Том 2. Глава 8: Вечер перед битвой за Ньюкасл

Опция "Закладки" ()

Корабль «Орел» достиг изрезанного побережья Альбиона. Они путешествовали уже три часа; вдалеке был виден мыс и большой замок, стоящий на самом его краю.

Принц пояснил Сайто, стоявшему на носу судна, что это — крепость Ньюкасл. Однако, «Орел» не взял курс на город, а двинулся под берегом.

— Почему мы спускаемся?

Принц указал на небо за замком, где двигался громадный корабль. С него невозможно было разглядеть «Орел», который скрывался за облаком.

— Корабль повстанцев.

Он выглядел огромным, вдвое длиннее «Орла» с большим количеством парусов, и, казалось, он двигался в порт Ньюкасла. Без предупреждения вражеский корабль открыл огонь по замку. Первое ядро пробило стену, и в том месте появилась небольшая вспышка. Ударная волна от взрыва чувствовалась даже на палубе «Орла».

С улыбкой Принц пояснил:

— Тот корабль, когда он принадлежал флоту нашей страны, назывался «Королевская Гордость». Но, когда повстанцы захватили его, они сменили название на «Лексингтон» в честь места битвы, где они одержали первую победу над нами. Тот корабль держит Ньюкасл в непрерывной осаде с воздуха. Он время от времени постреливает по замку, но не для того, чтобы нанести хоть какой-то урон, а только, чтобы психологически давить на нас.

Сквозь разрывы в облаке Сайто взглянул на военный корабль. По каждому борту виднелось много орудий. На корме был нарисован дракон.

— Он несет сто восемь пушек и выглядит как настоящий огнедышащий дракон. Мятеж начался с этого корабля. По силам мы не можем сравниться с ним, поэтому лучше проплыть за этим облаком и остаться незамеченными. Отсюда мы не сможем достичь Ньюкасла, однако, здесь есть потайной порт, о котором знаем только мы.

* * *

Внезапно вокруг потемнело: корабль двигался под континентом, куда не попадали солнечные лучи. Вдобавок, они всё еще двигались в облаках. Ничего нельзя было разглядеть. Принц пояснил, что повстанцы никогда не летают под континентом, поскольку это опасно. Бодрящий холодный и влажный воздух пощипывал щеки Сайто.

— Для штурманов из Королевских Воздушных Сил проще простого проложить курс, полагаясь на топографические карты, используя волшебство света и сделанные измерения, — усмехнулся Принц. — Дворянин, не знающий небо, не может считаться образованным человеком.

Они двигались еще некоторое время и, наконец, достигли участка, на котором располагалась черная пещера, ведущая вверх. Освещенная магическим светом с мачты, она представляла собой потрясающее зрелище – отверстие около трехсот метров в диаметре.

— Остановить здесь.

— Так точно, сир, остановить здесь! — приказ Принца был подхвачен энергичной командой корабля. Паруса были спущены, и «Орёл» начал медленно сдвигаться прямо под отверстие.

— Медленно увеличить скорость.

— Так точно, сир, медленно увеличить скорость!

«Орел» медленно поднимался к отверстию. За ним следовала «Галантная Мэри», на борту которой находились штурман и часть команды с «Орла». Вард, наклонив голову, произнес: «Вы явно не пираты, Ваше Высочество».

— Вы ошибаетесь, виконт, мы — пираты.

«Орел» двигался через отверстие в направлении света, который лился откуда-то сверху.

Наконец корабль прибыл в секретную гавань Ньюкасла. Это была большая известняковая пещера, стены которой покрывал белый мох. На причале множество людей ожидало прибытия корабля. На «Орел» были переброшены швартовые канаты, и судно закрепили к причалу. На корабле установили деревянные сходни.

Принц поторапливал Луизу и остальных спуститься на причал. К ним подошел высокий старый маг. Казалось, он возник из ниоткуда перед бортом «Орла».

— Ха-ха, Ваше Высочество, вы захватили отличные трофеи?

