Том 11. Глава 1: Фон Цербст

Опция "Закладки" ()

В глубоких, темных лесах Германии стоял замок фон Цербст. Но даже если строение и было названо «замком», оно значительно отличалось от Тристейна.

У старого каменного здания, вероятно, была богатая история, о которой говорили многочисленные пристройки, увеличивающие первоначальный размер замка вдвое. Также сомнителен был и архитектурный стиль. Верхняя часть фон Цербст была устремлена в сторону Тристейна и Галлии, высокие шпили принадлежали к стилю Варона, в то время, когда стены подверглись массивному преобразованию под влиянием архитектуры Альбиона.

Рядом с деликатной Романийской кирпичной башней стояла большая Германская цитадель, сделанная из массивной скальной породы… Таким образом, игнорируя внешний вид и престиж, это здание было олицетворением беспорядка. Дворяне Тристейна и Галлии при его виде только и делали, что хмурились, поэтому свободы и инновации Германии, Страны Огня, заставляли их глаза вылазить из орбит. В этом замке, в комнате, посвященной веселым и теплым чувствам весны, крепко спал Сайто. Потому что он только что принимал участие в большом приключении и был измотан. Пока он спал, ему снился ностальгический сон.

Он видел его родной город, находившийся на Земле…

Мать готовила на кухне, и он наблюдал за ней со спины.

– Мама, что ты делаешь?

– Твой любимый бутерброд.

По некоторым причинам от такой беседы у него начало болеть в груди. Мать повернулась. Ее знакомое лицо. То же самое нежное, спокойное лицо, какое было всегда у нее.

– Сайто, ты, почему плачешь?

– Что?

Сайто протёр глаза. Они были полны слез.

– Такой странный ребенок.

Сказало улыбающееся лицо его матери, но тут оно изменилось и приняло очертания лица матери Табиты. От удивления Сайто закричал.

– А-а-а!

Он проснулся от собственного крика.

– Сон…

Это был уже второй сон о его маме. Было удивительно, что он вообще вспомнил ее лицо, ведь он так долго с ней не виделся.

Сайто поднялся с кровати и выглянул в окно. Солнце уже было в зените. В кроватях, в которых спали Маликорн и Гиш были пусты. Сайто оделся и повернулся к двери, чтобы выйти из комнаты…

– Сайто.

В дверях стояла Луиза.

– Ох, Луиза. Доброе утро.

По некоторым причинам она смущенно опустила лицо, когда он ее поприветствовал.

– Обед готов, все ждут.

– Вы должны были разбудить меня, когда встали.

– Я пыталась, но ты бы не проснулся.

– Понятно, прости.

Сайто сказал это глядя в сторону. Он смутился, вспомнив сон. Это было всего лишь небольшой поездкой в мир грез, но сам сон о матери странно смущал его.

***

Табита и ее мать были спасены из старого замка Галлии пять дней назад, хотя до семьи Кирхе фон Цербст, которые находились в Германии, они добрались только вчера вечером. Всего их было восемь: Луиза и Сайто, Кирхе, де Гиш и Монморанси, Маликорн, Табита и ее мать. Всем удалось благополучно пересечь границу.

Вооруженные силы Галлии, после известия о побеге Табиты и ее матери, разместили посты по всему периметру границы, останавливая и проверяя редких путешественников, но на каждом пункте Сильфида накладывала свое заклятие трансформации и Гиш, прикидываясь важной персоной, дурачил таможню.

Из-за того, что местные силы Галлии погрязли в беспорядках, таким образом путникам намного легче было избегать посты. Моральный дух солдат, которые стояли при проверке был низок. Некоторые таможенники не делали должного осмотра экипажей, и просто говорили им: «Проезжайте». Очевидно, Галлия не заботилась о префектуре, часто исключая непосредственный контроль своей армии.

Лучшие войска были размещены на границе с Германией, которые называли себя Рыцарями Роз. Когда они тщательно обыскали повозку, то обнаружили замаскированную Табиту. Макияж был стерт с ее спящего лица.

– Эта девушка…

Это был молодой лидер рыцарей, который представился, как Кастелмор.

В этот момент Кирхе достала свою волшебную палочку, а Сайто готов был вынуть свой меч.

Однако Кастелмор вышел из кареты и объявил:

– Все чисто! Вы можете ехать!

