Том 6. Глава 2: Каттлея

Опция "Закладки" ()

Полдень, на второй день после отъезда из Академии Волшебства…

Путешественники, включая Сайто, достигли владений семьи Ла Вальер. Однако к тому времени, как они добрались бы до родового особняка, была бы уже глубокая ночь. Глубокая ночь… от этих слов Сайто побледнел. Вероятно, эти так называемые владения были подобием сада вокруг особняка.

Въехав в этот сад, потом добираться до центрального особняка двенадцать часов — такое чувство невозможно было сразу понять.

По предварительным прикидкам, территория, принадлежащая семье Луизы, по площади приблизительно равнялась бы территории большого японского города. Целого города. Сайто никогда раньше не слышал, чтобы кто-то владел такими землями. «Эта высшая аристократия действительно поражает», — подумал мальчик.

Дворянское положение Луизы проявилось в полной мере, стоило им въехать во владения ее семьи.

Путешественники решили остановиться для непродолжительного отдыха в какой-то гостинице…

Как только экипаж Луизы остановился, Сиеста, которая приехала чуть раньше, быстро вышла из своей повозки и дробными шажками поспешила к нему. Полностью обученная своим обязанностям, она отворила дверцу экипажа сестер Ла Вальер.

«Вот это да, даже Сиеста вынуждена открывать двери их экипажа без единого возражения», — подумал Сайто, намереваясь поспешить к повозке Луизы, но тут с громким топотом из гостиницы выбежало множество крестьян, которые сбили мальчика с ног, и он растянулся на земле.

Крестьяне поснимали шапки перед сестрами Ла Вальер, вышедшими из экипажа.

— Мисс Элеонора! Мисс Луиза! — в один голос воскликнули они, подобострастно склоняя головы. Крестьяне, вероятно, рассудили, что лежавший в пыли Сайто тоже без сомнения является какой-нибудь знатной особой. Они помогли ему подняться и немедленно склонили головы, принося глубокие извинения.

— Не стоит, поскольку я — не дворянин… — пытался успокоить их Сайто.

— Пусть даже так, но вы — слуга мисс Луизы или мисс Элеоноры. В любом случае, беспечность недопустима, — простодушно отвечали фермеры, кивая.

Обращаясь к нему с фразами: «Разрешите понести ваш заплечный меч», и «Вы, наверное, устали, пока добирались сюда?» — они старались добиться расположения Сайто.

— Здесь мы остановимся ненадолго отдохнуть. Пожалуйста, известите отца о нашем прибытии, — велела Элеонора.

Услышав это, один мальчик вскочил на коня и погнал его быстрым галопом.

Путешественников проводили в гостиницу. Как только Элеонора и Луиза приблизились к столу, для них тут же были отодвинуты стулья. Сестры приняли это, как само собой разумеющееся, и заняли свои места. Фамильяр также намеревался сесть за стол, но Элеонора с недоумением взглянула на него, нахмурив брови.

— Сайто! Сайто!

Услышав, как Сиеста зовет его, мальчик обернулся.

— …Не разрешается садиться за один стол с дворянами.

Он осознал, услышав это: он без всяких раздумий пытался сесть, поскольку в последнее время было обычным делом сидеть вместе с Луизой за одним столом. Однако для этого мира такое положение дел, вероятно, все еще выглядело странно. Его хозяйка сначала тоже заставляла его сидеть на полу.

Луиза намеревалась что-то возразить, но под взглядом Элеоноры снова немного съежилась. Сайто был поражен. Он впервые видел свою хозяйку в таком состоянии. Похоже, перед своей старшей сестрой она действительно не могла поднять головы. Но, несмотря на то, что эта старшая сестра — действительно жуткая особа… разве не выглядит Луиза такой милой?

Крестьяне единодушно расхваливали:

— Дааа, мисс Луиза выросла! — Она становится красавицей!

— Говорят, у мисс Элеоноры была помолвка? — пробормотал кто-то, но все присутствующие начали ему выговаривать:

— Тс-с! Не упоминай об этом!

Брови Элеоноры стали подергиваться. Тягостное ощущение в комнате нарастало. Похоже, разговоры об этой помолвке являлись своеобразным табу.

Все вокруг, чувствуя смертельную угрозу, исходящую от потерявшей терпение Элеоноры, не смели произнести ни слова. Сиеста обменялась с Сайто взглядами, затем тихо подошла к нему поближе и сжала его руку. Она была напугана.

Не заметив, как испортилось настроение Элеоноры, Луиза заговорила:

— Сестрица. Старшая сестрица Элеонора…

— Что?..

— Поздравляю с помолвкой!

Крестьяне дружно выдохнули: «Ой-ой!»

Это была демонстрация особого дара Луизы: неспособности истолковать общее настроение. Внезапно брови Элеоноры взлетели вверх, и она растянула щеки своей младшей сестры.

— Ай! Ау! Шештрича! Жа што?! Ай-ай-ай!!!

— А ты не знаешь? Ты говоришь об этом, хотя знаешь, что лучше не стоит!

— Я ни о шом не жнаю!

— Помолвка разорвана! Ра-зо-рва-на!

— П-почему?

— Кто знает? Пожалуйста, спроси об этом графа Бургундского? Он сказал что-то вроде: «Все, довольно». Не понимаю, почему.

