Глава 1224. Чистое Небо После Снежной Бури

В такой манере и закончился этот фарс. Все ученики Секты Дао переглянулись друг с другом, а затем они повернулись, чтобы взглянуть на стоящего в небе человека. Только затем они наконец разошлись. Несмотря на то, что им не было понятно происходящее, вероятно Мастер Пламени сделал что-то переходящее грань, что и заставило обычно собраного боевого старшего Линь Дуна потерять свой темперамент…

Однако в их разуме все было просто. Что бы не случилось, все в Секте Дао всегда поддержат Линь Дуна.

— Холодная аура на твоем теле не исчезает. Тебе следует потратить больше времени на тихую тренировку и избегания сражений с другими, — стоящий в небе Линь Дун посмотрел на Ин Хуаньхуань, от которой все еще исходила холодная аура, а затем сказал.

Ин Хуаньхуань кивнула. Вскоре она тихо сказала: — Однако ты должен пообщеать мне, что больше никогда не ввяжешься в драку с Мастером Пламени. Несмотря на то, что это лишь аватар, его настоящее тело определенно придет в будущем.

Она тоже волновалась о Линь Дуне. В конце концов девушка очень хорошо знала о силе Мастера Пламени. В настоящем бою Линь Дун наверняка получит короткий конец палки. Более того, Мастер Пламени олицетворял группу людей — самую пугающую группу людей даже в древние времена.

— На сей раз я действительно был немного опрометчивым, — Линь Дун вздохнул. В этот раз он действительно действовал немного необдумано. Однако, когда парень понял, что Мастер Пламени тайно пробудил спящую в теле Ин Хуаньхуань силу Мастера Льда, не отдавая отчета опасностям, он невольно пришел в ярость. Более того, настоящая причина, почему он был так раздосадован кроется в том, что Мастер Пламени действовал за его спиной. В конце концов он доверял тому и поэтому разрешил следовать за ними. Однако последний сделал за его спиной что-то скрытное и это несомненно перешло черту.

Он знал, что у Мастера Пламени и остальных Древних Мастеров были великие амбиции и они желали защитить этот мир. Между тем, Линь Дун также уважал их за это. Фактически никто не мог сравниться с их вкладом в этот мир. С определенной точки зрения, то, что они сделали с Ин Хуаньхуань не было ошибкой. По-факту с их точки зрения, только лишь полностью пробудив Мастера Льда, можно спасти этот мир.

Однако Линь Дун не желал, чтобы Ин Хуаньхуань из-за этого стала чуждым и холодным человеком. Тем не менее, парень также знал, что это была объязаность Мастера Льда. Кроме того, Ин Хуаньхуань и Мастера Льда никак невозможно отделить друг от друга. Следовательно, в этом деле у нее нет выбора и она также не может избежать этого долга.

Линь Дун не вел себя эгоистично, желая, чтобы Ин Хуаньхуань отреклась от этого долга. Он лишь желал найти идеального решения. В конце концов, если бы у парня была способность нести этот долг, Ин Хуаньхуань не было бы нужды превращаться. Более того, этот мир также был бы спасен.

Вопреки тому, что Линь Дун знал, что этот метод может выглядеть немного наивным, он желал заплатить цену, чтобы сделать это. В конце концов парень пережил бесчисленные ситуации жизни и смерти, и, вопреки неисчислимым ранам, полученым по пути, он медленно двигался к этой цели. Поэтому он надеялся, что сможет получить их признание, когда придет время.

А перед этим юноша желал попытаться изо всех сил защитить ее голос и улыбку. В конце концов он все еще был смертным человеком с эмоциями.

Когда Ин Хуаньхуань увидела сложные эмоции на лице Линь Дуна, она замолкла. Вскоре девушка своими прекрасными леденяще-синими глазами посмотрела на оживленную и шумную Секту Дао. Она тут же стала немного рассеяной. Затем ее стройный пальчик указал на отдаленную площадь и девушка произнесла: — Помнишь? Три года назад в соревновании залов в том месте мы впервые сразились.

