Глава 24.1

Опция "Закладки" ()

Яркий солнечный день и легкий утренний ветер. По тихой улочке Линь Мэн проезжал на велосипеде Ань Янь. Девушка на обочине дороги была поражена его гибкой фигурой, но она только мельком разглядела его белую рубашку и красивое лицо.

На спине у него была черная сумка для ноутбука, в ушах наушники, на ногах кроссовки. Он был похож на типичного студента университета. Может быть потому, что погода сегодня была слишком хорошей, его движения казались особенно живыми. Дело дошло до того, что когда он припарковал свой велосипед и вошел в Бюро общественной безопасности, охранник спросил его:

— У вас действительно хорошее настроение сегодня?

И только в этот момент Ань Янь заметил, что на его губах сияла легкая улыбка.

Он тут же убрал улыбку, возвращаясь к своему бесстрастному лицу.

Охранник на это только вздохнул:

— Эх…

Вот он опять, прикидывается уточненным и мудрым не по годам.

Ань Янь толкнул дверь кабинета, но внутри никого не было.

Они еще не пришли.

Ань Янь бросил свою сумку на стол, увидел, что время еще раннее, и открыл компьютер, чтобы поиграть в игры, занеся следом в черный список несколько злобных хулиганов, пока играл.

Дверь снова распахнулась впуская свежий прохладный воздух. Лицо высокого мужчины, который придерживал дверь руками, было в высшей степени безразличным. Стройная женщина легкой походкой вошла в комнату и сказала:

— Ах, Ань Янь уже здесь!

Ань Янь отвлекся и был убит в игре, он поднял голову, посмотрел на них и сказал:

— Мхм…

Вот черт! Он только что почти победил своего противника.

Одному только богу известно, как ему было скучно в офисе в последние дни. Поскольку Бо Цзиньянь отсутствовал, они не могли принимать дела. Ань Янь уже три или четыре раза взламывал систему Бюро, поскольку жизнь была такой одинокой и холодной.

Хоть и его глаза смотрели на экран, Ань Янь все же бросил на них взгляд краем глаза. Бо Цзиньянь снял пальто и повесил его на вешалку, закатал рукава рубашки и пошел варить кофе.

— Сделай и мне чашку, — сказал Ань Янь.

— Я делаю кофе только для Цзянь Яо. У тебя разве нет рук? — ответил Бо Цзиньянь.

Цзянь Яо села перед своим столом и тут же возразила:

— Цзиньянь, просто сделай ему чашку, это не требует так много усилий.

Бо Цзиньяню нечего было ответить.

Ань Янь слегка улыбнулся.

Перед ним стояла коробка с печеньем из персиковых цветов. Цзянь Яо улыбнулась и сказала:

— Тебе так нравится есть сладкое?

Ань Янь тут же открыл коробку, взял печенье и сунул его в рот.

— Спасибо, невестка.

С другой стороны, Бо Цзиньянь усмехнулся и сказал, как бы говоря сам с собой:

— А я из тех, кто не любит сладкую еду.

Ань Янь сразу же положил всю коробку в свой ящик.

Прозвенел звонок кофе было готово и нежный аромат наполнил всю комнату. Солнечный свет спокойно светил в окно. Это был еще один тихий, но продуктивный день. Бо Цзиньянь читал досье, Цзянь Яо писала отчет с последующим анализом дела в древнем городе, а Ань Янь подсчитывал новейшую криминальную статистику за год.

В начале этого года в Бюро общественной безопасности было создано подразделение по особо важным делам в области криминальной психологии. После того как Бо Цзиньянь вернулся в Китай и руководил расследованиями ряда дел, начальство специально сформировало для него это подразделение. Цзянь Яо и Ань Янь считались его помощниками, и на данный момент им был присвоен статус уголовных следователей. Обычно, когда они работали по делу, городской департамент полиции посылал команду офицеров им в помощь.

Вместе с делом «Цветочного людоеда» и делом древнего города они уже раскрыли три дела.

