Том 14. Глава 10. Белый магический дворец

Опция "Закладки" ()

Белый дворец, так называют тридцать седьмой этаж. Его стены имеют странную, молочно-белую окраску, и он представляет собой огромный бесконечный лабиринт, подобных которому я ещё не видел. Коридоры и комнаты огромны, десятиметровое расстояние между стенами здесь не редкость. Потолок также невозможно даже разглядеть из-за окружающей тьмы.

А ещё этот этаж выделяется кольцевыми стенами.

В его центре находится лестница, ведущая на этажи выше, а пять колец, подобно стенам огромного замка, опоясывают его, словно защищая имперский трон от нарушителей. Других подобных этажей не существует. Авантюристы должны идти по запутанному лабиринту от одной кольцевой стены к другой, то в одну сторону, то в другую, чтобы попасть в центральную зону.

Я не преувеличивал, когда говорил, что на этом этаже может поместиться Орарио.

Многие части этого места до сих пор не изучены и не занесены на карту, считается, что, если ты здесь потерялся, обратно уже не выйдешь. Именно в таком положении мы и оказались. Нам нужно вырваться из огромного и запутанного Белого Дворца.

Мы должны сбежать из лабиринта ужаса.

— Ша-а-а-а-а-а-а!!!

Ящер-воитель громогласно взревел, я едва уклонился от его могучей атаки, срезавшей с моей головы несколько волосков, заставив в очередной раз облиться холодным потом.

Элитный ящеровоин.

Как и предполагает название, этот монстр является улучшенной версией ящеровоинов Огромного Древесного Лабиринта. Его способности несоизмеримо выше. Чешуя, имеющая синий, а не красный цвет, не уступает в прочности броне, отчего у него почти нет уязвимых мест. Руки умело обращаются с природным оружием: двумя топорами из молочно-белого камня, напоминающего кость. Их характеристики варьируются, поэтому Гильдия считает их монстрами третьего и четвёртого уровня одновременно. Их специализация — ближний бой.

— Гро-о!

— Джа-а-а!

Полем боя служит квадратная комната. Я сражаюсь с двумя врагами.

Поскольку двигаться свободно мы не можем, Лю вынуждена сидя на коленях находиться за моей спиной и присматривать за окружением. Я взял на себя двоих ящеров, чтобы её защитить.

Я инстинктивно чувствую потенциал моих врагов, потому действую осторожно, чтобы не ощутить на себе мощь их контратаки. Чуть наклонившись в бок, я держу меч правой рукой и отвожу удары врагов так умело, как могу. Я ощущаю на себе взгляд небесно-голубых глаз Лю. Нужно прочесть движения монстров, сохранив в бою как можно больше сил.

Лю сказала, что сражаться так необходимо, чтобы пройти через глубинные этажи.

Нужно сохранить как можно больше энергии. Избегать энергозатратных прыжков и, по возможности, убивать монстров одним ударом.

То есть, наносить смертельные раны.

Моя цель — магический камень в груди монстра!

— Я-я-я-я!

Один из ящеровоинов открылся, занеся каменный топор над головой для мощной атаки, и в этот момент я мгновенно контратаковал.

Выпрямив левую ногу как пружину, я провёл молниеносный выпад правой рукой.

— Гааа?!

Меч мёртвого авантюриста пронзил незащищённую грудь монстра.

Я ощутил, как клинок ударил что-то твёрдое — магический камень.

Ящерочеловек вздрогнул, его глаза закатились, и он обратился в пепел.

— Ха-а-а!

Я повернулся к явно замешкавшемуся второму монстру, точно не ожидавшему остаться в одиночестве. Не упустив возможности, я воспользовался его замешательством и нанёс удар. Кончик меча пронзил грудь монстра, но…

— ?!

— Гу… Гуааа!

Из рта ящерочеловека пошла кровь, но в пепел он не обратился. Налитые кровью глаза злобно впились в меня.

Я не смог разбить магический камень. Промазал!

