Том 4. Глава 6: Дух воды

Опция "Закладки" ()

Синева озера Лак Д’Ориент, видневшегося с холмов, была ослепительна. Поверхность озера, залитая солнечным светом, мерцала, словно рассеивая искрящуюся стеклянную пыль.

Четверо путешественников прибыли к озеру верхом на лошадях. Поскольку Луизе не понравилось ехать в одиночестве, она сидела верхом впереди Сайто. Похоже, ей было не по душе разлучаться со своим фамильяром даже на час.

Гиш и Монморанси ехали отдельно на двух роскошных серых лошадях.

— Это и есть знаменитое озеро Лак Д’Ориент?! Ох! Не могу найти слов, настолько оно красивое! Здесь есть дух воды?! Впечатляет! Яххооо! Хо-хо-хо-хо! — Гиш, настроенный прокатиться в одиночку, пришпорил коня и помчался вниз по склону, крича во весь голос.

Его скакун, испугавшись воды, внезапно остановился у кромки прибоя. Подчиняясь закону инерции, Гиш был выброшен из седла и с головой рухнул в озеро.

— Не могу достать до дна! Здесь глубоко! Глубоко-о-о-о! — разбрасывая брызги, он с отчаянием на лице взывал о помощи. Похоже, Гиш не умел плавать.

— Не стоит ли все-таки хорошенько обдумать наши с ним отношения? — пробормотала Монморанси.

— Даа, так поступить было бы прекрасно, — согласился Сайто. Луиза с заметным беспокойством на лице посмотрела вверх на него:

— Монморанси прекрасная?

— Я н-не это имел в виду. Просто подожди. Ведь я скоро верну тебя в прежнее состояние.

Ребята тоже приблизились на лошадях к кромке прибоя.

Гиш, который, в отчаянии плывя по-собачьи, наконец-то добрался до берега, укоризненно уставился на своих спутников.

— Эй, эй, не игнорируйте меня! Не бросайте меня, ведь я не умею плавать!

Однако Монморанси, отступив в сторону от промокшего до нитки Гиша, все так же пристально смотрела на озеро, склонив голову на бок.

— Что случилось? — спросил Сайто.

— Странно.

— Что именно?

— Уровень воды поднимается. Когда-то берег озера Лак Д’Ориент должен был находиться гораздо дальше вперед.

— Серьезно?

— Да. Вот, взгляни. Там из воды торчит крыша дома. Похоже, деревню полностью затопило.

Там, куда она указывала, виднелась крыша, крытая соломой. Под прозрачной поверхностью озера Сайто заметил погружающийся в воду черный силуэт дома. Монморанси приблизилась к кромке прибоя, после чего прикоснулась к воде пальцем и закрыла глаза.

Через некоторое время она поднялась и с озадаченным видом склонила голову набок.

— Вероятно, дух воды гневается.

— Но как ты это поняла?

— Я — маг стихии Воды. Монморанси Благоухающая. Королевская семья Тристейна связана с духом воды, живущим в озере Лак Д’Ориент, древней клятвой. В то время маги стихии Воды из рода Монморанси в течение многих поколений исполняли обязанности посредников.

— А сейчас?

— Сейчас, по многим причинам, эту обязанность исполняют другие дворяне.

— Так тебе приходилось встречаться с этим так называемым духом воды?

— Всего один раз, когда я была совсем маленькой. Когда мои родители собирались проводить осушение заболоченных земель в наших владениях, то попросили духа воды о содействии. Приготовив большой стеклянный контейнер, доставили в нем духа в наши владения. Поскольку дух воды — очень гордый, если его вывести из равновесия, будет беда. И действительно, испортив ему настроение, мы потерпели неудачу в осушении родовых земель. Поскольку мой несносный отец сказал духу воды что-то вроде: «Никаких прогулок. Пол промокнет»…

— А как дух воды выглядит? — выказывая любопытство, спросил Сайто.

— Мне тоже не приходилось его видеть, — вторил ему Гиш, который, сняв с себя рубашку, размахивал ею, чтобы просушить. Луиза, которую, видимо, не интересовал этот разговор, спряталась за спиной Сайто и неосознанно держалась за подол его куртки.

— Он в высшей степени красивый! Совершенно, нуу…

В этот момент скрывавшийся в тени деревьев пожилой крестьянин подошел к ним.

— Послушайте, милостивые господа. Господа дворяне.