Им разрешили проехать. Когда повозка пересекла границу, они, в качестве признательности послали ему благодарственное письмо, за то, что он им дал пройти.

Когда Табита проснулась, друзья рассказали ей о случившемся, на что она лишь ответила: «Ясненько».

– Даже при том, что он не был союзником, он и не являлся нашим врагом.

Вспомнил Сайто разговор при пересечении государственной границы и кивнул.

***

– Табита?

– Она спит.

Луиза указала на дверь, находящуюся с другой стороны коридора, напротив, от их комнаты. Сайто кивнул и немного приоткрыл дверь, так как она не была запертой. С небольшим поскрипыванием дверь открылась.

Он заглянул через небольшой проем. Мать и дитя, крепко обнимая друг друга, крепко спали на большой кровати.

– Наконец-то теперь они в безопасности.

Стоящая рядом с ним Луиза кивнула.

– Ну что ж. Теперь они в Германии… Галлия здесь ничего им не сделает.

Сайто кивнул и, чувствуя себя неловко, спросил:

– А когда вы вчера послали письмо?

Накануне вечером, Луиза написала письмо на имя Генриетты и отправила его в Тристейн, прикрепив его к сове. Не считая длинных извинений Луизы, письмо началось с доклада, о том, что Табита была благополучно спасена, после чего следовало извинение за пересечение границы без разрешения с обещанием, что они постараются вернуться в течение трех дней и, конечно же заявление того, что она с готовностью примет любое наказание.

– Ты не писала о моем аресте, не так ли?

Хотя Сайто внимательно следил за тем, как Луиза пишет письмо, он до сих пор не понимал многих символов, поэтому основное содержание было от него скрыто. Луиза не взяла бы его преступления на себя, по крайней мере он так думал.

– Не совсем.

Спокойно ответила Луиза.

Сайто долго смотрел в ее блестящие искрящиеся глаза.

– Нет, правда! Все началось из-за меня, поэтому только я должна нести ответственность…

На мгновение сверкающие глаза Луизы потеряли свой свет, когда она устремила свой взор на Сайто.

– Если тебя поймают, то тогда ты не сможешь вернуться…

– Да! Это так, но… Я несу ответственность, ведь я была командиром…

Сайто изменился в последнее время. Когда он говорил об «ответственности» или о том, «что он может сделать в этом мире», он постоянно вводил Луизу в недоумение.

– Да-да. Эта история уже закончена. Давай пошли, все ждут.

Прежде чем пойти вслед за Луизой, Сайто, в последний раз заглянул в комнату Табиты и убедился, что она еще ближе прижалась к своей матери. Тогда… что-то глубоко в его сердце онемело.

– Что случилось? – Спросила Луиза.

– Н-ничего.

Они оставили спящую мать вместе с ребенком, и пошли ко всем, кто ждал их в столовой. Когда они шли по коридору и увидели мебель замка фон Цербст, Луиза начала жаловаться.

– Пф! Это первый раз, когда я вижу столько безвкусицы в одном месте! – Заявила она. Несмотря на это Сайто, в любом случае не знал о качестве мебели, которая находилась в замках Халгении. Но здесь находилось много Тристейнских статуй, и картин, выстроенных в ряд.

– Зачем нужно было совмещать стиль Тристейна с восточными картинами?! Бессмыслица. А может мне, надо было уделить больше внимания мимикрии Тристейна, нежели картинам? В любом случае это не имеет смысла. – Закончила она свою мысль.

Вдруг Луиза указала на изображение образа Бога с многочисленным оружием. На мгновение Сайто показалось, что статуя похожа на изображение тысячирукой богини милосердия, что Сайто видел во время школьных экскурсий. По-видимому, Луиза просто не могла простить такую хаотичную постановку мебели особенно из ее родного города.

– Смотри, это религиозная живопись Ласкаулта Джованни. Ее палитра полностью не соответствует цвету стены. Ох, эти выскочки, германские вельможи…

Пока Луиза продолжала кипятиться, Сайто сказал смущенным голосом:

– Эм-м, Луиза.

– Что?

– Стены, статуи, картины – они все в порядке…, Но это… Взгляд, твой взгляд.

– Что? Разве с ним что-то не так?

Луиза повернулась к нему лицом и спросила:

– Почему ты еще в этом костюме?