Отчасти причиной тому стало моё волнение, но кроме того, мне явно не хватало навыков. Меч застрял в чешуе, вытащить его из плоти монстра я не смог. Я выпустил его из рук, когда элитный ящеровоин от меня отпрыгнул. К моему ужасу, он перешёл в наступление несмотря на то, что меч из его плоти так и не выскочил.

Разворачиваясь, он ударил меня слева своим мощным хвостом.

Я заблокировал удар шарфом Голиафа, обвязанным вокруг руки.

Мгновенье спустя болевой шок прошёлся по моей руке прямо в мозг.

Левая рука стала моей Ахиллесовой пятой. Да, я заблокировал удар монстра, но боль была такой жуткой, что меня парализовало, на мгновенье лишив возможности двигаться. А монстры глубинных этажей таких возможностей не упускают.

Он взревел и занёс каменный топор для удара.

— Ну нет, не выйдет.

За секунду до того, как ящеровоин раскроил мне череп в его правый глаз вонзился кинжал.

— Гуга-а-а-а-а-а-а?!

— !

Помощь пришла со стороны Лю.

Я бы застыл от удивления, но тело двигалось рефлекторно. Сорвав с бедра Хакуген, я направил его в скривившегося ящеровоина и нанёс удар.

Белое лезвие длинного кинжала пронзило грудь монстра.

Пронзённый не только мечом, но и кинжалом, элитный ящер наконец испустил дух. Оружие со стуком ударилось о землю, когда он обратился в пепел.

— Господин Кранелл, монстры приближаются.

— ?!

У меня не оказалось времени даже перевести дух.

Откуда-то из глубины коридора послышался топот множества ног. Их слишком много. Если будем здесь драться, нас окружат!

Я скривился и, вытерев пот, вынудил себя перейти из боевого режима к бегству. Я схватил своё оружие и отдал Лю брошенный кинжал. Разбрасываться экипировкой у нас нет права. Я подбежал к Лю, перекинул её руку через своё плечо и вместе с ней спешно покинул комнату.

После того как мы ушли из комнаты с мёртвыми авантюристами, какое-то время мы смогли справляться с монстрами вполне успешно. Чтобы не оказываться в тупиках, мы воспользовались картой и оказались в довольно большом проходе, впрочем, здесь нас ожидали целые волны разъярённых монстров.

Поскольку тридцать седьмой этаж огромен, общее число монстров на нём, то количество монстров, которое может на нём появиться, просто непостижимо. Да и скорость их появления не даёт авантюристам времени на отдых. Выручает только то, что монстры разбросаны по всему огромному лабиринту. Впрочем, нам не посчастливилось столкнуться с огромной группой монстров, что и заставило нас оказаться в подобном положении.

— Ооооооо!

За нами по пятам гналось множество разных видов монстров. Стычки случались одна за другой. Один боевой клич за другим. Если битва длилась больше нескольких секунд, монстры глубинных этажей тут же это ощущали и бросались следом за добычей.

Лю говорила мне избегать сражений насколько возможно… но это невозможно!

Мы уже сразились четырнадцать раз. Я перестал считать побеждённых монстров после тридцати.

Вот так проходят путешествия на глубинные этажи?

Это какая-то шутка!

— …Ооо!

Мне на глаза попались лупгары, вооружённые каменными мечами.

Их относятся к монстрам среднего размера, несмотря на небольшие тела в 120-130 сантиметров. Поначалу я даже принял их за кобольдов, но их головы куда больше похожи на волчьи, чем на собачьи. В сравнении с низкоуровневыми монстрами верхних этажей они гораздо проворнее и способны бить намного сильнее, несмотря на маленькое тело.

Если зверолюди поверхности встречают подобных монстров, они забивают их с предельной жестокостью, потому что этот подвид вызвал немало трагедий на поверхности. Если появляется новость о том, что какая-то деревня была вырезана лунной ночью, скорее всего это дело рук лупгаров. Когда я слышал о них будучи ребёнком, не мог не содрогаться.

