Том 9. Глава 1: Страхи Луизы

Опция "Закладки" ()

По утру, разлепивши глаза, Сайто первым делом увидел Луизу, которая лежала рядышком и тихо посапывала во сне.

Только вчера он снова смог увидеть красивое личико своей хозяйки.

В свете лучей утреннего солнца лицо Луизы выглядело поистине божественно, что заставило юношу тут же отбросить всякие остатки сна.

Они расстались в начале Ярра… но теперь, по прошествии целого месяца, Луиза, казалась, намного милее, чем прежде. Девушка тихонько застонала во сне и перевернулась в постели. Сайто затаил дыхание.

До чего же мило: ротик слегка приоткрыт, а от уголка губ медленно сбегает по щеке тонкий след слюны.

От ровного сонного дыхания, губки то расходились, то вновь смыкались друг с другом.

Луиза вдруг громко сглотнула слюну. Затем вытащила из-под одеяла руку и слегка потерла кончик носа.

Да уж, манеры у тебя истинно дворянские…

Но такие вот мимолетные моменты и раскрывали всю ее красоту.

После тяжелой, болезненной для них обоих разлуки, она стала по-настоящему красивой. Нет серьезно…. Сайто вдруг отчетливо увидел, как она похорошела. Это… это была «магия разлуки». Даже такая мерзость как расставание с любимым человеком, причинившая столько переживаний, в итоге стал откровением для их любви.

Какие тут еще нужны слова…

Прошлой ночью Луиза должно быть тоже ощутила последствия этой самой «магии разлуки»!

Но … что же мне делать …

Сайто винил себя за то, что произошло прошлой ночью.

Вчерашней ночью они впервые стали друг другу ближе!

В глазах Луизы отражались все ее чувства, которые она скрывала в себе ото всех!

Ведь именно поэтому, она тогда сказала мне … «Я хочу, чтобы ты поцеловал меня…. Крепко поцеловал…» или «Если ты коснешься… моей груди, я не рассержусь… правда» … Это было чудо, которое возможно только в одну-единственную ночь!

И все же, свой шанс я вчера полностью профукал.

А все потому, что Сайто, решив, вероятно, удостовериться, что это происходит с ним не во сне, а наяву, взял да и спросил у Луизы «Ой, а это, правда что ли, грудь?».

Я – пёс.

Я – глупая псина.

Ничтожная дворняга…

На дворе раннее утро, а наш герой уже успел впасть в депрессию.

Нет, Сайто.

Ты даже не «пёс» – это слишком жирно для такого как ты. Для тебя Луиза становится миленькой, только когда слюни во сне в подушку пускает. Ты – крот.

Нет…

Сайто покачал головой.

Я даже не крот.

Вон, посмотрите на крота Гиша. Да он же умница. В тот раз прорыл целый подземный ход и спас нас от гибели. Так что, я даже меньше, чем крот… насекомое? Медведка несчастная!

Нет!

Сайто снова покачал головой.

Медведки тоже прекрасные существа.

Он вдруг вспомнил одну книгу по зоологии, которую читал еще дома: медведки они ведь могут летать, рыть землю и даже плавать. Море и суша – им все по плечу.

Я не стою и медведки… не стою и жука… Я…

Я – водяной клоп.

В той же книжке я видел такого на картинке: водяной клоп настолько ничтожен, что питается одними водорослями. Так то!

Правильно! Я – клоп!

Сайто быт так доволен своим новым самоназначением в биологической цепочке, что даже не заметил, как упустил еще и возможность наверстать ночные потери, устроив «незабываемое утреннее пробуждение».

«Депрессняк, замучил?!»

Сайто вдруг разозлился на самого себя.

«Какого черта ты тут городишь не пойми чего?!»

«Куда вся твоя уверенность девалась?»

Верно! Я – мужчина, как-никак! Я остановил семидесятитысячную армию рыцарей и магов! И я пасую перед одной-единственной девчонкой?! Уму не постижимо!

От таких боевых порывов мужество Сайто хлынуло через край.

