Том 1. Гандальв. Глава 3: Оружейная лавка Тристейна

Опция "Закладки" ()

Кирхе проснулась еще до обеда. Сегодня был свободный от занятий день. Она посмотрела на окно и заметила, что стекло отсутствует. Края оконного проема были как у прожженной дыры. На какое-то время девочка рассеянно уставилась на это, продолжая пребывать в полусонном состоянии, и тут вспомнила события вчерашнего вечера.

— Точно, фу ты, разношерстная компания засовывала головы в окно, а я сдула их всех прочь.

Тогда, совершенно не беспокоясь по поводу окна, Кирхе встала с кровати и начала наносить на лицо косметику. «Каким бы образом сегодня соблазнить Сайто?» — размышляя над этим, девочка пришла в приподнятое настроение. Она с рождения была охотницей.

Закончив наносить косметику, Кирхе вышла из своей комнаты и постучалась в дверь в комнату Луизы.

Затем она поместила руку возле подбородка и приветливо улыбнулась.

«Если выйдет Сайто, я обниму его и поцелую.

А если выйдет Луиза, что же мне делать? — она лишь чуть-чуть задумалась над этим. — В таком случае, вот что… Я брошу на Сайто, который должен находиться в глубине комнаты, взгляд искоса, а затем буду слоняться во внутреннем дворе, дожидаясь, когда он сам, возможно, придет».

По всей вероятности Кирхе ни на йоту не допускала мысли, что ее ухаживания будут отвергнуты.

Однако на стук не последовало никакой реакции. Кирхе вознамерилась открыть дверь, но та была заперта на ключ.

Рыжеволосая девица безо всяких колебаний применила к двери в комнату Луизы заклинание Отпирания. Послышался звук открывающегося замка. На самом деле, произносить подобное заклинание в стенах Академии Волшебства являлось серьезным нарушением школьных правил, но Кирхе это не беспокоило. «Любовная страсть — превыше всех правил», — таково было фамильное правило семьи Цербст.

Однако комната была пуста. Проживающих здесь людей не было.

Кирхе оглядела помещение.

— По-прежнему, комната, в которой нет и признака романтичности…

Портфеля Луизы тоже не оказалось. Хотя сегодня — свободный от занятий день, то, что портфеля нет, должно означать, что Сайто и его хозяйка куда-то отправились, не так ли?Кирхе через окно осмотрела окрестности.

На глаза ей попались фигуры двух человек, отправляющихся верхом на лошадях от ворот Академии. Рыжеволосая девица напрягла зрение.

Как и ожидалось, это были Сайто и Луиза.

— Что за дела, они уезжают? — разочарованно пробормотала Кирхе.

Затем, немного поразмыслив, она выбежала из комнаты Луизы.

Табита в своей комнате в общежитии наслаждалась чтением. Девочка, обладающая синими глазами, которые под очками ослепительно искрились подобно морю, и голубыми волосами, с головой погружалась в мир книг.

Табита часто выглядит на четыре-пять лет моложе своего возраста. Ее рост на целых пять сантов ниже, чем у невысокой Луизы, и она тоже худенькая. Однако ее это совершенно не волнует.

Табита была такой девочкой, в мыслях которой было скорее желание, чтобы ее оставили в покое, нежели то, как она смотрится в глазах других людей.

Она любила дни, свободные от занятий. Причина была в том, что она имела возможность погрузиться в собственный мир — единственное, что ей нравилось. С ее точки зрения, другие люди являлись грубыми оккупантами по сравнению с ее собственным миром. Кроме людей, являющихся редким исключением, а таких случаев было не много, с другими девочка чувствовала себя удрученно.

Поэтому, когда в этот день в ее дверь постучали, Табита сначала не обратила внимания.

Вскоре начался непрерывный стук в дверь. Не поднимаясь, девочка с видимой досадой пробормотала заклинание, двигая своими маленькими губами, а затем взмахнула посохом, который был длиннее ее роста, и стоял, прислоненный к столу.