Особенную ненависть к этим похожим на волков монстрам питают вервольфы.

— АОООоо!

— Вуф!

— ?!

Один из монстров оттолкнулся от стены и атаковал меня в прыжке, пока второй, пригибаясь к земле, бросился к моим ногам. Вооружённые короткими мечами из белого камня волки атаковали практически одновременно. Искры полетели от меча, которым я отразил верхний удар, на левом бедре у меня появилась новая царапина. Я был вынужден перейти в глубокую оборону. Ловкость этих монстров выделялась даже на глубинных этажах. Закончить бой одним ударом не было никакой возможности.

Пришлось переходить в опасный ближний бой.

Этот этаж называют «дворцом» не просто так. Помимо нежити его заполняют монстры боевого типа.

Элитные ящеровоины, лупгары и спартои — все они специализируются в ближнем бою, полагаются на силу, ловкость и мастерство в обращении с природным оружием в драке. Даже умелым и сведущим в тактике авантюристам они могут устроить «тёплый приём».

Они достойны зваться дворцовой охраной.

Айз и члены её Паствы сражаются в подобных местах!..

Местные монстры сильны и быстры, гораздо сильнее и быстрее, чем монстры нижних этажей.

Дело не в том, что я не мог бы победить их один на один. Главное их оружие — это их количество.

Чтобы прикончить одного монстра, мне нужно три удара: первым отбить атаку, вторым выбить его из равновесия, а третьим вонзить в грудь оружие. Только тогда я побеждаю монстра. И когда я покончил с первым монстром, мне понадобилось ещё три удара, чтобы у моих ног появилась ещё одна горка пепла.

Это невозможно, всех мне не перебить!

— Господин Кранелл, ко мне скорее!

Возможно, ощущая, что я достигаю своего предела, меня окрикнула Лю.

Одновременно с этим криком кинжал пробил ухо одного из лупгаров и застрял в его голове. Использовав короткую передышку, я бросился бежать. Каменный меч ящеровоина скользнул по моей спине, уже через мгновенье я со всех ног бежал к Лю.

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!

Группа монстров нас настигла.

Сбежать не получится. Нас сокрушат. Что придумала Лю?

Пока я дрался, она отошла в конец коридора, по которому мы бежали. Она зашла за угол и спряталась.

— Выбора нет… придётся им воспользоваться, — прошептала она.

Я вопросительно на неё посмотрел.

Она потянулась к сумке на бедре и достала яркий красный камень. Я сразу понял, что это такое, потому что их видел.

— Господин Кранелл, нужен огонь.

…Адский Камень!

Она выглянула из-за стены и бросила в приближавшихся монстров камень, я рефлекторно выставил правую руку.

— Вспышка!

Я выстрелил сгустком пламени, после чего рука Лю потащила меня за стену, стоит сказать, что сила авантюристки четвёртого уровня никуда не делась.

Подожжённый моим пламенным снарядом Адский Камень взорвался.

— ?!

Отголоски взрыва и взрывная волна настигли нас за стеной, вместе с утопающими в них криками монстров.

Когда волны жара угасли, я выглянул из-за угла и увидел… дымящийся полуразрушенный коридор, заполненный обломками стен и телами убитых взрывом монстров.

— …Лю, то, что вы использовали…

— Да, конфискованный у гнома Адский Камень.

Содрогнувшись от вида обгорелой плоти, я перевёл взгляд на Лю. Она была хмурой.

Мы поговорили о случившемся на двадцать седьмом этаже, ещё когда я её встретил.

Лю украла что-то у дварфа, который был приятелем укротителя по имени Джура. Теперь я понял, что это были Адские Камни, которые они использовали, чтобы разрушить этаж.

— Я не могла себе и представить, что Адские Камни, которые я забрала у одного из приятелей Джуры, нас спасут…

Отметив жуткую иронию, Лю не могла скрыть ненависти. Хоть она и не могла не использовать сейчас Адский Камень, её чувства явно были смешанными.

