Том 7. Глава 8: Король Галлии

Опция "Закладки" ()

Королевство Галлия — крупная страна, которая гордилась наибольшей в Халкегинии численностью населения — приблизительно пятнадцать миллионов человек. В Галлии, которая была ведущей в магических науках страной, маги… иначе говоря, было большое количество дворян. И ее столица, Лютеция, по-прежнему являлась наибольшим городом в Халкегинии.

Столица, называемая «Старым городом», вклиниваясь, словно большая отмель, развивалась вдоль реки, носящей название Ширэ и несущей свои воды в океан. Однако нынешний политический центр Лютеции не находился на этой отмели. Политическим центром являлся гигантский дворец Версаль, расположенный на левом берегу реки, строго говоря — в предместье столицы.

В Версале, который в сущности можно было назвать скорее парком сложной формы, нежели дворцом, выстроились здания, содержащие всевозможные роскошества. Эти здания и сам парк день за днем продолжали разрастаться благодаря труду архитекторов и садоводов, приглашенных со всего мира. Версаль менял свой внешний вид, словно живое существо, которое развивается, поглощая в качестве еды всевозможные культурные достижения.

В Версале было одно самое большое здание. Все члены Королевской семьи Галлии имели редкий цвет волос — синий. То огромное здание, именуемое Гран-Труа, было построено из синего кирпича, что ассоциировалось с таким цветом волос.

В комнате, расположенной в самой глубине дворца Гран-Труа, проводил свои дни мужчина, который занимал пост во главе всех пятнадцати миллионов жителей королевства.

Это был Джозеф — Король Галлии.

Лицо, расцвеченное синеватыми волосами и бородой, было переполнено красотой, один вид которой, казалось, заставлял поразиться. Ниже этого лица, напоминающего скульптуру, располагалось высокое пропорциональное крепкое тело. В этом году Джозефу должно было исполниться сорок пять лет, однако, как ни взгляни, он смотрелся молодым, никак не старше тридцати лет.

Игра, которой забавлялся этот прекрасный мужчина с красивой бородой, была странной, совершенно не гармонирующей с его красотой.

С утра, поставив против себя двух пажей, он самозабвенно погружался в эту странную игру.

С другой стороны занавеси из дамаста донесся голос знатной дамы:

— Ваше Величество… Ваше Величество! То, что вы разыскивали, нашлось и ждет вас!

Джозеф, раздвинув ткани, лично направился к входу в комнату. Там стояла знатная дама, красивая как пышно цветущая в саду роза. Лицо Джозефа просияло.

— Госпожа Мольер! Госпожа Мольер! Вы — та, кто лучше всех понимает меня!

Дама, которую назвали госпожой Мольер, подала Джозефу ящичек.

— Пожалуйста, включите его в состав вашего войска.

С засверкавшими как у мальчишки глазами Джозеф открыл ящичек. Мужчина впился взглядом в то, что лежало внутри, и его лицо тоже засияло.

— Это же! Разве это — не тяжелый магический рыцарь, существовавший до династии Капетингов! Настолько редкостную вещь! Вы — замечательный человек! Госпожа Мольер! — радостно произнес Джозеф, вынув из ящичка фигурку рыцаря высотой около двадцати сантов.

После этого, взяв даму за руку, Король проводил ее в центр комнаты.

— Ну же, хочу, чтобы вы увидели! Это — мой «мир»!

От вида устроенного в центре комнаты огромного миниатюрного сада, диаметр которого, вероятно, составлял десять мейлов, у госпожи Мольер округлились глаза.

Если рассмотреть внимательно, это была копия карты Халкегинии. Огромный макет.

— Ах! Что за красивый миниатюрный сад! Изумительно!

— Со всей страны созвали мастеров-моделистов, и им было приказано это изготовить! На выполнение потребовался целый месяц!

— На этот раз — игра в фигурки? В конце концов, вам прискучат и шахматы в одиночестве?

— Нет-нет-нет-нет. Не прискучат!

— Хорошо! Позволите задать вопрос? Мне всегда было любопытно. Где же здесь приятные моменты?

— О чем это вы?