Под мантией Луиза все еще носила ту же восточную одежду танцовщицы, которую одела, когда они отправились на спасение Табиты. Эта одежда была рассчитана на прикрытие только ключевых точек тела, когда все остальное было достаточно хорошо видно, поэтому Сайто было трудно оторвать глаза.

– Ну, это единственная одежда, которая у меня осталась.

Когда она говорила это, ему на мгновение показалось, что она говорит это с неким торжеством.

– Разве, а что насчет униформы Академии Магии?

– Что? Нет, она грязная, так что не может быть и речи о том, чтобы я ее одела.

– Но эта тоже грязная! Вот!

Сайто прокричал, отводя глаза от Луизы. Она посмотрела на него так, что это заставило его занервничать.

– Это не семейный дом Кирхе? К тому же эта одежда подходит для этого дома, по крайней мере так думают слуги.

В это время мимо них проходили служанки, облаченные в эффектно красные одеяния.

Луиза спокойно обернулась в мантию, прикрыв тем самым открытые участки тела. Теперь ее тонкие конечности были полностью скрыты.

– Эй, она не может видеть тебя!

Как только служащий прошел мимо, он сделал быстрый поклон. Со свистом Луиза вызывающе качала край своей мантии, выставляя шелковистую кожу своего бедра напоказ. На ее розовых губах играла улыбка.

Она продолжала теребить свою мантию так, что Сайто смог ее достаточно хорошо разглядеть. Он покраснел, отвернув голову.

–П-перестань… Твоя мантия развивалась, так…

Лицо Луизы налилось краской, но она продолжала смотреть на него.

– Почему?

– П-почему? Ну, в общем ты, эм… Выглядишь как…

– Выгляжу, как что?

– Кожа, там, и все такое…

– Ты озабоченный дурак? Ты так разволновался, только глянув на тело твоего хозяина?! Невероятно! Как вульгарно! Ты должен умереть. В лесу. –

Объявила Луиза, налившись краской.

– Да у тебя стыд есть?!

– С-стыд? С чего бы это? Здесь нет ничего плохого, если это видит близкий человек. – Возразила взволнованная Луиза.

***

Однако, в вагоне, пристально-лихорадочный взгляд Сайто, когда он смотрел на нее в этой одежде, казался ей забавным. Но показа как будто не хватило, и она подошла к нему поближе, провоцируя его для чего-то.

И попытка старания сохранить спокойствие смущала его больше. «Какого черта!» — подумал Сайто, когда все уснули, и Луиза разбушевалась, ворочаясь в своем одеяле. Она приближалась и приближалась, с каждым шагом волнуясь все больше и больше.

О чем бы подумал Бог, увидев ее настоящие намерения. Да и не только Бог, но и Чи-не-сама.

Думая над этим ее щечки запылали, и она проклинала себя за то, что делала.

Пока они ехали ее терзания продолжались. Она задумалась…

«Хотя это и было позорно до смерти, но мне… Было приятно.

А-ах, его взгляд полностью сосредоточен на мне, а не на других девушках» – блаженствовала она: «Все! Мне во что бы то ни стало надо носить эту одежду подольше!» – Она смущалась, но странное чувство триумфа было сильнее, чувства стыда.

– Что ты так странно на меня смотришь? Так или иначе, здесь нет никакого скрытого мотива или значения. Я просто ношу то, что нравится. – Сказала она сердитым голосом.

Хотя на самом деле чувствовала она себя отлично, испытывая смешенные чувства, она сходила с ума; хотя она и сама не понимала, почему она себя так чувствует. С такими противоречивыми чувствами, борющимися в ее сердце, Луиза продолжала говорить.

– Хватит так интенсивно на меня смотреть. Хах, что формой от рождения обделен?

Естественно гордость Сайто была сильно задета такими словами. Поэтому он отвернул свою голову так, что его взгляд не был устремлен на Луизу.

– Кто смотрит то?

Они шли молча некоторое время. В конце концов, из-за отсутствия его взгляда Луиза начала выходить из себя. Это было так тривиально.

***

Посмотревшись в зеркало, которое висело на стене, Луиза остановилась перед ним.

– Кто это милая девушка? – Спросила она с явной наигранностью.

– Эй, пойдем уже.

– Я думаю, что это я.

– Да, да.