Как бы там ни было… взрыв остановил поток монстров. Скорее всего он уничтожил тех, что были рядом. В коридорах стало тихо.

— …Сколько Адских Камней у вас осталось?

— Пять.

Получается, у нас всего пять возможностей избавиться от групп монстров…

Не думаю, что мне есть что сказать. Отчасти я продолжал молчать, ощущая свою беспомощность.

— Господин Кранелл, мне нужно какое-то время. Я собираюсь зарисовать наш путь.

— Хорошо…

— Пожалуйста, будьте настороже.

Лю опасливо оглянулась и села среди потрескавшихся стен, достав карту. Она достала перьевую ручку, магический предмет, называемый Кровавым Пером позволяющий использовать кровь как чернила. Обмакнув ручку в одну из своих ран, Лю начала рисовать карту в оборванном месте. После множества битв мы зашли в ту часть лабиринта, которую умершие авантюристы зарисовать уже не смогли. Рука Лю уверенно зарисовывала пройденный нами сложный путь.

— Вы даже карты рисовать умеете?..

— Только простые. Я и вполовину не так хороша, как умелые воры и картографы.

Никогда не перестану удивляться навыкам этой эльфийки.

…Сейчас я во всём на неё полагаюсь.

С самого начала я пытался её защищать, но она постоянно меня спасает. Честно говоря, мне сложно даже представить, что случилось бы, не окажись её рядом.

Наблюдая, как она вырисовывает идеально ровные красные линии, я хлопнулся на землю.

Скрыть этого я не могу. Цепочка боёв совершенно меня измотала. Как я смогу пройти через глубинные этажи, если так пойдёт и дальше?..

— Господин Кранелл, вы продолжаете совершать необязательные действия. Постарайтесь быть экономнее.

— …

Она даже не оторвалась от карты. Лю не подняла головы, давая мне спокойный совет. Моё лицо тут же запылало от стыда и сожалений.

— Знаю, знаю! Но я не могу!

Я совсем забылся и прокричал ответ.

— Это всё невозможно! Монстры сильные и быстрые! А чем больше я волнуюсь, тем сложнее мне драться!

Я прикрыл лицо правой рукой, раздражаясь и погружаясь в отчаянье. Лю молча подняла на меня взгляд.

— Если так будет и дальше…

Я не смогу защитить ни себя, ни Лю!..

— …Простите.

Свою тираду я закончил жалким извинением. Я окончательно опустился на пол и застонал.

И когда я хмуро уставился в пол… Лю наконец заговорила.

— Господин Кранелл, вы совсем не похожи на авантюриста.

Её голос не изменился, но слова казались какими-то странными.

— А?..

— Вы неплохо справляетесь. С вашей точки зрения вы оказались в неизвестном мире. То, что вы не можете справиться с волнением и действуете скованно, вполне естественно. Пусть вы и получили четвёртый уровень — это всего лишь видимость.

— !..

— Будь вы настоящим авантюристом, сейчас бы обругали меня и сказали, что я несу полную чушь.

Она ни в чём меня не обвиняла, в её голосе не было безнадёжности. Она просто говорила мне то, что она думает.

— Вы очень строго к себе относитесь. Поэтому я говорю, что вы не похожи на авантюриста.

— А…

— Будь вы увереннее в себе… вы стали бы гораздо сильнее.

Она слабо улыбнулась, я не мог отвести взгляда от её лица, прекрасно видимого даже в сумраке.

Она отложила перьевую ручку, мгновение помешкала, а потом сжала мой мизинец.

— Следите за своими врагами и читайте их. Монстры глубинных этажей очень умны. Скорее всего они дерутся гораздо умнее, чем монстры, с которыми вам доводилось сталкиваться раньше.

— …Хорошо.

— Ваши руки начинают плавать, когда вы погружаетесь в мысли. Просто расслабьтесь и уничтожайте магические камни.

