Том 4. Глава 7: Кольцо Андвари

Опция "Закладки" ()

Сайто, чьи поврежденные глаза были излечены заклинанием стихии Воды, произнесенным Монморанси, решил порасспросить Кирхе и Табиту по поводу сложившейся ситуации. Подруги возле костра жарили мясо. Рядом с ними Гиш с вином в руке устроил пирушку, и вид его был достаточно радостным. Кажется, только он все еще пребывал в таком настроении, словно это — простая туристическая поездка. Похоже, сейчас уже было, по крайней мере, два часа ночи. Луны-Близнецы отражались в озере, и вокруг простирался прекрасный вид.

Кирхе спросила у приблизившегося Сайто: «Твои раны излечены?» Мальчику было немного досадно, что он потерпел поражение, однако он охотно восторгался совместными действиями двух подруг:

— Вы были сильны! Я уже помышлял, не буду ли я убит.

— Пожалуй. Ты тоже не был слабаком. Однако, исход битвы — это стечение обстоятельств. Если бы вам повезло, вероятно, нам бы не осталось ничего, кроме как спасаться бегством. Ведь в сражении участвовал только ты. Гиш, кажется, просто не знает, что ему делать, Монморанси только наблюдала. Луиза вступила только в последний момент, — Кирхе торжествующе поправила свои волосы.

— Тем не менее, почему вы напали на духа воды? — спросил Сайто, присаживаясь возле костра.

— А зачем вы защищаете его? — тут же задала ответный вопрос Кирхе.

Луиза, которая все это время тесно прижималась к спине своего фамильяра, с печальным видом потянула за рукав его куртки.

— Кирхе прекрасная?

— Ах! Вот же! Все не так! Я только расспрошу, в чем дело! А ты пока что поспи. Ладно?

— Не хочу. Не буду спать. Сегодня ты не слишком-то со мной разговариваешь. Мы с тобой перекинулись словами всего лишь тридцать два раза.

Вероятно, Луиза подсчитывала слова, которые говорил ей Сайто. Это слегка пугало, однако он ощущал, что его нынешняя хозяйка — ужасно милая. Тем не менее, сейчас он был занят. Он мягко положил руку ей на плечо и заговорил тоном, которым утешают маленьких детей:

— Позднее поболтаем больше, поэтому сейчас ложись спать. Ты недавно применила заклинание, разве ты не устала? — как только Сайто это произнес, Луиза, не решаясь сказать, поводила своим пальчиком ему по груди.

— Тогда… поцелуй меня.

— Что?

— Сделай это. Если не поцелуешь, я не буду спать.

Кирхе, разинув рот, уставилась на эту парочку. Гиш и Монморанси, которые были осведомлены о сложившейся ситуации, переглянулись и захихикали.

Сайто волей-неволей поцеловал Луизу в щечку.

— В щечку недостаточно, — надувшись, угрюмо пробормотала девочка. Фамильяр оказался в затруднительном положении. Ухмыляясь, все наблюдают за его действиями, поэтому он был смущен и просто не мог поцеловать свою хозяйку в губы. Какое-то время помучившись сомнениями, он, наконец, поцеловал Луизу в лоб. Возможно, это ее как-то удовлетворило, и она легко устроилась между коленок сидящего в позе «агура» Сайто, прижалась всем телом к его груди и закрыла глаза. Через некоторое время из ее слегка приоткрытых розовых губ полилось легкое сопение спящего.

Кирхе восхищенным голосом проговорила:

— Откровенно говоря, ты оказался неожиданно искусным в обращении с женщинами. Незаметно для всех приручил Луизу? Этот ребенок ведь не пьяный и не сошел с ума.

— Нет, причина не в этом. Монморанси приготовила приворотное зелье, а Луиза по ошибке выпила его. Причина в том, что первым человеком, который попал в ее поле зрения после этого недоразумения, оказался я. Поэтому она влюбилась в меня исключительно из-за приворотного зелья.

