Том 5. История 3: Тристанские каникулы. Часть 3

Опция "Закладки" ()

Надув губы, Луиза смотрела на дождь. Куда фамильяр ушел в такой ливень? Какое-то время назад она закончила свою разминку и повернулась к Сайто, чтобы продолжить наказание… однако оказалось, что тот исчез.

Хотя девочка перевернула вверх дном всю таверну, его нигде не было. Сначала Луиза подумала, что он вернулся на чердак и спрятался там, однако наверху было пусто. Однако… ее костюм простолюдинки, который был куплен, чтобы смешаться с народом, тоже пропал.

Чувствуя какое-то неясное беспокойство, девочка спустилась с чердака. Когда она вернулась в зал таверны, у Скаррона и других работников был озабоченный вид.

— Плохо, дождь пошел… Из-за этого у нас не будет посетителей.

— Однако на улице довольно шумно. Что-то случилось?

И действительно, в подтверждение этих слов снаружи был слышен шум дождя, прерываемый криками дворцовой стражи. Луиза открыла дверь и вышла на улицу. Она подошла к солдату, вооруженному мечом, и окликнула его:

— Эй, что случилось?

Военный бросил короткий взгляд на ее платье и раздраженно огрызнулся:

— Слышь, замолкни! Официанток это не касается! Возвращайся в свою таверну!

— Стой! — приказала ему Луиза и вынула из-за корсета мандат, выданный Анриеттой. — Пусть у меня такой вид, однако, я — придворная дама Ее Величества.

Вытаращив глаза, солдат переводил взгляд с девочки на ее мандат и обратно, а потом встал навытяжку.

— П-п-простите мою грубость!

— Все в порядке, докладывай.

Солдат тихим голосом объяснил:

— …Мы закончили патрулировать плац на Марсовом поле, а когда вернулись во Дворец, Ее Величество исчезла.

— Возможно, снова Реконкиста?

— Цели преступника неизвестны, однако он, без сомнения, был искусным… Из ее кареты вдруг пополз какой-то туман…

— Кто в это время осуществлял охрану?

— Недавно организованный корпус стражи.

— Понятно. Благодарю. Ты сейчас патрулируешь верхом?

Солдат помотал головой.

— Ничего не поделаешь!

Луиза побежала под дождем в сторону Дворца.

«И куда только Сайто пропал в такой момент? — она раздраженно цокнула языком. — В самом деле, как раз, когда он больше всего нужен, его нет!»

* * *

Аньес осадила свою лошадь перед большим особняком. Ришмон, с которым днем совещалась Королева Анриетта, владел этим поместьем.

Девушка-мушкетер скривила губы, окинув взглядом этот огромный двухэтажный особняк, находившийся на углу респектабельного района, где выстроились превосходные дома знати. Аньес знала, на какие средства двадцать лет назад Ришмон возвел этот особняк, и это причиняло ей боль.

Девушка постучала в ворота и громким голосом объявила о своем прибытии. На воротах открылось окошко, и из него выглянула голова пажа, держащего факел.

— Кто здесь?

— Пожалуйста, доложите Ришмону, что прибыла Аньес, мушкетер Ее Величества.

— В такой час? — подозрительно спросил паж.

И действительно, было около полуночи.

— Срочное донесение. Я должна обязательно его передать.

Покачав головой, паж отправился в дом. Через несколько минут он вернулся и отодвинул засов ворот.

Аньес передала мальчику поводья лошади и направилась к особняку.

Девушку провели в гостиную с камином, где спустя некоторое время появился Ришмон, одетый в пижаму.

— Вот как, срочное донесение? Полагаю, действительно важное дело, если разбудили председателя Высокого Суда, — недовольно проворчал вельможа, даже не пытаясь скрыть глубокого презрения к Аньес.

— Ее Величество пропала.

Брови Ришмона резко взлетели вверх.

— Похищена?

— Ведется расследование.

На лице вельможи отразилось сомнение.

— Это — действительно серьезное происшествие. Однако не напоминает ли оно прошлое похищение? Снова дело рук Альбиона?

— Ведется расследование.

— Вы все, военные и полиция, очень любите прикрываться подобными фразами! «Ведется расследование»! «Ведется расследование»! А сделать так ничего и не можете. А суду потом расхлебывай. Какие подразделения были на дежурстве?

— Мы, мушкетеры.

Ришмон неприязненно уставился на Аньес.

— Это лишь доказывает некомпетентность вашего свежеиспеченного подразделения, — объявил он с убийственным сарказмом.

