Том 6. Глава 4: Командир Гиш и кадет Маликорн

Опция "Закладки" ()

Каждый студент, записавшийся в Королевскую армию через государственного вербовщика, который приходил в Академию Волшебства, примерно за два месяца проходил тренировку, а затем назначался в различные военные части.

Армия Тристейна включала три крупные подразделения.

Во-первых, Королевская армия, Верховным Главнокомандующим которой непосредственно является монарх, правящий в текущий момент. Эта армия состоит из отрядов прельстившихся на золото наемников, которыми командуют офицеры и генералы, принадлежащие к придворной аристократии. Офицеры из числа студентов, такие, как Гиш, в основном назначаются в эту Королевскую армию или в Воздушный флот, о котором будет рассказано позднее.

Далее следует Национальная армия, также именуемая Армией принцев, в которую крупные поместные лорды набирают людей из своих владений. Дворяне, получившие поместья от Короля, следуя данной ими клятве, собирали армию. Именно в такую армию Кардинал собирался назначить отца Луизы, герцога Ла Вальер.

Национальная армия, составленная из солдат, которые изначально были крестьянами, значительно уступала Королевской армии, составленной из наемников. Как правило, Национальная армия не участвовала в военных походах за пределы Королевства, однако ввиду малочисленности Королевской армии было решено пойти и на это. Существовало много поместных дворян, которые, подобно отцу Луизы, герцогу Ла Вальеру, были против этой войны, поэтому отказывались посылать своих вассалов в армию.

Более того, для осуществления нынешнего военного похода половину Национальной армии составлял обоз… иными словами, было решено, что они послужат как отряды сопровождения.

Третье подразделение — Воздушный и Морской флот.

Сюда были включены боевые суда, способные парить в небе и ходить по воде.

Это было подразделение, которое, можно так сказать, несомненно, являлось миниатюрной копией феодальной системы с капитаном во главе, который, обладая абсолютной властью в пределах боевого корабля, управлял офицерами-дворянами, а те, в свою очередь, командовали многочисленными матросами. Нужно сказать, что все матросы были специалистами разных направлений, что было необходимо для управления судном. В отличие от сухопутной армии, на флоте было недостаточно просто собрать большое количество людей, а были важны опыт и ежедневная практика бойцов.

* * *

Гиш, которого было решено приписать запасным офицером к Королевской армии, прибыл в военный тренировочный лагерь, расположенный на Марсовом поле в Тристании, столице Тристейна, на следующий день после возвращения Луизы и ее спутников в поместье Ла Вальер.

Полк Роша, полк Ла-Шене, Наваррский полк… Знамена полков, в мирное время развевавшиеся в садах особняков полковых командиров, сегодня были собраны в лагере на Марсовом поле.

Держа в одной руке рекомендательное письмо, написанное офицером-инструктором, Гиш бродил по лагерю, где скучились двенадцать полков Королевской армии — двадцать тысяч солдат.

Подразделение Королевской армии, к которому он был приписан по решению командования, называлось Отдельным Батальоном де Винью. Это было подразделение, о котором Гиш еще не слышал, но он был горд, поскольку это было его боевое крещение.

Совсем недавно он виделся со своим отцом, маршалом Королевской армии. Тот всю свою жизнь посвятил военной деятельности, и при выходе в отставку заслужил быть маршалом. Престарелый родитель, который был крайне раздосадован, что не может участвовать в этой войне, ободрил Гиша:

— Не жизнь береги, а доброе имя, — сказал ему отец, безупречный воин, провожая сына в путь. Все три его брата тоже уходили на войну. Самый старший из братьев командовал армией семьи де Грамон. Второй брат был капитаном воздушного корабля. Третий был офицером в Королевской армии.

А сам Гиш… стал одним из офицеров, отвечающих за Отдельный Батальон де Винью. Однако он никак не мог отыскать нужное подразделение. Внешний вид батальонного знамени был изображен на рекомендательном письме, но такого флага нигде не было видно.

