Том 8. Глава 8: Маги пустоты

Опция "Закладки" ()

Через две недели, Международная Конференция закончилась без особых проблем.

В результате: Тристейну и Германии отошла значительная часть территории Альбиона.

Остальные земли, включая столицу Лондиниум, будут находиться под совместным управлением трёх стран: Тристейна, Германии и Галлии. Правителем был назначен старый доблестный герцог Тристейна Марушиак (Marushiyuaque — без понятия, как это произносится). Он был стар и не амбициозен. Он превосходно разбирался во внутренней политике, и никто не сомневался, что Альбион будет восстановлен. Из Германии и Галии будут избраны представители в качестве его советников.

Четыре страны объединились в союз, чтобы защитить монархию в Халкегинии и остановить рост республики.

Если в каком-нибудь королевстве начнётся демократическая революция, остальным трём странам будет разрешено начать военное вторжение. В результате, новые попытки революции будут сразу замечены правительствами четырёх стран.

Созданием этого союза Международная Конференция была закончена. Завтра все вернутся в свои страны.

Во дворце Хэвилленд Генриетта в отчаянии просматривала документы. Кардинал Мазарини стоял рядом с ней.

«Ваше Величество, вам пора отдохнуть… Вы совсем не спите в последнее время.»

Генриетта присутствовала на Международной Конференции почти круглые сутки. Она принимала участие в бурных дискуссиях, отстаивая интересы Тристейна. Альберт III сказал ей шепотом: «Отказаться от брака было правильным решением.»

«Когда мы вернёмся домой, там будет полно работы. Я хочу сделать сейчас как можно больше.»

«Но уже полночь.»

«Я отдохну позже.»

Тем не менее, королева не пошла спать.

«Оставьте это секретарю…»

«Я хочу просмотреть всё. В противном случае, не было бы смысла приходить.»

Мазарини вздохнул. Генриетта была так молода, он не мог помочь ей, но волновался. Однако … Мазарини наблюдал за Генриеттой полузакрытыми глазами. Он хотел защитить принцессу, на которую он смотрел как на ребёнка, от всех опасностей.

Как-будто перед лекцией , Мазарини откашлялся.

«Ваше Величество, как я уже говорил неоднократно, мы должны быть осторожными по отношению к Галлии.»

«Угу.»

Генриетта кивнула, не поднимая головы от документов.

«Хотя Галлия положила конец этой войне. Тем не менее, их требования были незначительны … Они хотели только получить порт. Кроме того, их слова были: ‘Все, что мы хотели, мы уже получили.’…»

Тристейн и Германия получили большие территории под свой контроль, в то время как Галлия отказалась от них. Мазарини считал подозрительной незаинтересованность Галлии.

«На самом деле.»

Генриетта кивнула.

«Эааах.» Мазарини широко зевнул.

«Вы выглядите сонливым, отдохните немного.»

«Нет… Я не уйду, пока вы не ляжете спать.»

Генриетта улыбнулась, убирая документы.

«Вы будете спать?»

«Да, потому что я не могу рисковать вашим здоровьем.»

«Заботьтесь не только о моём здоровье. Сон также часть работы.»

«Да,» Генриетта кивнула послушно.

Тогда, успокоившись, Мазарини ушёл. По девичьи, Генриетта упала на кровать. И пробормотала рассеянно…

«Устала…»

Сейчас она будет спать как убитая. Но сначала надо сделать то, что уже стало обычаем перед сном.

Генриетта дернула за верёвку рядом с подушкой.

Тут же перед дверью появилась придворная дама.

«Вы звали, Ваше Величество?»

«Агнес ещё не вернулась?»

«Командир мушкетёров, Агнес, ещё не вернулась.»

«Я поняла. Спасибо.»

Слушая, как затихают шаги придворной дамы, Генриетта крепко закрыла глаза. Как ребенок, она прикусила ноготь. Выглядя обеспокоенной, она уткнулась в подушку с закрытыми глазами.

В тоже время, в другой комнате дворца Хэвилленд…

Лорд сидящий спиной к горящему камину, положив локоть на подлокотник кресла, с большим интересом смотрел на своего гостя.