Хотя Сайто не встречался с графом Бургундским, похоже, он был полностью с ним солидарен. «Да. Любой за непродолжительное время, скорее всего, скажет: «Довольно», — подумал мальчик. Характер Элеоноры походил на преумноженный вариант характера Луизы. Граф, без сомнения, решил, что не стоит играть с судьбой.

В любом случае, подавленная из-за разрыва помолвки старшая сестра выбрала мишенью свою младшую сестру, чтобы сорвать на ней свою злость.

В конце концов, началось поучение. Так или иначе, Луиза, похоже, вела себя в экипаже как хулиганистый ребенок. С красными распухшими щеками девочка выглядела удрученной. Как и ожидалось, Сайто было жаль свою хозяйку.

Однако выговор продолжался недолго.

Поскольку, с грохотом открыв дверь гостиницы, внутрь быстро вошло какое-то розовое создание.

Это была девушка, на которой было элегантно надето узкое платье, у нее на голове была шляпа с широкими полями и плюмажем. Под шляпой развевались светлые розовые волосы. Цвет волос был такой же, как у Луизы.

Из-под шляпы виднелось ошеломительное милое личико. Несмотря на то, что даже с первого взгляда было очевидно, что девушка старше, чем хозяйка Сайто, если описывать ее лицо, то оно выглядело очень прелестно. Ее сияющие глаза были такого же каштанового цвета, как и у Луизы. Заметив Элеонору, девушка сильно удивилась.

— Ах! Заметив незнакомый экипаж, я решила заскочить на минутку, а тут — такие приятные гости! Старшая сестрица Элеонора! Похоже, ты вернулась?

— Каттлея… — пробормотала Элеонора.

Заметив нежданную гостью, Луиза подняла голову. Когда девушка, которую назвали Каттлеей, узнала девочку, ее лицо просияло. На лице Луизы тоже вспыхнула радость.

— Средняя сестричка!

— Луиза! Быть не может! Разве это не моя малышка Луиза! Ты тоже вернулась!

Девочка вскочила и бросилась Каттлее на грудь.

— Как давно мы не виделись! Средняя сестричка!

С громкими восклицаниями, не заботясь о мнении окружающих, они обнялись. Как бы то ни было, выглядело так, что эта девушка была средней сестрой Луизы. Чем больше на них смотришь, тем более заметно, как они были похожи друг на друга: даже цветом волос, даже цветом глаз. Однако если их внимательнее сличить, то у Каттлеи были более мягкие черты лица. Эта мягкость и окутывающая девушку атмосфера нежности заставили сердце Сайто биться быстрее. Если бы Луиза повзрослела, да добавить ей эту атмосферу нежности, и еще грудь и чудесную фигуру Каттлеи, то мальчик был бы сражен наповал.

Рот девушки приоткрылся, когда она заметила уставившегося на нее Сайто.

— Ах-ах-ах, вы только посмотрите!

Пока мальчик, чувствуя себя не в своей тарелке, размышлял о том, что означают эти ахи, Каттлея приблизилась к нему и пристально поглядела ему в лицо.

— Ч-ч-что такое?

Дрожа как осиновый лист, Сайто совсем заробел.

Каттлея коснулась руками его лица. От такого чрезмерного нервного напряжения мальчик, казалось, готов упасть в обморок.

— Ты… возлюбленный Луизы, верно?

— Чего?!

Взгляд Сиесты, стоявшей рядом с Сайто, вдруг стал ледяным. Она сильно наступила ему на ногу, и мальчик даже подпрыгнул.

Лицо Луизы немедленно стало пунцовым, и она воскликнула:

— Он всего лишь — мой фамильяр! А вовсе не возлюбленный!

— А, вот как.

Каттлея прыснула, а затем мило улыбнулась. Затем она склонила голову, ее улыбка стала чарующей.

— Извини, я не так поняла. Не волнуйся об этом.

* * *

Было решено, что Луиза с Элеонорой, Сайто и Сиеста отправятся к особняку в похожем на большой фургон экипаже, в котором приехала Каттлея. На лице старшей сестры отразилось недовольство: как это, садиться в экипаж со служанкой и мальчишкой-фамильяром, однако ей пришлось неохотно согласиться, когда Каттлея сказала: «Ах, разве не здорово, когда вместе собралось множество людей?»

Кроме того… Сайто и остальные были не единственными пассажирами в экипаже.

Внутренность экипажа напоминала собой зоопарк.

На полу перед сидениями, зевая, растянулся тигр. Рядом с Луизой сидел медведь. Там и сям располагались собаки и кошки различных пород. Огромная змея, свисающая вниз с потолка, появилась прямо перед лицом Сиесты, отчего та упала в обморок. Сайто, приводя ее в чувство, пробормотал:

— Однако, удивительный экипаж…

— Средняя сестричка очень любит животных, — отметила Луиза.

У Сайто появилось чувство, что уровень этой любви немного зашкаливает, однако вслух он ничего не сказал.

— А недавно я подобрала дрозда, — радостно сообщила Каттлея.

— Покажи! Покажи! — Луиза резвилась, как ребенок.

Элеонора испустила глубокий вздох.