Это была магия Ветра — заклинание Тишины. Табита была волшебницей, мастерски владеющей магией стихии Ветра. Благодаря заклинанию Тишины стук, который мешал девочке сосредоточиться, исчез.

Табита была удовлетворена, и снова обратила свое внимание на книгу. Что удивительно — все это время выражение ее лица оставалось неизменным.

Однако дверь широко распахнулась под действием силы извне. Табита обратила внимание на появление незваного гостя, но не оторвала глаза от чтения.

Вошедшим человеком была Кирхе. В нескольких словах она напыщенно что-то прокричала, однако, поскольку заклинание Тишины оказывало свое воздействие, голос не долетал до хозяйки комнаты.

Кирхе забрала у Табиты ее книгу. Затем схватила девочку за плечо и развернула к себе. Та бесстрастно уставилась в лицо рыжеволосой девице. В лице Табиты невозможно было усмотреть ни единой эмоции, однако, несомненно, присутствовало ощущение, что она не рада гостье.

Тем не менее, вошедшей была Кирхе. Они были подругами. Был бы это кто-то другой, его бы уже без затруднений выносило из комнаты благодаря заклинанию «Сокрушающий ветер», однако рыжеволосая девица была именно тем редким исключением.

Табита была вынуждена снять заклинание Тишины.

Изо рта у Кирхе посыпались слова, словно внезапно включили музыкальную шкатулку:

— Табита! Сейчас мы отправляемся! Пожалуйста, собирайся быстрее!

Но синеволосая девчушка рассеянным голосом коротко изложила подруге свои соображения:

— День, свободный от занятий.

Как бы желая сказать, что этого достаточно, Табита намеревалась взять обратно свою книгу из рук Кирхе. Та высоко подняла том над головой. Высокая рыжеволосая девица сделала одно это — и ее подруга не могла достать книгу.

— Я знаю. Я до боли понимаю, чем для тебя являются свободные от занятий дни. Но сегодня — не до этих слов. Это же любовь! Любовь!

У Кирхе было такое поведение, как если бы она желала сказать: «Ну, теперь ты понимаешь?» — однако Табита помотала головой. Рыжеволосой красавицей управляли страсть и эмоции, а синеволосой девчушкой — разумные основания. Так или иначе, эти двое были полной противоположностью. И никто не знает, почему они были в очень хороших отношениях друг с другом.

— Все ясно. Ты с места не сдвинешься, пока я не объясню. Аа, вот же! Я влюбилась! Понимаешь? Но тот парень сегодня уехал с этой противной Вальер! Преследуя их, я должна разузнать, куда эти двое направились! Поняла?

Табита помотала головой. Поскольку она не понимала причин, почему зовут ее.

— Они уехали! Верхом на лошадях! Если я не воспользуюсь твоим фамильяром, то не нагоню их! Помоги! — Кирхе умоляла подругу со слезами на глазах.

Табита, наконец, кивнула. «Если она не воспользуется моим фамильяром, то не нагонит их. Действительно так», — подумала она.

— Спасибо! Итак, я получу возможность их догнать?!

Табита снова кивнула. Кирхе — моя подруга. Она обращается ко мне с проблемой, которую в одиночку не в состоянии разрешить. В таком случае ничего ведь не поделаешь. Конечно, это — беспокойство, однако поддержу ее.

Табита открыла окно и свистнула.

Пронзительный свист растворился в голубом небе.

Затем синеволосая девчушка взобралась на оконную раму и прыгнула наружу.

Если бы это увидели люди, ничего не знающие о Табите, то для них это был бы поступок, о котором можно подумать только так: «Вот чудная», однако Кирхе совершенно невозмутимо выпрыгнула из окна вслед за подругой. К слову сказать, комната Табиты находится на пятом этаже.

