Том 14. Особая глава. Воспоминания о правосудии

Опция "Закладки" ()

— Забери их обратно, Кагуя!

Уже давно наступил день, крик Лю звучал чересчур эмоционально.

Она и другая авантюристка из Паствы Астреи в их доме в Орарио, Саду Звёздной Пыли, столкнулись лбами.

— И с какой стати, интересно, я должна забрать сказанные мной слова?

Красавица с длинными прямыми чёрными волосами задорно улыбалась Лю в ответ. Одежды в островном стиле и выделяющаяся заколка говорили о восточных корнях, а тщательно подобранные слова — о высоком происхождении. Продолжая улыбаться, она вопросительно наклонила голову, не переставая смотреть на распалившуюся Лю, как бы говоря: «Ну и зачем поднимать такую шумиху

— Хочешь сказать, меньшинством можно пренебречь ради большинства? Такого правосудия, по-твоему, желает Всевышняя Астрея?! Что хорошего в мире, полученном такими жертвами?

Лю была моложе, в её словах слышались нотки эльфийской гордости. Слушая её, Кагуя опустила брови, отчего её глаза стали походить на лисьи.

— Дура! Ты несёшь такую чушь, что дыхание перехватывает!

— Что!..

— Почему… думаешь… люди зовут тебя бесполезной мелкой эльфийкой?!

Кагуя фыркнула, от напускных манер не осталось и следа.

Лю хотела взорваться от ярости, когда её собеседница заговорила с ней медленно, словно пытаясь втолковать что-то маленькому ребёнку.

Гоёуно Кагуя — авантюристка четвёртого уровня и заместительница командира Паствы Астреи. В навыках владения мечом и рукопашном бою она превосходила любого другого члена Паствы. Она и Лю постоянно соревновались в том, кто продвинется дальше.

Несмотря на то, что она не любила говорить о своём происхождении, по слухам она росла в благородном роду на Востоке. Длинные, шелковистые волосы доходили до пояса, а чёлка была обрезана под прямым углом. Одетая в кимоно она напоминала женщин Востока такими, какими их представляют.

Однако, стоило ей заговорить и эти представления рушились.

Кагуя не стеснялась в выражениях неподобающих ни её виду, ни её происхождению.

Лю едва не падала от смущения в обморок, когда Кагуя сидела, закинув ноги на стол так, что все видели, что у неё под одеждой, и даже ходила по улицам в нижнем белье, если погода была слишком жаркой. В этом она была похожа на Циклопа из Паствы Гефест, и это заставляло Лю думать, что на Дальнем Востоке только такие женщины и живут.

— Я восхищаюсь Астреей. Если бы она не произвела на меня такого глубокого впечатления, я бы не вступила в эту Паству. Я очень её уважаю.

— Ну так!..

— Но это не имеет никакого отношения к её представлению о справедливости в реальном мире, — продолжила Кагуя, оборвав возмущение Лю. — Если я скажу так, ты наконец поймёшь? Не думай, что у тебя хватит сил, чтобы спасти весь мир.

Тон Кагуи стал ледяным, она смотрела на Лю с искрой в глазах:

— Лайон, ты сильный боец. Ты достаточно сильна, чтобы я сочла тебя достойной соперницей. Но в Пастве ты самая желторотая.

— Че-…

Брови Лю поднялись от неожиданного оскорбления, она была настолько возмущена, что слова застряли в её горле.

— Я над тобой потешаюсь не потому, что ты эльфийка. Твой дух сильнее, чем у любой из нас. Но если ты права и справедливость на нашей стороне, почему младшая сестра Шакти, Ади, умерла?

Тянущаяся к Кагуе рука застыла.

— Она умерла у нас на глазах, помнишь? Её разорвало самовзрывающейся бомбой Злодеев.

В Городе-Лабиринте шли тёмные времена.

Паства Рудры и другие группировки злодеев восстали, принеся в Орарио разрушение и страдания.

Хаос и замешательство поглотили город. Вокруг царил бандитизм и беззаконие. Лились кровь и слёзы беспомощных горожан, а тем, кто обладал силой, чтобы остановить злодеев, приходилось идти на жертвы.

— Посмотри на город. Крики горожан не прекращаются. Нам приходится чем-то жертвовать, чтобы хоть чего-то добиться. Как можно утверждать, что существует правосудие без потерь?

— !..

— Думаешь, у тебя получится всех спасти? А вот я так не думаю, полоумная.

Кагуя поправила рукояти кинжалов на поясе, бросив последние слова. В её голосе не было злости, он не был лишён надежды. Она просто говорила о жестокости реального мира.

— Правосудие, о котором ты говоришь, всего лишь удобный образец. Придёт день, когда каждому человеку придётся делать выбор. И для меня, и для тебя.

