Том 6. Глава 6: Вылет

Опция "Закладки" ()

Конец года, первая неделя месяца, называемого Вин. День, носящий имя Ман, вошел в историю Халкегинии.

Вчера состоялось затмение Лун-Близнецов, висевших в небе, а сегодня летающий остров Альбион наиболее приблизился к континенту Халкегинии, поэтому объединенная армия Тристейна и Германии численностью шестьдесят тысяч солдат, погруженная на большой флот, отправлялась из Ла-Рошели, чтобы вторгнуться в Белую Страну.

У Тристейна и Германии в сумме насчитывалось пятьсот кораблей. Только шестьдесят из них были боевыми, остальные были галеонами, транспортирующими солдат и припасы.

Королева Анриетта и Кардинал Мазарини, стоя на причале на вершине Мирового Дерева в порту Ла-Рошель, провожали отбывающий флот.

Отдав швартовы, корабли одновременно поднялись в небо, и это зрелище можно было назвать действительно величественным.

— Да-а, выглядят, как семена, которые кружатся в порывах ветра, — высказал свое впечатление Кардинал.

— Семена, которые перекрасят летающий остров.

— Да-а, семена, которые перекрасят Белую Страну в голубой цвет.

Флагом Королевской семьи Тристейна было изображение белой лилии на голубом фоне.

— Не потерпеть бы поражение, — пробормотал Мазарини.

— Я не намерена проигрывать.

— Генерал де Пуатье — великий полководец, одновременно дерзкий и осторожный. Скорее всего, он добьется успеха.

Анриетта знала, что назвать де Пуатье великим полководцем было далеко от истины. Но в Королевской армии не было талантливых людей. Генералы, которые его превосходили, существовали только в книгах по истории.

— Нужно ли было затевать эту войну? — едва слышно пробормотал Мазарини.

— К чему этот вопрос?

— Существовал способ блокировать Альбион с воздуха. Проявив осторожность, вы смогли бы обдумать прямое нападение.

— Мы бы увязли, — пробормотала Анриетта, не меняя выражения лица.

— Да-а, все именно так. Смелость, чтобы сделать выбор, тоже необходима. Похоже, я стал старым.

Мазарини погладил свою поседевшую бородку.

— Ваше Величество, если мы, даже применив в этой войне магию Пустоты, потерпим поражение, что нам делать?

Он вновь подошел к вопросу, относящемуся к совершенно секретным. Лишь немногие знали, что Луиза владела магией Пустоты. Анриетта, Кардинал… и несколько генералов Королевской армии.

— Если это преступление будет искуплено сожжением моего тела… с удовольствием отправлю его в очищающий огонь ада, — пробормотала Анриетта, уставившись неподвижным взглядом в небо.

— Спокойствие. Ваше Величество не отправится туда в одиночестве. Тогда эти старые кости составят вам компанию.

Анриетта надеялась на козырную карту, которую доверила генералам… на магию Пустоты.

Услышав об этой стихии, которой управляла Луиза, Главнокомандующий де Пуатье сначала даже не желал в это поверить. Что вполне естественно. Пустота считалась легендой, поэтому он не верил в ее существование.

Однако когда ему изложили факты с результатами сражения под Тарбом, генерал, приложив немалое усилие, поверил.

Получив в свое распоряжение легендарную стихию, он, похоже, воспрянул духом и пообещал Анриетте победу.

Королева, видя его в таком состоянии, отдала приказ активно использовать магию Пустоты, чтобы получить превосходство в первом же бою.

Под тяжестью своих грехов Анриетта вздохнула.

«Эта война… не является делом Королевства и его жителей.

Это — ничто иное, кроме как вымещение моей личной неприязни.

Эта война ведется с единственной целью: уничтожить врагов своего возлюбленного.

И с этой целью, сколько же людей я собираюсь отправить на верную гибель?

Включая близкого друга и названную подругу детства.

Победим ли мы в этой войне или одержим поражение — мои грехи не исчезнут, — думала Анриетта. — От осознания этого я, которая провожает пылающую патриотизмом армию, вероятно, провалюсь в ад».

Закусив губу так, что из уголка рта потекла струйка крови, Королева прокричала громким голосом:

— Да здравствует Тристейн!

Приветствие Анриетты прозвенело в воздухе.

Офицеры и солдаты, выстроившиеся на верхних палубах кораблей, отдали честь провожающей их Королеве и крикнули вслед за ней:

— Да здравствует Тристейн! Да здравствует Анриетта!

Эти крики, подхваченные всей шестидесятитысячной армией, сотрясли небо.

— Да здравствует Тристейн! Да здравствует Анриетта!

Эти бесконечные приветственные возгласы, которые, казалось, пронзают грудь, только углубили осознание Королевой своего преступления…

* * *

В то же время в Академии Волшебства…

Кольбер натолкнулся на идею, как использовать свою магию Огня в мирных целях — это была «движущая сила». Энергию тепла… превратить в энергию движения чего-либо.

Для учителя, который бесчисленное множество раз изготавливал приводы, использующие пар, но те не могли удовлетворить его запросы, установленный на истребителе Зеро двигатель, несомненно, превратился в олицетворение его желанной «движущей силы».

Кольбер приложил к изучению этого двигателя всю свою энергию.

Он хотел сделать нечто похожее методом проб и ошибок, но… осознал невозможность собрать привод, абсолютно аналогичный этому двигателю внутреннего сгорания.

