Том 1. Гандальв. Глава 2: Кирхе Тлеющая

Опция "Закладки" ()

Вечером того же дня, когда во время занятий Луизу жестоко дразнили из-за сонного бреда своего фамильяра…

Хозяйка вышвырнула его подстилку в коридор.

— Ты что творишь?

— Если я тайком заберусь к тебе в постель, ты окажешься в затруднительном положении, не так ли?

Похоже, девочка испытывала недовольство по поводу его сонного бреда во время занятия.

— Но за пределами комнаты — сквозняки, и значит там холодно.

— Я непременно согрею тебя… в твоем сне, — вздернув свои тонкие брови, парировала Луиза. Девочка действительно испытывала недовольство. Похоже, она, во что бы то ни стало, хотела заставить Сайто спать в коридоре.

Мальчик взял свое одеяло и вышел за дверь. В тот же миг изнутри комнаты донесся звук того, что хозяйка заперлась на ключ.

Из прорезанного в стене окна со свистом дул ветер, и у Сайто закоченело тело.

— Хооолодно, — пробормотал мальчик, закутался в одеяло и лег на свое сено. Пол в коридоре был каменный, поэтому холод проникал в тело. «И камина тут нет. Зябко.

Всего-навсего сон — и выгнать меня в ледник!» — Сайто ударил ногой дверь в комнату Луизы. Разумеется, ответа не последовало.

Мальчик начал придумывать способы отмщения. На этот раз не отделаешься только надорванной резинкой на трусиках. Итак, когда закутавшийся в одеяло Сайто замерзал, придумывая, что бы такого сделать той девчонке…

Дверь в комнату Кирхе с шумом открылась.

***

Тем, кто вышел в коридор, была саламандра Пламя. Ее горящий хвост, видимо, был теплым. У Сайто округлились глаза.

Саламандра мелкими шажками приблизилась к мальчику. Тот инстинктивно отпрянул.

— Ч-чего тебе?

— Кюру-кюру, — проскрипела саламандра, и в ее голосе чувствовалось дружелюбие.

Похоже, у нее нет злого умысла.

Саламандра схватила зубами рукав куртки Сайто, и, словно показывая: «Следуй за мной», мотнула головой.

— Эй, перестань! Кажется, уже одеяло горит, — запротестовал мальчик. Однако саламандра сильно его потянула.

Дверь в комнату Кирхе оставалась открытой. Эта ящерица намеревается втащить меня внутрь?

Определенно, так оно и есть. Если это не по прихоти саламандры, черт побери, может у Кирхе есть ко мне какое-нибудь дело?

Возможно, та девица намеревается выразить недовольство, что мы с Луизой докучаем ей своими постоянными ссорами. Сбитый с толку Сайто вошел в комнату Кирхе.

***

Когда он зашел, в помещении было совершенно темно. Только вокруг саламандры распространялось тусклое свечение. Из темноты прозвучал голос Кирхе:

— Не закроешь ли дверь?

Сайто сделал так, как его попросили.

— Добро пожаловать. Проходи сюда.

— Но здесь же темно.

Послышался звук, когда Кирхе щелкнула пальцами.

И тут же установленные в комнате свечи загорелись одна за другой.

Начиная с той, которая находилась рядом с Сайто, свечи по очереди загорались, и последней вспыхнула та, которая располагалась рядом с Кирхе.

Огоньки свечей вспыхнули волнообразно, словно фонари, освещающие улицу.

В тусклом, слабом, призрачном свете фигура сидящей на кровати Кирхе была обольстительной. Кажется, это называется «неглиже», именно, то, что на ней надето — нижнее белье, предназначенное для соблазнения. К слову сказать, кроме белья на ней больше ничего-то и не надето.

Груди Кирхе могли подтвердить, что внизу ничего не надето. Похожие на дыни, они приподнимали кружева неглиже.

— Что ты там застыл, проходи, — сказала девочка томным голосом.