— …Хорошо.

— Полагайтесь на мою поддержку с тыла больше. Сейчас я член вашей группы.

— …Хорошо!

Обхватить мизинец указательным и большим пальцем, должно быть, какой-то эльфийский жест. Я ощутил спокойствие, словно волнения смыло большой волной. Слова Лю проникали прямо мозг. Теплота её пальцев заставила спасть пелену с моего сердца.

— Помните, что я говорила кроме уничтожения магических камней?

— …Использовать местность?

Она кивнула и посмотрела мне прямо в глаза.

— Нас ждёт немало боёв, и я хочу, чтобы вы помнили всё, что я вам сказала. У вас получится.

В каком бы жутком положении мы не были, слова Лю казались магическими. Она открыла мне глаза на многие вещи. Эти слова заставили меня многое вспомнить.

Я должен понять, кто я такой.

Возможно, я изменился, встретившись с Ксеносами и проиграв моему величайшему сопернику, но это не означает, что я полноправный авантюрист. Да, я вырос, но по большей части это относится к моим характеристикам, я изучаю Подземелье всего пять месяцев. Я ещё новичок. И ещё многого я не знаю и не могу.

Я совсем зелёный.

Однако, это значит, что я могу стать сильнее.

Даже сейчас. Предела не существует.

Она просто великолепна…

Точно так же было, когда мы столкнулись с мёртвыми авантюристами.

Она прогнала моё волнение и повела меня вперёд.

Я обязательно стану сильнее, чтобы защитить мою проводницу на глубинных этажах.

— …Вы мне сейчас как наставница, да?

Я выпалил эти слова, не задумываясь.

Конечно, обучаюсь я у Айз, и мой боевой стиль начал походить на её движения. Но, всё же, не мог не улыбнуться, осознав какие отношения у нас с Лю сложились.

— …Очень может быть.

Глаза Лю слегка округлились, а потом она мне улыбнулась.

Да, мы всё ещё в ужасном положении. Однако ещё можем друг другу улыбаться.

— Господин Кранелл, давайте вернёмся к насущным вопросам.

Спустя мгновенье, Лю словно нажала переключатель и на её лице появилось обычное непоколебимо-спокойное выражение.

Я кивнул. Мои сомнения развеялись, но из-за истощения справляться с монстрами я всё равно не смогу. Опасливо оглядевшись, Лю отложила карту и достала кое-что другое: фиал с пёстрой фиолетовой жидкостью внутри.

— Выпейте.

— …

Одно из зелий неопределённой перезрелости, которое мы забрали у мёртвых авантюристов.

Я покрылся потом, когда увидел, как уверенно Лю суёт мне под нос жидкость странного цвета.

Мне правда нужно это пить?

— Сейчас не время воротить нос. Пейте.

Она заговорила строго, словно прочитав мои мысли. Теперь она стала строгой учительницей, никогда не позволяющей нарушать правила…

— Не важно, что оно испортилось.

— Вы…

— Оно сработает… мне кажется.

— Лю?!

Я не мог не воспротивиться, услышав тихое «кажется».

Судя по всему, придётся пить. В конце концов Лю оставляет свою магию на крайний случай. Наверняка теряющиеся в подземельях и руинах авантюристы, чтобы выжить, порой едят протухшую еду и используют испорченные зелья!..

Скривившись, я выпил протухшее зелье.

— Бе!..

Во рту неприятно пощипывало, а отвратительный запах ударил в нос.

Зелье оказалось сладким. Однако сразу после сладости наступила нестерпимая горечь!..

Кажется, мои внутренности зашевелились. Я схватился за живот и каким-то усилием воли справился с тошнотой.

— Возможно, благодаря иммунитету всё будет хорошо…

Хватит этих «возможно» !..

Проклиная слова Лю, я допил остатки зелья. К счастью, ни диареи, ни тошноты у меня не началось.

Способности, точнее, авантюристы, это нечто…

И кстати… силы вернулись.