— Радуйся, Парис. Сера, это сера! — прокричал Принц, вокруг него тут же начали собираться восторженные солдаты.

— Ах! Сера! Для меня, как вашего опекуна, это — большая честь! — Маг заплакал. Он был очень стар. — Я прослужил шестьдесят лет у предыдущего правителя… Уже не будет таких счастливых дней, Ваше Высочество. После произошедшего восстания всё обернулось в горе и печаль… Даже с серой мы не сможем исправить положение…

Уэльс рассмеялся:

— Даже если мы будем разгромлены, мы покажем повстанцам бесстрашие и честь Королевской семьи.

— Героическая смерть. Мои старые кости дрожат от волнения. Было получено сообщение, что повстанцы атакуют замок завтра. Всё или ничего, Ваше Высочество.

— Мы будем сражаться до последнего вздоха и заставим их солдат почувствовать стыд!

Принц и окружающие его люди искренне рассмеялись. Луизу взволновало, что они так легко говорили о поражении. Другими словами, они все умрут. Разве, они не боятся смерти?

— А кто эти люди? — спросил у Принца старый маг Парис, увидев Луизу.

— Она – посол из Тристейна. Она прибыла, поскольку у неё важное дело, связанное с Королевским Двором.

Парис на секунду выказал удивление: что нужно послу из другого королевства в этих руинах? Но скоро улыбка снова засияла на его лице.

— Значит, вы – посол. Парис Чемберлен к вашим услугам, мадам. Славно, что вы прибыли на Альбион. Пусть это покажется скромным, но сегодня ночью мы проведем небольшой пир. Как бы то ни было, проходите, пожалуйста.

* * *

Луиза с компанией проследовали за Принцем в его комнату. Помещение находилась за кухней и выглядела невзрачно: деревянная кровать, стол, пара стульев и несколько батальных полотен на стенах.

Принц сел на стул и открыл ящик письменного стола, в котором находилась небольшая украшенная драгоценными камнями шкатулка. Уэльс снял с шеи цепочку с небольшим ключом и открыл шкатулку. Внутри неё лежал портрет Принцессы Генриетты.

Луиза получила письмо в глубоком поклоне.

Увидев, что Луиза рассматривает шкатулку, Принц смущенно произнес:

— Мое секретное хранилище.

Внутри лежал только один листок пергамента. Похоже, что это и было письмо Принцессы. Принц нежно извлек его и прочел про себя. Послание выглядело так, будто его постоянно вытаскивали и перечитывали.

После прочтения Принц аккуратно сложил его пополам, положил в конверт и протянул Луизе.

— Это письмо я получил от принцессы. Теперь я возвращаю его.

— Благодарю.

Луиза взяла письмо с глубоким поклоном.

— Завтра «Орел» доставит вас обратно в Тристейн, так как мы не будем использовать корабль в сражении.

Несколько раз глянув на письмо, Луиза наконец заговорила:

— Но, Ваше Высочество… Что вы имели в виду, говоря про грандиозное поражение? — спросила она дрожащим голосом.

Принц ответил очень легко:

— Все обстоит очень просто. Моя армия насчитывает триста человек, тогда как вражеские силы — порядка пятидесяти тысяч. У нас нет шансов на победу. По крайней мере, мы погибнем в лучах славы.

Луиза опустила глаза.

— Ваше Высочество, вы также имели в виду и себя, когда говорили о смерти во время битвы?

— Конечно. Я также погибну.

Сайто, который наблюдал за беседой со стороны, судорожно выдохнул. Принц так мало беспокоился о своей гибели в завтрашнем бою, что это совершенно шокировало. Казалось, что все происходит не в реальной жизни, а в каком-то спектакле.

Луиза отвесила Принцу глубокий поклон, ее плечи вздрогнули. Видимо, ей необходимо было сказать Уэльсу еще очень многое.

— Ваше Высочество… Простите мою бестактность, но я не могу смолчать.