— Чтобы смыть позор, мы прилагаем все силы при проведении расследования.

— Вот потому я всегда и говорил! Мечи и ружья — просто детские игрушки по сравнению с волшебными палочками! Целый отряд простолюдинов не может заменить одного мага!

Аньес, не отрывая глаз, наблюдала за Ришмоном.

— Разрешение на введение военного положения… Я бы хотела получить разрешение перекрыть дороги и блокировать порты.

Вельможа взмахнул посохом. Потом взял перо, которое подплыло к нему по воздуху, написал что-то на пергаменте, который затем передал Аньес.

— Приложите все усилия, чтобы найти Ее Величество. Если не разыщете — весь ваш мушкетерский корпус, это сборище простолюдинов, по приказу суда будет повешен. Задумайтесь об этом.

Аньес повернулась к выходу, однако перед дверью остановилась.

— Что? Есть еще какое-то дело?

— Ваше Превосходительство… — с трудом проговорила Аньес тихим, глухим, дрожащим от гнева голосом.

— Что?

— Ходили слухи, что вы были вовлечены в то происшествие двадцать лет назад.

Разматывая нить памяти, Ришмон закрыл глаза. Двадцать лет назад… Мятеж, который всколыхнул Королевство. Он вспомнил о подавлении мятежа.

— Да, и что же?

— Ваше Превосходительство проводили сбор доказательств для выполнения «Резни в Д’Англетере»?

— Резни? Не произносите слова, которые бросают тень на репутацию людей. Разве простолюдины из провинций, заселенных англами, не планировали сбросить правительство нашего Королевства? Подавление этого мятежа было обоснованной необходимостью. Как бы то ни было, забудьте эти сказки.

Аньес вышла.

Ришмон некоторое время смотрел на закрывшуюся дверь… Если бы сейчас ему вновь дали перо и пергамент, он смог бы изменить свое распоряжение, поскольку он почувствовал, что минутой ранее какая-то грозная сила была выпущена на свободу.

* * *

Аньес, выйдя из особняка, забрала у пажа свою лошадь. Из седельного вьюка она достала черный плащ и надела его поверх кольчуги, накрыв голову капюшоном. Затем девушка вытащила два пистолета и аккуратно их перезарядила, следя, чтобы порох не намок из-за дождя. После она проверила перемещение курка и крышки пороховой полки, которую затем закрыла, и поместила пистолеты за поясом. Это было оружие нового типа — кремневый пистолет.

Затем девушка-мушкетер вложила меч в ножны и вскочила на лошадь, закончив приготовления к бою. Однако тут… какой-то человек появился из-за пелены дождя. Это была девочка, которая выбежала с улицы Тиктоннэ и, заметив Аньес верхом на лошади, бросилась к ней. Поскольку незнакомка долго бежала под дождем, вид у нее был неважный. Ее белое платье было в грязных пятнах, и она была босиком, потому что сняла туфли, мешавшие бежать.

— Стой! Остановись! Пожалуйста, подожди!

«Что ей нужно?» — подумала Аньес, повернув голову.

— Одолжи мне свою лошадь! Скорее!

— Вынуждена отказать.

Сказав это, девушка-мушкетер попыталась развернуть лошадь, однако девочка загородила путь.

— Прочь с дороги, — приказала Аньес, однако незнакомка не послушалась. Она достала какой-то документ и показала девушке-мушкетеру.

— Я — придворная дама Ее Величества! У меня есть полномочия использовать подручные средства по своему усмотрению! Твоя лошадь конфискуется именем Ее Величества! Приказываю немедленно спешиться!

— Придворная дама Ее Величества?

Аньес смотрела с сомнением. Девочка была похожа на официантку из бара. Однако, несмотря на то, что она испачкалась, бегая под дождем, признаки благородного происхождения были видны невооруженным глазом. Девушка-мушкетер на миг замешкалась.

В конце концов, Луиза, потеряв терпение из-за того, что Аньес до сих пор не слезла с лошади, вытащила волшебную палочку. Однако девушка-мушкетер в ответ мгновенно выхватила пистолет.

Два человека застыли, нацелив друг на друга свое оружие.

Луиза тихим дрожащим голосом сказала:

— …Хотя я еще не привыкла к своей магии, однако, все равно, она сильнее. Сдавайся.

Держа палец на спусковом крючке, Аньес ответила:

— …С такого расстояния выстрел из пистолета будет точнее.

Повисла тишина.