Мне стало гораздо лучше, чем когда я только выбрался из живота вирмвелла, хоть нервы и покалывало из-за того, что ощущения больше не притуплялись. Даже раны начали закрываться, когда я капнул последние капельки зелья на них.

Я снова могу драться.

— Идём.

— Хорошо.

Мы перепроверили экипировку и поднялись.

Приглядывая за возможными опасностями, мы собрали магические камни с тел монстров, убитых взрывом, чтобы Подземелье не породило очередного особого монстра. Опалённые ножи мы тоже прихватили с собой, хотя один из них использовать было уже нельзя.

Если не считать зелий и еды, полученная с тел авантюристов экипировка была в отличном состоянии. Когда авантюристы высоких уровней спускаются на глубинные этажи, они берут с собой сделанные Высшими Кузнецами вещи, способные протянуть долгое время без ущерба их качеству.

Сжимая рукоять меча правой рукой, я поддерживал плечом Лю, и мы пошли в звуках клацанья брони.

В лабиринтах Белого Дворца было тихо.

Легко этого не заметить из-за размеров коридоров, но количество отходящих в разные стороны ответвлений и лестниц просто огромно. Это место заставило меня вспомнить об Улице Дедала. Если подумать, тридцать седьмой этаж странно старомоден в этом плане.

В отличии от Огромного Древесного Лабиринта и Водной Столицы он представляет собой самый настоящий лабиринт. Тот самый, который должен сбивать с толку и ловить воров, посмевших вторгнуться в королевский дворец Подземелья.

— Лю… На тридцать седьмом этаже есть монстры, которых нужно опасаться сильнее всего?

— Прямо сейчас любой монстр на этом этаже представляет для нас угрозу… Но, если мне нужно назвать отдельные виды, я бы сказала, что это спартои и пелудасы.

Мы перешёптывались, осторожно продвигаясь по тёмному проходу. После закончившейся пару минут назад погони в лабиринте воцарилась тишина. Я не ощущал рядом монстров и не слышал их боевых кличей. После использования Адского Камня мы никого не встречали. Однако, продолжая молиться, чтобы так было и дальше, умом мы понимали, что это затишье перед бурей.

— Если не считать редких монстров, спартои самые умелые воители на этаже. Особенно опасны они, потому что Подземелье порождает их сразу с костяным оружием. Некоторые вооружены пиками.

Всё ещё приглядывая за монстрами, я сравнивал слова Лю с тем, что прочёл в книгах. Чтобы пройти через глубинные этажи, нужно унять все возможные источники волнения в голове. Вот почему я спросил Лю о самых страшных монстрах на этаже.

— Пелуды атакуют ядом. Скорее всего причиной смерти авантюристов, на которых мы наткнулись… были отравленные дротики пелуд.

— !..

— Если столкнёмся с спартоем или пелудой, останется только бежать.

Я принял слова Лю на веру, пытаясь бороться с ощущением паники, которое они вызывают.

Я начал задавать ей вопросы о времени, когда она изучала этот этаж, и она давала мне подробные ответы. Жадно, отчаянно я сохранял знания, пусть эти ответы и заставляли меня волноваться всё больше.

Белый Дворец…

Я задумался насколько хорошо это название отражает действительность.

Слегка отталкивающий молочно-белый цвет стен и пола лишён роскоши дворца, но непостижимые масштабы делают это место похожим на природную крепость. Подземный «дворец» очень подходит в качестве названия.

Гильдия установила необходимость четвёртого уровня для покорения тридцать седьмого этажа. Когда я об этом подумал, я вдруг осознал, что мы с Лю проходим по этому параметру. К тому же, Борс упоминал, что Лю находится на грани достижения пятого уровня. Сама она рассказывала, что Паства Астреи дошла до сорок первого этажа. Так что, способности наши слишком низкими не являются.

И это было бы правдой, не будь мы в таком ужасном состоянии.

— Скажите, Лю. А этот этаж изучают группами в два человека?..