— У вас даже нет противника для совершения ходов. И вражеская фигура, и своя фигура двигаются по вашей воле, что в этом есть приятного?

— К моей грусти и в самом деле партнеров для игры за моих врагов не существует.

Госпожа Мольер с горечью улыбнулась. Король был действительно наделен красотой, однако многие относились к нему с пренебрежением, поскольку он был слаб в магии. Его поддразнивали тупым. Поэтому… Король, который провел отроческие годы в невезении, целиком посвятил себя играм для одного человека. Одной из них было увлечение шахматами.

— В так называемых шахматах, если тщательно исследовать, твердо придерживаются соблюдения имеющихся постоянных схем, то есть происходит взаимообмен фиксированными формулами. Однако эта игра, придуманная мною, — совершенно иная, — сказал Джозеф, указывая на огромный миниатюрный сад. — Воссоздав рельеф местности, напоминающий реальный, на нем фигуры… копьеносцев, лучников, стрелков, рыцарей, драгун, артиллеристов, пушки, корабли… изготовив фигуры, копирующие реальные рода войск, в таком виде заставить их сражаться! Используя эти игральные кости, принимается решение о том, победила фигура или потерпела поражение! Таким образом, формируя в результате вероятность, становится интересно, как будто руководишь реальной войной!

Госпожа Мольер совершенно не могла понять интерес к этой игре-сражению, о которой рассказывал любимый Король, однако… глядя на лицо своего возлюбленного, которое казалось счастливым, она тоже почувствовала радость.

— В таком случае, пожалуйста, включите и меня в гвардию Вашего Величества.

— С удовольствием. Я собираюсь назначить вас командиром Рыцарей Цветочной Клумбы. Смотрите, ведь как раз своевременно мы имеем рыцаря, которым станете вы.

Джозеф поцеловал оловянную фигурку рыцаря, которую купила госпожа Мольер, а затем поместил в миниатюрный сад. В шутку дама почтительно поклонилась.

— Надо же! Меня приняли в славное галльское Рыцарство Цветочной Клумбы? Все умрут от зависти ко мне!

— Осушим бокалы за появление самого красивого командира рыцарей в мире!

Джозеф взял ближайший бокал. Паж подбежал и наполнил его вином. Затем слуга передал госпоже Мольер наполненный вином бокал.

— В этой игре в миниатюрном саду Ваше Величество выступает одновременно и как противник, и как союзник в одном лице? — как только дама, изящным жестом пригубив из бокала, задала этот вопрос…

— Естественно. Кажется, я уже говорил? Что в этой «Халкегинии» кроме меня партнеров нет. По собственному желанию установив стратегию… эта стратегия ловкая и искусная! И сам этим атакам подвергаюсь. Сам горжусь своими победами и своими же руками громлю самого себя… Если выразить это своими словами, то на сцене этого миниатюрного театра я — драматург, исполняющий роль в собственной постановке, ведь так?

— Ах, этот миниатюрный сад действительно точен.

Госпожа Мольер, пристально всматриваясь, была в восхищении. Холмы, горы, реки… рельефу были приданы возвышенности и низменности, в городах и деревнях были подобраны маленькие здания. Там и тут стояли фигурки солдат.

— И какая драма здесь разворачивается? Пожалуйста, объясните мне.

— В настоящее время синяя армия только что захватила этот город, — Джозеф указал на город с крепостными стенами, расположенными по кругу. — Тогда красная армия заперлась в этом городе, и они теперь наблюдают друг за другом, — проговорил он, указав на другой город, в котором выстроились макеты больших зданий, и который был удален от первого места. Там было размещено много фигурок солдат. Оказалось, что там также расставлены модели, изображающие монстров и драконов. Имелись также модели, изображающие корабли.

— Итак, теперь становится интересно. Синяя армия пьянствует по поводу победы! Но эта красная армия, используя неожиданную «козырную карту», полностью меняет ситуацию!

«Совершенно ребенок», — пробормотала госпожа Мольер про себя. Король, который с головой погрузился в игру солдатиками, пренебрегая и внутренней, и внешней политикой… Так говорилось за стенами Королевского Дворца. Это действительно не было ошибкой.