Она отвела чёрные глаза от эльфийки, словно потеряла к разговору интерес.

— Мне кажется, тебе нужно узнать о настоящем мире чуть больше.

С этими словами Кагуя ушла. Оставшись наедине с собой, Лю могла лишь сжать кулаки. Но злилась она не на Кагую, а на себя, из-за того, что не смогла возразить.

— Ну вот, вы снова за старое.

Голос застал Лю врасплох. Элиза показалась из коридора, словно просто проходила мимо. Лю повернулась, когда рыжеволосая девушка вошла в комнату.

— Конечно то, что вы обмениваетесь мнениями, это здорово, но не могли бы вы в следующий раз быть потише? Ладно я, вас Всевышняя Астрея слушает. Вы ей только беспокойства подкидываете.

— …

— Впрочем, она, наверное, ещё и продолжить бы вам сказала. Ладно, Кагуя снова выиграла? Слишком ты это близко к сердцу принимаешь. Тебе бы проще к этому относиться.

Элиза улыбнулась, словно пытаясь поддразнить поникшую Лю, мрачно смотревшую в пол.

— Я… не могу этого принять. Пусть я и дура, а Кагуя права, я не могу принять того, что жертвы необходимы… Это всё равно что признать поражение Злодеям. Всё равно что назвать нас беспомощными и напрочь забыть о справедливости!

Негодование Лю выливалось в её слова, она не могла не поднять голос.

— Лайон, успокойся пожалуйста.

Элиза сжала мизинец Лю.

Указательным и большим пальцем девушка обхватила тонкий мизинец эльфийки. После этого мысли Лю прояснились.

Такое всегда случалось.

Элиза всегда могла вызвать в Лю ощущение спокойствия. Словно зеленоглазая девушка затягивала её в это ощущение.

— …Ты же слышала, что сказала Кагуя?

— О том, что нам придётся что-то отдать взамен? Да, слышала… а что?

— Что ты об этом думаешь? Ты согласна, что приходится идти на жертвы?

Сама того, не осознавая Лю спросила мнения Элизы. Элиза ответила не раздумывая, горделиво выпятив грудь:

— Разумеется было бы лучше, если бы мы могли спасти всех и каждого. Мне кажется, ты права!

Лю была поражена. Элиза не раздумывая подтвердила те мысли, в которых сама эльфийка уже начала сомневаться. Пока Лю удивлённо моргала, Элиза продолжила:

— Но я не уверена, что этот ответ верный.

— А?..

— Я не думаю, что всё пройдёт гладко просто потому, что ты стремишься к своим идеалам.

В конце концов путь, которым они идут, может заставить их заплатить тяжёлую цену и пойти на ещё большие жертвы. Элиза не отрицала сказанное Лю или Кагуей, она пыталась взглянуть на этот вопрос издалека.

— Я слышала, что, живя на Дальнем Востоке, Кагуя через многое прошла. Подозреваю, она видела то, что ты даже представить себе не можешь.

— …Ты же про политические распри?

— Возможно она так грубо это выражает из-за опыта прошлого… а может она так говорит, потому что пытается защитить то, что ей на самом деле очень важно.

Командир Паствы словно заглядывала в сердце Кагуи.

— Мне кажется, верного подхода не существует. Есть только то, что мы должны сделать для осуществления наших желаний, и как упорно мы будем ради этого бороться. Вопрос заключается только в том, что мы можем положить на алтарь идеалов, которых не можем достигнуть. Даже я со своей идеальной точностью и мудростью могу сказать только это.

Лю не знала, были сказаны последние слова в шутку, или Элиза была серьёзна, но после сказанного девушка улыбнулась.

— Идеалы всё равно важны, разве нет?

Словно расцвёл изумительный цветок.

— Может это всего лишь красивые слова, но мы всё равно жаждем их исполнения, даже если над нами насмехаются или издеваются. Потому что, если мы от них откажемся, мы станем слабыми созданиями, готовыми принять любой исход.

Глаза Элизы блеснули с последними словами. Даже сейчас Лю помнила, как искренне эта девушка верила в свои идеалы.

— Если мы не будем стремиться к идеалу, любой компромисс покажется незначительным.

Вот что я думаю.

Вот во что я верю.

Совершенно ясно, что Элиза имела в виду именно это.

— Я не знаю, существует ли правильный ответ, но сдаваться неправильно. Идеалы, которые ты преследуешь, наполняет радость.

— …

— Вот почему так важно продолжать их придерживаться.

Каждое слово Элизы запало в сердце Лю.

— …Разве не было людей у которых получалось достичь идеалов? — спросила Лю.

Элиза рассмеялась, как ребёнок:

— А то ты не знаешь? Таких людей называют героями.

Оставить комментарий