Во-первых, технологии металлургии в Халкегинии были примитивными.

Железо, из которого, похоже, был изготовлен двигатель, невозможно было произвести. Даже при помощи заклинания Алхимии класса «квадрат» было сложно изготовить железо такого высокого качества. В любом случае магия человека приводит к появлению ненужных примесей.

Во-вторых, технология металлообработки.

Чтобы создать подобный двигатель, нужно было изготовить множество одинаковых деталей с одинаковой точностью. А это для технологии Халкегинии было невозможным делом.

Здесь вообще не существовало понятия о производстве абсолютно одинаковых предметов.

Например, даже если говорить о ружьях, которые являются изделиями наиболее высокого уровня, среди них не существует двух абсолютно одинаковых. Даже если ружья имеют одинаковую форму и используют одинаковые заряды, они существенно отличаются одно от другого. Взаимозаменяемость составных частей отсутствует.

Сначала Кольбер намеревался изготовить заряды для пушек и пулеметов истребителя Зеро, но понял, что это невозможно. Было необходимо производство тонкостенных латунных гильз, но даже если бы он смог изготавливать с помощью заклинания Алхимии копии имеющихся патронов, невозможно было произвести большое количество гильз одинакового размера. Массовое производство бензина и выпуск латунных гильз совершенно отличались друг от друга.

Поэтому установленное Кольбером «новое оружие» стало воплощением всех имеющихся в наличии технологий.

Перед своей исследовательской лабораторией в Академии Волшебства учитель, с трудом завершивший установку всего оборудования на истребитель Зеро, глубоко вздохнул и окинул взглядом дело рук своих.

Он собрал новое оружие около полугода назад, но хотел сделать еще более мощное, и сейчас плоды его исследований были сосредоточены здесь.

* * *

Увидев фамильяра Луизы, который появился перед лабораторией, Кольбер широко развел руки.

— О-о, мистер Сайто, уже отбываете?

Мальчик был готов к предстоящей отправке на фронт. На шее у него висели пилотские очки, оставленные на память прадедом Сиесты. Дерфлингер был привязан за спиной, а на поясе был прицеплен кожаный мешочек. Сайто нес холщовую сумку, в которой были сложены разнообразные бытовые мелочи.

— Да, — мальчик кивнул.

— Трудное дело. Вы полетите прямо к кораблю? Сможете благополучно посадить эту штуку на судно?

Этим утром флот отправился к Альбиону.

Поскольку было необходимо, чтобы корабль, готовый взять на борт истребитель Зеро, уже находился в движении, Сайто перед отбытием на фронт ждал отхода судна. Специальный корабль, созданный для транспортирования отрядов драгун, было решено также дополнительно оснастить для принятия на борт самолета.

Это только недавно построенное судно, принадлежавшее к новому классу судов «драконий корабль-матка», официально называлось «Вюсенталь».

На корабль было загружено такое количество бензина, изготовленного Кольбером и многочисленными магами стихии Земля с использованием заклинания Алхимия, чтобы хватило на пять полных вылетов.

После этого Сайто оставалось только, посадив Луизу с собой в истребитель, приземлиться на этом корабле.

— Ну, мне объяснили, что множество магов подхватят самолет с помощью заклинаний… Так что смогу благополучно приземлиться, не так ли? — произнес Сайто и посмотрел назад. Луиза еще не появлялась.

— Из-за всей этой спешки не было времени объяснить вам, как работает новое оружие.

— И то — правда…

Сайто заметил множество железных трубок, подвешенных под крыльями истребителя. Что же это за трубки? Однако сейчас не было времени, чтобы слушать подробное объяснение.

— Но перед отлётом возьмите инструкцию, что я для вас написал.

— Но перед тем как отдохнуть, я внимательно все пересмотрел и написал вот это подобие инструкции.

Кольбер передал мальчику пергаментную тетрадь. Хотя Сайто не мог ее прочесть, Луиза, вероятно, сможет. «Потом попробую ее попросить прочесть», — подумал он.

— Большое спасибо.

Кольбер после некоторого колебания, сказать или нет, все же заговорил:

— Если честно…

— А?

— Если честно, я не хотел устанавливать оружие и нечто подобное на машину, которую использует мой ученик.

Похоже, ему трудно дались эти слова.

— Ученик?

— А-а, как бы объяснить? Понимаете, хоть вы и не дворянин, так или иначе, у меня есть ощущение, что вы — мой ученик. Вы ведь не против?

— Нет, что вы, я не возражаю…

Сайто стало неловко.

— Не хочу использовать силу магии Огня для убийства людей. Я не хочу, — решительно произнес Кольбер.

— Почему? Все говорят, что Огонь лучше других стихий подходит для сражений. Хотя я не особо понимаю вопросы, связанные с магией.

— Все верно… Огонь — стихия разрушения. Среди магов, управляющих этой стихией, большинство думает так же… но я так не думаю. Считаю, что стихия Огня так одинока именно из-за того, что ее главное предназначение — это разрушение.

— Я так считаю, — было еще раз произнесено. Сайто озабоченно почесал голову.

— Кстати, похоже, что твою летающую машину впервые прозвали Фениксом в Королевской армии?

— Да, когда над Тарбом атаковали военный корабль, кажется, кто-то сказал что-то вроде: «То — легендарный Феникс!»

— Точно! Тот самый Феникс! — воскликнул счастливый на вид Кольбер.

