Глава 24.2

Опция "Закладки" ()

Цзянь Яо вышла из машины. Издалека она увидела Ли Сюньрана, стоящего в дверях ресторана, а рядом с ним стоял незнакомый ей мужчина.

— Сюньран!

Когда Цзянь Яо подошла, оба мужчины улыбнулись.

— Яояо[1], позволь мне представить тебя, — Ли Сюньран похлопал по плечу мужчину рядом с ним. — Он тоже из нашего города Тонг, и знаменитый адвокат Ло Лан. Когда мы были маленькими, он даже брал нас с собой на рыбалку, может помнишь?

Цзянь Яо видела, что мужчина был высок и хорошо сложен, его черты лица были хорошо пропорциональны, на вид ему было лет тридцать, еще он носил полноценный костюм который был хорошо сшит и все его тело излучало элегантность. Ло Лан посмотрел на нее и нежно улыбнулся.

— Цзянь Яо, привет.

Они вместе рыбачили в детстве? Цзянь Яо действительно не могла этого вспомнить. Она тоже улыбнулась ему и пожала руку.

— Привет, адвокат Ло.

— Ты слишком любезна, — с улыбкой сказал Ло Лан. — Мы все из одного города, а Сюньран так вообще называет меня старшим братом Ло.

Сюньран тоже улыбнулся.

Цзянь Яо сердечно ответила:

— Хорошо, старший брат Ло.

Все трое вошли в ресторан, где уже находились люди из города Тонг. Во время ужина они обсуждали местную обстановку и обычаи города Тонг, а также говорили о своей работе в Пекине и о том, что им нравится.

Сюньрана тоже перевели на работу в Пекин, но он работал в другом подразделении. Он часто встречался с Цзянь Яо. Цзянь Яо чувствовала, что расстояние между ними было довольно большим. Их отношения не должны измениться.

Поскольку Ло Лан был адвокатом, он привлек к себе множество вопросов и внимания. Кто-то со смехом спросил:

— Брат Ло, ты адвокат. После сегодняшнего дня, если у нас возникнут юридические проблемы, мы можем обратиться к тебе за советом, правда?

Ло Лан улыбнулся и ответил:

— Конечно, я предоставлю всем жителям нашего родного города консультационные услуги.

Все засмеялись и толкаясь предложили тост за него. Ло Лан не стал притворяться застенчивым и великодушно принял тост. Цзянь Яо наблюдала за всем этим и сразу почувствовала, что этот человек дружелюбен и откровенен. Поэтому, его было очень легко полюбить.

Как если бы он чувствовал на себе ее взгляд, Ло Лан повернулся, чтобы посмотреть на нее и спросил вполголоса:

— Что случилось? Если ты не можешь больше пить не заставляй себя, я выпью за тебя.

Сердце Цзянь Яо потеплело. Она улыбнулась и ответила:

— Не нужно, — взяла бокал с вином и выпила его залпом.

Сюньран засмеялся:

— Брат Ло, ты недооцениваешь ее, она переносит алкоголь лучше, чем я.

Цзянь Яо поставила бокал и встретилась с удивленным, но веселым взглядом Ло Лана. Она улыбнулась и сказала:

— Брат Ло, у меня тоже есть вопрос. Я просто воспользуюсь сегодняшней возможностью, чтобы посоветоваться с тобой.

— Пожалуйста, продолжай.

Ло Лан снова наполнил ее бокал.

— Мы столкнулись со случаем, когда мужчина женился на пяти женщинах. Конечно же, из этих пятерых у него есть свидетельство о браке только с одной из них, но остальные четверо живут с ним, а он ведет себя как богатый помещик в былые времена. В этом случае закон бессилен что-либо сделать?

Услышав это, все с любопытством оглянулись.

Ло Лан подумал и сказал:

— Он зарегистрирован только со своей первой женой и, хотя он не зарегистрирован с другими, он живет с ними и имеет с ними супружеские отношения. Это считается полигамией. Такое поведение, когда человек «тайно берет наложницу», является предательством обязательства верности между мужем и женой. Однако в настоящее время в нашей стране многоженство относится к категории преступлений, которое широко описывается довольно просто «Не говори. Не признавайся». Это означает, что до тех пор, пока кто-то из них не выдвинет иск, суды как правило не возьмут на себя инициативу принять и рассмотреть дело.

— Ох, — пробормотала Цзянь Яо и все остальные.

Ло Лан поднял свой полный бокал и сказал:

— Все в Пекине мы естественно должны присматривать друг за другом. Я всегда очень восхищался полицией и никогда бы не подумал, что маленькая девочка, которая следовала за мной и Сюньраном когда мы были молоды, станет замечательным следователем по уголовным делам. Сначала я выпью за Цзянь Яо. Во многих смыслах адвокаты действительно преследуют те же цели, что и полиция. Мы все стремимся к справедливости и истине. Поскольку ты называешь меня «старший брат Ло», то в будущем если у тебя возникнут какие-либо вопросы о законе, ты можешь проконсультироваться со мной в любое время. Я обязательно сделаю все, что в моих силах чтобы помочь и поддержать.