Поскольку выхода не было, Гиш попытался обратиться с вопросом к бородатому офицеру устрашающего вида:

— Где может располагаться Отдельный Батальон де Винью?

Офицер начал отчитывать мальчика, что тот уже не знает, как найти дорогу обратно в свое подразделение.

— Я только сегодня прислан — объяснил Гиш, и тогда мужчина с некоторым пренебрежением оглядел его с ног до головы и, наконец, спросил:

— Офицер из студентов?

— Д-да! Так точно!

Он, как был обучен, по-армейски отдал честь, и тут же получил по макушке.

— Слушай, студент. На поле боя, даже если ты скажешь, что не знаешь, где твой отряд, никто тебе не скажет.

Потом офицер сказал: «Там», и указал на какой-то невзрачный закоулок учебного лагеря.

То было неудобное место, расположенное сбоку от казарм и палимое солнцем.

Прислонившись к стене казармы, солдаты разглядывали небо с абсолютной апатией. Гиш был потрясен тем, что некоторые даже пили спиртное.

Приглядевшись внимательнее, он отметил, что здесь были исключительно воины-ветераны и субъекты, в которых не наблюдалось никакого рвения. Совершенно безжизненное подразделение.

— Н-не может быть, это и есть…

В панике он спросил одного из солдат:

— Э-эй, боец.

— Чем могу служить?

Старый наемник, который, казалось, с трудом удерживает пику, поднялся.

— Здесь находится Отдельный Батальон де Винью?

— Все так.

Гиш застыл на месте, как будто его огрели по голове обухом.

Хотя это — мой славный первый поход, но подразделение, к которому меня приписали, сплошь состоит из ветеранов и всякого отребья, у которых не видно никакого рвения. Другими словами, это — сборное подразделение, выставленное для создания массовости.

Вероятно, именно по этой причине батальон назывался Отдельным и не был приписан ни к одному из полков. Короче говоря, ни один полковой командир не захотел нести ответственность за этот батальон.

— Кто командир батальона и где он находится? — на вопрос Гиша старый наемник указал на один из углов этого закоулка. Там стоял, опираясь на трость, немощный седой старик. Рядом с ним находился молодой толстый дворянин с отличительным знаком штабного офицера на плече. Похоже, это и был штаб батальона.

То — командир батальона… Старик выглядел так, что даже если снаряды и пули его минут, его сердце остановится от одного лишь шума атаки. «Вот несчастье свалилось на мою голову»,— подумал Гиш, впадая в уныние. И все же он приблизился к ним, чтобы представиться по случаю назначения.

— Запасной офицер Гиш де Грамон, прибыл, чтобы занять новую должность!

— А-а? Что?! Что там такое?! — трясясь, переспросил командир Батальона де Винью. Похоже, у него был плохой слух.

— Я — Гиш де Грамон! Меня назначили в этот отряд запасным офицером! Жду разрешения занять новую должность! — проорал Гиш ему в ухо в качестве последнего средства.

— А-а, вот как?! Время обеда?! Ведь нельзя сражаться на пустой желудок! Ты тоже давай, присоединяйся!

Сдавшись, Гиш кивнул. Тут штабной офицер прошептал что-то командиру на ухо.

— Что-что?! Пополнение?! Почему сразу не сказал?!

Потому, что именно это и говорил. Гиш был удручен.

— С-с-стройсь!

Немощный командир батальона повысил голос. Вяло и лениво двигаясь, солдаты собрались.

— Нового командира роты! П-п-представляю!

Как? Командир роты?

Пока Гиш стоял с огорошенным видом, командир батальона продолжил:

— Э-э, назначенный в наш прославленный Отдельный Стрелковый Батальон де Винью… Имя!

— Гиш де Грамон!

— Э-э, мистеру Гранделю доверяю вторую роту! Поэтому вторая рота будет теперь называться ротой Гранделя! Отдать честь командиру роты!