Сайто машинально, двигаясь как сомнамбула, направился к ней. Кирхе, приветливо улыбаясь, проговорила:

— Присядешь?

Сайто, как ему было сказано, сел рядом. Его голова была заполнена образом обнаженного тела Кирхе, находящейся так близко.

— Ч-что случилось? — натянутым голосом спросил он. Изящно поправив свои рыжие, словно пылающий огонь, волосы, девочка уставилась на него. Ее смуглая кожа, освещенная тусклым пламенем свечей, источала дикое очарование, под которое, так или иначе, попал Сайто.

Девочка тяжело вздохнула. И чарующе покачала головой:

— Ты, вероятно, считаешь меня вульгарной девицей?

— Кирхе?

— Даже если так кажется, с этим ничего не поделаешь. Понимаешь? Мое руническое имя — «Тлеющая».

— Знаю. Угу.

Ложбинка, виднеющаяся через разрез ее нижнего белья, непреодолимо привлекала внимание.

— Знаешь, я легко разгораюсь, словно факел. Поэтому внезапно таким вот способом позвала тебя. Понимаю. Это — скверный поступок.

— Да уж, скверный, — вторил Сайто, все еще не до конца понимая, что же происходит. Ему еще не приходилось попадать в ситуации, когда девочка из другой страны вот таким образом вела с ним откровенный разговор, поэтому он пребывал в напряжении и, одновременно, — в замешательстве.

— Однако, знаешь, я думаю, что ты простишь меня.

Кирхе уставилась на Сайто глазами, влажными от слез. Несомненно, в любом мужчине пробудились бы первобытные инстинкты, когда эта рыжеволосая красавица взглянула бы на него таким образом.

— П-простить что?

Кирхе мгновенно схватила его руку. Ладони у девочки были такие теплые. Затем своим пальцем она начала обводить пальцы Сайто, один за другим, словно проверяла их. У мальчика по спине пробежал электрический ток.

— То, что люблю. Я. Тебя. Любовь пришла совершенно неожиданно.

— Совершенно неожиданно.

Сайто пребывал в смятении. «Несомненно, она подшучивает надо мной», — подумал он. Однако на лице Кирхе пребывала серьезность.

— Твой образ, когда ты одолел Гиша… Тот образ был такой привлекательный. Совсем как Ивальди, герой из легенды. Увидев это, я онемела. Можешь мне поверить! Онемела! Страсть! Аах, это — страсть!

— Значит, страсть, угу.

— Мое руническое имя — «Тлеющая», иными словами — страсть! С того дня я, витая в облаках, сочиняла мадригалы. Мадригалы. Любовные песни. И причина этому — ты. Сайто. Ты появляешься в моих снах каждую ночь, поэтому, используя Пламя, я приказала ей следить за твоим поведением… Действительно, что до меня, то я — неприличная девица. Ты тоже так думаешь? Однако, причина всего этого — ты.

Сайто сидел неподвижно и не понимал, что же ему лучше ответить.

Наверное, Кирхе приняла его молчание за согласие, поскольку медленно закрыла глаза и приблизилась губами к его губам. Она — такая пленительная.

Луиза тоже обворожительная, однако, в таком вопросе как сексуальность она на два или на три порядка уступает Кирхе. Вероятно, настолько же, насколько Луиза чище и милее. Но только внешностью.

Однако Сайто увернулся от губ Кирхе.

Поскольку, так или иначе, но у него было плохое предчувствие.

Рыжеволосая красавица уставилась на мальчика, и на ее лице словно бы отражался вопрос: «Почему?» Сайто с трудом оторвал от нее взгляд и произнес:

— К-к-как бы там ни было, если прокрутить в голове то, что ты до этого сказала…

— Даа.

