Глава 240 — Ложь или честь

Опция "Закладки" ()

Мы покинули вечеринку раньше остальных, но Элеора сначала захотела прогуляться по дворцу. Большая часть значимых аристократов уже покинула вечеринку, а оставаться с молодняком нам не хотелось.

— Я в бешенстве!

Чтобы как-то поддержать ее, я понимающе кивнул.

— Я понимала, что он расскажешь о свадьбе быстро, но мы даже не успели закончить церемонию, как он выложил свой главный козырь.

— Коронация – одно из самых важный событий в жизни империи, но я ждал большего, чем просто прочтения нескольких заповедей императором, его «захватывающую» речь, и пятиминутный обряд из питья сока.

Этот день запомнится для всех только тем, что восставшая против императора, а потом предавшая своего союзника за несколько дней до конца войны семья стала родной новому императору и теперь не понесет никаких наказаний.

Он поступил правильно, притянув под свою верность влиятельную семью с севера, но большинство других аристократов ужасно недовольны. Благодаря этому событию Элеора нашла еще больше точек соприкосновения интересов знати из разных уголков империи, скоро пойдет просто колоссальный поток жалоб. По итогу, свадьба принесет куда больше Элеоре, чем получат сами Большевики и Эш.

— На какой день назначена дата свадьбы?

Элеора повернулась ко мне и улыбнулась.

— Свадьба с сестрой нового императора – это важное событие, так что подготовкой они займутся уже сейчас, а вот сам день бракосочетания будет назначен только на середину весны. Нужно пригласить многих аристократов, но из-за снега невозможно выехать из дальних земель.

— Почему же он так поторопился с коронацией?

— Потому что его позиция сейчас сравнительно сильна, но уже через несколько месяцев мой любимый брат может потерять свои позиции, а вместе с ними и трон. Вот почему он хотел пройти обряд коронации раньше, чем наступит лето.

Я вновь кивнул в ответ, понимания, о чем она.

— А что случится с правом наследия на престол, как только сестра Эша выйдет замуж за Чарли Большевикова?

— Девушки теряют право наследовать трон сразу после смены фамилии, но и их мужья не имеют права на него, так что ничего, по факту, не изменится.

Мы шли дальше, но я все меньше понимал реальные выгоды императора женить свою сестру на Чарли. Да, он получит сильного союзника, но потеряет куда больше. Может он действительно настолько глуп?

В этот момент с другой стороны коридора появился сам герцог Большевиков.

— Это же сам лорд Вайдт и Ее Высочество Элеора. Спасибо, что выделили время на сегодняшний праздник.

Он неловко поклонился, показывая, что признает нашу силу, но в его движениях было что-то странное.

Не будем долго вести светские беседы и сразу перейдем к делу.

— Герцог, зачем Вы планируете женить своего сына на дочери императора? В будущем планируете забрать трон себе?

— Да! — он радостно улыбнулся.

— Вы же понимаете, что если Ваш сын станет зятем императора, только их дети могут стать престолонаследниками, и это при условии, что у Эша и его будущей жены не будет детей?

От него пахнет страхом и коварством. Элеора улыбнулась и сказала:

— Давайте не будем об этом, мы только что короновали нового императора и править ему еще много лет. Спасибо за Ваши шутки, Вы меня повеселили.

Тем не менее, я чувствую запах страха, что исходит от герцога. Я продолжал наблюдать за ним, но почувствовал, что Элеора тоже врет. Она сама понимает, что Эш не будет править долго.

— Хорошо, Ваше Высочество, если Вы так рады нашим шуткам, я рад был Вас развеселить.

— Я тоже.

Мы все втроем улыбнулись. Теперь мы все трое стали лжецами. Князь вновь низко поклонился, а потом произнес:

— Тогда почему бы Вам не подарить ее тепличные цветы?

Тепличные цветы? Наверное, он о тех цветах, что выращивает Эш в своей теплице, он показывал мне их первый раз, когда мы встретились наедине.

— Хорошая идея, но в теплице есть и ядовитые цветы, так что выбирать нужно осторожно.

— Да, она будет явно рада такому подарку.

С этими словами герцог Большевиков нас покинул. Мы подождали, пока он уйдёт, а потом вновь вернулись к теме нашего разговора.

— Вайдт, ты не показалось его поведение странным?

— Я думаю, что это не странное поведение, а полное отчаянье. Женитьба на сестре нового императора – единственная возможность не заклеймить свою семью предательством.

В империи много своих проблем, но для любого аристократа самой большой проблемой является «клеймо» из-за действий других членов семьи.

Они сражались, чтобы поддержать Ивана, поскольку тогда видели в нем победителя, но из-за нашего вмешательства в войну и использования снайперов на нужных участках фронта мы выиграли войну без особых потерь.

Мы зашли в небольшую комнату и попросили слугу принести чай, а также вызвать одного из подручных Элеоры.