«Хм, что же хочет великий посол Ромалии от ‘никчёмного короля’ Галлии?»

Король Джозеф, едва сдерживая улыбку, посмотрел на посла Ромалии принёсшего «Личное послание от Папы Ромалийского».

У него были необычные светлые волосы… Это был Джулио.

Стоя на одном колене, он сказал.

«Никчёмный король?.. Ваше Величество, вы слишком скромны.»

«Не столько скромный. Правительство, чиновники и дворяне — они все смеются надо мной. У меня за спиной они называют меня ‘никчёмным’. Если вы посмотрите — внутренние дела страны, дипломатия, идут странно и неправильно. Со страной играют как с игрушкой.»

«Ваше Величество, вы положили конец войне. История запомнит вас как великого короля.»

«Это комплимент? Я вообще не интересуюсь историей.»

Джозеф взял музыкальную шкатулку, которая стояла на столе и положил на руку. Это была старая, изношенная музыкальная шкатулка коричневого цвета. Лак полностью отвалился, в некоторых местах она была сломана. Тем не менее, Джозеф погладил её с любовью.

«Антиквариат?»

«Да. Я получил её от королевской семьи Альбиона, отличная вещь, она называется ‘Музыкальная шкатулка Основателя’.»

«Сокровище Основателя?»

Глаза Джозефа сверкнули.

«Именно.»

«Ромалия, Галлия, Тристейн и Альбион… Каждая королевская семья получила часть Сокровища Основателя.»

«Интересно, что произошло, если бы народ Халкегинии узнал об этом?»

«И о кольце четырёх элементов…»

«Этом?»

Джозеф показал Джулио кольцо на своём пальце.

«Именно.»

«Хм, так что за дело у тебя ко мне было? Я становлюсь сонным. Все эти конференции каждый день утомительны. И как эта девчонка умудряется не выглядеть уставшей. Я хочу, чтобы ты был краток.»

«Я сожалею, что Ваше Величество незаинтересованно, но это связано с историей. Сокровища Основателя были спрятаны в Ромалии и недавно было найдено пророчество.»

Джозеф оценивающе посмотрел на Джулио. Такой красивый, что все слова кажутся банальными. Поэтам пришлось бы придумывать новые слова… И его глаза разного цвета светились.

Этот парень … Джулио Чезаре назвавшийся священником … принимает участие в Международной Конференции, он может быть полезным. Он мог бы быть лучшим человеком Ромалии с точки зрения дипломатии.

«Хм, и что за пророчество?»

«Сила Основателя была огромна. Он разделил свою силу на четыре части заключив их в сокровища и кольца. Существовали четыре человека хранившие его силу. Основатель сказал:’Четыре сокровища, четыре кольца, четыре фамильяра, четыре мага… когда все они соберутся вместе, моя сила пустоты пробудится.'»

«Другими словами существует четыре мага пустоты?! Это правда?!»

Джозеф громко рассмеялся.

«Прекрати говорить ерунду! Маги пустоты, четыре человека! Пустота Основателя может быть распределена между четырьмя людьми? Это выдумка!»

«Это не ложь. Ромалия собрала верную информацию. Два мага пустоты уже были найдены.»

«Хорошо, кто?»

«Я не могу сказать. Только когда я буду уверен в вашем содействии, я смогу рассказать о них.»

«Каком содействии?»

«Очень просто. Если вы найдёте мага пустоты, сообщите нам об этом. Мы хотим исполнить замысел Основателя. Королевства заключили союз сегодня. Альянс трёх королевств может привести к истинным намерениям Основателя — одной объединённой стране.»

«Тск…» Джозеф покачал своей синей головой.

«Я ничего не знаю о магах пустоты. Потому что я ‘никчёмный король’, мои подчинённые не сообщают мне ничего более существенного.»

«Есть способ обнаружить мага пустоты. С одним из колец открыть музыкальную шкатулку. Настоящий маг пустоты услышит мелодию Основателя.»

Джозеф кивнул.

«Я согласен. Давайте попробуем.»

«Хорошо, тогда…» Джулио встал.

«Подожди.»

«Что?»

«Как насчёт обмена с Ромалией достоверной информацией?»