Сайто повернулся в другую сторону. От этого Луиза рассердилась еще больше. Она начала бубнить про себя: «Любюлютебясказалонлюблютебясказалон… Почемуонпритворяетсяделает видитчтонепонимаетпочемуятаксмотрюсмотрюсмотрюнанегосердитымвзглядом»

Раздраженная Луиза решила прибегнуть к своему тайному козырю. Она положила свои тонкие пальцы на щеку.

– Интересно

–Н-нуже, пошли. – Нервно позвал ее Сайто.

Он по-прежнему смотрел в противоположную сторону. Много крови прилило к голове Луизы: «Я ведь так хорошо выгляжу, так симпатично, но все равно… Можно не допустить этого» – Думала она. Ее гордость взмыла до предела ровно, как и кровь, которая прилила к голове. В итоге темперамент Луизы вырвался на свободу.

– Б, б-б-б, б-б…

–Б? Что?

– На моей груди ткань, если я уберу ее, то я бы хотела посмотреть на твою реакцию. Ведь сексуальная привлекательность увеличивает красоту. Без сомнений…

– Что?!! – Воскликнул ошарашенный Сайто, пораженный тем, что говорит его хозяйка.

– Без сомнений! Сексуальность то, что привлекает моего фамильяра!

Сайто, настроенный не проиграть, стоял на своем. В его голове пронеслось, что если он будет смотреть на Луизу, то это будет означать его поражение и ее победу. Ущипнув себя правой рукой, он тем самым сражался с сильным желанием – «посмотреть».

– Т-т-ткань не мешается…

– Да сколько ты еще будешь колебаться?! Нас смогут увидеть, если ты так и будешь стоять!

– Чего?!

– Пфх-х. – Луиза теряла терпение.

– Я не колеблюсь! – Он еще сильнее начал давить пальцем себе в бедро, так что из-за этого по нему потек холодный пот.

Сайто старался не смотреть изо всех сил. Если мужчина решил не смотреть, то тогда он не будет смотреть.

Луиза долго возилась со своим нарядом, особенно в той части, где были ее груди. Она положила свою руку на грудь — ей было стыдно. Нет, стыд не был единственным страхом. Смерть. Ее голова взорвется, и она умрет от стыда.

Она опять испытала смешенное чувство. Хотя она и вернула себе свое благородное положение Ее Величеству, ее гордость осталась при ней. Поэтому она всеми средствами хотела, чтобы ее фамильяр смотрел только на нее, поэтому она не сожалела о том, что делала.

И хотя она была смущена и кровь прилила к голове, она не заметила, как ее гордость сводила ее с ума

– А- а-грх!!! – С криком она сдернула ткань, прикрывавшую ее грудь.

Сайто был удивлен. Даже если бы он не знал, что его хозяйка задумала, из-за того, что Луиза вскрикнула, его голова машинально повернулась в ее сторону. Таким образом, его взгляд благополучно пришел к Луизе.

Глаза первым делом опустились в низ, уставившись на то место, где когда-то ткань покрывала ее бюст. Она невинно положила руку на грудь, и это выглядело довольно… безобидно.

Сайто с рефлексом по скорости сравнимым со скоростью насекомого напрыгнул на Луизу, вцепившись в нее.

– Прости, ничего не могу с собой поделать!

Оправившись от изумления, Луиза ухватилась за его затылок и попыталась потянуть его.

– П-подожди… Стой! О-о чем ты думаешь?..

Она посмотрела на Сайто лихорадочным взглядом. И увидела… Сумасшедшую страсть, такую, что она, она… вопреки своей воли закрыла глаза.

– М-мы, вероятно, лишимся свободы, когда вернемся обратно в Тристейн, да?

– Наверно…

Мучительные мысли пронзали ее. Если… если она должна была сесть в тюрьму за то, что сделала…

Тогда она будет не в состоянии видеть Сайто, на протяжении некоторого времени.

– Если так, то тогда может быть это единственный раз, когда мы можем быть парой?

После этих слов время потеряло счет, пока она находилась в твердых руках Сайто, он был ей нужен как никогда. Эти мысли и страстный взгляд Сайто лишил ее последних сил, и она уже не сопротивлялась.

– Х-хорошо ли это? – Сайто засомневался.

– Хватит уже спрашивать, идиот…

Луиза застенчиво глядела на него, она была так прекрасна в этот момент, что голова Сайто медленно обернулась к ней.

Он прижал ее к себе.

Разум Луизы помутился.