— Мне кажется, нужно действовать прямо сейчас, иначе мы упустим шанс.

Элеора выпрямила спину и вновь превратилась в расчетливую правительницу.

— Как только они официально вступят в брак, она больше не сможет стать императрицей. Но сейчас она стоит сразу за мной, а значит третья в списке.

— Значит…

— Значит, что моя сестра должна стать императрицей раньше, чем произойдет их свадьба!

Сразу после этих слов в комнату вошла Наталья.

— Извините, Вы меня звали?

— Да, попроси императора о небольшой аудиенции.

Она поклонилась и быстро вышла из комнаты. Хоть Наталья и Элеора были подругами, в императорском замке они были слугой и госпожой, а все ненормативные отношения оставались за пределами дворца.

Через пару минут она вернулась и сообщила, что Эш ожидает нас в одной из комнат для принятия гостей. Мы быстро направились туда, чтобы поговорить. Так как брак с императорской семьей является национальным, за него несут ответственность все аристократы и Элеора, как член семьи, может вносить свои коррективы, но не идти против воли императора.

Что же она хочет сказать своему старшему брату?

Мы вошли в небольшую комнату, где совсем не было дорогой мебели, зато был стол и пять стульев, наверное, для небольших, но тайных переговоров.

— Извини за беспокойство, новый император, я хочу поговорить о своей сестре.

Ему не понравился ее тон, но он ничего не мог с этим поделать.

— Мне казалось, что мы уже все обсудили, что не так?

— Просто я думаю, что это вызывает куда больше проблем, чем ты можешь себе представить.

— Пока мы находились в военном походе, наша сестра была тут, разумеется, она взрослая девушка, и мы с тобой не вправе выбирать ей мужа.

Да, но нам не казалось, что девушка так легко и самостоятельно выбрала себе мужа. Насколько мне известно, по словам кардинала, она выбрала себе мужа по просьбе своего брата, а не лично.

— Наша сестра просто мечтала вступить в брак с другим человеком, но отец и дядя запрещали ей из-за политических решений. Теперь, когда я император, она может выбрать себе мужа сама, и я не буду против этого, даже если он будет рабом!

Родиться дочерью императора – это приговор. Твоя судьба не более чем политический брак, а цель жизни родить следующих престолонаследников. И никакого права выбора. В аристократическом мире это считается нормой, но сама идея кажется мне безумной.

Тогда в разговор решил вмешаться уже я:

— Хотите сказать, что Ваша сестра выбрала мужа самостоятельно, но до этого сотни раз отказывалась выходить по воли отца?

— Это не совсем верно, мой отец желал оставить ее брак на потом, чтобы подружиться с кем-то из аристократов запада, где у нас на тот момент были самые слабые связи. Вот и все. Для меня же чувства сестры важнее, чем все остальное.

Ложь, ложь и снова ложь, я точно уверен, что он врет.

— Почему же ты принял такое решения, ведь сам знаешь, что сейчас говорят о Большевиках?

— Ох, дело в том, что моя сестра дала мне выбор, или она выходит за Чарли, или уходить в монастырь, другого не дано. Она даже собрала вещи.

Чтобы милая девушка из-за обычного парня бросила свой дом и ушла в монастырь… Я уже слышал такие истории, но никогда не думал, что это может быть правдой!

Хотя, это точно не правда, ведь Эш нам лжет, это чувствуется по его запаху.

Если бы новый император догадывался о реальных решениях герцога, возможно сам бы настоял против этой свадьбы. Но если мы просто расскажем ему, то у нас ничего не получится.

— Да, мы все такие, ты и сама знаешь Элеора. Мы не хотим подчиняться общим правилам.

Я откинулся на спинку кресла и посмотрел в глаза Эша.

— Можно я дам Вам один совет? Ни как политик, ни как посол Миральдии, а как мужчина мужчине?

— Хорошо, я слушаю.

— Сейчас Вы остались единственным мужчиной в Вашей семье, у Вас есть только две сестры, которые могут стать для вас хорошим щитом или же ужасным мечом. Герцог Большевиков не тот человек, который хочет Вас защищать, поверьте моему опыту. Свадьба ему нужна не для того, чтобы стать верным подданным императора.

— Вы правы, я остался единственным мужчиной в семье, а теперь еще и новым императором. На мне большая ответственность, но… Я прислушаюсь к Вашему совету и уделю больше внимания бракосочетанию моей сестры и Чарли. Теперь мне нужно идти.

Император вышел, и мы остались в комнате только вдвоем.

— Ты чертов прохвост, но, похоже, он начал задумываться над твоими словами.

— Иногда нужно разграничивать разницу между личными и общими делами. Свадьба заденет не только личные, но и государственная дела, а потому мы не можем рисковать.

— Да, не можем!

Оставить комментарий