Том 10. Эпилог

Опция "Закладки" ()

Выкатив повозку из замка Альхамбра, группа поехала по улицам в ночной тиши.

Они не могли лететь на Сильфиде – восемь человек было слишком, с учётом её ран. Даже будь она здоровой, она бы не смогла лететь с восемью людьми целый час.

Они планировали войти в Германию, путешествуя дилижансами, а затем, через территорию Цербст, попасть в Тристейн.

На месте кучера сидели Гиш и Маликорн. Смотря вперёд, они устало болтали.

— Эй, Гиш.

— Чего?

— Если подумать, то получается, что мы сделали нечто ужасное, мм?

— Ох-ох. Да, получается так.

— Интересно, о чём думают мои родители дома. Когда я сказал, что хочу служить в имперской гвардии, они были так счастливы… А сейчас мы возвращаемся, как преступники. Это может повлечь за собой серьёзные неприятности. Хм, я доставлю им много проблем. Блин.

— Ты сожалеешь о том, что сделал? – спросил Гиш.

— Честно говоря, немного. Но я сожалел бы намного больше, если бы не сделал этого, думаю. Надо мной бы постоянно смеялись одноклассницы. Если бы я не помог вам, то был бы недостоин называться дворянином.

Сказал Маликорн, вздыхая.

— В таком случае, тебе не о чем сожалеть.

Гиш похлопал Маликорна по плечу.

— Ты хороший парень! Скоро у тебя появится девушка. Я гарантирую это.

— Даже если Гиш гарантирует, я всё равно несчастен.

Монморанси просунула голову между ними и вздохнула.

— Хм, и почему я потащилась за вами… Получается, мы сейчас на границе Халкегинии?

— Хахаха!

Монморанси посмотрела на оптимистично хохочущего Гиша.

— Над чем ты смеёшься? Я спрашиваю, что мы будем делать, когда вернёмся в Тристейн!

— Я не думаю об этом. Когда вернёмся, тогда и будем думать.

— Эээ?

— Не следует ли нам сначала подумать о нашем возвращении в родную страну? Ведь то, что мы спасли Табиту, ещё не гарантирует нашего безопасного возвращения? Не только Галльская армия. Похоже эльфы их союзники.

— Хм…

Монморанси глубоко вздохнула. Гиш обнял её за плечи.

— Не волнуйся, моя Монморанси. Я буду защищать тебя ценой собственной жизни.

— Почему мне всё время не везёт?

— Всё в порядке! Зато почему-то моя удача велика! Мы справимся и в этот раз!

— Я не об этом. Я говорю, сам тот факт, что я выбрала тебя, был моей ошибкой.

Сказала Монморанси, глядя на Гиша.

— К-как такое может быть…

Гиш был ошарашен. Монморанси поцеловала его в щёку.

— Э?

— Что за несчастный взгляд?

— Монмо…

Гиш выглядел очень взволнованным. Монморанси сказала.

— Боже. Не кисни. Мы справимся! По крайней мере я точно не собираюсь в тюрьму!

Внутри повозки, покрытой тканью, в соломе, спали Кирхе, Табита и её мать. Мать Табиты уснула от зелья Монморанси. Потому что она начинала яростно сопротивляться, когда просыпалась. Табита спала рядом, крепко обнимая её. Ей много пришлось пережить.

Кирхе спала обмотанная бинтами. Её ожоги были излечены Водной магией Монморанси, но… Она была полностью лишена сил.

Сильфида спала между Кирхе и Табитой.

Единственными бодрствующими в повозке были Луиза и Сайто.

Посмотрев на спящую Табиту, Сайто сказал.

— Эй, Луиза.

— Что?

— Интересно, что чувствует Табита, хм… Она сражалась в одиночку всё это время… Похоже, ей пришлось куда труднее, чем мне. Мне помогали друзья, такие, как ты… А она, всегда была одинока.

— Да.

— Я думаю, хоть мы и пошли против Её Величества и Агнес, мы поступили правильно.

Сказал Сайто искренне. Луиза кивнула.

— Что ты собираешься делать, когда мы вернёмся в Тристейн, Луиза? Думаю сначала мы должны спасти учителя, где бы он ни был?

— О чём это ты?

Луиза посмотрела на Сайто.

— Э?

— Открыто пойдём во дворец и примем наше наказание. То что мы сделали, может и не плохо. Но это не отменяет того факта, что мы пошли против воли принцессы и доставили проблем ей и нашему королевству. Мы нарушители закона. У нас нет другого выбора, кроме как принять наше наказание.

— И то верно. Ох-ох.