— Маловероятно. Если не считать Короля-Полководца Оттара, авантюристы предпочитают в одиночку сюда не ходить. В этом месте по-другому нельзя.

— Даже те, кто состоит в Пастве Локи?

— Возможно, после получения шестого уровня… однако, насколько мне известно нужна группа из трёх… нет, четырёх человек. Желательно с целителем.

Кажется, Лю поняла, что именно я хотел у неё узнать.

Даже авантюристы Паствы Локи и Паствы Фреи не позволяют себе беспечности на этом этаже. Даже Принцесса Меча.

Лёгкие будто замёрзли.

— Господин Кранелл, у вас есть общее представление о строении тридцать седьмого этажа?

Лю оборвала воцарившееся молчание вопросом. Я кивнул, вспомнив карту первого из глубинных этажей, которую видел с разрешения Эйны.

Он похож на коробку с круглым тортом внутри. Коробка — это сам этаж. А торт внутри — лабиринт. Таков Белый Дворец, по которому мы путешествуем. Центр Белого дворца опоясывают пять Кольцевых Стен. Все они пронумерованы, первая стена рядом с центром, вторая идёт после неё и так далее. Для каждого лабиринта между ними также придумано своё название.

Центральная местность, окружённая первой стеной, называется Тронным Залом, в нём появляется босс этажа. После идёт Зона Рыцарей, Зона Воинов, Зона Солдат и Зона Зверей. Несмотря на названия большой разницы между составом монстров в разных зонах нет. Однако, с приближением к центру пространства становятся меньше, и количество стычек с монстрами возрастает. Вдобавок, как говорят данные, во внешних кольцах порождается меньше монстров, хотя это может и не быть правдой, поскольку монстры могут свободно перемещаться между кольцами.

Важнейшая лестница на тридцать шестой этаж находится за пятой стеной, в южной части «коробки», то есть, чтобы туда попасть нужно выбраться из Белого Дворца.

Путь, который мы планируем пройти, не подразумевает встречу с боссом этажа в центре лабиринта. Это одно из облегчающих обстоятельств. Если бы нам пришлось ещё и с боссом этажа столкнуться… Возможно я бы уже потерял надежду.

— Это же…

Мы столкнулись с отдельными монстрами, бродившими по лабиринту, и я дрался, прислушавшись к наставлениям Лю. Мы прошли путём, который авантюристы отметили на карте, наконец добравшись до огромного открытого пространства. Перед нами оказалась огромная стена.

— …Кольцевая стена…

Хоть я с ними не сталкивался, я с первого взгляда понял, что это такое. Стена лабиринта были молочно- белыми, эта же была незамутнённого белоснежного цвета. Можно было бы принять её за стену из чистого льда, нет, точнее стену из белого кристалла. Она была похожа на Великую Стену Плача семнадцатого этажа из которой появляется Голиаф, но гораздо больше размерами.

Стена тянулась налево и направо настолько далеко, насколько видел глаз. Она имела такую идеальную форму, что принять её за стену естественного происхождения было сложно. Из-за темноты, определить какой она высоты я не смог. Но уверен, что даже если я обыщу все страны мира, мне ни за что не найти настолько монументальной замковой стены.

— …Это точно третья стена.

Слова Лю вывели меня из задумчивости. Опираясь на моё плечо, она окинула взглядом огромную стену.

— Кольцевые стены отличаются друг от друга цветами. Настолько чистый белый цвет имеет только третья стена, центральная из пяти.

Лю говорила уверенно. По её желанию мы подошли к стене. Она тихонько прижала ладонь к поверхности стены, не обращая внимания на то, что, приближаясь к стене так близко, мы увеличивали шансы на возможную атаку порождённых стеной монстров.

Она провела по стене рукой.

— …Хоть изгиб едва ощущается, мы находимся с внутренней стороны.

— Значит!..

— Да, мы между второй и третьей стеной, в зоне воителей.

Раз стена прогибается от нас, значит она нас окружает.