— О чем вы хотите поговорить?

— Что в этом письме?

— Луиза… — запротестовал Сайто. Несомненно, несмотря ни на что, содержание письма — это личное.

Но Луиза, задав этот вопрос, решительно глядела на Принца.

— Когда Принцесса дала мне это поручение, она выглядела так, как будто, беспокоилась о своем любимом… И в шкатулке был ее портрет… И глядя на ваше помрачневшее лицо после того, как вы поцеловали и прочли письмо… Вы и Принцесса…

Принц улыбнулся. Он догадался, к чему Луиза клонит.

— Ты хочешь сказать, что кузина Генриетта и я состояли в любовных отношениях?

Луиза кивнула головой:

— Так мне кажется. Простите еще раз за эту неучтивость. Если это так, то содержание этого письма…

Прижав руку ко лбу, Принц, казалось, собирается с мыслями, что ему следует рассказать, а что не следует, а затем ответил:

— Да, это — любовное письмо, как вы и догадались. Абсолютное безрассудство, но если это письмо окажется в имперской семье Германии, как Генриетта упоминает в послании, это может вызвать большие проблемы. В этом письме она клялась мне в вечной любви именем Основателя Бримира. Когда клянутся именем Основателя, это равносильно клятве во время бракосочетания. Если выплывет это письмо, Принцесса будет обвинена в совершении преступления двойного бракосочетания. Несомненно, император Германии разорвет помолвку с Принцессой, которая нарушила законы. Союз королевств не будет заключен. Тристейн окажется в политической изоляции с дворянскими родами из других королевств.

— Значит, Принцесса и Ваше Высочество любили друг друга?

— Это — старая история.

Луиза возбужденно произнесла:

— Ваше Высочество, вернитесь! Вернитесь в Тристейн!

Вард внезапно положил руку на ее плечо, однако, это не остановило Луизу.

— Я умоляю вас! Пожалуйста, летим с нами в Тристейн!

— Я не могу этого сделать, — с улыбкой ответил Принц.

— Ваше Высочество, я возражаю. Скорее всего, Принцесса думает так же! Разве она не писала об этом в своем письме? Я знаю Принцессу с самого детства. Я знаю очень хорошо, о чем она думает. Принцесса не оставляет в беде людей, которых она любит! Ваше Высочество, вы не сказали это, но я уверена, что Принцесса попросила вас бежать!

Принц покачал головой:

— В послании нет таких строк.

— Ваше Высочество! – продолжала настаивать Луиза.

— Я из Королевской семьи. Я не лгу. В послании Принцессы не говорится, чтобы я бежал, клянусь своей честью.

Принц говорил с болью в душе. Казалось, слова Луизы задели его за живое.

— Генриетта – принцесса. Для нее на первом месте должны быть интересы страны, нежели чувства ко мне.

Луиза поняла, что он имел в виду. Даже, если Принц любит Генриетту, его никогда не поддержат дворянские рода.

Уэльс прикоснулся к плечу Луизы.

— Вы – честная девочка, Вальер. У вас честные, добрые и ясные глаза.

Луиза уныло опустила взор.

— Но позвольте мне дать вам несколько советов. Послу не всегда следует быть настолько честным, как вы только что были.

На лице Принца появилась чарующая улыбка.

— Но для нашей гибнущей страны вы – замечательный посол, так как правительство, которое завтра будет уничтожено, обладает большей честью по сравнению с любым иным, поскольку ему нечего больше защищать кроме своей чести.

Произнеся это, он вынул из кармана какой-то предмет с движущимися стрелками, по форме напоминающий часы.

— А-ха-ха, время для нашей маленькой вечеринки. Вы – последний гость нашего королевства, и мне хотелось бы, чтобы у вас остались хорошие воспоминания.

Сайто и Луиза вышли из комнаты. Но Вард остался с Принцем и отвесил ему поклон.

— Ах, у вас ко мне какое-то дело, виконт?

— Я хочу попросить вас об одном одолжении, Милорд.