— Ты — очень влюбчивая, — откровенно сказал Сайто. Похоже, он попал в самое яблочко, поскольку лицо Кирхе залилось краской:

— Все так… По сравнению с чувствами к другим парням эта любовное томление, вероятно, немного сильнее. Однако, ведь тут уж ничего не поделаешь, не так ли? Любовь пришла внезапно и сразу же воспламенила мое тело, словно огонь.

Когда Кирхе произносила это, снаружи постучали в окно.

Там виднелась фигура симпатичного парня, который укоризненно заглядывал в комнату:

— Кирхе… Поскольку ты не пришла в назначенное для свидания время, когда я пытаюсь прийти к тебе, то…

— Пелиссон! Знаешь, давай через два часика!

— Мы так не договаривались!

Определенно, мы находимся на третьем этаже. Похоже, этот красавчик, которого зовут Пелиссон, парит в воздухе с помощью магии.

Кирхе, которой, по-видимому, это докучало, вынула спрятанную в ложбинке между грудей щегольскую волшебную палочку и, даже не глядя в сторону окна, взмахнула ею.

Из пламени свечи вытянулся язык огня, подобный огромной змее, и отбросил парня вместе с окном.

— Просто наказание, такой невоспитанный сыч.

Сайто ошеломленно уставился на эту сцену.

— Эй? Слушаешь меня?

— Кто это?

— Он — просто товарищ. Как бы там ни было, в данный момент на первом месте — моя любовь к тебе. Сайто.

Кирхе снова приблизила к нему свои губы. Мальчик не мог пошевелиться. Страсть, от которой, казалось, можно было задохнуться, поглотила и его.

И тогда… на этот раз постучали в оконную раму.

Оказалось, что в комнату с печальным выражением заглядывает парень, у которого было смелое, волевое лицо:

— Кирхе! Кто это?! Разве мы не уговаривались, что эту ночь я проведу с тобой?

— Стикс! Знаешь, давай через четыре часика!

— Кто этот парень, Кирхе?

Кипя от ярости, Стикс уже намеревался влезть в комнату. Кирхе, которой, по-видимому, это надоело, снова взмахнула своей палочкой.

И снова из пламени свечи вытянулся толстый огненный язык. Опаленный парень упал на землю.

— … Это — тоже товарищ?

— Назовем его не товарищем, а просто знакомым. Во всяком случае, не будем попусту тратить так много времени. И кто же сказал, что ночь длинна?! Не успеешь и глазом моргнуть, а уже восходит солнце, не так ли?!

Кирхе приблизила свои губы к его губам.

Из пролома в стене, который раньше был окном, послышался вопль. Сайто, уже утомленный этим повторяющимся действом, обернулся.

Возле оконной рамы трое парней толкались и теснили друг друга.

Все трое одновременно произнесли одну и ту же фразу:

— Кирхе! Кто этот парень?! Разве ты не сказала, что у тебя сейчас нет возлюбленного!

— Маникан! Аякс! Гимли!

Сайто был в восхищении, что все парни, которые приходили до сего момента, были совершенно разными.

— Знаете, давайте часиков через шесть, — проговорила Кирхе, видимо, пребывая в затруднительном положении.

— Да ведь это будет утро! — дружно прокричали все трое посетителей. Кирхе приказала усталым голосом:

— Пламя!

— Кюру-кюру, — саламандра, до этого спавшая в углу комнаты, проснулась, повернулась к троим парням, толпившимся возле пробоины, которая ранее была окном, и выдохнула в них огонь. Три ловеласа дружно упали на землю.

— А на этот раз? — дрожащим голосом спросил Сайто.

— Эти? Я их знать не знаю. В любом случае! Я тебя люблю!

Двумя руками удерживая голову Сайто, Кирхе откровенно овладела его губами.

— М-м-м…

Мальчик потерял голову. Поцелуй Кирхе был очень страстным. Она крепко прижала Сайто к себе. И мальчик сдался на милость победителя.

В этот момент…

На этот раз с ужасной силой была распахнута дверь.