— Учитель?

— Как рассказывается, Феникс — легендарное существо. Феникс… огромная огненная птица, несомненно, управляющая разрушением, но… также управляет и возрождением.

— Возрождением?

— Да-а, реинкарнацией.

Сайто не понимал, почему Кольбер выглядел таким довольным. Учитель же погрузился в свой собственный мир.

— Вот как… Возрождение… В самом деле… подается знак, ведь так? Верно?

Тут Кольбер заметил, что Сайто изумленно за ним наблюдает, не отрывая взгляда.

— А, а-а! Извините! — мальчик почесал голову.

— Нет, все в порядке. Обычное дело.

Лицо Кольбера стало серьезным.

— Послушайте, мистер Сайто… Честно говоря, это…

— Что?

В этот момент появилась Луиза.

— Наконец-то, — пробурчал Сайто.

— Ничего не поделаешь! У девочек всегда — долгие сборы!

— Мы идет на войну. Какие там еще девчоночьи приготовления?

— Хмф! — хозяйка отвернулась и, игнорируя Сайто, забралась на крыло и влезла в кабину пилота. С того дня, как они, сбежав из родного дома Луизы, вернулись в Академию, прошел месяц. С тех самых пор были вот такие отношения.

Убрав пуленепробиваемый щиток в задней части пилотской кабины, Луиза села в установленное там кресло.

— Ну, так, э-э-э, учитель, вы что-то начали говорить. Что именно?

— Н-нет… ничего. Да.

Сайто забрался в истребитель.

Как уже происходило раньше, пропеллер был раскручен с помощью магии Кольбера, потом — запуск двигателя.

Поскольку это был уже второй раз, то можно действовать более уверенно.

Снова, с помощью Кольбера, задул сильный ветер.

Пилотские очки надел, шею шарфом обмотал.

Учитель крикнул через рев двигателя:

— Мистер Сайто! Мисс Вальер!

Мальчик взмахнул рукой.

— Не умирайте! Не умирайте! Даже если это позорно — все в порядке! Даже если вас назовут трусами, не обращайте внимания! Просто не умирайте! Ни в коем случае не умирайте! Обязательно вернитесь!

В шуме двигателя его голоса не было слышно. Однако слова Кольбера каким-то образом достигли Сайто. Хотя мальчик не мог их слышать, они проникли в его сердце.

— Хорошо! — прокричал фамильяр и подал рычаг управления двигателем вниз.

Истребитель начал разбегаться, резко взмыл в небо и постепенно набрал высоту.

Он становился все меньше и меньше, пока совсем не растаял в небе.

Несмотря на то, что истребитель Зеро уже не был виден, Кольбер неподвижными глазами продолжал смотреть ему вслед.

* * *

Сайто взял заранее запрошенный курс, и после двухчасового полета в разрывах облаков стали видны маленькие точки. По мере приближения они увеличивались, пока не превратились во флот, который, казалось, закрывал все небо. Это напомнило мальчику гонку воздушных шаров, которую он однажды видел по телевизору.

Вид плывущих друг за другом нескольких сотен огромных судов, длина которых разнилась от пятидесяти мэйлов до почти ста мэйлов, представлял собой величественное и прекрасное зрелище.

— Невероятно… — восхищенно вздохнул Сайто. — Эй, Луиза, глянь. Огромный флот!

— …

Однако хозяйка, продолжая дуться, смотрела в другую сторону.

Ее настроение не улучшилось. Из-за недавней поездки домой постоянно было такое чувство.

Тогда Сайто попытался разобраться, в чем причина ее нынешней депрессии.

«Луиза на какое-то мгновение приняла мое проявление преданности, выраженное словами: «Люблю» (но искренне приняв эти слова, у нее все рано было небольшое недовольство).

Одним словом, если говорить разумно, то мы двое должны были стать ближе.

Но я интерпретировал предложение Луизы: «Все в порядке, если прикоснешься к одному месту, какое больше нравится», как: «Все в порядке, если будешь трогать везде», и это ее рассердило.

А после того замечания Сиесты про расстегнутую пуговицу хозяйка, упрямо желающая владеть мной безраздельно, окончательно разозлилась.

Наверное, с точки зрения Луизы, флиртовать с другой девицей — все равно, что служить двум хозяйкам», — Сайто забрался в абсолютные дебри непонимания.

На самом деле, девочка просто ревновала.

Признаваться мне в любви, целовать, более того, намереваться лишить самого дорогого, что есть у девушек — и при этом распускать руки с другой девицей — такого простить невозможно.

И еще, несмотря на то, что я сама на миг подумала: «Даже если этот фамильяр прикоснется к моему телу, все в порядке», и все такое прочее — простить его невозможно. До свадьбы это — абсолютное табу. И в течение трех месяцев после свадьбы — табу. Меня бесит, что, хотя я была против, все равно пошла на поводу.

Видя, что Луиза продолжает молчать, Сайто сдался.

Итак, пока он высматривал, где же корабль, готовый принять их на борт, к ним подлетел один драгун. Пристроившись к истребителю, он помахал рукой. Сайто взмахнул в ответ. Похоже, воин собирался проводить самолет к судну.

Снизив скорость, истребитель планировал сзади драгуна, и скоро показался корабль «Вюсенталь».