И как только Луиза вновь перевернулась в постели, юноша, натянув на лицо приветливую улыбку, осторожно спросил:

– Луиза… Ты не спишь?

Девушка ощутимо напряглась, из-под одеяла и копны нечесаных волос осторожно выглянула пара красно-коричневых глаз.

Не пойми от чего, они были полны слез, кожа на щечках покраснела.

По телу Сайто пробежала дрожь.

…Ну, все, конец фильма!

– Э-эм…. Луиза.

– Ну, что-о-о-о… – спросила девушка широко зевая.

Неужели у нее спросонья может быть такой миленький голосок?! Сайто был приятно удивлен.

Ну вот сейчас самый подходящий момент, чтобы начать действовать.

– Ты… гм… тебе… моя…

Луиза отвела взгляд и закусила губу, точно пыталась что-то у него спросить. В этот момент время для Сайто замедлило свой бег.

Я что, больше ей не нужен?!

Его воображение вполне могло снести себе крышу, причем основательно. Определенно Луиза выжимает из себя каждое слово. Зачем? Что она пытается сказать?

Наконец, эта больная фраза прозвучала и с силой вонзилась в голову Сайто, заставив его вернуться в реальный мир.

– Тебе не нравится моя грудь, да?

Кха. Сайто чуть не подавился собственных дыханием.

Так вот, что беспокоило ее все это время?!

«Ой, а это, правда что ли, грудь?» – это же случилось прошлой ночью.

«А-А-А!!! Придурок! Зачем ты такое ляпнул!»

– Не-нет. Она о-очень даже ничего!

– Правда?

– Угу…

Луиза слегка потянулась и села на постели. Нервно сжимая в кулачках подол своей ночной рубашки, она вдруг серьезно посмотрела на юношу:

– Тогда спрошу по-другому. Какая грудь тебе больше нравится – большая или же маленькая как у меня?

С Сайто градом сошло семь потов. По правде говоря, он любил большую грудь. Это совершенно не означало, что он терпеть не мог маленькую… но тут уже вступали в силу скрытые мужские инстинкты. Это всего-навсего результаты естественного развития мужского народонаселения. Так. Если исходить из логики, большая женская грудь означает, что мама будет давать намного больше молока. Большая грудь – больше еды, как тут поспоришь. И если мужчина думает о своем будущем потомстве, то он хочет, чтобы оно не осталось голодным, а потому основной инстинкт смещает выбор в сторону женщин с большой грудью. Ну, вот… как-то так.

Идиотские каламбуры запрыгали в голове Сайто живыми картинками.

Потом в его видении появилась Луиза с таким же серьезным выражением на лице.

Розовато-светлые волосы и красно-коричневые глаза… красивый тонкий носик, кораллового цвета губки… переплетение гармонии. Как будто красоту Луизы расписывал художник на мольберте. Такая прелесть способна подавить всякие инстинкты. Значит, даже маленькая грудь становится несущественным критерием.

Нет …

Ведь Луиза упертая как скала; даже если я ей все это выложу, она со мной ни за что не согласится. Если чего не хуже. Вполне же очевидно, что она от него хочет услышать: что маленькая грудь круче, чем… немаленькая.

Но Сайто-то любил как раз большие.

Если бы он так ей и сказал, то немедля бы ощутил как сильно истина давит на голову. Принять такое он не был готов.

Тогда нужно солгать; сказать, что нравятся маленькие.

Но… Юноша не был уверен, что такая неприкрытая ложь прокатит. Глаза Луизы сейчас больше подошли бы цепкому инспектору, выводящему преступника на чистую воду. Таким взглядом можно распознать любую фальшь. Нет, это не вариант.

Ну, и что теперь?..

Сейчас он смотрел на образ мужчины со стороны. И понимал, из чего слеплен настоящий мужчина.

От чрезмерной мозговой активности лицо Сайто свело такой сильной судорогой, что, казалось, его черти изнутри едят. Однако Луиза оставалась непреклонной. Она и бровью не повела, глядя на все его кривляния.

– Ну! Так большие или маленькие? Отвечай!