— Представься. У тебя есть палочка, значит, ты должна быть дворянкой, — сказала девушка-мушкетер.

— Придворная дама в непосредственном подчинении Ее Величества, де Ла Вальер.

Ла Вальер? Аньес было знакомо это имя. В разговорах с Анриеттой она слышала его бесчисленное множество раз.

— Тогда ты…

Девушка-мушкетер убрала пистолет. Эта дрожащая девочка с палочкой наизготовку… по слухам является лучшей подругой Ее Величества. Совсем еще ребенок с растрепанными светло-розовыми волосами…

— Ты меня знаешь?

Луиза с озадаченным лицом тоже опустила палочку.

— Я часто о тебе слышала. Для меня большая честь — наконец познакомиться с тобой. Можешь поехать со мной на лошади. Позволь, я объясню тебе ситуацию. Если бы я в тебя выстрелила, Ее Величество была бы очень недовольна.

Аньес протянула руки к девочке и без труда подняла ее вверх с такой силой, какую едва ли можно было ожидать от такой хрупкой девушки.

— Кто ты?

Луиза села позади девушки-мушкетера.

— Мушкетер Ее Величества, капитан Аньес.

Услышав это, девочка, слышавшая недавно об этом подразделении от солдата, пришла в негодование.

— Куда вы только смотрели?! Спали на посту, забыв об охране?! Ее Величество похитили прямо у вас из-под носа!

— Как я и сказала, позволь мне объяснить ситуацию. Во-первых, Ее Величество в безопасности.

— Что-о?!

Аньес пришпорила лошадь, и та понеслась вперед. Дождь продолжал лить как из ведра, и два человека растворились во мраке ночи.

* * *

В дешевой гостинице Анриетта, крепко зажмурившись, сидела на кровати в объятиях Сайто и дрожала. Мальчик не мог найти подходящих слов… он просто сидел рядом и держал Принцессу за плечи.

Когда дождь, наконец, превратился в морось, Анриетта немного успокоилась и вымученно улыбнулась.

— Прости.

— Вы не должны…

— Я привела тебя в это жалкое место. Однако в итоге ты мне снова помог.

— Снова?

— Именно. В ту ночь я… я ничего не соображала, мной манипулировали, и я пыталась сбежать с Уэльсом… Ты меня остановил…

— Угу.

— Тогда ты сказал: «Если попробуете уйти, я вас ударю мечом. Я не могу позволить вам лгать самой себе, даже если вы сходите с ума от любви». Так ты сказал.

— Д-да, сказал.

Сайто сконфужено опустил голову.

— А я была такой безрассудной, что все равно не очнулась. Я пыталась убить тебя. Однако ты остановил бессмысленный вихрь, который я сама создала.

Анриетта закрыла глаза.

— Честно говоря, в тот момент… я почувствовала облегчение.

— Облегчение?

— Верно. Даже я заметила, что это был не тот Уэльс, которого я любила. На самом деле все было по-другому. Я… в глубине души хотела, чтобы кто-нибудь сказал эти слова и прекратил мое безрассудство.

Глубоко вздохнув так, словно это причиняло ей боль, Анриетта продолжила отстраненным голосом:

— Поэтому я хочу попросить тебя, мистер фамильяр. Если я снова попробую сделать что-нибудь безрассудное… Если меня опять станут подстрекать на что-либо… Остановишь ли ты меня своим мечом?

— Но почему?

— Тогда я была готова убить без раздумий. Несмотря на то, что Луиза, эта добрая девочка, просила меня остановиться, я не могла. Поэтому…

Сайто удивленно ответил:

— Я не могу этого сделать! Серьезно… вы не можете быть слабой. Вы — Королева. Все подчиняются вашей воле. Не нужно так говорить, Принцесса. Вы бы не смогли жить после всего этого, если бы не были смелой. Это все было ложью?

Анриетта опустила голову.

В этот момент…

Бум, бум, бум!

Кто-то заколотил в дверь.

— Откройте! Открывайте дверь! Это — Королевский военный патруль! Мы ищем беглых преступников, скрывающихся в этой гостинице! Открывайте сейчас же!

Сайто и Анриетта переглянулись.

— Похоже, они не меня ищут.

— Они сами уйдут. Просто молчите.

Анриетта кивнула…

Тем временем ручка начала поворачиваться. Однако задвижка не давала двери открыться. Ручка с лязгом бешено завертелась.

— Немедленно открывайте! Объявлено чрезвычайное положение! Или я буду ломать!