Это судно имело очень длинную ровную палубу, чтобы обеспечить взлет и посадку большому числу драконов. Оснащенный шестью парусными мачтами, установленными справа и слева вдоль корпуса, он напоминал расправившего ноги насекомого, если смотреть сверху. Его конструкция не предусматривала наличие пушек. Он был построен с единственной целью: брать на борт отряды драгун.

Это судно наиболее подходило для принятия на борт истребителя Зеро, или лучше сказать, оно было исключением среди кораблей, для которых принять самолет на борт было невозможно.

Хотя палуба «Вюсенталя» была длинной и ровной, но, все равно, ее длина была недостаточной для посадки самолета.

«Как же приземлиться?» — думал Сайто, кружась над кораблем, и тут заговорил Дерфлингер:

— Партнер, подведи свой самолет ближе к кораблю. Похоже, те парни собираются нас поймать.

На палубе было видно множество магов.

Также на палубе начали разворачивать веревку. Отряд солдат разделили надвое, и эти подразделения встали по сторонам палубы, схватив за концы веревки, как будто участвовали в соревновании по перетягиванию каната.

Похоже, на корабле намеревались, используя магию Ветра и растянутую веревку, посадить истребитель.

«Весьма топорно», — подумал мальчик, но другого способа не было.

Вытянув правую руку, Сайто задействовал механизм, управляющий выпуском посадочного крюка. У палубного истребителя Зеро имелся такой крюк, чтобы обеспечить посадку на авианосец, зацепившись за тормозной корд.

Похоже, Кольбер, заметивший наличие данного крюка, сообщил команде «Вюсенталя», что надо натянуть веревку поперек палубы во время посадки истребителя.

Корабль приближался.

Выдвинув посадочный крюк, Сайто включил выпуск шасси и хвостового колеса. Теперь — выдвинуть закрылки.

Мальчик держал курс на корабль, с осторожностью подходя к нему с кормы.

В свою очередь, Луиза, не кинув даже взгляда на все эти действия, непрерывно размышляла.

Конечно, про тот день в лодке.

«Когда Сайто повалил меня на дно лодки…

Чем бы все закончилось, если бы ни родные, ни слуги нас не увидели», — размышляла Луиза.

— …

Из-за такой невозможной мысли ее щеки загорелись ярким румянцем. Она вдруг возненавидела Сайто, который с невинным видом пилотировал самолет, и начала его колотить.

— Т-ты что творишь?!

— Выбирай внимательнее место! Место! Почему именно на судне?! — кричала Луиза.

— Да здесь больше нет места для посадки!

Итак, они оба совершенно не поняли друг друга.

* * *

Когда Сайто и Луиза на истребителе Зеро приземлились на «Вюсенталь» и выбрались из самолета, они были тут же встречены отрядом охраны с офицером во главе.

— Я — палубный офицер Клюзлей.

— Куда нам сейчас? — ребята пытались задавать вопросы, но сопровождавший их офицер, назвав свое имя, больше не отвечал ни на один вопрос. Что происходит, куда нас ведут? В письме-приказе Анриетты было указано только название военного корабля, к которому они должны отправиться, и больше ничего не было написано. С инструкциями больших начальников всегда так. Эти люди считают, что стоит объяснить одному из десяти подчиненных, и все остальные тоже поймут. Если бы Сайто достаточно долго пожил в компании дворян, он смог бы обдумать подобные идеи. Анриетта, похоже, не была исключением.

Хотя, возможно, с нами так обращаются, поскольку мы являемся глубоко засекреченными людьми.

Пройдя по узкой главной палубе, сначала их провели в личную двухместную каюту. Она была ужасно маленькая, но зато отдельная. В ней были только ужасающе маленькие кровати и стол. Сайто и Луиза лишь положили свои вещи, как офицер, которому, видимо, было поручено их сопровождать, снова поторопил их.

Пройдя зигзагами по узким коридорам военного корабля, они остановились перед какой-то дверью.

Когда офицер постучал, из каюты послышался ответ. Мужчина открыл дверь и впустил Сайто и Луизу.

В каюте генералы, сидящие в ряд, приветствовали их обоих. Золотые галуны сверкали на плечах мужчин. Похоже, здесь собрались высшие военные чины.

Адъютант предложил ошеломленным фамильяру и его хозяйке занять свои места. Луиза села на стул, а Сайто встал позади.

Генерал во главе стола заговорил:

— Приветствую вас в штаб-квартире армии вторжения в Альбион, мисс Пустота.

Луиза занервничала. Возможно ли, что этот генерал с красивой бородой, который выглядел лет на сорок, и есть…

— Я — Верховный Главнокомандующий де Пуатье, — генерал бесхитростно представил свой социальный статус.

— Это — начальник штаба Вимпфен.

Маленький человек с глубокими морщинами, сидящий слева от Главнокомандующего, кивнул.

— Это — командующий германской армии, маркиз Харденберг.

Генерал с усами а-ля кайзер и в стальном шлеме с закрепленными на нем рогами важно кивнул ребятам.

Похоже, этот корабль был флагманским и, кроме того, — штаб-квартирой.

После этого генерал представил Луизу генералам и офицерам штаба, собравшимся в каюте совещаний:

— Итак, все присутствующие. Козырная карта, доверенная нам Ее Величеством. Представляю мага, управляющего Пустотой.

Однако после этих слов никто в каюте даже бровью не повел. Военные с видимым недоверием просто разглядывали Луизу и ее фамильяра.

— Именно они уничтожили альбионскую армаду в небе над Тарбом.