«Поскольку вы устали…»

«Это может быть хорошим способом убить время этой ночью.»

«Я сожалею. Но, как я уже сказал — только когда мы будем уверены в вашем содействии, я получу разрешение рассказать вам.»

«Однако, юнец, король имеет больше власти чем папа.»

«Папа обладает большей верой чем все остальные. Поэтому от других требуется соответствующая степень веры.»

«Ты говоришь про веру в то, что Основатель и Бог пробудится?»

Джулио улыбнулся.

«Эта тема для вас запретна, но есть и другая.»

«Очень хорошо.»

«Всё вещество в мире состоит из маленьких частиц. Они меньше чем капли воды или песчинки. Согласно нашему писанию, заклинания четырёх элементов управляют ими.»

«Хмм.»

«Но эти частицы состоят из ещё более мелких частиц. Именно этими частицами и управляет пустота.»

«Ну так что?»

«Если, следуя замыслу Основателя, собрать вместе ‘четыре четвёрки’, то сила пустоты Основателя будет восстановлена, тогда заклинания пустоты будут иметь ужасающий эффект. Хуже того, результат взаимодействия наименьших частиц будет настолько велик, что может уничтожить весь мир… И такое заклинание упоминается в пророчестве.»

«Что за заклинание?»

Джулио поклонился.

«Я не хотел бы мешать отдыху Вашего Величества.»

«Священники всегда увлекаются своей пропагандой.»

Джулио, который пытался уйти, был вновь остановлен Джозефом.

«Подожди.»

«Ваша вера в Основателя и Бога стала сильнее?»

«У меня есть вопрос по поводу этой веры. Чем вы — Ромалия отличаетесь от Реконкисты… есть ли разница между вами?»

С улыбкой на губах Джозеф задал каверзный вопрос священнику.

«В конце концов Реконкиста была лишь сборищем. Кучка хулиганов против короля. Они говорили ‘вернуть священные земли’ только чтобы набрать союзников. Сомневаюсь, что они всерьёз думали о возвращении священных земель эльфов.»

«…»

«Ромалия хочет лишь вернуть священные земли, ничего более.»

Джозеф задумчиво посмотрел на ромалийца.

«Против древней магии эльфов, с помощью которой они контролируют священные земли, мы можем противопоставить только пустоту Основателя. В любом случае если бы мы воспользовались ей…»

Джулио пробормотал что-то, прежде чем развернуться и уйти. Джозеф сказал с радостью в голосе.

«Ты безумец.»

Джулио ответил, сияя своими разноцветными глазами,

«Это и есть вера.»

После того, как Джулио ушёл, Джозеф взял куклу со стола. Кукла выглядела как тонкая женщина, брюнетка. Нежно погладив её, он прошептал.

«Вы тоже это слышали, милая богиня? Да! Вы верно услышали! Ромалия до сих пор не знает правды о нас. Последователи Основателя спустя тысячелетия всё ещё недостаточно знают!»

Джозеф прислушался к кукле.

«Всё верно! Всё так как вы говорите, Миоз! У них есть информация, но нет инструментов. Ха-ха, в этой игре у нас неоспоримое преимущество. Рубин Земли, Кадило Основателя, Музыкальная шкатулка Основателя… три части уже у нас. У Тристейна тоже три, но у них нет информации. Если бы они знали о пророчестве и имели сокровища королевской семьи Альбиона, это было бы опасно. Но эту девушку интересуют только деньги и земля. Ха-ха, беспомощные глупцы! Другими словами, только у нас есть и информация, и инструменты. Больше, чем у кого-либо.»

Джозеф замолчал.

«Что? Это так?! Маг из Тристейна прибыл в Альбион? Да ещё в одиночку? Как будто курица идущая в печь! Захватите его немедленно. Нам нужно получить Молитвенник Основателя и Рубин Воды, прежде чем это сделают Ромалийские собаки. Скорее!»

Дав указания кукле, Джозеф сел на диван.

Похоже, он хорошо выспится сегодня ночью.

Джозеф открыл крышку музыкальной шкатулки Основателя, которая стояла на столе слева.

Он уснул.