Бам! Послышался удар мечом по дверной ручке — кто-то пытался ее открыть.

— Плохо дело.

Анриетта с решительным видом расстегнула пуговицы на рубашке.

— Принцесса?

Она прижала свои губы к его губам, тем самым заглушив его возглас. Поцелуй был до неожиданности страстным. Обняв Сайто руками за шею, Анриетта толкнула его на ложе. Не прерываясь ни на секунду, она закрыла глаза и, глубоко вздохнув, просунула свой язык ему в рот. Поцелуй был таким страстным, что впору было лишиться чувств.

В тот же миг, как Принцесса толкнула Сайто на кровать, солдат, который пытался сломать дверную ручку, выбил дверь.

Все, что увидели два патрульных… была девушка, лежащая сверху юноши и жарко целующая его в губы. Девушка не обращала внимания на солдат и возбуждалась все сильнее. Страстные вздохи вылетали из просвета между губами.

Патрульные какое-то время наблюдали за этим зрелищем… а затем один пробормотал другому:

— …К-кажется, они просто укрылись от дождя и развлекаются вовсю.

— Не жалуйся, Пьер, вот покончим с патрулированием и выпьем по кружечке.

Бам! Дверь со стуком закрылась, и военные двинулись по лестнице. Так как задвижка была сломана, дверь с легким скрипом опять приоткрылась.

Анриетта оторвалась от губ Сайто… однако продолжала пристально смотреть на него полными слез глазами, хотя патрульные уже покинули гостиницу.

Мальчик был глубоко поражен действиями Принцессы в тот момент. В критической ситуации она могла принести в жертву даже собственное тело, только чтобы сохранить тайну. Она была действительно сильной.

С горящими щеками, Анриетта продолжала молча смотреть на Сайто.

— …Принцесса.

Она натянутым голосом произнесла:

— Я уже просила называть меня Анной.

— Однако…

Не дожидаясь, пока он договорит, она снова прильнула губами к его губам. На этот раз это был нежный… чувственный поцелуй. В тусклом свете лампы мальчик видел белые плечи Анриетты, за которые совсем недавно ее обнимал.

Пока Сайто по-прежнему находился в сильном замешательстве, губы Принцессы начали целовать его лицо.

— У тебя есть… возлюбленная? — жарко прошептала Анриетта мальчику на ухо. Казалось, что эти звуки обладают колдовской силой. Затем в голове Сайто всплыл образ его хозяйки. Луиза не была его возлюбленной, но…

— Нет, однако…

Анриетта начала покусывать его за мочку уха.

— Тогда отнесись ко мне, как к своей возлюбленной.

— Ч-что?!

— Все в порядке, только на эту ночь. Я не заставляю тебя становиться моим возлюбленным. Однако, пожалуйста, обними меня… и поцелуй.

Казалось, в этот момент время остановилось… Так прошло несколько минут.

В комнате было сыро из-за дождя. Смешанный запах матраца и человеческих тел витал в воздухе.

Сайто смотрел Анриетте в глаза. Даже в такой грязной комнате… ее прекрасное лицо было ослепительным. Нет, возможно, оно было ослепительным именно благодаря этой грязной комнате.

Почти невольно мальчик попал под власть ее чар. Однако… он не мог пойти дальше поцелуя Принцессы… Хозяйка его никогда бы не простила. И не только не простила, но еще и была бы сильно огорчена, поскольку Луиза уважала Анриетту больше всех в мире.

Сайто не мог так поступить.

Не мог притвориться возлюбленным и целовать человека… который был так дорог той, которая была важна для него самого. Анриетте было всего лишь одиноко. Должен существовать другой способ утешить ее.

Поэтому Сайто осторожно погладил Принцессу по каштановым волосам.

— Я не могу стать Принцем.

— Я об этом и не прошу.

— Вы не забыли? Я — не из этого мира, а из другого. Я не могу… заменить другого человека.

Анриетта закрыла глаза и прижалась щекой к груди Сайто.

Потом… когда возбуждение постепенно спало… Принцесса смущенно пробормотала:

— …Ты, наверное, думаешь, что я — бесстыдная женщина. Хотя я — Королева… я остаюсь женщиной. И ночью мне тоже не хватает чьего-то тепла.

Некоторое время… Анриетта не произносила ни слова и просто лежала, прижимаясь щекой к груди Сайто. В комнате дешевой гостиницы, возможно, самой дешевой во всем городе, самая знатная женщина Королевства дрожала в его объятиях, как ребенок. От такой немного абсурдной ситуации Сайто криво улыбнулся.

