезмерной… тогда предыдущее уважительное слово «сэнсэй» может быть немного проблемным.

На слова Тацуи, Харука нахмурила брови с заднего сидения.

Действительно, для современных учеников старшей школы, разовое посещение храма не требует сопровождения взрослыми.

Проще говоря, «проводник» был лишь предлогом, настоящая цель была в том, чтобы «сопровождать» их.

Более того, даже для случайных прохожих, так как он не был преподавателем, использование почетного «сэнсэй» может легко привести к страшным заблуждениям, лежащим на опасной территории.

— Давайте по пути подумаем об этом. Не пора ли нам отправляться? — Предложила Миюки, после того как Тацуя открыл дверцу автомобиля. Не обращая никакого внимания на раздумывающую Харуку, Тацуя подождал пока Миюки не сядет в машину, закрыл дверь, и занял своё место на водительском сидении. После того, как он закрыл дверь, машина автоматически тронулась.

Пересев на поезд на станции, несмотря на беспрецедентное внимание, четыре человека отправились к месту встречи снова под пристальным вниманием и шли в течение пяти минут.

— Эй, Миюки, великолепно выглядишь!

Это было первое предложение, встретившее Тацую и Миюки на месте встречи. В кожаной куртке поверх длинного платья Мизуки завороженно смотрела на Миюки. В стороне, даже Тацуя был под подозрительно теплым изучением.

— Счастливого Нового Года, Шиба-кун. Твой наряд тебе идет, как неожиданно.

Одетая в кимоно, как и Миюки, Хонока, казалось, немного испугалась красоты одноклассницы, но завидев простую, но совсем иную ауру Тацуи, её сердцебиение поднялось, и она сразу же показала скромную улыбку.

— Счастливого Нового Года. Хонока, ты тоже великолепно выглядишь.

Слова Тацуи не были пустой лестью. Он искренне считал, что кимоно Хоноки было изысканным.

Тацуя чуть улыбнулся восторженной Хоноке и опустил взгляд на свою собственную одежду.

— Если ты сказала, что это неожиданно, неужели я действительно выгляжу неуместно?

— О чём ты говоришь, Тацуя, оно очень хорошо тебе идет. Ты выглядишь как босс.

— Значит, теперь я из мафии.

Тем кто вмешался этим комментарием — неизвестно всерьез или шутя — оказался Лео, одетый в куртку.

В храме к ним присоединились Мизуки, Хонока, и Лео. Эрика и Микихико не смогли прийти в связи с большим количеством учеников в их соответствующих семьях, и Шизуку как раз собиралась учиться за границей и не смогла прийти из-за дел отца.

— Хотя ты не похож на мафиози, довольно редко можно увидеть ученика старшей школы, которому так идет хаори хакама.

— Ты скорее похож не на мафиози, а на шефа полиции.

Как и слегка запоздало сказали Харука и Якумо, сегодня Тацуя носил традиционные японские хакама и бамбуковую обувь сабо. Как затем и сказали Хонока и Лео, он действительно выглядел соответствующе. Недоставало лишь пары мечей и полицейской дубинки.

— Хо, Харука-тян. Счастливого Нового Года.

— Счастливого Нового Года, Оно-сэнсэй… Тацуя-сан, и это?

Сразу же после добрых пожеланий Лео, последовала Хонока с её обычным приветствием учителю, затем она одним глазом посмотрела на Якумо и вторым внимательно наблюдала за Тацуей.

После того, как Тацуя его представил, Хонока и Мизуки широко раскрыли глаза от шока. Хонока знала имя Якумо, но даже Тацуя был поражен, узнав, что Мизуки тоже о нем слышала.

— Понятно, вот почему мы в храме.

Тацуя был поражен, что Лео показал столь неведомую глубину знаний, но это ни в коем случае не было к нему унизительным.

— И?

Учитывая, что Харука его не поняла, это определенно было не общеизвестным знанием.

— Хм? Когда дело доходит до буддийских монахов, не будут ли они монахами из школы Буддизма Тяньтая? Вера Санно и внутренняя секта практически неотделимы.

Слыша упрощенное объяснение Тацуи, которое почему-то было сформулировано как вопрос, количество знаков вопроса над головой Харуки лишь возросло.