Сайто уже даже не дрожал – его просто трясло. Холодный пот водопадом хлынул со спины.

В эту минуту он пришел к ответу.

Чувствуя себя, как президент ядерной державы, нажимая большую красную кнопку запуска ракет, Сайто волевым усилием подтолкнул застрявшие в горле слова. Те самые…

– Ма-ма-маленькие…

– Правда?!

Луиза смотрела на него глазами, в которых горела неприкрытая жажда крови.

Черт, да мне с этим ни за что не совладать.

Сайто глубоко вздохнул и как можно тверже повторил:

– Да правда это! Клянусь именем Основателя Бримира!

Видимо решимости он набрался не без помощи старого Основателя, поскольку его имя он чуть ли не выкрикнул.

– Если ты соврал, я тебя убью.

Тихий и спокойный голос девушки как нельзя лучше подчеркивали серьезность ее намерений. Сайто усиленно закивал головой.

Наступило достаточно долгое молчание.

Воздушная преграда между ними стала настолько тонко, что, казалось, даже комару под силу прорвать ее.

Девушка смотрела в лицо Сайто… и вдруг кивнула, будто бы принимая сложное решение.

– Все в порядке. Я тебе верю…

Напряжение в воздухе медленно начало таять. Луиза сбросила с себя хмурое выражение лица, вновь становясь миленькой недотрогой. Она нерешительно начала ковырять пальчиком одеяло, вырисовывая на ткани невидимые круги.

Застенчивая Луиза была красива как недостижимая богиня, отчего Сайто опять сделалось не по себе. Затем девушка осторожно прикрыла глаза, сжала ладошки в кулачки, прижав их к коленям и, вытянув губки, тихонько застонала.

Выглядело это, конечно, достаточно сложным для понимания нашего героя, но все-таки он сумел догадаться, что она ждет от него поцелуя.

Нетерпеливая Луиза застонала уже сердито. Юноша смутился.

Сейчас лучше всего просто плыть по течению, легко и непринужденно.

Сайто поднес свои губы к Луизе.

Когда он опустил свои руки ей на плечи, ее тело застыло в нерешительности, но она не пыталась сопротивляться. Сладкий аромат девушки проник в его сознание… и Сайто с удовольствием в нем растворился.

Губы, наконец-то сошлись в поцелуе.

Ничуть не сердясь и не стесняясь, Луиза отдавала ему всю себя.

Господи!

Вчера ночью, когда Луиза сказала мне: «Я хочу, чтобы ты поцеловал меня…. Крепко поцеловал…», она не лгала и сейчас действовала крайне смело. Он был крепкий, глубокий…

Такой страстный, глубокий поцелуй – это не просто дань «воссоединению любимых».

И вывод напрашивается сам собой. Это же…

Быть не может?! Она влюбилась!

Думал Сайто, сильнее углубляя поцелуй, от которого пьянел без вина.

Влюбилась!

Это же настоящее волшебство…

Девушка, которую он любил безответно, наконец-таки полюбила его.

В такое просто невозможно было поверить. Это почти как увидеть на заднем дворе легендарное чудовище.

«Суки на оннаноко гадзибунни хоретеру» – дракон с длинным именем. А-а-а, сильное пламя вырывается из пасти… Имя древнего дракона, который пеплом развеял весь пантеон древних чудовищ.

Очень медленно наша парочка оторвались друг от друга… и их взгляды встретились.

Смутившись, Луиза быстренько отвернулась.

– Прекрати на меня смотреть… так долго… Г-г-глупый пёс…

– Ну, прости, пожалуйста, этого пса.

– Перестань извиняться. Пёс… Глупый пёс. Что за дурная песья привычка – смотреть на хозяина такими вот глазами…

Луиза тут же надула губы и всхлипнула, точно собиралась заплакать. Прежде чем подумать, что он делает, Сайто, потерявший всякие остатки терпения, вскочил и рухнул на девушку, повалив ее на кровать.

– Кя-а-а!

Он принялся целовать ее шейку, направляя волны удовольствия через все тело Луизы.