— Просите.

Вард прошептал что-то на ухо Принцу, который улыбнулся услышанному.

— Ах, такая прекрасная просьба… Это будет моя благодарность вам за все.

* * *

Пир проходил в главном зале замка. Король Альбиона Джеймс I сидел на троне и, прикрыв глаза, наблюдал за знатью и вассалами, которые собрались здесь.

Несмотря на то, что все присутствующие здесь завтра, возможно, умрут, это было настоящее пиршество, и столы ломились от разнообразных угощений.

Сайто и его спутники наблюдали это красочное действо, стоя в углу зала.

— Они оставили все тревоги на завтра и пытаются насладиться сегодняшним днем.

Вард кивнул в ответ на замечание Сайто:

— Да, они выглядят радостными.

Когда появился Принц, дамы испустили восторженные вздохи. Казалось, Уэльс был популярен не только как принц, но и как очаровательный юноша. Когда он подошел к трону, люди начали перешептываться.

Джеймс I попытался встать прямо и поприветствовать его, но из-за своих годов он пошатнулся и чуть не упал.

Из зала посыпались шутки:

— Ваше Величество! Еще рано падать!

— В самом деле! Оставьте это на завтра!

Джеймс I не обиделся на эти комментарии и улыбнулся:

— Не беспокойтесь, просто мои ноги затекли от такого продолжительного сиденья на месте.

Принц подошел ближе и поддержал ослабевшего старца, что вызвало еще несколько шуток.

— Тишина. Я обращаюсь к вам, храбрые и верные вассалы. Завтра «Реконкиста» планирует атаковать наш Ньюкасл всеми своими силами. Вы следовали за вашим старым королем и храбро сражались, однако завтра не будет битвы. Завтра будет резня. Давайте в последний раз продемонстрируем нашу выдержку и храбрость.

Король зашелся в громком кашле, но продолжил:

— Но я не имею права призвать всех вас завтра погибнуть. Поэтому утром военный корабль «Орел» заберет всех женщин и детей, а также тех, кто выберет покинуть этот континент и перебраться в безопасное место.

Никто не отозвался на данное предложение. Один дворянин громко ответил королю:

— Ваше Величество! Мы ждем приказа! В атаку войска! В атаку войска! В атаку войска! С сегодняшней ночи наш слух настолько испортился, поэтому сомневаюсь, что мы расслышим какие-нибудь другие приказы, кроме этого!

Все присутствующие кивнули в знак согласия.

— Да! Что о нас скажут, если мы сбежим?

— Уже поздно отступать, Ваше Величество.

— Все в порядке. Мы послужим нашему королю, как мы делали это годами! Сегодня чудесная ночь! Основатель благословил нас этой чудесной луной и этой теплой ночью! Давайте наслаждаться вином и танцами!

С этими словами все вернулись к празднеству. Три гостя из Тристейна привлекали большое внимание. Дворяне не выглядели расстроенными и обеспокоенными, они продолжали сыпать шутками, предлагая гостям вино и кушанья.

— Посол! Попробуйте это вино! Скажите, в какой стране лучшее вино!

— Эй! Попробуйте это! Особое блюдо Альбиона – цыпленок в меду, будьте, уверены, оно сделает вас здоровым и сильным!

Все продолжали веселиться, несмотря на приближающийся конец.

Сайто впал в уныние. Люди, веселящиеся перед лицом смерти, выглядели скорее печально, чем храбро. Луиза также чувствовала себя не лучшим образом. Она не смогла дальше выдерживать эту атмосферу предсмертного веселья, встряхнула головой и выбежала из зала.

На мгновение Сайто хотел последовать за ней, но вместо этого убедил Варда идти за девочкой.

Виконт кивнул и вышел. Сайто присел на пол и вздохнул.

Принц, увидев действия фамильяра, подошел к нему из центра зала.

— Этот мальчик — фамильяр мисс Вальер. Очень необычно видеть в качестве фамильяра человека. Тристейн — действительно необычная страна,- улыбаясь, проговорил Уэльс.