Синеволосая девчушка не часто использует дверь, когда ей надо покинуть комнату. Ведь путь через окно быстрее.

Именно эта причина привлекала двух падающих сейчас людей.

В небо взмыл ветряной дракон, могучие крылья которого с шумом развевались под лучами солнца, и подхватил себе на спину двух пассажирок.

— Твоя Сильфида всегда меня очаровывает, сколько бы раз я ее не видела, — восторженно произнесла Кирхе, цепляясь за выступающий спинной гребень.

Да, фамильяром Табиты был детеныш ветряного дракона.

Дракон, которому его хозяйка дала имя «Фея ветра», умело поймал восходящий воздушный поток, исчезающий в небесной выси над башней-общежитием, и в мгновение взлетел на высоту в двести мейлов.

— Куда? — Табита коротко спросила у подруги.

Поставленная в тупик Кирхе прокричала:

— Не знаю… Ведь я тогда от волнения потеряла голову.

Табита, не выражая недовольства, приказала дракону:

— Две лошади. Съедать нельзя.

Ветряной дракон, коротко зарычав, выразил хозяйке понимание задачи и, сверкая синей чешуей, начал махать мощными крыльями.

Набрав высоту, он своим острым зрением высматривал лошадей. Разыскать скачущих по равнине коней было легкой задачей для этого ветряного дракона.

Заметив, что ее преданный фамильяр начал выполнять свою задачу, Табита забрала у Кирхе из рук свою книгу, прислонилась спиной к заостренному гребню ветряного дракона и начала перелистывать страницы.

***

А Луиза и Сайто шли по городу, окружавшему Королевский Дворец Тристейна. Они оставили лошадей, на которых прибыли сюда из Академии Волшебства, на постоялом дворе, расположенном возле ворот города. У мальчика нестерпимо болела поясница. Что ни говори, но он впервые с момента своего рождения ехал верхом на лошади.

— Поясница болит… — ворча об этом, Сайто брел ковыляющей походкой.

Луиза уставилась на него, сделав недовольную гримасу:

— Какой жалкий. Даже на лошади не приходилось ездить? Вот поэтому простолюдины…

— Помолчала бы. Я целых три часа ехал верхом.

— Полагаю, не было возможности пройти этот путь пешком.

Все же Сайто с любопытством осматривался вокруг. Улицы, построенные из белого камня, совсем как если он был в тематическом парке. Если сравнить с Академией Волшебства, то здесь было много людей в простых одеждах.

По сторонам улицы купцы, с громкими возгласами продающие фрукты, мясо, корзины и прочие товары, усиливали в Сайто ощущение, что он находится в зарубежной стране. Или, лучше сказать — это был иной мир.

Мужчины и женщины всех возрастов вперемешку шли по улице, кто — свободной походкой, кто — куда-то торопясь. В этом данный мир не особо отличался от мира, из которого прибыл Сайто, только улицы здесь — узкие.

— Тесновато…

— Тесновато, говоришь, и, тем не менее, это — проспект.

— Это?

Ширина дороги не составляет даже пяти метров. Здесь движется такое множество людей, что даже идти пешком можно с большими усилиями.

— Улица Бурдоннэ. Это же — самый широкий проспект в Тристейне. Прямо впереди — Дворец.

— Во Дворец пойдем?

— И что будет, когда ты получишь аудиенцию у Ее Величества Королевы?

— Мне во что бы то ни стало надо увеличить порцию супа.

Когда фамильяр это произнес, Луиза улыбнулась.

Обочины улицы были переполнены торговыми палатками. Сайто, который был сильно любопытным, не мог пройти, не осмотрев внимательно каждую из них. Когда он разглядывал расставленные на циновке бутылки с помещенными в них странного вида лягушками, Луиза оттянула его за ухо:

— Эй, не заходи по пути во все лавки. Ведь здесь много карманников! Я надеюсь, что с моим кошельком в твоей куртке все в порядке?