Именно такой букет составляли три прекрасные сестры Ла Вальер. «Вот какие у моей хозяйки старшие сестры», — кивнул глубоко пораженный Сайто.

Луиза и Каттлея продолжали болтать без умолку.

Видимо, эта вторая сестра, носившая такую прелестную одежду, была Луизе по-настоящему близким другом. Когда видишь, как два человека так хорошо ладят, даже скучное времяпрепровождение не кажется таким нудным. Сайто и не заметил, как Сиеста заснула, и теперь посапывала у него на коленях. Слева от экипажа виднелись пологие холмы. Справа простирались возделанные поля, и невозможно было охватить их взглядом. Вероятно, только закончился осенний сбор урожая, поэтому здесь и там возвышались стога соломы.

Взглянув на такую идиллию, невозможно было поверить, что здесь можно получить разрешение отправиться на войну. Облокотившись на оконную раму и проверив Дерфлингер за спиной, Сайто широко зевнул.

* * *

Глубокой ночью…

Элеонора вынула карманные часы и проверила время.

На обратной стороне холма показался замок. Поскольку вокруг него ничего не было, он казался даже больше Королевского Дворца Тристейна.

— Неужели это… — прошептал Сайто. Луиза кивнула.

Это был типичный замок. Его высокие стены по периметру были окружены крепостным рвом. За стенами возвышались многочисленные башни с коническими крышами. «Большой, роскошный, величественный, настоящий замок!» — вот как можно было сказать по поводу внешнего вида этого здания.

Сиеста, которая до сих пор спала, проснулась и, заметив замок, уставилась на него изумленным взглядом.

— Ух, ты! Потрясающе!

В этот момент крупная сова, хлопая крыльями, влетела внутрь через окно и опустилась Сайто на голову.

— Добро пожаловать домой, госпожа Элеонора, госпожа Каттлея, госпожа Луиза, — сова грациозно поклонилась.

— С-с-сова разговаривает и кланяется! Кла-ня-ет-ся! — Сиеста от изумления снова лишилась чувств. Хотя говорящая сова — это было удивительно, но это уже не привело Сайто, прибывшего из параллельного мира, в смятение. Пробыв здесь столько времени, теперь он уже не удивлялся до такой степени.

Каттлея улыбнулась.

— Трукас, где матушка?

— Хозяйка ждет всех в обеденном зале.

— А отец? — с беспокойством спросила Луиза.

— Хозяин еще не вернулся.

Ввиду отсутствия главного оппонента хозяйка Сайто состроила недовольный вид. Хотя она приехала сюда, чтобы получить разрешение отца, противящегося ее стремлению пойти на войну, пока он отсутствовал, ничего нельзя было поделать.

За крепостным рвом виднелись ворота.

Как только экипаж остановился, с установленных по обеим сторонам гигантских воротных столбов, выполненных в виде огромных статуй, раздалось лязганье цепей, удерживающих подъемный мост. Статуи были, по меньшей мере, двадцать мейлов в высоту… и хотя эти големы были исключительно принадлежностью ворот, когда они опускали подъемный мост, это было впечатляюще.

Как только, грохоча, подъемный мост до конца опустился, фургон, пересекая его, снова двинулся вперед и въехал за замковые стены.

* * *

Сайто неустанно поражался великолепию родительского дома Луизы. Это был огромный дворянский замок.

Пройдя через многочисленные комнаты, обильно уставленные роскошной мебелью, путешественники прибыли в обеденный зал. Хотя Сиеста была немедленно отправлена в комнату для сервировки блюд, Сайто, поскольку он был фамильяром Луизы, разрешили сопровождать свою хозяйку на ужин.

Нужно сказать, что ему пришлось просто ждать позади ее стула. Мальчик стоял на страже позади Луизы, разглядывая стол, который был длиной как минимум тридцать мейлов.

Хотя за столом во время ужина сидело всего четыре человека, вокруг него выстроилось, по меньшей мере, двадцать слуг.

И, несмотря на глубокую ночь, мать трех сестер, герцогиня Ла Вальер, ждала в обеденном зале, когда прибудут ее дочери.

Герцогиня, сидевшая во главе стола, окинула взглядом своих вернувшихся дочерей.

От силы этого взгляда Сайто вздрогнул. Как бы то ни было, Элеонора тоже излучала бурную ауру высокомерия, которая давила на мальчика, но мать Луизы была не менее впечатляющей. А это было всего лишь гостеприимство матери по отношению к своим дочерям.

Вероятно, она чуть старше сорока пяти лет? Однако этот возраст был предположительным на основании возраста старших дочерей, но на самом же деле она выглядела приблизительно не старше сорока. У нее был проницательный взгляд, который был полон сияющего огня. Похоже, светло-розовый цвет волос Луиза и Каттлея унаследовали от матери. Прекрасные розовые волосы герцогини были собраны в высокую прическу. Эта женщина излучала ауру, которая могла заставить людей ежеминутно выполнять обязанности слуги, и эта аура давила на Сайто.

Луиза, видимо, по этой же причине, несмотря на то, что так долго не видела матери, находилась в душевном напряжении. Похоже, девочка доверяла только Каттлее.

— Матушка, мы только что вернулись, — когда Элеонора произнесла приветствие, герцогиня Ла Вальер кивнула.

Как только все три сестры заняли свои места, пажи принесли закуски, и ужин начался.