– П-Прости…. Я больше не могу…

Тяжело дыша, опьянев от поцелуев, юноша засунул руку в маленькую щель ее ночной рубашки, но девушка из последних сил отстранила его от себя.

– Луиза?

– Н-не сейчас… Оч-очень светло, – сказала она тихим срывающимся голосом.

Из-за окна в комнату пробивались яркие лучи солнечного света.

Луиза, сжимая в кулаках ворот и подол рубашки, боялась пошевелиться.

– Когда придет ночь, тогда все… все в порядке, но…

Сайто с трепетом слушал каждое ее слово.

– П-после того, как спрошу совета у Бога и матушки, – ответила, наконец, Луиза, но даже после этого ее дрожь не унялась.

– И как же ты будешь с ними советоваться? – нарочито идиотским голосом уточнил Сайто.

– К-как… как? В моих мыслях, – огрызнулась девушка и тут же осеклась, поняв, что сморозила глупость, – Ой! Они же там ничего не смогут мне сказать! Ты… ты же знал это. Глупый… глупый, глупый дурак!!

Она схватила подушку и принялась лупить Сайто по чем попадя.

Юноша все прекрасно уяснил и ничего больше не спрашивал, стойко принимая все удары. И только теперь он заметил струйку крови, стекающую из его носа.

* * *

После того как наша парочка преодолела напряженность в своих отношениях посредством данных друг другу вчерашней ночью взаимных обещаний; они спустились в гостиную, где уже собрались Тиффания, Сиеста и Аньес.

– Доброе утро.

Сиеста мило улыбнулась, входящим Луизе и Сайто. Юноша, который напрямую все равно не мог ответить горничной, не нашел ничего лучше, чем просто опустить взгляд. Сиеста на миг напряглась, пытаясь удержать сползающую улыбку на своем лице.

Тиффания готовила рис на завтрак. Аньес приводила в порядок свой меч и мушкет.

Как только ребята появились в комнате, девушка оставила оружие и, скрестив руки на груди, серьезно спросила:

– Вы смогли распознать того, кто напал на вас прошлой ночью?

Сайто и Луиза переглянулись и только после этого нерешительно ответили:

– Это были… какие-то странные куклы.

– Мьёдвитнир. Кто же еще способен использовать такие волшебные артефакты…

Луиза ответила, как ей показалось, совершенно искренне, предположив, что уж эта информация не несет в себе больших секретов.

– Вы видели лицо нападавшего?

Луиза и Сайто покачали головами. Было темно, лицо противника закрывал глубокий плотный капюшон и магия марионеток «Слейпнир» не особо позволила что-то в нем разглядеть. И поскольку все их внимание ушло на борьбу с куклами, они ее практически и не видели.

– Какой именно элемент магии должен использовать заклинатель, чтобы подчинить себе этих марионеток?

Луиза молчала. Она медлила, пытаясь решить, следует ли говорить с капитаном мушкетеров о магии Пустоты.

Видя как Луиза мнется в нерешительности, Аньес покачала головой.

– Если это как-то связано с Вашим элементом магии, мисс Вальер, то это действительно обернулось бы большой проблемой, вмешайся я тогда. Прошу прощения.

– Так ты знаешь?! Откуда?!

– Ну… вообще-то от Ее Величества, хотя и не напрямую. Но не волнуйся; я никому ничего не скажу. Я не заинтересована в распространении слухов при Дворе. Как-никак я – простой солдат, – ответила девушка, вернувшись к шлифовке своего клинка.

– Я ношу меч на своем поясе только во имя Ее Величества. И до тех пор, пока вы остаетесь ее верными союзниками, я думаю, что ношу его и для вас и вашей защиты. А что там произошло, кто враг и как такое вообще возможно, я знать того не желаю.

Пройдясь по лезвию куском ткани, Аньес удовлетворенно кивнула и сунула меч обратно в ножны.

– Ну-с, думаю, денька два-три на отдых мы все же сможем себе выделить. Вы как, не утомились?

От этих слов и Луиза, и Сайто покрылись ярким румянцем.