— Для Тристейна это тоже необычно, — устало отпарировал Сайто.

— Тебя что-то беспокоит? – Принц с тревогой глянул ему в лицо. Сайто все еще чувствовал боль в руке, и вид людей, готовящихся к своей гибели, нагнетал на него тоску. Мальчик встал и спросил Принца:

— Простите за невежливость… Но разве вы не боитесь?

— Боюсь? — Уэльс непонимающе посмотрел на Сайто.

— Вы не боитесь смерти?

Принц улыбнулся, услышав эти слова.

— Ты беспокоишься о нас! О нас! Что за замечательный парень!

— Нет, это потому, что я сам боюсь смерти. Я не мог бы смеяться как вы все, одновременно сознавая, что завтра умру.

— Я напуган. Здесь нет никого, кто не боялся бы смерти. И не важно, дворянин ты или простолюдин.

— Тогда почему?

— Потому что у меня есть, что защищать. То, что заставляет меня забыть о могильном холоде.

— И что вы защищаете? Честь? Имя? Глупо умирать за это, — произнес Сайто, повысив голос.

С отрешенным взглядом Принц ответил:

— Дворянская клика «Реконкиста» — наши враги, которые пытаются объединить Халкегинию. Их ведет к этому идея о Священной земле. Это хорошо, что люди имеют такие идеалы, однако они не должны насаждаться при помощи силы и кровопролития. Все страны будут разрушены.

— Но неужели нет ни единого шанса победить? Какой смысл умирать здесь? Возможно, позже вы сможете найти иные средства для победы над противником…

— Нет, мы, по крайней мере, должны подчеркнуть перед нашими врагами-дворянами блеск храбрости и чести; даже если нет возможности для победы, мы сможем продемонстрировать, что Королевские семьи Халкегинии – не слабосильные противники. И хотя сейчас они не задумываются об этом, в будущем они отбросят амбиции об Объединении королевств и восстановлении Святой земли.

— Почему? – спросил Сайто; выросший в современной Японии, он не мог понять, как можно продемонстрировать храбрость таким путем. Принц решительно заявил:

— Почему? Все просто: это — наша обязанность. Обязанность тех, кто родился в Королевской семье. Обязанность, возложенная на Королевскую семью — защищать королевство до самого конца.

Сайто все равно не мог понять. «У Принца есть девушка, которую он любит, и которая любит его, так разве сохранить свою жизнь для этой девушки не является для него таким же обязательством?» — подумал мальчик.

— Но Принцесса Тристейна любит вас. Вы забыли строки из ее письма?

После слов Сайто, Уэльс улыбнулся:

— Когда любишь, иногда необходимо притвориться слепым. Когда любишь, иногда нужно отпустить. Иначе это даст повод другим странам для вторжения в Тристейн.

— Но, но…

Сайто колебался. Решимость Принца не пошатнуть. Уэльс взял мальчика за плечо и посмотрел ему прямо в глаза.

— Теперь ты все понял, не говори об этом Генриетте. Нет необходимости волновать ее милое личико излишними тревогами. Она как чудесный цветок. Ты так не думаешь?

Сайто кивнул: «Она и впрямь прекрасная принцесса. Я не хочу видеть ее лицо грустным или опечаленным».

Но Принц не переменит свое решение только из-за нее. Это читалось в его глазах.

— Просто скажи ей, что Принц храбро сражался и погиб с достоинством. Этого будет достаточно.

Произнеся это, Уэльс вернулся в центр зала.

* * *

Сайто покинул празднование и, чувствуя себя полностью разбитым, спросил слугу, где находится его комната.

Мальчику указали, где можно отдохнуть. Вдруг кто-то сзади тронул его за плечо. Обернувшись, Сайто увидел Варда.

— Мне нужно сказать тебе кое-что, — произнес виконт твердым голосом.

— И что же?

— У нас с Луизой завтра здесь состоится свадьба.