Для Сайто, стоявшего сзади, это было время, которое, казалось, душило. Так или иначе, никто не произносил ни слова. Казалось, что по сравнению со здешними порядками обед в чопорной Академии Волшебства был веселой игрой. Единственным звуком, который эхом разносился по огромному залу, был звон серебряных вилок и ножей о столовые приборы.

Нарушив это молчание, Луиза произнесла:

— Э-э… Матушка.

Герцогиня не ответила. Вместо нее заговорила Элеонора:

— Матушка! Скажи Луизе! Этот ребенок заявляет глупости, что хочет пойти на войну!

Бам! Ударив по столу, девочка вскочила.

— Это — не глупости! Почему вступление добровольцем в армию Ее Величества — глупость?

— Разве ты не являешься девчонкой?! Оставь, пожалуйста, войну для мужчин!

— Это — старомодная точка зрения! В наше время женщины и мужчины имеют равный социальный статус! Поэтому в Академии Волшебства мы занимаемся вместе с мальчишками, и разве ты, старшая сестрица, не смогла стать ведущим исследователем Академии Науки!

Элеонора в изумлении покачала головой:

— Ты хоть знаешь, что такое — поле боя? По крайней мере, женщинам и детям, вроде тебя, там нечего делать.

— Но Ее Величество доверяет мне…

— С чего это тебе можно доверять? Тебе — Нулизе?!

Луиза кусала губы. Анриетта берет меня на поле боя, поскольку я ей необходима. Я способна управлять магией Пустоты… Но я не могу сказать об этой способности даже моим родным. Поэтому Луиза не смогла вообще ничего возразить и умолкла.

Элеонора попыталась продолжить свое поучение, но была остановлена своей матерью, которая до этого момента хранила молчание. Легко прервав свою дочь, герцогиня величаво заметила:

— Сейчас — время ужина, Элеонора.

— Н-но матушка…

— О Луизе мы поговорим завтра, когда отец вернется.

На этом дискуссия окончилась.

* * *

Сайто лежал на кровати в приготовленной для него комнате и смотрел в потолок. В этом помещении, которое, похоже, было кладовой, у стены была прислонена метла, а на кровати была брошена пыльная тряпка. Сайто снова осознал, насколько разнится социальное положение его и Луизы.

В последнее время они спали в одной кровати, пытались жить на одном чердаке и питаться с одного стола, поэтому разница в социальном положении не ощущалась…

Но когда он приехал в родной дом своей хозяйки, все прошлые отношения можно было посчитать иллюзией.

Все-таки, Луиза величественная. Богатая. К тому же, аристократка. Леди, принадлежащая к высшему дворянству.

К слову сказать, Сайто вспомнил, что они с хозяйкой не перекинулись и парой фраз с тех пор, как покинули Академию. Из-за робости перед Элеонорой Луиза вообще не могла поговорить. От поучений, вроде: «Фамильяр не разговаривает со своей госпожой», она совсем терялась и что-то мямлила в ответ.

«Я ей слегка сочувствую, — подумал Сайто. — Я ничего не могу поделать с классовой системой этого мира».

«Но… После того, как увидел этот обед и этот замок, теперь уже ничего не поделаешь, придется быть слугой?» — подумал он.

В конце концов, у него возникло ощущение, что, похоже, он с суровой непреложностью осознал разницу в социальном положении его и Луизы.

Из-за этого он чувствовал себя подавленно, и тут…

В дверь постучали.

«Кому могло понадобиться зайти в эту кладовку?» — подумал он и открыл дверь; там стояла Сиеста, которая, казалось, застенчиво улыбалась.

— Сиеста?

— Н-ну… Я не могла уснуть, вот и решила зайти в гости.

— А? Чегооо?

Пока Сайто был охвачен паникой, Сиеста уже вошла в комнату.

— Решила зайти в гости… Как ты узнала, где я?

— Я спросила слуг, где поместили мистера Сайто.

— Вот как…

Сиеста, сидя на кровати, болтала ногами. Ее лицо почему-то было красным. Когда Сайто попытался пройти мимо нее, девочка схватила его за руку и потянула вниз, усадив рядом с собой. Затем она положила голову ему на плечо, совсем как недавно в экипаже.

— Сиеста?

Услышав его вопросительный голос, она взглянула на него наивным взглядом.

— Я первый раз попала в такой великолепный замок. Он напоминает лабиринт, этот замок.

— Да, точно.

— Работники кухни в Академии рассказывали. Семья Ла Вальер входит в число пяти самых знаменитых семей Тристейна. Естественно, они живут в таком замке. Ах, и титулы, и богатства, и, вдобавок, красивое личико, — в общем, получить все, что пожелаешь… Мисс Вальер можно только позавидовать.

— Вот как?

— Именно. Даже то, что я хочу, но не могу получить, конечно, множество вещей.

И тут Сиеста посмотрела мальчику в лицо.

— И даже тебя.

— Я… я — не ее собственность. Всего лишь, фамильяр…

— Все ясно, — вздохнув, произнесла Сиеста.

— В смысле?

— Я же знаю, на кого и какими глазами ты смотришь. У меня нет никаких шансов на победу. Она богата, знатна и выглядит привлекательно… И ее отчий дом — такой большой замок… Ик.