Джозеф, улыбнувшись, взял одну модель из миниатюрного сада.

Это была фигурка, изображающая высокую худую женщину с темными волосами.

Джозеф придвинул эту модель к своему уху.

Король снова и снова кивал, совершенно как будто эта фигурка разговаривала.

Затем Джозеф громко проговорил этой модели:

— Вот как?! Ох, вот как?! Идет в соответствии с планом?! Ах-ах, похоже, нам показывают яркую и веселую пьесу! Ах, муза! Моя очаровательная муза! Я заставлю тебя принять награду! Однако в скором времени — «мат»! Игрушка, которую хочу, попала ко мне в руки, и я уже потерял интерес к этим фигуркам! Не собираешься ли в скором времени придумать новую игру?!

Госпожа Мольер уставилась на Джозефа, разговаривающего с фигуркой, взглядом, полным сочувствия. Взирая на эксцентричное поведение того, кто не был для нее Королем, не был обладателем обжигающей грудь красоты, а являлся возлюбленным, который не обладал способностью любить, у дамы слегка защемило сердце.

Постоянно сравниваемый со своим замечательным младшим братом… на троне постоянно подвергающийся опасностям… брошенный в водоворот политической борьбы… Джозеф помутился рассудком.

— Ваше Величество, Ваше Величество… Ох, Ваше несчастное Величество…

Госпожа Мольер наигранным жестом погладила Джозефа по подбородку. Король нежно прижал ее к своей груди.

— Ох, Ваше Величество… это разрывает сердце…

— Итак, когда я увидел эту пьесу с таким резким поворотом событий, то решился закончить эту партию. Вдобавок я должен решить исход поединка, — пробормотал Джозеф, уставившись на два города… и позвал пажа.

— Встряхни-ка кости.

Паж кивнул и потряс две игральных кости. Взглянув на них выпученными глазами, Джозеф кивнул:

— Ох, семь! Щекотливое число! Та-ак… В этом случае…

После того, как Король некоторое время молчаливо размышлял, он позвал чиновника:

— Министр. Королевский указ.

Из тени занавесей появился невысокий мужчина и склонил голову.

Джозеф объявил министру с беспечностью, совершенно как если бы приказывал пажу переместить фигуру в миниатюрном саду:

— Соберите флот. Сметите врага, находящегося на Альбионе. Урегулировать проблему в три дня.

— Как вам будет угодно, — не выказывая никаких эмоций, министр поклонился и вышел.

Уставившись на такие действия, ошеломленная госпожа Мольер сразу после их окончания начала мелко дрожать.

Сейчас это не было игрой в миниатюрном саду.

Только что был отдан приказ о настоящей войне.

— Что случилось, госпожа Мольер? Вам холодно? Паж, подбрось дрова в камин. Госпожа дрожит, — Джозеф приказал слуге таким же тоном, какой у него был совершенно недавно при отдании приказа министру.

— Ваше Величество… Ох, Ваше Величество…

— Что случилось, госпожа? Командир славного галльского Рыцарства Цветочной Клумбы страдает трусостью?

* * *

Это происходило в день начала праздника Сошествия… в покрытых толстым слоем снега горах, удаленных от города Саксен-Гота приблизительно на тридцать лиг, двигалась группа людей, закутанных в черные одежды.

— Лазать по горам…? Не свыкнусь с этим, — тем, кто это пробормотал, был высокий мужчина. Из-под глубоко надвинутого на голову капюшона выглянуло отважное лицо.

Это был Вард. Рядом с ним виднелось лицо Фуке.

Они были приставлены к Шеффилд в качестве охраны.

Однако у Фуке была еще одна причина находиться здесь.

— Я тут подумал, что где-то слышал название этой местности. Матильда Саксен-Гота.

Повернувшись к Фуке, Вард окликнул ее прежним именем. Та проговорила, передвигая ноги в манере, ставшей для нее привычной в давние дни:

— Даа, дорогое сердцу название. Не думала, что обстоятельства позволят мне снова прогуляться по этим горам.

Она выдохнула белый пар.