Пожилой крестьянин со смущенным видом уставился на ребят.

— В чем дело? — спросила Монморанси.

— Милостивые господа, вы прибыли на переговоры с духом воды? Если это так, то мы спасены! Нам так хочется, чтобы с этой поднявшейся водой что-нибудь побыстрее сделали.

Ребята переглянулись. Вероятно, этот крестьянин был жителем села, которое было затоплено озером.

— Мы, просто, знаете… прибыли, чтобы всего лишь взглянуть на озеро.

Монморанси, которая едва ли могла сказать, что они приехали получить слезы духа воды, произнесла эту безобидную версию.

— Вот оно как… Действительно, и господа местные феодалы, и Ее Величество Королева сейчас тратят все силы на войну с Альбионом, поэтому им нет дела до таких отдаленных деревень. Возможно, они даже не могут представить себе, как тяжело нам, у которых отняли поля… Ох, — крестьянин глубоко вздохнул.

— Собственно говоря, что случилось с озером Лак Д’Ориент?

— Повышение уровня воды началось около двух лет назад. Озеро медленно поднималось, сначала затопило пристань, потом — церковь и поля… Взгляните. Теперь затопило даже наши жилища. А господин местный феодал, вместо того, чтобы вести дела в своих владениях, с головой окунулся в развлечения при Дворе, поэтому совершенно не слышит наши мольбы. Ох-хо-хо, — старый крестьянин зарыдал. — Для нас, многие годы живших на этих землях, все понятно. Без сомнений, дух воды имеет дурные намерения. Действительно, о том, что было бы лучше, если бы он тихо жил на дне озера… Попытаться бы его спросить, почему сегодня он проявляет интерес к суше. Несмотря на то, что земля от кромки воды принадлежит человеческим существам. Однако только дворяне могут общаться с духом воды. Хотелось бы его спросить, на что он до такой степени гневается, тем не менее, мы, жалкие крестьяне, ничего поделать не можем.

Ребята с озадаченным видом чесали затылки.

* * *

После того, как, высказав все имевшиеся у него на душе жалобы, крестьянин ушел, Монморанси достала что-то из мешочка, который носила на поясе. Это был маленький лягушонок. Его ярко-желтая кожа была усеяна множеством черных пятнышек.

Будучи осторожно посаженным на ее ладонь, лягушонок уставился прямо на Монморанси, словно верный слуга на своего господина.

— Лягушка! — вскрикнула Луиза, которая терпеть не могла этих земноводных, после чего прижалась к Сайто.

— Что это за разукрашенная лягушка?

— Не называйте ее разукрашенной! Ведь это — мой драгоценный фамильяр!

Вероятно, этот маленький лягушонок был фамильяром Монморанси. Та подняла палец и приказала ему:

— Слушай, Робин. Я хочу установить контакт с вашим старинным другом.

Монморанси достала из кармана иголку, после чего уколола ею подушечку своего пальца. Там вспухла капля красной крови. Девочка капнула кровью на лягушонка.

После этого сразу произнесла заклинание и залечила ранку на пальце. Языком быстро слизнула оставшуюся кровь, а затем снова приблизила лицо к фамильяру:

— С помощью этого твой собеседник узнает меня. Хотя, если только он помнит тот разговор. Робин, прошу. Пожалуйста, разыщи предводителя духов, старого духа воды, и сообщи ему, что один их хранителей древнего соглашения хочет поговорить с ним. Понял?

Лягушонок коротко кивнул, быстро прыгнул и исчез в воде.

— Сейчас Робин отправился вызвать духа воды. Когда он его найдет, то, вероятно, приведет сюда.

— Хм, — Сайто склонил голову набок. — Когда он явится, если мы расскажем ему печальную историю, будет ли все в порядке? Рассказать ему история о хозяине и ждущей его собаке, что ли? Она довольно старая, однако для данного случая сойдет…

— Печальную историю? Зачем нам это делать?

— Ведь, кажется, нам необходимы слезы духа воды. Если мы не заставим его плакать, вероятно, нам будет затруднительно их получить.

— Ты действительно невежа. Ладно, этого не узнаешь, если не являться магом стихии Воды, поэтому, полагаю, вполне обоснованно, что ты, простолюдин, этого не знаешь. Слезы духа воды — это только название. На самом деле они не являются таковыми.