Солдаты из упомянутого подразделения лениво отсалютовали. Стоит ли сказать, что он перепутал имя? Но взамен этого я стал командиром роты? Это невозможно!

— По-постойте, мистер начальник! Ведь я — офицер из студентов! Так внезапно стать командиром роты!

Получить такую должность означало командовать подразделением, включающим сотню солдат. Ему это никогда не осилить.

Однако командир батальона, трясясь от старости, положил Гишу руку на плечо.

— Один ротный сегодня утром дезертировал. Мы просили подыскать преемника.

Командир роты дезертировал? Проблемный батальон.

— Но, возможно, есть старшие офицеры!

— А-а, кроме меня, этого штабного офицера и других ротных в этом батальоне дворян нет. Значит, черт побери, кроме тебя кандидатур нет. Добро пожаловать, ротный.

Гиш слышал, что в Королевской армии не хватает офицеров, но чтобы настолько… Его лицо побледнело.

Отдельный Стрелковый Батальон де Винью был подразделением, включающим около трехсот пятидесяти бойцов. Он делился на три роты. Две из них были ротами стрелков. И одна — рота прикрытия с короткими пиками. Сразу после прибытия к месту службы Гиш по решению командира был назначен начальником одной из этих стрелковых рот. Хоть это и был стрелковый батальон, на вооружении находились только древние аркебузы. Оружия нового типа — мушкетов — не наблюдалось.

Еще и стрелковый батальон… Гиш схватился за голову. В курсе подготовки их совершенно не обучали навыкам пользования огнестрельным оружием. Нельзя сказать, что двухмесячная сверхускоренная подготовка была бессмысленной… Тем не менее, было бы куда приятнее, если бы им предварительно объяснили, к подразделению какого рода войск они приписаны.

Гиш слышал об ужасном беспорядке в Королевской армии, в которую набиралось большое количество наемников, несмотря на нехватку офицеров… но чтобы до такой степени.

Пока он страдал от всех этих проблем, к нему приблизился смышленый на вид мужчина средних лет. У воина на плече была аркебуза с укороченным стволом, а на поясе висел кинжал. Мужчина носил стальной шлем и куртку из толстой кожи, к которой был приклепан железный нагрудник.

— Сердечный поклон, ротный.

— П-приветствую. А вы кто?

— Никола, сержант во вверенной вам роте. Притворяюсь, что выполняю обязанности адъютанта, с вашего разрешения.

«Притворяюсь», — вероятно, это было сказано из скромности. Лицо у мужчины было загорелым, а лоб пересекала резаная рана. Сразу было видно, что этот сержант очень долго пробыл на военной службе. Без сомнения, он, фактически выполняя обязанности младшего офицера, руководит ротой.

— Да-а, вот невезение, — пробормотал Гишу сержант-наемник, который по возрасту достиг и обошел его отца. — Только что прибыл, и тут же назначен командиром роты. С виду ты все еще школяр?

— Д-да, — Гиш кивнул.

— Ну, поэтому я и мои друзья присмотрим за ротой. Так что если будут какие-то трудности, обращайся к нам.

После этих слов опытного сержанта-наемника Гиш почувствовал некоторое облегчение.

В отдалении протрубил горн. Чтобы построить солдат, командиры рот начали окликать их громкими голосами. С этого момента Главнокомандующий войск вторжения в Альбион, генерал Оливье де Пуатье начал давать указания. После того, как генерал произвел осмотр войск, собранные в данном военном лагере подразделения отправились в Ла-Рошель. Там они погрузятся на суда и отправятся к парящему в небе острову Альбион.

* * *

Итак, в это же самое время…

Порт Ла-Рошель, место дислокации главного флота Военно-Воздушных Сил Тристейна.

В армаде, покачивающейся в ветвях гигантского дерева… древнего высохшего Мирового Дерева, которое использовалось в качестве порта, полным ходом велось окончательное оснащение кораблей и их укомплектование офицерами и матросами.