Сайто устало кивнул. «Как долго я проведу в заключении? Но всё равно, я ни о чём не жалею. Я думаю, я бы больше раскаивался, если бы не сделал этого.»

Посмотрев на Сайто, Луиза сказала голосом, не терпящим возражений.

— Нет. Только я отправлюсь в тюрьму.

— Эээ?

— Достаточно сказать, что это я, придворная дама Её Величества, подговорила вас, Имперских рыцарей, сделать это.

— Ч-что?! Не шути так! Это я всё сделал! Это моя вина!

Но Луиза больше не смотрела на Сайто. Она смотрела прямо перед собой, её губы были плотно сжаты, и решительность застыла на её лице.

Несмотря на костюм танцовщицы, гордость Луизы ни капельки не пострадала. Скорее наоборот, этот костюм изменил поведение Луизы и она воспрянула духом.

Сайто вспомнил те времена, когда он только встретил Луизу. В тот момент, когда его чуть не раздавил голем, Луиза сказала «Маг, который бросил в беде своего фамильяра – не маг!» Луиза не изменилась с тех пор. Девушка, которая никогда не отказывалась от своей «гордости»…

Скрывающая эти чувства в своём сердце, Луиза была божественно прекрасна. «Она понравилась мне такой, какая она есть.» Подумал Сайто.

— Луиза… Ты… Ты такая красивая. Эмм…

Нервничая, Сайто коснулся левой руки Луизы. Но она оттолкнула его руку.

— Не трогай меня.

— Н-не сердись!

Несмело, Сайто прикоснулся к её плечам.

— Разве я не сказала тебе не трогать меня?!

Луиза надулась и отвернулась. Её щёки покраснели. Когда он в третий раз обнял её за плечи, она покраснела ещё сильнее. Её лицо выглядело раздражённым, тело напряглось.

Другими словами, Луиза выглядела в этом состоянии очень мило. Сайто не мог ничего с собой поделать, он приблизил к ней своё лицо.

— Нет.

Луиза оттолкнула его.

— Так я и думал! Поцелуй – это награда. Похоже я не заслужил этой награды. Но я всё равно хочу сделать это. Очень сильно.

Нетерпеливо сказал Сайто и очень широко улыбнулся. Это была почти что зловещая улыбка.

«Я думаю… Это жалкое лицо точно не заслуга Гандальва. Также и то, что Сайто сказал только что, смелость, любовь… Это всё его собственные чувства…»

Когда она поняла, спокойствие и чувство превосходство в ней слились воедино. «Конечно, этот парень всё ещё мой слуга, да. Как я сказала – влюблённый поклонник, да.»

«Однако, я беспокоилась из-за этого, это мучило меня. Моя пострадавшая гордость требует восстановления чести.» Луиза встала и сложила руки на груди.

Глядя на Сайто сверху вниз, она гордо сказала.

— Мммммм? Ты, что ты сказал, хочешь сделать со мной?

— …П-поцеловать.

— Я не слышу!

Вызывающе перебросив волосы назад, заявила Луиза высокомерно.

— Я сказал, что хочу п-поцеловать тебя.

Сайто уже стоял на коленях и вежливо говорил. Его кулаки были плотно сжаты и он весь дрожал. «Я ничего не могу сделать. Как только я сказал, что хочу поцеловать её, я уже проиграл.»

— Ты правда этого хочешь? Скажи пожалуйста. Как сильно ты этого хочешь?

— Оч-очень сильно.

— Очень сильно? Говори конкретнее! Ты хочешь поцеловать меня, так? Это самое нелепое, что я когда-либо слышала. Этот пёс прямо говорит, что он хочет поцеловать свою хозяйку. Как трогательно.

— Я-я не пёс.

Сайто уже начал добавлять «мон» в конце. Настолько он поддался Луизе в желании поцеловать её.

— Ты не пёс?

Луиза подняла бровь.

Кирхе, служанка, Джессика, Принцесса. Различные инциденты, которые попирали её гордость, как калейдоскоп проносились в её памяти.

Её злость к этим воспоминаниям окончательно привела её в себя.

Луиза изменила своё поведение в сторону характерного ей ехидства. Она ни от кого этому не училась. Похоже это часть Луизы, которая обычно спала. До сего момента. Видя реакцию Сайто, Луиза неосознанно изменила позу.

Улыбнувшись, она упёрла руки в боки. От одной только этой позы, Сайто чуть не умер.

Не останавливаясь на этом, Луиза встала к стенке навеса и, приподняв одну ногу, опёрлась ей о стенку. Полоска её танцевального костюма приподнялась и аккуратные линии её бёдер врезались Сайто в глаза.

В тот же момент, она посмотрела на него заигрывающим взглядом.