— Ох да, на прошлой неделе шеф Янь сказал, что он назначил к нам нового офицера, переведенного откуда-то еще, — сказал Ань Янь.

— Есть информация? — спросил Бо Цзиньянь.

— Еще не прислали.

Бо Цзиньянь издал звук «хм» и сказал:

— Мне не нужен какой-то там бесталанный человек.

Поскольку Ань Янь и Цзянь Яо были заняты своими делами, они просто проигнорировали его. Через некоторое время он снова сказал сам себе:

— Но с другой стороны, в моем распоряжении действительно нет хороших сотрудников.

Ань Янь сказал:

— Невестка, заставь его заткнуться.

— Заткнись, — сказала Цзянь Яо.

В то же самое время, когда это происходило, Фэн Цин тащил свой багаж, выходя из Пекинского железнодорожного вокзала. Он поднял голову, посмотрел на не очень голубое небо и тяжелые облака. Это был обычный майский день, но было до странности жарко, вот как сейчас. Эта паршивая погода, такая далекая от постоянной весенней погоды, далекого неба и огромных облаков древнего города. Пока он осматривался его нос зачесался, и он издал отличный громкий чих.

Эй, кто это о нем думает?

Он тащил свой чемодан и втиснулся в автобус, направлявшийся к Бюро общественной безопасности.

——

Вечером Бо Цзиньянь отправился ужинать со своим старым другом Фу Цзыюем.

Фу Цзыюй вел «Чероки» по направлению к зданию Бюро общественной безопасности. Ему это показалось забавным. Вернулся то Бо Цзиньянь, а почему он должен водить его машину и мыть ее за него? Кроме Цзянь Яо, разве у Бо Цзиньяна не было того, кого звали Ань Янь и который работал на него? В прошлые выходные он даже видел Ань Яня в доме Бо, угощавшегося едой и питьем.

Почему рабская обязанность мыть машину все еще лежит на нем? Теперь, когда у Бо Цзиньяна появились новые друзья, разве он не должен был быть повышен до положения VIP-друга?

Хоть он и сердился думая об этом, вчера после телефонного звонка Бо Цзиньяна который сказал «я возвращаюсь», Фу Цзыюй все еще нес ответственность за то, чтобы помыть машину без всякого возмущения. Он даже использовал свои собственные деньги, чтобы купить запасные коврики.

Издалека Фу Цзыюй увидел Бо Цзиньяна, стоящего в дверях ресторана и засунув руки в карманы брюк. Он излучал холодную ауру, создавая впечатление, что не вписывается в окружение. Глядя на это, Фу Цзыюй вдруг улыбнулся.

Может быть то, что сказал Бо Цзиньянь было правдой — у него был характер старухи и судьба старухи.

Должно быть в его сердце было слишком много нежной и мягкой любви, и, не имея возможности потратить ее куда-либо, он мог только излить ее на Бо Цзиньяна.

Они сели и Бо Цзиньянь, как обычно, заказал рыбу, овощное блюдо, а блюдо с жареной жирной свининой было для Фу Цзыюя.

Съев несколько кусочков, Фу Цзыюй спросил:

— Где Цзянь Яо? Почему она не пришла поесть с нами?

Бо Цзиньянь вел себя так, словно ничего не слышал. Он опустил голову и тщательно выбирал рыбьи кости палочками.

Фу Цзыюй сказал:

— Эй, я с тобой разговариваю! Где твоя жена?

Только тогда Бо Цзиньянь отложил палочки, сделал глоток чая и небрежно ответил:

— Она на встрече с людьми из своего родного города.

— Люди из ее родного города?

Фу Цзыюй начал немного понимать и улыбнулся.

— И ее возлюбленный детства тоже там?

— Хм-м, — ответил Бо Цзиньянь. — Если смотреть на это с точки зрения того, что люди живут до ста лет, то только я возлюбленный Цзянь Яо. А этот человек ее юности просто кто-то из ее родного города.

Оставить комментарий