Девочка с одиноким видом понурилась. Не понимая, все ли в порядке, если она так говорит, Сайто тоже умолк.

— Ик, ик, — послышались всхлипывания Сиесты. Похоже, она плачет?

Пока мальчик беспокоился, что ему делать, она внезапно вскочила.

— Сиеста…

— Но с другой стороны…

— А?

— Однако меня тоже не стоит недооценивать.

— Сиеста?

Похоже, ситуация изменилась. Против ожидания, что девочка, возможно, сейчас покинет комнату, рыдая: «Я отказываюсь от Сайто!» — она внезапно повернула лицо.

— Моя г-г-г-грудь, несомненно, превосходит грудь мисс Вальер! Ик!

— С-Си-Сие?..

Мелко трясясь от гнева, Сиеста продолжила говорить:

— Ч-ч-что с того, что они — дворяне? А я — служанка! Служанка! Ик!

— А-ага, я знаю.

Девочка пыталась сдержаться, но многократно икала на разные лады. Сайто заметил это ее состояние:

— Сиеста, неужели ты… пила алкоголь?

— Мне поднесли один стакан за ужином. Сказали, что я устала от долгого путешествия. Ик!

Похоже, ее лицо было красным не только из-за стеснительности, но и по причине выпитого алкоголя. Изумленный Сайто разинул рот. Сиеста впервые была пьяной.

В самом деле, она здесь была не гостьей, а служанкой, взятой для сопровождения дворянки. Чтобы ее поприветствовать, другие слуги из замка, возможно, угостили ее вином. Пьяная Сиеста с шуршанием вынула из разреза сорочки бутылку с выпивкой.

— Г-где ты эту бутылку…?

Сиеста приблизила лицо к Сайто.

— Штащила.

— П-понятно.

Девочка вытащила пробку и тут же, громко булькая, начала пить. От такого ее поведения у Сайто округлились глаза.

— Фух! — Сиеста оторвалась от бутылки. Ее лицо становилось все более и более бессмысленным.

— Эй, Сайто!

Наконец-то она стала обращаться к нему неформально.

— Д-да?

— Ты тоже выпей.

— Будем здоровы.

От ощущения, что, вероятно, протестовать будет бесполезно, Сайто вежливо взял предложенную выпивку. Он залпом хлебнул один раз, и тут же, громко выплюнул. Это — не вино. Ч-что же тогда это такое? Такой крепкий алкоголь я ни разу не пил.

— С-Сиеста. Это вовсе не ви…

— Оно штояло в кухне на штоле.

Похоже, после того, как Сиеста выпила поднесенный ей за ужином стакан вина, ее расположение духа настолько улучшилось, что она, видимо, посчитала вполне нормальным украсть бутылку алкоголя, стоящую на столе. Девочка совершенно не умела пить. Это было довольно неожиданно.

— Слушай, брать без разрешения не…

— Эй, Сайто!

— Д-да.

— В общем, пей!

— Б-будем здоровы.

От ощущения, что если он откажется, то Сиеста начнет буянить, Сайто неохотно поднял выпивку.

* * *

А тем временем…

В своей комнате средняя сестра Каттлея расчесывала Луизе волосы. Эта комната была изящной смесью ботанического сада и зоопарка.

Повсюду стояли растения в горшках, с потолка свисало множество птичьих корзин, и по всей комнате резвились щенки.

Каттлея осторожно расчесывала младшей сестре волосы.

— Луиза, малышка Луиза. У тебя красивые волосы, они прямо-таки завораживают.

— Разве у нас с тобой — не одинаковые волосы?

Каттлея прыснула.

— Все так. У нас с тобой — одинаковые волосы. Мне очень нравятся такие волосы.

Луиза поджала губы и пробубнила:

— Я думаю, это хорошо, что старшая сестрица Элеонора не унаследовала золотые волосы от отца.

— Если ее спросить об этом, будет беда. Она обидится.

— Да все в порядке. Мне не нравится старшая сестрица Элеонора.

— Вот как, почему?

— Она сварливая и злая. Совсем не такая, как ты, средняя сестричка. С самого детства она меня дразнит и придирается ко мне.

— Это потому, что ты, Луиза, такая миленькая. Настолько, что она беспокоится. Поэтому неосознанно заботится о тебе.

— Ничего подобного.

Каттлея медленным движением крепко обняла младшую сестру сзади.

— Так и есть. Все в этом доме любят тебя, малышка Луиза.

— Такие слова мне говоришь только ты…

Каттлея ненадолго зарылась лицом в волосы младшей сестры и закрыла глаза.

— В любом случае, я так рада. Поскольку я полагала, что ты сильно расстроишься…

— Почему?

— Виконт Вард. Он ведь оказался предателем, верно? Полгода назад в поместье Вардов прислали отряд Магической Стражи, и имение было конфисковано. То, что он оказался предателем, тебя, вероятно, расстроило?

Луиза покачала головой.

— Я восприняла это спокойно. Я — уже не ребенок. Не принимай ошибочно детское увлечение за любовь.

Каттлея улыбнулась, когда ее младшая сестра сказала это так решительно.

— Тебе можно доверять. Ты выросла, Луиза.