Сайто застыл, его тело онемело. Он был не в состоянии понять значения этих слов.

— В такое время? Почему?

— Потому что мы хотели попросить наследного Принца Уэльса провести эту церемонию. Принц уже милостиво дал согласие. Мы проведем церемонию до решающей битвы.

Сайто молча кивнул.

— Ты будешь присутствовать? — спросил Вард.

Сайто потряс головой.

— Тогда ты можешь завтра утром отправиться на корабле. Луиза и я вернемся на грифоне.

— Но расстояние для грифона не слишком ли велико?

Будучи сконфуженным, Сайто задавал тривиальные вопросы.

— Только если лететь быстро и без отдыха, — ответил Вард. — Ладно, мне пора идти.

— П-понятно.

Плечи Сайто дрогнули.

Хотя он знал, что такой момент настанет, он все еще чувствовал себя очень одиноким.

* * *

Сайто бродил по темному коридору с подсвечником в руке. Луны-Близнецы сияли через открытое окно в конце коридора.

Одинокая девичья фигурка прохаживалась в лунном свете. У нее были светло-розовые волосы… Слезы, как жемчужины, падали на ее белую щеку. Сайто в тишине смотрел и восхищался таким красивым, но печальным лицом.

Луиза обернулась и заметила своего фамильяра, который стоял со свечой в руке. Она тут же вытерла слезы, но ее глаза все равно оставались влажными.

Ее лицо опять подернулось печалью. Когда Сайто подошел, она прижалась к нему, как будто лишилась всех сил.

— Ты плачешь, почему…

Луиза не отвечала, а только сильнее прижала лицо к груди Сайто.

Он крепко ее обнял.

Сайто был озадачен тем, что Луиза так прижимается к нему. Раньше такого никогда не случалось. Она рыдала как маленькая девочка, и чувствовалось, что Луиза жмется к нему в поисках нежности. Ей причинили боль, и Сайто было ее очень жаль. Только, почему она так поступает?

Возможно, Луиза прижимается ко мне, потому что я оказался здесь случайно, как маленькие девочки прижимают к себе игрушечных животных. Это не я, а Вард – тот, кто действительно нужен ей…

Но Сайто промолчал. Он неуклюже погладил волосы Луизы своей рукой. Ее голова показалась ему такой маленькой, что, кажется, могла бы уместиться в его ладони.

Когда Сайто подошел, она прижалась к его телу, как если бы потеряла все свои силы.

Сквозь слезы Луиза проговорила:

— Нет… Те люди… Почему, почему они выбрали смерть? Даже, несмотря на то, что Принцесса… Даже, если Принц любит ее… Почему наследный Принц выбрал погибель?

— Он сказал, что защищает кое-что важное.

— Что может быть важнее в этом мире, чем человек, которого любишь?

— Мне тоже непонятно его решение.

— Я уговорю его! Я попробую сделать это снова!

— Не надо.

— Почему?

— Потому что ты здесь для того, чтобы доставить послание Принцессы. Это — твоя единственная миссия.

Луиза продолжала бормотать, слезы текли по ее щекам:

— Я хочу быстрее вернуться. Я хочу вернуться в Тристейн. Мне неприятна эта страна. Эти глупые люди и неразумный Принц, который отказывается от всего.

Хотя Луиза иногда и поступала жестоко, она по-прежнему оставалась девочкой. Она не могла понять мировоззрение Принца. Но Сайто понимал ее, так как их мысли совпадали.

Вдруг что-то вспомнив, Луиза, извлекла какой-то предмет из своего кармана.

— Дай свою левую руку, — произнесла девочка.

— Что?

— Просто делай, как я говорю.

Сайто вытянул свою левую руку. Луиза держала какую-то склянку. Она  пальцем набрала немного липкой мази с необычным запахом.

— Перед празднеством мне дал это один человек из замка. Эта магическая водяная мазь очень эффективна против ожогов. Я смогла раздобыть только это, но и его должно быть достаточно.