Все слушатели были вдохновлены этой воодушевляющей речью и подбадривали его, пока он произносил тост за Цзянь Яо. Цзянь Яо тоже была очень тронута, но в то же время чувствовала себя немного неловко, так как они не были очень хорошо знакомы друг с другом, и она не хотела зазря принимать чью-то милость. Она кивнула, встала и сказала:

— Старший брат Ло, ты очень прямолинеен. Заранее благодарю тебя. После сегодняшнего дня, если я также смогу тебе чем-нибудь помочь, мы с мужем очень будем рады предложить свою помощь.

Ло Лан улыбнулся и залпом осушил свой бокал.

——

Когда встреча закончилась, черный «Чероки» уже стоял у входа в ресторан.

Цзянь Яо попрощалась с остальными и села в машину. Издалека можно было увидеть, как мужчина опускает стекло открывая бледное и красивое лицо. Он кивнул Ли Сюньраню в знак приветствия, коротко взглянул и на остальных, затем закрыл окно и они уехали.

Ло Лан и Ли Сюньран стояли рядом.

— Это ее муж? — спросил Ло Лан.

— Ага, — с улыбкой ответил Ли Сюньран. — Знаменитый специалист по уголовным расследованиям и профессор. Удивительный человек.

После минутного молчания Ло Лан спросил:

— Почему ты не перехватил ее сам?

Ли Сюньран не шевельнул ни единым мускулом. Через некоторое время, он рассмеялся и спросил:

— О чем ты говоришь?

Ло Лан рассмеялся и похлопал его по плечу, затем повернулся, чтобы сесть в машину.

Дул легкий вечерний ветерок. Вдали ярко горели городские огни. Ло Лан немного проехался на своем черном «Кайене», как остановил машину на пустынной дороге под виадуком. Он открыл окно и закурил.

Кто-то прошел мимо и посмотрел на спокойное лицо человека в машине. Ло Лан тоже посмотрел на него, но это было так будто он смотрел прямо сквозь того человека перед собой и вместо этого смотрел на какое-то неизвестное место вдали.

Через мгновение он погасил сигарету, опустил голову и стал просматривать снимки на своем мобильном телефоне, пока не нашел только что сделанную групповую фотографию. Цзянь Яо стояла посередине, изящная и яркая, словно картина. Он стоял рядом с ней, улыбаясь.

Он вытащил бумажник и достал из отделения пожелтевшую фотографию. Это была фотография Цзянь Яо в молодости. Ее силуэт на ней был таким же приятным, нежным и красивым. Ее волосы были собраны в конский хвост, глаза были большими, и она мило улыбалась.

Ло Лан посмотрел на фотографию и улыбнулся. Он сунул бумажник обратно в карман и уехал.

——

В ту же тихую ночь Цзянь Яо сидела на пассажирском сиденье, просматривая свой мобильный. Пока Бо Цзиньянь вел машину он подпевал успокаивающей симфонической музыке, которая тихо играла. Однако напевал он очень тихо, никому не позволял слушать, как он поет. Хоть он и был женат, он все еще решительно отказывался петь для нее.

Цзянь Яо была поглощена тем, на что смотрела.

Это были фотографии, которые ее университетская подруга выложила в чате. Цзянь Яо написал «Поздравляю», но тут же другой университетский друг написал: «Цзянь Яо, я слышал, что ты уже замужем, а почему у тебя не было свадебной церемонии?»

Цзянь Яо послала улыбающийся смайлик и ответила: «Я устрою ее, когда будет время».

Вау, свадебные церемонии могут быть действительно прекрасны. Великолепная голубая мечта: место проведения, украшенное свежими цветами и пышной зеленью. Еще было несколько элегантных маленьких цветочных композиций. Когда жених обнял свою невесту, счастье на их лицах, казалось, переливалось через край. Друзья и родственники вокруг них улыбались, и все были так счастливы.

Внезапно Бо Цзиньянь спросил:

— На что ты смотришь?

— Ничего особенного.

Они достигли перекрестка и светофор загорелся красным. Бо Цзиньянь остановил машину, наклонился и совершенно ясно увидел на что Цзянь Яо смотрела в своем мобильном.

— А, так это… свадьба.

Бо Цзиньянь бросил на нее многозначительный взгляд и продолжил движение.

Цзянь Яо на мгновение испугалась.

— Что ты хотел этим сказать?

Она мягко потянула его за руку, но как бы она ни уговаривала он только слабо улыбнулся, ничего не говоря.

…Многозначительно взгляни на мою ногу! Весь мир сейчас видит, как ты внутренне доволен тем, что скрываешь тайну нашей свадебной церемонии!

[1] Прозвище, которое Ли Сюньран дал Цзянь Яо. Принято брать имя человека и «удваивать» его превращая в прозвище.

Оставить комментарий