Через некоторое время дверь в соседнюю спальню открылась. Показалась госпожа Мольер, в неряшливой ночнушке.

«Ваше Величество, ваш гость ушёл?»

«Ага.»

«Какой грубый человек, зашёл посреди ночи! Я ненавижу этого священника! Только потому что они верят в Основателя и Бога, они считают, что могут беспокоить влюблённых!»

Госпожа Мольер провела рукой по шее Джозефа. Их волосы переплелись.

«Ваше Величество это нормально?»

«Что?»

«Вы всё время слушаете эту музыкальную шкатулку… Разве она не сломана? Я ничего не слышу. Может мне стоит отнести её мастеру на починку? Я знаю мастера с золотыми руками, который делает мне замечательные украшения. Посмотрите на это прекрасное ожерелье. Он очень умелый…»

Джозеф прервал её болтовню, раздражённо размахивая руками.

«Ты мешаешь мне слушать прекрасную музыку. Замолчи.»

«…Но я»

«Дай мне послушать.»

На его пальце сиял ярким коричневым цветом Рубин Земли.

Луиза и Сиеста прибыли в Розайш на третьей неделе Февраля, это был вечер четвёртого дня под названием Рааг, недели Еоро.

Обычно, это занимает вдвое больше времени.

Множество людей хотят попасть в Альбион и выстраиваются в длинные очереди в порту Ля-Рошель.

К счастью, один из слуг Её Величества пропустил их на борт частного корабля.

Таким образом, Луиза, игнорируя расписание полётов, прибыла в Розайш всего за одну неделю.

По прибытии в Альбион, Луиза была вновь удивлена.

Порт Розайша был ещё более переполнен, чем порт в Ля-Рошелль.

Мелкие купцы пытаются разжиться за счёт войны, спекулянты пытаются разбогатеть, правительственные чиновники, люди которые прибыли к тем, кого не могли встретить из-за войны… Порт был переполнен людом со всей Халкегинии.

«Так много.»

Пробормотала Луиза, которая сошла в порту. Дорога из порта в город была заполнена оружием и командирами, как выставка Халкегинии.

С другой стороны дороги стояло множество людей с деревянными табличками с именами.

«Чьи это имена?»

Спросила Сиеста удивлённо, сняв свою шапку. Она была одета в фартук и пальто из наряда горничной Академии Волшебства. Она несла большую сумку через плечо, набитую всем необходимым.

«Они ищут людей пропавших на войне.»

Ответила Луиза с горечью в голосе. Она была в обычной форме Академии Волшебства, и тоже несла большой кожаный рюкзак на плечах.

«Я надеюсь, что мы найдём Сайто.»

Единственным ключом к поиску был приказ, данный Луизе. Там было написано:

«Остановить врага на северном холме, в 50 лигах от Розайша.»

Хотя она спросила в армии о пропавшем Сайто, она не узнала ничего нового. Она хотела встретиться с Генриеттой, но её не было в королевском дворце. Похоже, она пошла на конференцию в Альбионе.

«Этот приказ единственное, на что мы можем опираться в поисках Сайто, верно?»

«Но, почему мы не можем нанять лошадей?»

«Мы пойдем пешком, тут не настолько далеко, чтобы мы не могли дойти.»

Она начала идти… как Луиза упала на землю.

«Ауу…»

Она закричала. Она тащила тяжёлую сумку с тех пор как пришла сюда.

«Жалко.»

«Мы были на ногах, с тех пор как покинули корабль. Уже поздно, давай остановимся на ночь, и начнём поиски завтра. Ты не выглядишь уставшей?»

Сказав это, Луиза посмотрела на сумку Сиесты. Она была в три раза больше, чем рюкзак Луизы. Она несла такой большой мешок, он выглядел тяжёлым.

«Я выросла в деревне, для меня это ничего особенного,»

Объяснила Сиеста небрежно.

Конечно же свободных комнат не было. Множество людей не получивших комнату, кучковались вокруг отелей и гостиниц, готовясь ко сну. Пытаясь найти свободное место они подошли к переднему двору командного центра, разрушенного Галлийским флотом. Красный кирпичный щебень, оставшийся после бомбардировки, выглядел уныло.