Луиза что-то пробормотала, пока смазывала руку Сайто.

Я никогда не думал, что она может быть такой доброй. Но я не должен очень уж привыкать к ее доброте, так как это скоро произойдет.

Сайто потряс головой и оттолкнул Луизу от себя. Девочка удивленно взглянула на фамильяра.

Его лицо искажала болезненная гримаса.

Видя такое выражение его лица, Луиза закусила губу.

— Что ты так скривился? Что-то случилось?

— Ничего.

— Понимаю. Как только мы вернемся, я буду искать способы отправить тебя назад в твой мир.

Луиза произнесла это дрожащим голосом. Очевидно, она ничего не понимала. Но Сайто подумал, что пусть все идет своим путем.

— Все в порядке, даже если ты не сможешь мне помочь.

— Что?

— Я имею в виду, что ты скоро выйдешь замуж, поэтому ты не должна беспокоиться о поиске путей, как отправить меня в мой мир.

— Что? Только не говори мне, что тебя это волнует? Ты до сих пор вспоминаешь те слова, которые я сказала в гостинице в Ла-Рошели? Да, тогда я оговорилась о замужестве… Но… но, я же говорила об этом несерьезно.

Луиза отвернулась от Сайто.

— Я еще не готова к замужеству. Я все еще посредственный маг… И я еще не нашла способ отправить тебя в твой мир…

Сайто задумался: «В самом деле, Луиза ведь может не выйти замуж, потому что она чувствует за меня ответственность. И поэтому она будет откладывать свой брак, пока не найдет способ отправить меня домой, — но… мальчик также подумал, что это совершенно для нее неприемлемо. — Я не считаю это справедливым для такой ослепительной, красивой, милой и доброй Луизы».

— Все в порядке. Я и один найду путь вернуться домой, поэтому тебе стоит выйти замуж.

— Что за эгоистичные мысли ты произносишь, ты — мой фамильяр! Защищать меня — твоя обязанность до тех пор, пока мы не сможем отправить тебя обратно! – ответила Луиза, уставившись в лицо Сайто.

— Я не способен защитить тебя, — плечи мальчика подавленно опустились, когда он произнес это. — Вспомни, что произошло во время нашей поездки.

Калейдоскоп отрывков путешествия промелькнул у Сайто в голове. Сначала он был спасен Вардом, использовавшим ветер для защиты от стрел. Затем он проиграл виконту на дуэли. Когда они были атакованы мужчиной в белой маске, он не смог защитить Луизу.

Тебя постоянно спасает Вард. А я был неспособен что-либо сделать, кроме как стоять и смотреть.

— Я — не сильный маг как виконт. Я всего лишь обычный человек, хоть все и твердят, что я — легендарный фамильяр Гандальв. Я не знаю, как сражаться. Все, что я могу делать — это махать вокруг себя мечом. Я не способен защитить тебя.

Луиза дала Сайто пощечину:

— Трус!

Но мальчик продолжал говорить с тем же выражением лица:

— Давай здесь и расстанемся, Луиза. Ты вернешься с виконтом на грифоне, а я сяду на борт «Орла». Когда я вернусь, то буду искать путь в мой мир. Я уже и так у тебя в долгу.

— Ты серьезно?

— Да.

— Идиот! — прокричала Луиза. Слезы снова потекли по ее щекам. Сайто не отвечал, он просто наблюдал за дрожащей девочкой.

— Я ненавижу тебя! Ненавижу!

Пряча глаза, Сайто пробормотал:

— Я знаю.

Луиза резко развернулась и убежала в темноту коридора. Сайто прикоснулся к своей щеке. Она все еще болела, и от этого на душе стало еще более скверно.

— Прощай, Луиза, — тихо произнес Сайто.

Он думал, что не будет плакать, но слезы текли без остановки.

— Прощай, моя благородная и красивая хозяйка.

Перевод на русский: Festil

Корректор: Tonkatsu

</

Оставить комментарий