— Вот именно, — сказала девочка про себя, а потом пробурчала, чтобы прояснить ситуацию: — Я — уже не ребенок. Поэтому свои дела хочу решать сама.

— Тогда, если бы отец был против, пошла бы ты на войну без его согласия?

— Если только возможно, я хочу, чтобы он согласился. Мне хочется, чтобы все меня поняли.

— Однако, я от этой войны тоже не в восторге.

— Наша родина переживает кризис. И Принцесса… нет, Ее Величество нуждается в моих силах. Поэтому…

— Бесполезно говорить это мне. Мне трудно тебя понять, ведь твоя средняя сестричка все время безвылазно сидит в замке.

Каттлея нежно погладила Луизу по голове. Затем у нее случился приступ сильного кашля.

— Сестричка! Ты в порядке?

Луиза с обеспокоенным видом наблюдала за Каттлеей. Средняя сестра была слаба телом. Она никогда не выходила за пределы поместья Ла Вальер больше, чем на шаг.

— Тебя регулярно навещает доктор?

Каттлея кивнула.

— Вызывали докторов со всего Королевства, и хотя они бесчисленное множество раз произносили мощные заклинания Воды… Ни магия, ни иные средства не действуют на эту болезнь. Похоже, все тело не в порядке. Поскольку в большей или меньшей степени затронуты водные потоки, ничего нельзя сделать.

Причина болезни Каттлеи была неизвестна. Если какой-либо орган тела был не в порядке, как только с помощью лекарств и магии брали контроль над ситуацией, тут же подавал сигнал тревоги другой орган. В итоге это все повторялось снова и снова, из-за чего доктора, в конце концов, опускали руки. Сейчас девушке были необходимы различные заклинания и лекарства, чтобы облегчать течение болезни.

Несмотря на все это, Каттлея все равно улыбалась. Луизе стало жалко свою среднюю сестру. Девушка не могла поступить в Академию Волшебства, хотя умела пользоваться магией. Также, хоть она и была такой красивой, она не могла выйти замуж.

— Ну-ну, не нужно делать такое лицо. Ведь мне здесь каждый день живется довольно весело. Гляди!

Каттлея указала на птичью клетку.

Внутри сидел дрозд. На одном из его крыльев была небольшая повязка.

— Смотри, это тот самый птенец, о котором я уже говорила в экипаже. Я подобрала его недавно.

— Ух, какая лапочка.

— Когда я проезжала по дороге, он изо всех сил жаловался мне: «Крылышко болит, очень болит». Услышав его голос, я остановила экипаж и подобрала его.

Похоже, Каттлея смогла расслышать в птичьем гомоне, переполняющем лес, крик дрозда с поврежденным крылом, и остановила экипаж.

— Средняя сестричка, ты великолепна! Ты понимаешь, о чем говорят птицы!

— А разве тебе не кажется, что ты можешь понять, о чем думает твой фамильяр? Полагаю, эти две ситуации выглядят похожими, не так ли?

Каттлея улыбнулась. Щеки Луизы покраснели. Я совершенно не понимаю, о чем думает Сайто. Может, это потому, что он — человек?

— Но я тебя понимаю. И с этим птенцом все почти так же, — сказала Каттлея, указывая на дрозда.

— Правда?

— Да. Я рада, что ты уже достигла возраста, когда по-настоящему влюбляются.

Все лицо Луизы, включая уши, стало пунцовым.

— О чем ты говоришь?! И вовсе я не влюбилась!

— Бесполезно скрывать это от меня. Я все понимаю.

— Не влюбилась я! Правда!

Сгорая от стыда, Луиза, которая, казалось, сейчас расплачется, энергично замотала головой.

— Я все понимаю, так что незачем так волноваться. Ну что, поспим вместе после такой долгой разлуки?

Все еще краснея, младшая сестра кивнула, закусив губу.

* * *

Луиза, сняв с себя всю одежду и надев только ночную рубашку, лежа на мягкой постели, придвинулась ближе к своей средней сестре. Каттлея, тоже одетая в ночную рубашку, крепко обняла свою младшую сестру, как котенка.

Та спрятала лицо у девушки на груди и глубоко вздохнула.

— Что такое, Луиза?

— Ничего.

— Скажи мне.

После слов Каттлеи Луиза с трудом пробормотала:

— Интересно, вырастут ли мои такими же большими, как у тебя.

Девушка, фыркнув, расхохоталась. Затем, вытянув руки, она ощупала грудь Луизы.

Девочка взвизгнула. Не обращая внимания на ее крики, Каттлея продолжала свои действия.

— Все в порядке. Не волнуйся. Скоро они вырастут большими.

— Правда?

— Да. Когда я была в таком возрасте, как ты, я тоже была почти такой же.

Луиза покопалась в памяти. Каттлее, если я не ошибаюсь, сейчас — двадцать четыре года, значит… шестнадцать ей было восемь лет назад. А мне было восемь. Какой была Каттлея тогда? В любом случае, я была слишком маленькая, поэтому не могу точно все вспомнить.

Я припоминаю, что в то время я тоже засыпала в объятьях Каттлеи, и это было приятно, как и сейчас. Из-за своего одиночества я не могла в одиночку заснуть. Притащив подушку, я укладывалась спать в кровати Каттлеи, слушая ее сказки, вдыхала аромат ее тела… моя душа успокаивалась, и я могла заснуть.