Сайто и Гиш переглянулись. Поскольку фамильяр не составил ей компании, Луиза с тенью одиночества на лице потерлась щекой о его спину. Если бы это была обычная ситуация, то мальчик бы оказался на грани смерти, настолько милым было поведение его хозяйки, но сейчас его внимание целиком поглотил рассказ Монморанси.

— Тогда, что же такое — «Слезы духа воды»? — спросил Гиш.

— Дух воды… это — существо, которое по сравнению с человеком живет очень-очень долго. Говорят, шесть тысяч лет назад, когда Основатель Бримир сошел на земли Халкегинии, дух уже существовал. Тело этого создания, совсем как вода, свободно меняет форму… а когда оно залито солнечным светом, то сверкает, словно радуга…

В тот момент, когда Монморанси дошла до этого места, поверхность озера заблестела.

Появился дух воды.

* * *

В тридцати мейлах от берега, на котором стояли ребята, под поверхностью воды разлилось ослепительное сияние.

Гладь воды волнисто изгибалась, совсем как если она сама по себе имела разум. Затем поверхность озера поднялась, словно раздувалась рисовая лепешка. Сайто ошеломленно уставился на происходящее. Поднявшаяся вода на все лады меняла облик, совсем как если его лепили невидимые руки. Фигура словно представляла собой гигантскую амебу. Определенно, это зрелище было красиво в своем ослепительном сиянии, однако… честно говоря, чувства от него были отвратительные.

Из озера вылез лягушонок — фамильяр Монморанси, прыжками вернулся к ногам своей хозяйки. Присев на корточки, девочка поднесла к нему ладонь и подобрала лягушонка. Затем погладила его пальцем по голове.

— Спасибо. Ты действительно привел его.

Она встала, после чего, повернувшись к духу воды, развела руки в стороны и заговорила:

— Я — Монморанси Маргарита Ла Фер де Монморанси. Маг стихии Воды, кровь от крови одного из участников старинного соглашения. Помните ли вы эту кровь, которую я послала с лягушонком? Если помните, то ответьте, пожалуйста, теми словами и тем способом, которые мы понимаем.

Дух воды… поднявшаяся поверхность озера… начала принимать разнообразные образы, словно невидимые руки месили глину.

Пристально глядевший на происходящее Сайто округлил глаза от удивления.

Масса воды, превратившись в точную копию Монморанси, приветливо улыбнулась.

Однако тело было большего размера, и на нем не было одежды. Это была фигура обнаженной прозрачной Монморанси. Вероятно, это легче понять, если вообразить ледяную скульптуру.

Дух воды на все лады менял выражение своего лица. За улыбающимся лицом последовало гневное, затем — плачущее. Лицо на массе воды менялось, совсем как если примеряло выражения одно за другим.

Эта фигура действительно была красива. Словно движущаяся груда драгоценных камней.

Затем снова став бесстрастным, дух воды ответил на вопрос Монморанси:

— Я помню, примитивное человеческое существо. Помню жидкость, которая течет в твоем теле. Одна луна пятьдесят два раза пересекла путь другой луне с тех пор, как я встречался с тобой в последний раз.

— Я рада. Дух воды, у меня есть к вам просьба. Это может показаться бестактным, однако хотелось бы, чтобы вы выделили мне часть вашего тела.

Часть тела? Сайто склонил голову. «Что это значит?» — он слегка пихнул Монморанси, после чего та обернулась, демонстрируя раздражение:

— Хоть это и называется слезами, полагаю, что у духа нет причин плакать. Это — живые существа, совершенно отличающиеся от нас… к слову сказать, ведь даже непонятно, являются ли они живыми существами. «Слезы духа воды» — это части его тела.

— Резать его тело? — потрясенным голосом воскликнул Сайто.

— Т-с-с! Не говори так громко! Не то дух воды разгневается! Поэтому из-за опрометчивых действий мы ничего не получим! Каким образом те, кто поставляют товары в город нелегальным торговцам, получают эти слезы… не имею ни малейшего представления.

Дух воды приветливо улыбнулся.

— Ох, он улыбнулся! Похоже, все в порядке!

Однако, из его рта… к слову сказать, было непонятно, откуда вылетает этот голос, тем не менее, фраза, которую произнес дух, была совершенной противоположностью:

— Я отказываюсь, примитивное человеческое существо.

— Вот как? Очень жаль. Итак, возвращаемся домой.

Сайто был изумлен, что девочка так легко сдалась.

— Эй, эй! Подожди! А что делать Луизе?! Послушайте, мистер дух воды!