— До каких пор простираются земли, считающиеся городом Саксен-Гота?

— Весь район от города до этой горной цепи включительно.

— Твоя семья была солидным землевладельцем.

— Городом управлял городской совет. Моя семья — номинальный наместник.

— И все равно — солидные землевладельцы.

— Едва ли я могла подумать, что буду показывать дорогу по земле, с которой мы были изгнаны когда-то давно. Даа, какая ирония.

— Я знаю, что твой отец был унижен Королевской семьей Альбиона, однако… почему они отобрали у него эти земли и родовое имя?

— Нуу, потому что проявил непокорность Королевской семье.

— Проявил непокорность?

— Совершенно верно. Мой отец находился в услужении у младшей ветви Королевской семьи Альбиона… когда Королевской семьей было приказано: «Подарить!» — он это не подарил.

— О-о, что именно?

Фуке лукаво улыбнулась и заглянула мужчине в лицо:

— Когда ты расскажешь мне о своей матушке, взамен я так и быть расскажу тебе остальное.

После этой фразы виконт отвернулся. Фуке недовольно фыркнула:

— Эй, Жан-Жак Вард. Кого ты любишь больше — меня или свою матушку?

В этот момент Шеффилд, которая шла сзади, окликнула их обоих:

— Исток этой реки уже близко?

Остановившись, Фуке опустилась на корточки, раскидала снег… и коснулась почвы. Для нее, являющейся магом-треугольником стихии Земля, были понятны процессы, происходящие под землей. Не говоря уже о том, что здесь находилась местность, где Фуке была рождена и выросла. Она могла понять все, совершенно как если это было содержимым выдвижного ящика в ее столе.

— Скоро будет. Хотя это — источник воды не для всех колодцев… около трети городских колодцев должны получать воду из этой горы.

— Этого достаточно.

Группа продвигалась дальше. Протиснувшись сквозь заросли… они вышли на открытую каменистую площадку. Хотя здесь скопился снег, в расщелине был виден ручей. Благодаря тому, что ключевая вода вырывалась обильным потоком, центральная часть источника не замерзла.

Шеффилд вытащила из кармана кольцо. Вард и его спутница узнали этот предмет.

— Это… кольцо Кромвеля, не так ли? — пробормотала Фуке. Шеффилд помотала головой:

— Оно не является собственностью Кромвеля.

Хоть она и была личным секретарем Императора, но назвала его без почтения, только по имени. Вард и Фуке переглянулись.

— Собственно говоря, как вы собираетесь использовать это кольцо?

Шеффилд улыбнулась. Вард и Фуке пребывали в растерянности, поскольку это было впервые, когда они видели ее улыбку.

— Кольцо Андвари — это предмет, изготовленный конденсированием силы стихии Воды, которая была названа предтечей… по составу оно похоже на духа воды. Или лучше сказать, почти одинаковое.

— Хмм.

— Тело духа воды продается в качестве сырья для секретных лекарств по высокой цене. Сила стихии Воды управляет структурой тела… следовательно, когда готовишь зелье, контролирующее разум и тело, нельзя упустить это вещество.

— Хорошая лекция. Итак, скажите, что собственно вы собираетесь делать?

— Изготавливается конденсированием силы стихии Воды… Иначе говоря, используя только это количество, можно управлять целым городом…

У Шеффилд начал светиться лоб.

Варду уже доводилось видеть это свечение. Когда-то похожее свечение присутствовало на левой руке мальчишки-фамильяра Луизы. Сразу после того… левая рука виконта была отрублена.

У Шеффилд на лбу, в проборе волос, виднелся сияющий символ. Древняя руна.

Вард прищурился.

— Кто вы вообще такая?

Шеффилд больше не отвечала. Похоже, она концентрировала свое сознание. Женщина протянула над источником руку, в которой держала Кольцо. Понемногу артефакт начал светиться… а затем — начал плавиться.

Это выглядело так, словно… он начал плавиться от жара, излучаемого телом Шеффилд.

Кап-кап… падали капли начавшего плавиться Кольца Андвари… и создавали круги в источнике воды, текущей в город Саксен-Гота.

</

Оставить комментарий