В объятиях средней сестры глаза Луизы сами собой закрылись…

Разные мысли начали приходить ей в голову.

Анриетта.

Война с Альбионом.

Возможная гибель.

Она вернулась в отчий дом, чтобы получить разрешение на то, что, возможно, приведет к ее смерти, иными словами, она взвалила себе на плечи трудное тяжелое бремя.

Сегодня день за днем ей приходилось думать о серьезных и важных вещах. Размышляя об этом, Луиза, непонятно почему, вспомнила о своем фамильяре, и ее щеки зарделись. К слову сказать, сегодня они практически и не разговаривали. Похоже, из-за того, что Элеонора ругала ее, они не смогли поговорить. Только Луиза начала раздумывать, что же ей делать, и сон как рукой сняло.

От всех этих мыслей она стала беспокойно ворочаться и…

— Что такое? Не можешь заснуть?

— Д-да… — смущенно пробормотала Луиза.

— Хи-хи-хи. Уже не можешь уснуть даже рядом со мной. О ком-то думаешь, малышка?

— Н-не думаю я ни о ком! Честно!

— Случайно, не о том мальчике, с которым ты приехала?

— Ничего подобного! Он — всего лишь фамильяр! Вовсе я не люблю его!

— Ай-ай. Я и не говорила, что ты кого-то любишь.

Луиза натянула на себя одеяло.

— Сестричка, я тебя ненавижу.

— Ох, нет, теперь меня уже ненавидят, — Каттлея весело рассмеялась. — Но все в порядке. Наоборот, это проблематично, если ребенок не может заснуть, ведь не всегда он будет со своей сестрой.

— У-у-у… — проворчала Луиза.

— Удачи тебе. В том месте, где ты будешь собой.

* * *

Луиза, закутавшись с головой в одеяло, шлепая ногами, шла по коридору. Когда она спросила у проходившего мимо слуги, тот объяснил, где находится кладовка, в которой разместили Сайто. Она располагалась в конце коридора, где были комнаты для гостей, и в ней обычно хранили принадлежности, необходимые для проведения уборки.

Обнаружив цель своего поиска, Луиза сделала глубокий вдох. «Нет, я пришла не потому, что хочу его увидеть, — попыталась она убедить саму себя. — Я — маг. Если фамильяра нет рядом, мне всего лишь становится неспокойно. Именно это — правда. Мы сегодня весь день не разговаривали. Я думаю, что если с фамильяром не поговорить хоть немного, он опечалится».

— Именно это — правда, — бормоча так, Луиза, лицо которой снова стало пунцовым, отворила дверь кладовки.

Но когда она вошла в комнату, там на кровати сидела Сиеста.

— А-а. Мисс Вальер.

Ее щеки из-за выпитого алкоголя были пунцовыми. А в руке она держала бутылку с выпивкой.

— Ч-ч-что ты здесь делаешь? — спросила Луиза, сбитая с толку.

— Пришла сюда только, чтобы поразвлечься, — тут же ответила Сиеста.

Позади кровати виднелась фигура Сайто. Он громко храпел. Похоже, он напился, свалился и беспробудно уснул.

— Возвращайся в свою комнату, — сказала Луиза исполненным достоинства тоном.

— Но это — не комната мисс Вальер, — тут же возразила Сиеста.

— Это — мой дом.

Луиза упрямо уставилась на свою соперницу. Обе размышляли, что им дальше делать. Создавалось такое впечатление, что закипает жгучая ярость.

Похоже, выпив алкоголя, Сиеста чувствовала прилив душевных сил. Поэтому, несмотря на поведение в последнее время, она бросала вызов Луизе. Без страха и смущения, она объявила своей сопернице:

— Я — служанка, нанятая Академией. Меня нанимали не для мисс Вальер. В общем, у нас сейчас есть свободное время. И как мы желаем его провести — это наше дело. Пожалуйста, не вмешивайтесь.

Разговор не получился. Луиза бесцеремонно подошла к кровати и попыталась потащить спящего Сайто за лодыжку. Тогда Сиеста схватила его за другую ногу.

— Отстань!

— Не отстану!

— К твоему сведению, вот этот тип — мой фамильяр. Другими словами, он принадлежит мне.

Сиеста уставилась на Луизу с нескрываемой враждебностью. Похоже, у нее и в намерениях не было выслушивать, что говорит ее соперница.

— …Собираешься перечить дворянке?

Атмосфера в комнате накалилась.

Сиеста отхлебнула из бутылки.

После чего тихо пробормотала:

— Дворяне, дворяне, дворяне, везде — дворяне, заткнулась бы ты.

— А-а? Ах, ты, г-г-грубиянка…

Когда Луиза это выкрикнула… Сиеста резко приблизила свое лицо к сопернице.

— Ты ведь любишь его? Одним словом, ревнуешь, не так ли? Несмотря на то, что дворянка… Как забавно!

— Че-че…

В ту же секунду вся решимость покинула Луизу, и она запаниковала.

— Признаешься, что влюблена? Признаешься, что ревнуешь ко мне? Тогда сегодня, и только сегодня, сможешь его забрать.

Сиеста нависла над своей соперницей.

— А, ау-у… У-у… — краснея, мямлила Луиза.

