Том 11. Глава 3: Карин Могучий Ветер

Опция "Закладки" ()

На второй день после выезда из Тристании королевский экипаж пересёк подъёмный мост замка Ла Вальер. Поскольку это был неофициальный визит, карету охраняли, кроме Аньес и Кольбера, всего пять мушкетёров.

Когда карета и её сопровождение проехали через мост и ворота, их радостно приветствовали собравшиеся слуги. На флагштоке в переднем дворе был поднят флаг с эмблемой лилии, гербом королевской семьи Тристейна. Небольшой знак любезности для королевы, прибывшей инкогнито.

Аньес, соскочив с лошади, открыла дверь экипажа.

На середине лестницы, ведущей к замку, можно было видеть кого-то, одетого в латы рыцарей-магов. Аньес недоверчиво прищурилась.

— В чём дело, капитан?

Затем Генриетта увидела рыцаря, стоявшего в центре лестницы, и удивленно ахнула.

— Это же латы Отряда Мантикор.

Действительно, доспех прикрывала чёрная мантия, на которой было вышито большое изображение мифического зверя мантикоры.

— Но Отряд Мантикор сейчас несёт службу в замке. И, кроме того, этот плюмаж… Такую шляпу носит командир.

— Но для Де Сезере тело слишком стройное.

— Скорее всего, это вообще не он.

Рыцарь медленно спустился по лестнице. Мушкетёры, окружающие королеву, не спускали с него глаз, держа руки на ружьях.

Затем Аньес сделала шаг вперёд и преградила рыцарю дорогу. Нижняя часть его лица под шляпой, украшенной перьями была закрыта железной маской. Чувствуя давление под пронзительным взглядом его ясных глаз, Аньес схватилась за рукоять своего меча.

— Ты друг герцога де Ла Вальер? Прийти встречать Её Величество в таком виде — это уже слишком даже для шутки. Назови себя.

Однако, рыцарь проигнорировал слова Аньес и почтительно преклонил колено.

— Давно не виделись, Ваше Величество. Хотя, вы меня, конечно, не помните, ведь я не служу в замке уже добрых тридцать лет.

— Эм-м…

Генриетта, приоткрыв рот, смотрела на рыцаря. В самом деле, хотя цвет мантии за эти годы изрядно выгорел, она всё же прекрасно сохранилась — на ней не было ни пятен, ни прорех.

— Я — Карин, бывший командир Отряда Мантикор. Пусть я тогда представлялась под другой фамилией, но моя верность королевской семье осталась неизменной.

Генриетта слышала о предыдущем командире Отряда Мантикор, поэтому её лицо побледнело.

— Так вы — Карин Могучий Ветер?!

— Да, для меня честь, что вы знаете это имя.

— Конечно я знаю — вы же знамениты! Аньес, это — Карин Могучий Ветер, легендарный командир рыцарей-магов! Я выросла, слушая рассказы о её подвигах и приключениях!

Глаза у Генриетты сверкали, как у маленькой восхищённой девочки, когда она взяла Карин за руку.

— Ещё с детства я так мечтала с вами встретиться! Истребление огнедышащих драконов! Спасение города, атакованного орками… Мастерское владение оружием! Воля, непоколебимая как скала! Время, когда дворяне ещё были настоящими, благородными рыцарями. Многие рыцари уважают вас и хотят быть похожими на вас!

— Вы мне льстите.

— Да что вы такое говорите?! Я, я знаю все ваши приключения наизусть! Вы женщина, правда? Я слышала, после вашей отставки вы исчезли как ветер, а вы, оказывается, были у Ла Вальеров. Чем же вы теперь занимаетесь?

Карин вдруг сняла свою Маску. Когда Генриетта увидела её лицо, её глаза чуть не выскочили из орбит.

— Герцогиня! Вы — герцогиня!

Аньес тоже была поражена.

— Тогда, это значит…

— Герцогиня де Ла Вальер, то есть, другими словами, мать Луизы…

— Я воспользовалась возможностью выйти замуж и отложить доспехи. Но с тех пор прошло уже немало времени, так что прошу меня извинить.

— Я понимаю, но почему?..

Генриетта хотела спросить, почему герцогиня сейчас носила доспехи, которые давно отложила.

Карин выпрямилась.