Тем не менее, колонны людей, хотя и с чувством тревоги, ставили здесь свои палатки и оставались на ночлег. Кое-где даже продавали осколки красного кирпича, как символ окончания войны.

Сиеста достала ткань из своей сумки и стала умело расставлять палатку. Колышки были воткнуты и ткань натянута. Спальное место для двух человек было создано с удивительной быстротой. Затем она собрала несколько кирпичей, и, сделав несколько странных движений, соорудила импровизированную кухню. Затем, поискав, она вытащила сковородку из сумки и начала готовить тушеное мясо.

Закончив, она положила его в деревянную миску и подала Луизе.

«Прошу.»

«С-спасибо.»

Луиза подозрительно посмотрела на поданное мясо. Она не могла различить его цвет. Своеобразный аромат горных трав и мяса чувствовался в воздухе.

С тревогой, Луиза заглянула внутрь…

«Это вкусно, не беспокойтесь. Это фирменное блюдо моей деревни — Йозенабе.»

«Йозенабе?»

«Да. Блюдо моего прадеда.»

«Аааа…»

Луиза робко сделала один глоток.

«Вкусно!»

«Ещё бы. Он всем нравится.»

Потом Сиеста пробормотала,

«Мой прадедушка был из той же страны, что и Сайто.»

Луиза выпучила глаза.

«Правда?»

«Да. Хмм… Он попал в этот мир с помощью ‘Панциря Дракона’, 60 лет назад…»

«Хм.»

Луиза была удивлена, заметив как похожи Сиеста и Сайто.

«Ты не знала?»

«Нет,» Луиза мотнула головой.

Сиеста самодовольно улыбнулась.

«Почему ты лыбишься?»

«Здесь я выиграла. Хе-хе-хе.»

«В чём выиграла?! Эй!»

Отодвинувшись от Луизы, Сиеста начала напевать странную мелодию.

«Мой прадедушка и твой любимый из одной страны♪, одной страны♪, одной страны♪»

«Чей любимый?! Эй!»

Когда Луиза разозлилась и крикнула, Сиеста сказала торжественным голосом.

«Поцеловал.»

«Ч-что?»

«Много раз.»

Луиза сжала руку в кулак. Если она потеряет самообладание, это будет именно то чего Сиеста от неё ждёт.

Сделав несколько глубоких вздохов, она покачала головой. Затем ударила себя по щекам.

Потом, отчаянно пытаясь сохранить самообладание, она поправила волосы и сложила руки вместе.

«Я-я тоже много раз это делала. То есть, я хочу сказать, он сделал это для меня.»

«Хех. Как много раз?»

Спросила Сиеста с холодным взглядом.

«Х-хорошо, первый раз это было когда мы заключили контракт фамильяра, скрепив его поцелуем.»

«Контракт? Это не считается.»

Не обращая внимания на Сиесту, Луиза смотрела вверх.

«Потом во второй раз! На драконе! Он поцеловал меня пока я спала!»

«Этого не может быть! Сайто никогда бы так не сделал!»

«Может! Потому что я притворялась, что сплю!»

Объявила Луиза торжественно.

«Это было против моего желания, пока я спала. Тогда почему он Так на меня смотрит-смотрит-смотрит-смооотрит. В постели, за столом, даже в классе, везде! Глазами извращённой собаки! Как может слуга целовать своего хозяина? Когда я даже не знала! Что за глууупые мысли? Фи! Такие ощущения!»

«Фи!» Хвасталась Луиза.

Сиеста смотрела на преувеличенную реакцию Луизы, холодно и спокойно, но внутри у неё всё кипело.

«Но если ты не знала, то как ты можешь рассказывать всё в таких подробностях?»

Луизе было нечего ответить.

«Это не было против твоего желания. Ты могла не допустить этого, но разрешила, не так ли?»

Луиза была зла. Тем не менее, она не была бы Луизой, если бы допустила это. Она отвела глаза и пробормотала.

«Я-я онемела.»

«Почему ты онемела?»

«Меня уж-жалила пчела… Да, пчела.»

«Придумай что-нибудь получше в следующий раз.»