— Похоже, у тебя довольно хорошие знания, несмотря на молодость. Думаю, ты Сайдзё Леонхарт-кун? — игнорируя совсем сбитую с толку Харуку, Якумо счастливо завязал разговор с Лео.

— Э? Вы меня знаете?

Перед лицом того, кого он впервые встретил, Лео ответил довольно серьезным тоном.

— Просто я смотрел записи Турнира Девяти Школ.

Да, ответ Якумо также был совершенно серьезным, несдержанным ответом, но из-за этого Лео лишь машинально нахмурил брови. Наверное, он вспомнил себя в плаще и капюшоне, принадлежавшем иному веку и месту, память чего, вероятно, останется с ним, неважно как сильно он хочет это забыть.

После завершения взаимных приветствий, пять учеников и лысый мужчина (в нормальном мужском кимоно, не в касае) и молодая женщина вместе направились к храму. К счастью, никто не спросил, почему с ними пошла Харука.

Простирающийся по пути пейзаж на протяжении последних 100 лет остался неизменным. Однако этот пейзаж стал возможным лишь после того, как мировой продовольственный кризис миновал. Эта сцена могла тронуть любого человека пожилого возраста, жившего в то время, но у Тацуи и компании по этому поводу не было никаких эмоций.

Без какого-либо извилистого пути, вверх по длинным прямым ступенькам, мимо порога, они прибыли во двор храма. Где Тацуя внезапно заметил пару глаз, смотревших в эту сторону.

Это не был невежественный взгляд, их преследовавший, но пара пронзительных глаз, которые время от времени смотрели в эту сторону.

— Шиба-кун, что-то случилось?

— Нет.

— Держу пари, что иностранкам довольно любопытна одежда Тацуи.

Несмотря на скрытность, это никак не могло убежать от глаз Якумо. Даже Тацуя распознал источник без использования Зрения Элементалей и, исключая на данный момент Харуку, было гарантировано, что Якумо тоже заметит.

«Иностранка», о которой заговорил Якумо, была молодой девушкой модельной внешности со светлыми волосами и голубыми глазами. Однако, в этот день и век, одного этого может быть недостаточно для определения иностранного происхождение. Тем не менее, её черты лица намекали на японское происхождение.

Она была примерно одного возраста с Тацуей. Взяв во внимание различие между белыми и азиатскими людьми, Тацуя решил, что разница невелика.

— Онии-сама, на что ты смотришь?

Хотя Тацуя наблюдал за молодой девушкой менее секунды, этого было достаточно, чтобы поднять внимание Миюки.

Проследив взгляд брата, её глаза блеснули, и «Ох» выскользнуло из её уст.

— …Какая красивая девушка, — Миюки тихо выразила свои внутренние мысли.

В глазах Миюки, эта молодая девушка была великолепной молодой леди, которая вполне заслуживает описание «красотка».

Её волосы и глаза блестели. На некотором уровне, её черты лица даже соперничали с Миюки.

Впрочем, Тацуя наблюдал за ней не по этим причинам.

За помощью он вопрошающе посмотрел на Якумо, но видя его веселую ухмылку, он был вынужден выходить из ситуации самостоятельно.

Тацуя выдержал взгляд сестры, ровным тоном отвечая на её жалобу:

— Она тебе и в подмётки не годится. — …Ты всегда так говоришь. Не думай, что всегда сможешь задобрить меня этим.

Хотя буквальные слова могли показаться словесной контратакой, её смущенный вид и покраснение подорвало любую угрозу в её словах.

— Я не пытался тебя задобрить; это мои истинные мысли. К тому же, я смотрю на неё не поэтому.

— Серьезно, Онии-сама.

Миюки отвернулась в сторону, обнаружив скрытое предупреждение в словах Тацуи, которое нельзя было проигнорировать.

— …В ней есть что-то подозрительное?

— С точки зрения подозрительности… Думаю, её одежда немного подозрительна, — кривым тоном ответил Тацуя. Из-за этого Миюки ещё раз посмотрела на юную блондинку и, наконец, осознала, что он имел в виду.