Мальчик оттолкнул Монморанси и встал перед существом.

— Постой! Ты! Остановись! Если ты его разозлишь, что нам делать?!

Девочка намеревалась оттолкнуть Сайто, но он не отступил. Гиш наклонил голову, и на его лице было выражение: «И что же будет дальше?» Луиза молча прижалась к своему фамильяру. Если взглянуть только на ее поведение, было совсем непонятно, кто на самом деле является хозяином.

— Мистер дух воды! Пожалуйста! Я сделаю все, что вы скажете, поэтому выделите нам «Слезы духа воды»! Всего лишь немножко! Действительно, всего лишь чуть-чуть!

Дух воды в облике Монморанси ничего не ответил. Сайто внезапно опустился в позу «догэдза».

— Я прошу вас! Самый дорогой для меня человек сейчас в беде! Ведь даже у вас должно быть что-то самое дорогое для вас, так ведь? А этот человек настолько же дорог для меня, и у него сейчас — беда… и необходима частица вашего тела! Поэтому, прошу! Все именно так, как я сказал!

От такого грозного вида Сайто у Монморанси пропало желание его останавливать, и она глубоко вздохнула. Неожиданно оказавшийся сентиментальным Гиш, вероятно, тронутый этой картиной, кивнул, выражая согласие. А Луиза, по-видимому, обеспокоенная, продолжала обнимать своего фамильяра.

Дух воды, вибрируя, несколько раз изменил свой облик. Он снова принял форму Монморанси, после чего ответил:

— Хорошо.

— Что? Правда?!

— Однако, при одном условии. Примитивное человеческое существо, не знающее законов этого мира. Ты обещал сделать что угодно?

— Да! Я так сказал!

— В таком случае попытайся усмирить своих сородичей, превратившихся в моих врагов.

Ребята переглянулись.

— Усмирить?

— Именно. Сейчас я изо всех сил поднимаю уровень воды, поэтому нет возможности даже принять меры против нападающих. Если вы усмирите их, согласно вашему желанию я дам вам часть своего тела.

— Нет, я в какой-то драке…

Сайто похлопал Монморанси по плечу:

— Будешь есть тюремную баланду? А, Монмон?

Он косвенно угрожал ей, что выдаст секрет, как она приготовила запретное зелье. И девочка так же, как и несколько дней назад, не могла не уступить.

— Поняла! Вот же! Сделаю, как ты желаешь!

Так было решено, что ребятам нужно расправиться с людьми, которые нападают на духа воды.

* * *

Место, где обитал дух воды, находилось глубоко на самом дне озера. Существо сообщило, что нападающие, как только наступала ночь, используя магию, как-то заходили в воду и атаковали его, находящегося на дне.

Ребята спрятались в тени деревьев на берегу, принадлежащем Галлии, в том месте, где им указал дух, и спокойно дожидались, когда явятся нападавшие.

Рядом с фамильяром Луизы Гиш, возможно, чтобы подбодрить себя перед боем, пил привезенное вино. Скоро напряжение выросло настолько, что он, видимо, начал бы петь песни, поэтому Сайто вынужден был дать ему несколько затрещин.

Что касается самой Луизы, она соответственно была не в духе, поскольку ее фамильяр разговаривал только с Монморанси.

«Она лучше, чем я, может, он любит ее, и ладно, если он своевольничает, главное — чтобы не возненавидел меняааа-аа-аа», — она рыдала, злилась, кричала, поэтому Сайто должен был много раз поцеловать ее в щеку, чтобы уложить ее спать. Это оказалось эффективным, и теперь Луиза, завернувшись в одеяло, посапывала во сне рядом с фамильяром. Совсем как ребенок. Вероятно, любой вел бы себя таким же образом, если бы так отчаянно влюбился, и неважно, из-за зелья или нет.

— Собственно говоря, каким образом нападающие на духа воды люди доберутся до дна озера? Кажется, под водой невозможно дышать, — спросил Сайто Монморанси.

Она ненадолго задумалась.

— Вероятно, там есть маг стихии Ветра. Создав пузырь воздуха, и войдя в него, добраться до дна озера, разве что так? Если бы это были маги стихии Воды, они бы, вероятно, использовали заклинание, с помощью которого можно дышать под водой, тем не менее, раз они выбрали своим противником духа воды, прикасаться к жидкости — самоубийство. Поэтому — маги стихии Ветра. Нет никаких сомнений, что они, ловко управляя воздушными массами, добираются туда без контакта с водой.