Когда Сайто подумал: «Снова парень», то ошибся. Там стояла фигура его хозяйки, одетой в ночную рубашку.

Кирхе искоса взглянула на свою соседку, тем не менее, не отрывала своих губ от губ Сайто.

Луиза приближалась к целующейся парочке, сбивая ударами ног ярко освещающие комнату свечи, одну за другой. Когда хозяйка Сайто гневается, она сначала действует руками, а потом уже что-то говорит, но когда она разозлится еще больше, ее ноги успевают сработать еще раньше, чем руки.

— Кирхе! — крикнула Луиза, обращаясь к своей соседке. Та, как бы желая всем своим поведением высказать: «Я заметила, что ты здесь», отстранилась от Сайто и повернула голову:

— Мы тут заняты. Вальер.

— Цербст! К чьему это фамильяру ты протянул свои загребущие руки?!

Сайто растерялся. Луизины глаза каштанового цвета ярко сверкали, выказывая подобную огню ярость.

— Ничего не поделаешь, не так ли? Когда приходит любовь.

Кирхе вскинула обе руки. Сайто начал нервничать, находясь между этими двумя девицами.

Похоже, то, что он так страстно целовался с рыжеволосой красавицей, чувствительно разозлило Луизу.

— Любовь и огонь — судьба рода фон Цербст. Рок, который опаляет тела. И если нас сжигает адский огонь любви, наши предки удовлетворены. Ведь это — главное, что ты о нас знаешь, не так ли? — Кирхе демонстративно сплела руки. Ее соседка дрожала как осиновый лист.

— Подойди ко мне, Сайто, — хозяйка злобно взглянула на мальчика.

— Послушай, Луиза. Несомненно, он — твой фамильяр, тем не менее, вероятно, у него есть свои личные намерения, — Кирхе подбросила спасительную идею.

— И-именно так. Это — мое личное дело, с кем я намерен встречаться.

Луиза твердым голосом проговорила:

— Когда настанет завтрашний день, тебя пригвоздят заклинания более чем десятка дворян. И это — тоже не проблема?

— Спокойно. Ведь ты видела, как он двигался во дворе Вестри, не так ли?

Луиза, похоже, негодуя, махнула правой рукой:

— Фу ты. Слушай, хотя, возможно, он и является мастером в боях на мечах. Но если он получит удар Огненного Шара в спину или будет сметен заклинанием «Сокрушающий ветер», такое его умение не окажет никакого влияния.

— Все в полном порядке! Я защищу его! — подперев подбородок рукой, Кирхе искоса послала Сайто возбужденный взгляд.

Однако… благодаря словам Луизы, мальчик был приведен в чувство.

Меня беспокоит эта толпа, недавно болтавшаяся за окном. Когда те парни поймут, что рядом с Кирхе сидел я, вероятно, они и в самом деле нашпигуют меня заклинаниями, о чем и предупредила Луиза. Хотя Кирхе сказала, что будет защищать, полагаю, у нее не будет причин выручать меня день и ночь, да и я же видел недавнее ее поведение — похоже, Кирхе непостоянна.

Несомненно, какая-то там моя охрана ей быстро наскучит.

Все это хладнокровно обдумав, Сайто неохотно поднялся.

— Ох. Собираешься вернуться к себе? — Кирхе с грустью уставилась на него. Ее сверкающие глаза печально затуманились от слез.

У Сайто по спине пробежали мурашки. «Без сомнения, она — потрясающая красавица, и потому, если тебя любит такая красавица, во имя этого быть испепеленным заклинаниями становится твоей заветной мечтой», — что-то подобное подумал мальчик.

— Это — ее обычная уловка! Не попадись!

Луиза схватила фамильяра за руку и быстро пошла прочь.

***

Вернувшись в свою комнату, хозяйка предусмотрительно заперла оба замка, а потом развернулась к Сайто.