— Ага. А после этого я тебя безжалостно отшлепал, — улыбнувшись, сказал Линь Дун.

Личико Ин Хуаньхуань едва заметно покраснело. Затем она пожурила: — Тогда мне следывало бы попросить всех старших и младших из моего Зала Неба избить тебя.

— Старшие и младшие моего Зала Пустоты не боятся тебя, — Линь Дун невольно рассмеялся. Он внезапно осознал, что у него поднялось настрояния. Эти воспоминания прошлого принесли тепло в его сердце.

— Ладно, тебе следует сперва пойти отдохнуть. Ты не должна выходить в подобном состоянии, — после того, как у него появилось настроение, Линь Дун махнул Ин Хуаньхуань рукой, затем произнеся.

— Хорошо.

Ин Хуаньхуань очень хорошо знала о состоянии собственного тела. В конце концов, если она не будет подавляться эту холодную ауру, она может навредить обычным ученикам Секты Дао. Поэтому она быстро улыбнулась Линь Дуну, взмахнул своей маленькой ручкой и сказала: — Больше не сходи с ума.

Сейчас ее поведение несколько совпадало с тем, как три года назад вела себя эта пылкая юная девушка. Линь Дун тут же ощутил тепло в своем сердце. После чего он кивнул и проводил Ин Хуаньхуань глазами. Последняя тотчас превратилась в луч и рванула назад на обратную сторону горы.

После ухода девушки, улыбка на лице Линь Дуна наконец начала понемногу исчезать. Крепко сцепив вместе руки, выражение в его глазах быстро изменялось. Спустя долгое время он испустил глубокий вздох.

В этот раз ему удалось остановить Мастера Пламени. Однако, что насчет следущего раза? Если все действительно будет, как и сказал Мастер Пламени, после прибытия его настоящего тела за ним последуют и Мастер Хаоса, Мастер Тьмы и остальные древние мастера. Сможет ли он тогда продолжать защищать Ин Хуаньхуань?

В то же время, какой Древний Мастер поверит ему, если он объявит, что может понести бремя Ин Хуаньхуань. Несмотря на то, что юноша сейчас было достаточно могущественным, между ним и пиковыми экспертами из древних времени вроде Мастера Пламени все еще огромный разрыв.

— Янь… думаешь я смогу превзойти Мастера Льда? — Линь Дун ощущал небольшую растерянность, он спросил.

— А думал ли ты далеких три года назад, что сделаешь это? — Янь едва заметно улыбнулся и произнес.

— Однако мне не достает уверенности, что я смогу защитить ее после прибытия Древних Мастеров, и я сомневаюсь, что мне удастся убедить их, что я квалифицирован нести ее бремя.

Янь молчал. Мастер Льда была невероятной. Фактически даже его владелец Символ Предка нахваливал ее. Поэтому пытаться состязаться с ней невероятно трудно.

— Их не невозможно заставить признать тебя. — Янь некоторое время помолчал, а затем внезапно сказал.

— У тебя есть способ? — в пораженной манере, поспешно спросил Линь Дун.

— Есть. Но я не знаю, сработает ли это, — Янь остановился и продолжил, — однако этот также зависит от кое-кого другого.

— Кого?

— Лин Цинчжу.

— Лин Цинчжу? — Линь Дун был ошарашен. Затем он потеряно спросил: — А что она?

— Я не знаю всех тонкостей. Но… от ее тела я ощущил колебания, которыми обладал только мой владелец, — мрачным голосом заговорил Янь.

— Символ Предка? — глаза Линь Дуна сжались. Его сердце наполнилось неопределенность. Каким образом Лин Цинчжу была связана с Символом Предка?

— Я не знаю, почему она обладает колебаниями, которыми обладал только мой владелец. Однако ты можешь пойти и сам спросить ее, — сказал Янь.