Из рассказа духа следовало, что каждую ночь происходили нападения, в результате которых от его тела отрезали кусочки.

— Как может получить рану тот желеобразный субъект?

— Движения духа воды медленные… К тому же, он отличатся от обычной воды. Ведь он несет в себе магическую силу. Приблизившись, на его тело воздействуют сильным огнем. И понемногу испарившись… когда часть его тела превращается в газ, снова став жидкостью, она не может присоединиться обратно.

— Не может присоединиться обратно?

— Дух воды — это существо, полностью подобное мху. Даже если его разорвать на куски, а потом соединить, его разум единый. Его часть — это целое. Его целое — это часть. Это — действительно сложное существо по сравнению с нами.

— Ага, — согласился Сайто.

— Если противник не касается воды, атаки духа его не достигают.

— Что за дела, это существо ведь не совсем бессильно?

— Действительно… Ты даже не догадываешься, каким страшным может быть дух воды… Если у нападающего концентрация сознания хоть на йоту будет нарушена, после чего воздушный пузырь прорвется, и хоть на мгновение произойдет контакт с водой, то душа атакующего будет порабощена. То, что управляет жизнями и душами других существ, и то, в чем знает толк дух воды — настолько одно и то же, что тут уж ничего не поделаешь. Поэтому, если ты не являешься отчаянным смельчаком, ты ничего не сумеешь, сколько бы ты ни влезал в воздушный пузырь и ни проникал в глубины озера, являющиеся территорией духа воды.

Сайто вздохнул. Действительно, в Халкегинии полно живых существ, которых даже невозможно себе представить.

Луны-близнецы сияли, словно сжимая с двух сторон небесный зенит. Была глубокая ночь.

Сайто замолчал. И расположил руку поближе к рукоятке подвешенного на спине Дерфлингера. Монморанси, возможно, испуганная этим напряжением, пробормотала дрожащим голосом:

— Как бы там ни было, я очень ненавижу всякие варварские происшествия вроде сражений, поэтому полагаюсь на вас.

— Успокойся, Монморанси. Для этого есть я. Мои отважные боевые девы накажут этих негодяев, — Гиш, который напился до потери разума, прильнул к своей подруге.

— Слушай, проспись. От тебя воняет алкоголем.

— Гиш, ты будешь отвлекать противника.

Тот, раскрасневшись от вина, кивнул.

Фамильяр Луизы дышал ровно и глубоко. Своего рода интуиция Сайто, который накопил боевой опыт, подсказала ему, что битва близится. Его рот наполнился слюной. Интересно, сколько будет врагов? Однако, меня это не беспокоит. Что не говори, но я — легендарный Гандальв. Будь то маг или еще кто, — я не проиграю. Что же, ведь недавно я разгромил многочисленных драгун.

Сайто не заметил своей самоуверенности.

Он пристально взглянул в лицо спящей Луизы. «Подожди, ведь я обязательно верну тебя в норму», — тихо пробормотал он.

* * *

Полагаю, с того времени уже прошел целый час? На берегу показались человеческие силуэты. Пришедших было двое. Поскольку они были одеты в совершенно черные плащи, а свои лица глубоко спрятали под капюшонами, было непонятно, женщины это или мужчины.

Сайто схватился за рукоятку Дерфлингера. Руны на левой руке засияли. Однако мальчик пока не бросался вперед. Поскольку не было ясно, являются ли появившиеся на берегу люди тем отрядом, который нападал на духа воды.

Тем не менее, эти двое встали у кромки прибоя и подняли свои волшебные палочки.

«Вероятно, они произносят заклинание.

Ошибки нет, — подумав об этом, Сайто вскочил и из тени деревьев направился к противникам с тыла. — Если их всего двое, это будет легкая победа. Что ни говори, ведь я… одолел Варда и прикончил десяток орков. И тот отряд из двух человек — не проблема. Смотри, они даже не обращают внимания в мою сторону. Легкая победа, легкая победа», — он был настолько смел, что даже мог насвистывать.

Убедившись, что Сайто спрятался за дерево, росшее позади двух незнакомых магов, и присел на корточки, Гиш произнес заклинание. Там, где стояли противники, поднялась земля и, превратившись в щупальца, похожие на огромные руки, обвилась вокруг ног нападавших.

Сейчас.