Только после объяснения де Пуатье генералы впервые посмотрели на ребят с интересом.

Сайто толкнул Луизу.

— Что?

— …Это нормально? Полностью раскрывать нашу тайну?

— Нет, но без этого сотрудничать с армией невозможно.

«Ну, может и так, но… Хотя Анриетта до того момента приказала моей хозяйке хранить молчание, сама она раскрыла этот секрет без колебаний», — подумал он. Хотя Королева все время повторяла, что беспокоится о безопасности Луизы, так или иначе, ее действия расходились со словами. «Как Анриетта может так поступать?» — подумал Сайто, и ему стало немного грустно.

Затем он вспомнил, как дрожала в тот раз Королева.

«Вполне допустимо, — подумал он. — Но все равно, она делает все, что в ее силах».

Генералы улыбались Луизе. Но улыбки были наигранными.

— Возможно, вас удивило, что вы внезапно попали в штаб-квартиру. Просим нас извинить. Но это — строжайшая тайна, что этот корабль является флагманским. Видите ли, он предназначен для принятия на борт отрядов драгун, поэтому на нем нет пушек. Если враг узнает наш секрет и направит все силы против нас, мы окажемся в большом затруднении.

— В-вот как… Тогда почему вы сделали штаб-квартиру из такого корабля?

Поскольку Луиза задала этот исполненный любопытством вопрос настолько милым голоском, все присутствующие заговорили с улыбками.

— На обычных кораблях невозможно обустроить такую просторную каюту для совещаний. Ведь те суда должны быть забиты пушками.

Все верно. Для флагманского корабля, с которого управляют большой армией, важнее не огневая мощь, а возможность быстрой обработки информации и принятия решений.

— Потрепались — и хватит, продолжим военный совет, — сказал генерал из Германии. Улыбки на лицах других генералов исчезли.

* * *

Военный совет был не из легких.

Высадка шестидесяти тысяч солдат на Альбионе была второстепенной проблемой.

Главную трудность составлял все еще могучий Воздушный флот противника. Несмотря на то, что в недавней битве под Тарбом десять линейных кораблей во главе с «Лексингтоном» были уничтожены, в Воздушном флоте Альбиона все еще оставалось сорок линейных кораблей. У Тристейна и Германии в общей сложности было шестьдесят боевых кораблей, но поскольку это был объединенный флот двух королевств, ожидалось, что при управлении им возникнут отдельные коллизии. А если принять во внимание, что альбионский флот по боевой мощи был в полтора раза сильнее флота противников, это сводило на нет разницу в количестве.

Вторая проблема — выбор места высадки.

На острове Альбион было два стратегически важных места, где можно высадить армию численностью шестьдесят тысяч.

Росайт, база Воздушного флота, располагающаяся к югу от столицы Лондиниума, или порт Дарталлнес, лежащий на севере. Принимая во внимание уровень оснащенности порта, несомненно, Росайт был предпочтительнее, но… Если весь огромный флот сразу направится туда, это будет сразу замечено, что выдаст противнику время нападения.

— Если потеряем много солдат во время атаки, на захват крепости Лондиниум войск не хватит, — сообщил всем присутствующим начальник штаба, хладнокровно оценив соотношение сил. Во время атаки, встречая сопротивление противника, надо усиливать наступление.

Для объединенной армии необходима неожиданная атака.

Хотелось бы произвести высадку шестидесяти тысяч солдат в Росайте, не встретив сопротивления противника.

Для этой цели необходимо было привлечь внимание главных сил противника в другом пункте, отличном от Росайта, и тем самым обмануть их.

Проще говоря, шестидесятитысячной объединенной армии Тристейна и Германии… нужен был обманный тактический ход, который заставил бы вражескую армию подумать, что высадка происходит в Дарталлнесе.

В этом и заключалась вторая проблема.

— Мы можем надеяться на содействие мисс Пустоты в одном из этих вопросов? — спросил дворянин с отличительным знаком штаба, глядя в сторону Луизы.

— Вы можете уничтожить альбионский флот так же, как уничтожили «Лексингтон» под Тарбом?

Сайто уставился на свою хозяйку. Луиза взглянула на него через плечо, потом помотала головой:

— Это невозможно… Нет возможности накопить столько душевной энергии, чтобы атаковать настолько мощным заклинанием Взрыва. Не знаю, сколько лет или месяцев это займет.

Офицеры штаба покачали головой.

— Тогда такое ненадежное оружие нельзя назвать козырной картой.

От таких слов Сайто взвился:

— Эй, Луиза — не оружие.

— Что такое? Всяким фамильярам здесь нечего высказываться.

Похоже, назревал конфликт… но их прервал генерал де Пуатье.

— Мы возьмем флот на себя. А мисс Пустоте мы намерены поручить отвлекающий маневр. Вы можете это сделать?

— Отвлекающий маневр?

— В соответствии с ранее поднятым на обсуждение вопросом. Если бы вы всего лишь убедили противника, что мы высаживаемся в Дарталлнесе, а в Росайте нас нет, было бы прекрасно. Для легендарной магии Пустоты это должно быть простой задачей, не так ли?

Луиза задумалась.

… А было ли вообще такое заклинание?

Сайто у нее за спиной тихо пробормотал:

— …Ведь Дерф говорил. Когда встанет необходимость, тогда сможешь прочесть, не так ли?

Луиза кивнула.

— До завтра я поищу заклинание, которое можно использовать.