— Приворотное зелье? Зачем ты его приготовила? — Кирхе спросила у Монморанси, которая ела мясо.

— В-всего лишь захотелось попытаться приготовить его, — ответила та со скучающим видом.

— Определенно, женщины, которые не уверены в своем обаянии, — наихудшие.

— Замолчи! У меня не было выхода, ведь так? Поскольку этот ужасный Гиш только и делает, что волочится за каждой юбкой! Если он не выпьет зелье, его манию не излечить!

— Если отыскать причины, это — моя вина? Хм.

Сайто объяснил Кирхе обстоятельства этого дела. Что им необходимы слезы духа воды, чтобы приготовить лекарство против действия приворотного зелья. И что в обмен на получение данного ингредиента ребятам поручено усмирить нападающих…

— Понятно. Вот почему вы защищаете духа воды.

Кирхе с озадаченным видом уставилась на сидевшую рядом Табиту. Та с бесстрастным лицом пристально смотрела на огонь костра.

— Мы в тупике. У нас нет причин сражаться с вами, и при этом, если мы не уничтожим духа воды, Табита окажется в безвыходном положении…

— Но зачем вы должны его уничтожать?

Когда Сайто спросил это, Кирхе почувствовала себя неловко. Вряд ли у нее была возможность честно рассказать ситуацию вокруг семьи своей подруги.

— Э-это было поручено родными Табиты. Посмотри, по вине духа воды поднялся уровень озера, разве не так? Возможно, из-за этого владения семьи Табиты терпят ущерб. Поэтому нам поручено это дело.

И в самом деле. Полагаю, в таком случае у Кирхе и ее подруги тоже нет возможности вернуться домой с пустыми руками…

Итак, что же делать?

На некоторое время Сайто задумался и пришел к заключению:

— Отлично. Вот что сделаем. Вы приостановите атаки на духа воды. Взамен мы попытаемся выведать у него причину, по которой он повышает уровень озера, так? И вдобавок мы попытаемся его упросить, чтобы он прекратил повышать уровень озера.

— Неужели дух воды станет нас слушать?

— Станет. Ведь днем мы точно вели с ним переговоры. И он обещал, что если мы расправимся с нападающими, то получим взамен частицу его тела.

Кирхе на секунду задумалась, а после попыталась спросить Табиту:

— В конце концов, если затопленные земли вернутся в прежнее состояние, этого будет достаточно?

Ее подруга кивнула.

— Отлично, решено! Итак, завтра мы попытаемся провести с ним переговоры!

* * *

На следующее утро…

Монморанси, как и вчера, вызвала духа воды, отправив своего фамильяра в озеро.

В утренней дымке поверхность озера вспучилась и появилась фигура этого создания.

— Дух воды. Атакующих вас людей больше нет. Согласно уговору, дайте нам частицу своего тела.

Как только Монморанси это произнесла, дух воды мелко завибрировал. Частица его тела, словно капля воды, оторвалась и подлетела к ногам ребят. «Ух ты! Вот это да!» — восклицая это, Гиш поймал «Слезу духа воды» в бутылочку, которую держал в руке.

Затем существо уже намеревалось с бульканьем вернуться в глубины озера, поэтому Сайто окликнул его:

— Постойте! У меня к вам есть еще один вопрос!

Тогда дух снова вспучил поверхность озера и, создавая на поверхности вихри, задвигался, после чего снова, как и вчера, принял облик обнаженной Монморанси. Та пробурчала: «Когда снова и снова это вижу, мне так стыдно».

— В чем дело, примитивное человеческое существо?

— Зачем вы подняли уровень воды? Если вы не против, мы бы хотели, чтобы вы остановились. Если есть какая-то причина, объясните нам. Если нам это по силам, мы сделаем все возможное.

Тело духа воды медленно выросло в размерах. И тогда стало принимать различные положения. Такое поведение немного отличалось от присущего для человека. Вероятно, подобными движениями дух выражал свои эмоции.