В любом случае, даже если они поговорят с Тиффанией… они сегодня смогут отдохнуть. Но ведь есть вещи, о которых не следует говорить…. Сайто мысленно кивнул сам себе.

За спиной Аньес стояла Сиеста, и было заметно, что девушка нервничает. Она приготовила для всех крепкого чаю, но никак не решалась поставить его на столик. Заметив на себе удивленный взгляд трех пар глаз, горничная покачала головой.

– П-пожалуйста, не стоит волноваться. Я все равно не понимаю, о чем вы сейчас говорите, да.

И тут как громом среди ясного неба Аньес выдала:

– Так вы оба хорошо спали прошлой ночью?!

На ее губах появилась странная ухмылочка. А вот глаза Сиесты опасливо сузились.

Покраснев как вареный рак, Луиза яростно воскликнула:

– М-мы спали, проспали до самого утра!

– Ясно. Ну, что ж хорошо. В самом деле… хорошо.

Аньес вдруг прыснула в кулак. Сиеста с натянутой улыбочкой подошла к Сайто и резко ударила его каблуком башмака по ступне.

– Вы… вы занимались… этим…

– Чем таким «этим»?

– Я… я не могу говорить такие вещи вслух.

– П-прекрати преувеличивать!

А ведь, если подумать сегодня ночью он с Луизой и впрямь мог бы…. Подумав об этом, он уже не смог смотреть Сиесте прямо в глаза.

– О чем вы там болтаете, а? Ну-ка замолчите все.

Ворча себе под нос, Луиза нервно закружила по комнате, но… как-то неловко закружила. Похоже, что ее руки и ноги двигались как-то чересчур уж синхронно, как у заводной куклы.

– У вас какая-то странная походка сегодня, мисс Вальер, – хмуро заметила Сиеста.

– Что? Да неужели?! Я всегда так хожу!

– Опять врете! Я позволила вам спать вместе, в одной постели потому, как и думать не могла о том, что вы начнете утаивать от меня такие вещи.

– А с какого такого перепугу я тут должна перед тобой отчитываться?!

И обе девушки уставились друг на друга с сердитыми улыбками на лицах. И в тот момент, когда весь мир был готов рухнуть в преисподнюю, Тиффания своим застенчивым голоском пригласила всех к столу.

Ее голос нарушил общую напряженность в гостиной. Все были ужасно голодны.

* * *

Сразу после еды, Сайто и девочки тихо-мирно коротали время на свежем воздухе, в саду возле дома Тиффании.

Сайто застелил лужайку покрывалом, и теперь все смогли с удобством растянуться на земле.

Меж тем на небе, высоко раскинувшемся над Альбионским континентом, сегодня было на удивление ясно, точно все облака растворились яркой синеве. Такая замечательная погода пробуждала в юноше глубокие чувства.

Рядом с ним сидела Сиеста, которая, как и он, смотрела в небеса…

– Какая красота, – тихо сказала она, – Мне почему-то кажется, что мой разум уже отделился от тела и унесся в эти бескрайние дали…

Она тут же посерьезнела и повернулась к Сайто.

– Тебе не кажется это немного странным?

– Что именно?

– Ну… мы, конечно, вчера столкнулись со странным воином, однако же… Эта проклятая война, наконец, закончилась, и я смогла увидеть тебя, Сайто… Я так счастлива.

И она снова ему улыбнулась. Эта улыбка вновь заставила юношу почувствовать себя крайне неловко перед Сиестой.

Как бы то ни было, а он виноват перед ней. Вспомнить хотя бы давешний разговор с Луизой. Но… это ведь любовь, не так ли?

Ведь именно от этого его сердце начинало биться сильнее. И именно поэтому, те слова, которые он не мог произнести, всякий раз лезли ему в голову.

Быть может, почувствовав, как в это мгновение в облике юноши что-то изменилось…. Сиеста покачала головой.

– Все хорошо.

– Хм?..

– В твоем сердце я всего лишь вторая? Это ты пытаешься мне сказать?