— Потому что сегодня я — не герцогиня Карин. Я — Карин, бывший командир Отряда Мантикор, которая уважает стальную дисциплину. И я накажу мою дочь, нарушившую закон. Это будет доказательством моей верности Вашему Величеству и вашей семье.

— Наказание?! Могучий Ветер накажет Луизу?!

Глубоко потрясённая, Генриетта глядела на Карин, отрицательно мотая головой. Её лицо побелело. Она приехала с намерением наказать Луизу, но её собственные чувства пока что отступили на второй план. Но наказание от этой дамы было бы гораздо более суровым, чем хотела сама Генриетта. Если бы это наказание свершилось, Луиза бы наверняка распрощалась с жизнью!

— Вам незачем прибегать к насилию! Я приехала сюда, чтобы лично решить вопрос о наказании Луизы. Я ещё молода, так что сначала была глубоко возмущена. Однако, я много думала об этом. Хотя Луиза, безусловно, пересекла границу страны без моего разрешения… Меня это также беспокоит как её подругу. Достаточно будет строгого выговора, я не собираюсь применять более жёстких мер.

— Благодарю за ваши добрые слова, Ваше Величество. Однако, привилегией Вашего Величества является священная обязанность поддерживать порядок, доверенная вам Основателем. Поэтому вы должны следить за исполнением законов, которые именно для этого и создавались.

Карин быстро подняла правую руку. От тени у стен замка отделилась и подлетела громадная, ещё более чёрная тень. Приближаясь к земле, она подняла облако пыли.

Это был старый, огромный мифический зверь — мантикора.

— Если законы страны, которые нужно соблюдать, нарушены, Ваше Величество должны быть верны своим королевским принципам. Но из-за того, что закон нарушила моя собственная дочь, я тем более не могу этого простить.

С лёгкостью, которой нельзя было ожидать в её 50 с лишним лет, Карин оседлала мантикору.

— Г-госпожа Карин!

Мантикора захлопала своими огромными крыльями. Мифический зверь с невероятной скоростью взмыл в небо вместе со своей хозяйкой.

Замок Ла Вальер был ближе к границе с Германией, чем столица. Перейдя границу между государствами в три часа дня, они уже могли видеть высокие шпили замка.

— Э, эй, Луиза… Твоя матушка правда тот самый «Могучий Ветер» из Отряда Мантикор?

Сайто открыл рот, нарушая тягостное молчание. Однако, Луиза ничего не ответила. В последние дни Луиза безостановочно тряслась и смотрела вверх пустым взглядом.

— Прошло ведь уже целых 30 лет, может, она изменилась? А? Пускай в прошлом она была устрашающим рыцарем, но не может же она оставаться такой и сейчас, после стольких-то лет. Даже если ты говоришь, что тебя накажут, то в худшем случае просто запрут в каком-нибудь сарае, только и всего.

— …Ты не понимаешь, — произнесла Луиза голосом узника, которого ведут на казнь.

— Это в молодости можно всё решать силой, ни один человек не может оставаться таким вечно, — рассудительно заметила Монморанси.

— …Вы просто не понимаете.

— Не волнуйся ты так.

— …Откровенно говоря, моя матушка, она…

После этих слов все в фургоне занервничали. Сайто больше не мог выносить такое напряжение и громко рассмеялся. Это была всего лишь бравада.

— А-ха-ха-ха! Незачем так беспокоиться!

— Точно! Даже если она и была легендарным Могучим Ветром, сейчас она, наверное, всего лишь герцогиня! Жизнь в обществе сделала её более утончённой, и она, может, совсем уже и забыла о пыли и грязи на поле боя!

В этот момент Табита показала в окно:

— Рыцарь верхом на мантикоре.

Луиза, охваченная паникой, внезапно вскочила на ноги, разбила окно повозки и выпрыгнула наружу.

Раздался рёв ветра.   Появилось гигантское торнадо и полетело вслед за Луизой.

— Ч-что это такое?!

Пока Сайто обалдело на него таращился… торнадо разрослось и с чудовищной силой ударило повозку. Яростный ураган оборвал упряжь, которой лошади были привязаны к фургону, и засосал его в себя вместе с лошадями, поднимая их всех высоко в небо.

— Да что же это-о-о-о-о-о! — орал Сайто.