Мы только что узнали, где находимся.

Зона воителей — это практически центр Белого Дворца!

— Точного места я определить не могу… однако понять, где мы находимся было очень важно.

Я кивнул, не в силах сдержать волнения. Взглядом я встретился с небесно-голубыми глазами Лю и мы двинулись вдоль стены. На праздную радость нет времени. Нужно найти очередной проход, пока монстры не поняли, где мы находимся.

Узнав общее направление, в котором нам нужно двигаться, точного своего положения мы так и не поняли.

И, всё-таки, это шаг вперёд. Это прогресс. Луч света, засиявший в бесконечном лабиринте. Вот почему я пытаюсь заставить себя поверить. Продолжая идти вперёд, я говорю себе, что этот путь ведёт к надежде.

Мы можем выжить… можем вернуться на поверхность! Даже вдвоём!..

Все силы я собрал в плече, которым поддерживал Лю.

Пропасть между взглядами двух авантюристов никуда не исчезла.

Насколько ещё я успею помочь ему вырасти, прежде чем меня не станет?

Лю погрузилась в мысли, бросив взгляд на лицо идущего рядом Белла, наполненное новой надеждой на возвращение. Хотя он этого не знал, эльфийка думала о том, что случится после того, как её жизнь будет принесена в жертву.

Ожидать того, что принесённой в жертву одной жизни достаточно, это глупо, но… нужно быть готовой, когда придёт время… Если я замешкаюсь, умрём мы оба.

Как и Белл Лю молилась, чтобы они пережили это испытание. Иначе и быть не могло. В том, что они вдвоём вернулись бы живыми, не было бы ничего дурного.

Но также эльфийка прекрасно понимала, что глубинные этажи вряд ли позволят им такую роскошь.

Да, после того как они обобрали мёртвых, у них появилось хоть какое-то снаряжение, но положение, в котором они по-прежнему находятся, не даёт гарантии возвращения. В конце концов разве позволит Подземелье ослабленной, раненной добыче сбежать прямо у себя из-под носа?

Она ожидала, что обстоятельства вынудят её действовать. Ситуация, в которой ей придётся пожертвовать собой, обязательно наступит.

И пока этого не случилось… нужно научить его выживать.

Лю планировала рассказать Беллу всё, что знает, насколько позволит оставшееся время.

После побега с глубинных этажей ему придётся выживать, пока не подоспеет помощь.

Хорошо, что он и сам просил обо всём рассказывать. Вдобавок, практически всё, чему он научился, Подземелье сразу подкрепляло подобием практического экзамена, и Белл впитывал информацию как губка.

Он силён. Намного сильнее, чем раньше. Пусть сейчас у него и возникают трудности… он набирается опыта, неизвестное становится известным, и он умеет адаптироваться.

В этом эльфийка не сомневалась.

Парень действительно стал сильнее. Он стал настолько сильным, что его едва можно было узнать.

В сражении один на один он загнал Джаггернаута в угол. Конечно, на его успех повлияло множество факторов, но, несмотря ни на что, это выдающееся достижение.

То, как он сражается с отчаяньем и побеждает, давало Лю надежду. Она видела свет белого пламени, которому нельзя позволить угаснуть.

…Даже сейчас он борется ради своего идеала. Он стремится к будущему, в котором выживем мы оба.

Он великолепен. Он сияет так ярко, что это сияние ослепляет эльфийку.

Однажды и она смотрела на мир таким же незамутнённым взглядом. Она верила в лучшее будущее и стремилась к нему.

Лю сомневалась, что она вообще способна стремиться к идеалам.

Возрадуйся, Кагуя… теперь я совсем как ты.

Проходя по тёмному, молочно-белому лабиринту Лю сама себе иронично улыбнулась.

Воспоминания о прошлом всплыли в её памяти.

Как авантюристка Лю не могла закрывать на монстров глаза, но часть её сознания уже погрузилась в прошлое.

Оставить комментарий