Стоя у корней Мирового Дерева, Маликорн, назначенный кадетом и намеревавшийся сесть на военный корабль, ошеломленно задрав голову, смотрел вверх.

Пришвартованные к ветвям гигантского Мирового Дерева несколько десятков парусных военных кораблей — главные силы Воздушного флота Королевства — были ничем иным, кроме как величественным зрелищем.

— Вот это даааа… — Маликорн, разинув рот, смотрел в небо, и тут кто-то отпихнул его.

— Ч-что происходит! — когда он заорал это, какой-то загорелый мужчина пристально уставился на него. Он не носил плаща, а значит, не был дворянином. Осознав, что его оттолкнул простолюдин, Маликорн пришел в ярость.

— Г-грубиян! Как ты смеешь толкать дворянина?!

Моряк пристально глядел на него. Догадавшись, что Маликорн является всего лишь кадетом, человек весело улыбнулся, но в этой улыбке было что-то скрыто.

— Слушай, дворянчик. Здесь все иначе, чем в вашем развращенном мире. Поскольку я собираюсь разъяснить тебе порядок вещей в Воздушном флоте, раскрой шире уши, слушай внимательно и заруби себе на носу.

— А? Чего?

Похоже, в Воздушном флоте, даже если ты — дворянин, бахвальство не приветствовалось. Маликорн и представить себе не мог, что простолюдин может быть важнее дворянина из-за своих навыков.

— Первое лицо — капитан! Он на корабле — самый главный! Следующий — старший помощник капитана! Он назначается из самых старших офицеров! Штурман, старший боцман, главный канонир, боцман, главный кок… и далее — младшие офицеры! Что касается меня, то я являюсь офицером штурманской службы! В Воздушном флоте даже простолюдины могут стать офицерами за усердие и выдающиеся заслуги!

«Вот оно как», — глаза Маликорна расширились. Подразделение армии, в которой для простолюдинов существует возможность стать вышестоящим должностным лицом… Это и есть Воздушный флот.

— Итак, далее следуют унтер-офицеры! И только после них — кадеты, вроде тебя! Вы на судне — просто бесполезные существа, вроде червяков! Запомни это!

Маликорн вскочил и отдал честь.

— В-вас понял!

— Ну и напоследок, для поднятия боевого духа! Стисни зубы!

Маликорн, все еще стоявший по стойке смирно, был награжден крепкой затрещиной.

— Отлично, отправляйся! Бегом! Дубина! Если кадет станет прогуливаться по военному кораблю, его отлупят!

Маликорн опрометью убежал.

* * *

Найденное им, в конце концов, судно приписки носило имя «Грозный»; это был величественный линейный корабль длиной около семидесяти мейлов, несший сорок восемь пушек по каждому борту. Это было судно новой постройки, оснащение которого было закончено всего лишь месяц назад.

Когда Маликорн, взбираясь по сходням, намеревался подняться на борт корабля, пришвартованного к ветви, он был остановлен офицером, стоявшим на входе:

— Эй! Ты! Куда это ты собрался?!

Мальчик в панике отсалютовал:

— Кадет Маликорн де Гранпре! С сегодняшнего дня заступаю на новый пост!

— Я — лейтенант Моранжу, начальник вахты.

Это был офицер дворянского происхождения, носивший плащ. У входа на корабль он производил проверку офицеров и солдат, поднимавшихся на борт. Для Маликорна было облегчением узнать, что этот человек был дворянином. Похоже, простолюдинов среди офицеров немного.

Оглядев тучное тело мальчика с головы до пят, офицер спросил:

— Из багажа у тебя только это?

Маликорн поднял сумку, свисавшую с руки.

— Именно так, — после того, как он ответил, лейтенант нахмурился. Немного подумав, мальчик понял, что допустил ошибку. В армии не существует ответов такого стиля. Особенно в Воздушном флоте.