– Сиеста…

– Я буду ждать… даже, если мое ожидание напрасно.

Сайто замолчал. Ему вдруг стало стыдно: то, что он не мог произнести, для этой девушки было понятно и без слов.

Решив отвлечь себя от мрачных мыслей, юноша огляделся.

Похоже, девушки не очень-то и наслаждались ясным небом и мирной обстановкой зеленого сада.

Аньес делала что-то рассеянно, тоже, вероятно, отвлекая себя от собственных забот. Тиффания, сидевшая на стуле, сильно сжимала подлокотники кулачками. Луиза сидела на земле и, кусая ноготь на большом пальце руки, раздраженно поглядывала на воркующую парочку.

И тут Сиеста спросила…

– Ребята, а что вы будете делать в будущем?

– Чего?!

От такой резкой смены темы и тональности, Луиза нахмурилась. Аньес заинтересовано повернулась к Сиесте, оставив свои дела. Тиффания почему-то задрожала.

– Нет, ну правда. Давайте-ка поговорим о будущем, о том, кем мы станем через несколько лет. По-моему это очень важно. Ну, так как?

Аньес только рассмеялась.

– Будущее, говоришь? Ну что же…. Я надеюсь, что моя карьера пойдет в рост… и я смогу, спустя лет десять, выкупить какой-нибудь клочок землицы на руинах моего родного города. Потом я покину мушкетерский корпус и заживу под бесконечную музыку морского прибоя.

– Прекрасная мечта, – сказала Сиеста, – Я бы тоже хотела…

Она искоса глянула на Сайто.

– Думаю, прожить жизнь с любимым человеком – это и есть самое настоящее счастье. И неважно, где ты проживешь эту жизнь. А вы, мисс Вальер?

Неожиданно столкнувшись с подобным вопросом, Луиза, тем не менее, задумалась крайне серьезно… и вдруг покраснела.

– Только, пожалуйста, на этот раз ответьте честно.

– Хочешь, сказать я лгу направо и налево?!

Сайто же витал в облаках.

Какое оно, его будущее?

Он даже представить не мог, что с ним случится завтра, а тут такое…

Ведь с самого начала он мечтал вернуться на Землю.

Собственно, он и сейчас об этом мечтает… Иногда.

– Сайто? Что-то не так?..

Сиеста взволнованно посмотрела юноше в глаза.

Мечта…

Он не задумывался об этом вплоть до сегодняшнего момента, и… не мог найти ответа… В этом мире не мог.

Сайто поднял глаза и рассеянно посмотрел на небо.

* * *

Луны-Близнецы своими яркими лучами освещали ночную чащобу…. Мгла покрыла темным одеялом весь лес Южной Готы.

Поежившись от вечерней прохлады, Сайто смотрел на темное небо из окна в доме Тиффании.

С того дня, когда он заново родился, он уже никогда не торопил события их общих ночей.

Сегодня, Я и Луиза станем едины…

Ведь она именно это имела ввиду утром, когда сказала: «Когда придет ночь, тогда все… все в порядке»?

Наскоро приняв душ, Сайто направился в спальню.

Медленно отворив дверь, он замер, увидев, как Луиза, сидя на кровати у окна и купаясь в лучах лунного света, расчесывает свои длинные роскошные волосы. При свете двух лун они были особенно прекрасны. Сайто перестал дышать.

Заметив, наконец, что он, как вкопанный стоит на пороге, девушка отвернулась, бурча себе что-то под нос, точно она говорила сама с собой.

– Что-то не так? – осторожно спросил юноша.

– Все так.

Сайто покачал головой. В ее голосе чувствовалась напряженность.

Когда он подошел к ней, девушка задрожала.

– Боишься?

Сайто спросил прямо, потому что, конечно же, она боялась, как иначе. Но Луиза покачала головной.

– Просто тогда… я пообещала принцессе…

– Пообещала?

Похоже, Луизу и Генриетту, помимо всего прочего, связывало еще и какое-то личное обещание.

– Ага.

Луиза повернулась к Сайто. На ее щеках сверкнули влажные дорожки слез.