Сайто уже было тяжело дышать.

Вздыхая, Луиза сказала Сайто.

— Так что ты сказал, хочешь сделать со мной? Как ты сказал? Используй свой забавный рот. Особые, унизительные слова, которые заставят меня рассмеяться. Вместе с этим собачьим взглядом, скажи эти слова!

— П-поцеловать…

— Ну тогда, похвали меня.

Продолжала Луиза, со всё возрастающей интонацией.

— …Эм?

— Восхваляй меня, пока я не буду довольна. О да, сначала эта служанка. Скажи мне, что я в 100 раз лучше Сиесты. Если не скажешь, то я ничего тебе не разрешу.

Сайто был растерян, но всё равно продолжал.

— Т-ты… Ты во всём лучше, эммм… У тебя есть хорошие стороны; у Сиесты правда тоже есть хорошие стороны… Как правило…

— О чём ты?!

— Похоже ты не расслышал, как следует. Я сказала восхвалять меня. Славь свою хозяйку, свою начальницу, свою богиню! Слышишь? Ты что умер?

Среди всего этого хаоса, Сайто случайно коснулся запретной темы.

— Эмм… Луиза… Да! Твоя грудь!

— Ты что, смеешься надо мной?

Лицо Луизы приняло угрожающее выражение. Она сильно пнула Сайто ногой. «Оууууу» Проскулил Сайто.

В этот момент…

Послышался кашель.

Луиза обернулась и увидела, что Гиш, Монморанси и Маликорн смотрят на них с сиденья кучера.

Будучи поглощённой своим занятием, она совершенно забыла об их присутствии. Лицо Луизы покраснело. Поскольку Сайто уже отправился в страну снов, то происходящего далее он не видел.

— Эммм… Луиза. Если ты не прекратишь это, то тебя будут звать…

Сказал Гиш с сомнением.

— Дурак. Если тебе скучно, т-то репетируй свой спектакль! Правда, Сайто?

Однако, Сайто не ответил, так как уже был без сознания. Луиза аккуратно подняла Сайто, и, прямо как Сиеста, развернула его.

— Хэй. Это Сайто. Прямо сейчас мы репетировали нашу сценку.

Покачав головами, Гиш и остальные отвернулись. Вздохнув, Маликорн хлестнул лошадь.

Повозка ускорилась.

Тревога, радость, надежда, а также гордость и самолюбие… Переполненная самыми разными чувствами, повозка направлялась в границе с Германией, проезжая по улицам, под светом лун-близнецов.

Табита спала.

В родной Орлеанской резиденции, на берегу озера Рагдориан… Её родители ели за столом и мило общались.

Смотря на них обоих, кукла, которую мать купила для неё… кукла «Табита», не сказать, чтобы очень красивая, рядом с ней читала книгу. Она читала «Героя Ивальди», книгу, которую она прочла много раз. Приятный голос, которого она больше не имела, исходил из её уст.

Эти прекрасные времена, которые пропали по ту сторону времени — они были прямо сейчас. Табита поняла, что она спит. Потому что её отца, который так тепло улыбался, уже не было в живых.

Пришёл дворецкий Персерин.

— Ваше Высочество, гости прибыли, — сообщил он.

— Будь добр, приведи их сюда, — сказала её мать.

— Друзья Шарлотты? Редко они заходят, — сказал её отец с улыбкой.

Показались лица её друзей из академии.

Гиш и Маликорн пришли с букетами цветов. Монморанси тоже была с ними.

Немного смущаясь, Луиза вручила Табите бумажную сумку. Внутри было множество сладостей.

Показалась Кирхе, со своими неизменными огненно-красными волосами.

Улыбаясь, она обняла Табиту. Табита была тронута заботой своих близких друзей. Дружеское тепло незаменимо. Табита чувствовала, как её ледяное сердце начало оттаивать.

Другой близкий друг спустился с небес и лизнул Табиту.

— Это ты нас предупредила, да?

«Кью,» Сильфида счастливо мурлыкала. Табита мягко погладила по подбородку своего верного фамильяра. Сильфида прикрыла глаза от удовольствия.

Последним показался Сайто.

Неся меч за спиной, он медленно подошёл к Табите и поклонился.

— Извини за опоздание.

Табита смущённо улыбнулась и отвернулась.

«Герой Ивальди» выскользнул из её рук.

«Это потому что я нашла своего героя?»

Подумала Табита в этом очень приятном и тёплом сне.


1. Мон – добавляется в конце предложения, как показатель смирения и покорности. Автор использует его, чтобы показать отношение Сайто к Луизе в этот момент. «Мон» не имеет перевода и поэтому опущен.

</

Оставить комментарий