На ней было ярко коричневое пальто над юбкой в складку вместе с леггинсами и парой высоких сапог. По правде, если бы было всего лишь это, то оно не было бы достойно внимания. Однако длина пальто была почти такой же, как длина юбки — почти на 10 см выше колен, поэтому можно было увидеть лишь яркие узоры на краешке складок юбки. К тому же, её высокие сапоги были с толстой подошвой, а также очень эластичные, и на ней были практически прозрачные кружевные леггинсы. В довершение ансамбля, у неё была сумочка, покрытая искусственным мехом вместе с мягкой шляпой с фигурками животных, вышитых сбоку. Всё это вместе делало её как бельмо на глазу с точки зрения современной моды. Это было почти как если бы она носила сочетание дизайна одежды довоенных Спайс Герлз. Учитывая всё это, неудивительно, что Тацуя посчитал её довольно странной.

Тем не менее, Миюки знала, что в действительности брат не обращает внимания на внешний вид.

— Это ещё мало сказано, — Миюки направила совершенно иной, и более пристальный, взгляд на молодую девушку.

Наверное заметив, что её обнаружили, молодая девушка как ни в чем не бывало начала идти.

Она направилась прямо к группе Тацуи.

Она молча прошла мимо них, прежде чем спуститься вниз по длинных и прямым ступеням.

Тем не менее, глубокий взгляд в его направлении, когда она прошла мимо, совершенно точно не был заблуждением Тацуи.

◊ ◊ ◊

Миссия внедрения, назначенная Майору Анджелине Сириус, также включала вопиющие введения в заблуждение. Среди них, первоначальный контакт с целью также включал позволение цели мельком её увидеть, так что это было успешным. Хотя она изначально беспокоилась, что сокрытие её присутствия может помешать цели её обнаружить, это оказалось необоснованным беспокойством, как и говорили её подчиненные. Тем не менее, быть обнаруженной так быстро — это ей не очень понравилось. Размышляя над этим, Майор Сириус вернулась и открыла дверь в апартаменты высокого класса, которые на эту миссию служили ей квартирой.

— С возвращением.

Изначально Майор Сириус считала, что её соседка по комнате ещё не должна вернуться. Однако, в разрез с её ожиданиями, изнутри послышалось приветствие.

— Сильви, ты вернулась.

Майор использовала её уменьшительное имя, чтобы поприветствовать взрослого товарища по команде, которая намеренно встретила её у двери.

Её звали Сильвия Меркурий Первая. Кроме её имени Сильвия, остальные были кодовыми именами, означающими, что у неё было первое звание среди планетного класса Звезд «Меркурий». Звание Варрант-офицер. Возраст двадцать лет. Она была высоко ценимой женщиной командиром, получившей в раннем возрасте звание «Первая». Изначально Сильвия не желала присоединяться к военным и после окончания колледжа намеревалась стать журналистом. В этот раз, из-за её выдающихся способностей анализа данных её выбрали в качестве поддержки Майору Сириус.

— Сильви?

Этот талантливый товарищ по команде не обратил внимания на слова Сириус, тупо на неё уставившись. Чувствуя, что что-то не так, майор обратилась к ней снова, прежде чем Сильвия ответила, её глаза по-прежнему были прикованы к майору.

— Лина… Что я могу сказать об этом наряде?

Лина — уменьшительное имя Майора Сириус. Учитывая требования миссии внедрения, было жизненно важно скрывать её личность и избегать терминов, вроде «Главнокомандующий» или «Майор», поэтому ей и приказали использовать уменьшительное имя Лина.

Хотя её выбор слов не содержал никакой вежливости, когда она обращалась к вышестоящему офицеру, Лина не обращала на это никакого внимания.

— Ах, ты имеешь в виду мою внешность? Чтобы избежать внимания, я потратила некоторое время на исследование японских модных журналов последнего столетия. Это было действительно скучно. И, как я выгляжу?

— …Прежде чем ответить на вопрос, могу я задать свой?

— Конечно, вперед.

Хотя Сильвия потирала висок с видом тяжкой головной боли, Лина ничего такого не заметила.

— Ты без проблем ходишь в этих сапогах?

— В самом деле, я несколько раз почти упала. Удивительно, что японские девушки могут ходить в таких сапогах, не подвернув лодыжку.