Хозяйка перед уходом сказала: «Носить кошелек — обязанность слуги», и приказала Сайто его нести. Внутри кошелек был плотно набит золотыми монетами. И весил он изрядно.

— Да все в порядке, вполне. Такую тяжелую вещь разве украдут?

— Если использовать магию, то, полагаю, ты и пальцем не успеешь шевельнуть.

Однако людей, вид которых говорил бы, что они — маги, здесь не было. В Академии Волшебства Сайто приобрел навыки различать магов и простолюдинов. Волшебники, как бы там ни было, носят плащи. Кроме того, у них — важная походка. Фамильяр попросил Луизу объяснить ему, и она решилась рассказать, что это — походка дворян.

— Кроме простых людей здесь других нет, разве не так?

— Да ведь среди всего населения Королевства дворян — не более десяти процентов. И потом, они редко прогуливаются в таких вульгарных местах.

— Случается такое, что дворянин — карманный воришка?

— Все дворяне — маги, тем не менее, это не значит, что все маги — дворяне. В различных ситуациях младшие сыновья дворян, либо будучи лишенными наследства, либо будучи изгнанными из родного дома, переодевшись, становятся наемниками, идут в преступники… ты слушаешь?

Но Сайто уже не слушал. На этот раз он увлекся вывесками:

— А вот там, где вывеска в виде бутылки, что?

— Полагаю, таверна.

— А тот символ в виде креста?

— Пост стражников.

Сайто останавливался и разглядывал каждую вывеску, которая привлекала его внимание. И Луиза каждый раз оттаскивала его, схватив за руку.

— Да понял я. Не торопи меня. Эта твоя лавка по продаже мечей, где она?

— Нам сюда. Но ей нет резона торговать только мечами.

Луиза вошла в еще более узкий закоулок. Зловоние ударило в нос. По обочинам валялись мусор и нечистоты.

— Грязища.

— Поэтому сюда и нечасто заходят.

Они дошли до четвертого перекрестка. Луиза остановилась и принялась рыскать глазами вокруг:

— Он располагался рядом с лавкой секретных ингредиентов Пайдмона, поэтому где-то здесь…

Затем, заметив одну медную вывеску, девочка с видимой радостью пробурчала:

— А, есть.

Оказалось, что там раскачивалась вывеска в виде меча. Вероятно, то была лавка по продаже оружия.

Сайто и Луиза поднялись по каменным ступенькам, открыли дверь и вошли внутрь.

***

Хотя сейчас был день, в лавке было сумрачно, и мерцал огонек лампы. Возле стен и на полках в беспорядке было расставлено великое множество мечей и копий, блестящие шлемы и доспехи были выставлены напоказ.

Из глубины лавки на вошедшую Луизу с подозрением уставился пожилой мужчина лет пятидесяти, державший в зубах трубку. И тут хозяин заметил изображение звезды с пятью лучами на пряжке, удерживающей завязки плаща на девочке. Тогда он убрал трубку и заикающимся голосом произнес:

— Госпожа. Благородная госпожа. Я веду только честную торговлю. Вещей, за которыми строго надзирает правительство, у меня нет ни единой.

— Я — покупатель, — проговорила Луиза, скрестив руки на груди.

— Ох, я поражен. Дворянка покупает меч… Я поражен.

— Почему?

— Понимаете, юная леди. Мы пришли к такому умозаключению: священники размахивают священными предметами, солдаты — мечами, дворяне — волшебными палочками, а Ее Величество машет нам с балкона своей вельможной рукой.

— Этот меч — не для меня. Для моего фамильяра.

— Совсем запамятовал. На днях, как мне кажется, фамильяр одного дворянина тоже размахивал мечом, — любезно проговорил хозяин лавки, преисполненный духа торгашества. Затем он пристально уставился на Сайто. — Мечом будет пользоваться этот молодой человек?