— Так точно! Господин лейтенант! — отсалютовал он. Ему тут же указали, что он не так отвечает и неверно отдает честь.

— В Воздушных Силах «господин» не говорят. Эй, юнга!

К ним приблизился малолетний солдат и отдал честь.

— Он прислуживает таким кадетам, как ты. Если чего-то не понимаешь, спрашивай. Отведи его в каюту для офицеров-стажеров.

Последнее было обращено к юнге.

— Я понесу вашу сумку, кадет. Ах да, меня зовут Джулиан.

Маликорн отдал ему свою сумку. Юнга был моложе его. Черноволосый мальчишка лет четырнадцати-пятнадцати.

— Кадет, а вы откуда?

— Из Академии Волшебства.

Когда он это ответил, лицо юнги просияло.

— Что такое?

— Ведь там служит моя старшая сестра. Ее зовут Сиеста… Вы ее, случайно, не знаете?

Маликорн помотал головой. В Академии работало много простолюдинов. Он неплохо помнил лица, но имена каждого из них в памяти не отложились.

— И то верно. Дворянину ни к чему помнить имена всех слуг.

Проводив Маликорна в каюту офицеров-стажеров, Джулиан умчался. Похоже, на юнгу была взвалена целая гора работы.

В каюте находилось еще трое таких же кадетов, как Маликорн. Более того, один из них тоже был студентом Академии Волшебства. Он учился в старшем классе, поэтому мальчик поклонился ему. Это был юноша-гроза девичьих сердец с грубоватой внешностью. На его лице с густыми бровями и пухлыми губами сияла улыбка.

— Я — Стикс. А ты?

— Маликорн, — когда он представился, старший товарищ спросил, не учится ли он случайно в одном классе с Кирхе. Мальчик кивнул, ворча под нос, что если вспомнить еще недавнего юнгу, то разговоры на тему Академии продолжаются.

— В прошлом, немного, ну, были с ней друзьями, — Стикс выглядел смущенным. Если присмотреться, у него на лбу можно было заметить следы ожогов. «Что же это у них было за знакомство?» — подумал Маликорн, но спросить не мог, ведь перед ним был старшеклассник. Если с этой раной были связаны позорные воспоминания, он мог бы рассердиться.

Стикс твердо сел на свое прежнее место.

— Итак, господа.

Когда вошел Маликорн, в каюте офицеров-стажеров, похоже, проводилось какое-то важное собрание. Все кадеты, подвинувшись ближе, наклонились к Стиксу. Кажется, они о чем-то шептались. Только что прибывшему Маликорну тоже предложили стул, и он сел.

Стикс серьезно взглянул ему в лицо.

— Будет дурно с нашей стороны не объяснить все новичку. Мистер Маликорн, этот корабль имеет на борту нечто чудовищно взрывоопасное.

— Взрывоопасное? — мальчик нервно сглотнул и уставился на своего старшего товарища.

— Именно так.

— Это — новый тип пороха? Или новое оружие? — дрожа, спросил Маликорн. Новый порох с более мощным сгоранием? Или, может быть, новое, сложное в управлении, оружие? В любом случае, похоже, надо не зевать и держать ухо востро.

— Нет, кое-что другое, — прошептал Стикс.

— Тогда… что же это?

— Человек.

— Человек?

Стикс нахмурился и пробормотал:

— Да. На борту этого корабля есть враг.

— То есть, на корабле предатель? — Маликорн невольно повысил голос.

— Тс-с! Он пока не предал, но… вероятность, похоже, не так уж мала. Я так думаю. Хотя, выглядит так, что и среди старших офицеров многие думают так же.

— Так кто же это?

Стикс кивнул.

— Ну что же, не сходить ли нам, чтобы показать эту обосновавшуюся на корабле крысу нашему новому товарищу?

— Согласен.

— Ага.

Итак, было решено пойти, чтобы Маликорн посмотрел на это «нечто чудовищно взрывоопасное».