— Я теряюсь в сомнениях, все ли будет в порядке, если я положусь на вас. Однако, вы выполнили наш предыдущий уговор. Поскольку, полагаю, что если доверюсь вам и изложу проблему, все будет в порядке.

«И нечего так важничать», — подумал Сайто, однако не стал провоцировать духа воды. Мальчик молча ждал его объяснений. После того, как дух несколько раз изменил свою внешность, он снова вернулся к облику Монморанси и начал рассказ:

— В промежутке между двумя моментами, когда одна луна пересекает путь другой луне, в какой-то час, который и подсчитывать-то глупо, кто-то из ваших собратьев украл сокровище, которое я охранял.

— Сокровище?

— Именно. Похищение этого сокровища с глубин, где лежит самая плотная вода, в которой я живу, произошло вечером, и с того момента одна луна тридцать раз пересекла путь другой луне.

— Примерно два года назад, — пробормотала Монморанси.

— И вы, чтобы отомстить людям, затопили их деревни, повысив уровень воды?

— Месть? У меня нет такой цели. Я всего лишь желаю вернуть обратно сокровище. Если вода медленно размоет землю, полагаю, что когда-нибудь я доберусь до сокровища. Когда вода покроет все без остатка, полагаю, мое тело узнает, есть ли мое сокровище.

— Ч-что?

Совершенно настойчивая повесть. Вероятно, чтобы вернуть так называемое сокровище, дух воды намеревается поглотить Халкегинию. Неизвестно, если действовать такими темпами, сколько сотен лет, нет, сколько тысяч лет это займет.

— Вы терпеливы.

— Для меня и для вас общее представление о времени различается. Для меня целое — это часть. Часть — это целое. То же самое касается и времени. Для меня нет различий между нынешним, прошлым и будущим. Я всегда существую.

Похоже, для духа воды не существует понятие смерти. Возможно, очень долгое время… с таких незапамятных времен, что можно сойти с ума, он живет в этом озере.

— Отлично, в таком случае мы вернем вам это сокровище. Что это такое?

— Кольцо Андвари. Кольцо, которое коротало время вместе со мной.

— Кажется, мне приходилось слышать о нем, — пробормотала Монморанси. — Легендарный артефакт магии стихии Воды. Если я не ошибаюсь, говорят, что оно дает покойникам фальшивую жизнь…

— Все именно так. Не знаю, кто его изготовил, однако, примитивное человеческое существо, вероятно, это — кто-то из ваших собратьев. Просто, когда вы явились на эту землю, оно уже существовало. Вероятно, для вас, желающих избежать смерти, и при этом не имеющих возможности понять то общее представление, что для меня смерти не существует, и в самом деле сила, которая дарует жизнь, считается обворожительной. Тем не менее, то, что приносит Кольцо Андвари — это фальшивая жизнь. Его сила не превышает древней силы Воды. В конечном счете, пользы от этого нет.

— Но кто украл такую вещь?

— Несколько особей, которые проникли в мою обитель, используя силу Ветра. Они унесли только сокровище, не потревожив меня, пребывающего во сне.

— Вы не разобрали их имен или чего-то подобного?

— Определенно, одну из особей звали так: «Кромвель».

Кирхе, вздохнув, пробурчала:

— Если слухи верны, то это — новый Император Альбиона.

Ребята переглянулись.

— Существует также возможность, что мы обознались, разве не так? Полагаю, полно людей с одинаковыми именами. Однако, если Кольцо дало так называемую фальшивую жизнь, что из этих мертвецов дальше получится?

— Кажется, они станут повиноваться тому, кто применил силу Кольца. Иметь собственную волю они не способны.

— Даа, ужасное Кольцо. Что за отвратительное хобби — заставлять мертвецов двигаться, — пробурчала Кирхе. В этот момент она ощутила что-то, связанное с данным разговором. Однако, не смогла точно вспомнить. «Ладно, это — потому, что здесь за короткое время было столько разных дел, и я умаялась», — почесывая затылок, пробормотала она себе под нос.