— Гья-а-а-а-а-а! — вопил Гиш.

— Уа-а-а-а-а-а! — ревел Маликорн.

— Не-е-е-е-е-е-ет! — визжала Монморанси.

— Сдаю-у-у-усь… — скулила Кирхе.

— … — Табита молчала.

Было так, словно огромная рука, созданная из ветра, схватила повозку и подкинула вверх. Шестерых человек болтало и кидало по фургону, словно коктейль в шейкере.

— Аи-и! Де-е! Гья-а-а!

Шестеро вопящих пассажиров бились о стенки, сиденья и друг о друга. Затем торнадо резко прекратилось, и фургон полетел к земле.

— Падаем! Падаем! Падаем!

«Наверное, так чувствуешь себя в лифте, у которого оборвался трос?» — тупо подумал Сайто, когда экипаж поплыл вниз медленнее.

Рыцарь наложил на них заклинание «Левитации».

Хотя фургон медленно приземлился, вся компания, оставшись совершенно без сил, лежала внутри вповалку.   Сайто, с отчаянием вспомнив о Луизе, выкарабкался из повозки. Луиза, дрожа, лежала на земле.

— Лу-и-и-за-а!!!

Хотя он, крича, попытался подбежать к ней, ему было трудно двигаться.

Рыцарь в чёрной мантии, восседая на огромной мантикоре, приблизился. Должно быть, это и была Луизина мама. Однако, она была жуткой. С первого взгляда на этого рыцаря становилось ясно, что нрав у неё суровый. Напоминающая куклу фигура, закованная в доспехи, наводила ужас.

Затем она остановилась над лежащей Луизой и обратилась к своей дочери:

— Встань, Луиза.

Луиза поднялась.

— Матушка… — пробормотала она, сильно дрожа, словно в лихорадке. Как маленькая собачка перед грозным пастухом. Хотя Луиза тоже могла быть жуткой, когда злилась, сейчас впечатление было совершенно иным — всё равно что крыса рядом с медведем.

— Ты. Отвечай своей матери, что ты нарушила.

— Это… Г-границу без разрешения, м-м…

— Я тебя не слышу.

— П-перешла границу без разрешения.

Торнадо обрушилось на неё. Оно подхватило Луизу и швырнуло её на двести мэйлов в небо, а когда она начала падать, ветер начал кружить её, как маленький опадающий листочек.

— Разве этому твоя мать учила тебя?

Её розовые волосы растрепались, и юбка задралась, открывая взгляду её трусики во всей красе, но сейчас Луизе было некогда из-за этого смущаться.

— Я, я прошу прощения за нарушение законов нашей страны! Но у меня были смягчающие обстоятельства!

Рыцарь направил на неё палочку.

— Твои мелкие хорошие поступки сейчас особой роли не играют. Какими бы ни были обстоятельства, закон был нарушен. В результате это может принести несчастье многим людям.

Штормовой ветер жестоко трепал Луизу.

Не в силах больше на это смотреть, Сайто подбежал и встал перед Луизой.

— П-пожалуйста, остановитесь!

— Ты кто? — спросила его Карин, одетая в чёрную мантию, с нижней частью лица, скрытой под маской.

— Ну… э-э, Луизин фамильяр.

— А! — Карин кивнула. — Ты тот мальчик, что приезжал тогда с Луизой. Так ты фамильяр.

Сайто опустился на колени и взял Луизу на руки, пытаясь привести её в чувство.

— Эй! С тобой всё в порядке? Ты жива?

— Фн… Всё, больше не могу… фн.

Глаза Луизы всё ещё вращались, и выглядела она, мягко говоря, неважно. Да иначе и быть не могло. Как будто её бросили в огромную стиральную машину, простирнули, прополоскали, выкрутили и повесили сушиться. После такого полёта даже первая красавица в стране выглядела бы растрёпанной.

Карин снова подняла палочку.

— П-подождите! Нельзя ли пока что остановиться?! Луиза и так уже вымотана!

Увидев, что делает Сайто, Гиш крикнул:

— Сайто, прекрати. Это их семейные проблемы. Тебе что, жить надоело?

Карин молча смотрела на Сайто.

— Фамильяр — как щит для своего хозяина. Поэтому щит нужно уничтожить. Надеюсь, без обид?