— Ты видела каких-либо девушек в таких сапогах?

Изначальный вопрос теперь превратился в два вопроса, но Лина снова ничего не заметила.

— Хм? Сейчас, когда ты это упомянула, я так не думаю.

Выражение Сильвии сменилось от болезненного к беспомощному.

— Лина, позволь мне сказать прямо. Эти твои сапоги уже очень давно устарели!

— Э~!? — Лина широко раскрыла глаза от шока на слова Сильвии. Видя эту реакцию, разочарование Сильвии, наконец, взорвалось:

— Что за «Э»! Не только сапоги. Леггинсы и шляпа тоже устарели. Это мода столетней давности! К тому же твоя одежда не сильно сочетается между собой и совершенно не похожа на то, что будет носить молодая девушка. В этом ты никак не можешь не привлекать внимания.

Выражение лица Лины стало жёстким, когда она услышала этот выговор, видимо она сама об этом догадывалась. На самом деле она заметила, что привлекает много внимания, когда вышла этим утром. Тем не менее, когда это произошло, она подумала, что это лишь потому, что население не слишком часто видит иностранцев.

— Неважно, как сильно ты хотела привлечь внимание цели… Какого чёрта ты также привлекаешь внимание несущественных людей?

Будто не в состоянии больше сдерживаться, Сильвия сделала глубокий вздох поражения.

— Главнокомандующий!

Тон был очень спокойным и ровным, но Лина почувствовала, как по спине стекает холодная капелька пота.

— На сегодня остальной твой маршрут отменяется. Позволь мне, Меркурию, лично дать тебе простое и легкое для понимания объяснение самой современной японской моды, — заявила Сильвия, держа руки на бедрах. Хотя Лина значительно превосходила Сильвию в боевых качествах, почему-то она не могла собрать ни единого контраргумента.

◊ ◊ ◊

После коротких, но плотных зимних каникул, начался третий семестр.

Что включало провожание Шизуки к аэропорту, где неожиданное «наполненное слезами расставание» (в главной роли: Хонока и Шизуку, роли второго плана: Миюки и Мизуки) загнало их в угол (это не было чем-то, что можно решить грубой силой), что послужило ценным жизненным опытом, но Тацуя твердо верил, что всё это со временем станет не более чем «чудесным воспоминанием». По крайней мере, было бы слишком удручающе, если бы он не сказал себе это.

Предположительно, новый переведенный ученик на место Шизуки в Классе A должен прибыть сегодня, но Тацуя считал, что это дело не имеет к нему никакого отношения. Эта особа станет новым одноклассником Миюки, поэтому не то чтобы это совершенно к нему не относилось, но достаточно не относилось, чтобы ему не нужно было добровольно приветствовать нового ученика.

Кстати, о занятиях: начиная с первого дня третьего семестра, занятия будут длиться весь день. Хотя слухи о таинственном переведенном ученике в класс A просочились после конца первого урока, Тацуя не искал их намеренно и уделил им мало внимания: эти слухи влетали в одно ухо и вылетали с другого.

Тем не менее, его отчуждение главным образом было среди меньшинства. Во время перерыва после второго урока благодаря своим слишком любопытным друзьям даже он был втянут в эту вереницу слухов.

— Я слышала, что это невероятно красивая молодая девушка.

Этот высоко взволнованный, или, наверное, ожидающий вид Эрики, когда она начала разговор, наконец, заставил Тацую отступить.

— У неё яркие светлые волосы; даже старшеклассники собираются посмотреть.

— Эрика, ты не пошла взглянуть?

В любом случае, основой для такого живого разговора были всего лишь слухи, что в некоторой степени беспокоило Тацую и побудило его вмешаться.

— Там собралась такая толпа, что никак нельзя подобраться.

— Я совершенно точно знаю, что именно тебя больше всего беспокоит.

В тот момент, когда Лео вскочил в разговор, он уже превентивно прикрыл голову одной рукой.

Секундой позже, Лео пел, как лягушка, которой выключили звук, завалившись на пол и сжимая горло.