С силой закусив губу, она подняла на него взгляд.

— Совершенно как бродячий пес в период течки, ведь так…?! — ее голос дрожал. Когда она гневается, она сначала действует руками, а потом уже что-то говорит, но ее ноги успевают сработать еще раньше, чем руки. Однако когда она разозлится еще больше, ее голос дрожит.

Луиза мотнула подбородком.

— Ч-чего тебе?

— Становись-ка здесь на четвереньки. Как я ошибалась. Я пыталась обходиться с тобой, как с человеческим существом.

— Обманщица!

«Обращаться, как с человеческим существом? Хоть что угодно думай, но это — ложь», — подумал мальчик.

— А ты виляешь хвостом перед этой девкой Цербст…! Пес…!

Луиза достала что-то из выдвижного ящика стола. Это был хлыст.

— Л-леди? — растерянно проговорил Сайто.

Девочка звучно стегнула хлыстом по полу.

— Р-р-раз ты — бродячий пес, то и обращаться с тобой нужно, как с бродячим псом. До сих пор я относилась к тебе слишком мягко.

— Зачем тебе такой предмет? — спросил Сайто, уставившись на великолепный хлыст, который держала хозяйка. Даа, это — превосходное изделие из кожи.

— Это — хлыст, используемый для верховой езды, поэтому он такой высококачественный. А ты — всего лишь бродячий пес.

— Значит, бродячий пес, да?!

Луиза начала бить фамильяра хлыстом.

Сайто бегал, пытаясь увернуться от порхающего в воздухе орудия.

— Больно! Прекрати! Идиотка!

— В чем дело?! Что в той девке хорошего?!

Луиза ударила еще.

Сайто спохватился. Застав хозяйку врасплох, он схватил ее за запястья. Хотя она бушевала, но, в конце концов, силы у нее были девичьи. Как только Сайто крепко сжал ее запястья, она, похоже, была не в состоянии двигаться.

— Отпусти…! Тупица!

— Знаешь, ты, вероятно…

Фамильяр заглянул ей в лицо. Глаза каштанового цвета сверкнули в ответ. Когда смотришь вблизи, внешность у нее — сногсшибательная. Моя хозяйка — такая миленькая. Кирхе — тоже красавица. Ах, в ней — уйма сексуальности. Однако Луиза — это белоснежный холст. Чистый холст без единого грязного пятнышка. Лишь ее характер слегка подкачал — и все.

Если бы ему пришлось выбирать, внешне Луиза была Сайто больше по вкусу.

Пульс мальчика отщелкивал шестнадцатитактный поп-ритм. «Ревность? Она влюбилась в меня?» — от таких мыслей Луиза выглядела чертовски милой.

Иными словами, Сайто подобно Кирхе был влюбчивым и легко позволял чувствам себя захватить.

— Это — из ревности? Ты в меня влюбилась? — спросил мальчик. — Вероятно, тебя взбесило, что я сидел на кровати с Кирхе, а не прокрался к тебе в кровать? Ох, прости мою непонятливость.

Он опустил взгляд. Затем приподнял голову Луизы за подбородок.

— Я тоже о тебе начал думать лучше. Когда ты меняла мне повязки…

Плечи хозяйки дрожали как осиновый лист.

— …Поскольку я — мужчина, то точно сделаю первый шаг. Сегодня ночью я проберусь к тебе в кровать. Тебе нет необходимости пробираться ко мне на подстилку.

Правая нога Луизы, словно ураган, врезалась в пах Сайто.

— …Оооооооооох!

Мальчик упал на колени, обливаясь липким потом. Больно. Так больно, словно я умираю.

— Кого это люблю? Я?! Тебя?! С какой это радости?! — Луиза придавила его голову к полу ногой.

— О-ошибаюсь?

Хозяйка еще сильнее придавила его голову.

— Само собой разумеется…!