— Очень обнадеживает, — генерал де Пуатье улыбнулся.

Похоже, дальнейшая потребность в присутствии Луизы и Сайто отпала. Их отправили из каюты.

* * *

— Неприятное ощущение! — выйдя в коридор, девочка повернулась к закрывшейся двери в каюту совещаний и показала язык.

— Да уж, — согласился Сайто.

— Те люди считают, что я — всего лишь пешка.

Фамильяр похлопал свою хозяйку по плечу.

— Надеюсь, что они — великие полководцы. Поскольку у них в головах нет ничего, кроме победы в этой войне.

«Но, возможно, это — правильный ход мыслей во время войны.

Раз уж я посадил истребитель на этот корабль, возможно, мне придется действовать так, как мне сказано.

Однако мне это не нравится», — пока в его голове крутились такие невнятные мысли, сзади его хлопнули по плечу.

Когда он повернул голову, на него пристально уставились пять или шесть дворян. Если смотреть на возраст, то это были, скорее, подростки, чем мужчины. Вероятно, они были ненамного старше Сайто. Они были в кожаных шлемах и одинаковых синих куртках. У них на поясе висели волшебные палочки, по форме напоминающие рапиры — любимая форма для всех воинов… но эти палочки были значительно укорочены.

— Эй, ты.

Когда его называли на «ты» или подобным образом, Сайто злился.

— В чем дело?

— Прекрати, — тихонько пробормотала Луиза, дернув его за рукав.

Стоявший посередине мальчишка, похоже, их лидер, мотнул подбородком:

— Идем.

«Что это за внезапное рвение?» — подумал Сайто и, взявшись за рукоятку Дерфлингера, пошел за ними.

Вся группа вышла на верхнюю палубу, где был закреплен истребитель Зеро. Он был во многих местах опутан веревками и крепко привязан к палубе.

«Не пойму, в чем дело, что мы здесь делаем, ладно, разберемся с этим», — раздраженно размышляя, Сайто собирался вытащить Дерфлингер, и тут…

— Это — животное? — выглядя смущенным, спросил один из дворян-подростков, указывая на истребитель.

— А если нет, тогда что это такое? Объясни, — с серьезным видом потребовал другой.

Сайто почувствовал облегчение.

— Нет, все-таки эта вещь — не живая… — пробубнил он.

— Ну что, видали?! Разве я вам не говорил?! Я выиграл! Со всех по одному экю! — завопил самый толстый мальчишка. Остальные неохотно вынули из карманов по золотой монете и отдали ему.

Заметив, что Луиза и Сайто стоят, раскрыв рты, подростки неловко улыбнулись.

— Удивлены? Извините.

— Что?

— Ну, мы просто заключили пари. Насчет этой штуки, — пробормотал парнишка, указывая на истребитель.

— Мы думали, что это — животное. Полагали, что это — что-то из рода драконов.

— Разве бывают такие драконы?!

— А вдруг! Ведь мир такой большой!

Они опять начали препираться.

Глядя на них, Сайто вспомнил школьный класс в своем родном городе. Как только наступал перерыв между занятиями, мы тоже убивали время за подобными глупыми разговорами…

— Это — летающая машина.

— О-оо, — дворяне-подростки, похоже, сильно заинтересовались и стали внимательно слушать объяснения Сайто. Однако у них был такой вид, что они не понимают, какая иная сила кроме магии может заставить подняться в небо.

* * *

— Мы — драгуны.

Когда фамильяр закончил объяснения насчет истребителя Зеро, ребята проводили Сайто и Луизу в отсек для содержания драконов на средней палубе. Мальчишки растолковали: в битве под Тарбом отряды драгун понесли такие потери, что были близки к полному уничтожению, поэтому всех, кто самостоятельно обучался боевым полетам на драконах, зачислили в подразделение, которое повысили до уровня регулярных драгун.

— По правде говоря, нужно еще потом год тренироваться, — объяснил с застенчивой улыбкой тот упитанный парнишка, который до этого выиграл пари. Он рассказал, что является командиром второго эскадрона драгун. Именно он сопровождал истребитель к кораблю.

В отсеке находились ветряные драконы, все — взрослые особи. Это были впечатляющие драконы, в два раза больше, чем Сильфида, фамильяр Табиты. Крылья были огромными и, по всей видимости, создавали хорошую скорость.

— Стать драгуном тяжело.

— Вот как?

— Ага. Если дракон стал твоим фамильяром — все очень просто. Но не для всех складывается так удачно. Когда договор фамильяра не заключен, то дракон — это привередливое мистическое животное, которое тяжело оседлать в первый раз.

В любом случае, он пустит себе на спину только наездника, которого знает.

— Разве достаточно только мастерства наездника, разве не требуется владеть магией на уровне, соответствующем характеру дракона? И сообразительность? Нужно предугадывать его поведение. Это — партнер, который не допускает неподготовленности.

Похоже, ребята-драгуны были элитой и к тому же обладали изрядной долей гордыни.

— Я попробую сесть на него верхом? — спросил Сайто и получил кивок в ответ.

Мальчик сел на дракона, но тут же был сброшен. Ребята смеялись, схватившись за животы. «Ну, нет», — Сайто, у которого воля к победе была очень сильной, попробовал еще раз. С аналогичным результатом. Даже такая маленькая девчушка, как Табита, могла с невозмутимым видом забраться на ветряного дракона… это было так унизительно, что Сайто испытывал судьбу еще много раз.