И… ощутил беспокойство.

— Принцесса.

— Что?

— Пожалуйста, объясните мне поподробнее. Что мы все-таки здесь делаем? Эти тайны… и все так старательно вас ищут. А вы… так старательно прячетесь. Это ведь не просто один из ваших капризов, правда?

— …Ну, хорошо. Думаю, придется мне рассказать все.

Голос Анриетты снова зазвучал с привычным достоинством.

— Это — охота на лису.

— Охота на лису?

— Да, ты ведь знаешь, что лиса — умное животное? Даже когда ее преследуют собаки и загонщики, ее нелегко поймать за хвост. Поэтому… я поставила ловушку.

— Ловушку?

— Да, а приманка — я сама. К завтрашнему дню… лиса вылезет из своей норы.

Сайто посмотрел на нее.

— И кто же эта лиса?

— Предатель на службе у Альбиона.

* * *

Аньес и Луиза верхом на лошади скрывались в проулке рядом с особняком Ришмона. Хотя дождь постепенно перешел в морось… было все равно холодно. Девушка-мушкетер накинула на спутницу свой плащ.

— Ч-что все-таки происходит?

— Охота на крысу.

— Охота на крысу?

— Да. Разве они наносят вред только зернохранилищам Королевства…? Сейчас — самый разгар охоты на высокомерную крысу, которая намеревается вцепиться в горло хозяину.

Луиза, ничего не понимая, уставилась на нее.

— Объясни подробнее.

— Сейчас нет времени на долгие объяснения. Тссс! Попался.

Ворота резиденции Ришмона открылись, и показалась фигура молодого пажа, которому Аньес недавно оставляла свою лошадь. Это был румяный мальчик лет двенадцати-тринадцати. Держа в руке факел, он беспокойно осмотрелся по сторонам, внимательно окинул взглядом соседние дома, затем снова исчез за воротами, и вышел, ведя на поводу коня. Затем паж вскочил в седло и пустил скакуна галопом, не выпуская факел из рук. Аньес слегка улыбнулась и, ориентируясь на этот огонек, поскакала вслед за мальчиком.

— …Что происходит?

— Началось, — коротко ответила девушка-мушкетер.

В ночной тиши паж на коне летел как стрела. Похоже, хозяин предупредил его, что нужно поторопиться. Отчаянно пригибаясь к спине лошади, мальчик внимательно оглядывался по сторонам.

Аньес, держась на достаточном расстоянии, следовала за ним.

Паж на лошади покинул респектабельный квартал и углубился в вызывающий опасение торговый квартал. В округе было полно развлекающихся пьяных солдат из патрулей, которые так и не нашли Королеву.

Свернув с улицы Тиктоннэ, мальчик остановил лошадь в неприметном переулке. Аньес спешилась у входа в переулок и заглянула за угол.

Убедившись, что паж оставил лошадь в конюшне и вошел в таверну, девушка-мушкетер направилась за ним. Луиза тоже слезла с седла и, последовав за Аньес, спросила ее:

— Да что, в конце концов, происходит?

Однако та больше не отвечала.

Девушка-мушкетер вошла в таверну, протолкалась через толпу в баре и проследила взглядом фигуру пажа, который по лестнице поднимался на второй этаж. Аньес пошла следом.

Остановившись на лестничной площадке, она заметила комнату, в которую вошел мальчик, и вместе с Луизой стала ждать возле двери.

Девушка-мушкетер прошептала своей спутнице:

— Сними плащ. Прижмись ко мне, как официантка из бара.

Все еще недоумевающая Луиза скинула плащ и сделала, как сказала Аньес. В результате все выглядело так, будто подвыпивший солдат флиртует со своей любовницей. Такие сцены были типичными для баров.

— Отлично, — сказала девушка-мушкетер своей спутнице, по-прежнему не спуская глаз с двери на втором этаже. Хотя голос у Аньес был женским, однако когда она молчала, то внешностью напоминала мужественного воина, вероятно, из-за короткой стрижки. Щеки Луизы против воли начали краснеть.

В этот момент паж вышел из комнаты.

Аньес притянула свою спутницу к себе. И, не теряя времени на объяснения, прижалась губами к ее губам.

Хотя Луиза яростно вырывалась, девушка-мушкетер с неженской силой удерживала ее в объятиях, не позволяя отодвинуться…

Паж бросил короткий взгляд на целующуюся парочку и сразу же отвел глаза.