Луиза кивнула. А Сайто совершенно потерял голову от оружия, расставленного в лавке. «Ух ты, круто, а это что…?» — тихонько бормоча, он рассматривал мечи.

Луиза, не обращая на него внимания, проговорила:

— Я ничего не понимаю в мечах. Поэтому, подберите что-нибудь подходящее.

Хозяин лавки в предвкушении исчез в задней кладовой. Он шепотом, чтобы его не расслышали, пробурчал:

— Ох, простаки так и умоляют, чтобы их лишили денег. Насколько возможно, заставлю их купить то, что подороже.

Он явился, неся меч с тонким лезвием длиной около одного мейла.

Это был весьма роскошный меч. Похоже, он был одноручным, и на его коротковатом эфесе была установлена гарда. Торговец, словно что-то вспомнив, заговорил:

— Точно, недавно среди придворных господ аристократов вошло в моду, чтобы их слуги носили мечи. В это время они выбирают вот такие рапиры.

И в самом деле, это был красивый клинок с нанесенным великолепным узором, что идеально подходило для дворян.

— Среди придворных вошло в моду, чтобы их слуги носили мечи? — поинтересовалась девочка. Продавец утвердительно кивнул:

— Честно говоря, кажется, в последнее время этот город возле Дворца Тристейна опустошает вор…

— Вор?

— Именно. По слухам вор-волшебник, которого, кажется, называют «Фуке Глиняный Ком» или как-то так, постоянно совершает жестокие кражи драгоценностей у дворян. Обстоятельства таковы, что господа аристократы, будучи напуганными, даже приказали слугам носить мечи.

Луизу воры не интересовали, поэтому она внимательно осмотрела клинок. Однако, он — такой тонкий, что, видимо, моментально сломается. Определенно, в тот раз Сайто с легкостью размахивал более мощным мечом.

— Более длинный и широкий подойдет лучше.

— Воля ваша, но у человека и меча должно быть сходство характеров. Как у мужчины и его женщины. И, поверьте мне, с одного взгляда видно, что клинок такого размера безупречен для фамильяра юной леди.

— Я сказала, что более длинный и широкий подойдет лучше, — повторила Луиза. Слегка кивнув, хозяин лавки исчез в кладовой. По пути он не забыл тихо пробормотать: «Дилетантка!»

На этот раз торговец появился, вытирая промасленной тряпкой великолепный меч.

— Как насчет такого?

Это был превосходный клинок. Его длина была, вероятно, полтора мейла. Эфес был великолепно отделан, и его длина позволяла орудовать мечом, держа его двумя руками. Там и сям были вставлены драгоценные камни, а обоюдоострое лезвие блестело как зеркало. На первый взгляд это был большой крепкий острый меч.

— Это — самый острый клинок в моей лавке. Если бы я был сопровождающим лицом дворянина, то хотел бы, чтобы такой меч висел у меня на поясе. Хотя стоит отметить, что нет таких гигантов, у которых этот меч свисал бы с пояса. Но, что касается вашего слуги, он мог бы носить это оружие закрепленным на спине.

Сайто подошел ближе и уставился на клинок:

— Круто. Этот меч впечатляет.

И немедленно захотел его получить. Ведь это был действительно великолепный меч.

Видя, что Сайто нравится, Луиза подумала: «Вероятно, этот подойдет». Кроме того, ей также было по душе ручательство хозяина, что это — самое лучшее, что есть в лавке. Дворяне в любом случае не будут удовлетворены, если покупаемая вещь не будет самой-самой.

— Сколько? — спросила она.

— Знаете, тем, кто эту вещь выковал, является тот самый лорд Шупэ, знаменитый германский чародей-алхимик. На клинок наложены заклинания, поэтому даже железо он разрубает надвое с одного удара. Взгляните, здесь выгравировано имя создателя, видите? Дешевле, чем у меня, не бывает.

Хозяин лавки важно указал пальцем на значки, выгравированные на эфесе.