* * *

Луиза издали наблюдала за этим спектаклем. Ее фамильяр и все ребята-драгуны подружились, они вместе шумно переговаривались.

«Хорошо им, мальчишкам, и даже немного стало завидно. Ведь они сразу же подружились, — с немного угрюмым видом подумала Луиза. — Или для тебя дракон важнее твоей хозяйки?Что ты в тот день делал со мной в лодке? И, несмотря на это, веселишься с галдящими драгунами?»

«Завтра мы должны лететь в зону военных действий, не так ли? При случае мы можем погибнуть, не так ли? И ты решил так провести оставшееся время?» — думала Луиза, сердито глядя на Сайто.

«Из-за этого беспокойства мне так страшно, поэтому обними меня покрепче» — думала она.

«Но я никогда не скажу этого вслух» — думала она.

А затем… тяжело вздохнула.

Операция по отвлечению противника.

Любой ценой я должна убедить врага, что шестидесятитысячная объединенная армия высаживается в Дарталлнесе, а не в Росайте, но… Какое заклинание тут подошло бы? Нет ни малейшей идеи.

* * *

— Эй, ты. Слушай.

Один драгун заметил, что Луиза выглядит скучающей, прислонившись к одной из стен отсека для драконов и болтая ногой, после чего обратился к Сайто.

— Вероятно, она — твоя хозяйка? А ничего, что ты оставил ее одну?

«О, нет!» — фамильяр побледнел. Он бросил Луизу одну. Несомненно, после она запилит его своими жалобами. Однако он не мог показаться в таком позорном виде перед своими новыми друзьями. Мальчишки — беспокойные создания, поэтому не могут показаться слабыми перед новыми приятелями. Сайто притворился сильным.

— Д-да все в порядке, парни. Оставим, как есть.

— О-о-о, — раздались аплодисменты.

— Уважаем. Такое отношение к своей хозяйке! Похоже, ты — парень не промах.

Луиза, которую разозлило поведение Сайто, подошла к ним.

— Что ты сказал?

— Нет, ничего… — промямлил он, и тут же получил от нее удар в промежность.

— Эй, возвращаемся в каюту! — она, похоже, собралась его тащить, и тут командир отряда обратился к ним:

— Вы двое. Есть какие-нибудь планы на сегодняшнюю ночь?

Почему-то щеки Луизы покраснели.

— Ничего особенного… — ответил Сайто и тут же охнул, получив от хозяйки удар в живот.

— В таком случае, почему бы нам не выпить сегодня ночью за наше знакомство?

Один из подростков, который выглядел более осторожным, раскритиковал это предложение:

— Нет-нет, палубный офицер производит патрулирование. Если мы среди ночи выскользнем из кают, это сразу же обнаружится, и на нас наорут.

Все начали сомневаться. Хотелось получить разрешение, однако это разозлит палубного офицера, но и повеселиться тоже хотелось. В любом случае, они не могли предугадать, что будет завтра.

Сайто, у которого появилась идея, поднял палец и сказал:

— Если сделать соломенные чучела, все будет в порядке. Давайте подложим в кровати связки соломы.

— Да это сразу же раскроют! — рассмеялись драгуны.

Но только Луиза не смеялась. Она грызла ногти, как будто думая о чем-то.

— Что сделать? — спросила она в ответ. — …Ты. Что ты сейчас сказал?

— Я? Ну… что-то вроде: «Если заранее сделать чучела?»

— Точно. Чучела. Если сделать шестьдесят тысяч чучел, все получится.

— Что? Шестьдесят тысяч? Достаточно столько, сколько людей здесь присутствует.

— Для начала, мы не сможем сделать столько связок соломы, правда? — спросил один драгун с серьезным выражением лица.

— Связки соломы? Будем использовать магию!

С этими словами Луиза выбежала.

— Что это с ней?

Оставшись в отсеке, Сайто и его новые товарищи недоуменно смотрели ей вслед. Снова эта парочка не поняла друг друга.

Луиза заскочила в предоставленную им отдельную каюту и открыла Молитвенник Основателя.

Она на секунду зажмурила глаза, глубоко вздохнула, а затем резко их открыла. Сконцентрировав свой разум на Молитвеннике, она внимательно перелистывала страницы.

Один из листов начал светиться… Девочка улыбнулась.

* * *

В тот день, когда Кольбер провожал Сайто и Луизу в полет, около полудня в Академии Волшебства, где время классных занятий уменьшилось, появилась группа всадников.

Отряд мушкетеров под командованием Аньес проехал через ворота школы.

Оставшиеся в Академии ученицы удивились появлению конных воинов Королевской Стражи. «Что в действительности происходит?» — недоумевали они. Старейшина Осман, Директор Академии, вышел навстречу гвардейцам.

— Отряд мушкетеров под командованием Аньес прибыл.

— Вы здесь по службе, не так ли? — поглаживая бороду, пробормотал Старейшина Осман. В реальности ситуация была деликатная. Мушкетеры прибыли, чтобы проводить с оставшимися студентками военные тренировки.

Вчера вечером Директор получил сообщение.

Похоже, у правительства Анриетты было намерение рекрутировать на войну всех дворян. Студентки, став офицерами запаса, имели бронь, но если в войне с Альбионом будет нехватка офицерского состава, они должны быть готовы одна за одной отправиться на фронт. Методы королевского правительства вызывали сомнение у Старейшины Османа.