— В-вот как…? Я заблуждался…

Луиза села на стул и закинула ногу на ногу. Она тяжело дышала, однако, выбранив несчастного Сайто, она, похоже, немного расслабилась.

— Определенно, если желаешь с кем-либо встречаться — это твое личное дело. Однако, с Кирхе нельзя.

— П-почему? — спросил Сайто, подпрыгивая, чтобы успокоить боль в своем покалеченном паху.

— Во-первых, Кирхе — не из Тристейна. Она — дворянка из соседнего королевства Германии. Только по одной этой причине уже невозможно допустить подобные встречи. Я ужасно ненавижу Германию.

— А я знал все это?!

— Поместье Вальер, которое является моим родным домом, располагается вдоль границы с Германией. Поэтому, как только начинается война, нам приходится сражаться с Германией, которая всегда стоит во главе всех этих конфликтов. И еще, название местности по другую сторону той границы — Цербст! Это — земли, где родилась Кирхе! — скрежеща зубами, выкрикнула Луиза. — Иначе говоря, семейка этой Кирхе… Семья фон Цербст… для дворян, управляющих поместьем Вальер — заклятые враги. Для моего родного поместья — ближайшие соседи непосредственно по другую сторону от границы королевств! И в общежитии — в соседних комнатах! Это невозможно допустить!

— Даа. При всем том, видимо, это — любвеобильная династия.

— Да в этой династии все просто свихнулись на почве сексуальных похождений! Прапрапрадед Кирхе отнял возлюбленную моего прапрапрадеда! Это было двести лет назад!

— Много воды утекло…

— С тех пор вся родня Цербст покрывает позором честное имя несчастной семьи Вальер! Прапрадед Кирхе отнял у моего прапрадеда невесту.

— Даа.

— А мой прадед Саффрон де Вальер?! У него похитили жену! Прадед этой девки Максимилиан фон Цербст! Нет, возможно, его младший брат, барон Дадисс…

— Не столь важно, однако, как бы там ни было, причина в том, что предки Кирхе отнимали возлюбленных у твоих предков?

— Не только в этом. Наши предки убивали друг друга во время войн. Количество родственников, которые были убиты с обеих сторон, неисчислимо!

— Я — простой фамильяр, поэтому, не все ли равно, уведут меня или нет?

— Нет! Разве мыслимо, чтобы эта Кирхе похитила у меня хотя бы канарейку?! У меня не будет оправдания перед моими предками! — Луиза, говорившая до сих пор, налила из кувшина в стакан воды и залпом ее выпила. — Поэтому с Кирхе встречаться нельзя. Запрещено.

— Какие-то там твои предки не имеют ко мне никакого отношения.

— Еще как имеют! Ты — мой фамильяр, верно? Так или иначе, ты питаешься на деньги семьи герцога Вальер, поэтому подчиняйся тому, что я тебе говорю.

— Фамильяр — то, фамильяр — это… — Сайто сердито посмотрел на Луизу.

— Есть какие-то возражения?

— Нет… ничего с этим не поделаешь, ну, ведь я не смогу выжить, поэтому потерплю… — Сайто надулся и шумно уселся на пол.

— Знаешь, я бы хотела услышать твою благодарность.

— За что?

— Если пойдут слухи, что простолюдин стал любовником Кирхе, ты рассчитываешь, что благополучно останешься в живых?

Сайто вспомнил тех парней, которые болтались у окна. Опаленные магией Кирхе, они попадали на землю, словно насекомые…

Если они узнают, что в тот момент рядом с их пассией был я, что случится?

Сайто вспомнил поединок с Гишем, и по спине пробежал холодок.

— …Луиза.

— Чего тебе?

— Дай мне меч. Меч.

Хотелось бы иметь оружие, чтобы себя защитить.

— А у тебя его нет?

— Откуда? Тот, что я держал тогда, принадлежал Гишу.

Озадаченная Луиза просто скрестила руки.