— Ведь я — дворянка, — сказала Луиза, выпятив грудь. Торговец равнодушно сообщил цену:

— Золотыми экю — две тысячи монет, новыми золотыми монетами — три тысячи.

— За такую цену можно купить приличный дом с садом и прилегающим лесом, не так ли? — негодующе произнесла Луиза. Сайто совершенно не знал рыночных цен и курс здешних денег, поэтому торчал рядом, ничего не предпринимая.

— Знаменитые мечи по цене сравнимы с замками. Если сравнивать с особняком, то последние даже окажутся дешевле.

— Я принесла с собой только сто новых золотых монет.

Луиза была дворянкой, поэтому была чрезвычайно неумелой в том, как торговаться при покупках. Она слишком быстро выдала сумму, которую имела в кошельке. Хозяин лавки, как бы утверждая: «Разговора не получится», замахал руками.

— Если говорить о настоящих длинных мечах, то насколько дешевыми бы они ни были, их рыночная цена — не меньше двухсот монет.

Луиза покраснела. Она не знала, что мечи настолько дорого стоят.

— В чем дело? Мы не сможем его купить? — с видимым безразличием спросил Сайто.

— Именно. Найдем тот, который сможем купить.

— По сравнению с тем, как дворяне чванятся чем угодно… — пробурчал Сайто. Луиза сердито посмотрела на него:

— Как ты думаешь, благодаря тому, что некий господин был сильно изранен, сколько составляла плата за секретные ингредиенты?

Сайто послушно опустил голову:

— Прости.

И, тем не менее, мальчик, которому, как видно, грустно было от него отказываться, погладил меч:

— Он, всего лишь, мне понравился…

В этот момент… из груды наваленных в беспорядке мечей послышался голос. Это был низкий мужской голос:

— Не говори дерзостей, паренек.

Луиза и Сайто обернулись на голос. Хозяин лавки обхватил голову руками.

— Ты себя когда-нибудь видел?! С таким телом — и размахивать мечом? Черт побери! Шутишь, не так ли?! Тебе только палка и подходит!

— Что это? — Сайто разозлился, поскольку над ним внезапно поиздевались. Однако, там, откуда слышался этот голос, не было ни души. Были только нагроможденные в беспорядке мечи.

— Если все понял, поспеши-ка домой! И ты тоже! Дворяночка!

— Грубиян!

Сайто решительно приблизился к месту, откуда доносился голос:

— Да в чем дело? Ведь никого нет.

— У тебя вместо глаз — дырки от выпавших сучков?

Сайто попятился. Вот как, хозяином голоса был один из мечей. Голос доносился от покрытого ржавчиной, зазубренного клинка.

— Меч разговаривает! — как только Сайто это произнес, хозяин лавки закричал:

— Эй! Дер! Не говори грубости покупателям!

— Дер?

Сайто пристально уставился на меч. Его длина не отличалась от длины предыдущего роскошного меча, но лезвие было тоньше. Да, это был длинный тонкий меч. Только его поверхность была покрыта ржавчиной, да и внешний вид не заслуживал никаких комплиментов.

— Покупатель? Юнец, который не умеет нормально махать мечом — покупатель? Ну, не шутка ли?! Отрезать ему уши! Эй, покажись!

— Это — разумный меч? — растерянным голосом спросила Луиза.

— Именно, юная леди. Это — меч, умный как дьявол, разумный меч. Собственно говоря, не знаю, у какого волшебника он начинал, но тот позволил ему болтать… Как бы там ни было, этот меч неумеренно злословит, затевает с клиентами ссоры, и заставить его молчать… Эй, Дер! Если будешь и дальше говорить грубости, я попрошу эту дворянку тебя расплавить!

— Как удачно! Попробуй! В любом случае, я чертовски устал от этого мира! Если меня расплавят, это будет отлично!

— Так и сделаю! — хозяин лавки пошел к ним. Однако Сайто преградил ему путь.