Когда он прошел на ют, там находился капитан, который что-то обсуждал с высоким офицером дворянского происхождения. Увидев капитана, Маликорн почувствовал себя в напряжении. Это был крепкий мужчина средних лет с красивой бородой. Поскольку он являлся капитаном военного линейного корабля, то принадлежал к высшей элите. Похоже, внутренне он тоже был способен подобающим образом сказать: «Смогу!», как это отражала его внешность. Однако выглядело так, что мужчина, которого кадеты назвали «нечто чудовищно взрывоопасное», был способен аргументировано загнать капитана в угол.

— Таким образом, это, возможно, приведет к гибели корабля. Ходить на судне в облаках — это всегда опасность, сопряженная с риском, — произнес сильным уверенным голосом с альбионским акцентом стоявший рядом с капитаном мужественный дворянин, находящийся в самом расцвете сил. Его собеседник смущенно опустил голову.

Услышав этот голос, Маликорн подскочил так, словно его позвоночник сжали раскаленными клещами.

Альбионский акцент? Это — враг, не так ли?!

Стикс скрытно прошептал на ухо Маликорну:

— Видишь? Его зовут Генри Бовуд. Вне всякого сомнения, он — чистокровный альбионец.

— Как такое может быть? Почему на борту человек из вражеской страны?

— Позволь, я объясню тебе, что он делал в битве при Тарбе. Он, на том гигантском корабле… Ты же о нем знаешь? Носивший имя «Лексингтон».

— Огромный военный линейный корабль, который потерпел крушение из-за чудесного света, исходившего от нашей армии, верно?

Причина гибели альбионского флота была принята под названием «чудесный свет». Разумеется, немногие знали о его истинной сущности.

— Этот мужчина был капитаном того «Лексингтона».

— Чт…! — Маликорн, похоже, решил прикусить язык.

— Наша армия приняла на службу несколько взятых в плен офицеров альбионского Воздушного флота, которые способны пилотировать в воздушном пространстве этого острова. Говорят, что старались ограничиться только людьми, которые выражают недовольство нынешним правительством Альбиона, но… как можно доверять подобным людям?

— Именно так. Садиться на один корабль с прежними врагами.

— Однако, наш Воздушный флот, похоже, решил использовать этих людей. Другими словами… мы не можем им доверять, — с досадой пробурчал Стикс. После этих слов один из кадетов униженно произнес:

— Как будто хотят сказать, что от нас в бою никакого толку.

В этот момент капитан заметил кадетов и рукой сделал им знак подойти.

— Все вы, поздоровайтесь. Это — мистер Бовуд. Он у нас на судне служит офицером-инструктором. Мистер, это — желторотики нашего флота.

Бовуд улыбнулся и протянул руку. Маликорн почувствовал, как в нем закипает гнев.

Он ведь — враг, не так ли?

Просить содействия у врага, если мы не уверены в собственных навигаторских способностях, вероятно, — невиданное дело. И, хуже того, кадеты должны по собственному почину склонить перед ним голову?

Выражение лица капитана изменилось.

— Слушайте, вы… Мистер Бовуд родом из вражеской страны, но сейчас он принят на службу в нашу армию. Кроме того, он — несомненно, человек благородного происхождения. Я не допущу, чтобы к нему относились невежливо.

После такого выговора капитана кадеты неохотно отдали честь.

Бовуд развел руками и ушел на главную палубу.

— Инструктор! — обеспокоенный капитан бросился за ним. Если утверждается, что его собеседник был таким способным человеком, то в таком случае капитан служит для всей команды плохим примером.

Стикс тихо прошептал другим кадетам:

— У меня есть план, как обезвредить этого человека.

— Что за план?

— Ну, во время боя на борту будет полная неразбериха.

— Да, наверное, — согласился Маликорн.

— И возможно, прилетевшая от нас пуля покончит с ним.

После слов Стикса вся компания напряглась. Он предлагал застрелить Бовуда в гуще сражения.

</

Оставить комментарий