— Ты — мечник?

— Ошибаешься. Я никогда раньше не держал меч в руках.

— В тот раз ты мастерски им орудовал, разве нет?

— Все — так, но…

— Хм… — Луиза глубоко задумалась.

— В чем дело?

— Мне приходилось слышать, что, когда заключают договор в качестве фамильяра, как правило, приобретают специальные способности, тем не менее, неужели это так и есть?

— Специальные способности?

— Именно. Рассмотрим в качестве примера черную кошку, которая стала фамильяром? — Луиза подняла указательный палец и начала объяснять.

— Угу.

— Она сможет разговаривать человеческим языком.

— Я — не кошка.

— Знаю. Во все времена и на всей земле, не существует примеров, когда человек стал фамильяром… Поэтому, возможно, нет ничего удивительного, когда нечто подобное происходит. И ты, который никогда раньше не держал меч в руках, вполне вероятно начал им мастерски орудовать.

— Хм…

Однако, тогда я не просто мог владеть мечом. Мое тело двигалось легко, совсем как перышко.

К тому же, големы Гиша были сделаны из бронзы. Даже если мое тело приобрело способности умело владеть мечом, возможно ли так легко разрубить металлический слиток?

— Если это — настолько удивительно, попробуем осведомиться в Академии Науки Тристейна?

— Академии Науки?

— Именно. Это — находящаяся в непосредственном подчинении Королевской семье организация, которая занимается исключительно магическими исследованиями.

— Если меня там будут исследовать, как это произойдет?

— Знаешь, будут проводить различные эксперименты. Или разрежут тело на части.

— Не издевайся! — Сайто вскочил. Какие-то там эксперименты над человеческим телом — нет уж, увольте.

— Если тебе это не нравиться, тогда не сильно распускай язык при людях. О том, что ты внезапно начал мастерски орудовать мечом.

— Я понял. Поступлю именно так, — содрогаясь, кивнул Сайто.

— Ладно… В этом есть смысл, — тоже кивнула Луиза, словно в одиночку с чем-то согласилась.

— В чем есть смысл?

— В том, чтобы я купила тебе меч.

— Да?

Неожиданное заявление. Я полагал, что моя хозяйка скупа.

— Если Кирхе в тебя влюбилась, то, сколько бы жизней у тебя не было, все равно их будет недостаточно. Свои проблемы будем решать самостоятельно, — со скучающим видом проговорила Луиза.

— Как необычно…

— Почему это? — девочка сердито взглянула не Сайто.

— Я думал, что ты — скупая. Ведь моя еда — такая отвратительная.

— Если я позволю фамильяру жить на широкую ногу, полагаю, что это войдет в привычку. Необходимое я тебе точно куплю. Никакая я не скупая, — горделиво ответила Луиза.

— Даа.

— Если все понял, живо спать! Завтра — свободный от занятий день, поэтому я возьму тебя с собой в город.

«Вот как, в этом мире тоже среди дней недели установлены дни отдыха», — размышляя об этом, Сайто уже намеревался выйти в коридор.

— Куда это ты идешь?

— Куда сказано — в коридор.

— Ладно. Спи в комнате. Если Кирхе снова начнет тебя домогаться, будут проблемы.

Сайто внимательно посмотрел на Луизу.

— Чего тебе?

— Все-таки, ты меня…

Девочка уже собиралась схватить хлыст, поэтому Сайто, больше не произнося ни слова, занес свою подстилку в комнату. Завернувшись в одеяло, он лег на сено.

И уставился на руны, находящиеся на своей левой руке.

Благодаря тому, что они светились, я одолел Гиша, в меня влюбилась Кирхе, а Луиза решила купить мне меч.

Черт побери, эти значки на левой руке, куда они меня дальше понесут?

Пока он об этом размышлял, на него напала сонливость. «Сегодня был долгий день», — подумал Сайто и заснул.

</

Оставить комментарий