— Так не годится. Говорящий меч — разве это не занятно?

Затем мальчик пристально уставился на клинок.

— Тебя зовут Дер?

— Ошибочка! Я — мистер Дерфлингер! Заруби себе на носу!

— Всего лишь имя, подходит для любого человека, — заметил торговец.

— Я — Хирага Сайто. Приятно познакомится.

Меч молчал. Он хранил молчание, словно внимательно оценивал собеседника.

Через некоторое время клинок начал говорить тихим голосом:

— Черт побери. Я тебя недооценил. Ты — Мастер?

— Мастер?

— Хм, ты не знаешь своих реальных способностей? Ладно. Ты купи меня.

— Куплю, — сказал Сайто. После этого меч замолчал.

— Луиза, я решил взять этот.

Девочка недовольно ответила:

— Нуу… ты решил взять это? Выбери что-нибудь более красивое и неболтливое.

— А разве плохо? Говорящий меч — это так занятно.

— Это — единственное, что в нем есть, не так ли? — выразила свое недовольство Луиза, однако, поскольку не было других мечей, которые она была способна купить, то девочка спросила хозяина лавки:

— А тот, сколько он стоит?

— Что касается его, то — сотню новых золотых монет.

— А разве не слишком дешево?

— Если это произойдет, похоже, я избавлюсь от хлопот, — ответил хозяин лавки, размахивая руками.

Сайто достал из кармана своей куртки кошелек Луизы и выложил его содержимое на прилавок. Со звоном посыпались золотые монеты. Хозяин лавки тщательно проверил их количество, после чего кивнул: «Спасибо за покупку», взял меч, вложил его в ножны и передал Сайто.

— В конце концов, когда решите, что он слишком надоедает, если вот так вложить его в ножны, он сразу успокаивается.

Сайто кивнул и взял Дерфлингера.

***

На вышедших из оружейной лавки Луизу и ее фамильяра уставились две тени. Это были Кирхе и Табита. Из полумрака переулка рыжеволосая девица впилась глазами в вышедшую парочку, и тут же сильно прикусила губу.

— Ах, ты, Луиза-Нулиза… собралась привлечь к себе внимание Сайто, купив какой-то меч… Когда поняла, что я нацелилась на твоего фамильяра, немедленно перешла в контрнаступление с помощью подарка? Что это такое?!

Кирхе в сердцах топнула ногой. Табита, поскольку она уже выполнила свою работу, читала книгу. Ветряной дракон Сильфида кружил высоко в небе. Вся эта компания, с легкостью обнаружив конных Сайто и его хозяйку, прибыла за ними сюда.

После того, как Луиза и ее фамильяр исчезли из виду, Кирхе проскользнула в дверь оружейной лавки. Когда хозяин заведения увидел рыжеволосую девицу, его глаза округлились.

— Вот тебе на! Что это сегодня происходит?! Опять дворянка!

— Послушайте, хозяин, — Кирхе поправила волосы, а затем очаровательно улыбнулась. Подавленный сексуальным влечением хозяин лавки невольно покраснел. Почему-то страсть, как горячая волна, словно бы накатывается извне.

— Вы знаете, что купила дворянка, приходившая до меня?

— Д-да. Это был меч.

— Так и есть, все-таки, это был меч… Что за меч она купила?

— Ох, они сошлись на обшарпанном длинном мече.

— Обшарпанном? Почему на нем?

— К сожалению, похоже, у нее не хватало наличности.

Кирхе, поместив руку возле подбородка, громко рассмеялась.

— Нищая! Вальер! В доме герцога будут рыдать!

— Юная леди тоже желает купить меч? — хозяин лавки, поскольку ему улыбнулась удача в торговле, всем телом подался вперед. У дворяночки, которая пришла на этот раз, по сравнению с предыдущей худышкой, похоже, и грудь, и содержимое кошелька — всего в изобилии.