Сайто, словно бы приняв какое-то решение, кивнул, после чего громко обратился к духу воды.

— Все понятно! Давайте договоримся! Мы во что бы то ни стало вернем это Кольцо, поэтому остановите подъем уровня озера!

Тело духа воды мелко задрожало.

— Понятно. Я доверюсь вам. Если Кольцо будет возвращено, мне нет необходимости повышать уровень воды.

— К какому сроку нам следует его вернуть?

Тогда тело духа воды мелко задрожало.

— Я не буду беспокоиться до тех пор, пока не истекут ваши жизни.

— Настолько долго — и вас это не беспокоит?

Всем видом выражая: «Не беспокоит. Для меня завтра не особо отличается от далекого будущего», дух воды уже намеревался с бульканьем исчезнуть в озере.

В этот момент его окликнула Табита:

— Подождите.

Все присутствующие на берегу изумленно уставились на нее. Поскольку они впервые видели, чтобы Табита незнакомого человека… нет, даже не человека, окликала.

— Дух воды. Хочу спросить у вас кое-что.

— Что именно?

— Среди людей вас называют «духом клятв». Я хочу узнать причину этого.

— Примитивное человеческое существо. Суть моего и вашего существования различаются. Поэтому я не могу глубоко понять ваши идеи. Однако, предположительно, само по себе мое существование есть причина того, что меня так называют. У меня нет постоянной формы. Однако я не меняюсь. Среди вас, лихорадочно сменяющих поколение за поколением, я все время существую вместе с этим озером, — вибрируя, заявил дух воды. Кажется, звук его голоса заставлял дрожать все вокруг. Такое ощущение, словно он раздается у самого уха.

— Полагаю, что передо мной, который никогда не меняется, вам хочется молиться о чем-то, что тоже не изменится.

Табита кивнула. Затем, закрыв глаза, соединила вместе ладони рук. Интересно, кому и что она обещала? Кирхе мягко положила руку ей на плечо.

Монморанси, увидев такое поведение Табиты, ткнула Гиша.

— Что такое?

— Ты тоже принеси клятву. Давай.

— О чем? — переспросил Гиш, и его лицо выражало, что он действительно не понимает, поэтому его подруга изо всей силы стукнула ловеласа:

— Для чего я сделала приворотное зелье, как ты думаешь?

— А-ага. Нуу, Гиш де Грамон клянется. В том, что с нынешнего момента навечно Монморанси — самая любимая…

Но та снова пихнула своего ухажера.

— Ну чего еще! Вот же! Разве я не поклялся, как и положено?!

— «Самая» не подходит. Я — «единственная»! Клянись, что будешь любить меня одну. «Самая» — это как-то расплывчато. В конце концов, ты непременно заведешь себе и номер два, и номер три.

Гиш с печальным видом произнес слова клятвы. Но это было сказано таким тоном, что, по-видимому, эта клятва никак не будет соблюдена.

Луиза невольно потянула Сайто за рукав и уставилась на фамильяра с неуверенным видом.

— Клянись.

Мальчик пристально посмотрел ей в лицо. Сегодня он попрощается с такой Луизой. Ни с того, ни с сего он чувствовал грусть. Хотя это было по вине приворотного зелья, однако… любимая девочка так много говорила ему: «Так сильно тебя люблю, люблю, очень сильно люблю».

Однако все-таки настоящая Луиза была лучше. Сайто полюбил именно ту хозяйку, которая являлась сама собой.

Она, которая била и пинала его, в конце концов, обращалась с ним как с собакой, была лучше.

— Ты не принесешь клятву? Ты не поклянешься в любви ко мне? — спросила Луиза, и ее глаза наполнились слезами.

— Прости. Я не могу дать клятву нынешней тебе.

Когда Сайто это сказала, она всхлипнула. Фамильяр нежно погладил ее по голове.

</

Оставить комментарий