Вот почему Директор не присутствовал в Ла-Рошели на церемонии проводов отправлявшейся армии. Студенткам тоже запретили присутствовать. И в результате в королевском правительстве, похоже, решили подтолкнуть события в нужном направлении.

— Однако война жестока и бесчеловечна, не так ли?

— Королевское правительство объявило об этой войне, как «требующей всех сил».

— Вот как, «всех сил». Да примени они еще более красивые слова — лучше от этого не станет. Как можно говорить о справедливости, когда на войну забирают всех, вплоть до девчонок?

Аньес ледяным взглядом уставилась на Старейшину Османа.

— Тогда где справедливость в войне, на которой гибнут только мужчины-дворяне и солдаты?

Директору нечего было возразить.

— Перед смертью все равны. Она не делает исключения ни для женщин, ни для детей. Больше мне сказать нечего.

Аньес решительно направилась в сторону башни.

* * *

В этот момент в классе у Кирхе, Монморанси и других девочек проводился урок. Из-за того, что учителя-мужчины ушли на войну, уроков стало заметно меньше, но…

— Однако исключения действительно существуют, — пробормотала Кирхе, уставившись на мужчину, который стоял на кафедре.

Это был Кольбер.

Он, как обычно, продолжал проводить занятия. Его совершенно не волновало, что лица у его учениц по каким-то причинам выражают беспокойство.

— Э-э, вот что сейчас происходит. Чем выше температура пламени, тем цвет становится бледнее.

Он нагревал железный стержень огнем, который создал.

Согнув раскаленный стержень, учитель дополнительно разъяснил:

— Полезно, не так ли? Существует много металлов, которые невозможно обработать без высокотемпературного пламени. Таким образом, управление высокотемпературным пламенем ставится во главу угла во время производственных работ, использующих магию Огня.

Монморанси вдруг подняла руку.

— У вас есть вопрос, мисс Монморанси?

Девочка встала.

— Сейчас — самый разгар войны для всех в Королевстве. Так… беззаботно проводить уроки — это хорошо?

— Беззаботность и все такое прочее, но здесь — школа… вы — ученики, а я — учитель, — спокойно ответил Кольбер, не меняя интонации.

— Но… все наши одноклассники… даже учителя, ушли на войну.

— И в связи с этим, что прикажете делать? Мы должны учиться именно потому, что идет война. Обучаясь, вы должны понять бессмысленность войн и глупость того, что предназначением магии Огня является разрушение. Итак, давайте учиться. Разве вы не расскажете все, изученное вами, мальчишкам, когда те вернутся с войны? — сказал Кольбер и оглядел класс.

— Вероятно, вы боитесь войны, — заявила Кирхе с насмешкой в голосе.

— Именно так, — учитель кивнул. — Я боюсь войны. Я — трус.

Со стороны учениц послышались многочисленные пораженные вздохи.

— Однако это мне не досаждает.

Когда Кольбер чистосердечно об этом объявил, отряд мушкетеров бесцеремонно вошел в класс. Это были воины Аньес.

Они были в кольчугах, на поясе у них висели длинные мечи и пистолеты. Студентки тихонько зашушукались, увидев женщин в таком вычурном облачении.

— В-в-вы з-зачем…?

Кольбер пытался спросить, но Аньес, не обращая на него внимания, приказала ученицам:

— Мы — отряд мушкетеров Королевы. Именем Ее Величества приказываю всем вам. С настоящего момента прекратить уроки и идти на военную подготовку. Одеться в парадную форму и построиться в центральном дворе.

— Что? Прекратить уроки? Шутить изволите!

После слов Кольбера Аньес втянула голову в плечи.

— У меня нет желания с вами нянчиться… Но это — приказ.

Девушки, ворча, начали вставать.

Взволнованный Кольбер, догнав Аньес, преградил ей дорогу.

— Эй, эй! Урок еще не окончен!

— Но я, кажется, сказала, что это — приказ Ее Величества. Не расслышали? — полным неприязни тоном сказала Аньес.

— Пусть приказ Ее Величества или что еще, сейчас идет урок. Последующие пятнадцать минут — это время, предоставленное мне Ее Величеством, чтобы обучать студентов. У вас нет причин мне приказывать. Мисс! Вернитесь в класс! Учимся последующие пятнадцать минут, минута в минуту! После этого наиграетесь в войну вдосталь!

Аньес вытащила меч и приставила его к горлу Кольбера.

— Называть тренировки игрой в войну. Насмехаетесь над нашей работой? Мистер, думаете, раз я не являюсь магом, допускается издевательское отношение?

— Н-никакого издевательства…

Глядя неподвижным взглядом на меч, приставленный к его горлу, Кольбер покрылся холодным потом.

— Вы — маг Огня? Запах паленого, отвратительный запах расходится от мантии. Поясню: я ненавижу магов. Особенно ненавижу магов, управляющих Огнем.

— И-и…

Ноги Кольбера задрожали. Он отступил назад и оперся спиной на стену.

— Слушайте, не препятствуйте исполнению моих обязанностей.

Аньес бросила на дрожащего Кольбера взгляд, как будто видела всего лишь мусор, вложила меч обратно в ножны и решительно вышла. Студентки с презрительным выражением на лицах тоже прошли мимо учителя.

Оставшись совсем один, Кольбер закрыл лицо руками… и глубоко вздохнул.

</

Оставить комментарий