— Да. Подберите что-нибудь по собственному усмотрению.

Хозяин лавки, потирая руки, исчез в кладовой. Как и следовало ожидать, то, что он принес, было тем роскошным мечом, который демонстрировался Сайто и Луизе.

— Ах! Красивый меч, не так ли?

— Юная леди, у вас и в самом деле — наметанный глаз. Спутник предшествующей дворянки желал получить именно этот меч. Однако, цена их не устроила. Вот.

— Правда?

Спутник дворянки? Иначе говоря, похоже, Сайто хотел этот меч.

— Именно так. Что ни говори, но тем, кто эту вещь выковал, является тот самый лорд Шупэ, знаменитый германский чародей-алхимик. На клинок наложены заклинания, поэтому даже железо он разрубает надвое с одного удара. Взгляните, здесь выгравировано имя создателя, видите? — хозяин лавки сообщил то же, что говорил недавно.

Кирхе кивнула:

— Сколько?

Хозяин лавки оценивающе взглянул на Кирхе. Кажется, по сравнению с предшествующей дворянкой эта выглядит более влиятельно.

— Ну, золотыми экю — три тысячи монет, новыми золотыми монетами — четыре тысячи.

— Не слишком ли дорого? — Кирхе вздернула брови.

— Ну, знаменитые мечи требуют соответствующей стоимости.

Рыжеволосая красавица ненадолго задумалась, затем приблизилась своим телом к лицу торговца:

— Хозяин… цена сильно завышена, вы не находите?

Кирхе погладила мужчину рукой по щеке, и у того не было сил дышать.

Сильнейшая страсть как молния пронзила ему мозг.

— Н-ну… знаменитые мечи…

Кирхе села на прилавок. Затем подняла левую ногу.

— Цена сильно завышена, вы не находите?

Она медленно подняла вытянутую ногу не прилавок. Глаза продавца были прикованы к ее бедру.

— В-вот как? Однако, четыре тысячи новых золотых монет…

Нога Кирхе поднялась еще выше. Уже виднелся самый верх бедра.

— Нет! Три тысячи новых золотых монет!

— Жарко… — Кирхе, не отвечая, начала расстегивать пуговицы на блузке. — Снять, что ли, блузку… Вы не против? Хозяин.

Рыжеволосая девица искоса послала торговцу возбужденный взгляд.

— Я-я-я неправильно назвал цену: две тысячи! Да!

Кирхе расстегнула на блузке еще одну пуговицу.

Затем подняла взгляд на хозяина лавки.

— Тысяча восемьсот! Да!

Расстегнута еще одна пуговица. Ложбинка между грудями Кирхе открылась на всеобщее обозрение.

— Тысяча шестьсот! Да!

Пальцы Кирхе прекратили расстегивать пуговицы на блузке. На этот раз они собирались приподнять подол юбки.

Но по пути ее пальцы остановились. У хозяина лавки на лице появилось горестное выражение.

— Тысяча, — решительно заявила Кирхе. И опять подол юбки плавно поднимается. Торговец, тяжело дыша, уставился на это.

Ее пальцы внезапно остановились. Хозяин лавки с видимой печалью подал голос:

— О-ооо…

Кирхе начала опускать подол юбки на место. Затем повторно назвала желаемую цену:

— Тысяча.

— Да! Тысячи вполне достаточно!

Кирхе мгновенно спустилась с прилавка, и тут же торопливо выписала чек.

Она шлепнула бумажку на прилавок:

— Куплено.

Затем схватила меч и тут же спешно покинула лавку.

Торговец ошеломленно уставился на чек, лежащий перед ним.

Внезапно присутствие духа вернулось к хозяину лавки. И он схватился за голову:

— Я продал тот меч за тысячу!

Торговец достал из выдвижного ящика бутыль с алкоголем:

— Все! На сегодня лавка уже закрыта!

</

Оставить комментарий