«Если ты знал, что это случиться, тогда держал бы все ненужные мысли при себе»

Тацуя с изумлением уставился на Лео, который потерял сознание из-за внезапного удара по горлу скрученным блокнотом, тогда как лицо, за это ответственное, Эрика, продолжила, будто ничего не случилось:

— Я девушка, в конце концов~. Неважно, насколько красива эта девушка, я действительно не хочу протискиваться через толпу.

Хотя Тацуя поддерживал идею не идти вперед, чтобы специально посмотреть, её точка зрения, которая свалила любопытство и похоть в одну категорию, вызовет возмущение у любого присутствующего парня.

— Просто это старшая школа магии, не имеющая прецедентов по переведенным ученикам. Всем естественно будет любопытно об учениках из-за границы. В конце концов, такого не случалось последние десять лет.

— Я не очень хорошо знаю о том, что было в прошлом, но переведенных учеников получили не только мы. — Вмешался Микихико, который только что пришел из препараторской для геометрии. — Вторая Школа, Третья Школа, и Четвертая Школа — все получили краткосрочных учеников по обмену. Университеты тоже получили людей, пришедших для исследований. Я услышал это от учеников семьи.

— Ах, я тоже слышала об университетах. С невероятно передовой Магией Полёта, предоставленной военным в инциденте Йокогамы, ходят слухи, что они отчаянно пытаются получить от нас больше информации.

Древняя магия и современная магия принадлежат отдельным областям. Семьи Йошида и Тиба хвастались высоким числом учеников, поэтому естественно их уровень информации выше нормы. Видимо USNA задействовали удивительно большое количество персонала. В сочетании с информацией относительно независимых движений Звезд, которую он получил в Ноябре, ситуация действительно выглядит серьезной, подумал Тацуя.

— Значит переведенный ученик в класс А — шпион?

— Идиот…

На совершенно несдержанный вопрос от вновь восстановившегося Лео, не только Эрика, но даже Мизуки и Микихико лишились самообладания.

— Лео-кун, ты можешь об этом думать, но не говори это вслух…

— Как ученики, мы должны, по крайней мере, поддерживать дружеские отношения…

Даже пострадав от двойного удара от Мизуки и Микихико, Лео по-прежнему настаивал на своём:

— Почему мы должны это делать, она в классе А, разве не так? Между нами нет никакой связи, верно?

— Идиот, Миюки в классе А. Эта переведенная ученица, которую ты видишь раз в сто лет вместе с Вице-президентом школьного совета. Пока она полностью не приспособиться к школе, Миюки будет, по крайней мере, следить за ней ради приличия. Пока это влияет на Миюки, мы никак не можем остаться в стороне, — Эрика стазу же перевесила опровержение Лео.

Не желая привлечь больше неприятностей, Тацуя внутренне вздохнул: «Как она и сказала».

Эти «отношения» материализовались быстрее, чем ожидалось.

Нет, больше похоже, что среди множества, безжалостно проявилась первая же возможность.

В столовую позднее прибыли Миюки, Хонока, и молодая девушка со светлыми волосами и голубыми глазами. Увидев которую Тацуя хотя и не был чрезмерно изумлен, но всё же немного удивился.

О цвете волос и глаз он уже слышал, также как и слухи о необычайной красоте. И если бы была лишь её красота, то нервы Тацуи уже были отточены Миюки. Источником его удивления было не это, но то, что это была та же девушка, которую он увидел в храме — или более точно, молодая девушка, которую он отметил в храме.

— Извините, могу я сесть с вами?

Молодая девушка свободно заговорила на японском. Хотя и ничего нельзя было поделать с её сильным акцентом, как и ожидалось от ученицы по обмену, учащейся за границей в Японии — или лазутчица, замаскированная под переведенную ученицу.

— Конечно, присаживайся.

Её взгляд задержался на Тацуе. Тем не менее, не было необходимости важничать, поэтому Тацуя быстро согласился.

— Лина, пойдем сначала воспользуемся подносом.

— Поднос… Ах, ты имеешь в виду съестное. Поняла.

Группа Тацуи уже взяла свою еду.

Под призывом Миюки, трое остальных пошли к стойке.

И из-за этого шум вокруг стойки поднялся ещё больше, чем обычно.

В благоговении перед этим дуэтом, остальные ученики, похоже, убирались с пути быстрее, чем обычно.