Поцелуй воина и его любовницы, официантки из бара. Банальная сцена, совсем как на картине, что висела на стене в особняке.

Затем паж вышел за дверь таверны, вскочил на ту же лошадь, на которой прибыл сюда, и растворился в ночном городе.

Аньес, наконец, отпустила свою спутницу.

— Ч-что ты делаешь?! — завопила Луиза, лицо у которой сделалось пунцовым. Если бы это сделал мужчина, она бы уже выхватила волшебную палочку и развеяла бы его по ветру.

— Успокойся. У меня нет подобных наклонностей. Этого требовал долг.

— У меня тоже нет!

Потом Луиза вспомнила о мальчике, который уже ушел.

— Не страшно, что паж уехал?

— Это больше не имеет значения. Этот мальчик ничего не знает. Его роль заключалась только в том, чтобы доставить письмо.

Аньес неслышными шагами осторожно приблизилась к двери гостиничного номера, в который входил паж. Луиза шепотом спросила:

— …Разве ты — маг? Ты не можешь сломать эту дверь?

— …Если применить грубую силу, то все-таки можно.

— …Она, должно быть, заперта. Оставь это. Пока мы будем так шуметь, он может сбежать.

Луиза достала висевшую на поясе палочку, сделала глубокий вдох и, нацелив ее на дверь, пробормотала заклинание Пустоты. Взрыв… Вспышка снесла дверь, и та влетела в комнату. Не теряя ни секунды, Аньес выхватила меч и прыгнула внутрь.

В комнате мужчина, одетый торговцем, тут же вскочил с кровати. В одной руке он держал палочку. Он был магом.

Вероятно, он был достаточно опытным, поскольку безо всякого колебания направил палочку на ворвавшуюся в комнату девушку-мушкетера и произнес короткое заклинание. Воздушная масса отбросила Аньес, которая отлетела к стене. Противник намеревался послать в нее еще одно заклинание, но тут вошла Луиза.

Ее заклинание Взрыв ударило в мага. Вспышка произошла прямо перед его глазами, и мужчина упал на пол, схватившись за лицо. Аньес вскочила и, блокируя мечом его палочку, выбила ее из рук мага. Луиза тут же подняла ее с пола.

Девушка-мушкетер уперла острие меча в горло человека. Это был мужчина средних лет. Хотя он выглядел, как торговец, блеск глаз выдавал его. Скорее всего, он был аристократом.

— Не двигайся!

Не убирая меч, Аньес сняла с пояса наручники и защелкнула железные оковы на запястьях человека. Затем заткнула ему рот куском разорванной простыни.

В это время постояльцы таверны с вопросом: » Что тут происходит?» — стали собираться перед дверью и заглядывать в комнату.

— Без паники! Всего лишь происходит полицейская операция по задержанию вора!

Напуганные люди разошлись.

Аньес обследовала комнату в поисках письма, которое, как она предполагала, паж доставил этому мужчине. С улыбкой на губах она проверяла все содержимое ящиков стола, карманов в одежде задержанного и других возможных мест. Собрав в пачку все найденные письма и документы, девушка-мушкетер начала внимательно просматривать их один за другим.

— Кто этот человек?

— Альбионская крыса. Притворяясь торговцем, он скрывался в Тристании, чтобы собирать информацию для Альбиона.

— Тогда, значит, он… — вражеский агент. Разве не замечательно?! Это — большой успех!

— Это — еще не конец.

— Почему?

— Еще остались крысы, которым он служил.

Аньес взяла очередной документ и молча его изучила. Это был грубый набросок здания. В некоторых местах были сделаны пометки.

— Вот оно что… Вы, мерзавцы, похоже, собирались встретиться в театре, так? Это письмо было доставлено в этот притон недавно, и в нем говорится о встрече завтра в том же месте, где и всегда. Судя по этому наброску, место встречи — скорее всего, театр, да? Уверена, что так.

Человек не ответил. Он молчал и смотрел в другую сторону.

— Не хочешь отвечать?.. Что, дворянская гордость не позволяет?

С холодной улыбкой на губах, Аньес мечом пригвоздила ступню человека к полу. По-прежнему с кляпом во рту, мужчина скорчился от сильной боли.

Девушка-мушкетер вытащила из-за пояса пистолет и направила ему в лицо.

— Считаю до двух. Выбирай. Гордость или жизнь.

По щеке человека скатилась капля пота. В комнате раздался щелчок, когда Аньес взвела курок.

</

Оставить комментарий