— Что? Не можешь ничего сказать? Трусиха.

— У-у…

Полностью подавленная аргументами на удивление могущественной Сиесты, Луиза отступила.

— Но самое главное то, что Сайто…

— Ч-что?! Что еще, что?!

— Ему нравятся девчонки с большой грудью.

Это окончательно добило Луизу, и она не смогла выдавить ни слова.

— Я всегда так думала. Тут вообще груди нет.

Сиеста потыкала в грудь Луизы.

— Н-нормальная грудь.

— Это же доска, не так ли? Под каким углом не взгляни, одно слово — доска!

— Уууу, — Луиза была близка к тому, чтобы расплакаться. Она вспомнила то, на что всегда пялился Сайто. Разве взгляд этого тупого фамильяра не старался нырнуть в чье-нибудь декольте при любом удобном случае?

— Сайто всегда это говорил. В мисс Вальер не разглядишь девицу, поскольку она — плоскогрудая.

Под действием алкоголя Сиеста выпалила эту нелепую фразу.

Отчаянно кусая губы, Луиза выскочила из комнаты.

Убедившись, что соперница ушла, Сиеста легла рядом с храпящим Сайто и засопела во сне.

* * *

При виде чуть не плачущей младшей сестры, вернувшейся в ее комнату, на лице Каттлеи отразилось удивление.

— Ох, в чем дело, Луиза? Что случилось?

— Фу-э-э… — девочка бросилась Каттлее на грудь.

— Ну-ну, все хорошо… Почему ты плачешь?

Однако, Луиза только продолжала всхлипывать, не обращая внимания.

Каттлея протяжно вздохнула.

Совсем как в прежние времена, она продолжала нежно гладить вцепившуюся в нее плачущую младшую сестру по голове, пока девочка не уснула.

* * *

Продрав глаза, Сайто сильно удивился. Ведь рядом с ним спала Сиеста. «У-ух, ух-н», — стонала она во сне как будто от боли.

«Почему это она рядом со мной…?» — засомневался мальчик, но, заметив бутылку из-под алкоголя, валявшуюся на полу, он все вспомнил.

— О нет, ведь она, уже во хмелю, внезапно вторглась ко мне…

Она заставила меня выпить крепкий, неразбавленный ликер, и я свалился.

— Сиеста. Сиеста, — он легко пошлепал ее по щекам.

Однако она не проснулась. «У-ух, угу-у, мгу-у», — из-за вылетающих из ее груди звуков, похожих на стоны, Сайто был в замешательстве. На девочке была надета сорочка, которая, похоже, не подходила по размеру. Наверное, Сиеста позаимствовала ее у кого-нибудь в замке? В самом деле, если она, будучи во хмелю, надела сорочку, которая не подходит по размеру, ей, вероятно, совсем плохо. Сайто ослабил девочке ворот.

После этого Сиеста открыла свои красивые глаза. Мальчик в смущении отдернул руку от ее сорочки.

— Ха-а… Уа-ах… Доброе утро… — пробормотала девочка с полусонным лицом, которое, в одно мгновение залилось краской, как только она поняла ситуацию, в которой находилась.

— С-Сайто, почему? Это!.. Я!..

«Погодите, ведь эта персона, до такой степени напившись и вторгшись в чужую комнату, начала здесь буянить», — размышляя об этом, мальчик кисло улыбнулся.

— Нуу, прошлой ночью ты напилась, и… — как только он произнес это, лицо Сиесты покраснело еще сильнее.

— Как? Я напилась?

— Да. Смотри! — Сайто показал на бутылку из-под выпивки, валявшуюся на полу. — Ты принесла ее, а потом хлебала из нее.

— Я что, пила алкоголь…?!!!!

— Н-ну, да…

— Я припоминаю, что за ужином я выпила вина. Всего-то один стакан, но, похоже, и этого оказалось слишком много. А-а, что же делать…?

Ее волнение удивила Сайто.

— Сиеста?

— Я… я… Это…

— У-угу.

— Похоже, это потому, что я, это, совсем не умею пить, — отвернувшись, пробормотала Сиеста. Выглядело так, что она чувствовала себя неловко.

На самом деле, Сайто сам тогда соглашался с ее фразами: «Ты тоже выпей». Вероятно, у этой служанки такая натура, которая буйствует во хмелю.

— После того, как я выпила тот стакан вина, я ничего не помню. Сайто, я какие-нибудь грубые выходки…?

— Нет, практически… — он покачал головой.

В этот момент… В коридоре послышался топот, как будто кто-то бежит. Бам! Дверь с грохотом распахнулась. В комнату влетела одна из горничных замка.

— Ч-ч-что такое?! — воскликнул Сайто.

— С дороги! Хозяин прибыл! Если не надраим все до блеска… — прокричала она и, прихватив принадлежности для уборки, выбежала. Один за другим забегали слуги, и выскакивали в коридор, унося с собой то швабру, то ведро с мастикой. В конце концов, это была кладовка. Хотя сюда, вероятно, складывали редко используемые принадлежности, однако в связи с возвращением хозяина поместья, похоже, все стало иначе.

Хозяин поместья? Сиеста и Сайто поглядели друг на друга.

Это означало, что вернулся отец Луизы.

</

Оставить комментарий