Линь Дун нахмурился, а затем покачал головой. В конце концов он делал все это ради Ин Хуаньхуань. Следовательно, будет не справедливо, если парень попросит помощи Лин Цинчжу. Поэтому он никак не мог пойти и спросить ее.

— Забудь. Я сам что-то придумаю, — Линь Дун вздохнул.

— Твое право. Однако я первый раз сталкиваюсь с подобной ситуацией. Будет настоящей тратой упустить ее… — про себя пробормотал Янь.

Линь Дун покачал головой и проигнорировал его. Между тем в своем сердц парень ощутил небольшое раздражение. После не длинного умиротворения всплыли различные неожиданные ситуации. Если бы все только оставалось таким мирным, как когда-то.

С этими трудными мыслями Линь Дун спустился из неба. Он уже было собирался уходить, как неподалеку раздался голос. Парень тут же понял голову и увидел быстро направляющуюся к нему Ин Сяосяо.

— Боевая сестра Сяосяо, — улыбнувшись Ин Сяосяо, сказал Линь Дун.

— Я больше не заслуживаю подобного обращения от тебя, — Ин Сяосяо закатила глаза. Учитывая его силу, он более чем имел право даже на становление мастером секты, пожелай он того.

— Верно. Я пришла, чтобы сказать тебе, что твои друзья ушли в Регион Демонов, пока ты находился в уединении. Однако перед уходом они установили пространственную формацию. Поэтому ты можешь достичь Региона Демонов в течении нескольких дней, если того пожелаешь.

— Маленький Куница и остальные вернулись в Регион Демонов? — Линь Дун был поражен. Однако он вскоре кивнул. Восточный Регион Сюань сейчас находился в состоянии мира и они должны были вернуться в Регион Демонов. Более того, им все еще нужно позаботиться о Дворце Четырех Титанов. К тому же, учитывая характер Огонька, было очевидно, что Регион Демонов больше подходил ему.

— Более того… — Ин Сяосяо внезапно остановилась, а затем продолжила, — Ранее мисс Лин Цинчжу взяла последнюю группу членов Дворца Высшей Чистоты Девяти Небес и покинула Секту Дао. Должно быть они направляются назад во Дворец.

— Она ушла? — Линь Дун был поражен. Вскоре в его глазах появились сложные эмоции, в то же время неизвестное чувство поднялось у него в сердце.

— За это время ученики Дворца уходили один за другим. С их начальной скоростью они должны были уйти еще месяц назад. Однако по какой-то неизвестной причине, их скорость вслед за тем снизилась. К тому же Цинчжу оставалась в Секте Дао в течении месяца и лишь недавно ушла с некоторыми членами Дворца, — Ин Сяосяо со странным выражением взглянула на Линь Дуна и сказала.

Линь Дун горько улыбнулся. Естветсвенно он знал, что подразумевала Ин Сяосяо. В течении прошлого месяца он пал в таинственный транс. Поэтому, причина, по которой Лин Цинчжу осталась, вероятно крылась в том, что она волновалась за него. А сейчас, когда парень успешно покинул затвор, она также тихо ушла.

Однако ее характер оставался все таким же. Более того, девушка полностью отличалась от Ин Хуаньхуань. Последняя не скрывала ни любви, ни ненависти и в Необычном Дьявольском Городе даже пожелала рискнуть жизнью, чтобы вынудить Ин Сюаньцзи показаться, дабы защитить его. Не смотря на то, что это может и выглядело умышленным, это по-факту был ее способ выражения любви. Однако Лин Цинчжу не показывала ничего. Она хранила все свои эмоции внутри себя и никогда не говорила о них другим. Только лишь приближенные к ней могли ощутить пламенный жар, сжатый в ее леденяще-холодном сердце.

— Я хочу спросить… что ты думаешь делать с Хуаньхуань и мисс Цинчжу? — Ин Сяосяо посмотрела на Линь Дуна и спросила.

— Я…

Линь Дун пошевелил губами, но не смог ничего вымолвить. Между тем на его лице было сложное выражение, а ему не доставалось его привычной решительности. В конце концов он ну ни как не мог объяснить подобное.