«Ах, простите предки. Вот-вот Луиза Франсуаза больше перестанет быть собой, она будет охвачена от самых ног, в замке заклятого врага фон Цербст. Когда я проходила через ворота, я никогда не думала, что это приведет к этому. Мне очень жаль: предки, мама, старшая сестра, Чи-ни… Все… Мне так жаль…»

Страсть была настолько сильной, что Луиза постепенно начинала терять рассудок.

Но тогда краем глаза она заметила рыжие волосы, промелькнувшие в коридоре. Ее реакция была молниеносной, как блиц. Она ударила Сайто в пах и быстро подскочила на ноги.

– Вас так долго не было, что я пошел вас проведать. – Гиш положил руку на подбородок и покачал головой.

– Вы! Что вы делаете в домах других людей?! – Спросила Кирхе, не скрывая удивления.

Рот Луизы открылся и закрылся несколько раз, смутно припоминая буквы из алфавита. Она дрожала, в то время как с нее капал холодный пот.

–Н-насекомое присосалось к моей шее, я-я попыталась схватить его…

– И, конечно, для этого ты разделась? – Кирхе ехидно ухмыльнулась.

Тело Луизы застыло. Она медленно упала на колени и ее тоненькие плечики обвисли.

Эти временем Сайто был занят своим делом – он продолжал дергаться на полу в конвульсиях. Кирхе подошла к Луизе. Она положила руку ей на плечо и с такой же ухмылкой сказала:

– Я и подумать не могла, что кто-то сможет обогнать меня в таких делах!

– Э-это не имеет никакого отношения к твоим делам! Это вышло случайно!

Пошатнув твердыню Кирхе, оправдание Луизы сошло за правду.

– Да все в порядке. У меня есть небольшой подарок для тебя.

– Не требуется.

– Это письмо из Тристейна…

***

Через некоторое время, друзья все вместе собрались в комнате Кирхе.

–Чрезвычайно скоро.

– Конечно, она должна быть, иначе она огорчится, ведь королева ее станы, как ни как. – Не сильно обеспокоенно сказала Кирхе, разведя руками.

Луиза внимательно посмотрела на письмо, доставшееся ей от Кирхе. Конверт был из высококлассного пергамента с подписью королевства Тристейн. Крест из лилий, что она привыкла видеть… Ответ от Генриетты так скоро. «В этом письме написаны судьбы моих друзей и меня. Как же Генриетта осудила меня?» — думала Луиза.

Ее рука дрожала от напряжения. Сайто наблюдал за ее лицом, от чего эта нервозность передалась и ему. Гиш, Монморанси и Маликорн затаили дыхание, следя за действиями Луизы.

Кирхе осторожно сказала Луизе, которая до сих пор не сорвала печать:

– Эй, Луиза, ты знаешь об этом письме. Вам не обязательно возвращаться в Тристейн. Вы можете остаться в моем доме.

– А ты не беспокоишься о нашем учителе, Кольберте?

Кольберт добровольно вызвался за место Луизы и других, что бы те смогли пересечь границу.

После чего от него не было никаких известий. Даже экипаж Остленда, что прибыл в фон Цербст, не знал никакой информации.

– Если это Жан, то тогда все будет в порядке. Конечно, он где-то спрятался. В докладе рано или поздно об этом скажут. Но если его поймали, то я пошел бы на его спасение!

– Это не сулило бы ничего хорошего. Ведь обстановка была бы намного сложнее.

Тогда Луиза сделала глубокий вдох и открыла конверт вдоль линии. Письмо поместилось на один лист бумаги, на котором было написано всего одно предложение. Читая это, Луиза начала дрожать.

– Н-ну, что там?! Что там написано?! – Сайто прижал ее, не выдержав напряжения.

– Неужели там так много написано? И самое главное — что там написано? Дай его мне. – Кирхе взяла письмо из рук Луизы.

– Что? Генриетта будет ждать в имение Лавальер. Это не очень хорошо. Она будет ждать в доме твоей семьи. Хотя может быть это не так уж и плохо? – Сказала Кирхе, притворяясь будто не знала.

В этот момент дрожь Луизы достигла своего пика, из-за чего она лишь промямлила:

– В-в доме…

– А что? Разве это плохо, ведь ты будешь говорить со своей семьей, они смогут тебя защитить.

– Вдали от защиты я буду убита…

Как бы отказавшись, она опустила голову.

Оставить комментарий