Не смогла обмануть, но Луиза решила продолжить.

«В третий раз!»

Однако, в третий раз Луиза поцеловала Сайто сама. По некоторым причинам, она не смогла удержаться, когда смотрела на его лицо, пока он спал и поцеловала его. Поэтому, она решила пропустить объяснение.

«В четвёртый раз!»

«Эй, постой! Что случилось в третий раз?»

«Ничего!»

«Что значит ничего? Объясняй правильно! Не ври!»

Четвёртый раз был в лодке.

Причина почему они поцеловались… Потому что Луиза сказала, что он может потрогать её за любое место какое он хочет, а он поцеловал её. Луиза заволновалась. Она снова не хотела объяснять горничной всё это в подробностях. Поэтому пропустила и четвёртый раз.

«В пятый раз!»

Как она не старалась вспомнить, пятого раза не было. Решив соврать, Луиза указала пальцем на Сиесту.

«Да, вот так! Мы поцеловались целых пять раз! Нет, я не горжусь этим! Я была смущена!»

Луиза посмотрела на Сиесту убийственным взглядом.

Сиеста не захотела оставаться в долгу и точно так же посмотрела на неё.

«Я сделала это семь раз!»

«Да?!»

«В одну ночь, однако.»

«Тогда это было один раз! Один раз! После восхода солнца вы больше не поцеловались ни разу.»

Сиеста посмотрела на Луизу с поддельным сочувствием, и, с триумфом в глазах, вяло заявила.

«Пожалуйста, слушай меня внимательно. И не используй заклинания на мне, хорошо?»

«О чём ты говоришь?»

«Пообещай.»

«Хорошо.»

«Мы целовались с языком.»

Даже уши Луизы покраснели. Её тело затряслось от злости.

Они с яростью смотрели друг на друга, а потом вздохнули вместе.

Сиеста пробормотала.

«Он точно жив.»

Луиза, которая смотрела вниз, подняла голову.

«Мы верим в это.»

«Да.»

Стало тихо.

Кто-то радостно закричал сзади.

«Хм?»

Когда они повернулись, то увидели, что собралась толпа.

«Что?»

Когда они подошли ближе, то увидели маленьких танцующих кукол. Рыцари, наёмники, полулюди, грифоны, драконы… это была своего рода игра.

«Альвисс?»

Тихо прошептала Луиза.

«Что за Альвисс?»

Безучастно спросила Сиеста.

«Разновидность горгулий.»

«Горгулья?»

«Да. Безликие големы, магические куклы со своей волей и движением. Альвисс просто меньше их. Эй, вспомни все те маленькие статуи в обеденном зале Академии. Это и есть Альвиссы. Когда наступает ночь, они магически начинают двигаться и танцевать…»

С другой стороны от танцующих Альвиссов, можно увидеть странствующего артиста. Это была красивая женщина с большим капюшоном на голове. Длинные чёрные волосы торчали из под капюшона. Она неподвижно смотрела на Приключения Танцующего Мечника.

Танец изображал бой.

Когда единственный мечник сражался с драконами и магами, толпа ликовала. Простолюдинам нравилось, когда фехтовальщик был героем сюжета.

Когда последний дракон пал, мечник Альвисс поклонился зрителям. Все остальные драконы и маги встали и тоже поклонились. Люди бросали монеты одну за другой и уходили. Сиеста тоже достала из кармана медную монету и бросила её.

Два Альвисса подбежали к Сиесте и скромно сели на её ботинки.

«Аха, ахахаха! Так я не смогу ходить.»

Сиеста наклонилась к ним.

«Ой!»

Сиеста взвизгнула. Она коснулась меча куклы, как тот дёрнулся. Она порезалась, капнула кровь.

«Не трогай Альвиссов.»

Луиза пнула куклу.

«Пошли,» позвала Луиза Сиесту, и они вернулись к своей палатке.

Наблюдая как Луиза и Сиеста уходят, женщина в капюшоне улыбнулась.

Тихо, она сняла капюшон.

У неё на лбу виднелись древние руны.

Когда она схватила Альвисса, руны начали светиться.

Это была Шеффилд.

</

Оставить комментарий