За спиной Карин появилось огромное торнадо. Оно было почти того же размера, что и предыдущее, которое подняло в воздух фургон. Сайто выхватил Дерфлингер. Руны на его левой руке засветились.

— Эй, Дерф.

— Что?

— Это плохо? — Сайто показал на огромное торнадо.

— Плохо. Это не просто сильное торнадо. Слой вакуума сужается и наносит глубокие раны, если до него дотронуться. Жуткое колдовство класса «квадрат»…

Выслушивать объяснение не было времени.

Торнадо кинулось прямо на него, и Сайто, выставив меч вперёд, принял его удар.

— Прекрати! Беги!

Несмотря на крик Дерфлингера бежать было уже поздно. Длинные, глубокие порезы, будто сделанные бесчисленными острыми лезвиями, появились по всему телу Сайто.

— Б-больно-о-о-о-о!

— А я что говорил! Эта штука — «Режущее торнадо»! Тебя покромсает на куски, прежде чем я успею его поглотить!

Хотя Сайто был мокрым от крови, он не сдвинулся ни на шаг.

Плохо соображая и окаменев от страха, Луиза остановила взгляд на раненном Сайто. В то же мгновение её разум, всего секунду назад ослеплённый страхом, запылал гневом, словно бушующее пламя.

Обычно, Луиза никогда бы не выступила против своей матери. Ей с детства прививали дисциплину.

Не раздумывая, Луиза подняла руку и произнесла заклинание Пустоты.

Когда слова заклинания достигли ушей Карин, она слегка нахмурила брови. Она никогда не слышала о таком заклинании. Это бы не Огонь. Не Вода. И не Ветер. И даже не магия Земли.

Луиза взмахнула палочкой и опустила её. Неистовое «Режущее торнадо», поглотившее Сайто, начало сиять.

Карин, которая никогда не видела такого света, какой-то миг удивлённо его разглядывала.

Что же это было за странное заклинание, которое прочитала её дочь?

Хотя время его подготовки было небольшим, оно всё же было достаточно мощным, чтобы развеять её собственное заклинание.

«Развеивание магии» Луизы заставило исчезнуть «Режущее торнадо» её матери…

Когда Карин, наконец, очнулась от потрясения и начала снова произносить заклинание, что-то толкнуло её в спину.

— Пожалуйста, остановитесь! Довольно! Хватит, прошу вас!

Это была Генриетта, которая прискакала сюда на лошади от самого замка Ла Вальер. За ней следовала Аньес.

— Я больше не потерплю перед собой никаких драк! Более того, вы же мать и дочь! Если хотите продолжать, придётся вам обратить свою палочку против меня!

Послушавшись королеву, Карин опустила палочку. Луиза и Сайто, которые уже достигли предела своих физических сил и выносливости, оба рухнули на землю.

Генриетта подбежала к упавшему Сайто.

— У тебя ужасные раны!

Она в панике начала читать заклинание Воды. Раны Сайто затянулись благодаря заклинанию «Лечения» королевы. Он поднял окровавленное лицо.

— Принцесса…

— Не разговаривай! Ты сильно ранен!

Генриетта тут же прочитала ещё одно водное заклинание.

— Луиза…

Щека Генриетты дрогнула.

— Всё в порядке — она в безопасности. О ней заботится её подруга.

Монморанси вышла из фургона и теперь занималась Луизой.

— Ясно… — пробормотал Сайто и потерял сознание.

Карин опустилась на колени рядом с Генриеттой, занятой лечением.

— Ваше Величество, я наказала свою преступную дочь. Надеюсь, вы накажете её строже, чем я.

Генриетта протяжно вздохнула.

— Ах, ну сколько можно! Знаете, когда ребёнок и его родитель направляют друг на друга палочки, это повергает Создателя Бримира в глубокую печаль! Разве я с самого начала не сказала, что не собираюсь назначать никакого наказания?

— Решать всё с помощью палочек — это путь старых дворян.

— Больше всего я ненавижу ненужное кровопролитие! Эй, вы там! Скорее, отнесите этих двух раненых людей в замок!

Исполняя приказ Генриетты, Гиш и остальные наложили чары «Левитации» на Луизу и Сайто и понесли их к замку.

Оставить комментарий