— Ин Сяосяо вздохнула. Однако она не давила. Вместо этого девушка сказала: — Тебе следует проводить ее. Он не должна была далеко уйти.

Линь Дун кивнул. Он уже было собирался развернуться и уйти, как Ин Сяосяо внезапно что-то вспомнила: — Постой, в течении прошедших двух месяцев родители также отправили тебе сообщение. Они хотят, чтобы ты сделал что-то для них.

— Сделать что-то? — Линь Дун опешил. О чем хотят попросить его родители?

— Да. Твои родители попросили, чтобы, когда у тебя будет время, ты отправился в Северный Регион Сюань и привел Цинтань назад.

— Цинтань…

Услышав это имя, сердце Линь Дуна невольно задрожало. На его лице тут же появилось невероятно теплое и мягкое выражение. Ему было интересно, что сейчас делает эта упрямая девчушка, которая всегда доставляла ему головной боли.

Когда Линь Дун думал об этой оживленной улыбающейся девочке в черном, держащей черную косу, как три года назад, его сердце ощущало тепло. Уже прошло три года, как он последний раз ее видел, парень скучал за этой девчушкой.

— Да, понял. Я приведу ее назад как можно быстрее.

Линь Дун кивнул. Цинтань была маленькой принцессой в их семье, о которой заботились как он, так и его родители. Поэтому, нельзя сказать сколько слез пролила их масть со времени ее ухода из дому. Поскольку он вернулся, ему следует найти время и отправиться в Северный Регион Сюань.

После того, как раздался его смех, Линь Дун больше не задерживался. Он взмахнул рукой в сторону Ин Сяосяо, а затем его тело двинулось. После чего парень покинул Секту Дао. Ин Сяосяо беспомощно вздохнула, глядя на отдаляющуюся фигуру.

……

Десятки учеников Дворца Высшей Чистоты Девяти Небес тихо передвигались по горному лесу за пределами Секты Дао. Впереди них находилась прекрасная и выдающаяся леди в белых одеяниях. Между тем ее личико прикрывала вуаль. Однако ее фигура, которую подчеркивали одеяния, была идеальной и соблазнительной.

Су Роу шла следом за ней. Между тем она время от времени поворачивалась и своимио большими глазками смотрела на все более неясные очертания Секты Дао. В итоге она невольно тихо спросила: — Старшая сестра, мы так и уйдем?

— Да.

Из-под вуали Лин Цинчжу раздался негромкий голос. Казалось, словно в ее голосе не было эмоций.

— Как минимум… мы должны попрощаться с большим братом Линь Дуном перед уходом, — предложила Су Роу.

Лин Цинчжу взглянула на нее. Она, казалось бы, улыбнулась, а затем заговорила мягким голосом: — Зачем нам беспокоиться об этом?

— Но… страшая сестра, причина по которой ты все это время оставалась в Секте Дао заключалась в том, что ты хотела убедиться, что он успешно закончит свою тренировку… — прикусив губки, сказала Су Роу.

Шаги Лин Цинчжу остановились. После чего ножны меча в ее руке мягко постучали по маленькой головке Су Роу, она сказала: — Если ты продолжишь нести подобную ерунду, я накажу тебя по прибытию.

Маленькая головка Су Роу поежилась, она больше не смела ничего говорить.

— Она права. Поскольку я привел вас всех в Секту Дао, как минимум вы должны прийти и попрощаться перед уходом, не так ли? — впереди внезапно раздался смех. Подобная нефриту рука Лин Цинчжу, которая сейчас держала длинный меч, тут же застыла. После чего она медленно повернула голову, прежде чем увидеть стоящую перед собой худощавую фигуру, которая сейчас облокатилась об огромное дерево на краю леса. Между тем этот человек смотрел на нее с улыбкой на лице.

Слабый свет пронизывал лес, озаряя его тело. Этот теплый солнечный свет вызывал ощущение, подобное тому, когда человек видел чистое небо после снежной бури.