– Мы… мы пообещали друг другу, что когда придет миг, и мы займемся… этим…

– Луиза, – тихо произнес Сайто и сел рядом с ней на кровати. Девушка отвела взгляд и завернулась в одеяло.

– Это… не? Ум-м… не?

Глядя на юношу глазами испуганного котенка, она ответила:

– Я готова нарушить данное принцессе обещание…

Не в силах больше сдерживать свои чувства, Сайто крепко обнял девушку.

– Луиза!… моя Луиза!

Луиза без сил упала на постель. Ее грудь, как и всегда сокрытая от взора белой ночной сорочкой, вздымалась вверх и резко опадала от волнения и испуга. Все для себя решив, девушка закрыла глаза и положила руки на грудь, точно вознося Господу свои молитвы.

– Луиза… Я… я…

Сейчас он уже кричал это, но…

Тихий стук в дверь прервал все действо.

Сайто и Луиза как ошпаренные отскочили друг от друга.

– К-кто там?

Произнесли они одновременно.

– Это я… – из-за двери раздался тихий голос хозяйки дома. Это была Тиффания.

Парочка в испуге переглянулась. Сайто не очень ловко скатился на пол.

– Проходи, пожалуйста, – позволила Луиза.

Дверь открылась, и в комнату робко вошла девочка со стекающим по плечам белокурыми волосами. Несмотря на глубокую ночь, она по-прежнему была в большой шляпе.

Ниспадающие светлые локоны… словно дарованные природой чужой страны, красивое личико и тонкая талия.

Луиза удивленно подняла бровь.

Она только теперь заметила (потому как была счастлива снова видеть Сайто и мало что видела вокруг), что Тиффания-то достаточно красивая девушка.

Она была обряжена в легкую свободную одежду, обернутую вокруг стройного тела. В руках поднос с кувшином вина и несколько чашек.

– Э… пожалуйста, угощайтесь. Я подумала, что вам будет немного трудно заснуть в чужой кровати.

Вполне естественно для нее проявлять к ним столько беспокойства. Даже вином напоить готова.

– Все в порядке. Это пустяки…

Какая миленькая…

И, тем не менее, в груди Луизы начало закрадываться тревожное предчувствие. Она внимательно осмотрела фигурку Тиффании. У девушки были тонкие, нежные руки и ножки… по сравнению с Луизой, она была слишком высокой.

Потом, хотя она и живет в лесной глуши, но в ней так и чувствуется благородная аура. Да кто же она такая?

Луиза шепотом спросила Сайто.

– Эта девушка… какая-то подозрительная. Ты что-нибудь о ней знаешь?

– Кое-что…

– Кое-что?

– Я тебе расскажу… если Тиффания позволит.

«Кое-что, значит!», – раздраженно подумала Луиза.

Какие такие тайны у них тут появились меж собой? Кое-что… Тревога от такого только возросла.

Как же все-таки быстро и легко нежная благоприятная атмосфера, еще секунду царившая в комнате, может перерасти в беспокойство.

«Расскажет, если Тиффания позволит… разрешения у нее для себя выспрашивать?» – такая постановка вопроса не нравилась Луизе ни на грамм.

«Почему это Хозяин должен просить разрешения, чтобы узнать что-то, что уже известно Его фамильяру? И почему только я должна через все это проходить?»

Что же это за тайна, сокрытая мраком?

Терзания, разрывающие своим хороводом маленькую голову девушки, вдруг испарились в один миг, когда Тиффания решила поухаживать за ребятами, наполнив их кружки вином.

Вероятно, по торопливости девушка с кувшином в руках запуталась ногами в полах своего одеяния и с грохотом повалилась на пол.

– Ой-ой-ой-ой!..

– Ты в порядке?

Луиза тут же вскочила с постели и кинулась к ней. Тиффания от стыда залилась румянцем.

– Я… со мной в-все хо-хорошо! – ответила девушка, собирая с пола черепки от разбитого кувшина, – Простите, пожалуйста. Я не должна была вас так пугать…

Вот тогда-то…

…взгляд Луизы упал на самые невероятные волшебные артефакты, каких в природе быть не может.