Сайто, словно подброшенный, выпрыгнул из тени дерева. Расстояние до незнакомых магов было около тридцати мейлов. Для фамильяра, демонстрирующего силу Гандальва, это была дистанция, на преодоление которой не требовалось даже трех секунд.

Тем не менее, реакция врагов была молниеносной. Более высокий маг, похоже, произнес заклинание в тот же миг, как земля начала подниматься. Пламя, хлынувшее из конца палочки, сожгло дотла земляные оковы, державшие их ноги.

Фигура пониже совершала поразительные действия. Как если произнесшего заклинание Гиша нет и в помине, она повернулась к Сайто, который должен был ударить по ничего не подозревающим врагам.

Повернув тело, фигура взмахнула волшебной палочкой. Воздушный Молот — огромный сгусток воздуха, заклинание, которым Вард однажды поразил его, ударил фамильяра в грудь. Сайто, не ожидавший, что его внезапное нападение будет замечено, получил удар спереди, и был со всей силы отброшен назад.

В мгновение ока в него полетела ледяная стрела. Мальчик, извернувшись и подпрыгнув, уклонился от атаки. Однако более высокий маг, нацелившись в точку его приземления, послал огромный шар огня. Сайто намеревался уклониться, откатившись в сторону, однако шар был нацелен очень точно.

Враг, совсем как гроссмейстер, атаковал, предвидя каждое движение мальчика.

— Партнер! Используй меня! — закричал Дерфлингер. Сайто решительно блокировал огненный шар мечом. Клинок кое-как всосал шар, однако при взрыве во все стороны полетели языки пламени.

Фамильяр остолбенел, поскольку его глаза пострадали от ослепительной вспышки.

Отчаянно протерев глаза, он намеревался обеспечить себе поле зрения, однако их пронзила острая боль. Вероятно, в них попали искры. У Сайто быстро нарастало раздражение. Круто!Эти двое сильны.

Он потерял бдительность, полагая, что противник сосредоточит свое внимание на Гише. Наверняка, враги были опытными бойцами. В первый же момент сражения они без затруднений предвидели атаку с иной стороны, и на внезапное нападение ответили встречным ударом.

Вдобавок, их совместные действия были умелыми. Пока один произносил заклинание, другой уже завершал и выпускал заклинание. Это просто повторялось, однако эффект был сильный. Во всяком случае, разногласий не было.

Бушующий ураган вырвал меч из рук остолбеневшего Сайто.

Тело мальчика внезапно налилось свинцом. В поле зрения слегка приоткрытого правого глаза виднелся еще один огромный огненный шар. Сайто смирился с неизбежным. Всего лишь из-за того, что я был слегка самоуверен, неужели я так быстро проиграл.

Ах, все-таки я вел себя как дилетант. Вероятно, сила Гандальва дала мне больше уверенности в себе, чем реальных способностей. Я нападал только в лоб, но есть много врагов, к которым такое неприменимо! Ах, Луиза, прости! Луиза!

Тем не менее, похоже, Фортуна все еще не оставила Сайто.

В тот момент, когда шар уже готов был в него врезаться, пространство перед лицом фамильяра взорвалось, после чего огненный шар и мальчик разлетелись в разные стороны. Это заклинание… стихия Пустоты, используемой Луизой!

— Не обижайте Сайтооооооооо!

Крик его хозяйки прозвенел в ночи. Мальчик был близок к тому, чтобы разрыдаться. Луиза спасла меня, находящегося на волосок от смерти. Хотя она спала… ее, наверно, разбудил весь этот шум.

Подожди, Луиза. Я уже начеку. Сейчас разделаюсь с этими магами. И тогда я ведь обязательно верну тебя в норму. Сайто кое-как открыл свой правый глаз и подобрал Дерфлингер.

В тот момент, когда он уже намеревался броситься в атаку как распрямившаяся пружина…

Неясно почему, но нападавшие разом остановились. Вероятно, из-за крика Луизы они что-то заметили. Две фигуры сделали такое движение, словно обменялись взглядами.

Затем внезапно сняли накинутые на головы капюшоны.

Появившиеся в лунном свете лица…

— Кирхе! Табита! — закричал Гиш, который почти все время только смотрел.

— Что за дела?! Так это были вы?!

С чувством облегчения на Сайто накатилась усталость, и он опустился на колени.

— Вы?! Зачем вы здесь?! — воскликнула Кирхе, похоже, испытавшая потрясение.

</

Оставить комментарий