— Эти двое вместе — определенно сила, с которой приходится считаться.

Тоже красивая девушка, но конечно не внушающая такое преклонение, Эрика не могла не вздохнуть в знак признания.

— Кажись, они довольно хорошо поладили…

Разве они не впервые сегодня встретились, наверное именно это в действительности хотела сказать Мизуки.

— Эй, Тацуя… мне кажется, что я её где-то видел.

— Ух ты, старая школа?

Как только Лео открыл рот, сразу же встряла Эрика. Хотя она знала, что Лео сказал это из-за черт лица молодой девушки, Эрика всё же вмешалась, так как его выражение было слишком прямым.

— …Сейчас, когда ты это упомянул, в самом деле.

— Э, и Шибата-сан? Если только она не актриса или модель… Но это маловероятно, так ведь?

Как видно из слов поддержки Мизуки, слова Микихико были чистыми догадками.

Конечно, Тацуя знал, какой именно была правда. Скорее неспособность вспомнить так подозрительно одетую молодую девушку была более удивительна. Как раз когда Тацуя колебался, развеять ли недоумение друзей, тема их разговора вернулась вместе с Миюки.

Тацуя почувствовал много взглядов, повернувшихся в этом направлении. Делая вид, что занимаются своими делами, но не в силах сдержать своё любопытство, взгляды уставились на них со всех направлений. Хотя Миюки по-прежнему привлекала обычное количество взглядов, количество скрытных взглядов в значительной степени возросло по сравнению с обычным.

— Извини за ожидание, Онии-сама.

Будто в полном неведении об этих деталях, Миюки села возле Тацуи, будто это было самым естественным в мире.

— Тацуя-кун, позволь мне сделать несколько представлений.

Разумеется, Хонока села прямо напротив Тацуи и говорила сбоку от молодой девушки.

— Анджелина Кудо Шилдс. Вы должно быть уже слышали об этом, но она переведенная ученица, которая, начиная с завтрашнего дня, присоединится к нам в классе А.

Слыша представление Хоноки, не только Тацуя, но и остальные трое также показали ошеломленное выражение.

— Хонока, не говори лишь обо мне; разве ты не должна представить всех остальных?

Как лицо, о котором идет речь, переведенная ученица поддержала всеобщее настроение.

— Э, ах, и-извините!

— …Что ж, это наша Хонока.

— В самом деле, это весьма похоже на Хоноку.

Столкнувшись с комментариями Эрики и Мизуки, которые походили на шип, попавший прямо в цель, Хонока покраснела и не могла вымолвить ни единого слова.

— Тогда, позвольте мне её представить. Это Анджелина Кудо Шилдс из Америки.

После того, как Миюки сделала второй раунд представлений, волосы переведенной ученицы слегка качнулись, когда она слегка поклонилась со своего места.

— Пожалуйста, зовите меня Лина.

Когда она это сказала, её глаза слегка прищурились, и она показала ослепительную улыбку.

Её голубые глаза были не цвета воды или льда, а напоминали сапфировое небо — лазурь.

Две волнистые косы по бокам головы поддерживались лентами, и если их развязать, волосы, скорее всего, будут доставать до талии. Они могли быть даже длиннее, чем у Миюки.

Для первогодки старшей школы, такой взрослый взгляд не очень хорошо сочетался с детским стилем волос, но это прекрасно совпало с таким идеальным сочетанием шока и красоты, вместе с этим была некоторая дружелюбность.

Похоже, большинство взглядов было именно из-за неё. Услышав второе представление Миюки, Тацуя решил представиться первым, так как остальные были немного лишены самообладания этой ослепительной улыбкой (особенно два парня) и все были с выражением шока.

— Класс Е, Шиба Тацуя. Чтобы различать меня от Миюки, пожалуйста, зови меня «Тацуя».

— Спасибо. И, пожалуйста, зови меня Лина. Я буду очень благодарна, если ты не будешь использовать уважительные суффиксы.

— Хорошо, Лина.

— Приятно познакомиться, Тацуя.

Скорее всего, по привычке, Лина протянула руку через стол, которую Тацуя слегка схватил снизу.

Это было простое рукопожатие, не что-то смешное, вроде леди протягивает руку для поцелуя.