«Что за?!…»

Короткий вздох удивления все же выскользнул изо рта. Быть того не может – это должно быть какая-то магическая иллюзия! Луиза потерла глаза кулаком, пытаясь отогнать наваждение, и снова посмотрела на… них.

Ложбинка между… ними была глубокой.

Слово «большой» совершенно не подходило к описанию груди, которая вырывалась наружу из свободного одеяния Тиффании.

Луиза тяжело задышала, тело пробила дрожь.

Она ни звука не могла проронить после того что увидала. По правде говоря, такая уж очень большая разница в размерах была для юной магички очень унизительной. Когда человек звидит что-то, находящееся за гранью его понимания, что-то, чего просто быть не может, про такого говорят – он (или, как в данном случае, она) теряет дар речи. Вот это как раз и произошло с нашей несчастной Луизой. Точно также как и когда она встретила Фамильяра Пустоты, назвавшегося Мьёдвитниром – удар вышел слишком болезненным.

Этот мир велик. И он куда как шире, чем может представить себе воображение волшебницы-недоучки.

Луиза дернула Сайто за рукав.

Однако юноша и так смотрел на нее, с идиотской улыбкой на лице.

«Хм-м..»

Луиза хотя и с крайним сомнением осмотрела парня, выражение его лица так и не изменилось. В это же самое время Тиффания, закончившая уборку, поднялась с пола и, пробормотав напряженно «Сладких вам сновидений», неспешно выпорхнула из комнаты.

– Ну! И что ты видел? – хмуро спросила Луиза.

– Се-сейчас? – у Сайто был такой вид, точно он только что проснулся, – Я же наблюдал только за тобой, что я должен был увидеть?!

…Как-то неубедительно это все. Луиза быстренько скользнула обратно под одеяло.

Что это было…

Один-единственный взгляд на ложбинку Тиффании, казалось, выжег девушке глаза, и не ослаблял внутренней тревоги.

Луиза оттянула пальцем ворот своей ночной рубашки и посмотрела на свою грудь.

Она никак не могла понять почему. Неправильное питание, плохая наследственность… Ничто не могло объяснить, почему же они такие маленькие, такие плоские.

Но… даже узнай сейчас она всю горькую правду…. Она бы снова потеряла уверенность в себе самой.

«Я… я тоже ничего…»

Она пыталась убедить себя, взбодриться хотя бы этим. Но ведь в итоге, даже после того, как она показала свою маленькую грудь, Сайто не переметнулся от нее ни к Тиффании, ни к этой надоедливой горничной, не так ли?

Но, даже думая так, весь ее сегодняшний запал, вся готовность к этой ночи высохла, словно вода из колодца в знойный день.

«Не сегодня… не сейчас», – сказала себе Луиза.

Кивнув самой себе, Луиза развернулась в постели, с головой заворачиваясь в одеяло. Сайто вздохнул с облегчением.

Он был счастлив.

Он сумел выжить.

В тот момент, когда в комнату вошла Тиффания… Сайто постарался полностью сокрыть свои мысли о «прекрасных холмах» девушки.

Юноша не был настолько глуп. Одного взгляда хватило бы Луизе, чтобы понять, что он заинтересован «козырной картой» Тиффании.

– Единственный способ не выдать себя глазами – закрыть их, – устало сказал Сайто голосом человека, только что закончившего изнурительную работу. Сказал тихо, чтобы не услышала Луиза.

Он юркнул в кровать рядом с девушкой и осторожно погладил ее по плечу.

– Ты спишь?..

После созерцания «прелестей» Тиффании, Луиза, вероятно, впала в уныние… потому как даже и не подумала высунуться к нему из-под одеяла.

Сладостный аромат, разлетевшийся по всей комнате, сейчас уже улетучился куда-то в неизведанные дали. Раздосадованный Сайто, однако же, не стал пенять на судьбу, решив, что утро – вечера мудренее.

</

Оставить комментарий