— Случайно Тацуя не брат Миюки?

Её лазурные глаза выдали намек на колебание, но Лина притворилась, что ничего не случилось.

Кажись, она не смогла скрыть своё выражение, подумал Тацуя, позаботившись, чтобы случайно не засмеяться и просто улыбнулся и кивнул. Только что ведь Миюки ясно обратилась к Тацуе «Онии-сама», что недвусмысленно указало на их отношения.

— Я Тиба Эрика. Пожалуйста, зови меня Эрика, Лина.

Одна из сильных сторон Эрики была не съёживаться во время таких ситуаций.

— Моё имя Шибата Мизуки. Пожалуйста, зови меня Мизуки.

— Сайдзё Леонхарт, но простого Лео будет достаточно. Я немного груб и так говорю, поэтому не обращай внимания.

Его тон был грубее обычного, но недостаточно, чтобы заметить.

— Йошида Микихико, пожалуйста, обращайся ко мне Микихико.

Воодушевленные её мужеством, Мизуки, Лео и Микихико все представили себя.

— Эрика, Мизуки, Лео, Микихико. Приятно познакомиться.

Никого не спрашивая, чтобы повторили, Лина с первой попытки запомнила все их имена. Это было лишь начало, но ей удалось достичь благоприятного впечатления на этом первом критическом шаге.

Однако услышав, что Микихико произнес своё имя как «Микхико» , это чисто Японское имя, похоже, поставило её в тупик, как Американку.

— Его немного трудно поизносить, поэтому если не можешь сказать Микихико, можешь спокойно использовать Мики.

Если вышеупомянутое лицо даст на это разрешение, тогда всё будет в порядке. Однако если это предложение пришло от кого-то другого, и особенно из уст Эрики, в этом не было дружеских чувств. По крайней мере, так посчитал Микихико, приготовившись отклонить её предложение.

— Ах, неужели? Тогда позволь мне делать это. Мики, так хорошо?

Тем не менее, когда эта чарующая улыбка украла его гнев со словами «так хорошо», Микихико мог лишь капитулировать.

Лина, которая намеренно выбрала гречку в меню, была занята поединком со своими палочками, пытаясь сдержать своё разочарование и ответить на возникающие вопросы. Конечно, все были очень вежливыми и не задавали никаких некорректных вопросов. Как раз когда все почти закончили есть, Лина, наконец, освоила свои палочки. Видя это, вопросы, не дававшие покоя ученикам класса Е, были, наконец, озвучены их представителем, Тацуей.

— Кстати, случайно Лина не кровный родственник Старейшине Кудо?

Среди японских волшебников его обычно называют «сэнсэем», но лично Тацуя не предпочитал это. Вместо этого, задавая вопрос Лине, он использовал универсальный термин «старейшина», что было почётным званием офицеров в отставке.

— Я припоминаю, что младший брат старейшины поехал в Америку и завел там семью.

То была эпоха, когда браки волшебников через международные границы поощрялись. В то время, новости, что младший брат Кудо Рэцу, «коварнейшего» среди мировых волшебников, направился в Америку и завёл семью с американской волшебницей, были темой ожесточённых споров.

— Ара, я поражена, что ты слышал об этом, Тацуя. Этим новостям уже много-много лет.

Гипотеза Тацуи, похоже, попала прямо в точку.

К тому же, для Американского волшебника, говорить, что младший брат Кудо Рэцу поехал в Америку «давным-давно», имеет смысл.

— Дедушка моей матери — младший брат Сёгуна Кудо.

Она использовала слово «Сёгун» для обозначения Генерала. Тацуя расслышал её правильно.

Этот термин волшебники Европы и Америки использовали, когда речь шла о Кудо Рэцу, который провёл много лет в лидирующих позициях волшебников Японии. Даже если она на четверть его происхождения, неважно, как бегло она говорит на японском, она по-прежнему является всецело американским волшебником.

— Благодаря этому, я смогла приехать сюда, чтобы учиться за границей.

— Так Лина пришла сюда не по своей собственной воле? — ненароком спросила Эрика.

Нервозность и беспокойство, которые показала Лина, не похоже, что были заблуждением Тацуи.